vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если начать кричать на женщину, она может родить тебе ребенка


Если начать кричать на женщину, она может родить тебе ребенка

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники:
Чарли и Элизабет Хантер.
Место:
квартира Чарли.
Погодные условия:
на улице тепло.
Время: 15.10.2013
О флештайме:
После таинственного исчезновения Элизабет Чарли и забыл, когда она должна родить его ребенка. Время шло, а они даже не обменялись ни единым сообщением, тогда Лиз решила приехать в гости к отцу своего ребенка. Обиды прошлого снова всплыли на поверхность, молодые люди начали ругаться. Последствием бурных выяснений отношений стали внезапно начавшиеся роды. Ох, кто-то скоро станет родителями.

+2

2

Что не делается, все к лучшему? Нет, не так. Беда не приходит одна? Тоже не так? Я не знаю, как объяснить все то, что разом наваливается на плечи, давя сверху, пригибая к земле. Да так, что не распрямиться, не разогнуться и даже не вздохнуть полной грудью. Проблемы на работе, грядущая проверка, проблемы с бывшей сбежавшей невестой, не лады у Кристо, и снова пропавший не известно куда братец. Но самое сладкое, оказывается, было только впереди.

- Открыто! - уже почти привычка, что мой дом - проходной двор. К девушкам часто приходят друзья, которые хоть со временем, но уже перестали принимать меня за их отца и побаиваться. Ко мне зачастил Кристо, Селина и Номи. А еще Перс приловчился гулять на улице, в доме ему стало скучно. Так что теперь, дверь почти не запирается. На наш же страх и риск. Надо поговорить с соседками, это же не дело.
Выхожу из кухни в гостиную, все же посмотреть кто пришел. И застываю на несколько секунд посередине комнаты. В молчаливом шоке. И от персоны, которую застаю там и от ее вида. Слишком...беременного? И с чемоданом, как я и боялся.
- Чем-то могу помочь? - перехожу на строгий тон. Будто по ее виду нельзя понять, какая ей помощь нужна. Может психолога? Я был уверен, что она не оставит ребенка. И пусть Марк говорил обратное, но я знал эту женщину! Плохо, мало, но знал! Чересчур мало?
- Я не думал, что ты решишься... - обвожу ее беглым взглядом, останавливаясь на ее животе, не заканчивая начатое предложение.
- Хорошо. Раз уж ты пришла, чего я ждал, как минимум раньше, чего ты хочешь от меня, Лиз? Давай на чистоту. Папаша из меня некудышный, могу сказать сразу. Хочешь, чтобы я помогал? Деньгами? Скажи, что от меня требуется, не будем усложнять. - мне правда не хочется проблем от этой... ситуации. Я этого не планировал. И до сих пор не готов к этому. Я себя все еще чувствую ребенком, куда мне детей. И можно даже промолчать, что этот ребенок ни от какой-то женщины, любой, а от мачехи. Что делает положение еще более неловким.

+2

3

Жизнь - интересная штука. Иногда бывает, что дни тянутся так однообразно, долго, назойливо, хочется все взять и поменять, а потом привыкаешь и вроде бы тебе ничего уже не надо нового. Стоит только укрепиться этой мысли, как все круто поворачивается. Ты сидишь на обломках своей некогда счастливой жизни и пытаешься склеить последние, едва уцелевшие кусочки былого существования. Не каждому по силам справиться с этим и вернуть все на круги своя. И у меня ничего не получилось, как бы я не пыталась, я все равно возвращалась на исходную позицию. Создавалось впечатление, будто Всевышний специально обрекает меня на эти трудности, пытаясь вывести на конкретную дорогу и результат. Ну что ж, у него получилось, если моя беременность от пасынка была его целью.
Я возвращалась из Берлина, тяжелая дорога меня подкосила, учитывая, что мне немного надо, чтобы почувствовать усталость и апатию. Я ведь беременна и вот-вот рожу. Так как за руль садиться мне было противопоказано, я приехала к дому Чарли на такси. Было приятно сидеть на заднем сидении и смотреть по сторонам, пока автомобиль едет по бесконечной дороге города. Вскоре водитель остановил машину, и помог выгрузить небольшой чемоданчик, который донес аж до двери квартиры. Я не считала это необходимостью, но раз уж он решил сделать небольшую услугу беременной женщине, то почему бы и нет? Я расплатилась и одарила мужчину лучезарной улыбкой. Оставались считанные секунды до встречи с Чарли, но мной как всегда в подобные моменты овладела неуверенность. Я понимала, что мне нужно с ним увидеться, но никак не решалась нажать на кнопку звонка. Так много между нами произошло, и все это было из разряда неприятного. Однако, несмотря на весь негатив, царивший между нами, я была благодарна ему за то, что он подарил мне ребенка. Только я хотела бы от него помощи в таком деликатном деле, ведь это вполне нормально, верно?
Я нажала на кнопку звонка, и через некоторое время послышалось короткое "открыто". Мне было неловко вот так входить в чужую квартиру, но раз прозвучала подобная фраза, то я толкнула дверь и в нерешительности замерла на месте. Чарли уже успел выйти в гостиную и тоже заметил меня, его выражение лица не выражало гостеприимства к матери своего ребенка, что меня сильно задело. Я схватилась за тяжелый чемодан и с трудом внесла его в квартиру, кинув вперед, к ногам Чарли, от чего я пошатнулась. Рука автоматически легла на живот, готовая в любой момент защитить его в случае падения. Я носила с собой самое дорогое, что у меня было, и не могла допустить какой-либо травмы.
- И тебе привет. Мог бы хотя бы поздороваться с матерью своего ребенка! - я собиралась начать разговор на более спокойных тонах, но мое настроение резко сменилось, поэтому сейчас мне хотелось расцарапать лицо этому человеку и долго, усердно бить кулаками ему в грудь. Я сделала глубокий вдох и приподняла левую бровь, бросая гневные взгляды в Чарли.
- Ты не думал! С этого и надо начать! Он не думал...ахахахах! - я истерически засмеялась, хватаясь за живот, который на какой-то миг стал тяжелым. - Чарли, я никогда не задумывалась об аборте. Слышишь? Никогда! В отличие от тебя, нерадивый папаша! - я попыталась отдышаться, потому что забыла вдыхать, пока кричала. Мне пришлось сесть, чтобы успокоиться и унять дрожь в коленях.
- Я хочу, чтобы ты был нормальным отцом, а не банковским счетом для НАШЕГО ребенка. Он не только мой, но и твой! Понимаешь?!

