vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Возвращение домой


Возвращение домой

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

Участники: супруги Касл
Место: дома
Погодные условия: под вечер, тепло, но ветер завывает сильный
О флештайме: возвращение домой, как оно пройдет? Будет ли все как прежде, или война-таки сильно меняет людей.

+1

2

Вечер подкрадывался незаметно, мягкими лапками накрывая город. То и дело на улицах зажигались фонари, освещая темные улочки, проникая даже в самые закоулки, не давая влюбленным парочкам щемиться по углам и заниматься разными непристойностями. Катрина шла домой, нагруженная проблемами и размышляла, что она должна сделать до завтрашнего прибытия мужа. Надо было приготовить праздничный ужин, убрать дома и не важно, что там итак идеальная чистота – но хотелось, чтобы было ещё чище, чтобы порадовать любимого человека, погрузить с порога в домашнюю обстановку, окружить заботой и любовью. Она знала, что он был ранен, по беглым рассказам и новостям  врача, с которым она созванивалась пару раз, Катрина знала, что пережил её муж, но не могла представить, насколько он подавлен и, что на самом деле творится в его голове. Во время разговора она не могла сдержать подступающих рыданий, коря себя, что отпустила его, что не смогла удержать, хотя прекрасно знала, что вряд ли смогла бы сделать это.
Поэтому сейчас, зная, что завтра увидит его, вернувшегося, скорей всего подавленного всеми ужасами войны, она решила сделать наиболее приятную обстановку для его приема. От одной мысли о нем все внутри неё трепыхалось, заставляя переворачиваться, она словно на крыльях летела домой, подгоняя сама себя – быстрей, быстрей, ведь скоро я смогу его обнять, прижать к себе и никуда не отпускать. Не удивительно, что она была настолько окрылена и ждала завтрашнего дня, ведь с последней их встречи прошло больше полугода, и Катрина не до конца верила, что всё же наконец увидит его совсем скоро.

-Нет, Хенк, завтра меня не будет, - придя домой, не раздеваясь, а лишь скинув туфли, она прошла на кухню и положила на стол пакет с продуктами. Как раз в тот самый момент позвонил мобильный, на мониторе высветился телефон напарника,  - Я попросила отгул, сделав сегодня все дела. Завтра же Френк возвращается, и я хочу его встретить. Ты же прекрасно это знаешь… - повисла пауза, после которой мужчина нехотя согласился. Катрина улыбнулась и нажала на отбой.
Отложив телефон на стол, Касл стала аккуратно раскладывать продукты на места, доставая их из пакета, придерживая дверцу холодильника одной ногой, и балансируя в проходе между самим холодильником и кухонным столом. Она напевала себе под нос заевшую мелодию, насвистывая мотив вместо слов, которые забыла. Когда продукты были разложены, она, все ещё напевая, приложила палец к губам и осмотрелась, думая, стоит ли сейчас начать готовить, или пойти всё же сначала переодеться и немного прибраться. Мания чистоты и порядка взяла верх, поэтому женщина двинула в спальню, где, оглядев комнату, поправила покрывало, не смотря на то, что собиралась скоро ложиться спать, после поправила все баночки на зеркале, которые, как ей показалось, стояли не совсем на своих местах. После она подошла к шкафу и достала чистую домашнюю одежду. Захватив её, направилась к ванной, где собиралась смыть с себя усталость и рабочую пыль, чтобы можно было приступить к готовке и просмотру любимого телесериала. А возможно и дальнейшей подготовке к приезду мужа.

Когда в ванной стало нечем дышать, распаренная, даже в какой-то степени отдохнувшая, она вышла из душа, и, закутавшись в полотенце, подошла к зеркалу. Стекло запотело, покрывшись плотным слоем пара, отражения видно не было, и Катрин провела по нему влажной ладошкой. Съежившись от резкого холода, она улыбнулась отражению, бегло осмотрев лицо, после достала крем и, решив, что пока одеваться не стоит,  вышла из ванной, направляясь в сторону гостиной. Усевшись в кресло, она начала наносить крем на кожу, легкими движениями нанося его на поверхность, но шорох за дверями заставил её остановиться. Помня о том, что в гости она никого не ждет, Катрина резко вскочила с дивана, уронив баночку с кремом на пол, но не заметив этого, даже не обратив внимание на глухой стук о пол, быстро подбежала к столу, где хранила оружие, достала его и наставила на дверь, готовая в любую минуту спустить курок. Медленно двигаясь к входной двери, не отрывая от неё взгляда и напряженно следя за всем остальным, женщина размышляла о том, кто же решил забраться в её квартиру. Вор, преступник, убийца, маньяк? Кто-то, кто решил отомстить ей или попросту не знает, что она дома?
Подойдя к двери, она уже отчетливей услышала копошение по ту сторону, но так как глазка на дверях не было, Касл притаилась за дверью, ожидая, когда неизвестный войдет внутрь, не опуская оружие и готовая атаковать непрошеного гостя в любую минуту.

+1

3

"Америка - огромная раковая опухоль всего Мира. Эта страна похожа на маленького подлого мальчика, который, приходи ради, разрушает муравейник. Он это делает снова и снова, заставляя гибнуть беззащитных насекомых, которые пытаются хоть как-то защитить свой дом. -Мы эталон демократии! - кричат они из-за трибун в ООН. Но эта фраза приобретает иной, ужасающий смысл. Эта страна вторгается в другие и "высасывает" из них все, попутно убивая мирное население, обуславливая это угрозой США.
Отчего-то становиться так паршиво, глядя на все те медали, которыми тебя наградили. Они как-будто тебе говорят, что ты та еще тварь, которая не заслуживает жизни. В чем-то они правы. Но как и многие солдаты - я был выброшен в мусор, когда "сломался" и теперь, я обычный пенсионер. В тридцать два года..."

Эти мысли не покидали голову Фрэнка всю дорогу, от Афганистана, до базы и аэропорта Сакраменто, где он наконец-то почувствовал хоть какое-то облегчение. Груз вины за погибших товарищей лег на его плечи тяжким горем. Он не мог успокоить и убедить себя в том, что не виноват в их смерти, лишь искал ошибки в своих действиях, что привели к такому исходу. Но раз за разом, анализируя ту операцию, он все больше понимал, что не в нем была проблема, а в том, что боевики знали где они пройдут заранее, а об этом маршруте знали только группа и командование. Продажные ублюдки продали жизни замечательных ребят за зеленые бумажки.

По мнению Фрэнка, эта страна шла ко дну и с каждым днем становилось все хуже. По пути домой, в такси, по радио он услышал много новостей о том, что город погряз в криминале и коррупции, что полиция не справляется, а может даже и не хочет справляться. Здесь шла другая война...
Спустя сорок минут таксист домчал грустного пассажира до дома, за что получил необходимую сумму и несколько баксов сверху - на чай.
Мужчина замер возле подъезда и поднял голову вверх ища взглядом окно своего "дома". Он тяжко вздохнул и устало улыбнулся, увидев в окне свет. "Кэт дома..." Касл не спешил идти домой, он присел на лавку рядом с домом, стараясь набраться храбрости и сил для новой жизни, которая его ждала за порогом входной двери. Войдя в дом, он понимал, что не будет прежним и что теперь будет все по другому, и что теперь нужно начинать все заново. Кто бы знал, как тяжело человеку прошедшему войну быть самым обычным гражданином. Война меняет человека навсегда. Она, быть может, единственная женщина, которой ты остаешься верным, до конца своих дней.
И вот, наконец-то собравшись с силами, Фрэнк поднялся с лавки и бодрым шагом направился к себе домой. Уже стоя перед дверью, мужчина решил "отдохнуть" и распрощаться со своей старой жизнью навсегда, оставить ее за порогом. Решено. Ключ в дверной замок, поворот, щелк - дверь открыта. Касл тихо вошел в квартиру и также тихо закрыл дверь, стараясь не привлекать шума. Он мягко опустил походную сумку на пол и нерешительно стал проходить вглубь квартиры ища ту, ради которой вернулся. Путь Фрэнка резко оборвался и он остановился как вкопанный.
-Ты с пушкой на перевес встречаешь мужа? - не оборачиваясь к сзади стоящей жене, обратился Фрэнк. -Или Вы ждете кого-то другого, мисс Касл? - стараясь сдержать, пусть и наигранный, но смех.

