внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Рекреация


Рекреация

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/Gb8OZ.png http://s7.uploads.ru/qht6b.png
Участники: Руди Макфлай, Ванда Хаферманн
Место: закулисье ночного клуба, затем сцена
Время: 10 октября
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: моросящий дождик
О флештайме: Вы пробовали вернуться к жизни? А поработать с неизвестным материалом без подготовки? Сомневаюсь, что у вас получится с первого раза сделать и то и другое. А я постараюсь.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-10-30 22:14:08)

+1

2

обфапайся

http://cs7001.vk.me/c312921/v312921395/3943/DQWjl9SsCiQ.jpg

Какого черта меня бросает, то в апатию, то в абсолютное «хочу» ко всему? Что происходит с моей головой? Быть может ее вообще пора отделить от тела – ну так, для опытов, может кому полезна будет? Кому – то, но точно не мне. Где мое хваленое наличие мозгов и адекватности, ну вот где, когда оно так нужно? Где то чувство точки невозврата, где, черт побери, моя стойкость, где тот самый стержень, который позволил мне превратить свою жизнь в жизнь мечты, жизнь свободы, жизнь абсолютного, полного погружения в музыку с головой, где? – думала я, разглядывая замаскированные узкими рукавами повязки на своих запястьях. Как можно было так лохануться? Ну вот где мозги твои были, Ванда? Так, все, собираемся. Мозги в кучку, гитару в кофр, медиатор в лифчик и погнали. Конечно, про медиатор это шутка, но с моей способностью терять их прямо из крепко зажатых пальцев… Не буду о грустном, а то в следующий раз не вены резать буду, а вешаться. На кроваво – красных полотнах, для пущей драматичности. А пока – пора отвлечься. Забыть про все потоки говна на планете, и вернуть душу в тело. Я не сентиментальна по своей природе, но одна примета, ставшая уже частью подсознания, у меня есть. Я всегда целую ручку кофра гитары, который, пардон, скорее на гроб трех толстяков похож, чем на хранилище самого дорогого и милого сердцу предмета, перед тем как выйти с ним из дома. А то… В Мюнхене Дэйв благополучно поскользнулся на лестнице и рухнул спиной на меня любимую. У меня еще тогда хрустнул голеностоп, и я, естественно, разбабахала насмерть любимую вишнево – красную PRS CUSTOM 24. За сие действие герр Гаррет был бит плетьми и вынужден трахать мозги моим страховщикам (самолично!!), чтобы те как можно быстрее подготовили документы для выплаты: иначе мне просто невозможно было бы продолжать тур. Который, кстати, и по сей день не закончился: только и отбиваю попытки великого -виртуоза – сексапильного-скрипача-полей-всея-германии отозвать мою тушку назад к себе под крылышко. Спасибо, я лучше дома отсижусь, продолжу терпеть свою травму, из-за которой мне теперь еще суждено пару недель отходить вот с этим приспособлением. Конечно, штука красивая, антуражная, но я не любитель быть зависимой от трости. Если по сцене – то хромать буду покруче подбитой из рогатки горной козы, только смеху будет. Поэтому я со спокойной душой взяла с собой фиксат-повязку. Два часа спокойно буду ходить, пусть даже и с отголосками боли на весь крестец и позвоночник. Ах, голеностоп мой голеностоп, за что ж тебе так досталось, чем же я так накосячила в прошлой жизни, что в незнакомых городах умудряюсь попасть в ненужное время в ненужный час в ограбление банка?
Встречу я, в общем, назначила пораньше – исключительно ради саундчека и обживания сцены. Я не выступала практически месяц, можно сказать даже, что частично опасаюсь начать промахиваться медиатором по струнам. А запороть выступление ох как не хотелось.
О, а вот и Руди. Баааатюшки, давно ж моя его не видела, татуировок опять стало явно больше, - оглядываю парня я, чуть закусив губу. Нет, это не более чем легкая форма удивления, а не то, что вы уже успели подумать.
- Привет! Я зверски извиняюсь, что не смогла порепетировать, были определенные причины. Но обещаю исправиться, и кстати, есть предложение – быть может, сначала для разогрева выпустить меня одну? У меня качественное меццо сопрано и с чувством ритма тоже порядок, могу сделать Voodoo Child, а затем объявить вас, красавцы, - я обращалась теперь уже не к одному Макфлаю, а ко всей группе, по-тихому подтянувшейся к нему за спину. И я была права – сегодняшний антураж никак не мог быть лучше, чем парней объявила бы девчонка, участвовавшая в турне с Дэвидом Гареттом. Тем более, такая крейзанутая как я: Руди видел, как я рвала людей с акустикой, а что будет, когда я выйду с белым PRS-ом, подключенным к самому мощному комбарю, который только предоставили нам владельцы клуба?
- Народ подтягивается, решай быстрей. Да, сюрпризы я тоже обещаю. И я в курсе, что ты ждешь трескотного провала от меня из-за моего неприбытия на репу. Ну же, не куксись! -  меня самую малость начало напрягать мумиеподобное молчание солиста, и я решила сесть на попу ровно – аккурат на тот самый вышеупомянутый комбарь, - давай думай пока, а я посижу маленько.
Конечно, я все понимаю, что от ахуенности одного моего вида может (и в принципе, так надо) сорвать башню под самый фундамент, но это не обязывает человека, с коим эта мракозябра приключилась, молчать как истукану.
- Эээй, я понимаю, что у тебя перезагрузка, но очухайся хоть малость, скажи хоть «мяу», а то у нас осталось сорок минут на все про все, - помахала я ладонью перед глазами Руди, - мужики, че эт с ним? Никак от красы моей невиданной офонарел маленько? – вопрос относился уже к остальным участникам группы.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-10-10 15:47:25)

