vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В неведение


В неведение

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Чета Моро
Место: Сакраменто
Время: Сентябрь 20е числа
Время суток: День
Погодные условия: Тепло
О флештайме: Когда не знаешь, где твоя половина, когда не знаешь, что с ней, начинаешь сходить с ума. Тоска и страх разъедают изнутри. И получая весточку, ты надеешься на лучшее, но а деле все наоборот. И тогда все превращается в безумие.

+1

2

День как день. Мы просыпаемся с улыбкой на наших лицах, мы дарим друг другу поцелуи, мы утопаем в любви. Так каждое утро. И невозможно описать словами то, что твориться с нами каждый день. Каждый божий день сходим с ума, любим, безумствуем!
Шерри была на работе, я с утра возился с документами. Признаться, бумажки - не мой конек. И все, что спасало от этой рутины - недолгие разговоры с Шерри по телефону же или же беспрерывная переписка сообщениями. Шер поделилась новостью, что после болезни это ее первое задание, в котором ей дали поучаствовать. И я был рад за нее, ведь она, как и я, не любит заниматься канцелярией. Я попросил ее быть осторожной, мало ли что, на что Шерри успокоила, ведь я волнуюсь за нее всегда, по поводу и без.
В обед я хотел съездить к жене на работу, но все же решил предварительно позвонить и узнать, есть ли у нее время сходить в кафе или же мне принести что-нибудь вкусное из дома. Однако здесь меня ждало разочарование: Шерри нужно было съездить на допрос, а значит я буду совсем не к месту в департаменте. И все же она пообещала, что возместит мне этот потерянный обед в ее компании, так что я не сильно расстроился, даже напротив, предвкушал этот другой обед. Обед, когда будет время. Звучит странно, и все же, мне нужно было снова погрузиться в документацию.
Примерно через час я приготовил себе сэндвич и решил, что неплохо было бы отдохнуть полчасика. Прелесть работы на дома, что все удобства под рукой. Однако, не думаю, что это продлиться долго, совсем скоро откроем офис, тогда уже у меня будет полноценная работа с собственным местом. А пока я сидел на диване, рядом сидел Эльф, выпрашивая кусочек моего, грубо говоря, трехэтажного бутерброда.
Новости. Не люблю новости. Редко, когда можно увидеть что-нибудь позитивное, людей заталкивают в суровую реальность, думая, что им будет легче спать. Но как известно, меньше знаешь, крепче спишь, но разве телевизионщикам это объяснишь. Она сначала расстроят, что в мире все так беспокойно, а потом включат какую-нибудь бестолковую передачу, где известные люди прыгают на батутах или отвечают на вопросы, на которые и не всякий академик ответит. Во всяком случае, я попытался переключить, но как на зло заело батарейки. Пока я пытался привести их в чувства, постукивая ладонью по задней части пульта, я увидел новость... связанную с Шерон.
Америка интересная страна. Не успел инцидент произойти, как он уже на голубых экранах страны. Может, оно и к лучшему. Сердце мое сжалось, все упало, страх переполнял мое тело. Шер должна была допрашивать в том кафе. В здании, которое было заминировано, в здании, которое сейчас горит. Я вскочил с дивана и побежал в спальню. Да, я не вписывался в повороты, я спотыкался, ударялся о все, что видел.
Я давненько не ездил. И сейчас было так непривычно сидеть за рулем. Я выдавливал из порша жены все соки, лишь бы доехать как можно быстрее. Я молился, чтобы все обошлось, чтобы все было не правдой. Нет, она не была в этом здании. С ней все хорошо. Я бы почувствовал. Да, я был уверен, что я бы обязательно почувствовал, если бы с ней что-то случилось, мы ведь связаны. Я бы почувствовал. Я повторял это всю дорогу. Небрежно бросив порш на обочине, я выскочил из машины и подбежал к полицейской машине, которая стояла у того кафе. Меня, естественно, не пускали. Я ругался. Я кричал. Полицейский, коллега жены, пытался успокоить. Но что мне его слова? Мне нужно видеть жену. Нужно видеть. Я не хотел никого слушать, однако мне пытались объяснить, что нужно было ехать в больницу. Как только слова его дошли до меня, я помчался к поршу, мотор зарычал и я поехал в госпиталь. И там мне не давали увидеть жену. Я начал нервничать не на шутку, меня лишь кормили словами и просьбами успокоиться. Сказали, что после осмотра, я ее увижу. Но в каком состоянии? Никто так и не сказал..

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-05 20:43:56)

+1

3

Утро началось замечательно, ничем не хуже, чем любое другое. Я скушала утренний завтрак, выпила большую чашку кофе, поцеловала Этьена на прощание и скрылась из виду. Нормально работать я начала буквально несколько дней назад. Полноценные расследования, полноценные задержания и все к этому прилагающееся. Конечно, ничто не стоило того времени, которое я могла провести с мужем, но это лучше, чем перебирать бумажки и через каждую минуту смотреть на часы, в ожидании конца рабочего дня. Итак, сегодня мне предстояло продолжить расследование по вчерашнему преступлению, а для этого нужно было опросить свидетеля и, по возможности, уговорить его приехать в участок. Близилось время обеда, поэтому я заметно спешила, настойчиво давя на педаль газа. Хотелось все же успеть увидеть Этьена. По дороге как раз зазвонил телефон, с улыбкой я заметила, что исходящий вызов как раз от мужа. Мы перекинулись парочкой слов, а потом дело коснулось обеда.
- Нет, нет, я успею, - тут же заверила я мужчину. – Только заеду в одно место, нужно притащить свидетеля в участок. Кафе «У Барри», - внезапно усмехнулась я в трубку, читая название заведения, которое было написано на листочки бумаги. – Не думала, что такие названия все еще популярны. В общем, я тебе позвоню, как закончу, хорошо? Люблю тебя, пока, - с этими словами я положила трубку и надавила на педаль газа, после чего сделала звук в магнитоле погромче.
И вот я сворачиваю в сторону и паркуюсь на одинокой парковке. Никого нет, кафе  закрыто на ремонт, но свидетель тут, так как именно он, в основном, этот ремонт и делает. Я слегка нагнулась, всматриваясь в одноэтажное здание через лобовое стекло. Кафе «У Барри» заслуживало такого названия. Обычная забегаловка, коих в Сакраменто достаточно. Итак, я вышла из машины, поставила ее на сигнализацию, однако случайно уронила телефон. Подняв его, я резко замерла, вглядываясь, как из второго выхода кто-то выбегает. И вроде должны сработать рефлексы, я должна побежать за ними, возможно, это те, кто охотится за свидетелями, но я просто в ступоре. Шестое чувство, интуиция, называйте, как хотите. Но я почему-то чувствую, что что-то не так, они не тронули свидетеля, они поступили иначе. Все произошло за долю секунды. Я смотрю то на убегающих парней, то на здание, понимая, что сейчас что-то произойдет, а потом резкий звук, от которого ушные перепонки чуть не лопнули. Но самое ужасное, меня словно ветром сдуло, невиданная сила оторвала мое тело от земли. Правда, в данном случае, перспектива полетать не особо радует. Взрывная волна, отбросила меня прямиком за капот автомобиля, спиной я разбила лобовое стекло.
- А-а-а, - закричала я, понимая, что какой-то камень, вероятно, частичка здания, ударился о мою голову. Это побудило меня закрыть лицо и голову руками, повернувшись на капоте боком. – Дерьмо! – выругалась я. Это только в фильме, люди спокойно реагируют на взрыв. В жизни, это ужасный шум, невыносимый, шум, от которого рябит в глазах, а в ушах начинает свистеть.
Несколько секунд я прикрывала голову руками. К сожалению, взрывная волна, которая разбрасывала уничтоженные частицы вещей здания и его самого, раскидывала их по всему периметру, а я находилась в относительной близости, так что еще вполне могла получить по голове бетонным куском. Однако все закончилось, свист в ушах прекратился. Наконец-то я слегка привстала, все еще оставаясь на капоте, и простонала… Первое расследование, и снова приключения. В итоге просто снова откинулась на лобовое стекло, дотронувшись до лба рукой. Спина начала постанывать, а пальцы уже почувствовали влагу. Все просто чудесно. Все как всегда. Все так же отдыхая на капоте, я вызвала службу спасения и коллег. Вокруг уже сталкивались люди, а у меня наконец-то нашлись силы слезть с машины. Я тут же нагнулась, переводя дыхание. Очевидно, что преступники цели добились. Врятли кто-то выжил. Через несколько минут территория была уже оцеплена, меня осматривали парамедики. Струйка крови стекала со лба, по щеке, но мне сказали, что ничего серьезного. Нужно просто поехать в больницу, дабы продезинфицировать рану. И я вот вся такая пыльная, отправилась в госпиталь. Там меня осмотрели и уже сказали, что рану нужно зашить. Ничего серьезного, но так она быстрее заживет. Я согласилась. В итоге прислали интерна, который, под надзором опытного хирурга, накладывал швы. Мне-то все равно, главное, чтобы аккуратно.
- Ау! – под конец, все же вскочила я. – Ты что, на кузнеца учился? Поаккуратнее, - опытный хирург тут же извинился, и сам все закончил. Швы получились маленькие и незаметные. Стоило докторам уйти, как в комнату вошел коллега, сообщивший о том, что в больнице уже Этьен, и он себе места не находит. – Черт…, - протянула я, ведь не хотела, чтобы муж обо всем узнал, тем более что ничего серьезного со мной не произошло. Кивнув коллеге, я дала понять, чтобы он позвал француза сюда и предварительно сообщил, что со мной все хорошо. И вот муж появляется, я глубоко вздыхаю, ибо по его виду видно, что он успел себе накрутить и какие переживая пережил. Меня уже съедает чувство вины, но нужно все исправлять. – Привет…, - кротко отвечаю я, ведь он должен сам видеть, что у меня все хорошо. – Боюсь…, обед сегодня отменяется, - а что мне еще сказать? Я в такой же растерянности, ибо вновь вынудила сердечко мужа вырываться из груди из-за неведения.  – Со мной все хорошо, Этьен. Все в полном порядке.

