В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ты знаешь, что ты прав


ты знаешь, что ты прав

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Клинт и Скар
Место: Нью Йорк, небольшое кафе
Время: 03.11.13.
Время суток: позднее утро
О флештайме:
I will move away from here
You won’t be afraid of fear
No thought was put into this
I always knew to come like this

http://24.media.tumblr.com/42c4e942c7efb53927b4606fee4fc50a/tumblr_msrpjqVFb71sz8qgio3_400.gif
http://25.media.tumblr.com/e949647fbe58f1b0b7b894856bcd6772/tumblr_mthovgxcTu1qevwzgo1_250.gifhttp://24.media.tumblr.com/56879abe323776825b7fef3fe6e7f5aa/tumblr_mthovgxcTu1qevwzgo6_250.gif

+3

2

Дома у него видите ли нету. Обнаглел, ты Митч, окончательно. Дом там, где сердце, И пока твое сердце рвется к этой блондинке, тебе придется терпеть Нью-Йорк, а мне придется тут работать. Тоже мне развел тут сопливую мелодраму. Аж тошно. И ведь черт бы вас обои побрал, любите же друг друга. Мамой клянусь любят, но ходите как два упертых барана вокруг да около и строите из себя фиг знает что.
Именно такие мысли витали в голове всю ночь, пока брат мирно посапывал на кровати дешевого мотеля, а все потому что не хотелось привлекать к себе лишнего внимания. И то, что на парковке стоит красная мазда меня даже не волновало. Машину-то я не угнал, как этот осел, а честно оформил на себя и вывез из авто проката. В отличие от моего блудного братца, я успел раздать долги, найти нам жилье и даже подработал, так что дней на шесть хватит всего и вся, а дальше надеюсь его величество Митчел включит свой верхний мозг и прекратит мне истерить тихо, себе в душе. Но я то вижу и у меня сердце кровью обливается. Брат какой ни какой. И по мозгам дать не выходит как положено.
"Ушел поесть. Позвони как проснешься" Оставив такую записку на прикроватной тумбочке младшенького, я натянул пиджак, завязал шарф и стал похожим на одного их офисных клерков, которые расхаживают в дорогих костюмах и везде светят своим университетским образованием, не имея понятия о настоящей жизни .
Мазда паркуется у одного их кафе, которое мне приглянулось. Не слишком далеко от нашего "дома", но и не через чур вблизи. Митчу прогуляется и проснуться в самый раз будет. Привык я его называть по новому имени. Старое всплывает, когда я на него слишком зол и хочу размазать по стенке тонким слоем. Но не мажу, рука не поднимается. Сам ведь виноват в чем-то, что он такой.  Сажусь у окна, я люблю наблюдать за людьми, и развязываю шарф, расстегиваю пиджак и кидаю на спинку стула.
- Доброе утро, что желаете? - милая официантка оказывается у моего столика через пять секунд после того, как я за него сел.
- Для начало чашечку вашего ароматного кофе, и если можно меню. Хочу выбрать что-то особенное. - мастерски подделываю канадский акцент. Право дело, это даже легко, и он всегда работает на девушках.
- Первый раз в Нью Йорке? - улыбается Ева, так по крайней мере написано на ее бейджике.
- Да, проездом. Но город меня покорил. - особенно тем, что в нем в первый же почти день Митч влип в участок.
- Обязательно сходите в центральном парке, а еще поднимитесь на Эмпайр Билдинг. - Ева очаровательна улыбается.
- Благодарю, Ева, - возвращаю ей улыбку и делаю глоток кофе прикрывая глаза. - Я прислушаюсь и обязательно воспользуюсь вашим советом.
А потом настает благородная и блаженная тишина. С утра я не всегда настрое на флирт, тем более когда мысленно я прокручиваю крупицы информации со встречи. Угрюмое лицо брата явно указывало на то, что не все пошло так уж и гладко. Он то не признался, пока что, но я все равно уверен, что что-то явно вышло не так. Может его не обрадовало новость про аборт? Меня на его месте она тоже не слишком обрадовала бы, но это не повод кидаться словами про отсутствие дома.
- Дэвид, свали с моего горизонта. Я тебе полностью оплатил твои услуги, и не хочу встречаться на следующий день после завершения дела, - спокойно прошу мужчину, который присел за мой столит свалить.
- Да я просто поздороваться пришел.
- Ну вот просто до свидания, Дэвид. - проговорил с нажимом и мужчина встал оставляя мне конверт на столе. Опять работа. Не минуты покоя. Тянусь к нему и вытаскиваю пару листов, начинаю читать, прокручивая в голове факты задания, чтобы потом сжечь улики. И читая я не замечаю, как в кафе появляется та, с которой я не стремлюсь встречаться, а именно Скарлет Браун.