+2

4

Не смотря на то, что я давно уже ждал ее визита, я все же оказался не готов. Нет, я готовился, но не прокручивал в голове вопросы-ответы, ситуации. И тем более ситуацию, что она будет с животом! Нет, ну за что мне это?
- Поздороваться? Знаешь, от тебя не было ни весточки почти полгода. Ты не хотела держать меня в курсе - твое право. Вот только подобных упреков пусты мне не следует бросать. - в ответ к моим ногам летит чемодан, останавливаясь четко между нами. Я лишь удивленно поднимаю бровь. - Ты уезжаешь из города? До аэропорта подбросить? - это было бы самым логичным объяснением появлением в моей квартире чемодана бонусом к Элизабет. Но вот ее следующая фраза и смех с истеричными нотками, меня заставляет всерьез задуматься о ее состоянии, моральном.
- Не задумывалась? А может все же стоило? Тебя не смущает, что этому ребенку, как бы это сказать помягче, чтобы тебя не травмировать. Ему не рады? - эта сцена сорвала мне тормоза в мгновение, и я уже не стараюсь быть даже немного вежливым с этой денщиной, которую последние лет десять я усердно презирал и ненавидел. А теперь она носит моего ребенка. Кстати, я бы еще проверил, от меня ли он.
- А что в твоем понятии "нормальный отец"? Надеюсь не образец моего папаши, который с детьми лишней минуты не провел? Но зато он всем нас обеспечил, надрессировал. Я могу быть "нормальным" отцом в своем понимании этого слова. Но знаешь чего я не могу? Я не могу себя заставить хоть немного относиться к тебе спокойнее, и не могу переварить ДО СИХ ПОР мысль, что матерью ребенка стала ты. Довольна? - зато сказал все как есть, на чистоту. До последней капли. До сих пор в шоке, до сих пор не привыкну. Вот только цели довести Лиз у меня не было. Воспользовавшись небольшой паузой, я перевожу дыхание, пытаясь успокоиться и присаживаюсь рядом с ней на диван.
- Послушай. Я не хочу, чтобы ребенок в чем-то нуждался. Я могу дать ему многое. И я говорю не только о банковском счете, слышишь? Но есть несколько "но". Я не перееду из Сакраменто. Это мой город, я буду жить и дальше здесь. Если решишь вернуться в Лос-Анджелес - это будет твой выбор, но таскать с собой ребенка туда-обратно, я не позволю, извини. И мне плевать, что ты думаешь по этому поводу, это вопрос решенный. - молчаливая пауза, давая ей осмыслить услышанное.
- И второе. Я хочу тест на отцовство. Я не отказываюсь от ребенка, но я должен быть уверен, что он от меня.   - максимально вкрадчиво произношу я, ожидая новую волну реакции от своей...вот как ее теперь называть прикажите?!

+2

5

Во мне поднимался бурный шквал эмоций, которым я не могла управлять. Я чувствовала себя неважно после того, как переступила порог этой чертовой квартиры. Зачем я пришла к нему? Чего ради? Я не добьюсь внимания к своему ребенку. Получается судьба подарила его мне одной, а Чарли просто посодействовал этому. Я начинала осознавать эту горькую истину, и мне хотелось реветь. Я даже не сразу почувствовала, как по щекам льются слезы.
- Я должна отчитываться перед человеком, которому на меня плевать? Который меня ненавидит всей душой? Так что ли? Тогда бы ты упрекнул меня в навязчивости! Но я не собираюсь отчитываться, где я была и зачем. Я уже вернулась! - плакать и орать одновременно, вот это роскошь для беременной женщины. Давно я не плакала, потому что давно не видела Чарли. Берегла себя от негативных эмоций, а сейчас вот решилась... Нет, он не должен видеть моих слез, он почти никогда их не видел. Только вот я не могу успокоиться.
- Если ты не рад, то не надо говорить за меня! Ты даже себе не рад, не то что родному ребенку! - сплошные крики с моей стороны, казалось, что голос сорвется и исчезнет, но пока я только переходила на визг на некоторых звуках. Мне было не по себе, начинало трясти от нахлынувших эмоций. Так и хотелось что-нибудь кинуть в голову этому самодовольному идиоту, однако я только сжала руки в кулаки и закрыла глаза, восстанавливая дыхание. Мне было обидно слышать эти едкие фразочки из его уст, я вся была напряжена. Все то, что я так старательно берегла внутри себя за колючей проволокой, начинало лезть наружу. Почему-то мне не хотелось раскрывать перед Чарли душу, но тем лучше будет, если он увидит наконец-то меня настоящую, а не разлучницу, какой привык видеть.
Следующие его слова задели меня не на шутку. Я впервые задумалась о той первой беременности от Джека. Может, действительно было к лучшему, что у меня случился выкидыш? Мой ребенок мог бы оказаться в той же шкуре, что и Генри с Чарли, а каждая мать желает своему ребенку только лучшее. На какое-то время я успокоилась, переваривая услышанное, пока до меня не дошли другие слова. Он до сих пор меня ненавидел. Но за что? Я всегда относилась к семье Хантеров с уважением и старалась полюбить своих пасынков, которые были старше меня. Возможно, я была глупой дурочкой, и мне надо было действовать иначе, чтобы соответствовать всем тем словам и обвинениям, которые в меня кидали. Но я была молодая и просто дура, которая желала всем добра и которая получила свою порцию неприятностей.
- К чему мне твои условия, черт бы тебя побрал?! Я переезжаю в Сакраменто, я не смогу жить с тобой под одной крышей, пока ты не начнешь обращаться ко мне нормально! Если ты будешь в дальнейшем меня так ненавидеть, то ты не увидишь своего ребенка. Ты понял?! Я не хочу, чтобы мой малыш видел, как папа плохо относится к его маме! - снова началась истерика, от которой меня снова начало трясти. Я даже начала заламывать пальцы, которые безжалостно хрустели в напряженной тишине. Слезы перестали течь рекой, пока до моего слуха не дошла очередная, нелепая фраза Чарли, которая окончательно вывела меня из себя. Я резко вскочила на ноги, возвышаясь над мужчиной, который в этот момент уже успел сесть на диван. Из глаз брызнула волна предательских слез.
- Какой к черту тест?! ЧТО ТЫ СКАЗАЛ?! ЧТО? - я схватила со стола журнал и начала им бить Чарли, мне было плевать, куда я попадала ему, но меня было не остановить. Я яростно колотила его, выкрикивая один и тот же вопрос "что ты сказал".

