vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - мы опускали руки в море.


- мы опускали руки в море.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Кто? Rooney Larkin, Sandy River;
Где? Сакраменто, музыкальный магазин в центре города;
Когда? 5 октября 2013;
Что делали? Когда ты оказываешься в незнакомом городе, то обязательно залезешь в каждый уголок, зайдешь в каждый магазин и кафе. Даже люди в другом городе кажутся иными, добрыми и улыбчивыми. Вместе со Скарлетт и Бони я приехала в Сакраменто. На то у меня были две причины - во-первых, я очень хотела вырваться из Нью-Йорка и посмотреть мир, во-вторых, уже месяц в столице Калифорнии жила Вивьен, она писала мне это примерно недели две назад. Не знаю, получиться ли у нас встретиться, но упускать такую возможность было бы непростительно глупо.
Но незапланированные поездки хороши незапланированными столкновениями. Так, свернув в музыкальный магазин, я встретила приятеля из Вестбрука. Сложно сказать, какие у нас тогда сложились отношения, но эта встреча - отличный повод расставить все точки и определиться.

Мы опускали руки в море
Своих желаний губы, плечи
Другой конец твоих историй
Смешали грязь и бесконечность.

Отредактировано Rooney Larkin (2013-10-04 23:15:07)

+2

2

Где бы ты ни был, куда бы ни шел и чем бы ни занимал свое время – от судьбы не уйдешь, я верила в то, что в небесной канцелярии расписан весь наш жизненный путь, и что бы мы не делали – мы всего лишь следуем своей судьбе. Там, наверху, уже заранее известно, что с тобой будет вечером, в кого ты влюбишься через год и, как и когда умрешь.
Людям нравиться думать, что они сами творцы своего жизненного пути, конечно, ощущать себя хозяином куда комфортнее, чем всего лишь пешкой на шахматной доске или крошечной шестеренкой в огромном механизме. Болтик открутиться, и выпадет, механизм продолжит работать и никто никогда не вспомнит об одной незначительной детали – о тебе.
Вот и сегодня я всего лишь следовала своей судьбе. Скарлетт решила провести этот день с семьей, ей надо было поговорить со своим парнем, Бони пошла по магазинам, но не позвала меня составить ей компанию, так что я решила посвятить этот день себе. С утра я прогулялась по городу пешком, наслаждаясь незнакомыми просторами и слушая плеер – музыка мой самый главный друг и спутник, затем увидела большой двухэтажный магазин музыкальных инструментов в центре города. Разумеется, я не могла проигнорировать этот факт, тут же сворачивая в его сторону.
Там можно было посмотреть как инструменты, так и сопутствующие товары – струны, усилители, медиаторы.
Очень жаль, что Вивьен не составила мне компанию, просто не отвечая на мои сообщения. Если после нашей встречи ничего не изменится, я, пожалуй, не буду больше к ней подходить. Если человек более в моем обществе не нуждается, зачем он мне?
Так странно, у меня было не мало друзей, но у каждого из них всегда был кто-то ближе меня.
У Скарлетт – Бонни, у Вивьен… - она сама, даже Алиса всегда была ближе с нашей младшей сестрой Эльзой, мы так и не успели толком узнать друг друга.
Каждые сутки я вспоминала ту ночь, когда сестры покинули Нью-Йорк, как мы с мамой нашли на кухне нож в крови. И как не смогли найти этому объяснение.
Я помыла его трясущимися руками и поставила на свое место.
До сих пор думаю о том, чья кровь на нем была и почему три члена семьи пропали без вести в одну ночь.
Признаться, я думала о том, что Алиса, скорее всего, случайно или в состоянии аффекта пырнула кого-то ножом, но никаких следов крови и борьбы не было, я обошла весь дом и не нашла вскопанной свежей земли, примерно два месяца меня мучила паранойя. Но лопаты были на своем месте в сарае, земля на заднем дворе старой и утрамбованной, все было как обычно, и я решила перестать думать о сестрах, как о монстрах. Может быть, я найду всему этому логичное объяснение.
Вчера только состоялись похороны нашей мамы, и от этого звука, когда куски теплой земли падают на крышку гроба, у меня по телу пробежали мурашки.
Никогда раньше не была на похоронах, поэтому не знала, как себя вести. Спасибо тете, которая помогла и организовала церемонию, и даже предложила жить у нее.
Но мне казалось, что лучше будет уехать из этого города и все забыть, словно у меня никогда не было любящей семьи.
Надо всегда ценить то, что имеешь, потому что оно может рухнуть за пару часов.
Я не особо ценила и принимала любовь родных как данность, наверно, поэтому Бог меня наказал и лишил всего.
Я поднялась по крутым степеням, подпадая в просторное, забитое музыкальными товарами помещение. Не смотря на их обилие, посетителей было мало.
На стенах висели гитары, очень дорогие, и около них, спиной ко мне и к двери стоял парень в кожаной куртке.
Мне стало интересно, что привлекло его там? Поэтому я подошла, подровнявшись с ним плечом и оборачивая голову.
Как же велико было мое удивление, когда я признала в этом  высоком молодом человеке своего старого знакомого - Эрика, он помог мне в Вестбруке с жильем, накормил вкусным ланчем и с тех пор мы не виделись.
Я улыбнулась:
- Привет, - не смотря на то, что он был на семь лет старше меня, я не считала нужным обращаться к нему на ты.
-  Ты хоть знаешь, сколько стоит такая гитара? – Ценника не было, чтобы не отпугивать потенциальных покупателей, но на эти деньги можно было бы купить новенький пикап, я точно знала, потому что совсем недавно смотрела в интернете, сколько стоит подобная.