+1

4

Чем дольше я не видел Шерон, тем хуже мне становилось. Дурные мысли забирались в голову, подобно проклятому червяку, сжирая все то разумное, что было, на своем пути. Я жутко нервничал, Шерри только поправилась, все снова встало на свои места, нормализовалось и опять что-то произошло.
Скорее всего сейчас я походил на капризного ребенка, с которым неприменимо нужно было нянчится, так что коллегам Шер не позавидуешь, которые закармливали меня пустыми словами в надежде, что я успокоюсь. А что бы они делали на моем месте? Зная, что твоя жена у врача, зная, что она была у той занюханной кафешке, зная, что в то время она могла быть рядом, а не на этом чертовом задании, что бы они делали? Спокойно ждали часа встречи? Но так не бывает. Не бывает, если ты любишь по настоящему. Если каждая минута на вес золота. Если в разлуки быть просто невыносимо. И сейчас, я просто был в неведение. Что с ней? Как она? Миллион вопросов кружились вокруг меня, но я никак не мог получить на них ответы. Мены попросту не пускали к Шерон. Я старался держать себя в руках, но с каждой минутой становилось все сложнее.
И вот ко мне подходит полицейский, я понимаю, что он хочет меня отвести к Шер. Его слова о том, что все будет хорошо встали мне поперек горла, но я сдержался, чтобы не огрызнуться на него. Зная Шер, я мог предположить, что именно она попросила его меня поддержать и успокоить прежде, чем я зайду в кабинет.
И вот я вижу ее, вид немного помятый, но в целом.. Я безумно рад ее видеть. Сердце мое сджалось в тугой комок, оно замерло, словно прислушивалось ко мне, к моему дыханию, к эмоциям, которые переполняли меня, сочились через край.
-Как же ты меня напугала! - чуть ли не в стонах произношу я, подходя к любимой. Я аккуратно коснулся ее щек и посмотрел на лицо, словно проверял, нет ли каких ран. На самом же деле я смотрел в ее прелестные голубые глаза, которые придавали мне сил. Видя их, я знал, что все хорошо. Моя любимая, моя половина рядом.
Я крепко обнял Шерри. Мои руки обвивали ее тело, прижимая ее к моей груди. Я слышал ее дыхание, я чувствовал, как ее руки пытаются ответить взаимностью, прижимаясь к моей спине. И так я держал ее некоторое время, боясь даже пошевелиться. Я словно пытался привыкнуть, что она здесь, что я наконец-то добрался до нее. Через пару минут я прижал ее к себе сильнее, мне было недостаточно, я не хотел, чтобы объятия ослабевали. Одной рукой я поддерживал ее голову, пытаясь прижать сильнее, и я закрыл глаза. Пытаясь прочувствовать не только ее грудь, которой она прижималась ко мне, а все тело, каждую ее клеточку. И мне ничего не нужно было. Хоть мне было страшно, хоть я волновался, мне было хорошо, по-настоящему хорошо. Я рядом со своей половиной, я целый и этими объятиями я словно пытался соединить нас. Я боялся, что мы когда-нибудь разъединимся. Я так перенервничал, что чувствовал, как подкатывают слезы. Но нет причин плакать, и прижавшись губами к плечу Шер, я попытался задавить в себе этот порыв. Но, все же, тяжелое, прерывистое дыхание выдавало меня, но это волновало меньше всего. Моя любимая, моя жена, мой луч солнца, она здесь, рядом. Она дышит. Она живет. Она обнимает меня. И мне было хорошо, мне не было спокойно, но стало лучше, она со мной, это уже повод чувствовать себя отлично.
-Как ты себя чувствуешь? - заволновался я, отстраняясь от Шерри и снова смотря ей в глаза, - ты только поправилась, не умеешь без приключений!
И я не знал, злился ли я на нее или нет. Скорее я злился на ее работу. Каждый день - это комок переживаний, который в течение дня я пытаюсь проглотить, словно горькую пилюлю. Но я не смею требовать у любимой увольнения, это не честно и не уважительно по отношению к ней. И я знаю, она уволится без задних мыслей, сделает ради меня, но разве она будет счастлива? Жизнь - это многогранник. Когда не хватает какой-то грани чувствуешь себя неполноценным. Одна из граней Шер была работа. Да и стоит ли мне сокрушаться на ее профессию? Учитывая, в скольких переделках побывала моя жена, она просто святая или же счастливица, потому как что бы с ней не случилось, она всегда выходила сухой из воды. Сколько бы травм не было, она все перебарывала.
-Я люблю тебя.. - улыбнулся я и, коснувшись кончиками пальцев шеи Шерри, приблизился к ее сахарным губам, кротко целуя их. Вместе с поцелуем я передал любимой всю свою любовь, что была во мне, словно подтверждение моих слов. Наконец-то заметив шов на ее лбу, я пожелал его рассмотреть, чтобы оценить силу удара. Я поцеловал возле раны, не думаю, что врачи похвалят мою, грубо говоря, само медицину, но это наш с Шерри маленький секрет.
-Все пройдет, - улыбнулся я, сжимая ладони Шер, садясь рядом на кушетку, - как это случилось? Ту кафешку по новостям показали.. И, когда я могу тебя домой забрать?
Столько вопросов... но мне необходимо знать ответы, особенно на последний. Хотелось бы уже забрать жену домой и провести с ней вечер. Без всяких взрывов и увечий. Провести время по-домашнему, уютно, по-человечески.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-06 01:29:59)