+2

6

Начавшаяся с пары слезинок истерика, начинала переливаться в океан слез и упреков в мой адрес. Я знаю, что девушки в положении очень чувствительны, эмоциональны, но подскажите кто-нибудь, КАК ЭТО МОЖНО ПРЕКРАТИТЬ?!
- Стоп, стоп, что? Жить под одной крышей? Нет и еще раз нет. Об этом и речи быть не может. Знаешь, есть семьи в которых папочки и мамочки живут отдельно. Так вот меня это - очень даже УСТРАИВАЕТ! - когда я научусь контролировать свой словесный понос? Новые слова лишь вызывают новую волну слез, всхлипов и упреков меня, бездарного в бесчувственности. Каким уродился, уже не исправить.
Но вот требование на тест на отцовство побил все кассовые сборы по актерскому мастерству Элизабет. Сначала она примолкла, переваривая, а потом ее прорвало по новой. В этот раз с криками и избиением меня в моем же доме, моим же журналом! Вот дрянь!
Долго я это терпеть не собирался, уж увольте. Женщин не бьют, я об этом я стараюсь не забыть. Поэтому я поднимаюсь на ноги, хватая хрупкую девушку за руки, останавливая ее попытки нанести мне травмы. Хотя сделать это журналом - слишком проблематично, но девушки - что с них взять. Вот ваза рядом была бы эффективнее.
- Перестань. ПЕРЕСТАНЬ! - мне все же удается отнять у нее журнал и завладеть ее вниманием.
- Я не отказываюсь от ребенка, от своих обязанностей, но такую мелочь, как факт отцовства, по-моему, я имею право требовать для уверенности. Подумай сама и поймешь, что это не вздор. - сквозь ее слезы и всхлипы. я пытаюсь достучаться до нее, разъяснив свою позицию. Но как-то это оказывается неэффективно. И тогда я вспоминаю самый действенный способ закрыть девушке рот, который помню. Наклоняюсь к ее лицу, находя ее губы, закрывая их поцелуем. Неожиданным, жестоким и властным, желая подчинить себе эту женщину и наконец заставить ее помолчать и выслушать меня. Сколько бы я не говорил, до нее доносятся только обрывки моих же слов, которые она трактует по-своему. Мне даже не удается ей донести, что я не собирался отказываться от этого ребенка изначально. Просто... надо привыкнуть к тому, что он от нее.