+1

3

Ну что же, наверное, стоит начать с того, что жизнь в новом городе мне очень нравилась. Меня пригласили поработать преподавателем в Сакраменто, и я  практически не раздумывая рванул в этот солнечный город, тут же забывая про Вестбрук и про его местных жителей. Не про всех, некоторые все-таки намертво засели в моем подсознании.
Маленькая забияка Вивьен, меня умилял ее агрессивный нрав и явное нежелание нравиться людям, хотя я искренне думал, что это все лишь из-за неуверенности в себе. Мне нравилось соревноваться с ней в остротах и колкостях, видеть, как она из кожи вон лезет, чтобы задеть меня побольнее, а я практически не обращал внимания на ее говнистый нрав.
Так же, я время от времени вспоминал о Руни, странной девочкой, с которой я успел лишь только познакомиться, но ее выезженная челка и печальные голубые глаза не выходили у меня из головы. Давайте, посмейтесь надо мной и обзовите меня неисправимым романтиком, но Ларкин не вызывала у меня мужского интереса, она мне была интересна как личность, загадочная, непредсказуемая и неприлично молчаливая.
Она мне часто снилась, и меня пугали эти сны. Это странно, когда ты испытываешь весьма романтические эмоции к одной девушке, каждую новь в твои эротические сны приходит совершенно другая. Я не хотел Руни, не мечтал о ней, она вообще не воспринималась в моем сознании как девушка, слишком испорченная модой и многочисленными проколами, но мое подсознание устроило мне бунт.
В Сакраменто у меня было много женщин, вы представить себе не можете, как эти цыпочки оказались падкими на молодых и непопулярных музыкантов. Я для них оказался такой экзотикой, деревенский парень с гитарой наперевес и ретро-очками на носу. Я, и мои кантри-песни заставляли их не задумываясь раздеваться, я же этим пользовался, ни чуть не чувствуя угрызений совести перед Вивьен. Секса с этой засранкой мне все равно не обломится, а если и обломится, то потом больше никогда не встанет, если вы понимаете о чем я…
А за свое достоинство я переживал всей душой, потому старался в своих похождениях быть осторожным.
Так вот, жизнь в Сакраменто была прекрасной, я словно попал в райский уголок, все условия для моей счастливой и долгой жизни.
Я мало работал, много отдыхал, зарабатывал копейки, еще немного мелочи на концертах и наслаждался каждым днем своей жизни. Даже сегодняшним, когда в моих планах было лишь посещение музыкального магазина – я хотел себе прикупить парочку комплектов струн и медиаторов, все, на что хватало моей жалкой зарплаты, но полюбоваться на дорогие гитары и попускать слюни – почему бы и нет?
- Привет. – знакомый голос из моих снов, я буквально замер на месте, мотая головой и пытаясь прогнать так некстати появившиеся фантазии среди бела дня. Но чувствую, как по мое правое плечо кто-то стоит, смотрит на меня испытывающим взглядом, и через лень и нежелание разговаривать с продавцами и выслушивать советы по поводу моей будущей покупки, я все таки поворачиваю голову. – Челочка! – я произнес это непозволительно громко, радуясь неожиданной встрече и тут же сжимая деваху в своих объятиях.
Девчонка обладала коротковатыми ножками, ее лапки тут же оторвались от пола, а я все кружил ее и кружил, радуясь как ребенок, щупая ее за волосы и нюхая за ушком, словно желая таким странным образом убедиться в том, что это не моя иллюзия, и эта странная из Нью-Йорка существует в реальности, а не в моей голове.
А ты орала и брыкалась, и я все таки выпустил тебя из своих объятий, тут же совершенно серьезным образом глядя на гитару, почесывая подбородок, словно выдам сейчас весьма умное заключение.
- Не знаю, но кто сказал тебе, что я  собираюсь ее покупать? – ее изумленный взгляд, а я тут же выуживаю свои пустые карманы, показывая на отсутствие в них хоть какой-нибудь наличности. – Я коплю себе на новый мотоцикл, и стараюсь отказывать себе в людских удовольствиях, типа девчонок, выпивки, дорогих гитар… Я пришел за струнами, моя деревянная девочка перестала звучать так же ласково, как раньше, так что нужно обновить ее голосовые связки. – Рядом с тобой я выглядел через чур болтливым парнем, но меня это не смущало. Если ты молчишь, а я буду так же молчать, то какое же общение у нас тогда получится? – Я смотрю твоя челка становится с каждым разом все белее и белее. Тебе бы ее укоротить. – И снова щелкаю пальцем по светлым прядям, улыбаясь тебе. – А ты что тут забыла? Неужели тоже из нашего великого рода музыкантов? На чем играешь? Стой-стой, я угадаю. – банальный вариант с фортепьяно я тут же отмел, это уже не модно, а Руни выглядела дамочкой очень следящей за данными тенденциями. – Арфистка? Может быть тромбон? Губная гармошка! Как не умеешь играть на гармошке? А я умею, щас покажу. – и роюсь по стеллажам магазина, тут же находя нужный инструмент – предмет в зубы, и зал наполняется мелодичным звучанием.

