vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Fourth сongress of tattoo artists in New York


Fourth сongress of tattoo artists in New York

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники: Alan Barnes, Rudy McFly, Delsin Row, Misha Berrouze, Alessandra Ramos, Lisabeth Trevor, Linda Fortuno
Место: экспо-центр; четвертый съезд татуировщиков и любителей тату в Нью-Йорке.
Время: день съезда - 19 февраля 2013.
Время суток: весь день; +/- время до и после даты Х.
Погодные условия: типичные для зимнего Нью-Йорка.
О флештайме: Мастера, тату машинки, море пигментов и пива, возможность набить себе новое тату или завести новые знакомства.
А ещё afterparty...

Отредактировано Alan Barnes (2014-01-14 19:42:12)

+4

2

Вот кто бы сказал, что она делает в этом городе? Нью-Йорк Лизабет Тревор терпеть не могла. Хотя и сама выросла в совсем немаленьком городе, да и сейчас жила отнюдь не в деревне, этот город, этот монстр ее всегда подавлял. Мало того, уже над аэропоротом, когда самолет только заходил на посадку, девушка ощущала какую-то враждебную ауру, словно город чувствовал ее к себе отношение и платил тем же.
Терминал аэропорта казался чудовищной пастью, в которую попади - и сгинешь там без следа и никто и не заметит.
Но на этот раз не поехать она не могла, поэтому хакерша нырнула в эту пасть, внутренне содрогаясь и обещая себе смотаться отсюда на следующую же минуту как покончит с делами. Гостиница была заказана, и такси противного желтого цвета, который она тоже ненавидела, и в котором ко всем прелестям водитель оказался негром, доставило ее по бетонно-стеклянным атериям города до места.
Расплатившись, около входа в гостиницу девушка немного задержалась: ее взгляд привлекла афиша на рекламной тумбе. Яркие буквы сообщали о четвертом съезде татуировщиков и любителей тату. Не то, чтобы Лиз была таким уж любителем, но тату на лопатке имела, а на таких мероприятиях ни разу не была. Интересно же.
Устроившись в номере, хакерша спустилась вниз, в бар, выпить кофе и скоротать время до той самой деловой встречи, ради которой она была вынуждена прилететь в этот мировой вертеп.
Звонок мобильника - и оказалось, что ждать встречи ей еще как минимум часа три. Как ни ненавидела девушка этот город, но все-таки не сидеть же в номере. Спать тоже не хотелось, а потому как раз кстати вспомнилась афиша на тумбе. Лизабет вышла и еще раз ее прочитала. Почему бы и нет? Она оглянулась в поисках такси, которое появилось тут же, словно из-под земли: швейцар гостиницы, имея небольшую денежку, зорко следил за тем, чтобы их гостям не приходилось долго ждать машину.
На этот раз водитель был белым, правда, говорил он с жутким акцентом, но это уже мелочи.
Мероприятие не зря называлось съездом, а не тусовкой: народу было очень много: мастера, студии, огромные фото, постеры, кто-то тут же набивал что-то себе, кто-то ходил и глазел как она.
И хотя удивить татуировкой Лиз было трудно, тут она насмотрелась всякого. Она никогда не понимала, как можно так себя уродовать, покрываясь тату с ног до головы, а таких тут было очень много. Встречались даже татурованные под животных: хакерша проводила взглядом женщину немолодых уже лет, у которой вместо лица была кошачья морда. Заглядевшись на нее, Лиз в этой толчее на кого-то налетела.

Отредактировано Lisabeth Trevor (2013-10-08 07:28:06)

+4

3

l o o k
Скуууука. Валяясь на кровати, Але смотрела в зеркальный потолок спальни, безуспешно пытаясь придумать, чем же занять этот чертов день. В офис она ехать не собиралась – не то настроение. А просто сидеть весь день в четырех стенах – убийство. Рейд по ресторанам – кафе – барам – кино – театрам. Перспективно конечно, но не то.
Перевернувшись на живот, и дотянувшись до пульта, Рамос включила телевизор. Не просто так же он занимает приличное пространство на стене. Иногда этот бесполезный кусок пластика и микросхем мог сказать что- то дельно.
«Боевик, передача про животных, сериал, сериал, мелодрама. О, то что нужно!»
Остановившись на одном из каналов, Алесса прислушалась к тому, что говорила наштукатуренная мадам. Обзор мероприятий в городе. Может, что-то интересное проходит? Не очередная выставка фотографа, у которого руки из одного места, а действительно что-то интересное.
Удача, видимо, сегодня благоволила мисс Рамос. Все-таки кое-что интересное в городе проходило. Съезд татуировщиков. Не выставка фотографий природы от безруких фотографов. Это точно стоящее мероприятие. Алессандра не была сильно рьяной поклонницей тату, но одну имела. Узор в стиле трайбл на внутренней стороне левой лодыжки. Пережиток бунтарской молодости. Потом хотела свести, уже, будучи замужем, но как-то не решилась. Да, съездить посмотреть на произведения искусства (не во всех случаях, конечно), а так же может завестись еще одной меткой на теле – весьма привлекательная идея. А может и чью-то мечту в виде собственного салона осуществить. Это как настроение будет.
Подняв свой зад с кровати, Рамос лениво потянулась, словно кошка, и отправилась в гардеробную. Эта комната занимала немалую площадь в немаленьком доме её почившего супруга. Но он приучил Алессу к тому, что она должна получать все, чего хочет. Что она достойна большего, чем миллионы на счетах и все бриллианты мира. Он избаловал её окончательно, превратив в законченную эгоистку. Для неё слово «хочу» уже значило, что вещь будет её. И не только вещь. Люди иногда тоже попадали под этот ярлык. Смотря на себя в огромное зеркало, занимавшее всю стену, брюнетка хмурилась. Она снова вспомнила о том, на кого ярлык «хочу» никак не вешался. Точнее он все время его скидывал, упорно не желая попадать под него. Но времени еще много. Очень много.
Придирчиво оглядывая полки и вешалки, Але понимала, что заявиться в платье от Versace или Gucci на подобного рода мероприятие – дебилизм. Нужно что-то проще. Более приближенное к стилю тех, кто будет окружать её там. Нет, конечно таких вещей в её гардеробе нет. Хотя, чего там только нет! Но как назло именно такого стиля и нет.
«Шелк, шелк, атлас, бархат.» - Алессандра капризно скидывала дорогущие платья на пол, будто это были футболки за 5 баксов, купленные на каком-нибудь рынке. Все равно следом придет домработница, все аккуратно развесит обратно. Что нужно отнесет в химчистку.
В итоге найдя что-то более подходящее и менее кричащее о том, что сшито оно в единственном экземпляре, Алесса оделась. Вышло неплохо. Обычные с виду джинсы, сверху легкая кофточка и кожаная куртка. На ноги белоснежные Nike. Вроде не сильно выделится.
Добралась Ал до места тоже достаточно быстро, не смотря на габариты автомобиля. вокруг царил жуткий гвалт и жужжание не одного десятка машинок. Нормальные, и разукрашенные с ног до головы люди двигались абсолютно хаотично в огромном помещении. Алессандра влилась в эту толпу, неспешно ходя по большому залу, лавируя между столами, останавливаясь то тут, то там. Да уж. Красота страшная сила. Рамос сейчас в этом убедилась. Снова. Небольшая тату, которая привносит некую изюминку во внешность – нормально. Но тут были такие люди, при виде которых тонкие бровки мексиканки взлетали вверх раз за разом. Но тату – это пол беды. Тут были люди, которые вовсе не вписывались в понимание «нормально» для Алессандры. Искусственные костяные наросты, нарощенные зубы, измененные разрезы глаз, жутковатые и неестественные линзы, тонны пирсинга, пресловутые «туннели» в ушах самых разных размеров, от совсем маленьких, до таких, что Але могла надеть  ухо будто браслет на руку. Мимо прошествовала неудачная интерпретация женщины-кошки. Рамос аж передернуло. Слава богу, она быстро скрылась в толпе, а Але, остановившись, залюбовалась работой одного из мастеров. Сплошь в татуировках, он был похож на живой скелет. Только разрисованный. От созерцания процесса её отвлек довольно чувствительный толчок в плечо. Але резко развернулась, уставившись недовольным взглядом на молодую брюнетку, которая видимо, засмотрелась на одно из местных существ.
- Эй, милочка. Смотри куда идешь.

+4

4

Внешний вид

http://s5.uploads.ru/t/eD5cJ.jpg

- Дом, милый дом! – бурчу себе под нос, вылетая из двери и ловя первое же попавшееся такси.  – Ненавижу это место. – Я вру, нагло вру самой себе, но сейчас меня переполняют эмоции и далеко не самые лучшие. Хотя я изначально знала, чем все это закончиться, знала, но все равно поехала. Надежда умирает последней, не так ли?

Нью-Йорк, место моего рождения, город моего детства, малая родина и т.д. и т.п. Отвратительное место с мерзкими людьми. С одной стороны трущобы, где медленно доживают свои жизни нищие, больные наркоманы и прячутся преступники. И богатые фешенебельные районы, заполненные толпами туристов и богатенькой золотой молодежью. Город преступников всех мастей. В этом городе каким-то образом уживаются китайские триды и пять влиятельнейших мафиозных кланов, а босс одного из них мой дражайший батенька.
Нет, я не ненавидела это место и уехала из него вовсе не потому что считала себя лучше остальных. Мне было приятно возвращаться сюда, ведь это все равно был мой дом, но черт, как же я ненавидела семейные ужины.
- Ты делаешь ЧТО? – начиная повышать тон, спросил мистер Фортуно, просверливая во мне дыру взглядом.
- Варю мет, - повторяю совершенно спокойно, отправляя в рот мамину тефтель, но при этом гляжу с вызовом. Мне правда интересно, что он скажет, хотя и знаю все заранее. – И продаю его.
- Ты. Ты! – сначала шея, потом и все лицо Фортуно старшего начинает покрываться красными пятнами. Темпераментный итальянец. В моменты гнева он или изливается бурным потоком слов, или задыхается, неспособный связать пару букв. Братишка Пол обеспокоенно переводит взгляд с отца на меня, потом снова на отца. Мать слегка вскрикивает и закрывает рот рукой. Во взгляде читается страх, но точно не из-за моего занятия. Скорее боязнь того, что со мной может сделать ее муж.
- Да, бать, я это все еще я, - наглею не по часам, а по секундам. Сейчас он превратиться в Халка и открутит мне башку.
- Не смей называть меня «батя!» - красный стремительно сменяется бордовым, а я встаю из-за стола, аккуратно вытираю уголки рта салфеткой и приседаю в изящном реверансе, слегка оттягивая штаны, имитируя наличие юбки. – Простите, папенька! – В яблочко! Это была последняя капля и в меня летит ваза со свежесорванными оранжевыми лилиями из нашего сада, так замечательно подходящими под накрытую скатерть. Я уворачиваюсь и тут же несусь к двери.
- А ну вернись! – слышу вслед крики отца, потом неразборчивые причитания матери и еле успеваю отдернуть руку от ловящего меня на ходу Пола.
- Успокой их, братик, - знаю, что прошу много, принять удар на себя, тем более такой удар, всегда сложно, но я так же прекрасно знаю, что Пол сделает это, как делал уже десятки и сотни раз. – Я все равно должна была это сказать. Он бы узнал и скоро, лучше от меня. – Брат кивает, а я вздрагиваю от грохота отцовских шагов.
- Вернись сейчас же и закончи этот разговор! Тебе не надоело сбегать? Повзрослей, в конце концов! Куда ты собралась?
- Сбросить детскую пухлость! Пополнела, пожирая детей! – выплевываю напоследок, хватая пальто и вылетая на улицу. Сейчас отец будет причитать, орать, ругать ее, говорить, что она позорит имя семьи, но пусть лучше будет это. Я знала, чем все закончится, я знала развитие событий до последнего момента, прокручивала в голове задолго до своего приезда, уже решив рассказать ему о своей небольшой шалости. Я не жестока, я все равно люблю свою семью, но я сделал это не просто так. Мистер Фортуно в последнее время стал слишком сильно интересоваться делами своих детей в Сакраменто и рано или поздно узнал бы. Но вместе с «невинным» производством наркотиков и их продажей он бы узнал о другом моем увлечении и тогда бы полетели головы, причем не только моя. Уж лучше отвлечь его внимание на мет, чем позволить раскопать, что его младшенькая учиться расчленять людей и в наставниках у нее двоюродный брат Фортуно.
- Я забочусь о тебе, папа, - бурчу себе под нос и выхожу из такси. 