+1

4

Стоя за дверью, держа под прицелом дверь, Катрина слушала тяжелое биение сердца, стучащую в висках кровь. Она не чувствовала холода, забыв о том, что стоит без полотенца совершенно голая. Она прислушалась, пытаясь догадаться, кто же там, за дверью, как он откроет дверь. Какого её удилвение, когда она услышала, что в замочную скважину проскальзывает ключ, раздается щелчок, азполнивший почти весь коридор и эхом распространяющийся по квартире. От этого звука ей стало не по себе, ведь ключи были только у Френка. Ещё не до конца веря в правдивость своей догадки, она, не сводя глаз и дула оружия с входной двери, сделала шаг назад, уткнувшись спиной в стену, и тихонько ойкнув от того, как в голую икру впился острый угол от тумбочки. Секунды, что она отвела взгляд от двери хватило, чтобы та открылась и в коридоре появилась высокая фигура мужчины. В его силуэте, детектив увидела знакомые контуры, а в чуть освещенном лице от света, исходящего из комнаты, разглядела собственного мужа. Опешив от шока и радости, женщина не сразу поняла, что стоит, вжавшись в стену и держит мужчину на мушке. ДО конца не веря в то, что происходящее реально, она была готова уже произнести ту фразу «не двигаться» и приставить дуло к затылку мужчины, как услышала его голос. Ликование смешалось с радостью, сердце забилось быстрее, разгоняя кровь по венам и заставляя щеки краснеть от подступившей крови. Стало неимоверно жарко, внутри все заныло, а слова тотчас застряли в горле.
-Я… - промямлила она осипшим голосом, не опуская оружие, округлившимися глазами смотря на темную фигуру, почти поглощенная его тенью. Голос раздавался глухо, но это не помешало Катрин задрожать от радости и подступающего ликования. Она так скучал, и эта мысль сейчас билась набатом в её голове.
Опустив оружие, но не выпуская его из рук, она вышла на свет и удивленно смотрела на неподвижную фигуру любимого человека. Тихонько скользнув вперед, босыми ногами ступая по холодному полу, она встала напротив Френка и заглянула в его уставшие и грустные глаза. Ей казалось, что она не узнает того, кого отпустила на войну полгода назад, но отбросив грустные и печальные мысли, попросту кинулась ему на шею, обнимая, прижимая к себе, и покрывая его лицо легкими поцелуями.
-Я ждала тебя только завтра… - когда волна радости чуть отошла на задний план, всё ещё прижимаясь к нему, ощущая под руками холод кожаной куртки, - И не задавай глупых вопросов, ты прекрасно знаешь, что кроме тебя я никого не жду... - она легонько ударяет его свободной рукой по груди, смущаясь, замечая, что второй рукой все ещё держит пистолет, - Я же должна защищать наш дом от чужих проникновений. А ты так крался…
Катрин отпускает мужа, отходя на шаг назад, и смотрит на него, вспоминая егос  последнего раза, склоняя голову на бок и чуть прикусывая язык. Заводит руку с пистолетом назад, свободной рукой убирая непослушные, мокрые локоны назад. – Ты наверное, хочешь есть, да? – улыбаясь, сдерживая собственные чувства, боясь навредить или сделать что-то не так, вкрадчивым голосм произносит, разворачиваясь и направляясь к столику, откуда пару минут назад достала оружие. Кладет на место, после оборачивается и возвращается к мужу. – Пойдем, я накормлю тебя нормальной едой, - босыми ногами ступает на холодный пол, не ощущая холода, думая о том, чтобы приготовить, чтобы хоть чуть-чуть отвлечь мужа от его мыслей, которые так живо проскальзывали в его глазах. Доктор предупреждал о его состоянии, но Катрин никак не ожидала увидеть мужа настолько разбитым, подавленным и потерянным. Как верная жена и любящая супруга, она считала,ч то её долг сделать так, чтобы максимально далеко утащить Френка от мыслей о том, что произошло в Афганистане, и собиралась приложить к этому все свои усилия и познания.
- Может, тебе стоит сходить в ванную, пока я готовлю, - шорох сзади, она обернулась, вскользь пробежав по силуэту мужа, быстро развернулась, поправляя спадавшее полотенце. Застыв у холодильника, она чуть изогнулась, открыв дверцу и нырнула внутрь. Достав нужные продукты, женщина разогнулась и развернувшись, не оборачиваясь на мужа, не прислушиваясь, поставила продукты на стол. Не подумав, что ножи на другом конце стола, она скрестила ноги, встав одной на вторую и перегнувшись через весь стол, потянулась за ножом. - Ты, наверняка, устал с дороги, - в её голосе проскальзывали едва скрываемые нотки волнения, но Касл держалась, стараясь вести себя как обычно.

Отредактировано Katrina Castle (2013-10-06 18:12:29)

+1

5

"Нисколько не изменилась..." Мысленно подметил Фрэнк стоя спиной к своей жене. Ему нравилось то, как порой она его "встречала", особенно, если он приезжал внезапно. Ее растерянность, а после попытки собраться вызывали улыбку на лице Касла. В эти моменты она была похожа на озорного ангела, который в очередной раз где-то напортачил.
Улыбка на лице Френсиса стала более естественной, когда Катрина оказалась перед глазами. Он безумно скучал по этой милой мордашке и большим карим глазам. Она была прекрасна, даже не смотря на то, что только из душа. На ней все еще было полотенце, которое едва прикрывает все ее прелести. Первая мысль, пришедшая на ум Фрэнку - сорвать с нее полотенце. Но эта мысль быстро исчезла, как только он испытал жар губ своей жены, которая в страстном поцелуе, чуть не отрывает ему голову. Наконец-то, он смог ощутить вкус любимых губ. Фрэнк с наслаждением целовал Катрину в ответ, крепко прижимая к себе и не желая выпускать ее из объятий. Касл улыбаясь провел ладонью по щеке своей жены, чувствуя тепло ее кожи.
-Я решил сделать тебе сюрприз и приехать раньше. - обосновал свой ранний приезд Фрэнк. -Храбрый защитник...в полотенце и с пушкой. - с улыбкой подметил Касл глядя на полу-обнаженную жену, а затем продолжил, -Крался? А нужен был оркестр? - засмеялся Касл глядя в ее карие глаза.
-Ты знаешь, я бы не отказался от чего-нибудь домашнего и съестного, ага...А то в армии не еда, а дрянь. - пропустив Катрину вперед, Фрэнк присел рядом с сумкой и расстегнул ее, извлекая букет роз, которые он успел купить еще в аэропорту. "Какие предусмотрительные люди в аэропортах работают."
-Это тебе...Скромный презент. - с улыбкой протянул Катрине букет, а затем направился в ванную, что бы принять душ.
Вдоволь "накупавшись" Фрэнк вышел из душа и переоделся в домашнюю одежду, которую он так ценил, за ее удобство. Он всегда ценил вещи за их удобство и практичность, считая, что дорогие побрякушки лишь показатель глупости и необразованности человека. Ведь, все эти штучки покупаются ради фарса, а не нужды. Так какой разумный человек будет так делать? Правильно. Только глупцы, коих в наше время развелось, как крыс в канализации.
Фрэнк уперся руками в умывальник и направил свой взгляд в зеркало, которое запотело по краям. "Посмотри: ты теперь выброшен на помойку, как сломанная игрушка. Ты должен улыбаться и делать вид, что с тобой все в порядке и играть по их правилам, иначе загремишь в психушку. Естественно, меня проще обвинить в психических расстройствах, ведь, кто поверит в теорию заговора против группы? Все свалят на какие-нибудь "синдромы"...И будет: "Глаза у меня добрые, а рубашка смирительная." Тяжко вздохнув Фрэнк покинул ванную комнату и "нацепил" улыбку на лицо.
-Ммм. Как вкусно пахнет. Надеюсь это не жаренный сдохший таракан из холодильника? - смеясь Касл уселся за стол в ожидании, чего-нибудь съестного, приготовленного его женой.