+2

4

You see the smile that's on my mouth
Ты видишь улыбку на моих губах,
Is hiding the words that don't come out
Скрывающую слова, которые у меня
не получается произнести.
And all of my friends who think that I'm blessed
Все мои друзья, думающие, что я счастлива,
They don't know my head is a mess
Не знают, что у меня в голове путаница.
No, they don't know who I really am.

[mymp3]http://ato.su/musicbox/i/1013/b2/d18516.mp3|The Story[/mymp3]

Какая я  тебе челочка? От удивлению распахиваю свои голубые глаза, сдвигая осветленные брови на переносице и глядя на Сэла с недоверием. Ему не надоело издеваться надо мной? Что такого смешного в моей челке? Челка как челка, у всех такая. Напомним, что я совершенно не восприимчива к критике в свой адрес и не нахожу в его словах ничего забавного. На нас обернулось несколько человек, все два посетителя, находившихся в магазине, устремляя свои любопытные взгляды на наши лица. Еще не хватало того, чтобы моя прическа стала предметом всеобщего посмешища. Раздраженно касаюсь рукой лба, зачесывая волосы (вместе с челочкой!) назад. Но парень не обратил никакого внимания на мое недовольство, обнимая меня и чуть приподнимая над полом. Такого теплого приема я никак не ожидала и несколько офигела. А если быть точнее, офигела я очень сильно, успевая выдавить из себя лишь:
- Ээээ, ты так скучал? – Усмешка, сдержанная, но все же добрая. Не скажу, что я большая любительница объятий и чмоков при встрече.
Не смотря на то, что семья у нас была большой и вроде дружной, частым телесными контактами родители нас не баловали, поэтому все три ребенка четы Ларки-Норман были несколько отстраненными. Не берусь утверждать на счет Эльзы, но вот в том, что Элис далеко не фанат обнимашек я была уверенна.
Его нос коснулся моей шеи, от чего я смутилась, тут же изъявляя желание вновь оказаться на полу. Странный он какой-то, при первой встрече не показался мне особо общительным, а сегодня разговаривает со мной, как с любимой родственницей.
- Удивляюсь, что ты вообще меня помнишь, год прошел, если не больше, - как только я снова почувствовала, что твердо стоя на ногах, то засунула руки в задние карманы джинсовых брюк, переводя взгляд на стену с инструментами, стараясь не пересекаться им с Ривером. На нас все еще смотрели люди, я буквально чувствовала это кожей на затылке, невольно поеживаясь.
Мужчина демонстрирует мне свои пустые карманы и я не в силах сдерживать смех, заливаюсь на весь крошечный магазин.
- То есть ты пришел сюда просто так? – Сейчас мы поболтаем и разойемся, не встретимся еще год, а может быть два или даже всю жизнь, только эти вспоминая его добрый взгляд я буду думать об этой случайной встрече.
Мой вопрос не затерялся, не пролетел мимо его сознания, так что вскоре я получила исчерпывающий ответ, касаясь пальцами своего подбородка.  Иногда замечаю за собой такую особенность – я начинаю перенимать привычки некоторых людей,  чаще всего тех, с кем разговариваю в данный момент. Произношу слова с той же интонацией, так же склоняю голову на бок и тереблю волосы. Исчезает собеседник – исчезают и повадки вместе с ним.
- Отстань ты от моей челки, - уже говорю вполне серьезно, поджимая губы и проводя рукой по струнам одной из гитар.
- Это не смешно, я тоже пришла сюда за струнами, у меня есть гитара, но играю я на ней… не важно. Когда всю жизнь твои пальцы касаются гладких клавиш фортепиано, приучить их к металлическим струнам очень сложно и больно, вот, - показываю ему подушечки пальцев с красными следами от металла. – Вчера хотела выучить аккорды одной песни и поняла, что я бездарность, ничего не вышло. Может быть выйдет на нейлоновых, просто они звучат ужасно.
- Пианистка, - тяну его за рукав куртки, пока он не начал хапать все с витрины и еще больше пугать покупателей. – Нет-нет-нет! - Подпрыгиваю на носках, пытаясь забрать у него гармошку, но не достаю, и решив не быть занудой и наслаждаться моментом, слушаю веселую мелодию.
– Не умею, даже не пробовала никогда. Зато умею на треугольнике, - и только я начала крутить головой в поисках столь редкого музыкального инструмента, как к нам подошел консультант с красивым именем на бейдже – Курт. Наверно, косит под Кобейна, чтобы привлекать внимание. Да и прическа у него была типичная кобейновская – патлатые грязноватые светлые волосы, едва достающие до плеч.
- Вам чем-то помочь? – Думаю, его бесило, что мы стоим у раритетных инструментов и не собираемся их приобретать, по нашему виду же видно, что не собираемся.
Толкаю Сэла в бок:
- Мы собирались покупать струны.
- Тогда пройдите за мной. – Ох уж эти продавцы, ненавижу когда мне помогают что-то выбирать, словно я не в состоянии сделать это сама.
Теперь мы молча семенили за мужчиной с небритым лицом, я посмотрела на часы, прикидывая, сколько у меня еще времени до возвращения Метти домой. Она обещала быть в квартире около шести вечера, а значит еще пару часов.
- А ты в Сакраменто какими судьбами? – Все таки решаюсь задать любопытный мне вопрос, хоть лезть в чужую жизнь и не в моих правилах.