Так же как я знала заранее исход начала этого вечера, так я и знала, где проведу его остаток. Не просто так были выбраны эти даты. Итак, четвертый съезд татуировщиков в Нью-Йорке. Во времена своей юности я была, кажется, на втором таком слете и именно тогда набила себе на щиколотке череп с сидящем на нем драконе. Я любила драконов и я любила человеческое тело, мышцы, сухожилия, кости, так что череп был вполне логичным выбором. Со временем он (череп) даже обзавелся собственным именем. Боб. Вполне себе простое, но в то же время сильное имя. Дракон же пока оставался безымянным. Эта татуировка означала мой окончательный выбор цивильной профессии. Я никогда не мечтала становиться врачом, и тем более хирургом, но поступив в колледж, сама удивилась проснувшемуся интересу.
Сейчас же я хотела новый знак. Символ начала обучения, новую грань моей личности, которую будут видеть и знать только Гвидо да молчаливые мертвецы. Это было немного печально, но может быть я рискну и раскрою свою тайну мастеру. Интересно, у татуировщиков есть закон сохранения конфиденциальности? Типа как у врачей?
Задумчиво почесываю подбородок, словно у меня есть борода, лавируя между рядами. Рассматриваю мастеров, склонившихся над случайными клиентами, их работы, слушаю успокаивающее жужжание машинок. Боб тут же отзывается той приятной болью, что испытываешь, когда тебе бьют татуировку. Останавливаю свой взгляд на стенде с красками десятков брендов, иглами, машинками и всевозможными принадлежностями для пирсинга. Продавец под стать товару. Высокий мужчина около тридцати с оранжевой бородой, лысый, в ушах небольшие туннели, на руках от запястья до плеча «рукава», а в языке барбала, которую я вижу, когда он рассказывает что-то милой юной девушке, показывая выбор серег в пупок. Серьги в пупке, какая безвкусица!
- Эй, милочка. Смотри куда идешь.
Недовольный девичий возглас привлекает мое внимание. Кажется, одна барышня решила протаранить другую, уж больно выделяющуюся на общем фоне, как минимум своими белоснежными кроссами, и ей это совершенно не понравилось, что логично. Женские драки это всегда весело, так что я стала пробиваться в первые ряды вместе с остальными зеваками, подтягивающимися к месту действия. Ну, знаете, крики, рваная одежда, летающие вырванные волосы и, если повезет, пара настоящих ударов. Отличное средство отвлечься от семейных проблем.

+5

5

я всегда умел охеренно объяснять вв

http://cs14109.vk.me/c303701/v303701274/6e61/LqDqZGwLdAU.jpg

Из города в город, словно не имея собственного дома, путешествия на самолетах через океаны и земли, на поездах по железным дорогам и слушая стук колес, и лайнерах по рекам и морям. Да черт там, даже тур-автобус из штата в штат. Я чувствую усталость, которая наваливается на меня и, кажется, что вместо вечной молодости, меня ждут вечные страдания, сравнимые с муками ада. Я побывал во всех штатах, во многих городах, но только один из них запомнился мне более всего, город, который я буду любить даже во время вьюг и снежных метель.
Нью-Йорк зимой – потрясающее зрелище. Вот уже который раз я прилетаю в этот город из Оттавы или другого города и поистине наслаждаюсь погодой как минимум неделю. Мне нравится это ощущение легкости и невесомости, которое парит в городе в это время года. Хоть он и большой, этот город, он не теряет своего первородного очарования, и даже выхлопы машин и огромное количество людей не смогут испортить этого. В такое время  –  к собственному несчастью  –  я периодически превращаюсь в безнадежного романтика, но вспоминая, что чрезмерная романтика приводит партнера к влюбленности, пытаюсь заткнуть свою грязную сторону за пояс и ограничиваться обыденными способами, хотя я готов показывать этот город во всей его красе, изучив его чуть ли не как свои пять пальцев. Все мои поездки в этот город спустя несколько лет начали сопровождаться посещением ежегодного тату-съезда, который я ни разу не пропускал.
После первых двух съездов я начал получать официальные приглашения на последующие мероприятия. Организаторы все правильно делали, тут дело даже не в том, что я интересуюсь татуировками, а скорее в том, что я являюсь известной личностью, за которым, как за пастырем, придет и мое стадо. Фанаты то бишь. Тату-съезды и без того пользовались огромным спросом, но с помощью таких как я, людей становилось еще больше и они кружили вокруг как мухи, не давая спокойно продохнуть и насладиться мастерами. Программа  –  как и в предыдущие разы – была грандиозной. Тут тебе и конкурсы работ по категориям, и различный боди-арт, и развлекательные танцы на сцене, и знаменитые мастера, дающие мастер-классы всем желающим. И все это дело ты можешь увидеть, заплатив небольшую, совсем грошовую сумму. А если тебе что-нибудь понравится, то ты совершенно спокойно можешь набить это прямо на месте. Ты хочешь себе олдскул? А может заебашить руку блекворком? Или же тебе по вкусу треш-полька, биомеханика, трайбл, полинезийка? Пожалуйста. Десятки мастеров, представляющие свои студии, запросто тебе хоть член на щеке нарисуют, ты только встань в очередь, потому что желающих очень много.
Кстати, сегодня я был одним из желающих.
Во первых, у меня уже не первую неделю чесалась спина, словно умоляя меня, чтобы я ее забил хоть чем-нибудь. Правильно говорят люди, что, сделав одну татуировку, остановиться будет очень сложно. Вот посмотрите на меня – на моем теле скоро совершенно не останется свободного места. Грудь, торс, бока, шея, плечи и руки. Все было забито настолько, что представлялось возможным лишь поставить пару галочек для полноты картины. Икры на ногах, голени, передние области бедер. У меня даже на ладонях красуются татуировки. А вот на спине нет. И спину это не устраивало – она явно чувствовала себя обделенной.
Во вторых, это был прекрасный способ попытаться примириться с бывшей девушкой и вновь завести с ней отношения (во всем опять виноват город). Сам не знаю, зачем мне это, но рядом с ней я чувствую себя таким мудозвоном, на грани с мазохизмом, что, блять, нравилось мне. Поэтому, узнав, что Кэсси будет на этом маленьком празднике жизни, заявился к ней с самого открытия, снял футболку и сказал, чтобы она творила с моей спиной все, что угодно. Это, дорогие мои, высшая степень доверия. По сравнению с этим дать своей девушке ключи от машины или квартиры – сущий пустяк. Даже когда она, озираясь по сторонам, промурлыкала мне на ухо, чтобы я спустил штаны, я лишь молча повиновался, оголяя свою задницу. Хорошо, что это еще было рано утром, потому что днем бы меня точно атаковали миловидные и не очень девушки, фотографирующие мою пятую точку и выкладывая ее в сеть.
Во время перерывов я прогуливался по помещениям, с интересом разглядывал представленные работы мастеров, изучал оборудование  или попросту общался с людьми. Мой взгляд то и дело зацеплялся на татуировки других людей, вызывал самые различные чувства – от восторга до отвращения. Тут же были люди, к татуировкам мало относящиеся – пафосные девочки, которую во всю облупливали человека с совершенно любой работой, чуть ли не пытая глупыми вопросами. Встречая таких, мне хотелось сказать: «Хэй, если вы думали, что тут будут блядобабочки или киски, то я даже покажу вам, где тут выход».
Где то утром, когда Кэсси позволила мне, наконец, одеть штаны, меня узнала одна из фанаток, а спустя час их было уже несчитанное количество. Я старался избегать их, отлеживаясь на столе, позволяя девушке творить что-то странное и непонятное, но и там меня не оставили в покое – ко мне смело подходили и… фотографировались с моей спиной. Ну да ладно, я все это время старался завести разговор с бывшей, но у нас мало что получалось – громкая музыка и ужасное нарастающее жужжание людей, заглушали все мои попытки  –  и мне не оставалось ничего другого, кроме как осматривать тех, кто был по соседству со мной. Через один стенд находился весьма интересный мастер, притягивающий к себе взгляды остальных людей. Сложно не выделяться на фоне остальных, пускай и обтатуированных с головы до ног, имея практически стопроцентно закрашенное тело под скелет и мышцы.
- У меня такое ощущение, будто я скоро себе живот отлежу. – Немного ворчливым голосом замечаю я и спустя пару минут Кэсси отодвигается, положив машинку на небольшой столик.
- Пятнадцать минут. Потом обратно. Осталось совсем немного. Максимум полчаса. – Суховатым тоном сказала девушка, разминая шею, когда я поднялся со своего места. Закрепив на мне целлофан, и соизволив помочь мне с майкой, я вышел за пределы стенда и тут же встретил двух старых знакомых с прошлого съезда – двух высоких блондинок, практически голых моделей, работающих на одном из стендов. Поздоровавшись с ними, собирались уже пойти в курилку, как  услышали чей то недовольный возглас и тут же остановились посмотреть на происходящее.
- Руди, ты и со спиной решил своей распрощаться? – Хихикнула одна из девушек, заметив чертов целлофан на плече.
- Ты думала, что она долго обещает жить девственно-чистой? Ты меня веселишь. – Я стягиваю с себя майку, чтобы продемонстрировать работу подруги. – Я не знаю, что там. Надеюсь у меня там не букет всякого дерьма? – Девушки двигают меня из стороны в сторону, дабы все лучше разглядеть и улыбаются, одобрительно шушкаясь.
Но курить я с ними все-таки не пошел. Знаю на сколько у нас затягиваются такие «привет, как дела?».Недолго думая  извинился перед блондинками и вернулся к Кэсси. – Недолго говоришь? Давай быстрее заканчивай, потом покурю. – Я кинул майку на пол и улегся обратно. Услышав звук машинки, перевел взгляд на мастера, похожего на зомби и прикрыл глаза.