+1

6

Шорох, раздавшийся позади, заставил её развернуться. Не то, чтобы она боялась чего-то или чувствовала неловкость, скорее всего Катрина просто была растеряна, не настроена на сегодняшнее появление мужа. И дело даже не в том, что она не рада. СТолкьо всего намешалось, что женщина не могла понять, что именно чувствует. Ей хотелось сжать мужчину, обнять, защитить в своих объятиях, и тем самым она помнила тот взгляд, выдавленную улыбкуи наигранную легкость общения. Всё настолько сложно, что сейчас легчеотпустить и подождать, когда его самого прорвет и он сможет ей довериться. Всё-таки не чужие люди друг другу.
-Не стоило, ты же знаешь...- она улыбается, протягивая руки к букету, забывает, что на розах есть шипы и случайно натыкается пальцем на один из них. Едва слышно ойкает, но продолжает улыбаться, не сводя взгляда с мужа, провожая его до порога кухни, и когда он закрывается в ванной, даже с облегчением вздыхает.
Катрина отложив букет, поднимает руку ко лбу и протирает его. То ли привычка, то ли жарко, то ли стирает выступивший пот. Встреча с вернувшимся мужем прошла не так,к ак она хотела, но какая разница? Главное, что он живой, что он дома и что она рядом. Остальное наладиться – произнеся про себя небольшую успокоительную речь, Касл поднесла палец к губам и облизнула капельку крови. Во рту сразу ощутился легкий металлический привкус крови, она поморщилась и продолжая облизывать палец, стараясь зажать ранку зубами, взяла букет второй рукой, аккуратно обхватила его и поднесла к раковине. Вытащив в итоге палец из рта, прикусила губу и потянулась за вазой, в которую набрала воды и заботливо опустила в неё букет. Легонько проведя кончиками пальцев по бархатным лепесткам, Катрина развернулась, направившись к столу с продуктами. Замерев на долю секунды, она прислушалась к тому, что творилось там, в глубине квартиры, и услышав шум воды, поняла, что муж уже забрался в ванную. Подавив в себе желание присоединиться и потереть тому спину, густо покраснев от собственных мыслей, будто она всё ещё девственница и сейчас ночует в квартире не собственного мужа, а парня, принялась аккуратно нарезать овощи на маленькие квадратики.

Спустя какое-то время, показавшееся ей не то вечностью, не то прошедшее слишком быстро, когда она караулила овощное рагу с кусочками баранины в плите, помешивая его ложкой и изредка поглядывая на циферблат, продолжала насвистывать себе под нос все ту же мелодию, которая так и не отпустила её с самого прихода домой. Она слышала, что вода в ванной перестала шуметь, и догадывалась, что вот-вот в проходе появиться любимый мужчина, торопилась, чтобы блюдо быстрее приготовилось. Притопывая ножкой по голой плитке, она снова поправила свободной рукой полотенце, думая, что неплохо бы пойти и одеться, но оставлять на кухне блюдо одно и позволить ему пригореть, она попросту не могла. Поэтому решила, что сейчас доделает ужин, накормит мужа, а уже потом оденет приготовленную домашнюю одежду.
- Ну ты скажешь тоже, - невольно вздрогнув, когда Френк незаметно прошел в кухню и уселся за стол, она чуть обернулась, наградив мужа нежнейшей улыбкой, после обернулась и снова помешала блюдо, - это всего лишь овощное рагу, с кусочками тушеной баранины. Потерпи ещё немного, оно почти готово. – принюхавшись и зачерпнув немного, Катрин обошла стол и направив ложку в рот мужу, произнесла – а теперь проба: соль, перец, готовность? – опершись на руку, которой упиралась в стол, она склонила голову на бок, ожидая, когда муж ответит на поставленный вопрос.
-Готово? – забирая ложку и снова направляясь к после, где пропаривалось рагу, женщина потянулась за тарелкой, чуть привстав на цыпочки, после достав ту, наложила полную тарелку и,поставив перед мужем, протянула вилку. – Пока ты ешь, я быстро оденусь, - улыбаясь, вильнув бедрами, женщина направилась к выходу с кухни, чтобы в итоге не расхаживать по квартире в одном лишь полотенце. Только покинув кухню, она ощутила холод, которого раньше не замечала. Поежившись, и проведя по плечам руками, она подняла высоко голову и завернув в гостиную, сбросив полотенце, начала одевать уже домашнюю одежду.

+1

7

"Вот так бывает. Ты приезжаешь домой, а тебя уже считают больным на всю голову. Не нужно быть гением, что бы это понять. Она ведет себя так, как-будто я болен, боясь сделать что-то не так. Если бы это было только любезностью...Она лебезит, что бы не спровоцировать меня на конфликт. Старается быть ангелом и будет делать все, что мне хочется...Катрина! Я не болен!" Мысли не давали Фрэнку покоя даже за столом. Он чувствовал, что что-то не так и Катрина ведет себя не естественно. Но поделать с этим ничего не мог, ему приходилось играть роль написанную психиатром, иначе ждет его одноместная кровать в комнате с мягкими стенами и рубашка с длинными рукавами. "Катрина и док поддерживают связь, у ходя на работу, она будет сообщать ему, как я держусь." Фрэнк устало потер ладонями свое лицо и направил взор на суетящуюся Катрину.
-И давно ты готовишь тушеную баранину с овощами? - похоже на упрек. -Эм...В смысле я не видел раньше, что бы ты готовила баранину... - с каждым сказанным словом Фрэнк чувствовал себя, мягко говоря, неловко. Ему казалось, что этими вопросами он обижает Катрину, как-будто подозревая ее в чем-то. Благо она подоспела с просьбой снятия пробы. Фрэнк попробовав довольно улыбнулся, показывая большой палец, что очень вкусно, но горький осадок собственных слов перебивал великолепный вкус баранины. Сейчас Дьявол торжествовал, а Бог просто отвернулся.
-Спасибо... - тихо сказал Касл глядя на тарелку с рагу, поставленную перед ним. Он хотел было предложить ей поужинать вместе, но Катрина куда-то спешно удалилась, сказав, что хочет переодеться. "Она в полотенце...Холодно. Хочет потеплее одеться." Мысленно успокаивал себя Фрэнк, а тем временем кусок в горло не лез. Он пытался понять, от чего же так на душе тяжко и так странно...горько. Вся эта театральность встала костью поперек в горле и казалось, вот-вот задушит.
Прошлое — как провал. Сколько ни беги от него, бездна за спиной будет только глубже, все страшней, все ближе. Выход один — заглянуть туда. Словно заглянуть в собственную могилу. Словно поцеловать дуло пистолета, где пуля дрожит от желания снести тебе голову. Нужно было жить дальше, но чувство вины за смерть друзей, словно палач, затянула тугую петлю на шее и толкает на эшафот. Смерть перестаёт быть чем-то страшным, когда становится нормой жизни.
Любовь и боль всегда ходят вместе. Правда, последняя иногда задерживается, внушая тебе иллюзию спокойствия и блаженства, дабы с садисткой улыбкой на лице ударить ещё больнее, ударить в самое сердце.
Этот вечер обещал быть самым трудным на протяжении сотни других. В первый раз всегда сложно, всегда трудно "попасть" в цель, всегда трудно понять, всегда что-то не так...всегда...

+1

8

Катрина потянулась за майкой, которая из небесно-голубого цвета сейчас была светло-серого. Это была любимая майка, которую она носила почти три года. Пусть и старенькая, но удобная и качество очень хорошее. Вырез растянулся, и после одевания спал с одного плеча, оголоив его. Касл привыкла к такому и ей даже нравилось, когда майка наполовину оголяла её плечи. Не то, чтобы девушка была о себе слишком высокого мнения, но уродиной себя нкиак не считала.
Оставалось надеть шортики, когда Катрина обратилась мыслями в сторону мужа. Его взгляд и вид не давали ей покоя, она хотела понять, что именно произошло там, на вылазке, почему её муж , по словам доктора, считался больным и склонным к агрессии. Она пыталась понять, но не могла никак соединить воедино весь паззл этой головоломки, и машинально натягивая шортики поверх белья, шевелила губами, говоря сама с собой.