+1

5

Мягко скажем, я чувствовала себя неловко. Видя лицо Этьена, понимая его переживания, мне невольно становилось стыдно. Единственное, что хотелось сделать, так это сказать ему, что все хорошо, убедить его в этом, только бы не видеть больше этого волнения, которое разрывало душу любимого по моей вине. На его первые слова, я лишь мягко улыбнулась. Однако когда француз приблизился, улыбка погасла, появилось какое-то растерянное выражение лица. Я, правда, не понимала, что сказать и как сделать, чтобы оправдаться. Тьен, тем временем, присел и коснулся моих щек, от чего я тут же закрыла глаза, дотрагиваясь ладонями до его рук. И вроде хочется повторить, что все хорошо, в горле словно ком, я просто с замиранием наслаждаюсь присутствием и прикосновениями возлюбленного. В этот же момент Этьен обнимает меня. И разве нужно что-то большее? Эти объятия, от которых раз за разом бросает в дрожь… Положив руки на спину мужа, я прижимаю его к себе все сильнее и сильнее, словно безмолвно шепчу «все хорошо, все хорошо». И я чувствую, как  каждой секундой объятия француза становятся крепче. Он словно хочет прижать меня всю к себе, а я что, а я и не против, я очень хочу этого, всегда хотела и буду хотеть. И мы словно стали единым целым, я закрыла глаза, на лице появилась мягкая улыбка. Щекой я чувствовала волосы Этьена, и чем сильнее он меня прижимал, тем отчетливее были эти ощущения. А еще аромат его шампуня…, его дыхание, стук сердца. Вмиг мне стало так спокойно. В который раз убеждаюсь, что его руки творят чудеса. В его руках я ощущаю дрожь, в его руках уют, спокойствие и тепло. В его руках, в его объятиях. И я продолжаю  обхватывать его крепкое тело руками, чувствую, с какой силой он прижимает меня к себе. Не только грудь к груди, всю, он пытается прижать меня всю! А я пытаюсь ответить тем же, вдавливая ладони в его спину, лишний раз показывая ему, что я жива и я рядом, и всегда буду, никогда не уйду. Ведь понимаю, что эти объятия призваны показать французу именно это, почувствовать облегчение, реальность происходящего, нежели успокоить меня. Собственно, в успокоении я и не нуждалась. Но все же как спокойно мне сейчас было, как хорошо.
- Все хорошо, Этьен, - в очередной раз произнесла я, смотря мужу в глаза, после чего протянула руку, дотронувшись до его шеи и начав поглаживать пальцами волосы на затылке. – Ничего серьезного. Да и несерьезного тоже, - разумеется, муж не мог сдержать злости. Я его понимала. -  Эй…, я же не сама его взорвала. Я жертва обстоятельств, но на меня почему-то все орут.
Это было скорее комическое отступление, потому я снова мягко улыбнулась, дотрагиваясь ладонью уже до щеки мужа, и аккуратно поглаживая ее большим пальцем. Я непрерывно смотрела в его глаза, не зная, как еще могу успокоить. Через несколько секунд моя рука скользнула ниже, дотрагиваясь до груди в области сердца. Сердечко все еще стучит, сильно и часто, но это в очередной раз вызывает у меня улыбку. Я как бы безмолвно говорю «перестань, дурачок, со мной ведь все хорошо». Затем Этьен дотронулся до меня и подтянул к себе. Закрыв глаза, я ощутила, как его губы аккуратно коснулись моих и, конечно, не могла не ответить взаимностью, губами прижимаясь к уголку его губ.
- Я тебя тоже люблю, - улыбнулась я, после чего муж решил воспользоваться нашим старым способом лечения ран. – Так вот как ты узнал…, - протянула я, когда француз сообщил, что кафе показывали по новостям. – Я сама ничего не поняла. Только подъехала, и… бум. Но я находилась на безопасном расстоянии, так что не пострадала. Прости, что сразу не сообщила, я просто не думала, что репортеры приедут туда раньше, чем я в больнице доберусь до телефона. Не переживай, - на лице снова мягкая улыбка, глубоко вздохнув, я подаюсь вперед и в очередной раз обнимаю мужа, медленно и заботливо почесывая пальчиками его жесткие волосы на затылке. – Все хорошо. Забрать? – я с улыбкой отстраняюсь, все еще продолжая почесывать волосы. – Да хоть прямо сейчас, дорогой.
- Я бы так не сказал…, - внезапно слышится знакомый голос, от чего я сразу отвлекаюсь, смотря на дверь. А там стоит мой лечащий врач, который зашел в очень удачный момент. – Эту ночь Вам придется провести здесь. Да, ничего серьезного, но Вам требуется отдых, лейтенант, и я не уверен, что Вы его себе обеспечите. Завтра утром, как раз, посмотрим швы, и поедите.
- Что? Вы же не серьезно, - усмехаюсь я, смотря на Этьена, словно желая, чтобы он тоже отметил глупость реплики доктора. Сколько раз меня зашивали, но ни разу не приходилось оставаться на ночь! Парочка швов – это стало такой обыденностью, которая была не достойна не только нашего с Этьеном беспокойства, но и внимания. – Это всего 9 швов! – возмутилась я, увидев, что док все же настроен серьезно. – Нет, я…
- …останетесь, - спокойно прервал меня доктор. – Иначе я заполню справку о том, что Вам необходим недельный отдых, и тогда Вы вообще не выйдете на работу, а будете каждый день ездить в больницу на осмотры. Тоже самое произойдет, если мистер Моро, - мужчина посмотрел на француза, - попытается этому воспрепятствовать, - уж мой лечащий врач помнил, как яростно Этьен всегда отбивал меня от больницы, после более серьезных травм, и забирал домой, без особого согласия медперсонала. 
- Ну Вы и… шантажист, - скривилась я, после чего врач безмолвно покинул палату.
И вот мы с мужем снова остаемся наедине. Похоже, выбора у меня нет. Единственный шанс, полноценно вернуться завтра домой, это провести сегодняшнюю ночь в больнице. Что ж, все с той же улыбкой, я провела ладонью по руке Этьена, после чего в очередной раз дотронулась до его щеки и наклонилась вперед, чтобы поцеловать в губы. Не успела я ничего сказать, как француз тут же отметил, что остается со мной. И вновь мне неловко, и вновь мне стыдно за испорченный вечер, хочется переубедить его, чтобы не ломал косточки на этой койке сегодня ночью, а ехал домой, спал в нормальной постели. Но одновременно, сама понимаю, что буду скучать.
- Я бы хотела, чтобы ты поехал домой и поспал на нормальной кровати, но понимаю, что без тебя не протяну даже одну ночь. Что ж, позвони Шанталь, - сжимая ладонь мужа в своих руках, протянула я. – Пусть она заберет Меган на ночь. А раз мы были лишены обеда…, - с этими словами на моем лице появляется кривая ухмылка, одной рукой я дотягиваюсь до пульта, вторая все еще сжимает ладонь Этьена. Нажимаю на кнопку, и в палату тут же вбегает медсестра. Увидев, что я не в критическом состоянии, она корчит недовольное лицо, ведь это кнопка экстренного вызова. – Все вопросы к доктору Беннету, - тут же замечаю я, уже на автомате поглаживая ладонь мужа. – Это он настоял на том, чтобы я осталась. Терпите. Значит, мы проголодались. Будет здорово, если нам принесут обед. И не возмущайтесь, - тут же поспешила проговорить я прежде, чем медсестра скажет, что так это все не делается, и вообще Этьен не пациент, ему обед не положен. – У меня такая страховка, что хватит на 10 обедов. Если надо доплатим наличными, если надо я поговорю с доктором МакКоем. Он, кстати, есть? Давно я своего хорошего друга не видела! – на моем лице яркая улыбка, это тонкий намек на то, что главный врач – мой лучший друг, и если мои капризные требования не выполнят, я пожалуюсь. Медсестра ничего не сказала, просто вышла из палаты. Я же повернулась к Этьену. – Все в порядке? – интересуюсь на всякий случай, дабы убедиться в том, что волнения покинули француза. – Никуда я от тебя не уйду, - с этими словами, я в очередной раз наклоняюсь вперед, и прижимаюсь к щеке мужа губами. Рука сжимает его ладонь. И я не могу просто так оторваться, перестать прикасаться. Мне хочется чувствовать его присутствие, ощущать его запах и прикосновения каждую минуту, каждую секунду. – Прости, что заставила все это пережить…, - все же отстранившись, я начала аккуратно почесывать  его волосы в области виска, всматриваясь, тем временем, в любимые черты лица.