если я опять захочу писать пост в 4 утра - убейте меня

Отредактировано Rudy McFly (2013-10-09 05:00:27)

+4

6

Арендовать автомобиль. Есть. Вычеркнул.
Собрать рюкзак. Есть. Вычеркнул.
Забронировать номера. Есть. Вычеркнул
Забрать выставочные материалы из тату салона. Есть. Вычеркнул.
Проверить проложенный маршрут. Нет… Сделать.

          Я закрыл ежедневник, в котором эти записи на неделю сменили имена клиентов, и осмотрел квартиру. Открытый ноутбук слабо освещал её, но этого хватало, чтобы ещё раз окинуть все взглядом и понять, что не забыл взять с собой что-то важное. Кинув блокнот на диван, и рухнув рядом с ним же, я поставил ноут себе на колени и внимательно уставился в google-карты. 2823 мили. 41 час дороги. По остановке на ночевку в штате Небраска и Огайо. Может быть, и не стоило отказаться от идеи лететь на самолете. Но тогда бы я не был собой. К тому же у меня была спутница. А поездка вдвоем – это уже приключение.
          Разбавить свою жизнь путешествием я решил не сам. Около месяца назад мне на электронную почту пришло приглашение стать участником тату фестиваля в Нью-Йорке. Того самого съезда татуировщиков, который я посещал до этого три года. Как выяснилось, меня наконец-то заметили и хотели видеть, в качетсве одного из приглашенных мастеров. Упускать такую возможность было не по мне. Я связался с организаторами и подтвердил участие. Кроме того меня попросили вести и администрировать несколько разделов на их официальном сайте (статьи на тату-тематику, онлайн-консультации). Задобренное тем, что я для них стал почетным гостем, мое самолюбие не смогло отказать в помощи с сайтом. Один из разделов, который мне доверили, был посвящен общению участников съезда. Там будущие гости могли найти себе компанию, если не имели такой по умолчанию, а в одиночку ехать не хотели; могли заранее записать к конкретному мастеру и, вообще, пообщаться на любые угодные им темы. Моей задачей было периодически проглядывать это безобразие и следить за тем, чтобы спикеры не нарушали правила и не устраивали словесного срача. В итоге как-то так вышло, что меня увлекли одним из обсуждений, а к концу переписки я разобщался с одно девушкой, которая тоже жила в Сакраменто. Оказалось, что ей не хотелось в одиночки добираться до Нью-Йорка, и она попросила меня, её подбросить, раз уж выезжать нам из одного города. Так как она заинтересовала меня беседой, было решено взять приятную попутчицу с необычным именем - Миша.
          Семнадцатого февраля ровно в пять часов утра я уже должен был встретиться с новой знакомой. Заехать за ней и вместе отправится в путь. Сейчас же - думал об том, что не высплюсь, а мой ноутбук писал, что уже 22.30 предыдущего шестнадцатого февраля. Обычно в это время мою голову даже не посещают мысли о сне, но сегодня все было по-другому. Если собираешься сидеть за рулем 2823 миль, стоит нормально отдыхать. Я прокрутил колесико компьютерной мыши, уменьшая масштаб карты, и нажал  на кнопку выключения Windows. Теперь все готово к долгой дороге.
***
          Следующие двое суток шли почти по плану. Мы почти вовремя встретились с Мишей, мы ночевали в забронированных отелях, мы вовремя приехали на фестиваль.
          На территории экспо-центра нас встретил мой старый Нью-Йоркский знакомый - Рос. Худощавый, высокий брюнет руки, которого были забиты рукавами в стиле дотворк. Сам он – татуировщик, с которым я познакомился ещё на первом местном фэсте. Он согласился помочь и посидеть рядом во время выставки. Одному совершенно невозможно уследить за своим рекламным местом, тем более, когда тебе нужно набивать людям татуировки. А кроме того хочется самому прогуляться по выставочным рядам и затариться новыми качественными пигментами, а ещё традиционно привезти с местного съезда тату-машинку. Сегодня Рос будет не только следить за людьми и консультировать их, а ещё, набивать тату от лица моей студии.
          Парень провел нас к регистрационной стойке, а сам пошел вперед – к месту куда на время переместится моя студия. Мишу, по моей просьбе, зарегистрировали, как ещё одного представителя нашей студии и ей не пришлось платить за вход. Мелочь, но приятно. К тому же мне показалось, что она будет не против, при необходимости, помочь. А случиться может всякое и лишняя пара рук и глаз наверняка пригодится.
          После регистрации мы пошли по пока ещё безлюдным коридорам к моему рекламному месту. Я рассказал Мише, что сейчас буду вместе с Росом готовить рабочее место и предложил ей заняться чем-то более интересным, а сам, собственно, увлекся работой.
          К одиннадцати часам утра территорию выставочного центра было не узнать: пустую до этого парковку полностью забили автомобилями всех цветов и размеров, а также мотоциклами; внутри павильон набился людьми; стало довольно шумно; а прохлада сменилась легкой духотой. Со всех сторон открылись представительства тату салонов и специализированных магазинов. Справа и слева жужжали тату машинки. Перед моей «студией» столпились люди и я начал чувствовать себя экспонатом в музее. Намного приятнее было бы самому рассматривать какого-то мастера и обсуждать его работы, толкаясь в толпе. Хотя, толкотня, тоже, не слишком радовала. Как раз возле моих стендов зарождалась женская заварушка. Как всегда кто-то кому-то наступил «на хвост» и взорвались жаркие темпераменты творческих людей. Я скучающе посмотрел на возмущенные лица не поладивших девушек и вернулся к работе. Оставалось нанести буквально пару штрихов на тело одного из клиентов, и я смогу быть свободен.
          Приблизительно через 10 минут я таки сдал пост Росу, а сам отправился блуждать по коридорам выставки. Сделаю получасовой перерыв и снова пущусь во все тяжкие роботы.
          Выбираясь на «прогулку» я позвал с собой Мишу, и мы медленно двинулись вдоль рабочих мест других мастеров. Через один стенд нам преградила дорогу компашка из двух блондинок-моделей со слегка лошадиными лицами и парня, который мне смутно напоминал одного из музыкантов, афиши, которых обильно покрывают рекламные щиты Сакраменто. Возможно, я ничего не напутал и, даже, кто-то из друзей когда-то умудрился затащить меня на его концерт. Пока мы пытались протиснутся в свободную щель удалось услышать, что блондинки что-то щебетали про его новую татуировку на спине, а парнишка самодовольно им отвечал. Ну, и конечно же меня не могло не заинтересовать, что за татуировка смогла так заинтересовать девчонок. Мы с Мишей притормозили у стенда напротив и дождались, пока парень вернётся к своему мастеру. Вернее к мастерице. Девушка сняла пленку с его спины, и нашим глазам открылся девятихвостый лис, нарисованный в линиях. Рисунок явно планировали заливать цветом через какое-то время, но пока животина не вызывала никакого восторга. Наоборот, слегка очеловеченная морда наводила на меня эстетическую жуть. Не слишком громко, но так чтобы моя спутница все расслышала, я насмешливо заговорил:
          - Надежды парня, на то что ему сделают что-то приличное рухнут, когда он посмотрит в зеркало. Лучше бы  ходил с незабитой спиной, а ещё лучше бы не слишком доверял новичкам.
          Сочувственно окинув его взглядом, я развернулся вправо и собрался идти дальше. Как раз через несколько стендов стояла раскладка с пигментами. Туда стоило наведаться в первую очередь.

+5

7

look

Как бы это странно не звучало, но шум и общая суета помогали сосредоточиться и как-то проветрить собственное сознание. В общем потоке гомона голосов нельзя было услышать собственные мысли, тревоги окружающих заставляют тебя забыть о своих собственных. Хорошо быть не таким как все, но порой хочется побыть и частью общего потока. Раствориться в нем, стать одной единой частью чего-то большого, на что не обращают внимания. Стать невидимкой и даже в самом плотном потоке ощутить себя одному.
На фестиваль Делсина привел случай, вернее его попытка убить время. Ассоль еще до самого вечера вела пары, а возвращаться домой, под укоризненные взгляды и полные обожаемой ненависти укоры не особенно так и хотелось, насколько сильно не было желание услышать это вновь. Да и в своем, так называемом доме, который был его только лишь по документам, да и то ненадолго, он старался появляться как можно реже. Задержаться ли на работе, до самого утра, вытянув ноги на диване или же постучаться на ночь к Бейли, выслушивая гневную тираду, что он словно какой-то бомж, без постоянного места жительства. В общем, он старался вообще не видеть перед своими глазами эту зеленую и залитую светом улочку, на которой расположился дом, в котором когда-то проживал его отец, а теперь и он сам. И так уж случилось, что из всех возможных мероприятий, из всех возможных вариантов того, как можно провести этот день, он выбрал именно этот фестиваль.
Все же Роу, насколько бы сильно не старался, повзрослеть не мог уже по определению. Его собственный разум велел ему нечто такое, что  у другого человека его возраста вызывает немой укор. Будь то просмотр старых ностальгических мультиков или попытка удариться во что-то новое и очень опасное.  Причем еще неизвестно, что будет более опасно для его здоровья, ибо слишком неугомонная натура, полностью передавшаяся от его дяди, что в данный момент точно так же ловил приключения на другом конце света, давала периодические сбои и могла даже на одном месте устроить незабываемое приключение о котором и вспоминать даже стыдно.
А сейчас он даже не знал, в какую сторону из возможных отклонять сей внезапный порыв его души, который еще неизвестно во что выльется. Конечно, татуировки он любил, даже имел несколько на руках, представляющие собой кругообразные символы, правда, значения их были утеряны еще в далекие годы его университетской деятельности, когда алкогольное опьянение мешалось с полнейшим бредом, вызванным тяжелыми препаратами. Неудивительно, что смотря, порой, на собственную руку, он довольно долго и абсолютно напрасно гадал о значениях символов. Знал только, что они ему не особенно мешают, и что в наше время подобными никого не удивишь. Особенно  в это время. Особенно в этом месте.
Он еще раз удивленно проводил взглядом какую-то дамочку, что вся с ног до головы была покрыта рисунками, высматривая в толпе на один миг мелькнувшее знакомое лицо. Всего на миг, но этого было достаточно, чтобы понять, что жизнь любит дико посмеяться над ним. Стало как-то грустно, а среди общего потока веселья и потока удивленно-любопытных взглядов так и еще гаже. Словно все в какой-то момент стали смотреть только на тебя, пожирая взглядом, в котором читался немой укор, от которого ему стало стыдно, хотя он и не мог понять за что именно. Роу лишь только провел рукой по шее, в мыслях о том, что ему теперь делать и стоит ли вообще здесь оставаться. Все бы ничего, но внутренний баран опять подал голос и, упершись рогами, требовал стоять на своем.
А еще он подал прекрасную идею. Выпить.
Благо лавочек и закутков, в которых продают спиртное было достаточно много, продавали все это в больших количествах и без какой-нибудь задней мысли, что какой-нибудь очень пьяный, но очень сильно подающий надежды художник, решит поиздеваться над новым холстов в виде такого же пьяного прохожего, которого уломать на подобное проще простого. Так или иначе, но алкоголя, покрепче пива, которое он на дух не переносил,  здесь было предостаточно. Один стакан за другим и вот мир уже потерял определенные ориентиры, все пространство сузилось и нельзя было толком сказать что будет, если он сейчас встанет. Впрочем эту операцию он все же совершил, ощущая себя чуть ли не героем, когда его тело не повело в сторону и лишь только тряхнув головой, приводя мысли в порядок.
Стало на порядок легче. Тяжелые мысли больше не давили на черепную коробку, придавая какой-то легкости происходящему. Выйдя в общий поток людей, в котором мельтешились такие разные лица, он увидел двух начинавших ругаться дамочек, вслед за которыми можно было лицезреть парня, в сопровождении двух дамочек и, что самое неприятное, собственную сестру в сопровождении татуированного парня, которого явно не пожелаешь увидеть ночью в переулке, дабы не заработать себе сердечный приступ.