внешний вид

Отредактировано Clint Rothman (2013-10-07 00:40:17)

+3

3

Мое утро не было омрачено лишними оправданиями, Бони ускакала на работу, Руни же отправилась наведать мать, та чувствовала себя совсем неважно и снова начала пить. Я лишь согласно кивала головой, в тайне благодаря девочек за еще один лишний день, что они позволяют мне насладиться собственной кампанией. У меня не было от подруг секретов, но говорить о встрече с Митчеллом я пока не спешила, лучше расскажу об этом вечером, когда все вернутся домой, усталые и не желающие тратить остатки своих сил на бесполезные разговоры о моих мужиках.
Увы, но порой я сама начинала себе надоедать этими вечными проблемами, мне казалось, что окружающие воспринимают меня как малолетнюю шлюшку, которая водит двух мужчин за муж и все никак не может выбрать, с кем из них ей встречаться нравится гораздо больше. Но никто не знал, что творится у меня на душе, только девочки, и то, я не всегда была уверенна в правильности их суждений. Руни, истинная католичка – точно осуждала меня, я видела это по ее взрослому волчьему взгляду, а Бони… Думаю Бони просто устала от всех этих историй, и так же как и я, желала поскорее обо всем этом забыть.
Я проводила подруг, убрала за ними грязные чашки из под кофе, судорожно собираясь и самой проветриться на свежем осеннем воздухе. Куда я направлялась? Намеревалась позавтракать в ближайшем кафе, у меня не было ни сил ни желания находиться дома, слишком многое там мне напоминала о Митчелле, я начинала думать, анализировать вчерашнюю встречу и рассуждать сама с собой о том, где и что я сказала не так.
Может быть стоило попробовать начать все заново? Но здравый рассудок был все еще при мне, единственное, о чем я действительно сожалела, это о том, что Брин все таки узнал об аборте. Я стыдилась этого поступка, он был грязным и подлым, я чувствовала себя убийцей, но и рожать неизвестно от кого я так же не собиралась. Моя личная жизнь была слишком запутанной и спонтанной для создания полноценной семьи.
Прохладный ветер обнимал мое лицо, я куталась в теплый шарф, залетая в небольшую кофейню, занимая место у окна и принимая папочку с меню у весьма дружелюбного официанта. Я не улыбнулась ему, бросила лишь сухое скомканное спасибо – не было настроения для любезностей. Крепкий кофе, пара круасанов, в ожидании заказа я смотрела в окно, но внезапно обнаружила в отражении до боли знакомый силуэт…
Знаешь, Клинт, вы со своим братом все же чем то похожи, манера сидеть за столом, чуть взъерошенные русые волосы, да и ты был не таким уж милым и незаметным парнем, ты был тем еще подонком, и конечно, я тебя запомнила, как и то, что виновником вчерашней нашей встречи был именно ты.
В кой то веки, я даже не думала, резко поднимаясь из за стола, и уверенным шагом направляясь в твою сторону. Ты не хотел со мной встречаться, это было видно по твоему развороту в сторону выхода, но я не собиралась поддаваться твоему нежеланию, мне было все равно.
Усаживаюсь напротив тебя, упрямо смотрю прямо в глаза, на размышления о том, с чего начать, ушли считанные секунды.
- Зачем ты это сделал? – Я была зла, но мой голос не звучал достаточно грубо, не так, как мне бы того хотелось. – Как давно ты за мной следил и зачем? Какого черта? Зачем ты травишь ему душу, издеваешься над ним и мучаешь. Он прекрасно жил без меня, он бы справился и привык, он не должен был знать обо всем этом. Ты садист, я могу понять ненависть в мою сторону, но зачем так поступать с родным братом? – я сама деликатность.

+5

4

Я слишком сильно погрузился в изучение новой работы. Ничего сложного, по сути, очередное ограбление шибко богатого кошелька. Вынести картину не сложно для меня. Даже не удивляет этаж проживание объекта - сорок первый. Надо будет захватить Фотик и снять панораму города, успеваю даже прикинуть объем работы решив что надо наведаться на место и потом уже строить конкретные планы.
И все таки я увлекся, раз не заметил идущую прямо кг мне девушку, видеть которую я не испытывал не малейшего желания.
- Эй, - крайне не приветливо начал я, НГ встретившись взглядом с миссис Браун, первое что сделал убрал бумага и в карман Джинс, после чего отодвинул от взбалмошной девчонки свой кофе, а то кто этих блондинок знает, еще решит облить напитком, как это было в прошлую нашу личную встречу. А кофе между,прочим горячий, а мне дорого мое достоинства, я еще не решил окончательно женится на профессии и стать вечной нянькой моего брата. Может лет через десять или раньше а может и позже я таки осяду где нибудь и буду счастливым отцом семейства. Но пока Скарлетт забрасывала меня вопросами я мирно попивал кофе и методично убирал с ее половины стола все, что можно было бы использовать против меня.
- Во первых, и тебе доброго утра, или вас этому не учили на уроках по этикету? - одним глотком допиваю кофе и отставляю чашку в сторону, тоже по дальше от Скар. - Не важно. Вопрос в другом, тебе как ответить по алфавиту или по важности?  - очевидная короткая пауза. - Ладно забей и на это тоже, отвечу по порядку заданных вопросов.
Откинувшись на спинку стула я пару секунд думал как бы так правильно сформулировать ответы, что бы не получить по голове сразу же. И ведь ясно, что эту избалованную девчонку не устроит не один из моих ответов, потому что они будут не вписываться в ее изощренную систему ценностей. Но отвечать надо, поэтому набрав в лёгкие по больше воздуха, я криво усмехаюсь, перед тем как начать отвечать.
- Он заслужил знать правду, какой бы она не была. Видишь ли, Митчел мне родной брат, единственный человек из всего драного рода Ротманов, за которого я готов бороться с самим Дьяволом, если того потребуют обстоятельства. И как его старший брат, я обязан защищать его, даже если он этого не хочет и считает, что справится сам. Он конечно же справится, вот только в некоторых вопросах я разбираюсь лучше, чем его любовница, которая привыкла жить думая лишь о себе любимой.
Я выдерживаю полный злобы взгляд и лишь приподнимаю ладонь останавливая поток слов от девушки, в которой явно будет слишком часто повторяться слово "я".
- Я его не мучил и даже забыл бы с удовольствием не только твое имя и фамилию, но и то, как ты выглядишь и говоришь. Но когда ты решила поступить как эгоистичные девушки эпохи возрождения, написав трогательную муть которая считается романтикой, я понял, что мой брат перестал жить и стал существовать. Знаешь, наблюдать за тем, как из наглого, самоуверенного и радующегося жизни человека он превращается в побитого и выкинутого в ливень щенка. Поверь мне, жалкое зрелище. И как раз что из нас двоих именно ты выпила его кровь и намотав нервы на клубок слиняла, поджав хвост под бок к своему такому ненавистному муженьку. Я лишь открыл Митчу глаза и подтолкнул его к снятию розовых очков. Это ты его мучила и продолжаешь мучить, я всего лишь пытаюсь держать его на плаву и не позволяю утонуть во всей той трясине, которую вы устроили. Пора бы уже  определиться и понять для себя, Скарлетт Браун что тебе важно и кто.
С этими словами я встал из за стола положив пару купюр под блюдце из под кофе и прихватил пиджак направляясь к выходу.