+1

6

Как только я крепко сжал жену в объятиях, казалось, что время вокруг нас замерло. И нам ничего не нужно было, у нас уже все было в достатке. На глазах нам становилось легче, ведь все позади, мы снова вместе, снова неразлучны, как и всегда.
Ее объятия, ее руки, что сжимали меня так крепко, словно просили меня не переживать, успокоиться, ведь все хорошо. Забавно, но похоже мы напугали друг друга. Я знал, прекрасно понимал, что Шер переживает за меня, она всегда переживала, зная, что ее работа заставляет меня не просто нервничать, а сходить с ума от волнения. Послышался бархатный голос жены, она посмотрела мне в глаза, аккуратно поглаживая мои волосы. Конечно я злился на ее работу, стоило ей намекнуть на это. Иногда мне даже было обидно, что она жертвует своей жизнью ради других, а как же я? Мне все равно, чем другие живут, как живут, мне важно, чтобы моя жена была рядом со мной, приходила домой целая и здоровая. И да, я не мог не злиться, потому что зачастую были травмы. Мелкие, но все же травмы.
-Кто на тебя орет? - уже как-то напряженно спросил я. Даже если это и была шутка, то я ее не понимал. В таком состоянии я понимаю только одно - моя Шерри жива и свернул бы шею тому, кто ее обидел или покалечил. В такие моменты я действительно жалею, что не работаю вместе с Шер. Тогда бы у меня было больше возможностей мстить обидчику, по крайней мере я бы его знал, а так я в полном неведение.
Одако злость как рукой сняло, как только Шерри коснулась моей щеки. Я закрыл глаза и прижался к ее теплой ладони, показывая, как мне хорошо. Почувствовав руку на своей груди, я открыл глаза и посмотрел на любимую. Да, она тоже за меня волнуется, ведь я накручиваю себя даже тогда, когда все не так уж и страшно. За все это время у меня на лице наконец-то появилась улыбка. Я коснулся щек Шерри и поцеловал ее сахарные губы, а после и рану, в надежде, что она скоро затянется, и Шер поправится.
-Знаешь, что странно, я узнал чисто случайно. Словно что-то пыталось предупредить меня, я не мог переключить канал и пока разбирался с батарейками услышал новость. Это потрясающе, Шер. Как бы сентиментально не звучало, но мы действительно созданы друг для друга, - я аккуратно поцеловал кончик нас Шер, пока она почесывала мои волосы, отдыхая в моих объятиях.
-Прямо сейчас? Отлично, я тебя сегодня из дома не выпущу и не отпущу от себя ни на шаг, поняла меня, моя искательница приключений - я снова поцеловал Шер, но нас прервал врач.
Старый знакомый, если можно так выразиться. Он меня не долюбливал, потому как я всегда пытался буквально выкрасть жену из больничных стен.Всегда мешал его лечению, возможно даже рисковал здоровьем Шер из-за моего дилетантства. Именно поэтому для него я был не любящим мужем Шерон Моро, а вредителем.
-Что ей делать в больнице? Она же не в коме, в конце то концов! - логичнее было так беспокоиться, когда я забирал Шерон с амнезией, а не с защитой раной. Но смысл мне было препятствовать, доктор нашел на меня управу. Он обрезал все пути отступления, так что Шер ничего не оставалось, как согласиться провести ночь в больнице. А что я? Я не оставлю ее здесь одну!
Шерри сладко поцеловала меня, после чего я позволил себе высказаться.
-Если бы знал, взял бы нам пижамы - я улыбнулся, - не думай, что я оставлю тебя одну ночевать в больнице. Слушай, думаю, мы уже в праве требовать отдельную палату специально для четы Моро.
А что, было бы неплохо, тем более, что с появлением Шер в моей жизни, я стал неприлично часто посещать больницу. И все же, я знал, что моя роль важна. Я посещаю больницу лишь с той целью, чтобы быть с любимой, чтобы поддерживать ее, чтобы успокаивать.
-Домой? Так ведь я уже дома.. - шепчу я, в надежде увидеть нежную и теплую улыбку любимой, - рядом с тобой, я дома, даже если мы просто в обычной палате, на обычной койке. Так что не переживай, я даже высплюсь, лишь с тобой рядом был.
Я уже достал телефон, чтобы попросить сестру посидеть с дочкой, а Шерри рушила, что нам нужно пообедать, не пропускать же совместную трапезу из-за какой-то больницы. Пока Шер воевала с медсестрой, если можно было так выразиться, я позвонил сестре и попросил забрать Меган. Когда наконец медсестра ушла, мы смогли остаться с Шер наедине.
-Думаю, мне понадобиться время, чтобы успокоиться, в принципе, уже намного лучше. Ты же знаешь, как я себя накручиваю, - Шерри прижалась к моим губам, словно извинялась за все и просила успокоиться. Я сжал ее руку, просто наслаждаясь тем, что уже рядом. Мне ничего не нужно было, я наслаждался малым.
-Все нормально, я ведь знал, что будет не просто. Не переживай за меня, тебе отдыхать нужно. Я так рад, что ты жива, и что с тобой хорошо. Я бы не пережил, если бы тебя не стало..
И снова затронута эта тема. Я знал, что не проживу без Шерри и дня, моя жизнь потеряет всякий смысл. И так страшно было об этом думать. Так страшно было думать о том, что я вдруг останусь один. Я снова обнял Шер, положив голову ей на плечо. Так хорошо, так уютно. Я словно маленький мальчик, который ищет спасения в объятиях Шер.
Нас отвлекли, принеся обед на две персоны. Медсестра теперь тоже недовольна моим присутствием. Но мне как-то все равно, главное, что я с Шер. Девушка поставила еду и ушла, а я, переглянувшись с Шерон усмехнулся.
-А ты здесь прямо vip-больной. Постоянный клиент, все для тебя? - да, порой мне казалось, что Шер посещает больницу слишком часто, но может мне это только казалось? Во всяком случае, мы поели суп и съели йогурт.
-Интересно, а сюда еду заказывать можно или только их пищей питаться можно? Я бы тебе заказал десерт, который хотел сегодня заказать в обед.
Итак после обеды мы решили прогуляться. Мы вышли на дворик и сели на одну из лавочек.
-Помнишь, как ты тут прижималась ко мне, как котенок. Такая беспомощная, такая милая, напуганная. Смотри, видишь пару. Как думаешь, сколько они вместе? Посмотри, как она заботливо вытирает ему руки, словно ребенку. У нас ведь так же будет? - и я окунулся в атмосферу нежности и любви, обнимая Шерри, которая положила голову на плеча и одной рукой оглаживала мою грудь. В такие моменты я ощущал безграничное счастье, которое дарила мне только одна женщина на свете. Моя любимая Шерри.
Мы проводили время в тихой и неспешной беседе, и было так здорово. Мы говорили о нас, представляли будущее и вспоминали прошлое, говорили о чем-то отвлеченном, смеялись или же нежились в объятиях друг друга.
Ближе к вечеру позвонила Шанталь и отчиталась, что Мегги забрала и та играет с Ноэль. Мы с Шер могли быть спокойны за дочь. Я прилег на кровать, Шерри пристроилась рядом, прижимаясь всем телом к моему боку. Я крепко обнял ее. Пока нас никто не тревожил, я решил воспользоваться возможностью и сладко поцеловал любимую, утопая в страстном и нежном поцелуе. Оторвавшись, я поцеловал подбородок, а потом коснулся губами и шеи жены
-Тебе завтра опять на работу или дома отсидишься? - тихо спросил я. И не составит труда догадаться, что я хотел, чтобы Шерри осталась хотя бы на один день дома, забыла бы про работу, - хотелось бы провести завтрашний день с тобой..
Хотя, я понимал, что работы у любимой сейчас прибавится, как я понял, они потеряли одного из свидетелей.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-06 15:55:45)