-Ты ведь даже не притронулся к еде, - одевшись и повесив полотенце на место, Катрина зашла на кухню, где нашла мужа в той самой позе, которой оставила несколько минут назад. Постояв пару минут в проходе, она подошла к нему, обвивая шею руками сзади, наклонилась ниже и положила голову на плечо. Чуть нагнувшись, повернула голову к его лицу, и очертив глазами профиль супруга, улыбнулась, - ты не голоден, или всё-таки не вкусно? – взволнованным тоном, вспомнив его вопрос, который она оставила без ответа, девушка хотела сказать, что довольно многому научилась за эти полгода, и овощное рагу с бараниной для неё теперь не предел.
Поцеловав мужа в плечо, она подошла к пароварке, и наложила себе немного рагу, после развернулась к столу, поставила тарелку на столешницу, машинально доставая из полки вилку, и задвигая её движением попы назад. Соударяясь пятой точкой с углом стола, она невольно охает, поднимая взгляд на мужа, видит его кажущийся стеклянный взгляд и в какой-то момент ей становится страшно. Но за долю секунды Касл уверяет себя, что в сё это её уставшее воображение, её муж не болен, он просто травмирован – столько ужасов насмотреться в живую и рядом. Поэтому она тихонько садиться на стул, подбирая под себя одну ногу, опирается на неё и перегибаясь к столу, зачерпывает небольшое количество пиши.
-Знаешь, я ведь завтра не иду на работу, и день мы можем провести вместе... - чтобы хоть как-то развеять тяжелое состояние, нависшую над ними тишину, вкрадчиво, очень спокойно и как будто невзначай произносит, незаметно наблюдая за реакцией мужчины, - Ешь, остывает ведь, - печально, даже немного обиженно, уже немного недовольным тоном, с ярко выраженными нотками прикрытия и придания спокойствия в голосе, произносит касаясь своей вилкой поостывшей еды на тарелке Френка.  – Я не отравилась, значит и ты жить будешь, - улыбается, облизывая вилку, после кладет голову на колено, которое обнимает, сидя на стуле и смотрит внимательно на мужа.

Когда они пообедали, хотя это был скорее ужин, Катрина убрала со стола, сложила всю посуду в посудомоечную машину, обернулась к мужчине  чуть облокотившись на стол руками, оперлась о него попой. – Чем ты хочешь заняться? – согнув ногу в колене, она оперлась о тумбочку и с невозмутимо-спокойным взглядом снова стала изучать мимику вернувшегося мужа. Она поняла, что Френк её раскусил, что он знает о том, как она созванивалась с его доктором – этого нельзя не заметить и не знать, но ещё она заметила то, с какой крохотной ноткой недоверия муж смотрит на неё, когда та не видит.. Якобы не видит, и эта самая нотка ранила её больнее, ведь она всего лишь хотела ему помочь, а не становиться его врагом. Но на все нужно время, и она не собиралась торопиться, ко всему надо идти с терпением, медленно, вкрадчиво, маленькими шажками, особенно в случае Френка.

+1

9

Пока Катрина одевалась, на ум Фрэнка пришли воспоминания о том, как он с нетерпением ждал от нее писем...электронных. Вспоминать – точно собирать разбитое зеркало: осколки режут руки, отражение дробится. Сам меняешься. Так можно сойти с ума. Или обрести свободу. Разлука с Китти-Кэт, так он ее ласково называл, казалось чем-то невыносимым. Теперь все иначе...Она ушла и ему стало легче. Он знал, что это не правильно, но ничего не мог с собой поделать.
Фрэнк то и дело срывался, что бы запустить тарелку с проклятым рагу куда-нибудь в стену, но успокаивался и старался держать себя "в руках", зная, что это ни к чему хорошему не приведет лишь напугает Катрину, а значит, она поверит, что он сумасшедший. Замкнутый круг из которого нет выхода, но так легко войти.
Вот она уже вошла в комнату, а он не посмотрела на нее. В воздухе чувствовалась напряженность, которой никогда не было. Крепко сжав левый кулак, Фрэнк бросил взгляд на свою жену.
-Я тебя ждал, что бы поужинать вместе...Одному скучно есть. - выкрутился Касл и взял вилку, начиная поглощать рагу. Что бы проглотить, каждый раз приходилось прикладывать усилия. Нет, еда была очень вкусная, но есть Фрэнку совсем не хотелось. Ему казалось, что вот-вот и она выйдет наружу. Мужчина "уткнулся носом" в тарелку и стал молча доедать рагу, стараясь не встречаться взглядом с Катриной. Смотреть в ее глаза было тяжелым испытанием. Эта невозможность все ей рассказать и заставить поверить, пожирала Фрэнка изнутри. Наконец закончив трапезу, Фрэнк отодвинул от себя тарелку и посмотрел на Катрину.
-Спасибо, милая. Очень вкусно. - прозвучало так, как-будто прочел заученный текст. От неискренности собственных слов Фрэнк глубоко вздохнул и не стал "исправлять" сказанное.
-Знаешь, я ведь завтра не иду на работу, и день мы можем провести вместе... - слова Катрины вызвали бурный поток мыслей в голове Фрэнка. Сперва он хотел ей нагрубить и спросить: не хочет ли она отвести его в зоопарк или в цирк, а может просто в парк покормить голубей или в псих диспансер на экскурсию?! От этих мыслей он нахмурился и гневно заскрежетал зубами, а после "одернул" себя и вернул свой прежний спокойный "облик".
-Это очень здорово. У тебя заготовлена какая-нибудь развлекательная программа? - вновь натянутая улыбка, подкрепленная долей иронии в словах. Касл тут же поднялся со стула и ответил на следующий вопрос, -Я просто хочу отдохнуть. - сказал, как отрезал. 
Больше не посмотрев на Катрину, Фрэнк развернулся и ушел прочь из кухни направляясь в гостиную, что бы сесть на свой любимый диван и включить чертов зомбоящик, в надежде, что он разгонит дурные мысли и хоть как-то поможет успокоить гнев, который начинает пылать пожаром внутри.
Душевная боль всегда внезапна. В отличие от боли физической, к ней нельзя подготовиться или привыкнуть, она накрывает с головой, и далеко не каждый может от нее оправиться. Альтернатив не бывает, движешься по прямой. Это потом, когда задумаешься, что все могло бы пойти иначе, начинают мерещиться развилки – как подстриженное деревце-бонсай или как пучок молний. Если бы ты поступил по-другому, то сейчас это был бы не ты, а другой человек, и мучался бы другими вопросами.

Отредактировано Frank Castle (2013-10-07 02:36:01)

+1

10

Сердце сжалось от боли, от вида того, что происходит с мужем прямо на глазах Катрины. Она опешила, открыв рот, хотела что-то сказать, даже посмеяться над сарказмом в голосе и фразе мужа, но вовремя сдержалась, решив просто спустить все на тормозах. В голове путались мысли, она думала о том, каким он был в последнее их свидание тогда, и каким он стал сейчас. Он сильно изменился, и порой ей даже казалось, что Френк попросту её ненавидит.
Думая, что он считает её звонки доктору, пока тот лежал в лазарете, предательством, Кэт корила себя за такие поступки, но тут же находила себе оправдание – ведь Френк не врач, а ей надо было знать состояние мужа, да, он писал ей, что с ним все в порядке, что чуть болит грудная клетка от ранения, что побаливает нога, но это было все в единичном разе, потом он попросту замкнулся в себе, и ничего ей не говорил, как будто считал, что она способна его предать. Пришлось узнавать телефон доктора, тратить огромные деньги на звонки и интересоваться у него о том, что твориться с мужем, и когда его отпустят домой. Наверное, не стоило ей это делать, но что было – то прошло.
Я просто хочу отдохнуть – слишком тихо, слишком грустно, чтобы понять. Кэт вздыхает, едва слышно и разворачивается к столу, нагибается, слыша позади тихие шаги, догадывается, что муж уже прошел в гостиную и по звуку включенного телевизора, рисует в воображении картину того, как Френк сидит на диване и смотрит на мелькающие изображения. Женщина резко выпрямляется, забыв о том, что посуду надо достать, лишь открывает машинку, оставляя все внутри, затем запускает руки в свои волосы и массирует пальцами кожу головы. На глаза наворачиваются слезы, она не думала, что будет настолько сложно с родным человеком, но что она знала о войне? Что она вообще знала о том, какого её мужу? Ведь когда она дала согласие на замужество – он был не таким, как сейчас, странным – да, немного замкнутым – да, но в его взгляде никогда не было недоверия к ней. Что-то внутри сломалось, хрустнуло, дало трещину и теперь это не залатать просто так, надо что-то покрепче суперклея в виде любви и ласки.
Тряхнув головой, женщина тихонько проскользнула в коридор. Не забыв выключить на кухне свет, она прошла к дверям в гостиную, но остановилась,с крытая темнотой. Положив руку на косяк, она молча посмотрела на сидящую фигуру мужа, на то,к ак безжизненно он смотрит в монитор, и, не решившись пройти внутрь, пошла в спальню.
-Я только хочу тебе помочь, - как будто он её услышит, прошептала у входа, затем зашла в комнату и нырнула в кресло, которое стояло у окна. Включив ночник, она потянулась за книгой, подобрала ноги под себя, и уткнулась невидящим взглядом на страницы книги. Сидела так достаточно долго, пока не заморгала, очнувшись от мыслей, в которых она рисовала мужа, сражающегося на войне, пыталась войти в его положение, понять состояние, примерить на себе, чтобы хоть как-то разобраться и узнать, как вести себя дальше. Сердце ныло, она волновалась и тяжело дышала, а когда очнулась от мыслей – поняла, что держит книгу вверх тормашками и машинально переворачивает страницы назад. Усмехнувшись, Катрин отлистала нужные главы до той, на которой остановилась, закрыла книгу и, отложив её на край стола, вышла из спальни.