+2

5

- Ах он твой родной брат? – эти слова из уст этого самодовольного кретина были для меня как красная тряпка. Я негодовала, да что уж там, я была просто вне себя от ярости, мне хотелось рвать и метать, но этот мужчина оказался не таким уж глупцом, предварительно убрав от меня подальше все колющие и режущие предметы. – И как давно ты об этом вспомнил, ну ка расскажи мне? Сколько времени тебе понадобилось для того, чтобы вспомнить о том, что он твой брат? Видимо, ваши отношения не были такими уж трогательными и крепкими, раз Митчелл бросил свое прошлое и решил заново построить свою жизнь. – Ладно, я мало знала о старой жизни Мити, но мне было все равно. Меня до безумия задевало то, что какой то придурок, который случайно появился в нашей жизни, вдруг стал управлять нами и самодовольно строить козни. Это наша жизнь, не твоя! Заведи себе девушку, устраивай свою личную жизнь, твоему брату не восемнадцать лет, чтобы ты лез к нему с советами.
- И ты именно так его защищаешь? Снова отправляя ко мне для разговоров? Отлично, очень правильный и взрослый поступок, отправить Митчелла опять выяснять отношения, ты понимаешь, насколько тяжело нас все это дается? Что ты вообще знаешь о наших отношениях? – уверена, что ни черта. Митчелл не из тех, кто будет рассказывать о себе настолько лично и подробно, даже брату. Мне хотелось в это верить, потому что я сама не посвящала в свои душевные переживания никого. Все знали о ситуации лишь поверхностно. Уверена, и Клинт был лишь тем, кто судил о ней лишь по своим представлениям. – Возомнил себя самым умным и правильным? И давно ты за мной следил? Я не была его любовницей, ты можешь называть так кого угодно, кроме меня. – Он сейчас нарвется, я уже чувствовала, как сжимала кулаки в напряжении, как белели костяшки моих пальцев, что еще парочка гадких фраз в мою сторону и я не выдержу, я врежу ему.
- Отлично, именно этого я от тебя и хочу. Свали из нашей жизни, найди себе другое хобби, что за любовь совать свой нос в чужие секреты. Тебя кто-то просил об этом? Мы разобрались бы сами… - но когда ты заговорил о моем письме для Брина… Вот тут я потеряла над собой контроль, тут же замирая на месте и глядя на тебя с удивлением. Нет, верить не хочу, что он показал его тебе, что он рассказывал, я писала там о вещах, о которых никто не должен был знать, кроме него. Я раскрыла ему душу, а теперь об этом знал и ты, тот кого я презирала больше жизни. – Я уехала от него не желая больше обманывать, ты считаешь это подлым и неправильным поступком? Ты, тот кто всегда мечтал, чтобы я отвалила от твоего брата, я исчезла, пропала, ты должен был радоваться и ликовать, но ты какого то хера притащил его сюда, стал следить за мной и терзать его снова фактами обо мне. – Отлично, ты влетаешь сюда еще и Макса, и на эту грязную фразу о том, что я сбежала со своим мужем, я не сдерживаюсь, поднимаясь во весь рост и ударяя тебя сжатым кулаком по лицу. Мне хотелось плюнуть тебе в морду, настолько я тебя сейчас ненавидела. – Ты конченный ублюдок, который наслаждается чужими страданиями. Иди и посмотри своему брату в глаза, и ты поймешь, что не видеть меня, не знать обо мне было бы гораздо лучше для него. Здесь ты самый главный эгоист, который за мой счет хочет показать Митчеллу свою значимость. Посмотри, какой я хороший брат, я оберегаю тебя от этого монстра. И гонишь его опять ко мне, ты вообще вменяемый? Валите из этого города, вези его как можно дальше от меня – вот что ты должен был сделать, ты должен был помочь забыть, а не напоминать, устраивая нам очередную встречу.
К нам подлетели официанты, суетились над тобой, предлагали принести лед и изолировать меня от твоего общества. Я была похожа на сумасшедшую, с мешками под глазами, что говорили о бессонной ночи, с безумным и ненавидящим взглядом. Я не могла понять твоей логики, чего ты хотел добиться? Митчелл и так ненавидел меня, он верил и жил с осознанием того, что я бросила его ради Макса. А вчера… Вчера нам было сложно расстаться друг с другом.
- Да я больше не притронусь к нему даже пальцем, уберите от меня свои руки. Я позавтракаю в другом месте.
Все, что я хотела сказать – я уже сказала, слушать далее бред про защиту брата я больше не собиралась. Ты был конченным эгоистом, ты не переживал за брата, ты хотел вернуть себе его зависимость от себя. Ты хотел, чтобы Митчелл чувствовал себя брошенным и преданным, но я не понимала, для чего ты мучал и заставлял страдать его еще больше.
Отпихиваю от себя администратора зала, бросая на свой столик скомканные двадцать долларов, это было лишку, да и я не располагала лишними средствами, чтобы ими разбрасываться, но ждать сдачу и вновь слушать твой лепет я не собиралась, кутаясь в пальто и двигаясь в сторону выхода. Пошел ты к черту, ты будешь гореть в аду за такие издевательства над человеком, которого я люблю.