+1

7

- Ну… ты на меня орешь, - как-то неуверенно протянула я, понимая, что тон Этьен повысил скорее на мою работу, и все же! – Шеф на меня орет, те, кто выше его будут на меня орать. Словно я специально подложила туда бомбу, лишила нас последнего свидетеля, а еще ударила себя бетонным камнем по голове напоследок. Дикость же!
Я отрицательно покачала головой, но к крикам начальства я уже привыкла, это стало обыденностью, которая меня ничуть не трогала. Все ведь понятно, на них давят сверху, и надо на кого-то покричать, на ком-то сорваться. Собственно, я поступаю так же. В любом случае, сейчас не об этом. Сейчас мы с Этьеном наслаждались уединением, обнимались. Он пытался успокоиться, я пыталась показать, что рядом, и никогда его не брошу. Только как ему объяснить, как его убедить в этом, чтобы каждый день он не вздрагивал от звонка телефона, опасаясь, что звонят из больницы или с моей работы? Он тот, ради кого я дышу, и ради кого буду бороться за жизнь до конца, с какими бы трудностями не сталкивалась. Ведь даже на том свете, если он существует, без него мне ну будет покоя. Я слишком сильно ударилась по голове? Я несу бред? Если бы, я просто люблю, по-настоящему, впервые в жизни. От этой мысли мурашки по коже.
- Да, мой дом там, где ты, - улыбаясь, словно подтверждаю слова француза, давая понять, что чувствую тоже самое. Но потом я снова решила извиниться, хотя легче мне от этого не становилось, что бы Этьен не говорил, я всегда буду чувствовать вину. – Этьен, послушай меня, - сжав руки мужа, я уселась поудобнее, явно готовясь сказать важную вещь или, по крайней мере, отвлечь его от не самых радужных мыслей. – Никогда не думай об этом, этого никогда не случится. Знаешь почему? Потому что есть ты. Трудно поверить, на что способен человек, когда ему есть ради кого жить, ради кого дышать. Когда есть тот, из-за которого смерть – вовсе не облечение, не спасение от земных мук, а, наоборот, самое страшное наказание, разлука. Я говорю странности, правда? – после этих слов я усмехнулась и смущенно опустила голову.
Но правда в том, что я должна была это сказать, должна была как-то вселить в Этьене уверенность в завтрашнем дне, в том, что я никуда не уйду, и меня никто не отнимет. Трудно работать, зная, что специфика работы приносит любимому человеку боль и вечные беспокойства. И этими, пожалуй, слишком откровенным и странными словами, я просто хотела доказать, что мне есть для кого жить, а значит ни одна сила на Земле не способна нас разлучить. Любовь делает человека сильнее, он становится непобедимым. И я уверена в себе, уверена в том, что делаю. И не потому что обладаю необходимыми навыками, а потому что люблю, искренне, безудержно, по-настоящему, и ради этого буду выживать, нравится это кому-то или нет. Но наша беседа была прервана. Медсестра все-таки принесла нам мини-обед на двоих. Конечно, больничная еда врятли сравниться с ресторанной, но хоть какая-то компенсация за испорченный день. Кивнув девушке в знак благодарности, я повернулась к подносам, готовясь разделить с мужем скудную трапезу.
- Тебе только кажется, что мы здесь часто, - усмехаюсь я, открывая баночку с йогуртом. – Просто раньше ты редко посещал больницу. Но, поверь, я родилась в рубашке. Меня здесь хорошо знают не потому, что я постоянный… клиент, а потому что просто часто по работе здесь бываю. То с коллегой что-то, то со свидетелем, то с подозреваемым. Причин много.
Пожав плечами, я ярко улыбнулась, после чего мы продолжили поедать наш скромный завтрак. Кстати, заказать что-нибудь я как-то не додумалась, о чем разу же сообщила мужу. Но мы решили, что завтра уже отпразднуем возвращение дома. Затем мы решили пройтись погулять. Врач как-то недовольно на меня посмотрел, но мы убедили его, что не убегаем, просто пройдемся по территории больницы. Выйдя на улицу, я вдохнула свежего воздуха, после чего мы присели на лавочку. Признаться, не сразу поняла, о ком говорит Этьен, однако потом заметила пару.
- Этьен, я не знаю, как у нас будет, - улыбнувшись, мягко проговорила я. – Но я знаю, как у нас сейчас, и знаю, что так будет всегда, так, а может и лучше, если это вообще возможно. Так что, тебе нравилось, когда я была как котенок? – внезапно усмехаюсь я, пододвигаясь к мужу ближе, изображая из себя беспомощного котенка. Затем я уткнулась носом в его шею, начав ласкаться, но потом все же не выдержала и засмеялась. – Не знала, что ты так животных любишь.
Немного сарказма, после чего я встаю, протягивая мужу руку. На самом деле, я с ним всегда такая: беспомощная, отчасти слабая, я с ним всегда котенок. Ведь рядом с таким мужчиной у меня нет причин оставаться той сильной женщиной, которая борется с преступностью и всегда готова постоять за себя. А зачем? У меня есть тот, кто меня защитит, тот, в ком я уверена. В общем, мы вернулись в палату. Время пролетело незаметно. Мы разговаривали, шутили, я позволяла себе высказывания в сторону доктора. Потом заметила, что на мне все еще та пыльная одежда, потому решила переодеться в больничный халат хотя бы на ночь. Пока я стояла за ширмой, Этьену уже успела позвонить Шанталь. Я прокричала, чтобы муж поблагодарил от нас свою сестру.  В этот момент двери в палату распахнулись, в помещение зашли двое моих коллег. Я тут же выглянула из-за невысокой ширмы, зашли они вовремя, я как раз сняла с себя все! 
- Ой, простите, - тут же заметил коллега, хотя из-за ширмы все равно ничего не видно, только Этьен мог видеть часть моего тела, ведь сидел почти сбоку. – Лейтенант, нам нужно, чтобы вы пописали разрешение на осмотр вашего автомобиля криминалистами, - если машина находилась около места происшествия, разрешение не требуется,  ее автоматически конфискует департамент для осмотра, однако, я офицер полиции, в этом случае без согласия забирать автомобиль не имели права.
- Ты сейчас правда думаешь, что у меня есть ручка? – стоя за ширмой в голом виде, поинтересовалась я. Но это был сарказм, шутка, от которой, тем не менее, молодой коллега покраснел. – Пусть Этьен подпишет. Подпишешь, дорогой? – как муж, француз имел законные права подписывать такие документы. Через несколько секунд мужчины удалились, а я наконец-то переоделась и вернулась к Тьену, который уже прилег на кровать. Я тут же уместилась рядом. – Вообще, было бы здорово на работу съездить, но… давай так. Завтра утром заскочим в участок, я поговорю с начальством, а потом домой, хорошо? А ты на чем приехал? – было понятно, что муж взял либо Порш, либо Мустанг. Через минуту я попросила Этьена лечь набок, чтобы мы оказались лицом друг к другу. Порой просто прижиматься к его груди было холодно, а так он имел возможность полностью обнять меня, укрыть, моя голова прижималась к его груди, я ощущала его дыхание, вздымание груди, было тепло и уютно, я была словно в коконе. – Все-таки в такой узкой кровати есть положительные моменты, - проговорила я, утыкаясь носом в грудь мужа, после чего усмехнулась. – Во сне ты не сможешь повернуться так, чтобы отстраниться от меня.
Я и сама не заметила, как уснула. И дело вовсе не в усталости, просто в его руках стало так тепло и спокойно, так уютно, что сон пришел сам собой. Утром нас разбудила медсестра, тут же сообщившая о том, что мне нужно показать швы, а затем мы можем ехать домой.