+1

5

Уж слишком холодно она отреагировала на мои объятия, я к такому совершенно не привык, сжимая ее напоследок посильнее. На тебе, привыкай, недотрога ишь какая нашлась! Так и хотелось оттяпать ей ее гордый нос, но я же мужчина воспитанный, и время от времени про свое воспитание вспоминающий. Вот и сейчас, чувствуя, что еще пару секунд тесного контакта, и блондинка закричит, я поспешил распахнуть руки и уронить дамочку на пол (приземлилась она на обе ноги, так что нечего мне тут!).
- Всего год? Да ладно, такую отвратительную челку грех забыть, кстати в этом году она выглядит лучше, не такая желтая, как в том. – давай, пофырчи, убери свои волосюшки с лица еще раз, мне так нравится как она недовольно хмурит лоб и смотрит на меня таким взглядом, словно вот-вот воткнет мне в горло пару медиаторов. Я, наверное, был неисправимым мазохистом, хотя нет, я не любил, когда на меня орут и злятся, но эта девочка была исключением из правил. Этакая царевна-несмеяна и мне очень хотелось ее расшевелить. – Нет, не просто так. Я хотел купить комплект струн, но ты меня отвлекла. – Махаю на подругу рукой, словно вот я уже забил на тебя и пойду по делам, но снова оборачиваюсь с широченной улыбкой и продолжая нести ахинею.
А затем наша игра в съедобное-несъедобное, играли мы на раздевание, Руни, разумеется проиграла…
Эх, мечты-мечты! Губную гармошку у меня отняли, спасибо, что по голове не настучали, зато мне удалось развести мадаму на поболтать, так и да кофе-чая недалеко.
- Хочешь, научу? Это совсем несложно, нужны лишь хорошие легкие и фантазия. Ты куришь? – и тут же незаметно принюхиваюсь, пытаясь ощутить запах табака. Но снова отвлекаюсь, разглядывая пальчики Руняши. – Я бы поощрил твою полигамность в инструментах, но считаю, что хороший тот музыкант, который совершенствует свои навыки в одном направлении. Пожалей свои ручки, они скажут тебе спасибо. – осторожно беру ее ладонь в свою, проводя пальцами по обиженным подушечкам. Как же издевается над вами ваша хозяйка, мне так и хотелось расцеловать каждый пальчик, но боюсь, Ларкин вряд ли оценит мой порыв жалости и внимания. Честно сказать, эти самые желания и меня самого пугали, я же вроде как влюблен в Вивьен, молодую шаловливую нимфетку, а тут меня тянет на холодных малолетних див. – Давно ты играешь на фортепьяно? – позволяю девушке выкрасть у меня свою ручку, наконец, принимая более презентабельный и спокойный вид. На самом деле на меня так повлиял продавец, эти люди меня раздражали своими надоедливыми вопросами – а не подсказать ли вам чего-нибудь? Так и хочется попросить у них совета о решении глобальных мировых вопросов. Жуть!
- Не стоит, мы только купим струны и уйдем. – говорим с блондинкой в унисон, и сдерживаем свое обещание. Вот мы уже на кассе, вот оплачиваем свои покупки, получаем лживую улыбку от продавца и благодарности за визит. – Я бы не смог работать продавцом, приходилось бы быть милым и назойливым. И если со вторым бы проблемы не возникло, то вот быть милым я никогда не научусь.
Мы оказались на улице, я покачивался на пятках, распихивая покупки по пустым карманам, Руни смотрела на меня, задавала вопросы, и я вдруг понял, что сам забыл поинтересоваться о чуде, благодаря которому челочка стоит предо мной во плоти и крови.
- Это ты как тут оказалась! – но обиженный взгляд девчонки словно напоминает мне о том, что она спросила первая. – После твоего отъезда мне предложили хорошую работу здесь. Так же преподаю Литературу, ну и еще тут гораздо больше возможностей для музыкантов типа меня. Знаешь, Сакраменто полон талантливыми личностями, и город нуждается в новых лицах, голосах, музыке… Может это мой шанс? Будешь моей главной фанаткой? – Обнимаю ее за шею, взлохмачиваю волосы и щелкаю по носу. Конечно, будет, куда она денется? У нее просто нету выхода. – Ты какими судьбами? Преследуешь меня? Шучу-шучу. Ты нашла своих сестер? Где ты остановилась? В какую школу ходишь? Как прошел этот год? Мне все так интересно знать, расскажешь? Я знаю неподалеку отличный бар, пошли? Там готовят вкусные гамбургеры!