+1

3

вв

http://funkyimg.com/i/DFHm.jpg

Сегодняшнее утро началось очень рано для меня, для моей группы и для маленькой глупой Китти, живущей в моем доме. И дело даже не в том, что у нас был концерт и мы волновались, а в том, что нам приходилось менять программу два раза за последние несколько дней, что было немного рискованно. Вчера ночью я получил наимилейшее сообщение от Ванды, которая сообщала о том, что приедет к концерту пораньше. Я бы радовался этому, как заяц, получивший морковь и прыгал бы по комнате, если бы она пришла парой днями до этого пораньше на единственную репетицию, вместо того, чтобы не приходить на нее вовсе, игнорируя наши звонки и сообщения. Это еще девушке повезло, что у нее нет голосовой почты, иначе бы она смогла бы хорошо проследить возрастающий уровень агрессии по отношению к ней, да и мы бы ляпнули чего-нибудь лишнего, за что нам, возможно, было бы стыдно. Я выделю слово «возможно», потому что мы считали и считаем сейчас ее поведение безответственным.
И вот, когда я получил сообщение от нее – мне ужасно сильно захотелось позвонить ей и спросить напрямик: «Ванда, ты что, охуела в край?». Я прямо чувствовал, как чешутся мои руки, готовые в любой момент водить пальцами по сенсорному экрану. Однако я сумел себя пересилить. Более того, во мне проснулся интерес и мы начали даже делать ставки, а придет ли Хаферманн на концерт, или киданет нас, как ранее. Мое доверие к ней было подорвано и исправить это было не так легко. Этой девочке придется петь, как богине для того, чтобы я начал относиться к ней снова лучше. Она должна будет разрывать зал своей гитарой, пользуясь ею так же искусно, как и Эрик Клэптон или Дуэйн Олмэн. Она должна быть лучше Хендрикса. Вот тогда я ее прощу. А пока я хотел вырвать ее белобрысые волосы и засунуть ей их в рот, но скрывал это желание за легкой улыбкой, прикрикивая на несчастную Китти, которая возилась на кухне с завтраком и попросту попала мне под горячую руку, пытаясь успокоить меня, лишь еще больше раззадорив.
Клайд приехал ко мне домой раньше обозначенного времени – во время разговора с Джеймсом, он прекрасно слышал на заднем плане, как я рычу на мелкую, а она пытается оправдаться с еще большей картавостью, чем обычно. Дело пахнет жареным, наверное, именно так подумал он и, отложив все дела, примчался к нам для того, чтобы если уж мы и попадем в пробку, то у нас будет больше шансов приехать вовремя, если не раньше. Сейчас мне хотелось как можно быстрее оказаться на сцене.
Упаковав гитары и нужное оборудование, расположились в салоне и, наконец, двинулись к клубу, где проходил концерт. Святой Джеймс не стал расставаться со своим карданом даже тут – тот покоился на его коленях, словно маленький котенок. Что взять с барабанщика? Не железо, так кардан. Не кардан, так палочки. А я ехал, как всегда, налегке. Все необходимое можно было взять на месте. Микрофоны были проверены еще двумя концертами ранее. Вокалисты те еще гандоны, по меркам остальных музыкантов. Пока мы ехали я, на всякий случай набрал номер Ханны (она жила в двух кварталах от клуба) и попросил ее быть готовой в любой момент вылететь на выступление. Изначально именно ей должны были принадлежать женские партии, но Ванда, которая в очередной раз появилась в моей жизни, сметая все, словно ураган, разрушила надежды бедной миниатюрной брюнетки в пух и прах. Я был в восторге от Хаферманн, но сейчас уже думал о том, что глубоко в ней ошибся.
Сигаретный дым, где то на заднем сидении откупорилась бутылка и послушался неоднозначный смех. Сделав глубокую затяжку. Я выкинул сигарету в открытое окно и развернулся к узыкантам.
- Еще не приехали, а уже пьем? – По моим губам пробежала легкая улыбка.