-Может ты приляжешь? – поборов возникшую откуда-то нерешительность, зашла в гостиную и села на краешек дивана, подперев лицо подбородком. – Ты ведь устал… - слова застревали в горле, женщина не знала, что ей делать. Она видела вспышки гнева и то, как он до боли сжимает кулаки, что костяшки пальцев принимают белый цвет. Но она не боялась его, верила, что на неё рука у него не подымется, да и врачу по каждому пустяку звонить не собиралась. – Я всего лишь хочу, чтобы ты снова стал доверять мне.. Я не твой враг, и не сделаю тебе ничего плохого… - едва слышно, приблизившись к нему, положила голову на плечо и обняв руками, спрятала лицо у него на груди. Под майкой она слышала как бьется его сердце, ровно, спокойно, иногда замирая, вслушивалась в его дыхание, которое тоже казалось ровным, а сам мужчина напоминал больше истукан, мраморное изваяние лишенное любых чувств. И именно это и начинало пугать женщину больше, чем то, к чему готовил её его врач.

Отредактировано Katrina Castle (2013-10-07 12:26:39)

+1

11

Телевизор распинался впустую. Фрэнк хоть и смотрел в экран, но не видел ничего, кроме вспыхивающих воспоминаний. Они приходили словно кадры из диафильма, заставляя "смаковать" каждый момент, каждую деталь произошедшую той ночью. Мертвые друзья и чертовы дикари с гор, который убили всю группу, но не Фрэнка. Он столько раз хотел погибнуть вместе с ними, уйти со своими ребятами, но ему не оказали такой чести. Боевики ушли, оставив Касла медленно умирать среди трупов его команды, дожидаясь пока стервятники или шакалы не сожрут его заживо, или жажда не покончит с ним. Даже с мучительной смертью Фрэнку не повезло - "во время" подоспело подкрепление, которое отправило его в госпиталь. После были сплошные рапорты, признание собственных ошибок в командовании группой. Затем тот мозгоправ, который так и норовил внушить чувство вины, и у него это получилось.
Резко поднявшись с дивана Фрэнк направился к бару. Открыв шкафчик, он откупорил бутылку виски и налил себе полный стакан, и вернулся обратно к дивану, попутно захватив пистолет Катрины, которая была в комнате и, кажется, уснула. Касл сделал несколько больших глотков алкоголя и поставил стакан на столик перед диваном, затем он снял пистолет с предохранителя и передернул затвор, подставляя дуло к виску, желая свести все счеты. Глубокий вздох, палец на спусковом крючке, остается лишь нажать, а дальше забвение. Фрэнк уже был готов нажать на курок, как его взгляду попалась внушительная стопка папок, которая располагалась на тумбочке рядом с телевизором. Чувство любопытства взяло верх, над желанием свести счеты. Мужчина небрежно бросил Глок на стол и направился к стопке папок. Это оказались дела с работы Катрины. Их было много и каждое нуждалось в расследовании. Жена Фрэнка работала в отделе убийств и судя по толщине стопки - дела у них были весьма плохи. Сакраменто утопал в насилии и коррупции. Каждый день происходили убийства и это было нормой. Взяв стопку дел, Фрэнк вернулся на диван и стал изучать их по очереди. Дети, молодые девушки, мужчины, старики. Смерть не щадила никого, а закон закрывал на все глаза. Смерть ребят, которые воевали за свою страну будет напрасной, если свести счеты с жизнью. Фрэнк понял, что подведет их, если не выживет и не будет жить дальше. Ужасно то, что убийства на войне оправданы, но в мирное время люди убивают друг друга из-за наркотиков, денег, сексуального удовлетворения и просто так.
Все эти мысли были нарушены женским голосом, Фрэнк с недоумением посмотрел на Катрину, а после до него пришло понимание, что он все же дома.
-Катрина, я не болен, как ты и доктор это решили. Я здоров. - спокойно и без гнева говорил Фрэнк.
Миг и он уже чувствовал тепло, и запах женщины, которую любит. Ее кожа все такая нежная, как и была раньше.
-Да. Пора нам отдохнуть. - Касл поднялся с дивана и направился в спальню, попутно размышляя о том, что мог наговорить ей доктор и о чем "предупредить", что бы его обычные поступки казалась необычными и компрометировали в глазах Катрины.

+1

12

Ткнувшись носом в его плечо, Катрине на мгновение показалось, что все как раньше, что они снова счастливы вместе и что все смогут преодолеть, но она ошиблась. Всё же Френк больше не тот человек, которым был до этой злополучной вылазки, и женщине все же хотелось узнать, что и как там случилось? Она была рада, что её муж выжил, что остался с ней, но почему остальные канули в забытие? Неужели большевики пощадили одного американского солдата в назидание остальным, или её мужа все-таки сберегли каждодневные молитвы. Но ведь Кэт никогда не верила в их силу, тогда что же?
- Я никогда не считала тебя больным, - она поднмиает на него взгляд, и сдерживает слезы. Сердце все также сжимается при одном взгляде в его стеклянные глаза, но сейчас в них как будто загорелся неизвестный огонь. Она не знает, что является запалом и боится затушить  этот огонек, лишь отходит назад, печально вздыхая. – Ты прав, мы оба устали... - еле слышно произносит Кэт, понурив голову, когда он отходит от неё, словно чужой человек, бесчувственная машина,  отворачивается, подходя к телевизору и нажимает на кнопку отключения.
Когда она обернулась обратно, Френка уже не было, значит мужчина прошел в спальню. В глубине души у Кэт зародилась надежда, что может что-то наладиться, когда они окажутся вместе в постели, но она тут же убила эту мысль, считая её кощунственной по отношению к чувствам мужа. Если бы хотел – давно бы сделал, а так, он потерян сейчас, ему нужно время, - выгораживала мужа в своих мыслях Кэт.
Погасив свет в гостиной, она не сразу пошла в спальню, зашла в ванную, где сняла с себя шорты и майку, надев любимый пеньюар. Захлопнув полы халатика, женщина скользнула практически бесшумно в комнату, где находилась спальня, как ни в чем не бывало, не глядя на мужа, подошла к кровати и села на краешек. Боясь поднять глаза, снова чувствуя огромную неловкость, Кэт тяжело вздохнула, после снова поднялась, скинула халатик, представ перед мужем в коротенькой ночнушке, и забравшись под одеяло, погасила ночник. Она хотела обнять Френка, прикорнув около него, заснуть как это было раньше, когда они вместе ложись в постель, но сейчас её не покидало чувство, что с войны к ней вернулся мертвый человек, как тот зомби – ходит, ест, говорит, робот, высказывает заученные фразы, отклонись от курса и он будет смотреть на тебя глазами и хлопать ресницами, соображая, чего же от него хотят. Так и Френк – вроде бы есть, а на самом деле он весь там, в том самом дне, когда в живых из его подразделения остался только он. Кэт смотрела документальные фильмы, морально готовясь к тому, что её ждет, но то, что сейчас происходило прямо за её спиной уходило далеко за грани её понимания.
- Я очень тебя люблю, - делая вид, что сонно зевает, она набирается смелости и строя из себя слабую женщину, разворачивается, обнимая мужа, кладя голову ему на грудь и сворачиваясь калачиком под боком. Может быть, её слабость растопит лед и он почувствует хотя бы ответственность за неё. На войне все средства хороши, а уж в войне за любимого человека – подавно, и Кэт не собиралась сдаваться просто так и без боя. Целуя мужа в плечо, она кладет голову обратно, вслушиваясь в то, как стучит его сердце «тук-тук-тук», выбивая ровный ритм, от которого её веки действительно закрываются и она проваливается в сон.