+2

7

С каждым ударом силы заканчивались, пока усталость не достигла своего апогея. Мне было не важно, где я и с кем нахожусь, потому что выглядела я непрезентабельно, чего мне не хотелось показывать другим. Заплаканное лицо, по цвету напоминающее мой цвет волос, волосы, спутавшиеся и спадающие на плечи и грудь, я вся напоминала рыжее облако. Именно облако, потому что мой живот был необъятных размеров. Такое ощущение, будто там находился не один ребенок, а целый детский сад. Чарли что-то пытался говорить про совместное проживание, но я его уже не слышала. Я даже не хотела вслушиваться в его слова. А зачем? Все равно я сделаю по-своему, если мне будет нужно. Только что-то мне подсказывает, что я рожу ребенка и вернусь обратно в Берлин. Что там сказал Чарли? Он против мотания ребенка туда-сюда. Замечательно. Значит, будет сам летать ко мне или вообще забудет о нас. Думаю, так действительно будет лучше. Зря только время теряла и явилась сюда.
- Замолчи ты! Замолчи! Я тебе не верю! - кричала я, захлебываясь в собственном горе. Неужели я мать-одиночка? Я стану той, которых всегда обходила стороной, презрительно окидывая взглядами. Тогда я считала, что во всем виноваты женщины, да и что-то я еще на тот момент подобное думала, но тут я поняла: во всем виноваты эти чертовы мужчины. Я жалела, что в ту ночь пошла на поводу своих чувств, своего бреда. Я увидела в Чарли его отца Джека, которого безумно любила. И повелась на ночь... На ночь с человеком, которого я никогда не любила в отличие от его отца. Хотя, мне придется его полюбить на самую малость, потому что наш ребенок чем-то будет на него похож, а мне это должно нравиться, а не вызывать тонну ненависти и отвращения.
Я на секунду остановилась, чтобы отдышаться, но потом поняла, что сделала это зря. Чарли тут же отнял у меня журнал, воспользовавшись моим замешательством, и перешел в оборону. Ему повезло, что я сегодня беременна, иначе бы у него не получилось прекратить эту дикую бойню журналом. Я бы добилась того, чтобы все страницы и каждая буква отпечатались на его коже. Ну и пусть сегодня у меня этого не получилось, я еще рожу и поквитаюсь с ним по полной программе. Не успела я подумать, что делать дальше, как Чарли взял ситуацию в свои руки. Он неожиданно нагнулся и впился в мои губы жадным, властным поцелуем. Такого я от него не ожидала. Вот что угодно, но не поцелуй с этим человеком! Как он и планировал, меня это сбило с толку. Я никого не целовала с момента смерти Джека. Разве что его сына Чарли в ту самую ночь, которая подарила мне ребенка. И снова он. Нет, это уже насмешка от судьбы. Я получила свою долю эндорфинов, в которых, оказывается, так долго нуждалась, а затем решила перейти к более решительным действиям. Скользя руками по плечам Чарли, я притянула его к себе и попыталась сделать удар коленкой по причинному месту. Не знаю, куда мне удалось попасть, но моя вторая нога резко подогнулась, и я упала на пол. Мне повезло, что я приземлилась на мягкое место моего тела, но данное падение и резкие перепады настроения до этого сыграли свое. Я почувствовала сильную боль в животе и пояснице, от чего мне хотелось лезть на стену, но я продолжала сидеть на полу.
- Чарли...ааа...кажется...- было трудно говорить из-за внезапно начавшейся боли, но я пыталась донести до него суть проблемы, которую он и без того мог понять. - ...роды начинаются! Чарли, я боюсь. - сейчас я забыла все свои обиды на него, передо мной стоял другой вопрос - как можно родить и избавиться от этой жуткой боли.

+1

8

Весь наш разговор, наша перебранка, длящаяся не так уж и долго, сопровождающаяся обидными словами и размахиваниями журналом продолжались не долго. Взяв ситуацию под контроль,я не учел только одного. Что Лиз начнет сопротивляться! Мне казалось она беременная, а беременные слабые, беспомощные, ага, как же! Я получил удар коленкой в бедро, сказав спасибо всем, кто сверху, что она промахнулась или что ей там помешало, потому что целилась она точно не туда.
- Успокоилась наконец? - удерживаю девушку, внезапно затихшую, поникшую и плюхнувшуюся на пол. Нет, ведь и правда успокоилась. Вот только по другой причине. Что-что начинается? Какие, мать твою, роды?! Я думаю четкий ужас читался в этот момент в моих глазах. Нет, в теории я знаю как принимают роды, я же врач, но специальность-то не моя, люди! Это какая-то злая шутка.
- Так, спокойно. Только спокойно. - уверенно говорю я, явно успокаивая скорее себя, чем будущую мать моих детей. Моих детей. Детей. Вот в этот момент начинаешь внезапно осознавать ужас ВСЕГО, что тебя ждет. И мне, честно, поплохело.
- Надо в больницу. Здесь недалеко. - помогаю девушке добраться до машины и мчусь на все красные светофоры в госпиталь, вспоминая все, что я знаю о родах. Как дышать, не дышать, да что я лезу, я ничего этого не знаю!
- Врача, медика, мы рожаем! - врываемся мы в госпиталь, в тот самый где я работаю, и я начинаю медленно сходить с ума, истеря как девка, что мы рожаем. Да, акцент на слове МЫ. Будь я не я, я бы со стороны стоял и шутил бы сам над собой. Но мне же хотелось пофейспалмить от своей же тупости, но даже на это не было момента.
- Вы отец ребенка? - я даже закашлялся, поперхнулся и проглотил язык разом. Не знал, что такое бывает, но после секундного замешательства я все же киваю утвердительно головой. Мол да, я, стреляйте. Но мне же предлагают поприсутствовать при родах. Тут уже на моем лице не страх, а ужас и паническая атака. Кое-как мне удается пробубнить, что я лучше побуду снаружи. И ведь сижу и покорно жду, отчего-то ужасно переживая. Не каждый же день становишься отцом, верно?