- Какой пьем? Так, язык смачиваем, не больше. – Дориан – басист группы – помахал перед моим носом бутылкой спиртного и усмехнулся. А я? А я выхватил бутылку из его рук и жадно присосался к ней. Горячительная жидкость огромным комом пролетела от кончика моего языка до желудка, разжигая все на своем пути. Практически моментально сразу стало легче – вот они плюсы пить залпом крепкие напитки, никакая лесенка не нужна. Ванда улетела куда-то на Луну и перестала сейчас быть головной болью номер один. Что, у нас разве первый раз казусы? Все было, из всего дерьма выбирались чистенькими, словно только что рожденные из вагины Девы Марии.
- Полегче, боец. – Зеленое стекло из моих рук испарилось и я сжал воздух в кулак. А через некоторое время между зубов опять оказалась сигарета. Да, все-таки стало как-то легче. И пусть все идет к черту.
Выгрузившись около клуба, мы прямиком пошли внутрь, где нас уже ждала администрация. Нет, мы не опоздали. Просто мы иногда бываем настолько дотошными, что ненавидим кого-либо ждать дольше пяти минут. Люди уже хорошо это поняли и запомнили, что нас лучше ждать заранее, а не приходить уже тогда, когда услышат наши голоса. Просмотр количества проданных билетов, саундчек, сопровождающийся шутками-прибаутками и диким смехом, доводящий до сгибания пополам, а затем проигрывание пары песен. Собственно, мы были готовы. Через полчаса охрана начнет пропускать людей в зал. Еще через сорок – начало концерта.
Мы сошли со сцены и направились к черному входу, чтобы в предпоследний раз вдохнуть в грудь свежего воздуха, покурить. А заодно и встретить Мэтта – клавишника, и владельца электронной установки для перкуссии. Поздоровавшись с клавшником и докурив быстрее всех, махнул рукой и направился обратно в клуб. Коридор, поворот, еще один, подъем на сцену и я нос к носу сталкиваюсь с Вандой. Точно, Ванда. Идиотская улыбка слетела с моего лица и я в упор смотрю на наглую девчонку, понимая, что не могу сказать ни слова.
Ванда же наоборот защебетала, как пташка, как будто ничего и не произошло. По мере того, как она говорила, ожила моя бровь, поднимаясь все выше и выше, придавая моему лицу нотку сомнения и чрезмерного скепсиса по отношению ко всему происходящему. Сзади подошли ребята, раздалось легкое присвистывание и кто-то –кажется Джеймс – бросил Барби веселое «привет».
А она все говорила и говорила. Лично я сейчас разрывался между тремя действиями: мне хотелось накинуться на Ванду и убрать ее самодовольное выражение лица, мне хотелось развернуться и отдать Святому Джеймсу триста долларов из кошелька, мне хотелось послать все к черту и уйти. Но хуй там, барабанщик может и забыл про спор, а фыркать на единственную девушку, которая могла с нами так выступить, я не мог. Все говно, если что, можно вылить потом.
- Стой-стой-стой, ты что, с утра энерджайзер в задницу вставила, давай не так активно, Барби, а? – Я прервал ее слова и только сейчас обратил внимание на ее внешний вид, а что, действительно, хороша чертовка. Встреть я такую где-нибудь в другом месте и точно узнав, что ее зовут не Ванда, может, и приударил бы за ней. Таким, как Хаферманн, нужен мужчина, который будет дарить ей букеты и почти сразу же, в случае чего, даст им ей в нос, дабы вела себя поспокойнее. Хотя...
- Какие сюрпризы ты мне обещаешь тут? Не решила ли ты прыгнуть в толпу, как в заячью нору, и исчезнуть? – Слова скрашивались приподнятыми уголками губ, я же пообещал себе не накидывать на нее до конца концерта, так ведь?
- Материал знаешь, или ты будешь с нами джеммиться в итоге? – Да, именно вот этот вопрос меня интересовал сейчас больше всего. Если она ничего не знает, то я буду готов выдрать себе волосы с головы.
- Можем попробовать что-нибудь сыграть, пока время есть, а то хрен его знает, вдруг что…
- Подключай свою волынку и проверяйся. – Чувствую, за волынку я получу не только от Ванды, но и от Кларка, который уже косо смотрел на меня, поправляя свой Капарисон Диллинджер и включая комбик, для совместной настройки с девушкой. – Сегодня ты у нас вместо Тима будешь, если не забыла. – Один раз у нас это уже вышло, почему бы не сделать это еще раз, учитывая что сам Тим в минутной доступности от клуба. Конечно же у меня есть запасные планы. – Как вообще дела? Я тебя выпущу на сцену, но без меццо сопрано.