+2

6

Я смотрю ей прямо в глаза. Нет, самобичеванием заниматься буду после и разбирать вопрос того, почему ее так заботит то, что я только нашел его, буду изучать позже. Сейчас я лишь сжимаю зубы, сложив губы в одну тонкую полоску и слушаю весь тот бред отчаянной любовницы своего брата, что та несет. ДА что она вообще знает о наших взаимоотношений? Что она вообще знает о Митчеле как он человеке? О его мотивациях, о его мыслях, о его поступках? Ровным счетом ничего. Я тоже не до конца его изучил, его нового, но я помню его старого, маленьким мальчиком, который прижимался ко мне, когда отец в очередной раз надирался до зеленых чертей и ни как не желал получить скоротечный цирроз печени или инсульт без госпитализации. Но но раз за разом напивался, приходил и поднимал руку на жену и сыновей. Я помню, Как он плакал у меня на руках, боясь отца и считая его монстром, приходил спать ко мне в кровать и прижимался греясь в моих объятьях. Я знаю его таким, каким не знает никто, и я храню эти воспоминания в душе.
Может я и оберегаю его слишком сильно, но упрекать меня не в чем. Эта встреча нужна была этим двум идиотам, которые будут ходить вокруг своей ненависти и дальше, если не подтолкнуть их в нужном направлении. Одна сама не знает чего хочет, второй пляшет под ее дудку. Детсад, подгузники на подтяжках. И ведь оба мнут себя такими большими, умными и великими. Где мои семнадцать лет? с какой-то неведомой тоской думаю я, и тут же получаю по лицу, кулачком. Именно что кулачком, кулаком ее ладони не стать. Но ведь больно, скорее даже больно от неожиданности, чем так уж и больно. Оседаю на стул и подношу руку к удару, губа расшибленна, идет кровь. Прекрасно ничего не скажешь. Слава богу хоть не по носу, его мне как-то всегда было больше всего жалко. Я уже не слушаю Скарлетт, потому что Ева хлопочет над мной предлагая лед и заботливые ее руки сейчас одно из самых приятных что мне досталось за утро. Не считая вкусного кофе.
- С вами все хорошо? - щебечет Ева.
- Ты. И да, все хорошо. - улыбаюсь подставляя лицо под ее нежные пальцы.
- Не поняла...
- Со мной можно на ты, - улыбаюсь ей.
- Может лед?
- Пройдет.
- Девушка?
- Брата. - усмехаюсь в ответ и касаюсь ее ладони. Я успею назначить свидание за то время пока Скарлетт строит из себя святую оскорбленную невинность и вылетает из кафе. А потом я надеваю не спешно пиджак и выхожу следом завязывая шарф , прячу руки в карманы. Осенний Нью Йоркский ветер треплет волосы, срывая облако дыхания с губ и я усмехаюсь осени и погоде, потому что я все таки нашел то, что искал - она его любит. Иначе не реагировала бы так остро на мои выпады, не теряла бы голову. Вед хорошие девочки не распускают руки на плохих парней. Это плохие мальчики дергают хорошеньких девочек за косички и привлекают их внимание. Мы так показываем, что нам они нравятся. Может я ее и не перевариваю на молекулярном уровне, но Митчел ее любит, а значит мне остается засунуть свою Ротмановскую гордость себе в одно место, заткнуться и сделать все, чтобы эти двое прекратили вести сея как культурные идиоты.
- Я признаю, мы с тобой враги. Но я готов подписать пакт о перемирии, если ты ответишь мне на один вопрос. Но Браун, мне нужен честный ответ, потому что от него зависит то, что я решу сделать потом. Увезу Митча из твоего города на край земли, или сделаю все, чтобы он остался. Лишь одно короткое слово, полное искренности и честности.
Я смотрю на девушку в упор, дожидаясь от нее ответа. Губа саднит от удара, но я готов забыть об этом. В конце концов, лучше уж прольется моя кровь чем его. Я слишком дорожу Митчем. Получаю неуверенный кивок. Все таки я умею делать предложения от которых крайне сложно отказаться, и смотря прямо на витрину магазина через дорогу, чтобы не давить взглядом, я задаю тот вопрос, который меня мучил давно.
- Скажи мне, Скарлетт, ты любишь Митча? Только напоминаю, мне нужен честный ответ.