Отредактировано Delsin Row (2013-10-13 19:47:05)

+4

8

look

http://images.starpulse.com/pictures/2012/03/15/previews/Taylor%20Momsen-20120315-5.jpg

Иногда слоняясь по пространству интернета можно найти множество интересных вещей. В этот раз наткнулась на безумно заманчивую вылазку. Фото отчет с прошлых мероприятий просто заражал любопытством, эмоциями и жизнью. Перед глазами мелькали эскизы, картинки, краски, обновленные тела и люди, не те которые пестрят на улицах. Я не люблю большое скопление людей, тяжело переношу одаренность людей, навязчивость и остальные их достоинства. Но от этого не смогла удержаться. Мне некого было позвать в путники, поэтому пришлось заглянуть в раздел созданный специально для меня. Таких больных, как я там собралось предостаточно, но облюбовала я весьма любопытную зверушку. Мне не присуща навязчивость, хотя до жути дотошна. Такой напористой я была впервые, об был частью того мероприятия и казалось, если я не буду с ним, то пропущу что-то важно, интересное. Одним словом, он один из аттракционов этого Диснея. Точно не могу припомнить, сколько осаждала его оборону, зато в итоге услышала желаемые слова – я заеду за тобой. Какой же любезный молодой человек.
Сладкий побег из моей клетки. Этого дня я ждала с таким томлением, что, казалось, этот день никогда не наступит. Когда я увидела Алана, то окончательно была покорена его образом (не зря его мучала). Это было дико не культурно, выходило за все нормы приличия, но мои глаза так и изучали каждый миллиметр его тела, а там было много чего. Хотелось его раздеть и увидеть что дальше. Но на это наглости не хватило. Мне никогда не хватит смелости, чтобы опорочить свое тело. Уж слишком я дорожу ее белоснежностью, невинностью и непорочностью. Зато из меня прекрасный ценитель этого творчества. Живой холст, доверие между людьми (мастер/клинт), это какая-то интимность своего рода. Мне такого не познать. Вы подпускаете незнакомого человека к своей душе, к своему будущему. Завораживающее зрелище
Двое суток я находилась с идеальным человеком, немного фанатично, но смелость его образа это нечто. Благодаря ему мы в сроки добрались до фестиваля без приключений. Странно как я умудрилась чего-то не напортачить. Видима потому, что я была под его опекой. Именно так мне казалось. На самом деле очень странная зверюшка.
Когда мы добрались до цели, я немного удивилась. Моя невинная фантазия все представляла иначе. Не знаю хуже или лучше, но не так. Алана встретили, как ценного гостя, вот это было не удивительно. Только ради такого экспоната стоило бы приехать девушкам. Роль туриста мне очень понравилась. Я как тень шла за мужчинами, вслушиваясь в каждое слово, рассматривая каждый закоулок.  Со стороны Алана было очень учтиво представить меня, как  представителя его салона. Моя улыбка в тридцать два зуба это малая часть того, как я была рада.  Подобное можно сравнить с фанатом Гарри Поттера, которого пустили на съемочную площадку фильма. После того как меня пустили в вольное плаванье, чтобы не мешаться под ногами, видима, я отправилась изучать территорию, которая постепенно заполнялась мастерами, аппаратурой, плакатами, яркими красками и специфическим запахом. Я с самого начала увидела как все преобразовалось, теперь все так как представляла. С каждой минутой становилось все больше и больше посетителей, было видно, что большая часть людей здесь из такого же любопытства как и я, но у всех была одна цель – украсить тело.
Стало шумно, душно, посетители стали раздражающей массой, которые были абсолютно везде. Куда бы я не заглянула, чем бы не поинтересовалось, казалось, что они преследуют, они заходили туда же. В итоге я не много чего увидела. Спасаясь бегством, вернулась к рабочему месту Алана, там было еще хуже или это буйство фантазии. Людей накаляла обстановка, они становились эмоциональнее – я не умею работать в такой обстановке – как справлялись мастера, не понимаю.
Я очень надеялась, что в сопровождении с освободившимся Аланом мне удастся увидеть большее. Я не смотрела на людей, я смотрела на тела, которые забивают красками, смотрела как работает машинки. Через какое-то время мы остановились у жертвы, которому насиловали спину, точнее уже изнасиловали. Со спины он показался уже знакомым, наклонив голову с любопытством, чтобы увидеть лицо несчастного, уголки губ стали натягиваться.
- Поверь , он ничего не потерял. Лучше быть уже не может. – я злорадствовала, улыбалась и злорадствовала. -  ЭТОМУ еще повезло. – я специально сделала акцент на местоимение и сказала так громко, чтобы Руди меня услышал. Мне уже здесь очень нравится. Не часто я испытываю такое наслаждение от чьих-то неудач.  – Может она не новичок, а специально так? Я бы так и сделала.

Отредактировано Misha Berrouze (2013-10-13 18:38:01)

+3

9

- Сорри, - извинилась Лиз, скользнув по задетой ею девушке рассеянно-равнодушным взглядом: еще одна такая же ротозейка, как и она сама. Голос девушки прозвучал резко и громко и наверное только поэтому хакерша ее и заметила. Кто-то уже остановился, видимо, предвкушая скандал, но Лизабет не видела для него совершенно никакого повода и потому, еще раз окинув девушку взглядом, направилась к небольшой тусовке, собравшейся у одного из стендов: какие-то почти голые блондинки разглядывали спину одного из парней. Судя по всему, увиденное им очень нравилось, а ему нравилось себя демонстрировать, и девушка подошла поближе полюбопытствовать.
На ее дилетантский взгляд, новое приобретение парня, который уже улегся для продолжения процедуры,  было очень даже ничего. Однако же еще пара зрителей явно была с этим несогласна. Причем один из этих зрителей явно знал, о чем говорил, потому что и сам был покрыт татуировками с ног до головы, включая лицо, которое казалось из-за этого какой-то жуткой маской.
Хакерша покосилась на него, решив не пялиться открыто. Лизабет нравились рисунки на теле, иногда они были такими стильными и красивыми - ну просто глаз не оторвать. Но такое... Девушка тут же попыталась представить себя в постели с таким парнем - и не смогла. Правда, скорее всего и он бы не выбрал девушку с неразрисованным телом, так что тут они бы пришли к соглашению. От этой мысли Лиз даже хихикнула.
Она еще раз глянула на лежащего парня, судя по словам знатоков, жертву мастера, и повернулась, дабы пройти к другому стенду. Не успела хакерша сделать и шага, как ей пришлось остановиться: видимо, скандал в таком месте должен был быть просто по умолчанию, учитывая количество палаток со всяким спиртным питьем. Да и Лизабет была уверена, что какая-то доля посетителей явно находилась под кайфом.  Сейчас тут зацепились трое парней: кому-то что-то не понравилось, причем ссора даже не сказать, чтобы разгорелась, она просто вспыхнула, словно петарда.
Девушка, несколько секунд послушав их ругательства, стала было протискиваться мимо, но в это время один из них получил нехилый такой удар в челюсть, в результате чего его откинуло прямо на стоявшую за ним Лизабет. Ну а дальше по законам физики: хакерша, не ожидавшая такого сюрприза, тоже не удержалась на ногах, и они вместе рухнули на "жертву", которая теперь стала таковой в полном смысле этого слова, потому что машинка для набивки как раз еще делала свое дело.

+3

10

В общем-то, всем сразу)

Истеричные визги вылились не более чем в простое столкновение, и я оказалась в компашке разочарованных мужичков, видать тоже надеявшихся если не на полноценную драку, то хотя бы на небольшое представление, ан нет. Толпа принялась рассасываться, а я последовала за одной из теток в надежде таки получить немного развлечения. Если она и дальше будет таранить всех встречных поперечных, где-то да найдется взрывная натура.
И я оказалась права. Я всегда права, если уж на то пошло. Преследуя свою жертву, мы напоролись на двух ругающихся мужиков. Один толкает другого, бабеня летит со вторым из них куда-то в сторону стенда одной из студий и… приземляется на рабочий стол, где как раз валяется клиент. Машинка  дамочки-мастера дергается, оставляя на его спине явно незапланированную отметину. Клиент недоволен, на упавшую парочку уже несется второй спорщик, а на моем лице растягивается довольный оскал.
- Куча-мала! – ору, что есть мочи и начинаю толкать в самую гущу стоящих рядом людищек. Среди них оказывается слишком много барышень, что увеличивает уровень хаоса и ругани. Миловидная блондинка из моделек, пытающаяся встать с огромного рыжего байкера, выдает целый букет многоэтажного мата, заставляя удивиться не только меня. А ведь сразу и не скажешь, что она вообще может знать нечто подобное.
- Отличный видок, да? – довольно лыблюсь, закидывая руки на плечи двум оказавшимся рядом паренькам. Не сразу замечаю, но со стороны они смахивают на добрую и злую мою сторону. Один весь такой из себя аккуратный, холеный, в рубашечке, жилеточке и вообще джентльмен по самое небалуйся. Я даже удивляюсь, что он вообще здесь забыл. На втором же нет и сантиметра незибитой кожи, во всяком случае, при беглом осмотре я не могу обнаружить чистого участка. На лице очертания черепа, вокруг глаз черные тени впадин, на шее позвоночник, правильно изображенный, стоит признать, без каких либо наворотов, как у некоторых. 
«Определенно я умею подбирать себе правильную компанию!» - удовлетворенно вздыхаю и, все еще обнимая своего ангела и демона, запрыгиваю на пустующий позади стол. Раздавшийся следом грохот и звук бьющегося стекла, говорит о том, что стол был не такой уж и пустой. – Звиняйте, - равнодушно бросаю через плечо, на случай, если хозяин уничтоженных мной вещей стоит неподалеку. Потасовка подходит к своему завершению и все потихоньку поднимаются и расходятся, оценивая нанесенный их драгоценным телам ущерб.
- Ну-с? Чем займемся дальше? – спрашиваю у своих «пленников», слегка встряхивая их, но все еще не отпуская. Я совершенно не собираюсь поводить остаток вечера в одиночестве, а упасть на хвост хотя бы одному из них кажется не такой уж и плохой идеей. Да и было бы неплохо побыстрей ретироваться с места преступления, а то вдруг кто-то из моих жертв начнет оглядываться и узнает в моем невинном улыбчивом личике ту, что толкнула их самую гущу разборок.