Отредактировано Rudy McFly (2013-10-18 13:55:10)

+1

4

Великая вещь – интернет. А адекватные и понимающие соседи – это вообще нечто. То время, что я практически не выходила из дома, реабилитируясь после покушения на собственную жизнь, совершенного своими руками, я зря не теряла. Я знала, что для каждого артиста затишье и отсутствие на виду – смерти подобно, тебя мгновенно выбрасывают из поезда жизни на бешеной скорости, и вернуться на данный транспорт можно разве что только на вертолете. Что я и делаю. Конечно, такие кощунственные методы могут быть как минимум опасны для группы, с которой я собралась работать, но почему – то при всей ярости, которую на меня выплескивает Макфлай сейчас я уверена в себе на все двести процентов. Конечно, вместе нам порепетировать не случилось, однако найдя их последние сет-листы на ютьюбе, я немного приноровилась к стилю парней и даже запомнила слова. Так что у меня есть все шансы заставить ребят понервничать и удивить их. В принципе, я так и делала обычно, ну за исключением первого раза, когда мне довелось усердно репетировать с ними целую неделю. Как раз еще до моей свадьбы. Я прекрасно понимаю как весь коллектив (та его часть, что не выпила чего-либо алкогольного) пересрал и осознает всю опасность происходящего, но знаете, мне это какой – то особый драйв придает. Я не фанатка игры на нервах людей, с которыми мне ближайшие часа два придется работать, но такая вот внезапность с моей стороны дает очень мощный заряд энергии, как мне самой, так и группе. Ишь как вокалиста крючит.
- Энерджайзер у меня в голове, и это на всю жизнь, - театрально закатываю глаза я, - а тебе не помешало быть чуть менее возбужденным, а то заболеешь же, ну? – надо же, я все еще умею быть иногда милашкой, только вряд ли это прокатит. Я могла включить паппи айз когда мне было семнадцать, на двадцатом году жизни подобная фигня прокатывает куда меньше. Хотя барабанщик вполне задорно подмигнул в ответ, видимо, стараясь скрыть от меня тот факт, что его амбре мало похоже на дорогую туалетную воду, и слишком сильно смахивает на аромат винной бочки года эдак …дцатого.
Есть одно но. Которое я не переношу на дух с моего первого выступления в качестве гитариста на замену. Толи внешность моя в этом виновата, толи кажущаяся хрупкость, или же миловидность моей конституции в целом, но каждый, каждый мужик считает своим правом назвать меня Барби. За это я готова порвать его на множество мелких мужичков.
- Руди Оливер МакФлай, я желаю тебе искренне, от всей своей широкой души, чтоб ты подавился, если еще хоть раз назовешь меня «Барби», - с видом умиротворенного удава я взглянула на вокалиста. Тоже мне, кукловод нашелся. Конечно он знает, что это шутка, и я никогда не пожелаю ему никакого подобного дерьма, но все ж, границы надо знать, и я не имею ни малейшего желания повторять из раза в раз объяснение, почему меня нельзя звать именем расфуфыренной неправдоподобной детской куколки.
Я отставила трость, стянула сапог с травмированной ноги. Барабанщик поморщился, и отошел подальше. Видимо, подумал, что я намерена лягнуть аки арабский скакун кого – нибудь близстоящего, но я всего лишь надела на голеностоп фиксирующую повязку, и вернула обувь на место. Так я смогу спокойно шариться по сцене два с лишним часа, не думая о боли и хромоте. Воистину божественное медицинское изобретение!
- Если бы я не знала материал, то тебе бы не позвонила, - я развожу руками, локтем придерживая гитару на коленях, - я бесконечно безбашенное создание, но все ж в рамках безумия. И да. Джемлюсь я только с классиками. Гаретт вон, в восторге до сих пор, я уже третью мобилу разбиваю, только чтоб он меня не нашел, задолбал скотина. Ради вас, между прочим, прервала годовой тур, едва не поломав ногу, а ты еще выделываешься. Релакс, все будет в лучшем звуке.