+1

6

Hello again
Снова здравствуй,
You've been alone awhile
Ты была какое-то время одинока
And I can use a friend
А я хочу, чтоб у меня был друг.
Your shades are down
Упала твоя тень,
And I've been waiting here for you to come around
И я ждал здесь, пока ты не вернёшься.
And it's not about forgiveness
И речь не о прощении,
Cause it's all about the love anyhow
Потому что все, так или иначе, сводится к любви.

На фоне Сэнди я, действительно, выглядела царевой Несмеяной, от чего потупила глаза в пол, испытывая охватившее меня чувство стыда. Поймите, я не привыкла к повышенному вниманию в сторону своей персоны, тем более к мужскому вниманию, так что растерялась.
Поправляю челку рукой, провоцируя парня на очередной подкол, но в этот раз он сдерживает себя, удивительно!
А нет, я рано порадовалась, потому что тут же получила весьма ценную информацию – мои волосы в этом году выглядят светлее. Это логично, потому что уже год я крашусь в платиновую блондинку, и настолько привыкла к этому цвету волос, что позабыла свой собственный.
- Давно, с семи лет, - не люблю рассказывать о музыкальном прошлом, потому что рассказ выходит скучным и банальным, играю, давно, хорошо, и что дальше?
В средней школе участвовала в ежегодной конкурсе талантов и заняла второй место, родители очень гордились мной, а я не понимала, почему. Я всего лишь вышла на сцену и сделала то, что умею.
Мы прошли мимо полок с медиаторами, струнами  и прочими музыкальными товарами. Я взяла себе нейлоновые, а парень более навороченные.
Я затылком ощущала взгляд Ривера и была готова тихо попискивать от того, что он меня помнит! Этот факт не давал мне покоя. Мы виделись год назад, почти год, и тем не менее он меня запомнил! Для многих людей мое лицо является посредственным и обычным, я принадлежу к такому типу девушек, мимо которых пройдешь и не заметишь, во всяком случае без макияжа, а тут… И ведь в нашу первую встречу на моем лице не было ни грамма косметики!
Как только мы оказались на улице, Сэл тут же принялся осыпать меня ответными вопросами, вызывая на моем лице теплую улыбку и смех. Я хитро улыбнулась, глядя на облака, проплывающие над нашими головами и принялась слушать его историю о хорошей работе. Здорово, когда чья-то жизнь налаживается и каждое событие несет новый свет.
- Люблю литературу, - это было правдой, я любила многие школьные предметы и по литературе, и русскому языку показывала хорошие результаты.
- И в какой же школе ты преподаешь? – Тереблю браслет на руке, чувствуя легкую неловкость в нашем разговоре.
Каждое его предложение вызывало во мне шквал новых вопросов.
- Судя по тому, что ты покупал струны для гитары, ты исполняешь рок-музыку? – У меня не было какого-то любимого стиля. По настроению я слушала совершенно разные композиции и музыкальные направления, от классики до тяжелого метала или клубных зажигательных песен. 