Офф

Я честно старалась писать чуток, так что получилось как-то скомкан. Звиняйте)

+3

11

В основном Мишке и Алану.


Я знаю многих людей. Мое окружение настолько большое, что иногда я могу путать имена или забывать лица людей. Наверное, такова судьба музыканта. Выступая на сцене, мне кажется, будто это в первый раз. Нет, я говорю не о волнении, а о людях, которые приходят. Некоторые посещают все концерты, некоторые пришли лишь в первый раз. Но мне сложно сказать кто из них кто. Это постоянный поток, который струиться по мере течения времени. Они тут, они там. Они встречают меня на улицах, пишут мне письма, добавляют в инстаграм и фейсбук. Они что-то хотят от меня, пишут: «Эй, а ты помнишь, мы с тобой фотографировались после концерта?». Черт, да ни хрена я не помню, я со столькими мог терпеть вспышки телефонов и фотоаппаратов. За один вечер, появляется столько фотографий, сколько у обычного человека не появиться за год. Это немного странно, но я уже свыкся с этим. Снимают и снимают.
          Пишут и пишут. Они думают, что я обязательно прочитаю их письма. Они пишут их с любовью, многие от руки. Они говорят о том, что моя музыка прекрасна. Они говорят о том, что у меня отличный голос. Они говорят, что я очень красивый. Они очень много говорят в своих письмах. Но, к сожалению, вся эта писанина будто по шаблону. Из того, что я читал, я видел только несколько стоящих вещей. Чего они хотят от меня добиться, складывая свои фотографии в конверты? Они ждут моей хорошей реакции? Они хотят получить ответ на однотипные письма, которые текут рекой в мой почтовый ящик? Руди, я хочу с тобой встретиться. Руди, а можешь дать мне свой номер? Руди, а какие девушки тебе нравятся? Руди, я хочу, чтобы ты меня выебал. Руди, Руди, Руди. Я похож на мазохиста? Я люблю своих слушателей, но всему нужно знать меру.
          Кстати о мазохистах. Оглянитесь вокруг себя. Что вы видите? Просто людей с татуировками? Черт, да вы не правы. Вам нужно обрести для начала одну, чтобы понять, что все эти люди – мазохисты. Любители боли, которые добровольно пойдут на сеанс, где им под кожу будут загонять пигменты машинкой с иглами. Они будут лежать на столе или сидеть на стуле и получать кайф от невероятных ощущений.
          Сделав одну татуировку – уже не остановишься, кажется, я это уже повторял. Ну что же. Повторю еще раз. И буду говорить до тех пор, пока вы не одумаетесь. Пока вашу кожу на бешеной скорости будет прокалывать иголки, вы уже задумаетесь над второй. Это произойдет совершенно случайное, мысль будет в виде такой дымки. А потом она будет нарастать и превращаться в туман, блокируя все остальные мысли. По себе знаю.
          Самые неприятные места, даже не так, самые больные места – колени, локти с обеих сторон, колени, шея и ключицы, а так же позвоночник. Сейчас Кэсси мне тыкала именно в позвоночник, а я терпел, не издавая не звука. Вообще старался расслабиться. Будь моя воля, то я бы заснул, но галдеж людей, которые наполняли наш маленький муравейник, отвлекали меня, не давая погрузиться в царство Морфея.
          - Что ты делаешь потом? – Чуть повернув голову к ней, поинтересовался я, чувствуя, как игла вонзается между четвертым и пятым позвонком.
          - Хрен его знает. – Девушка говорит тихо, но я ее прекрасно слышу.
          - Не хочешь куда-нибудь сходить? – Я пытаюсь сделать это более непринужденно, но звук идет через зубы.
          - Можно. Почему бы и нет.
          Вот оно. Дай женщине свою спину и она простит вам все, что угодно. Возможно, завтра утром она проснется в моей кровати, хотя только сейчас я начал задумываться, а нужна ли мне вообще эта херня? Может ну ее в жопу, Кэсси то?
          Где то рядом раздается мужской голос, наверное, он говорит обо мне. Вернее, почему наверное, в этом ряду я единственный, кому забивают спину. Кэсси напряглась, видимо ее немного задели слова. Ее вообще редко что волнует, значит, человек, за нашими спинами, довольно видный человек. Заметный, выделяющийся из толпы. Ее рука сильнее давит на мою спину. Конечно же, детка, отыгрывайся на мне, давай.
          Может за всю эту боль, трахнуть ее хорошенечко, намотав волосы на кулак?
          Я бы продолжил свои размышления о планах и способах их реализации с мастером, но люди неподалеку, по ходу решили всерьез подебоширить. Что они на этот раз не поделили? Вообще на конвенциях подобные потасовки – большая редкость, но уже сегодня я видел несколько плохонастроенных группок людей. Хуй их знает.
          Все равно они ничего не начнут.
          Они умеют только языком двигать.
          Туда_сюда, туда_сюда, издавая рычащие агрессивные звуки, складываемые в слова.
          Они не начнут разборки прямо здесь. По крайней мере, я на это надеялся. Они же взрослые люди, они могут вести себя соответственно, они могут…
          Чей-то дикий визг почти мне на ухо и кто-то падает прямиком на руку моей бывшей новой потенциальной девушки. Учитывая, что в этот момент, она продолжала делать мне татуировку, мне становиться… Блять, мне становиться чертовски больно, как будто меня ножом полосонули. По инерции я дергаюсь и смахиваю с себя девчонку, отталкивая ее рукой подальше от себя.
          - Оливер, все в порядке. – Бормочет она, бегая где-то рядом. Через пару мгновений я услышал новый вскрик и, поняв, что происходит, сразу подскочил, едва ли не перепрыгивая, через кушетку. Схватив мастера за талию, я чуть ли не отталкиваю ее от девчонки, которая на меня упала. Такая, рыженькая, но на лицо не вышла.
          - Ты охренела? – Я разворачиваю девушку к себе и хватаю за лицо. – Успокойся, это мне заехали, а ты то куда полезла?
          - Лис, придётся затемнять морду, иначе след останется. – А она серьезно отнеслась к татуировке. Я вижу, как на ее глаза наступают слезы. Она смотрит на меня, а потом переводит взгляд, за мою спину. – Они обосрали мою работу. – Она слегка кивает и я разворачиваюсь, отпуская Кэсси из своих рук.
          Этого мастера я видел не более пятнадцати минут назад, он сидит через один стенд. Тот, с татуировками по всему телу. А рядом с ним стоит и коварно ухмыляется одна моя старая знакомая.
          -Привет, Миша. Тебя родители отпустили? – Я разминаю плечи – они очень сильно затекли.
          - Не хочешь отойти от этого шума и гама? – Обращаюсь я уже к черепообразному. На кой хрен, сам не пойму, просто чувствую, как внутри меня все потихоньку начинает закипать. Кулаки чешутся. Во всем виноваты женщины. Все из-за них. – Куришь? – В руках появляется пачка сигарет. Кэсси подходит сзади, стирает излишки краски со спины и накрывает ее пленкой. Я чувствую, как трясутся ее руки. От этого я начинаю вспыхивать с еще больше скоростью.

Отредактировано Rudy McFly (2013-10-22 01:46:29)

+5

12

Мише, Руди, Линде. Ну, и как-бы Дэлсин в плену у Линды стоит.

          Шумно, слишком шумно и неспокойной. Казалось бы всё как в прошлые годы, но почему-то люди на нерве. Интересно чем закончится вся эта суета и взвинченность.
          Я обернулся по сторонам и снова вернул все свое внимания к Мише. Девушка забавно включилась в обсуждение девятихвостого тату. Я выслушал её и рассмеялся.
          - Ты знакома с ним что ли? Столько «любви» в словах, - я говорил и улыбался во все 32, которые, кстати, у меня выросли в полном комплекте; нет, я не всегда сплетничаю и наговариваю на чужие работы и траблы, но иногда ведь так хочется, так прет, - Интересная гипотеза. Но не знаю, чем он должен был её разозлить, чтобы девчонка пошла на такие меры. Уже бы просто написала на спине что-то вроде «этот мудак бросил меня в День рождения» или «он плачет каждый раз, когда кончает». Надеюсь, хоть, к моменту заливки она его простит и сделает все как надо.
          Заканчивая обсуждать лиса, мы уже переместились к соседнему стенду. Там тоже сидели татуировщики, но пока без работы. Зато, все их рекламные плакаты говорили об том, что ребята реально одаренные. Блин, как всегда, партаки забиваются во всю, а стоящие работы так и пылятся в каталогах. Я взял один из таких каталогов и увлекся разглядыванием занимательного дотворка. Если бы не тот образ, который я на себе нарисовал, обязательно сделал бы что-то у них. Я потянулся рукой к Мише, чтобы привлечь её внимание к одному из эскизов, который мне понравился особенно, но наткнулся на какого-то мужика. Оторвал глаза от журнала и наконец-то заметил, что пока я «витал в облаках» все-таки нервы и шум посетителей взорвались, завязалась потасовка. Я не слишком-то понял, кто кому врезал, вообще, не заметил, как все началось. Сама заварушка вспыхнула мгновенно и также быстро потухла. Даже, охрана не успела сразу сообразить, не то, что я. Осматриваясь по сторонам, когда уже все стихло, я оценивал масштаб разрушений и зыркал в сторону своего стенда. К счастью, мое рабочее место никто не задел. Зато не повезло той самой начинающей мастерице, «шедевр», который мы только что там душевно «нахваливали». В её сторону долетели кони, люди, все на свете. В итоге, как я запоздало понял, девчонку толкнули во время роботы, она запорола и без того не слишком удачную татуировки и её глаза уже были на мокром месте. И, кажется, все ещё были под впечатлением от происходящего. Кто-то, даже, под позитивным. Я же радовался, что ситуация не коснулась меня, не пошатнула моего сегодняшнего душевного спокойствия. Peace guys! Это же съезд татуировщиков, а не быдло-бойцов.
          А пока мой мозг все ещё оценивал происходящее, окружение сомкнулось вокруг меня тесным кругом. Нет, ни кто меня не окружал в прямом смысле слова, но, вот, личностное пространство задели. Сейчас у меня на плечах лежала женская рука, а её хозяйка мило улыбалась и говорила со мной и ещё одним парнем, который тоже попал в плен. Русым таким и уж слишком прилично одетым для сегодняшнего ивэнта. Девушка хотела знать, что делать дальше. И хотела делать это вместе с нами. И почему меня это не удивляет? Приблизительно так и начиналась большая часть моих знакомств на Нью-Йоркских тату-фэстах. Да, вообще, на всех.  Я был только за новые знакомства. Но, как всегда появились очередные отягощающие обстоятельство. Теперь ко мне и Мише подошел тот парень, которому набивали лиса. И вид у него был не самый дружелюбный.
          Незнакомец отпустил язву в сторону мой попутчицы, а потом заговорил и со мной. Неужели он решил продолжить обсуждение своей татуировки в неформальной обстановке? Если это действительно так, то я бы с удовольствием дал парочку спасительных советов. Но видно, что не это было его целью.
          Ну, что ж. Давай покурим. Мне даже любопытно, что ты будешь делать.
          - Не любишь столпотворения? Тогда идем на перекур, - у меня голос звучал абсолютно спокойно и вполне дружелюбно, но на самом деле где-то в моем мире эта интонация означала издевку.
          Я подождал, пока мастерица отпустит его, упаковав в целлофан, а за это время успел немного пообщаться с Мишей, той девушкой, что подошла к нам после драки и её «пленным». Что-то на уровне «как тебе происходящие», ну, и, конечно же «как тебя зовут». Когда Лис освободился (будем пока называть его так), я бросил несколько слов девчонкам:
          - Не теряйтесь сильно. Я скоро к вам вернусь.
          И только потом мы молча направились в зону для курения. Планировка экспо-центра не слишком  дружелюбна к курильщикам. Архитекторы толсто намекали: «Бросайте свои вредные привычки или сидите с ними дома», - курилки находились в самых дальних углах павильонов. По этому нам пришлось довольно долго пробираться сквозь толпы людей. Оказавшись в более или менее безлюдных местах, стало даже как-то легче дышать. Но, это не на долго. Сейчас мы наполним свои легкие дымом со смолами и все поправим. Или не поправим. Черт знает этого Лиса.
          Наконец-то перед нами появилась стеклянная комнатка-курилка, такая же, как в аэропортах. Только тут она была в разы больше, а вот людей внутри почти не было. Возле входной двери стояли две женщины возрастом около сорока лет, докуривали свои тонкие сигареты и попивали кофе, а в дальнем углу, опиравшись об высокий круглый столик - мальчишка, которому, наверное, ещё и курить, законом не было разрешено. Вокруг «клетки» для курильщиков тоже почти никого не было. Только, где-то в метрах двадцати пяти от нас сновали люди сквозь главный вход выставочного павильон.
Мы вошли в комнату и стали где-то приблизительно по центру, возле ещё одного такого стола. Я немого криво улыбнулся и внимательно, с долей интереса, уставился на Лиса. Через секунду моя улыбка стала ещё шире, я протянул ему руку и проговорил:
          - Алан.
          И почему меня так забавляет происходящее? Все так понарошку сейчас. Надеюсь через несколько минут, это приобретёт реальный смысл.