+2

7

Как меня раздражал этот самодовольный тип, вы не представляете! Даже в момент горячей разборки, когда я учила его жизни и требовала от него адекватных поступков – он кадрил официантку, словно мои крики, мои оправдания, мое желание все ему объяснить и дать понять, что я не такой уж и монстр – все это было пустым местом.
Да перед кем я оправдываюсь, в конце-то концов? Почему меня вдруг волнует мнение этого хама? Он был братом Митчелла, и только эта информация ни на секунду не покидала мой мозг. Из уважения к Брину, я должна была с уважением относиться и к этому персонажу, но я не могла перешагнуть через свое отвращение и ненависть.
Мелроуз, моя старшая сестра была такой же. Она ни черта не знает о моей нынешней жизни, но до сих пор полагает, что знает, что мне нужно для полного счастья. Да, мы вместе росли, я часто маленькая жаловалась ей на своих обидчиков и плакала, кутаясь в шелковые светлые кудри, но то время прошло. Я выросла, выросла и она, у нас разные жизни, разные интересы, мы стали другими. Я не могу лезть в ее жизнь, потому что у нее есть своя голова на плечах, сама же я требую от нее такого же обращения.
А Митчеллу было почти тридцать лет, и это было смешно, видеть как его старший брат скачет вокруг него, якобы убежденный в том, что знает за него лучше. Ты был со мной? Любил ли ты меня так же, как он? Так как ты смеешь судить о наших с ним отношениях?
Я больше его не слушала, игнорировала его поведение, его взгляды, его самодовольную улыбку. Сейчас он мне напоминал мстительного Брина, он так же сжимал губы в ухмылке, желая быть сильнее, желая выхватить у меня победу, заставить меня замолчать и покориться. Но знаешь, ему я любила проигрывать, тебе я не позволю взять надо мной главенство.
Выхожу на улицу, глубоко вдыхая прохладный воздух, стараюсь выгнать из головы мысли о случившимся – все, что я должна была сказать, я сказала. Не думаю, что это изменит твое отношение ко мне, но я хотя бы пыталась до тебя что-нибудь донести. Я поступила так не ради себя, я поступила так ради него.
Я не успеваю уйти далеко, и ты нагоняешь, одергивая меня за руку и заставляя развернуться. Твои губы кровили, и я неожиданно почувствовала боль в правой руке, даже не думала, что способна на такой удар. Было ли мне стыдно? Скорее – хотелось повторить.
- Стоун. – сухо поправляю я твою сумбурную речь, не любила, когда меня называют по новой фамилии, тем более те люди, которые были в курсе о моем внеплановом браке. Он не был добровольным, и добровольно откликаться на чужую фамилию я тоже не собираюсь. Но ты продолжал, требовал ответить на какой то вопрос, и если это все, что ты хочешь от меня для того, чтобы свалить наконец из этого города, то я согласна. Киваю головой, разрешая спросить меня о чем-то, но я никак не ожидала услышать именно это.
Да какое твое дело? Как ты смеешь меня о таком спрашивать. Но понимаю, что очередная моя истерика не приведет ни к чему хорошему. Я молчу, смотрю в твои глаза взглядом – мол, ты издеваешься надо мной? Неужели ты до сих пор не знаешь ответа? Думаешь, мы так мучаемся, только по тому, что нам насрать друг на друга?
- Люблю. – искренне, честно, бесконечно правдиво. Я не собиралась доказывать это еще какими-то ванильными речами, это все пустое. – Но ему нельзя оставаться в этом городе, будь благорассудным.