– Если да, то пригласишь на концерт и там разберемся, я, кстати, неплохо фотографирую. Знала же, что на днях будет концерт крутой группы и приехала в Сакраменто, так что, выходит, что слежу. А если серьезно, то я тут проездом с подругами, приехали на какой-то модный показ, но меня туда не звали, да я бы и не пошла, как то страшновато, там взрослые люди, все красиво одеты. – Мы продолжали путь по вымощенному камнями бульвару, который вел  по одной из пешеходных улиц к центру города. Я засунула руки в задние карманы джинсов, ловя себя на том, что сегодня и сейчас я слишком разговорчивая.
- Элис и Эльзу я не нашла, - мой голос звучал грустно и подавлено всякий раз, когда я вспоминала и говорила о сестрах. Я была зла и обижена на них за то, что они меня бросили и предали. Может, я не лучшая сестра в мире, но я не сделала ничего такого, чтобы заслужить предательство и недоверие. Я всегда была с ними добра и приветлива, не смотря на то, что у нас не было общих интересов и тем для разговоров, я долго и тщетно пыталась найти общий язык с Элис. Потратила год жизни на ее задротские увлечения, и она все равно не стала общаться со мной больше, все так же запираясь в комнате у компьютера. Наверно, мир по ту сторону экрана был для нее более интересным. С тех пор я ненавижу виртуальный мир и всякую технику, которая разрушает мозги людей.
Не спеша мы добрели до бара и я тут же заняла столик в самом углу помещения, беря со скатерти брошюру с меню. Гамбургеры, газировка и прочий фаст-фуд, я люблю такие места и такую еду.
- Почему ты позвал меня сюда? – Если быть до конца откровенной, я никогда не ходила на свидания, все воспринимали меня как друга, своего человека или просто не замечали, так что и эту встречу я расценивала как дружескую. Зачем я нужна почти двадцатипятилетнему мужчине, еще и преподавателю. В новых компаниях я всегда ощущаю себя немного скованно, вот и сейчас не знала, о чем говорить, чтобы выглядеть такой же умной и начитанной.
- Значит, ты здесь надолго? – И не дожидаясь ответа, снова открываю рот, пока моя мысль не ускользнула.
– Ты никогда не прибегал к услугам детектива? Хочу все таки найти сестер, но полиция Нью-Йорка только разводит руками, отвечая, что в границе Штатов их нет. Но ведь где-то они есть, просто обязаны быть… - Я сникла, не хочу, чтобы Ривер думал, что я зациклена на этом, но последний год я не могу думать ни о чем другом. Да, у меня есть подруга, есть мать, но нет того, кто бы реально мог мне помочь, у всех слишком много своих проблем, чтобы погружаться в чужие. Сэнди был похож на человека, у которого проблем нет… Может быть, он поможет придумать мне план? Закинуть удочку и наметить путь, по которому стоит идти и начинать расследование. Я даже не знала, за что хвататься, да и стоит ли? Люди меня бросили, я им не нужна, зачем навязываться?
- Правда, все чаще я прихожу к мысли, что это пустая затея. Вот ты бы как поступил? Если они меня бросили, значит я им не нужна и с этим стоит смириться? Или смирение - удел слабых людей?