+4

13

Алану, Оли, Делси и отчасти Линде

-Знакомы? Можно и так сказать, пересеклись один раз, к моему несчастью – не хотелось вспоминать нашу встречу, я ведь почти влюбилась в него с первого взгляда, такие глазки невинные, прям олененок, а на деле оказался той еще мразью. Хотелось плюнуть, но я леди, сглотнем обиды. Когда мой путник сказал про слезы Руди вырвался истеричный смешок.  Какая богатая фантазия. – Знаешь, говорят логику женщин не понять, может это ее особенная техника по набиванию шедевров. - Наш разговор прервался достаточно быстро, я не успела поязвить в свое удовольствие.
Глядя на все это представление теперь понимаю или в очередной раз убеждаюсь почему не люблю людей, почему больше предпочитаю мужчин. Это походило на дешевый фильм ужасов, где вместо крови кетчуп. Абсурдность этого представления выбивала. Самое печальное, это не цирк, это жизнь, где участвуют не актеры, а живые люди с их жалкими судьбами. Радовало одно – Миша, ты наблюдатель, проходимец. Девушки в самом деле испытывали какие-то эмоции, их манеры пестрили их отсутствием, а голосок резал слух. Улыбайся, детка, улыбайся и сливайся с этим.
Как мы не была зла на этого падонка, искренне сочувствовала его спине. Это моя первая вылазка, запоминающаяся, тату фесты – отметим галочкой, были, видели, больше не надо. А кто-то с этим сталкивается каждый день, практически. Взгляд переместился на Алана. Очень спокойный молодой человек, с учетом того, сколько людей, а точнее их тел, через него прошло. У меня бы уже был нервный тик. Я только манерно закатила глаза, а как еще реагировать на это.
У меня долгое время была мания преследования. Казалось, что он всегда где-то рядом, прячется за углом. Казалось, если я резко обернусь, то увижу эту пресловутую тень отца. Зачем ему это? Не знаю, чтобы довести до психушки избавится от меня – хороший же вариант избавления. В последний месяц я спокойно посещала места, заведения и даже не оглядывалась, не чувствовала пристального взгляда на себе. Месяц, целый месяц я жила спокойно и мирно, а сейчас это спокойствие нарушается. Честно, я не верю в совпадения, в везения, тем более судьбу. Начинаю подозревать, что он колдун. Не знаю откуда он появился, не думаю, что эта девица притащила. Глядя на девушку, я вообще не понимала, каким боком она лапает Дела и тем более Алана. Но акцентировать свое внимания на ней совершенно не перло. Мой из неоткуда (так мне казалось) материализовавшийся братик, окончательно уничтожил улыбку с лица и изничтожил последний намек на хорошее настроение. Пожирая его взглядом, грезила лишь об одном – пусть он уйдет отсюда.
-Привет, Миша. Тебя родители отпустили? – услышав свое имя, пришлось обернуться к оппоненту. Надо же, он запомнил мое имя. Какая сладость, эти мысли просто рыком отдавались в груди. Я тоже не могу о тебе забыть. Родители? У меня есть только надзиратель, причем паршивый надзиратель. Но я промолчала, только натянула уголок губ на его ерничество. Тоже мне, взрослый нашелся! Я как зверь зажатый в тески. Там Делсин, которого по конституции ненавижу, тут Руди, которого презираю из-за проигрыша. Непонятная девочка и Алан. В гробу я видала такую компанию. Видима и эта компания меня видела там же. Оливер украл у меня Алана не понятно для каких дел, мой щит ушел передвигая ножками по собственной воле и я осталась с Делом.
- Только не долго, мальчики – это больше было сказано Алану с нотками молитвы.
- Ты-то что здесь забыл? – с безразличием обратилась к Делу – тем более в такой компании или ты стиль меняешь? – одна бровь поднялась изображая скептицизм или удивление. Или это тотальная паранойя.

+3

14

Всем, кто попал в поле зрения

Надо ему в следующий раз дважды думать, прежде чем соваться куда-нибудь, да и вообще думать. Желание хоть как-то убить время и простая мысль о том, что в данный момент он может и не вписываться в происходящее, как-то не особенно волновало его сознание. Если быть более честным, то ему было просто человеческое плевать на это. Он лишь пришел сюда полюбоваться на искусство, которое, не смотря на то что многими осуждалось, все же было искусством.
Делсина привлек один из мастеров, вернее спина одного парня, что он героически подставил под мастера, дабы привлечь к себе внимание оной. Рисунок действительно был не самым удачным, впрочем, не ему уже судить и не ему решать о том, что будет красоваться на спине. Сам он свою спину, конечно, не подставит, но на руках еще довольно много места, так что все еще впереди. Хотя что-то ему подсказывает, что подойди он сейчас к кому-нибудь здесь в том виде, в котором он не так давно вышел с работы, на него бы посмотрели как на маленького потерявшегося ребенка, а не как на клиента.
Он бы еще долго размышлял о следующем месте своего назначения, если бы среди толпы не послушался до жути знакомый и вредный голос, который ему уже в кошмарах стал сниться. Ему даже и видеть не нужно было, дабы понять, что его сестра тоже решила навострить сюда уши, вместо того, чтобы сидеть на парах.
- Миша!? – Он выловил знакомую шевелюру и слишком яркий макияж из общего пестрого народа тем самым взглядом, в котором читалось одновременно и недовольство и возмущение.
Далее он ничего и не успел понять. Кто-то кого-то толкнул, кто-то на кого-то крикнул и вот уже один летит в одну сторону, а второго бросает грудью на татуировщицу и ее горе-клиента, что, судя по довольной ухмылке, далеко не против того, чтобы ему поганили спину. Роу успевает пригнуть в тот самый момент, когда кулак одного из драчунов решает пройтись по его физиономии и случайно задевает рядом стоящего. В попытках уйти от намечающейся драки и не схлопотать по доброте душевной от окружающих, он попытался отпрыгнуть назад, тут же попадая в чьи-то цепкие лапы с маникюром.
- Что… а ты еще кто? – Делсин удивленно смотрит на женщину, тут же замечая, что второй рукой она держит полностью татуированного паренька, который, кажется, стоял рядом с  его сестрой и смотрит на все происходящее таким же непонимающим взглядом как и он сам. В общем растерянность, вкупе с полным непонимание происходящего,  вводили в прострацию. Именно в такую, где абсолютно не распознаешь происходящего в округе. И точно так внезапно для него как началась, драка и закончилась, оставляя отдаленные островки обиженных и тех, кому больше всего досталось.
В этот же момент тот самый паренек, над чьей спиной изгалялись как могли утянул татуированного куда-то вдаль, по всей видимости, на простое покурить. Делсин внимательно взглянул на Мишу, смотря на ее реакцию на это слово и размышляя, не двинется ли та по инерции за ними. Но девушка осталась на месте, сверля его тем самым взглядом в котором читалось желание придушить на месте и не дать выбраться отсюда живым с тонной презрения, которой можно раздавить даже слона. Любой бы другой под таким натиском быстро бы ретировался, но он же, слишком уже привыкший к подобного рода взору, просто пожал плечами, на е очередную реплику.
- Если ты хотя бы немного интересовалась моей жизнью, то знала бы что к татуировкам я отношусь довольно положительно, - пожал он плечами, стараясь быть как можно более безразличным при взгляде на нее. – К тому же отсюда не так далеко до студии. А ты что тут делаешь, у тебя же сейчас пары?

Отредактировано Delsin Row (2013-10-30 13:15:10)

+3

15

Вот не зря она ненавидела этот чертов город! Надо было сидеть в номере и пялиться в телик, так нет же, понесло ее на этот "конгресс". Конгрессменша чертова. Лизабет костерила себя на чем свет стоит. Хорошо еще, что тот парень, на которого она свалилась, отреагировал более-менее сдержано, хотя скорее менее, чем более. Девушке хотелось догнать его и хорошенько заехать по роже, но она представила, во что это выльется.
Мастер чуть ли не плакала от досады, и Лиз ее очень даже понимала: мало того, что вслух охаяли работу, так еще и вообще запороли. И что тут могла сделать она, Лизабет Тревор? Только подойти и извиниться, хотя и не была ни в чем виновата.
- Вы извините меня... - промямлила она мастеру, а что тут еще скажешь?
После чего, не дожидаясь дальнейших приключений ни на одно из мест, хакерша предпочла вернуться в гостиницу.