+2

9

Казалось, с момента моего нелепого падения прошло часов десять, но на деле же и часа не прошло. Чарли быстро опомнился и взял себя в руки, несмотря на мою нарастающую панику в связи со стремительно приближающимся появлением ребенка на свет. Причем не какого-то там ребенка, а его собственного, что еще больше пугало будущего папочку. И все же не ему придется лежать, раздвинув ноги, и изо всех сил тужиться, а мне. Вот это меня саму до сих пор пугало, хотя мой психолог все-таки смог вложить в меня какую-никакую долю уверенности во всем. Еще на занятиях я думала, что все это легко будет, спланировано, подготовлено, но, столкнувшись с действительностью, позабыла обо всем. Я отчаянно ловила ртом воздух, забыв все те приемы, о которых так усердно говорили на курсах будущих мам, я не ожидала, что все пойдет раньше срока. Еще целых две недели, две! Кто бы мог подумать, что все может произойти настолько внезапно и раньше срока. В голове не укладывалось. Я была уверена, что у меня будет время подготовиться к родам еще раз и без лишних волнений родить малыша. Я ошибалась, как всегда. Чарли помог мне подняться с пола и добраться до машины, я уже не обращала на него никакого внимания, все шло как-то естественно, будто так и должно было быть. Я лишь изредка поднимала глаза, чтобы посмотреть на дорогу, меня пугала скорость, на которой мы летели в больницу, и я начала орать от боли, забываясь, что рядом есть еще кто-то.
- Я не хочу рожать, я передумала. Чарли, я хочу домой. - на мгновение вся ненависть пропала, я вцепилась в руку этого чужого для меня человека и не хотела его никак отпускать. Мы уже приехали и направлялись внутрь, а я продолжала держать мужчину мертвой хваткой. - Не уходи от меня, пожалуйста. Не оставляй меня одну, я так боюсь... - предательские слезы брызнули из глаз. Все резко перевернулось. На меня нахлынули какие-то странные чувства к Чарли, которого я раньше даже видеть не могла и слышать о нем. Врачи уже подсуетились и стали направлять меня в сторону родильной палаты, куда я никак не хотела отправляться. Сейчас меня пугали эти маски, халаты и эти боли в животе, которые нарастали с каждой минутой. Чарли решил остаться в коридоре, что меня сильно расстроило, но я не собиралась сдаваться без боя. Я крепче прижала его к себе и потянула в палату, которую мне выделили.
Когда мы остались вдвоем, я не спешила отпускать его руку, я прижалась к Чарли насколько только позволял мне мой огромный живот.
- Знаешь, я не жалею о том, что было почти девять месяцев назад и не жалею, что от тебя забеременела, но твое поведение заставляет меня думать иначе, чему я противлюсь. Мне действительно очень жаль, что так получилось раньше...ну, отношения и свадьба с твоим отцом. Я никогда не препятствовала вашему общению, даже как-то пыталась его заставить сделать первый шаг. Но это был его выбор, не осуждай меня и не злись. Я никого не обманывала и не пытаюсь даже. - я прервала свою небольшую исповедь и отпустила руку Чарли, стало так грустно и тоскливо, одна боль внутри меня, что моральная, что физическая. Еще и живот разрывало ужасно, а спина так ныла... Пора лезть на стенку. Я положила обе руки на живот и опустилась на одну из кроватей. Было ужасно больно и когда очередная схватка застигла меня врасплох, врач принес обезболивающее.

Отредактировано Elizabeth Hunter (2013-12-13 22:05:44)

+1

10

Почему я думал, что в день родов истерят мужчины, а женщины хладнокровно собраны и уверены? Ведь это у них на генетическом уровне заложено быть матерью, пройти через... это испытание под названием роды, не у нас, мужчин. Этот миф рушился на моих глазах, когда Элизабет, моя мачеха, которую я знал, как твердую и уверенную в себе, вцепилась в мою руку мертвой хваткой и начала бормотать о том, что она передумала рожать. Стоп. То есть как это передумала?
- Нет, Нет, Лиз. Без паники. Паниковать сейчас не время, возьми себя в руки, дыши глубже, как там учат. Вдох - выдох. -  пытаюсь успокоить девушку, которая внезапно перестала быть твердой и жесткой, а превратилась в самую обычную и хрупкую, расплакавшуюся в коридоре госпиталя. На какой-то миг я даже растерялся, потому что впервые видел Элизабет плачущей. И в этот миг растерянности мне не удалось избежать присутствия в палате, как я собирался изначально - отсидеться в коридоре, дождавшись новостей.
- Я здесь, не бойся, все будет хорошо. Это мелочь, ты справишься, слышишь? - сжимаю крепче ее руку, гладя ее по волосам. Все куда-то разошлись, оставив нас на пару минут одних. - Ты же сильная, Лиз, мне ли не знать. Уже завтра все это будет позади. - но мачеха прерывает меня, заставляя замолчать и внимательно слушать ее, ловя каждое слово.
- Перестань, Элизабет, сейчас не время для... того, что было очень давно. Я уже давно не виню тебя и тем более не злюсь. И я ни о чем не жалею. У нас будет замечательный малыш. - я прижимаю ее руку к своим губам, оставляя на ней теплый поцелуй. - Ты не одна. И не будешь одна. - стоило мне договорить, как у Лиз началась очередная схватка, на крики от которой сбежались снова кучка врачей. Один прибежал со шприцем и кинулся к матери моего будущего ребенка.
- Эй, эй, что это? Вы уверены, что это необходимо? - в унисон моему вопросу Лиз снова закричала от очередной схватки. - Все, все, простите, делайте свою работу. - подняв руки в знак того, что я сдаюсь, я отступил от врачей и вернулся к кровати Лиз. Один из врачей похлопал меня по плечу с улыбкой во все тридцать два. - Не каждый день становишься отцом, верно, Хантер? - да уж, верно. К своей работе я привык, а тут я новичок.
- Стало легче? - снова сжимаю руку Лиз в своей после того, как ей сделали укол. - Только не смей теперь расслабляться и говорить, что не хочешь рожать, а хочешь домой, ладно? - улыбаюсь, пытаясь ободрить девушку.
- Я знаю, что сейчас не самое лучшее время, но... - я наплевал на кучу посторонних людей рядом с нами. - я хочу, чтобы ты носила мою фамилию законно. - но меня прерывает очередная схватка Элизабет. - Да, ты права, сейчас не самое подходящее время.