+1

13

Войдя в спальню, Фрэнк сразу же направился к окну, по стеклу которого стекали многочисленные капли - след прошедшего дождя. Из окна открывался вид на район. Тусклые фонари едва освещали тротуар, который вел припозднившихся жителей до дома. Где-то лаяли дворняги и шумела молодежь, выпивающая на детской площадке. В этом не было ничего удивительного, но на все эти вещи Фрэнк смотрел по новому. Район, где жили Каслы, был относительно тихим. Здесь не часто встретишь каких-нибудь хулиганов, но если ты сильно припозднился на работе и возвращаешься домой, то рискуешь быть избит "пачкой" сопляков, которые жаждут веселья и ты являешься центром их "веселухи". Душевные страдания сменились неопределенностью. Касл ощущал, что он должен что-то делать, а как и что не мог понять. Единственным, как ему казалось, верным решением было ожидание. Он верил, что ему будет послан знаки и он все поймет.
Наконец-то в комнате появилась Катрина. Фрэнк вновь не обернулся к ней, но был рад ее появлению. Ему впервые захотелось ей что-то рассказать, не все конечно, но хоть чуть-чуть. Касл считал, что если каждый день будет таким, как сегодня, то их брак рухнет, а терять ее он не хотел и сейчас именно от него зависело их счастье.
-Знаешь... - почти шепотом заговорил Фрэнк, -В Ираке и Афганистане я видел много смертей: женщины, дети, старики. Но там была чертова Война, а здесь? Что твориться здесь? Мир сходит с ума. Люди теперь убивают ради забавы или денег, или еще чего-нибудь. Пока я ехал в такси, по радио передали несколько репортажей: убийства, грабежи, изнасилования. Даже передали о объявившемся педофиле. Ради чего мы воюем? Ради того, что бы наша страна сходила с ума? Да. Мы не святые и наша страна, корысти ради, вторгается в другие, что бы "высосать" из них все, что можно и нельзя, но МЫ убивали плохих парней. Тех, кто на самом деле угнетал мирное население, вел войну против своего же народа, который просто хотел жить в мире. Так что? Нам теперь тоже нужно ждать, пока придут "хорошие" парни и начнут восстанавливать порядок, за которым мы не хотим следить? - закончив свой монолог, мужчина подошел и сел на край кровати, потирая ладонью свое лицо.
-Преступность процветает, когда общество исповедует терпимость... - это были мысли вслух, которыми Касл решил поделиться с женой. Ему показалось, что ей будет интересно услышать его мнение о творящемся беспределе в обществе и узнать причину этого беспредела.
Фрэнсис знал, что Катрина прекрасный коп, но она не в состоянии справиться за всем отребьем, которое выползает на улицы, когда она уходит домой, а на утро обнаруживает результаты их работы. В большинстве случаев, у нее связаны руки и если она знает, кто убийца, а доказать этого не в состоянии или суду покажется недостаточно улик, а это бывает в тех случаях, когда "клиент" весьма богат, то ублюдка просто отпускают и он смеясь над правосудием продолжает совершать преступления. Особого внимания заслуживает организованная преступность, так называемая Мафия. Это концентрат ублюдков на квадратный метр. Эти твари понимают, что они делают и продолжают этим заниматься: продавать людей, наркотики, оружие, что бы набить свои карманы бумажками, да желательно побольше. Торговцы смертью и никто не хочет купить жизни тех несчастных, которым не повезло. Жестокий Мир, жестокое время, жестокие люди...
Улегшись на кровать, Касл повернулся к жене и поцеловал ее. -И я тебя люблю. - с уверенностью в голосе заявил Фрэнк обнимая ее, стараясь прижать крепче к себе. Старый Фрэнк Касл погиб вместе с группой его ребят, новый восстанет из пепла, когда взойдет солнце и тогда все измениться, и пусть Ад раскроет свои врата пошире, у него будет много работы.

+1

14

Пронзительный звон, который эхом раздается в глубине души, вызывая мурашки. Кэт не сразу понимает, что происходит, но когда до неё доходит, телефон уже перестает звонить. Она оглядывается, утренние лучи солнца уже пробиваются сквозь шторы, она оглядывается, но нигде не может найти мужа. Странно, ведь он приехал вчера, мы легли вместе, где он? – женщина встает с постели, идет в ванную. Снова слышит трель телефона и в этот раз быстро поднимает трубку.
-Опознание?! какое опознание? – её голос звучит как будто из трубы, даже больше из подвала, сердце колотится слишком быстро, отдаваясь в висках ужасным звуком, кровь приливает к лицу, когда в трубке слышится знакомый голос напарника, - Нашли тело мужчины, приблизительно 32 лет, высокий, темные волосы. – Дальше Катрина просто не дослушала, она сползла по стенке вниз, закрыв лицо руками, сжимая в руке телефон, из которого то и дело доносился мужской голос, - Этого не может быть, просто невозможно.
Как очутилась в участке, она не помнит, лишь перед глазами возникли двери морга, где женщина ожидала опровергнуть тот факт, который оказался очевидным для её напарника.Это не Френк, пусть не он, - словно мантру, повторяла она всю дорогу, но внутри умирала каждая клеточка, когда приближавшийся стол с трупом нарисовался на горизонте. Накрытый белой простыней, с торчащими из-под него стопами и крохотной биркой. – Я готова, - она почти не шевелит губами, стоном произнося последние слова, кивает знакомому доктору. Закрывает рот, когда патологоанатом скидывает простынь и перед глазами Кэт возникает её муж. Синий, холодный, мертвый, уже с результатами трупного окоченения… Она сдавленно скулит, кусая пальцы, старается не кричать, чувствует, как по спине проскальзывает холод. Она до сих пор не верит, а по лицу скатываются слезы. Никто не слышит, что она рыдает, да и сама Кэт не осознает до конца, что случилось.
-Думала я умер?! – женщина подскакивает на месте, в ужасе открывая рот, готовая закричать, он открывает глаза, стеклянные, страшные и со злостью смотрит на неё. Сердце детектива останавливается, она уже кричит, не сдерживаясь, но с губ не слетает ни единого звука. Где-то далеко, в глубине души она понимает, что спит, что все это снится, и именно в тот момент, когда она полностью осознает вымысел, сон ускользает, стеклянные и мертвые глаза мужа отдаляются.

Тяжело дыша, Кэт резко села на кровати. Наверное, она кричала, этого она не помнит. Но спина покрылась испариной, взмокшие локоны неприятно липли ко лбу и спине. Женщина обернулась, опершись на руку. Рядом спал Френк. Вздохнув уже чуть спокойнее, стараясь унять бешеное биение сердца, решила, что, наверняка, она кричала не слишком громко, или вовремя осознала сон, что не разбудила любимого. Решив дать ему поспать ещё немного, Катрина выскользнула из-под одеяла, тихо проскользнула в коридор и там уже тяжело вздохнула. Перед её глазами до сих пор осталось видение мертвого тела со стеклянными и безжизненными глазами. Тряхнув головой, заставив разлететься волосы в разные стороны и неприятно шлепнуть её по плечам, женщина решительным шагом направилась к ванной.
Оказавшись внутри, Касл подошла к раковине, включила средний напор холодной воды и пару раз набрав в ладошки воду, направила её в лицо, окатив себя ледяной водой. Почувствовав себя лучше, она умылась, привела себя в порядок и снова надела майку и шортики, оставив пеньюар висеть на вешалке.
Закрыв двери ванной, женщина прошла на кухню, где собралась приготовить легкий завтрак себе и своему мужу. Не обращая внимание на остаточные явления в виде воспоминаний сна и учащающегося пульса, напевая какую-то мелодию, чтобы отвлечь себя от грустных мыслей, она достала продукты и стала аккуратно и мелко их нарезать.