ОФФ
Я наверное выбываю, потому как вижу, что явно тут лишняя. )

+2

16

Даааа! Хаос, треш, угар, самое то, что нужно, правда, пока что без угара, но это не страшно, впереди еще целый вечер, тем более, что продолжение веселья не заставляет себя ждать. Мой Ангел реагирует куда быстрее Демона, замечая присутствие великолепной меня. 
- Что… а ты еще кто?
- Ее Императорское величество Виктория, королева Соединённого Королевства Великобритании и Ирландии и императрица Индии! – гордо поднимаю голову и улыбаюсь, надеясь, что моя шутка юмора оценена по достоинству. – Линда, - решаю не томить итак перепуганного суматохой Ангела и представляюсь своим настоящим именем. Это Нью-Йорк, город в котором я не была уже очень давно и который даже не подозревает о темных делишках, что я проворачиваю в Сакрамэнто. От моего настоящего имени не будет большого вреда. – Но можешь звать меня Лин, - заговорщицки подмигиваю и наклоняюсь к мужчинке. – А тебя как мама с папой назвали? – ради приличия интересуюсь, хотя сама уже давно решила, что буду звать опрятненького не иначе как Ангелом, причем именно моим. Так же как и Демона, который уже шустренько завел разговор с одним из пострадавших. Точнее как завел, ему завели. Татуированный татуированного видит издалека, а мужичок с розами на шее решил отправится на перекур с моим Демоном, видать услышав и обидевшись как тот не лестно отзывался о его свеженабитой гадос… татуировке с юной блондиночкой. Хотя я сама-то слышала всего пару фраз и то лишь потому, что стояла неподалеку, но не могла бы сказать, что сочла бы их обидными. Может он решил подружится с черепушкой и в курилке побрататься а потом отправится кататься на пони по радуге? Любая перспектива казалась невероятно забавной, а я ни в коем разе не могла позволить сбе пропустить подобное.
Пока Розанчика укутывали в пленку мой Демон оказался не таким уж и нелюдимым. Приятный голос, убийственное спокойствие и умение поддержать разговор буквально ни о чем. Он категорически мне нравился! Представившись друг другу и перекинувшись парой реплик, я как хороший солдат мафии, собрала достаточно информации. Моего Демона звали Аланом, он был на конгрессе как приглашенный мастер, приехал сюда с той самой юной блондинкой, оказавшейся Мишей и сейчас злобно беседовавшей с моим Ангелом. На больше времени не хватило, ибо Розанчик оказался полностью готов к перекуру и несколько нервно оправился в сторону главного входа.
- Не теряйтесь сильно. Я скоро к вам вернусь.
Я даже не успеваю ничего ответить и лишь смотрю вслед быстро скрывающимся в толпе парням с видом брошенного щенка.
- Ну нетушки, так не пойдет, - разворачиваюсь на сто восемьдесят градусов и бесцеремонно хватаю под руки Мишу и Ангела, прерывая их обмен любезностями. – Привет, я Линда, - представляюсь девушке, расплываясь в очаровательной улыбке. Теперь все, кроме Розанчика в курсе как меня зовут. – По дороге договорите, - несусь сквозь толпу, тараня всех подряд, пока не оказываюсь у нужной курилки. – Ну что, погнали? – весело подмигиваю парочке и, наконец отпустив их, толкаю ногой стеклянную дверь аквариума. 
- А чо это вы тут делаете? – интересуюсь о честной компании совершенно невинным тоном, вышагивая в самую середину комнатки. – Я надеюсь не соритесь из-за того, что Алан назвал твою новую татуху слегка пидарской? – тут я, конечно, загнула. Все чо я слышала в адрес работы неизвестной мне девчушки оказавшееся на спине Розаника, лишь легкое неодобрение, но вдруг я озвучила его невысказанные мысли? Я же такая, я телепат. Это мой дар! Такой же крутой и сильный как и настраивать против себя людей.

+2

17

Я любил все эти вечеринки, съезды и так далее, хотя и не мог почувствовать себя настоящего. А сейчас, мой внутренний мир, или что там за херня находиться, покидала меня, показав средний палец и назвав лохом, которых еще не видывал свет. Я терялся, хотя пытался удержать себя, остаться в том самом нормальном состоянии, в котором прибывал обычно, но прекрасно чувствовал скорейшее нарастание ужасающего пиздеца, из-за которого не смогу даже нормально соображать и действовать. Я даже нормально запомнить это не смогу. Я не мог этого контролировать, не мог кого-то предостеречь. Я не мог этого предотвратить. Один переворот в закромах моего сознания и можно было кричать окружающим, чтобы они от меня неслись, как от огня. Зверь уже шевельнулся, уселся поудобнее и зевнул. Он наблюдает своими черными глазами, готовый выпрыгнуть в самый неподходящий момент и разорвать грудную клетку, ломая ребра, захватив по дороге сердце и легкие, разрывая кожу, показать себя и сказать : «Все, что вы знали – ложь. Все, что вы хотите узнать – ложь. Правда только в ярости. Правда заключается в выработке адреналина и вкуса крови за губах».
          Я ненавидел своего зверя. Я ненавидел его так же, как ненавидел себя, позволяющего его пускать, но был в таких ситуациях лишь наблюдателем. Ничего, блять, не могу с собой поделать.
          Незнакомец смотрел на меня с абсолютным спокойствием, в котором примешалась доля интереса. Пожалуй, я даже мог бы ему позавидовать, но будет ли он так спокоен дальше. Кивнув ему, и усмехнувшись Мише, я подождал, пока Кэсси завернет меня до конца в целлофан, сжимая губы от боли ее прикосновений к коже. Кожа горела. Контур – самое больное в татуировке. Такое ощущение, будто с тебя срезают кожу. Если такое испытывают люди во время шрамирования, то они еще хуже меня или, даже, вот этого зомби парня, потому что с них действительно срезают слои. И заметьте – все без анестезии. Ни один уважающий себя забивальщик никогда не попросит себе обезболивающего. Он вытерпит всю боль сам. Интересно, а парень с мухами на мозгах все терпел самостоятельно? На лице самые больные точки – скулы, веки и нос. Если он вытерпел все самостоятельно, то я пожму ему руку и зауважаю, если нет, то нам даже говорить с ним будет не о чем, хотя и сейчас нам тоже не о чем говорить, мы ведь не глупые люди и прекрасно понимаем, чем закончится весь этот театр. Мы оба шли на запланированное представление, только, черт подери, хочу ли я этого сейчас?
          У меня вроде было время подумать над этим, пока мы шли к курилке – они находились в самых углах павильона, как можно дальше от общей жизни. Выйди к ним и становиться непонятно, есть ли тут вообще что-нибудь, или звуки за спиной всего лишь иллюзия и фантазия пациента психбольницы.
          Мы зашли в стеклянную курилку и я почувствовал, будто нахожусь в зоопарке. Не хватало народа вокруг, которые тыкали бы в нас пальцем и что-то оживленно друг друга рассказывали, искоса наблюдая за нами. Дети бы прилипали к стеклам, пачкая их руками и языком, словно рыбки.
          Идиотизм.
          Достаю сигарету из пачки, быстро прикуриваю, втягивая в легкие никотиновый дым и протягиваю руку парню для рукопожатия.
          - Оливер. – Представляюсь по привычке вторым именем, так, как будто первого и не существует. На самом деле немного людей знает о том, что меня на самом деле зовут Руди. Руди Оливер МакФлай, приятно познакомиться.
Я выпускаю изо рта пару колечек, которые улетают к потолку и не знаю, о чем мне сейчас сказать, потому что одно неверное движение или слово и я буду воспален, и зверь раскроет свою пасть. Но… Какая разница? Мы стоим и молчим, это выглядит смешно со стороны, нет, действительно. Из меня вырывается усмешка, по губам пробегает волна легкой улыбки, мы смотрим друг на друга, как бараны.
          - Сделал сегодня уже что-нибудь интересное? – Прерываю тишину вокруг купола, образовавшегося вокруг нас и разворачиваюсь спиной. – Что там изображено? Я понял, что лис, какой, что  вокруг? – запомни, Алан, что одно неверное слово и…
          Одно неверное слово и…
          Одно, черт подери слово…
          Наше мирное начало чего-либо прерывает девушка, которая еще там, на самой площадке, стояла с Аланом и блондином, на которого скалила зубы Миша. Энергичная мадам. Изогнув одну бровь дугой, я с интересом изучаю ее, а она заканчивает произносить свои мысли.
          Щелчок, щелчок.
          Что-то утеряно.
          Я просрал что-то важное.
          Мое сознание вырвалось из моих рук и дало мне пендаля под задницу.
          Прием-прием, как слышно?
          Почему все звуки вокруг исчезли?
          Почему вдруг вокруг все потемнело?
          Мне ответ известен, а вам?
          -С-с-с-сука. – Руки сковывает дрожь, пальцы сжимаются в кулак. Я разворачиваюсь обратно лицом к Алану, облокачиваясь о стол. Челюсть сжимается, зубы чуть ли не ломаются под напором, а глаза превратились в темные щелки. Я смотрю на девушку, а потом перевожу взгляд на Алана. Сейчас мне хочется превратить его в живого. Сейчас мне хочется, чтобы на его теле проступила кровь, а то он все больше и больше становиться похожим на дешевый манекен. Ему подойдет бордовый оттенок. Я ненавижу его. Ненавижу девушку. Ненавижу все вокруг. Это странное чувство, как после действия кокаина, когда хочется взять ружье и расстрелять всех вокруг. Пустить мозги по стенке, разорвать сонную артерию, купаться в крови, разрезать грудную клетку. Я прошу их уйти. Мысленно, они не услышат и не поймут. Зверь скребется по ребрам. Он кусает и кромсает. Ребра крошатся в пыль, кожа разрывается. Из груди раздается лай. Привет, Гнев. Привет Ярость. Привет, Ненависть. Мой любимый цербер сорвался с поводка.
          Я уже ничего не понимаю. Из последних остатков незатуманенного разума, я отталкиваю девушку в сторону, чтобы она потом не попала под руку. Кажется, она падает, но через мгновенье это не важно. Я лечу. Лечу вперед, расправив крылья-кулаки. Цель выбрана. Через мгновенье я уже рядом с ним, еще через два мой кулак врезается в его нос. Я чувствую хруст. Я чувствую, как трещит моя скула. Я слышу собственную кровь, которая бурлит внутри, но навряд ли чувствую что-нибудь еще.