+2

11

Невообразимая боль по телу, душевные мучения и легкая тоска по прошлому - странные чувства одолевали меня в этот момент. Я сидела на кровати, боясь пошевелиться от очередной схватки, не считая секунд, канувших в небытие. Мне казалось, что все это один большой и страшный сон. Суетящиеся врачи, знакомый и в то же время совсем чужой человек по имени Чарли. Я смотрела на все невидящим взглядом и думала, что это происходит не со мной. Я просто сторонний наблюдатель, который не участвует во всеобщем балагане под названием "рождение нового человека". Однако из своеобразного транса меня вывел очередной врач, появившийся из ниоткуда с кучей вопросов о моем самочувствии. Я что-то буркнула себе под нос и отвернулась, не понимая, чего от меня хотят. Мне принесли специальную сорочку для родов, сделали укол обезболивающего и оставили дальше мучиться в схватках.
- Завтра... до него так далеко. Я не могу даже представить, как скоро закончится этот ужас... - очередная схватка, менее болезненная, но все равно она заставила меня выгнуться и зажмуриться от боли. Я не хотела пугать Чарли своими криками, все же он не привык видеть меня при таких обстоятельствах. Когда боли вновь утихли, я переоделась, отворачиваясь от мужчины. Теперь мне предстояло удобно устроиться на кровати и приготовиться к очередной волне боли. Почему-то вмиг я стала спокойнее, но это никак не помогало справиться с ситуацией.
- Я...я не знаю, я хочу домой, но ведь ты такой строгий стоишь надо мной. - я попыталась пошутить, но вышло неудачно. Усмехнувшись, я протянула руку Чарли. - Иди сюда, хватит болтать. Просто возьми меня за руку и... побудь рядом. На один вечер станем семьей что ли. - последние слова давались мне с трудом, я их почти прошептала. Никогда, никогда я не испытывала чувств к этому человеку. Никогда бы я не смогла полюбить его, как полюбила его отца. Да и вообще, это не мой человек. Я очень сильно удивлялась, как меня угораздило забеременеть от него всего за одну ничтожную ночь. Почему жизнь такая "справедливая"? Сотни, тысячи ночей я провела с его отцом, пытаясь стать матерью, а тут всего лишь одна ночь... Мне стало грустно от всего этого, а еще меня убивал такой факт, что у моего ребенка никогда не будет нормальной семьи. Его родители никогда не полюбят друг друга и не будут жить вместе, подавая пример счастливой супружеской жизни. И чтобы получить отцовскую поддержку, ему или ей придется взять телефон и набрать номер папы, тоскливо ожидая его каждое воскресенье для проведение совместных выходных. Я не понимала всего этого, у меня был свой идеал семьи, и он рухнул. И в который раз я поняла, что виной этому мистер Хантер. Слезы возобновились и без сопровождения всхлипов потекли по щекам, пока я смотрела на Чарли и пыталась что-то прочитать в его глазах. Я так до конца и не поняла, он через силу заставляет себя сейчас находиться рядом со мной или его наконец-то заинтересовал собственный ребенок, рвущийся наружу? Ответа на данный вопрос я не смогу получить, потому что Хантер, конечно, скажет, что это все из-за ребенка.
- Нет, Чарли. В этом уже нет смысла. Я снова буду Элизабет Грант. Зачем мне ваша фамилия? Вот детям пожалуйста... - и очередная чудовищная схватка, на которую прибежал врач-акушер, который тут же принялся смотреть меня. Его дальнейшие слова о том, что начинаются сами роды, меня не на шутку испугали. Мне развели ноги в стороны и приказали тужиться. Впереди начиналось все самое интересное.

+1

12

Что должен чувствовать мужчина, когда рядом с ним рожает женщина? Нет, не просто рожает, она рожает его ребенка. Честно, не знаю, что он должен чувствовать. Гордость? Радость? Ликование, я не знаю? Может ему и вовсе положено упасть в обморок, как средневековой девице, и очнуться к моменту, когда все закончится? А я был просто в растерянности. Хотя в теории и знал весь процесс, но это не моя специальность, мне немного дико находиться с девушкой, которой на столько больно, что она похожа на сирену. А в этой комнате есть звукоизоляция? Если нет, то она бы здесь очень пригодилась. Зачем пугать остальную часть госпиталя?
- Мы итак семья. - сжимаю руку Элизабет в своей руке, оказываясь рядом с ней. Не врачам сейчас нужны мои возмущения и поучения, а ей и только ей. Странно произносить эти слова, но это правда, ее никто не отменял. НЕ смотря на наши отношения, это никогда не влияло на то, что мы были и оставались семьей, пусть мы и не общались, не виделись, не поздравляли друг друга на Рождество и дни рождения. МЫ все ровно семья. Тем более теперь, верно, Лиз? Теперь, когда у нас будет что-то неоспоримо общее, часть от тебя и часть от меня. Теперь у меня не повернется язык назвать тебя просто мачехой, ведь теперь ты женщина, родившая мне детей.
- Поговорим об этом позже, ладно? Это ведь не только наша фамилия, согласись? - Но нам снова не до разговоров, потому что новый человечек рвется наружу, привлекая к Элизабет внимание всех врачей, которые слетаются над ней стаей коршунов. Лезут ей под рубашку, поднимают кипиш с криками, что пора тужиться ,малыш на подходе. А я не знаю кого успокаивать - себя или поддерживать Элизабет, которой сейчас, наверное, все же похуже меня, ведь верно?  Ее заставляют тужиться, дышать поглубже, сам дышу, как паровоз, ибо мне тоже не хватает воздуха от такой напряженной обстановки.
- Вижу головку! - радостно вопит врач, а я не понимаю к чему такая радость, ребенок-то скоро будет?! Но меня, как ответственного папашу приглашают посмотреть на рождение моего ребенка... только вот ноги мои подкашиваются и я оседаю на стул рядом с койкой Элизабет. Обхватываю ее руку, жалобно заглядывая в ее глаза.
- Лиз, заклинаю, скажи, что это не на долго, иначе тебе грозит увидеть отца твоего будущего ребенка в обмороке... - надо же, меня снова не дослушивают, за сегодня я уже к этому привык, но очередная схватка заканчивается радостной новостью.
- Мальчик, у вас мальчик! - воодушевленно пищит невысокий докторишка, поднимая малыша. Радостно подскакиваю на стуле, но тут же возвращаюсь обратно, ноги все еще не держат.
- Все хорошо, все отлично, Лиз. Скоро поедем домой. - ободряю девушку, целуя ее в лоб.
- Еще рано, родители, мы еще не закончили. 
- Что, о чем вы?
- Еще малыш!
- ЧТО?! - вопрашаю удивленно я. - ЧТО?! - повторяет вслед за мной вопрос Элизабет.
- Что? - повторяет и врач. - Вы не знали? - хорошо, что моя пятая точка уже на стуле и мне не грозит шлепнуться на пол. Мое лицо, наверное, сейчас выражает неописуеммую гамму эмоций, в которой должно преобладать удивление.
- Мы... кхм... да, не знали... - давно я не чувствовал себя таким идиотом под пристальным взглядом врачей-коллег. Да не знали, что вылупились?! Мне хочется на них разразиться руганью, хотя они тут совсем не при чем. Более того, по лицу Лиз, я вижу, что для нее это тоже новость. И сейчас на искаженном болью и усталостью лице даже не понять - радостная ли эта новость.