Вот есть в МакФлае что – то такое, за что я еще заочно, можно сказать, задолго до личного с ним знакомства, уже начала его любить. Нет, не в смысле как фанатка, а скорее этакой странной, сопернической любовью. Он чертик еще тот, однако мил настолько, что я офигеваю тихо. Весь в татуировках, лается как сапожник, а мне пофиг – в моих глазах это чудище лесное - милашка. И все, блин, никаких гвоздей, хоть я тресни два раза напополам! Даже ударить его не могу – рука не поднимается. Особенно, если помнить, что удар у меня поставлен ого-го, спасибо Тому Флетчеру, и дай Бог ему здоровья, терпения и долгих лет жизни.
- Ты, засранец, пользуешься тем, что до конца меня еще не достал, и весьма успешно, - я поднимаю левую руку и вытягиваю, нет, что вы, помилуйте – не средний, указательный палец в сторону носа Оливера, - однако если ты еще раз назовешь мою гитару волынкой, даю слово, засуну тебе твой микрофон в задницу по самый пищевод. Я надеюсь, мы поняли друг друга, - грожу тем самым вытянутым пальцем, с самой милой на свете девичьей улыбкой и совершенно милым и отрешенным взглядом. Думаю, артистизм мой здесь уже все оценили, пора и за дело браться, пока я не отсидела себе весь зад. А он у меня пока еще очень даже аппетитный, и если еще одна зараза с барабанными палочками наперевес будет промахиваться мимо тарелок, пялясь на него – барабанные палочки окажутся там же, куда я собираюсь приспособить микрофон Макфлая, но только у их прямого владельца.
Я опустила взгляд на пол и поднялась с комбаря. Не смотря на Остальных участников группы, провела по струнам и заиграла стандартную гамму саундчека, по звуку оказалось все идеально. Гамму благополучно завершив, я ожидала какого бы то ни было начала проверки от Кларка. Я продолжаю проверку, оттеняя молчание гитариста, и стоит только мне заиграть соло в песне «Beat It», как уши присутствующих буквально разрываются под шквалом оглушающих децибел. Когда мои маленькие пальчики скользят по ладам, становится ясно, почему все группы, нуждающиеся в замене, выбирают именно меня для участия в своих концертах: мне не нужны ноты, нет необходимости полгода со мной работать, чтобы получить что – то дельное, я есть сама музыка. Абсолютный слух, данный мне с рождения, двадцатый год служит мне верную службу, позволяя не париться о репетициях, если только я не пишу сама новые песни.[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/78c8de35-f6cd-410c-bf06-f9eebd2f78b6/Orianthi%20-%20Beat%20it%20solo.mp3|soundcheck[/mymp3]Пальцы порхают по грифу, рука ходит спокойно и расслабленно, словно я играю какую – то бирюльку. Этот чек я тоже прохожу фактически на скорость, не боясь получить знатных п#здюлей со стороны группы и лишь тихо улыбаюсь из-под шляпы, прикрывая глаза от наслаждения моментом. Затем поднимаю голову, и вопросительно вскидываю подбородок: - Что? – не выдержав в конце проговорила я, - Заказывайте, что сыграть из вашего? – я поднимаю немного злобный взгляд из-под иссиня – черных ресниц, удерживая тремоло для более смачной концовки соло из Майкла Джексона. Всегда когда проверяюсь, его играю. Это для меня своеобразный измеритель температуры и давления, витающих в воздухе. Индикатор того, все ли достаточно хреново, чтобы отжечь по полной, или есть необходимость еще кого – нибудь достать. Но сейчас, судя по общей атмосфере легкой злобы и неприятностей, которые я умею чуять за версту, я вынуждена сделать ход коняшкой. Да. Я изобразив что стало жарковато, расстегиваю плащ на груди, из под которого выглядывает майка с черепом, и… да, вы правильно поняли. Ни слова ни говоря, начинаю поочередно подходить и с наглым и одновременно милым выражением моськи лица тискать состав группы. Руди обнимашка достается в последнюю очередь, но не самая худшая, скорее самая длительная.
- Парни, да расслабьтесь вы, все будет ок. Не в первый же раз такое приключение, ну чего?