+2

8

Я ждал и боялся ответа одновременно. Поэтому что если бы она сказать "нет", все было бы понятно. Я сделал бы свое дело, завершил бы сделку и взяв Митча за шкирку утащил бы из города куда глаза глядят. Моно обратно в Сакраменто, можно вернуться с ним под мышкой в Канаду, там меня примут с распростертыми объятиями, можно просто улететь, скажем в Сидней и начать атм новую жизнь, с новыми именами и личностями. Можно сделать столько всего. Но я знаю что это лишь "можно", и не будет. Потому что Скарлетт говорит то, что я и так увидел по ее глазам и поведению.
- О женщины вам имя вероломство. - произношу через чур трагичным тоном и вздыхаю, потому что мне сейчас вот нечего больше сказать. потому что цензурных слов не осталось, а не цензурных не позволяет произносить моя привязанность к Митчелу, еще узнает, что я его девушку обругал, вообще говорить перестанет и слиняет на край света. А мне этого не надо, поэтому вовремя прикусываю язык. Это я умею делать, жизнь научила. Любит. Да черт бы вас побрал современные Ромео и Джульетта. Вздыхаю опять кутаясь в свой пиджак и внимательно смотрю на девушку.
- Знаешь, мне хочется обоим вам влепить, и по сильнее так, чтобы мозги на место встали. Он тебя тоже любит. И не смотри на меня с таким скептицизмом. Я знаю что говорю.
Выдыхаю облако пара и осматриваю улицу. Стоять и разговаривать как два истукана не хочется. В а кафе ведь тепло, и кофе, и Ева. Нет, в кафе сейчас нельзя.
- Пройдемся, - предлагаю и иду вперед. Где-то тут был небольшой скверик, я точно помню.
- Понимаешь, тут такое дело. Раз у вас такая офигенная взаимность и все дела, нельзя вам по рознь. Я хоть и не учился университете, как ты, не прими это ни коем образом укором, так констатация факта, но я разбираюсь в людях и их психологии, благо учителя были хорошие. И как я говорил, я готов подписать пакт о перемирии ради этого идиота, Митча. Ты желаешь ему добра, я желаю ему добра, так почему не объединить наши усилия в этом стремлении?
Я не вру сейчас. Я правда хочу лишь добра Брину, но понимаю, что мое видение добра может не совпадать с его или ее. Я просто хочу сделать все, чтобы младший перестал копслеить малолетку-эмо, а взялся за ум и стал прежним. В конце концов, я икал брата, а не тряпку которую можно выжимать. И это упрямство Скар меня подбешивает, если говорить на чистоту. Даже не так, меня бесит то, что она считает, что нельзя найти выгодное положение из любой ситуации, даже такой фиговой в которой оказались они со своим треугольником любви и брака. Вед опа уперлись в стену рогом и не желают понять, что стоит сменить угол обзора и все будет в шоколаде или ажуре, кому что нравится больше.
Мы проходим буквально квартала, когда я замечаю уличную стойку где продают мини пончики по одному доллару за двенадцать штук. Покупаю две дюжины, и пройдя еще метров пятнадцать плюхаюсь на скамейку принимаюсь есть.
- Будешь? - спрашиваю так, как будто не она меня лупила кулачком минуту назад. Усмехаюсь и шиплю. Губа болит, зараза. Но ничего, кровь иногда полезна для общения. - Сядь и расскажи. Знаешь, говорят что стоит поведать о своих бедах врагу, он всегда тебя послушает. Я же тебе враг? - я не конкретизирую что именно хочу услышать. Мне не важно с чего она начнет. Я даже готов записаться в бесплатные психотерапевты, только бы понять, как этим двум помочь, потому что кислая мина Брина меня уже достала. И когда я успел превратится в сентиментального такого? Митч, кажется твой агнст на меня плохо влияет.

+2

9

Я старалась не особо реагировать на колкие замечания Клинта – ради чего? Он хочет задеть меня, у него это прекрасно получается, но я не доставлю ему удовольствия видеть то, как я нервничаю и расстраиваюсь от его слов. Мы стояли, я ответила на его вопрос и сейчас надеялась на то, что он спокойно попрощается со мной и покинет мою жизнь так, словно он в ней никогда и не появлялся. Разумеется, забирая вместе с собой и Митчелла.
Но нет же, Ротман оказывается более упрямым и непрошибаемым, и я снова ужасаюсь его логике, совершенно не понимая мотивов. Он меня любит, я реагирую на это должным для себя образом. Митчелл никогда никого не любил, и я это знала, он запретил для себя это чувство, считая его ненужным и мешающим жить. Я же была на другой стороне медали, я отдалась этому чувству целиком, утопая в океане, наслаждаясь и штормами и тихим штилем.
- Я тоже знаю, что говорю. Нам никогда не узнать об истинных чувствах Митча, и уж судить о том, любит ли он меня – не нам с тобой.  – честно сказать, я не хотела говорить об этом, это слишком личное, ты понимаешь? Как бы ты не был близок своему брату, мне ты – никто. – Я ответила на твой вопрос, может теперь достаточно? Чего ты хочешь от меня? Мы уже все решили, дай мне уйти.
Но нет, мы идем на прогулку, покупаем пончики, не хватало еще батона белого хлеба, для того чтобы кормить голубей в парке. Тошнило от этой фальшивости, мне хотелось выцарапать тебе глаза за издевательства, но никак не говорить по душам.
- Что ты имеешь ввиду? – мой голос звучит спокойно, я смотрю в твои глаза и поражаюсь, как ты можешь не понимать таких элементарных вещей. Ты же взрослый и умный мужчина, так почему ты ведешь себя как ребенок? Совсем как Митч. – Если у нас такая офигенная зависимость – повторяю твои слова – нас нужно от нее лечить. Это ни к чему хорошему не повело, Митч страдает, я тоже нахваталась всякого дерьма. Мы должны переболеть. Мне тоже не хочется его отпускать, но я не могу быть вечно эгоистичной, я должна подумать и о нем тоже. Он уверен, что мы не можем быть вместе, он верил в это всегда, еще с нового года, и в момент каждой ссоры говорил мне об этом. Я устала бороться, с его ревностью, с его неуверенностью в себе, в нас. Еще этот брак. Он не сможет делить меня с кем-то еще. Я не хочу, чтобы меня делили. Если мы будем снова вместе – это не приведет ни к чему хорошему. Он просто пойдет и убьет моего мужа, или же придушит меня. Ему спокойнее без этих драм, мне спокойнее, всем нам…