+1

8

Шерон у меня особенная. Она умудряется попасть в историю, где, казалось бы, попасть просто невозможно. Видно, у нее в этом был талант. А я? А на меня выпала доля любящего мужа, который будет вечно переживать за свою женушку, как бы она его не успокаивала и как бы она его не убеждала. И переживаю я за нее не потому, что сомневаюсь в ее способностях, напротив, я знаю, что она у меня способная и талантливая, если так можно выразиться по отношению к полиции, но я с гордостью могу заявить, что она настоящий профессионал. И как можно не волноваться, если твоя половина где-то далеко. И ты знаешь, что в любой момент ей могут сделать больно. Даже мысль о том, что кто-то может ее дарить приводила меня в дичайший гнев, поэтому я старался не думать о тонкостях работы жены, а просто преданно ее ждал. Дома или на работе. Я ждал минуту, когда мы можем встретиться и очень боялся, чтобы не зазвонил телефон и посторонний, ранее не известный мне голос сказал, что моя жена в больнице.
Бархатный голос любимой отчаянно пытался успокоить меня. Кажется, Шерри была взволнована моим состоянием. Забавно, но я волновался за то, что с ней могло что-то случится, а она волнуется, что я переживаю. Замкнутый круг какой-то. И все же, я об этом не думал Сложно вообще думать, когда тебя называют смыслом жизни. Это невероятно приятно, что ради тебя готовы рваться на части, готовы убить кого угодно, лишь бы припасть к твоей груди и крепко обнять. И Шерри была такой женщиной, которая готова была совершить любой подвиг в мою честь. Я мягко улыбнулся.
-Почему ты считаешь это странным? - тихо спрашиваю я. Шерри смущенно опустила голову, а я, коснувшись кончиками пальцев ее подбородка, аккуратно поднял ее, в надежде увидеть теплый, любимый, лазурный взгляд, - ты влюблена. Точно так же, как и я. И то что ты говоришь, вовсе не глупости, по крайней мере не для меня. Я никому тебя не отдам.. - выдыхаю я, кротко целуя губы любимой.
Наше уединение было нарушено. Медсестра, с весьма недовольным выражением лица, принесла нам обед, подобно официантке. И ее понять можно, не каждый день вот такие наглые клиенты попадаются, верно? И все же, пусть она винит во всем своего начальника, врача, который шантажом заставил нас здесь сидеть. Мы приступили к трапезе. Учитывая мой аппетит, мне показался обед весьма скудным, словно я после операции и есть мне ничего толком нельзя. Все было диетическое, но все же сносное, привкус соли чувствовался, а это уже радовало.
-Надеюсь, твоя рубашка никогда не порвется, - усмехнулся я, вроде как шутя, но в то же время говоря искреннею правду. Я не хотел, чтобы удача отвернулась от Шер, - а если вдруг порвется, ты ведь знаешь, что я помогу ее подшить..
Разговаривая подобными метафорами можно было понять, что если вдруг Шерри снова попадет в какую-нибудь неприятную историю, я буду выхаживать ее, словно птенца, как я всегда это и делал. За это она может никогда не беспокоиться. Я ее не брошу, даже если она не сможет ходить и будет только лежать. Я не брошу, потому что она вся моя жизнь, мой смысл. Она должна это понимать.
-Да, уж, теперь и меня все тут знают, а раньше я больше в аптеки ходил, не люблю я этих приведений в белых халатах. А то, с каким удовольствием я пытаюсь им насолить, крадя тебя, словно преступницу, то меня можно смело назвать охотником за привидениями. Или охотником за головами, раз тебя краду? Что-то я запутался. Не обращай внимания - я засмеялся и махнул рукой. Все-таки мое волнение на мне сказалось.
После обеда мы решили прогуляться во дворе. Врач все еще недоверчиво на меня посматривал, так что нам пришлось еще и убеждать, что мы никуда не убежим и через пару часов вернемся в палату. Заметив пожилую пару, я поспешил поделиться мыслями с женой.
-Может быть ты и права, в последнее время я слишком часто задумываюсь о будущем. Правда, не могу не думать, столько планов. Я уверен, тебе понравится наш новый дом, - я улыбнулся и поцеловал Шер в щеку, словно ребенка, которому пообещал подарить что-то необыкновенное. Да, пожалуй, так оно и будет. Я понимаю, что много на себя беру, и бизнес, и новый дом, но я знал, что мне все по силам, потому что мне есть ради кого жить, есть ради кого стараться. Я хотел обеспечить нам комфорт, уют. А еще мне хотелось успеть с домом ко дню рождения жены.
-Ты и есть мой котенок, - протянул я, пока Шерри ласкалась о мою шею, словно и правда была маленькой кошкой, которую я приручил, - ну, животных я люблю, да. Но особенно я люблю своего котенка, - я игриво почесал Шер за ушком, а потом мы вместе засмеялись.
Время несется мимо нас  незаметно. Казалось, мы только вышли погулять, как уже шли обратно. В палате Шерри решила переодеться. Я сидел возле ширмы, листая журнал, но стоило Шер все с себя снять.. журнал мне уже был не интересен. Но как только в палату зашли коллеги, я напрягся. А вдруг ширма все просвечивает? Кто знает!? Я не хочу, чтобы эти олухи пялились на мою жену! Она красивая, достойна восхищения, но извините, это уже наглость. Шер попросила меня подписать документы, и стоило одному из мужчин сделать шаг, чтобы подойти ко мне, я чуть ли не зарычал
-Стой, где стоишь! - я посмотрел на него, потом на Шер, - я сам подойду.. - я встал, мне вручили ручку и я поставил свою подпись на каком-то документе.
-Надеюсь вы найдете того, кто это сделал, - проговорил я, возвращая ручку. Как только они вышли, стало как-то спокойнее, мы снова были наедине с Шерон.
Я прилег на кровать, теперь у нас с Шерри есть время просто поболтать.
-Фух, ладно, раз надо, значит заедем, но потом сразу домой! И пусть только попробуют мне возразить! - но мой пыл пропал, как только Шер спросила про то, как я доехал. Я знаю, что мне разрешено брать машины, но все же, машины не дешевые, и хорошо, что я выбрал порш, а не мустанг, иначе бы меня отругали по полной, - на порше.. - как-то не уверенно проговорил я. Может быть я бы и сказал, что на такси, но как-то не хотелось врать, она бы все равно утром все узнала.
Я повернулся на бок и Шер прижалась к моей груди, а я ее обнял, накрывая ее тело правой рукой, а левой играя роль мягкой подушки. Было так хорошо, что называется, в тесноте, да не в обиде. И я готов был сжимать любимую до самого утра, не отпускать ни на секунду!
-О да, надо будет купить такую домой - улыбнулся я. Хотя, не думаю, что на такой кровати удобно заниматься любовью. В этом вопросе нам нужно раздолье!
На удивление, Шер заснула раньше меня. Я лишь улыбнулся, видя этого ангела, который тихо сопел, уткнувшись носом в мою грудь. Прежде, чем уснуть самому, я тихонько поцеловал ее лоб и пожелал сладких снов.
Утром нас разбудила медсестра. Боже, жаль мы не дома, так бы я еще повалялся. Шер, воодушевленная тем, что совсем скоро будет дома, пожелала поскорее встретиться с врачом, я же пока пошел попить чаю из автомата. Признаться, бурда редкостная, но чтобы проснуться мне нужно было это пить. Где-то через полчаса, может быть чуть больше, мы были свободны. Подойдя на парковку, мы нашли порш. Я и не заметил, как поставил на нем царапину, а вот Шерон заметила. И, признаться, я думал, что она меня, не задушит, так покусает. Да, она была возмущена, но а что я мог сказать? Я только и делал, что извинялся.
-Может ты сядешь за руль? - виновато протянул я, протягивая ей ключи. Но Шерри отказалась, видно, хотела, чтобы я поборол свой страх. Я сел за руль. Раньше было не так страшно, когда я мчался по улицам Сакраменто, сейчас же, когда она рядом, я издевался над гоночной машиной, волочась по дороге, словно раненный. Шер меня попросила ехать быстрее, я лишь вздохнул, ну вот что мне делать со своим страхом. Итак, через n-ое количество времени, мы наконец-то оказались возле департамента полиции.
-Я здесь побуду, ты иди. Только не долго, ладно? - Шерри скрылась за дверями здания, а я вышел на улицу и стал изучать царапину на машине. Получилось как-то не очень, не думал я, что так облажаюсь.