+1

13

Наверное, это был мой сон, страшный кошмар. Я не верила происходящему. Не верила, что Чарли такой мягкий и беспокоится о происходящем, а не сидит в коридоре и ждет окончания всего этого... Не верила, что наконец-то рожаю и через некоторое время попрощаюсь с жителем своего живота, увижу его наконец. Больше не будет этого незабываемого ощущения, что я не одна, что во мне развивается новая жизнь, которая изменит мою. Начинается новый этап, к которому я не успела хорошенько подготовиться. Меня будто толкнули в огромный зал, наполненный людьми, чьи взгляды устремлены на меня, и в этом странном хаосе я должна найти свое место. Резко для меня.
Чарли сидел рядом и держал меня за руку, что было приятно и тепло, хотя я и не вдумывалась во все эти действия. Я просто лежала, слушалась указаний врачей и сжимала, разжимала руку. Возможно, я неосознанно делала ему больно, впиваясь когтями в его кожу, но а каково же мне было? Чудовищная боль по всему телу, казалось, у меня пытаются достать все внутренности через одно место. И это было неприятно, очень неприятно, не говоря уже о боли.
- Когда это закончится...ааа, Чарли! Я не могу, не могу больше терпеть этого! - хныкала я, проигнорировав его слова о семье, фамилии, в этот момент мне было абсолютно все равно, кто я. Сейчас мне необходимо было сделать последнее усилие, чтобы вытолкнуть ребенка наружу - так говорили врачи, и сквозь слезы, крики я сделала это, в очередной раз приподнимаясь на локте и делая усилие над собой. Как только раздался детский крик, я, обессилевшая, упала на подушку. Мне сказали, что у меня родился сын. Такой волнительный момент, учитывая, что я не желала узнавать пол ребенка заранее, а теперь вот оказалось мальчик. Мальчик! Я была безумно рада этому, и мне хотелось побыстрее увидеть свое сокровище, посмотреть в его только открывшиеся глазки и узнать, на кого же он больше похож.
- Все, все... Неужели, боже, дайте его сюда... - я хотела было протянуть руки к врачам, как послышался голос другого, что это еще не все. Я попыталась резко сесть от этого шока, но мне не дали этого сделать, опустив обратно. Почему не закончено, что там еще? Видимо, там был еще ребенок. Но почему тогда я об этом не знала? Почему узи не показало, что у меня двойня... или тройня? Или сколько их там? Я перевела на Чарли безумный взгляд, в моих глазах читалось недоумение, я даже не слышала, как повторила вслед за Чарли вопрос "что", когда врачи сказали эту новость. И это удивление врачей, когда они узнали, что мы впервые слышим о втором ребенке. Это... провал. Мне никогда не было так стыдно, я же должна была знать!
Мне не дали додумать свою маленькую оплошность, мне приказали снова тужиться, но как? У меня уже не осталось никаких сил, чтобы сделать хоть малейшее движение. Я снова поднялась на локтях, делая привычные глубокие вдохи-выдохи, выталкивая наружу второго ребенка, который не заставил долго ждать себя. Я провела языком по пересохшим губам и нервно сглотнула, наблюдая за действиями врачей. Они объявили пол второго ребенка - девочка! Целый комплект прям. За одну ночь у меня появились два самых родных человечка. Вот оно счастье, вот мой рай. Теперь моя Вселенная заключалась в этих двух комочках, которых мне принесли, вручив Чарли дочь, а мне сына. Это непередаваемый момент.
- Он похож на тебя, смотрии! А ты еще сомневался... - я усмехнулась, целуя маленькую ручку, чей обладатель плакал. - Чарли, спасибо тебе за них. Это единственный подарок от тебя, который я могла принять и за который я буду говорить тебе спасибо всю оставшуюся жизнь.