+2

10

В девятнадцать легко раскидываешься словами про любовь и брак, потому что кажется, что все еще впереди, все будет хорошо и прекрасно, все будет как надо. В двадцать восемь кажется что это бред сумасшедшего, потому что прекрасно понимаешь, что за любовь нужно бороться, вгрызаться в нее зубами и держать так крепко как только можно. А эти двое что? Правильно сидят в своих уголках и делаю вид что не разговаривают друг с другом. И если от тебя отворачивается любимый, это не значит что он полный мудак и сволочь, а это значит, что нужно обнять его со спины, и сказать что все будет хорошо, а не отворачиваться и дуться. Но к моему огромному сожалению этих два идиота не понимают то, что очевидно, а надумали и напридумывали себе всякой откровенной фигни и страдают самокопанием. "Я не идеален для нее", "я плохая для него", "она достойна лучшего", "ему нужна другая". Да кто вам такую глупость сказал? И-д-и-о-т-и-з-м! Так и знайте.
Кривляюсь слушая Скар и думаю о том, что в Канаде сейчас уже зима вступает в свои права. А еще на Аляске приятно искриться снег, и что вообще-то там было спокойно и хорошо, я спокойно работал в автосервисе, по тихому грабил всяких богачей, устраивал стойку на руках на выступах высотных зданий, встречался с Мэг и с Лекси, и жил почти счастливой жизнью. А в Сакраменто не успел приехать как вот тебе, всякая фигня на мою голову в виде двух сопливых совершеннолетних по паспортам подростков в душе, которым нет больше дело, кроме как разводить сопли и наматывать их на кулак вместе с моими нервами, которые к слову вовсе не железобетонные, какие они мне казались всю мою сознательную или не очень жизнь. За пол года наблюдения самобичевания я понял, что они у меня пошатывают. Вон даже глюкозой стал себя травить.
А тем временем пончики как-то уж быстро стаи заканчиваться. Значит, Скарлетт закончила свою печальную историю о том, какая она бедная несчастная, и лишь благодаря занятым рукам я не изобразил вселенский фейспалм.
- Я конечно же в курсе, что у женщин развивается постродовая депрессия, но не думал что после добровольного аборта она тоже бывает. Или у тебя стиль жизни такой? Распустить сопли, показать, какая ты несчастная, чтобы тебя пожалели, погладили по головке, прижали к сильной мужской груди и сказали "детка, я твой супермен, все будет хорошо"? Так вот, Я не супермен и ты не моя детка, и боже упаси меня когда нибудь связаться с такой дамочкой как ты. - я смял кулек от пончиков и отправил его в урну стоящую тут же. - У тебя выгодная позиция. Ты богата, красива, умна, и хорошая по всем параметра.м У тебя позиция жертвы, и удивительно, что люди на это массово ведутся. Митч, Макс, кто следующий окажется в твоих сетях? Ты говоришь, что любишь его, но при этом не признаешь факта, что он по тебе сохнет. Ведь нельзя же признавать этого, тогда вся твоя жизненная позиция идет под откос. Потому что взаимная любовь не вписывается в твои рамки жизни. Очнись, Скарлетт, мы не в сказке живем, а в мире, где за любовь нужно бороться, а не лежать бревном и изображать из себя спящую принцессу, так любимую многими девочками. К слову, в оригинале принц ее вообще изнасиловал. И еще... - мой монолог прерывает звонок мобильного телефона. Я поднимаю руку, затыкая моментально Скар и вытаскиваю телефон, принимаю вызов. - Да, слушаю. Что значит улетаешь? Совсем офанарел? Что значит, тебе нечего делать в Яблоке? Тебе судя по всему вчера полностью мозги отшибло. Не смей. - закатываю глаза и сжимаю переносицу. Я точно буду просить доплату за вредность. - Ладно, лети. Только оставь ключи под ковриком. Прилечу утром, надеюсь встретить тебя на старой квартире, идиот недоделанный. Ладно, мягкой посадки. И напиши смс как прилетишь, Дурень. - сбрасываю вызов и смотрю на Скар с секунду думая стоит ей говорить или нет. Наверное стоит, но чуть позже.
- Где я остановился? Ах да, про принцесс. Просто хватит, окей? Я не собираюсь хоронить своего брата из за глупости девчонки, которая так и не поняла что ей выгоднее брак по расчету, позиция жертвы или любимый человек. Вопросы есть? - я выгнул вопросительно бровь, готовый в любой момент вновь отразить удар. Кто же этих истеричек знает.