+4

18

          - Приятно. – подтверждаю, что действительно приятно и пожимаю ему руку.
          Пока это и в правду так. А потом посмотрим, что будет. Ещё есть повод улыбаться все также широко, но криво. Это все ещё спокойный перекур. Достаю из кармана брюк пачку сигарет, а из нее дозу никотина. Закуриваю и… чуть ли не давлюсь дымом.
          Только что перекур стал не таким спокойным. Лучше бы Оливер молчал, не задавал своих вопросов. По крайней мере, второго.
          Как бы ему такое помягче сказать..? Самое нейтральное, что лезет в голову: «Парень, какого хрена ты согласился бить тату и, даже, не посмотрел эскиз, перед тем как тебе напортачат спину?»
          Вообще, если я что-то произношу вслух, то сразу знаю, к чему это приведет в самом худшем случае. Того, что я говорил у стенда тоже касается.  Но не стоит же искусственно накалять обстановку. Будем импровизировать:
          - Интересного… хм, да особо тут не разгонишься. Мелкие роботки. С парой ребят, вообще..., - тут приходится заткнуться.
          Смотрю как в курилку вихрем врывается фееричная Линда с компанией и мысленно продолжаю то, что планировал рассказать: «Вообще, с парой ребят договаривались о татуировках заранее. Там очень интересные трешовые штуки». А вообще какого хрена? Я же просто попросил девушек подождать. Какого хрена они пришли вслед за нами? Да ещё и с такими заявлениями.
          Слушаю Линду и наблюдаю за реакцией Лиса. Парень разворачивается, а во время этого процесса меняется его цвет лица. Такой насыщенно бардовый, налитый кровью. Красивый цвет, когда это пигмент, а не натуральный оттенок человеческой кожи. Если у него фигово с самообладанием, то скоро я стану такой же. Только, лицо Оливера окрасилось изнутри, а у меня бардовыми будут подтеки крови. Рассеченные брови, разбитые губы. Парней с задетым самолюбием видно сразу. Мой богатый жизненный опыт не дает надежды на мировую. Именно по тому поспешно делаю ещё одну затяжку и тушу свою сигарету. Теперь готов к драке, хотя, есть смысл её избежать. Кулаки нового знакомого напряжены, желвачки выпирают на худом лице, такое ощущение, что стоит ему, ещё чуть-чуть напрячь челюсть, и они прорвут кожу. Белки глаз тоже покраснели от напряжения. А я просто стою как истукан. И мысленно с ним разговариваю: «Парень, расслабься. Выдохни и отдохни. Сейчас ты начнешь махать кулаками без веских на то причин. Не будь истеричкой».
          Теперь снова смотрю на его лицо. Сейчас он что-то скажет. Включит трёхэтажный мат и начнет «быковать». Прежде чем это случится, озвучиваю совершенно бессмысленную фразу:
          - И плевать, что я говорил не это.
          Но меня уже вряд ли кто-то слышит. Лист, то точно нет. Он включил свой трехэтажный. Хотя, сегодня «оппонент» у меня культурный. Он обошелся одним двухэтажным словом. И кинулся в драку.
          Рывок. Я честно пытался увернуться, но желание парня начистить мне рожу оказалось сильнее. За это мне пришлось поплатиться резкой болью в носу, отдающей в глазницы и лоб. А вот и полился мой насыщенно-бардовый. Шиплю от боли и непроизвольно хватаюсь за травмированную часть тела. Из-за прикосновения боль только усиливается. Этот мудак сломал мне нос. Не надо быть медиком, чтобы понять боль, которая сейчас раскалывает голову напополам. Вытираю окровавленные ладошки одну о другую и чувствую, как зверею сам.
          - Заметь, не я это начал, - говорю ещё несколько слов лишенных смысловой нагрузки. Как же много вещей я и люди в целом любят делать без смысла. Разговоры без смысла, фильмы без смысла, книги без смысла, действия без смысла, наша драка тоже без смысла.
          Говорю и кидаюсь на парня с ответным ударом. Прицельно ударяю кулаком под желвачок. Нефига их напрягать. Пусть расслабится вместе с ними. Недостаточно натерпелся боли во время сеанса татуировки? Я добавлю и без машинки. Кровь за кровь, как говорится. Я, то знаю, как ломается челюсть. Вот она косточка. Больной такой уголок как раз по центру между ухом и подбородком. Она у Оливера острая, впивается в фаланги пальцев, но мне, то не больно. Больно этому козлу. Это мне точно известно. Не знаю как он, а я большую часть детства провел на улицах в компании не самых хороших людей. Да, и по переезду в Сакраменто моя жизнь не превратилась в мечту интеллигента. Сколько кулаков и лиц было разбито за прошедшее время сложно перещитать. Вот они – навыки, которые я приобрел к двадцати шести годам. В университетах не научат бить татуировки и рожи. А это важно знать. Первым можно зарабатывать приличные деньги, а вторым можно добиться, чтобы всякие психопаты поуспокоились.
          Следующий мой удар направлен уже в живот. А потом какая-то каша. Сознание уже затуманено и, видимо, не только у меня. Мы молотим друг друга как придурки. И с каждым ударом кулаки сживаются все сильнее. Я уже не помню про сломанный нос, не вспомню и причин, по которым стал ненавидеть его. Мне просто становится хорошо от каждого нового удара, а боль от ответных ударов почти не ощущается. Каждый из нас мог бы заломить и остановить другого, но не хочется. Сейчас мои глаза такие же красные как и у Лиса и это значит, что мне тоже нужно выместить на нем всю свою злость.

+4

19

Ну почему в моей жизни есть такой зануда, как Дел? Почему в свои почти тридцать, он ведет себя как почти в сорок. Причем как брошенный холостяк, которым явно не интересуются девушки. Моя излюбленная реакция на него, на его слова в мой адрес, в частности – закатывать глаза. На его бред не хочется ничего отвечать, а каждый раз отвечать одно и тоже уже бесит.
- Ты и не против татуировок? – обычно их набивают в сорок, чтобы выглядеть моложе и круче, вот и у тебя настала эта пора. – Да, сейчас пары, а я тут.- безразлично пожимаю плечами. Всегда нужно уметь расставить приоритеты. Ты почему-то во вторник тоже находишься в другом городе, а как же работа? Или зачем она тому, кто тратит мое имущество, деньги, а сейчас даже время?
Пока я вынуждена была остаться в этой скверной компании, и как я говорила, нужно расставлять приоритеты. Я и расставила. Мы на тату фесте, Делсин не против тату, тут куча мастеров, которые согласны «изуродовать» твое тело. Это же прекрасно, что может быть лучше, чем набить любимому брату картинку, которую ничто не сможет уничтожить, ну или почти ничего. Я пыталась найти свободного мастера, любого. Мне не важен был уровень его работ, стиль, пол, и расовая принадлежность. Мне нужен был мастер по пыткам. Только я приступила к поискам, как до моей руки дотронулось смертное создание . такое впечатление, что тебя ошпарили кипятком, а в рот засунули ложку рыбьего жира. Ненавижу, когда меня трогает всякий сброд. Как же у людей хватает мозгов на подобное, зачем ей приспичило тащить меня за собой. Поверьте, я бы предпочла остаться в одиночестве, чем в ее обществе.
А это бестолковое создание всегда молчит и никогда меня не защищает. У меня худший брат в мире, обуза в сорок лет. Когда императрица добралась до парочки, бросившей нас, мне наконец удалось присвоить руку в свое пользование и распоряжение. И я по прежнему хочу набить татуировку брату и наблюдать за этим зрелищем. Смотреть, как он морщица, смотреть как проступают капельки крови и как его кожу заполняет краска. А вообще, я против насилия. Одно дело когда тебя наручниками пристегивают к кровати и проходятся ремнем по попке, а другое дело смотреть как два взрослых мужчины набивают друг другу морды, из их носов льется кровь и рассекаются бровь.  Совершенно не эстетическое зрелище. Раньше это считалось дуэлью, но тогда это походило на искусство и имело ряд правил, что очень завораживало. Сейчас меня от Руди с Аланом тошнило, мое выражение лица напоминало скуксившийся лайм, а все это мне пришлось наблюдать из-за безманерной дряни.
- Делсин, раз мы тут, пошли делать тату – это почти приказ, мне не важен его ответ, мы идем делать ему тату. Мое сексуальное тело развернулось и пошло в обратную сторону от этого представления. Вторая драка за  день, не думала, что такие мероприятия славятся именно этим. В медсестер я не играю, первую помощь не оказываю и состраданием не блещу. Я вообще не должна видеть подобного. И вообще, от вида крови мне плохо, не говоря уже о ее мерзком запахе. Так что мальчики, Линду вам в помощь.

+3

20

Вот в чем проблема шумных мест – невозможность реагировать на ситуацию. Впрочем память выуживала у него возможный способ поведения – полнейший пофигизм. Выработанный за все его время  общения с подобными субъектами, возможность не удивляться даже самым странным вещам и оттого сохраненные нервные клетки – было самым лучшим вариантом. Ибо вырваться из рук женщины не представлялось возможным. 
- Делсин, значит "Ворон", - представиться все же надо, мама учила быть вежливым, даже если принять во внимание, что больше ничему она и не учила. Вновь внимание привлекает сестра, своим восклицание. То что она считает его старым дедом уже не новость, он всегда вел себя с ней потому что… потому что это правильно. Если кому-то здесь нужно логическое мышление в этой семье и адекватная реакция, то придется ему стать таковым, ибо надежды на горе-младшую сестру никакой.
- Эм… - он постучал по собственному плечу, на котором уже этак лет девять  оставалась одна и та же татуировка. Он уже не помнил, что она значит, просто хотел сделать что-то назло отчиму, дабы уже отвалил и не трогал его личное пространство. Так или иначе, но он был глубоко и явственно удивлен, что сестрица была настолько невнимательна, что не заметила рисунок, который он никогда и не скрывал, собственно. – Ты хоть помнишь как я выгляжу?
Об остальном он не успел спросить, ибо Линда, подхватив его под руку, унеслась в направлении, куда ушли его недавние знакомые. Упираться смысла не было, он уже давно понял, что нет в жизни ничего страшнее, чем вбившая себе что-то в голову женщина. Все бы ничего, но что-то с ребятами оказалось не так.
Любой бы другой подумал, что ребята просто спятили, раз стали мутузить друг друга, но слишком уж хорошо Роу знал этот безучастный взгляд с долей восхищения в нем. Класс, тут еще кто-то и обдолбался. Реакция оказывается в очередной раз спасательным кругом и, схватив Мишу и Линду, за то первое что он успел ухватить, но рывком тащит их о мутузящих друг друга ребят. С одной стороны хотелось бы и не вмешиваться, а с другой… как то неправильно…
Остается лишь только подскочить к дерущимся, хватая одного из них за руки, пытаясь завести их за спину и тут же пнуть его куда-нибудь в стену, подальше от другого, лишь бы только перестали драться. Уворачиваться от ударов, которые были адресованы абсолютно не тебе – спасибо тебе «папа», твои подзатыльники научили хорошей реакции. Попытаться схватить другого, дать им право понять, что они делают и что происходит. Правда сейчас главная цель – это этот парень под кайфом, от него исходит основная угроза. Нужно схватить его, заломить руки, дать упасть на землю и пролежать так, покуда не успокоиться. И только потом отпустить.
Он знает.
С ним делали точно так же…
- Что? – Он отвлекается и смотрит на Мишу, что в данный момент решила  играть в наплевательское отношение ко всему происходящему. Остается только расслабить руки, дать вырваться из тисков и подняться самому. – Ну идем, чего уж там.
Ему бы стоило отказаться, но как-то последние события не особенно навевали на него мысли препираться еще больше. К тому же он и сам был не против. Догоняя сестру, он смотрит вперед, на то как возникают люди за очередным поворотом.
- Но изображение выбираю я, поняла? – не просьба, простая контрактация  факта. С ней только так и можно говорить.

Отредактировано Delsin Row (2013-12-11 00:47:19)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Fourth сongress of tattoo artists in New York