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-11-07 17:39:22)

0

5

- Ой, Ванда Аннабель Хаферманн, прекращай гомонить, мы все будем гореть в аду. А до тех пор ты будешь Барби, Рапунцель, Золушкой, да хоть Капитошкой, ну, или если вдруг растолстеешь – Карлсоном или Фрекен Бок. Так что зубки свои не скаль. – Отмахнувшись от нее рукой, взял микрофон и уселся прямо на пол, покручивая его в руках. Если сейчас Барби превратиться в Мегеру и понесется на меня с криками и воплями, то я запулю им ей в лоб, чтоб неповадно было.
А-ля-ля-ля-ля-ля, я сошла с ума, какая досада. – Пропищал Джеймс поставил стопы на кардан и выбил такт, хмыкая в нашу сторону. Я в ответ лишь улыбнулся, переведя взгляд с него на Ванду. Сейчас она еще психанет и уйдет. Хотя это не в ее стиле. Она скорее начнет язвить и шипеть на нас, словно дикая кошка с блеском в глазах.
На самом деле, в целом, атмосфера была не такой уж и плохой. Шутками и прибаутками сглаживается большое напряжение и эта ситуация не исключение. По крайней мере я то точно начал расслабляться, то ли переставая злиться на мисс Хаферманн, то ли просто забивая на нее огромный жирный болт. Как выступит так и выступит. Ее косяки или специальный срыв не отразятся на нашей карьере за счет того, что мы уже давно не новички в музыке и в городе о нас давно уже знают. Ее косяк будет только ее косяком и всем будет абсолютно насрать на то, что она ездила в чуть ли не мировое турне с тем самым легендарным немцем, о котором слышало дай б-же тридцать процентов населения, в то время как о нашей группе знает значительно больше, процентов эдак на сорок, как минимум. И я сейчас не льщу себе или не пытаюсь как то задеть маленькую глупую блондинку, которая сравнивает свою гитару с рукой, задыхаясь в работе, а просто говорю сухие факты. Ванда крутиться, Ванда задрачивает гитару так, будто та является ее единственным мужчиной и ребенком в одном лице. Она старается, старается, старается, старается, а в результате именно я искусно владею семью музыкальными инструментами и продолжаю развиваться в этом деле дальше, продолжая укуриваться и нажираться на вечеринках. И Барби никогда не станет виртуозом гитары, пока не научиться отдыхать. Я не говорю про свои методы развлечения, нет, не дай б-же ей стать такой же. Иногда ей нужно просто отложить гитару в сторону, на кровать и пойти заняться совершенно другими делами, а не пытаться получить очередную порцию  экстаза от радости других.
- Мне наплевать, какой у тебя там интим с Гареттом, вот честно. Я просто хочу, чтобы ты была как всегда на высоте. – Она же может это делать. Главное, чтобы не ушла полностью в отрыв, позабыв про все на свете, иначе я схвачу у Кларка гитару и прикончу дамочку ею же прямо на сцене на глазах у всех. Пошарив в кармане, достаю сигарету, прикуриваю и выпускаю облако дыма в воздух.  А жалко ее будет. Она же неплохая девчонка, за время нашего знакомства я успел к ней очень сильно привязаться и даже немного полюбить, как сестру. Она грызлась, я грыз в ответ, но между нами никогда не вставало никакого открытого негатива. О чем говорить, я даже злиться на нее толком не мог, что уж говорить о чем то другом, более глубоком?