+1

9

Если честно, сначала я немного испугалась. Слишком резко Этьен прорычал в сторону моего коллеги. И вот удивленно смотрю на мужа, потом на парня, руками прижимаю к груди больничный халат, а затем усмехаюсь.
- Простите ребята, - все с той же усмешкой протягиваю я, - это театр для одного зрителя, - разумеется, имелся ввиду вид на мое обнаженное тело, которое, в общем, никто бы и не заметил. Но все же приятно, как француз охраняет свое!
Мальчики смутились еще больше. Однако они послушно вручили Этьену бумажку, тот расписался, и они покинули палату, оставив мужа и жену наедине. Я быстро переоделась и вернулась к французу, аккуратно умещаясь около него. Собственно, и не нужно мягкой домашней постели, не нужно домашнего уюта, ведь уютно и здесь. Лежа около француза, я испытывала неописуемое спокойствие и, пожалуй, превращалась в того самого котенка, о котором он говорил еще днем. Тепло, безопасно, невольно забываешь, что ты в больнице, достаточно лишь закрыть глаза. И вот мы касаемся темы машины, Этьен отвечает как-то неуверенно, на что мне остается лишь усмехнуться. Я никогда не запрещала ему брать свои автомобили, даже Мустанг, главное, чтобы ездил аккуратно. А с этим у француза всегда был полный порядок.
- Да не волнуйся ты, - с улыбкой протягиваю я, уже начав засыпать, - хороший выбор. Ты в нем классно смотришься.
Через несколько секунд я побудила возлюбленного повернуться ко мне лицом, после чего тут же прижалась к его груди, словно действительно маленький котенок, ищущий защиты у взрослого, желающий спрятаться в его объятиях и забыться. Не стоит удивляться тому, что уснула я быстро под звуки дыхание мужа и ощущая приятный аромат его парфюма. Время пролетело так быстро, что показалось, будто бы мы и вовсе не поспали. Однако, медсестра, которая нас и разбудила, заметила, что уже 9 часов утра и мне пора на осмотр, после чего можно и домой. Я лишь слабо закивала, а затем сонно посмотрела на Этьена, который так же не сразу смог проснуться. Улыбнувшись, я поцеловала его в подбородок, после чего встала. Чем быстрее пройдет осмотр, тем быстрее мы окажемся дома. И вот спустя несколько секунд я уже сижу на столе для осмотров. Доктор Беннет изучает мой шов, подтверждая, что все прекрасно, а швы можно снять уже через неделю. Кивнув ему в знак благодарности, я соскользнула со стола и направилась в палату. Нет, я не злилась на мужчину, ведь он, по сути, ничего не испортил. Этьен был со мной рядом, а значит ночь в больнице была терпимой. И вот мы с французом собрались, я попросила его взять мое оружие и значок. Вышли на улицу, подошли к машине. Сначала я ничего не заметила, однако, открыв дверь пассажирского сиденья, внезапно замерла. Несколько секунд осмысления, и вот я захлопываю дверь, подходя к крылу. И боже, не верю своим глазам!
- Это что… царапина? – в недоумении протягиваю я, смотря то на машину, то на Этьена. – Нет, это… царапина. Этьен, почему на моей машине царапина? – я присела на корточки, дабы разглядеть повреждение. Хотя, тут и не нужно особо присматриваться, все заметно даже издалека! – Выглядит ужасно. Тьен, ты где ездил? – разумеется, всего лишь риторический вопрос, призванный выказать мое возмущение. Поцарапал Порш! И все же, нам нужно ехать. Я устраиваюсь на переднем сиденье, и тут же слышу предложение француза сесть за руль. – Я похожа на человека, который сейчас может сесть за руль? Тебе тяжело, я понимаю, но давай потихоньку привыкать, потому что не всегда я, как сейчас, например, могу вести машину.
Я все еще была немного на взводе из-за искалеченной машины, но все же че черт с ней, с царапиной, эти слова я произносила сознательно. Жестоко, но как еще можно заставить мужа сесть за руль? По-хорошему он не понимал, может, поймет так, ведь я большего всего на свете хочу, чтобы он избавился от неоправданного страха, и чувствовал себя за рулем так же уверенно, как и прежде. И вот Этьен садиться, я пристегиваюсь, мы начинаем движение. Впрочем, это с трудом можно таковым назвать. Наш Порш не превышает и 70 километров в час, от чего я начинаю негодовать, поторапливая француза. Понемногу, но он набирает скорость, и вскоре мы оказываемся около участка. Француз решил остаться, я же поднялась наверх, выслушивать претензии начальства. Как и ожидалось, на меня покричали, сказав, что это был единственный свидетель по делу, а потом беседа перешла в более спокойное русло. Мы немного обсудили, что дальше делать, шеф обещал держать меня в курсе событий, и через минут двадцать, я снова вышла на улицу. Этьен стоял около машины, разглядывал царапину. Я невольно усмехнулась. Кажется, он отнесся к этому серьезнее, чем я. Нет, я люблю свои машины и, наверное, убить готова того, кто посмеет до них дотронуться, но ведь Этьен не в счет! Повозмущалась и хватит. Хотя, я не спешила переубеждать мужчину, лучше использовать этот момент для того, чтобы он купил себе машину, в принудительном порядке! И вот мы сели в автомобиль, кое-как доехали домой. Я видела, что муж слегка расстроен, потому, как только француз присел на диван, я тут же уместилась рядом.
- Этьен, это неважно, - протянула я, имея ввиду царапину, однако пришло время и воспользоваться данной ситуацией. – Но! – я пододвинулась еще ближе, дотрагиваясь ладонью до затылка мужа и начиная поглаживать его волосы. – На этой неделе ты купишь себе машину, понял? Это не обсуждается. Купишь, и будешь царапать ее, сколько влезет, - с этими словами и с яркой улыбкой, я потеребила щечку мужа, словно маленького ребенка.
Могло показаться, что это упрек. Поцарапал мою машину, больше не дам значит, покупай свою – и царапай. На самом деле, как уже оговаривалось, мне было плевать на царапину, я просто хотела, чтобы Этьен справился со страхом, и это был один из способом вынудить его приобрести автомобиль. В конечном счете, сегодня ему уже пришлось вести меня, а значит, первый шаг уже сделан. Итак, через несколько секунд мне захотелось прилечь. Я сбросила эту усталость на крики шефа, мол от них голова заболела, хотя на деле, все же такой удар по голове имел свои последствия, о чем и говорил доктор. Я прилегла на кровать и тут же позвала мужа, попросив прилечь рядом. Как только он это сделал, я перевернулась, умещаясь на его груди и дотрагиваясь ладонью до его щетинистой щечки. Несколько секунд я просто улыбалась, смотря в его карие глаза и прислушиваясь к его дыханию.
- Знаешь, что я вспомнила там? – имея ввиду больницу, с мягкой улыбкой протягиваю я, не отнимая ладонь от лица мужа. – Как была на твоем месте, - да, мне вспомнилось, как Этьена ранили больше года назад в банке. – Тогда все было терпимо, сносно, а теперь… даже вспоминать больно, - и ведь это правда. Я так не переживала, не убивалась, а сейчас и вспоминать не могу, это невыносимо. – Я ведь до сих пор жалею, что не была рядом, не была первым человеком, которого ты увидел, придя в сознание. До сих пор помню. Но сейчас, Этьен, я знаю, что никогда бы не ушла. Я бы стойко сидела и ждала, пока ты откроешь глаза, пока скажешь что-нибудь, пока улыбнешься… Даже если бы мир вокруг рушился, а город погрузился в хаос! Я бы была рядом, и я бы была той, которую бы ты увидел первой. Но этого никогда не случится…, потому что ты…, - с этими словами я наклонилась, начав покусывать шею мужа и щипать его за бочки, вот так от серьезной темы мы подошли к чему-то более веселому, - никогда больше не попадешь в больницу в таком состоянии!