+1

14

Кажется, этот вечер не предвещал нам никаких новостей и приключений, тем более в виде родом двойни. Ведь все начиналось безобидно. С легкого семейного выяснения отношений, с требования теста на отцовство, истерики, поцелуя, удара в пах и понеслась... вот мы уже в машине, вот мы уже в госпитале, вот Лиз уже везут в родильное отделение, затаскивая меня следом. И вот у нас уже двойня. Как-то слишком много и быстро событий за один вечер, даже голова кругом.
На моих руках оказывается девочка, крошечное создание, укутанное в полотенце и жаждущее внимание. На руках у Катрин - сын, тоже непоседа, тянущий к матери руки, желая схватить ее за волосы. Усаживаюсь на край койки рядом с женщиной, подарившей мне детей, смотря на нее, на ее светлое лицо, полное не чего-то темного, что я привык видеть, а неподдельной радости. У меня с каждой секундой рождается все больше вопросов, начиная с того, как держать ребенка, как его уложить спать, покормить, что с ним вообще делать? Ведь у меня никогда не было детей, не приходилось иметь с ними дело и я боялся обрушить все эти вопросы шквалом на Элизабет. Но и она многого не знала, а значит у нас впереди уйма открытий напополам.
- Не соглашусь, эта крошка похожа только на тебя. - поднимаю малышку, поворачивая ее к Лиз лицом. Поддеваю ее крошечную ручку пальцем, чуть махая. - Поздоровайся с мамой и братом. Мы - твоя семья. - целую малышку в лоб, после чего она успокаивается и притихает на моих руках.
- Они прекрасны, Лиз... - забираю в свою свободную руку твою ладонь, сжимая ее. - Ты тоже сделала мне большой подарок... который я не заслужил. Но буду стремиться заслужить каждый день, доказывая тебе и им, что я способен на что-то хорошее. - приходит медсестра, забирая у меня ребенка, укладывая его в маленькую кроватку рядом с кроватью Лиз.
- Ты уже думала как их назвать? У меня есть имя только для мальчика. - растерянно пожимаю плечами. - Ведь ты не делала узи, но я был уверен, что будет парень. ИТак, как тебе имя Марк? Маркус Хантер. Не смотри так на меня, это в честь нашего общего знакомого, я знаю, что вы успели познакомиться за моей спиной... - нет, это не было сказано с упреком, просто я об этом знал. Марк рассказал об этом, когда возвращался снова в Сакраменто, хоть и не на долго. Все же спокойная жизнь в мирной обстановке - это не для него. Но мне хочется его порадовать, что кто-то будет назван в его честь. Ведь не остался в стороне, а принял участие в нашей семейной драме. А мы его за это так и не поблагодарили. Возможно это - будет чем-то вроде знака благодарности.
- А что на счет имени для малышки?

+1

15

Никогда в жизни не ощущала себя такой счастливой. Даже в детстве, когда получала вожделенные игрушки, все равно это была маленькая, скромная тень того реального счастья, которое я испытывала сейчас. И я не знаю, с чем можно сравнить это невероятное состояние, но признаться честно, хотелось поделиться радостью со всем миром. Я смотрела крошечного сына и не верила до конца, что стала матерью. Я всю жизнь боялась и в то же время ждала этого момента, а теперь самое страшное позади, неужели я справилась? Рассматривая каждую черту лица малыша и поглаживая его по голове, я забыла, где нахожусь, пока голос Чарли не вывел меня из небольшого забвения.
- Мне очень хочется верить в то, что мы будем хорошими родителями, ведь они... они такие хорошенькие, они заслуживают лучшего. - и это правда. Два крохотных малыша, которые чисты во всем, не заслужили ничего плохого. Да, возможно, они не совсем желанны своими родителями, но ведь их любят и причем любят очень сильно и искренне, иначе я бы не оставила их. А впрочем, у меня и так не было другого варианта. От кого бы они не были, они все же мои дети, и я сделаю все на свете, чтобы их жизнь сложилась лучше моей.
Я смотрела на Чарли и его трогательные действия по отношению к дочке и никак не могла отвести взгляд. Вот так все меняется резко и вверх дном. Еще несколько часов назад я готова была прибить его журналом, а теперь смотрю на наших детей и готова благодарить этого человека за них всю жизнь. Медсестра забрала у нас детей и увезла куда-то, мне тут же стало тоскливо без моих маленьких крошек, но я знала - так надо. Еще и мне скоро предстоят неприятные процедуры, куда я точно не возьму с собой Чарли.
- Если это действительно так, то мне уже интересно посмотреть, как ты будешь заслуживать каждый день с ними. - я попыталась пошутить и даже усмехнулась, но мне было не смешно. Очень трудно перестроиться на изменения в его поведении. Сначала он не хотел подписываться на все эти пеленки, а теперь дает понять, что будет хорошим отцом. И я очень хотела в это верить, потому что всегда мечтала родить ребенка от Джека, увидеть его хорошим отцом, но Вселенная подкинула другой вариант развития событий. Могу вечно говорить, что никогда бы не подумала... Нет, не буду повторяться.
- От тебя ничего не укроешь. - я покачала головой, вспоминая друга Чарли. Это был приятный мужчина, который вызывал восхищение. Мне даже не надо было думать, что ответить на вопрос Чарли. Как же я сама не догадалась раньше? - Марк? Да это будет замечательный вариант имени сына! А дочь... я хочу назвать ее Лилиан. Получается, в честь цветка, но это безумно красивое имя, правда? Лилу, Лил... столько интересных вариаций. Ей должно подойти, она же твоя дочь как никак. - я ухватила Чарли за руку, крепко сжимая ее в своих. Конечно, крепко не получилось, потому что меня уже покидали силы после того, что мы пережили... Я смотрела в глаза отцу своих детей, и в голове крутилось много слов благодарности, а благодарить было много за что, не считая самого главного.
- Спасибо, что был сегодня рядом и не оставил меня одну в такой ответственный момент. Я никак не ожидала от тебя этого, если признаться честно. - я отпустила его руку и откинулась на подушку, позволив себе наконец-то расслабиться. Состояние было не из лучших. - А теперь оставь меня одну, пожалуйста.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Если начать кричать на женщину, она может родить тебе ребенка