Ванда наконец оторвала свой зад от комбаря и начала саундчек. Кларк пока внимательно слушал ее, проводя пальцами вслед за ней по струнам отключенной гитары. Мэтт настраивал громкость клавишных и перкуссии, попутно носясь с проводами и все переподключая по несколько раз. Джеймс просто сидел и смотрел на задницу Ванды, но это Джеймс. Навряд ли он хотел ее трахнуть, просто, давайте признаемся честно, мужчины, ведь неплохой же? Святой мотнул головой в сторону. А-а-а, просто задумался, ничего особенного. Подкинув палочку в воздух, еще раз отбил такт на кардане по басовой бочке и начал разминать руки. Дориан, пребывавший в самом трезвом уме, подошел к комбику девушки, махнул Кларку, чтобы включил гитару и, когда они вдвоем заиграли, сбавил звук гитары Ванды. Затем, прислушиваясь, сделал чуть громче. Там уже к нему с сигаретой и микрофоном в одной руке подскочил я и тоже чуть крутанул регулятор. О, теперь идеально.
Музыка оборвалась так же, как и началась, а девушка с интересом бросила на нас взгляд. Похвалы небось захотела, хитрая лисица. Не начинать же мне прыгать тут вокруг нее с восторженным лицом.
- Ничего. Одобряю. – С улыбкой откидываю бычок в сторону, задумываясь над тем, что можно сыграть из наших альбомов. Что-нибудь новое или старое? А пока я раздумывал, Барби решила всех задобрить своей грудью в топе, расстегивая плащ пуговицей за пуговицей. И опять моя бровь взметается вверх. Надеюсь, что она снимет его нахрен на время выступления, иначе после концерта похудеет килограммов на пять от несусветной жары. Я даже в футболке то умудряюсь запариться и потом отсиживаюсь на свежем воздухе, пытаясь прийти в чувство и успокоить разгоряченную кожу, а ей и подавно будет хуже.
Ко мне она подошла в самую последнюю очередь, однако уделила больше всего времени. Обняв девушку за плечи и прижав к себе, насколько позволяла гитара, снял с нее шляпу и одел на себя, улыбнувшись ей в волосы.
- После концерта посмотрим. – Да, именно из-за того, что не в первый раз, у меня всегда есть запасные варианты. Но меня заебывает тратить на них кучу нервов. Раздражает, когда все идет не так, как надо, не по составленному плану. Из всех людей, которых я знаю, ни разу не подводили меня только участники моей же группы, в частности Джеймс, который выходил на сцену и отыгрывал положенное время даже с температурой за тридцать девять, когда он не то, чтобы говорить, даже палочку в руках держать нормально не мог до начала концерта, однако быстро преобразовывался, «вылечивался», стоило ему только ударить по ведущему барабану.
- Давайте сыграем…