Отредактировано Rooney Larkin (2013-10-26 22:59:21)

+1

7

Вот мы и оказались в этой небольшой забегаловке, маленькой, но чертовски уютной. Я как истинный джентльмен придержал перед Руни дверь, пропуская ее вперед и давая возможность девушке самой выбрать наши места. Светловолосая тут же юркнула в темный уголок, пряча свои лазурные очи за кожаной папкой меню.
Я же тем временем, задумчиво прикусив губу, размышлял над ее вопросами, размышлял над тем, какое впечатление я сейчас на нее произвожу, не выгляжу ли через чур навязчивым или скупым на комплименты. Не знаю, Руни меня интриговала, она была какой-то непонятно далекой, словно это была гостья из параллельной вселенной. У нее был печальный, но мудрый взгляд, полный загадок и каких-то неведанных мне тайн. Она увлекала, даже своим молчаливым чтением меню, и почему я не мог оторваться от ее прямого носа и мелкой, невзрачной россыпи веснушек?
Кажется, я совсем забыл, о чем меня спрашивали, встрепенувшись, отнимаю у нее папку, весело подмигивая и называя название школы, в которой работаю уже несколько месяцев.
- Но сейчас осенние каникулы, я могу отдохнуть и посвятить время себе. Что закажешь? – сейчас она выберет, и я быстро сбегаю за нашим обедом, даже оплачу нашу еду, хотя денег у меня было не так уж много.
- Ты кстати спрашивала, какую музыку я исполняю. Я бы скорее назвал свой стиль – кантри, нынешний рок меня мало вставляет, если ты понимаешь о чем я. Сейчас молодые люди больше заинтересованы в том, чтобы выглядеть как рок-музыкант, а не исполнять такую музыку, настоящую. Меня печалит, что мода занимает в нашей жизни так много места. Почему ты отказалась идти на показ? – искренне удивляюсь, делая пару глотков холодной колы. – Ты выглядишь очень стильной девочкой, эти выкрашенные волосы и железо на лице. Ты бы отлично там смотрелась, не думаю, что кто-либо узнал бы о том, что ты не из этого общества.
Но Руни моей шутки не оценила, снова раздраженно убирая с лица челку, а я радовался ее такому настроению, как маленький ребенок, которому вручили киндер сюрприз. Вот уж не думал, что встреча с девчонкой, которую я знал от силы всего то пару дней, так поднимет мое настроение и заставит сердце биться чаще. Наверное, это духи с эндорфинами. Это точно они.
  - Любишь фастфуд? – она с таким аппетитом уплетала гамбургер, что я поразился своему прежнему мнению о ней. – Почему то думал, что ты веган.  Но глядя, как ты аппетитно жуешь котлету, понял что лоханулся. Не переживай из-за сестер, наверное, еще просто не пришло время.
Я был единственным ребенком в семье. Вернее, мне нравилось самому так думать, потому что ни семьи, ни других родственников у меня никогда не было. Я не мог понять состояние Ларкин, ее тревогу и обиду на сестер, мне бы хотелось ее сейчас поддержать, но еще больше мне хотелось остаться в ее памяти, заинтересовать ее, получить надежду.