Отредактировано Katrina Castle (2013-10-08 02:27:26)

+1

15

Впервые за эти долгие месяцы, Фрэнк спал спокойно и довольно глубоко. Ему не снилась та раковая ночь и ребята, просящие о помощи. Не снилось ничего. Он словно "провалился" в глубины своего разума, которые окутали его всепоглощающим ничем.
Царство сна рассеялось к утру. Первые лучи солнца нагло врывались в комнату, сквозь неплотно задернутые занавески, с террористической миссией - разбудить всех, кто здесь находиться. Вряд ли кто-то задумывался о том, насколько коварные бывают солнечные лучи по утрам.
Они победили. Фрэнку пришлось проснуться и нехотя подняться с кровати, попутно потягиваясь и заглядывая в окно по привычке. Людей на улице не было, лишь залитый солнцем двор, выглядел так умиротворенно и спокойно. "Действительно: хорошо там, где нас нет." Люди часто портят обстановку своим появлением.
Постояв немного у окна, Фрэнк направился прочь из комнаты прямиком в ванную комнату, что бы принять бодрящий душ и заодно развеять остатки тяжелых мыслей, которые залегли осадком в мозгу.
Закончив водные процедуры Касл пошел на кухню, где во всю уже вертелась Катрина готовя завтрак. -Доброе утро. - Фрэнк подошел к жене и поцеловал ее в губы, чуть ущипнув за попку, что бы расслабилась, а затем сел за стол в ожидании очередного кулинарного шедевра миссис Касл.  -Тебе снился кошмар? - Фрэнк посмотрел в глаза жены. Она не умела скрывать свои эмоции и было видно, что она нервничает.
-Ты кричала во сне. - сообщил Касл, решив взять ее на "понт". На самом деле он ничего не слышал ибо сам спал так крепко, что и пушкой не разбудишь, но ему хотелось выяснить, что же снилось Катрине и почему она так нервничает, хоть и пытается это скрыть. Возможно рассказов о своем сне, она станет чуть ближе после вчерашнего.

+1

16

Она настолько увлеклась, что не услышала шаги мужа. Его голос заставил её вздрогнуть, а знак внимания, которым он её одарил – заставил руку дернуться и острым лезвием войти в кожу на пальце. Вскрикнув от неожиданности, моментально взяв палец в рот, ощущая на языке неприятный металлический привкус собственной крови, Катрина обернулась, прижавшись к Френку спиной. Она ощутила тепло его тела, в нос ударил запах мыла. Она улыбнулась сквозь пальцы, хотела уже было обернуться, чтобы обнять любимого, но тот как ни в чем не бывало уже сел за стол. Вздохнув, женщина продолжила нарезать овощи, держа палец подальше от продуктов.
Кровь не унималась, и чтобы не придавать еде привкус бифштекса, Кэт отошла к тумбочке, где хранила аптечку, достала оттуда пластырь, обработала ранку и заклеила небольшим кусочком, аккуратно прижав к больному месту. Так-то лучше, - от обработки палец заныл, но она стиснула зубы, и не поднимая взгляда на мужа вернулась к столу.
-Я просто не выспалась,... - она не собиралась говорить ему свои опасения, отчего голос звучал не слишком уверенно ответила Кэт, и всё же решилась посмотреть в глаза мужу. В его глазах она прочитала, что он все знает, и она даже поверила, что кричала во сне, ведь в самом сне она кричала. Неизвестно, что она делала в реальности, может даже била руками о матрас. – Хотя ты прав, - чуть помедлив и отложив нож в сторону, скидывая овощи на сковородку, тихо произнесла женщина, - мне приснился кошмар, но он позади, всего лишь пережитки работы… - она не смогла заикнуться о том, что муж ей приснился мертвый, холодный. От этой мысли перед глазами снова проплыли его стеклянные глаза и в ушах эхом пронесся его голос. Её передернуло, но Кэт усилием воли усмирила свои порывы, поставила сковороду на плиту, и обойдя стол, оперлась о столешницу, остановившись около мужа. – Как ты спал? – чуть не спросила «чувствуешь сегодня себя лучше?» - но осеклась, вовремя поняв, что этот вопрос здесь неуместен. Муж итак считает её врагом, за то что она может считать его больным, а тут такие вопросы.
Кэт наклонилась к Френку, проведя рукой по его волосам. Она и забыла, когда последний раз так делала, повернула его лицо к себе и легонько поцеловала. После она обняла его за шею и уселась на колени. В другой момент этот жест можно было счесть за проявление наглости, но какого черта, - думала Кэт, я его жена! – запустив руки в волосы, женщина посмотрела в глаза Френка, и прижалась к нему всем телом. – Ты не представляешь, как я по тебе скучала.

Отредактировано Katrina Castle (2013-10-08 23:06:13)

+1

17

Надежда на то, что после ночи все измениться, таяли на глазах. Реакция Катрины на знак внимания от Фрэнка, был мягко говоря странным для него. Попытка заиграть с собственной женой обернулась порезом пальца "жертвы", а "зачинщик" щедро одарив себя проклятьями. "Что ж...Прекрасное утро." Касл решил не замечать того, что Катрина порезалась и не стал просить прощения за свою "выходку".
День с самого утра не задался и обещал выдаться куда "интереснее", чем утро. Катрина делала попытки отвертеться от расспросов о ее сне, но не вышло. Зато она ловко соврала о том, что темой ее кошмаром была работа. Фрэнку казалось, что человек не может так нервничать приснись ему труп, которого он видел сегодня утром. Там было что-то серьезнее. И зная Катрину с ее суеверностью - сон сулил беду, о которой она не хотела говорить. "Утро едва началось, а уже лгут полным ходом." Обескуражено подметил Фрэнк и тяжело вздохнул, глядя на "кухарку".
Все эти "прыжки зайчиком" выглядели ненатурально и наиграно, что начинало тошнить от одних мыслей об этой чрезмерной заботе, которой одаривала Катрина. Фрэнк не понимал, почему нельзя сделать так, как было раньше? Почему нельзя забыть то, что случилось и жить дальше? Нет. Док слишком хорошо промыл мозги Кити-кэт и постарался, что бы каждый шаг Фрэнка был подозрительным. Любое его действие может вызывать у нее ассоциации со словами доктора: а ведь доктор говорил, что так будет. У Касла с каждым днем, часом, минутой возникало острое чувство разобраться с этим ублюдком, который разрушает его жизнь.
Желание разговаривать с союзнице доктора, потихоньку испарялось, но ее вопросы не могли оставаться без ответов - это лишь вызовет куда более худшие последствия, нежели сейчас. Что ж...Фрэнк проиграл битву за Катрину, но не проиграл войну за нее. Он решил, что слова, поступки, чувства нужно серьезно обдумывать перед тем, как что-либо совершить. Эмоции и чувства следовало спрятать глубже, а поступки должны быть осторожнее, а еще предстояло провести с ней целый день.
-Я спал чудесно, как младенец. - мило улыбнувшись ответил Фрэнк. Такой ответ был лучше, чем упрек о ее криках ночью, которых он даже не слышал. Хотят этот упрек мог вывести Катрину на "чистую воду", он также мог серьезно навредить их, итак слабым, отношениям. Атаки в лоб не всегда приносят пользу, не во всех случаях. Этот случай был из тех, который решается ненавязчивыми "бомбежками" в одно и тоже место.
"Посадка" Катрины на колени к Фрэнку, его слегка удивили, но он не подал вида, лишь вскинул брови улыбаясь как дебил. Он вновь ощутил тепло ее тела на опасной близости, а ее запах так и норовил одурманить, а заодно и затуманить рассудок к чертовой матери, отдав тело на "растерзание" женщине. "Чертовы феромоны..." Мысленно жаловался Касл, но ничего не предпринимал, ожидая новых шагов от Катрины.