Отредактировано Clint Rothman (2013-10-07 22:46:51)

+2

11

Говорить спокойно? Вы шутите? До сих пор я искренне считала, что нам в принципе не о чем говорить, все равно это не приведет ни к чему хорошему, лишь к очередному скандалу и взаимным оскорблениям. Дело не в том, что я была слишком непрошибаемой или упрямой, и даже не в том, что Клинт был неисправимым придурком, признающим лишь свое мнение. Скорее, мы могли бы винить все это в совокупности, да и слишком разные взгляды на жизнь у нас были. Мы не умеем вставать на чужое место, нам просто не зачем это делать. Слишком эгоистичные и самовлюбленные, и если я хотя бы пыталась понять брата Мити, то вот Ротман идти на уступки совершенно не собирался.
Я так и сидела, молча вынося его оскорбления, закрывая глаза и лишь устало согласно кивая головой. Ори-ори, надрывайся, мешай меня с дерьмом, унижай, чувствую свою власть, тебе нравится оскорблять женщину? А за что? Нет, правда, за что? Я не понимала причин его ненависти, неужели своей привязанностью и любовью к Митчеллу я заслужила слышать такие мерзкие вещи?
На какой то момент Клинт со своими жалкими речами уходит далеко на задний план, я просто перестала слышать его бормотания и упреки в своей адрес, перед глазами возник твой образ, и я не могла понять, что такого ты мог говорить брату про меня, что он дышит в мою сторону с такой неимоверной ненавистью.
Неужели в наших отношениях все было настолько плохо? Отбросить Макса, отбросим в сторону мой брак, ты прекрасно знаешь, что это было не по моему добровольному согласию, я никогда не грезила о семье и детях, меня не интересовал быт и дом, тебя тоже. Конечно, однажды быть может мы и созрели, но на данным момент свадьба и семья не входили в наши планы. У нас все было прекрасно, мы вместе витали в облаках, ты учил меня свободной и простой жизни, я учила тебя мечтать и быть более открытым, доверчивым, не обязательно всем, хотя бы мне. Я нуждалась в тебе, ты был одним из немногих людей, которые значат для меня действительно многое. Была ли это влюбленность или любовь? А разве была? Я до сих пор чувствую это трепетное чувство в груди, закрывая глаза и вспоминая твой вчерашний ненавидящий взгляд. Понимаю, что хотела бы вернуть былое, но так же понимаю и то, что это вряд ли осуществимо. Ты никогда не умел делиться, а я не умела жить и любить на два фронта. Я не считаю свой поступок низким и слабым, вы не можете себе даже представить, сколько мужества и решимости нужно было мне в себе найти, чтобы бросить вас обоих. Не выбирать, не унижать вас этим выбором, а именно уйти, оставив вам достоинство. И, разумеется, и себе тоже.
Клинт же считал меня жертвой, и что эту роль я выбрала для себя сама. Я не стала кидаться на него с кулаками, отрицая это или же наоборот, лишь доказывая этот факт своими действиями. Нет, моих губ коснулась ядовитая ухмылка, и я в рефлексе чуть сильнее сжала пальцы, сдерживая себе и пытаясь спрятаться под маску равнодушия и величия. Но Митч, когда дело касается тебя, мне сложно контролировать свои эмоции.
Ротман никогда нас с тобой не поймет, по его заученным и сухим речам было понятно, что он ни черта не смыслит в этих вопросах. Любил ли он? Возможно, но он никогда не был запутан в таком странном треугольнике, когда ты просто не знаешь, как тебе поступить верно, как сделать так, чтобы все три «пострадавших» выбрались из этой ситуации достойно.
Был ли смысл объяснять ему все это? Зачем? Тратить свое время, свои нервы, да и он не был для меня такой уж важной личностью. Всего лишь твой брат, и я верила, что его отношение ко мне никак не повлияет на твое.
На замечание про изнасилование я среагировала мгновенно, тут же напрягаясь и наконец относясь к словам брата со вниманием. Это всего лишь совпадение? Или же он от куда-то знал об этом случае и сейчас пытался больнее уколоть меня в самое сердце.
Но звонишь ты, я не слышу твоего голоса, но слышу, с каким волнением бьется мое сердце, предательски громко, словно рвалось к трубке, поговорить с тобой, услышать твой голос в последний раз. Но мне всегда будет мало, я не умею отпускать людей, и такими темпами не научусь никогда.
Ты улетаешь, улетаешь уже сейчас, я не провожу тебя, не обниму на прощание, не пожелаю удачного полета – все, Скарлетт, пора привыкать к жизни одиночки. Но от чего то я не ощущала своего одиночества до вчерашней встречи.
Сижу словно в тумане, а Ротман снова пристает ко мне со своими вопросами. Как же ты мне надоел, гребаный козел, сколько ты уже крови мне высосал, ненавижу!
И непроизвольно хватаю из его рук коробку с пончиками, мягко окуная его лицо в ее содержимое. Крем размазывается по его щекам, ошметки пирожков разлетаются по рубашке, а я все пыталась вдавить коробку как можно глубже в его наглую физиономию. Подавись, подавись своими мерзкими словами, своими пончиками, своей желчью. Я не удосужу тебя никаким ответом, ты все равно все поймешь не так, не правильно, а так, как удобно тебе одному.
И откинув коробку в сторону, уверенным шагом двинулась в сторону остановки. Я знала, что больше он за мной не пойдет, он своего добился, униженная и оскорбленная Скар отправляется с поля боя. Но я не считала себя проигравшей, я узнала о Мите, он оправлялся обратно в Сакраменто, его жизнь снова придет в русло, пусть не сразу, пусть со временем, но он справится с этим, он сильный мужчина, самостоятельный и уверенный в себе. А я уверена в нем не меньше.
Удачного полета, родной. Пусть родной дом встретит тебя с улыбкой.

*конец*

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » ты знаешь, что ты прав