- Что значит – тебя? Всего лишь дружеская встреча, хотя я совсем бы не отказался от еще одной такой, но уже под другим контекстом. Ты мне нравишься, это плохо? – я всегда был через чур прямолинейным, но я действительно не видел ничего плохого в том, что признаюсь в симпатии молоденькой девушке – ей это будет приятно, да и мне тоже, особенно при виде ее смущенных розовых щечек. Она же посмущается для меня? Ну хотя бы немножко.
- Я думаю, я здесь навсегда. Этот город – знаешь, я сразу нашел в нем себя. Дороги, улицы, дома, даже люди – от них веет теплом, ты чувствуешь? Посмотри вокруг, насколько все улыбчивы и дружелюбны – в больших городах нету этого легкого ощущения комфорта. Я могу подойти к любому и попросить доллар – и мне не откажут, хочешь, докажу? – но ты не решилась проверять мою догадку, хватая меня за руку и требуя остановиться. Я лишь засмеялся, встречаясь с твоим встревоженным взглядом, ты сразу остудила меня очередной порцией вопросов. Мне перехотелось дурачиться тут же, как я узнал о том, что беспокоит тебя в течении всего вечера.
- Детектива? Это как-то… Слишком серьезно. – задумчиво произношу, не желая отпускать твою ладонь и разглядывая ногти, что были покрыты ярким лаком. – Я ни разу не обращался за их помощью, а девочки совсем не дают о себе знать? Может проверить их страницы в социальных сетях? Написать на почту? – я не знал, что ты уже написала. Не знал я и о том, что на другом конце города именно сейчас твоя сестра столкнется с твоей подругой, что она все узнает и сама ринется искать тебя. Что ей так же не все равно, как и тебе. – Я могу узнать для тебя, я хочу помочь. У моей ученицы – отец коп, думаю он сможет мне подсказать в каком направлении двигаться, может даст пару номерков. Где тебя можно найти? Оставишь мне свой телефон?
С надеждой во взгляде, не хочу снова тебя потерять и не видеть целый год. Я хочу больше встреч, спонтанных и неожиданных, или планируемых зарание, с глажкой белья и наведения марафета. – Мы можем сходить в кино, ты любишь кино?
Я слишком навязчивый, но остановиться мне было сложно. Я импульсивный, я иду на поводу у своих эмоций и ощущений, и сейчас мне очень хотелось понравиться этой девчонке.
- Я думаю, ты все правильно делаешь. И ты обязательно найдешь их, кто знает, может, они так же ищут тебя?
Остатки нашего вечера мы провели за длительными беседами о главном. Руни раскрепощенно делилась со мной переживаниями на счет сестер, я ее слушал, с чем-то соглашался, с чем-то спорил, но мы оба были уверены в том, что все обязательно будет хорошо – их семья воссоединится, они будут вместе, будут счастливы.
Проводить себя она дала лишь до автобусной остановки – экая свободолюбивая и независимая девочка. Или может она просто хотела побыть одна. Мы договорились встретиться еще, правда не знаю, выполнит ли она свое обещание и наберет ли мой номер. Я смотрел вслед уходящему автобусу и надеялся, надеялся на то, что ждать мне придется не долго, и Руни Ларкин не будет долго мучать меня ожиданием.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - мы опускали руки в море.