+1

18

Чувство, которое никак не может покинуть, чувство, что ты что-то делаешь не так, то, что никогда не станет прежде, что все твои попытки ублажить кажутся наивно-детской игрой.
Кэт хочет вести себя обычно, но, наверное, сейчас это не судьба. Она боится сделать мужу больно, вызвать агрессию, увидеть во взгляде то самое выражение, которое представлялось во сне, боится его потерять, боится всего, что может скомпрометировать её в его глазах. Никогда раньше она не чувствовала необходимости в близости с ним, одним касанием, хотя бы поцелуем. Не теми дежурными поцелуями, не тем случайным пощипыванием за попу, а именно страстным, диким, обезоруживающим поцелуем. И что, черт возьми, сейчас ей мешает взять и поцеловать его? Ведь они родные, и женаты не первый год, так почему она робеет перед ним как девочка-целочка?
Как младенец? – женщина чуть прищуривается, улыбается, томно и нарочито медлительно произнося каждое слово. Сейчас, когда он рядом, когда она одной рукой обнимает его за шею, чувствуя под своими руками его мускулы, а боком ощущая тепло его тела, Кэт понимает, насколько сильно ей уносит крышу, как ломит тело в ожидании его ласок. Но она медлит, просчитывая варианты, взвешивая возможности, чего никогда не делала раньше. Всё кажется настолько неестественным, что определенно им обоим нужна разрядка, разрядка в единении или хотя бы в обычном поцелуе.
Чуть ерзая на его коленях, она усаживается поудобнее, обнимая его за шею, чутьопускает голову, ведь сейчас она чуточку выше мужа, и, смотря в его глаза, приближает губы к его. Девушка чувствует его дыхание на своих губах, и по ним пробегает волна мелких мурашек, п окалываниями давая понять, что очень хочется откинуть сдержанность и просто впиться в его губы, такие желанные сейчас.
Кэт проводит рукой по позвонкам на шее мужа кончиками пальцев, погружая пальцы в волосы, чуть сжимая ладошку и оттягивая голову мужа назад, после приближается ещё чуть чуть и сперва нерешительно накрывает его губы своими, затягивая в поцелуй. Вначале она целует робко, опираясь на его плечи, после приближается телом ближе, утопая в нем, борется с желанием  опрокинуть его прямо тут, и забыть про приличия. Возможно это не самый оптимальный вариант, но она слишком скучала, и сейчас кровь стучит в висках слишком громко, заглушая голос разума. К черту всё, к черту его войну, то, что наговорил мне доктор! Он мой муж, и я люблю его любым, и даже слова какого-то маразматика доктора не отберут его у меня! - она мысленно отправляет всё далеко, надолго, за сувенирами и без возможности вернутся, тем самым углубляя их поцелуй, надеясь, что Френку передастся хоть капелька её желания, и он заметит то, как сильно дрожат её руки, как смешивается дыхание с его, и как сильно бьется её сердце, отбивая чечетку где-то в районе левой груди.

+1

19

На войне Касл каждую ночь мечтал о Катрине, что бы она, по щелчку пальца, оказалась в его постели и они занялись безудержным сексом. На пути к дому, он тоже представлял, как войдет и сорвет с нее одежду, и...дальше все всё знают, но когда этот момент настал, Фрэнк почувствовал себя подростком перед заветной ночью лишения девственности.
Во времена отпуска, когда Касл был дома, секс был для них нормой, нечто настолько естественным, что его количество не было подвержено счету. Теперь все иначе. Поцелуи и объятья можно было пересчитать по пальцам, а большей близости не было вообще; словно они были в разводе, но жили в одной квартире. Ситуация глупая, но имела место быть и с этим было трудно что-то поделать, особенно когда понимаешь, что собственная жена может сдать тебя в психушку, если сверит твои действия с "образцом" введенным ей в ухо "добрым" доктором. Док знал и четко понимал, что делает. Ведь, ему командование четко дало понять, что бы Фрэнк заткнулся и по возвращении домой не стал собирать таких же "обделенных" ветеранов, для полномасштабной судебной войны. Даже если Касл решил бы выступить перед общественностью, то тут же всплыл факт о том, что он психически не стабилен, а главное все выглядело бы очень правдоподобно; никто не усомниться в тяжести перенесенного Фрэнком и сделают вывод, что такая трагедия могла пошатнуть его психическое здоровье, что ему проще обвинять правительство в собственных ошибках, а не самого себя. Вот такие трудности преследовали Фрэнка дома.
Из-за собственных мыслей, Касл чуть было не проморгал начало новой битвы за Катрину: пока Фрэнк был поглощен мыслями о теории заговора, направленного против него, миссис Касл времени зря не теряла - устроившись поудобнее на его коленях, она начала так "ненавязчиво" ерзать, что любые мысли о заговорах тут же тают и уступают более "приземленным" и естественным. "Вызов принят, док." Мысленное согласие на битву за жену сломало барьер сдержанности и уступило место животным инстинктам.
Левая рука Фрэнка мягко легла на спину Катрины, заставляя ее прижаться ближе к мужскому телу; поцелуй жены не остался без ответа, Касл с большей страстью продолжил, взаимно углубляя его. Что бы показать, всю серьезность своего настроя, мужчина подхватил Кэт под ножки и поднялся со стула усаживая ее на стол, стараясь не разрывать страстного поцелуя. Ловко раздвинув ее ножки, Фрэнк расположился между ними. Его руки довольно пошло "гуляли" по бедрам Катрины, оставляя едва красные  следы от пальцев на ее коже. На этом "ненасытные" руки не остановились, они мигом оказались под майкой Катрины, лаская ее животик, медленно поднимаясь выше.

+1

20

Поцелуи, что становится слишком жадными, сносящими крышу напрочь, её дыхание, которое перемешивается с  его, её вздохи и стоны, которые так тщательно пытаются скрыться в глубине горла и то, как нервно она обхватывает руками его плечи, прижимаясь всем телом.
Я так скучала, - она не решается сказать ему то, что чувствует, всего лишь передает мимикой, жестами, поцелуями, прижимаясь сильнее, теснее, чуть ли не становясь с ним одним целым. Она дышит его губами, делит воздух пополам, и его не хватает.
Кэт чувствует, как оживает муж под её поцелуями, как его губы требовательно двигаются навстречу её, и радостно ойкнув, она отвечает на его поцелуи, прикусывая губы, лаская язык, углубляя их безумие дальше. Женщина чувствует, как стирается черта, что они вчера начертили, чувствует, как его сильные руки подхватывает её и садят на стол. Она не хочет разрывать поцелуй и лишь довольно урчит, не отрывая губ от его, руками скользит по спине, через рубашку ведя ногтями. Она стремиться ниже, к низу майки, чтобы удовлетворить желание прикоснуться к нему, ощутить тепло кожи под пальцами и застонать от удовольствия, когда его руки скользнут по внутренней стороне бедер.
Как давно она не чувствовала его вот так, рядом, в опасной близости от себя, как долго она сдерживалась, как долго она ждала. Раньше, секс с мужем для неё был как обычная рутина – есть и есть, нет, ну ладно, завтра будет. Сегодня же это была битва, как будто от этого зависел их брак, и если сейчас ничего не выйдет – он разрушится. Вполне возможно, что так и было, но Френк принял вызов, и сейчас его губы исследуют её, я её язык соприкасается с его.
Она упирается в его грудь ладошками, чуть надавливая, заставляя мужчину отпрянуть от себя. Лукаво сверкает глазами, чуть склоняя голову набок, и улыбается мило, добро, едва ощутимо прикусывая язычок. Ногами обвивает его торс, прижимая к себе, закидывает руки на плечи, сцепляя пальцы за его головой, и притягивает к себе. Её не заботит, что они на кухне, и сидит она на столе. Какая разница, это их квартира!
-Иди ко мне, - она шепчет, все ещё коварно сверкая глазами, скрещивает ноги заключая его в плен, прижимаю к себе ближе. Она чувствует его возбуждение, но не торопиться, а снова жадно целует губы, руками скользит к подолу майки и пробирается под неё. Поднимает, заставляя его снять её, отбрасывает в сторону, не следя, куда та упадет и возвращается к нему. Опускает поцелуи ниже, обводя губами каждый шрам, целуя его и чуть зализывая языком. Ей доставляет удовольствие целовать его, ласкать, скользить пальцами по его спине, обводя каждый позвонок, когда его восстающее достоинство упирается через ткань штанов и её шорт в её возбужденную плоть. Он горячий, она чувствует, выгибается, опускаясь ниже, пальцами скользит по поясу, чуть забираясь внутрь, щекоча его поясницу, но не спешит снять с него их, чтобы ослабить его мучения. Кэт дает ему повод сорваться, стащить со стола, сорвать одежду, и показать, кто в доме хозяин., доказать, что он вернулся, что она все также ему нужна. И она ждет, продолжая покрывать его тело поцелуями, жадными, страстными, от которых на его коже остаются едва различимые следы от её губ.

Отредактировано Katrina Castle (2013-10-15 00:56:24)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Возвращение домой