+1

10

Да, мне не понравилось присутствие посторонних в палате. Удивительно, но моя агрессия, если можно так выразиться, была инстинктивной, я чувствовал, как злюсь, чувствовал, как хочу быть наедине с женой. Кажется, Шер была довольна подобным жестом. Признаться, я был и сам доволен собой. Так что, ложились мы спать в приподнятом настроении. Мне нравилось защищать Шерон, а ей, по видимому, нравилось быть защищенной. Приятно вдвойне оберегать сильную и своенравную женщину, а ей, видно, нравится, что не нужно быть напряженной дома, дома о ней позаботиться и муж.
Лежа на узкой больничной койке было хорошо, тепло, уютно. я на минуту представил, что было бы, если бы я ночевал дома? Без теплого бока Шерри, без ее мирного сопения, без ее мягкого тела, которое я люблю обнимать, словно плюшевую игрушку? Нет, я попросту не уснул один в доме. Я неполноценен без Шер, а разве может половина чего-то спать? Уснуть может что-то общее в объятиях двух половин.
-Не в обиду твоему поршу, но я люблю что побольше. Мне тесновато в нем, - я усмехнулся. Нельзя сказать, что огромный, в плане размера. И все же мне нравились машины повыше и посолиднее. Скажем так, если приводить пример с лошадьми, то я скорее взял бы тяжеловозного шайра, нежели арабского скакуна. Не мое. Я улыбнулся подобной мысли и, заметив, что Шерри уже задремала, поцеловал ее в лоб, засыпая.
Как мне показалось, разбудили нас рано. Медсестра была требовательная, я предположил, что она мстит нас за нашу наглость в плане заказа обеда в палату. Однако я быстро забыл обо всем этом, как только теплые, нежные губы Шер коснулись моего подбородка. Я улыбнулся и открыл глаза, сонно смотря на Шерри. Маленькое чудо каждое утро. Ради этого стоит жить. Она пошла на осмотр, я попытался пожелать ей удачи, но, признаться, и сам не понял, что я пробормотал. Как только дверь закрылась, я сладко потянулся, желая проснуться быстрее. Пока жена была у врача, я выполз из палаты и прошел к автомату, чтобы начать день с чашечки горячего шоколада, сделанного из простого порошка и воды. Не какао, конечно, но что-то отдаленно похожее. Я пришел со стаканчиком в палату, и стоило мне сделать последний глоток, как зашла Шерон. Неужели она чувствует?
-Привет, как ты? - Шер стала рассказывать по дороге, что сказал ей зловредный врач. Радовало то, что он сдержал обещание и мы могли ехать домой.
Но выйдя на улицу... Я честно перепугался из-за царапины. Вообще я всегда водил аккуратно. И в аварию попал в первый раз, когда пострадала Шер, оттого было очень сложно пережить тот день. Точнее постараться его принять и избавиться от страха. Я уже собрался отказать от роли водителя, как жена сказала свое жесткое "нет". Да, она это умеет. Смысл мне противиться и оправдываться собственным страхом? Шер была права, не всегда она сможет сесть за руль, в конце концов, я не ребенок, который не может уснуть без ночника. Конечно подобные страхи не сравнимы, но если я смог более или менее побороть боязнь самолетов и врачей, то и с подобным справлюсь. Однако в теории это оказалось проще, чем на практике. Стоило мне сесть за руль, как появилось полное отрицание окружающей меня обстановки. Именно поэтому я ехал непривычно медленно. И Шер начала уже нервничать, так что она постоянно подгоняла меня. В общем, с горем пополам мы приехали к участку. Пока Шерри разбиралась со своими делами, я походил по улице, поговорил со знакомыми полицейскими, что крутились у входа, и Шер меня застала именно в тот момент, когда я разглядывал безобразную царапину. Неприятно портить вещь. Но одно дело твоя, а другое - чужая. Я чувствовал себя виноватым вдвойне, и вроде Шер отнеслась ко всему этому проще, мне было обидно, это все же ее машина, а не моя.
Мы вернулись домой, Шерон больше не слова не сказала о машине, а я расстроился, по-настоящему расстроился. Несчастный герой-любовник, неужели нельзя было аккуратнее? И вряд ли меня просто кто-то задел, это я мчался, как сумасшедший. Я сел на диван, Шерри села рядом и сказала, что я должен купить свою машину. И не понятно, то ли это шутка, то ли она тоже расстроилась
-Хорошо... Шер, мне очень жаль, я оплачу ремонт! - видя улыбку Шерон я так и слышал, как она повторяет в своей голове, какой я дурачок.
Потом мы переместились в спальню. Шерон нужен был отдых, а у меня день был свободен, так что я с радость откликнулся на просьбу жены и прилег рядом. К слову, и просить не нужно было, я бы и сам пришел, просто это было бы даже странно, если бы она лежала в спальне, а я бы где-то слонялся по дому. Мы не можем друг без друга, так что, я с радостью лег рядом, позволяя лечь к себе на грудь. Она коснулась моей щеки, а я аккуратно поглаживал ее мягкие волосы. Она говорила, вспоминала про случай, когда я был ранен в банке, и было слышно, что она чувствует вину. И после этой темы, когда она дала понять, что целикои и полностью чувствует себя виноватой, она решила разрядить обстановку. Я засмеялся, пытаясь вывернуться из ее рук, которыми она щипала меня, а потом мы остановились. Отдышавшись, я начал уже более спокойно:
-Шер, родная, не кори себя. Я все понимаю, тогда мы не были так близки. И я знаю, что тогда ты не питала этих чувств, что сейчас. Тогда твои действия казались правильными, у тебя были дела по работе. Я не сержусь, и не обижен, тебе не за чем себя истязать этим. Было и прошло, зато я знаю, что теперь, открыв глаза, я буду видеть тебя. Не переживай!
Я улыбнулся и поцеловал Шерон в лоб, в место рядом с раной, она могла почувствовать горячее дыхание и нежность моих губ. Я никогда не жалел, что она пришла. И не важно когда, главное, что она пришла, главное, что я не был безразличен. И.. мне снились сны. Сны о ней. Я бы расстроился, если бы она осталась только во сне.
Целый день мы провели вместе. После разговоров в постели, мы задремали, все-таки я превратил Шер в соню. Если сплю я, то и она рядом начинает дремать. А сейчас ей нужен отдых, получить булыжником по голове, не так уж приятно. Проснувшись, мы пообедали, а потом пошли погулять в парк с собаками. Ближе к вечеру мы зашли в гости к Шанталь. Она напоила нас чаем и передала Мегги. Мег уже начинает что-то говорить по-французски. Это забавно смотреть, как она специально пытается картавить. Во всяком случае, она с Шанталь здоровается никак иначе, как бонжур. Забавно, надеюсь, Шерон не против такого масштабного нашествия французов в ее жизнь. Вернувшись домой, мы уложили Мегги спать, вместе искупали, вместе читали книгу, а потом, когда дочка уснула, мы вместе сидели в гостиной, смотрели какую-то передачу и обнимались. Хотя, мы не смотрели, нам было не до нее, мы сидели и целовались, потому что мы были, есть и будем самыми счастливыми.

Конец

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В неведение