Через час, успев поболтать, покурить и обсудить какие-нибудь интересные моменты из серии мозгового штурма, а так же выловив светооператора и рассказав об изменениях в патиртуру, вышли на сцену. Только теперь уже зал был заполнен или, даже, переполнен. Зал взорвался аплодисментами, я улыбнулся. Ребята заняли свои позиции. Ванда так и стояла на сцене – до этого около двадцати минут вела разогрев. Слушая ее за кулисами, я совсем успокоился, потому что она и правда была превосходна для своих юных лет. Я не волновался. Хотя я никогда не волновался на собственных же концертов, умело отключая все ненужные мне эмоции.
- Еще раз хочу поблагодарить эту девушку за то, что согласилась с нами сыграть. Ванда Хаферманн. – Представил, показав на нее рукой. Зал взорвался одобрительными криками. Они всегда взрываются. – Отлично.
С этими словами я снял микрофон со стойки и, стоило мне сделать шаг в сторону, как колонки начали разрываться от звуков музыкальных инструментов. Концерт начался.

+1

6

В сторону барабанщика я направила жест умиления, который выглядел примерно так: Правая рука, сжатая в кулаке, поднятый средний палец, и воображаемая пудреница из всего этого великолепия. Поправила челку, улыбнулась, подняла взгляд на Джеймса, поцеловала воздух, одновременно подмигивая. Разрядила обстановку окончательно, в общем. А то за#бали относиться как к девчонке. Да, с одной стороны это круто, когда в школе девушке-гитаристу все умиляются, но когда начинается, простите, половое созревание и все осознают свою принадлежность к тому или иному полу… Начинаются либо затрахи в мозг на тему: «мы будем звать тебя Барби, и нас мало волнует, нравится тебе это или нет!», либо «ты красивая девчонка, но играть на гитаре – это мужское занятие! Иди – ка, сыграй на арфе в церковном хоре!». А так – не убила, а только ранила. Нежно, очень нежно, потому что драммер заржал как иноходец, наверняка поняв, что опасности я не представляю, а присутствую здесь для украшения звука, ну и для внешней эстетики группы. Все ж, не часто девки играют. Оставив несчастного парня ржать, я развернулась, выдохнула, и залипла на несколько секунд. Я долго в этой жизни пыталась понять: где же все – таки настоящая я? Где та Ванда, которая управляет этим пресловутым обращением в циничную, безжалостную к себе и беспринципную артистку, готовую разорвать собственную грудь, предоставив на съедение публике собственное сердце, где та тонкая грань между мной в обычной, реальной жизни – простой и легкой на подъем девушкой, и той ведьмой, что вселяется в меня когда я беру в руки гитару? Где тот тормоз, где та кнопка, которую необходимо нажать, чтобы остановиться? Я не знаю. Никто не знает. Но это раздвоение личности явно не идет мне на пользу. С одной стороны, когда я держу в руках инструмент, я по-настоящему живу, дышу, чувствую. Что выпускает этого зверя, заставляя меня огрызаться, хамить, срать в душу моим коллегам? Я не знаю, как это остановить, но и проделываю это все как будто не я. Другой человек, монстр, куда сильнее меня и умнее, острее на язык и с полным отсутствием каких бы то ни было комплексов язвит, пакостит как мне в мозг, так и ребятам. При всем этом осознании неправильности ситуации я не могу контролировать это, и данная проблема мне реально мешает жить. Извиняться потом приходится. И списывать на волнение перед выходом на сцену. С серьезным рылом я вполпрыжка вырвалась к зрителям на откровенный разговор. Шутка, на разогрев. Сыграла Song For Steve (да, мистер Вай, подъеб в самолете был засчитан, и я бросаю вам вызов, вдруг дойдет), кавер на Voodoo Child by Jimi Hendrix, немного поулыбалась, и наконец – то на сцену вывалились товарищи The End of Eternity, оближи их сладкие горячие фанаточки, я ласково улыбнулась Макфлаю за представление моей скромной персоны, и алилуйя – мы начали выступление. Я работала. Я жестко работала, чиркая по струнам так яростно, словно хотела порвать их. Но звук получался отменнейший. Я не готовилась, но в мозгу четко отложились аккорды ваших песен, ребята, и я клянусь, через два часа вы зажаритесь. Не от фанов. От меня. Я достаточно наслушалась за свою жизнь утверждений: «Ты-гавно!», чтобы суметь не облажаться здесь. Сколь угодно называйте меня чокнутой, сколь угодно пытайтесь смешать меня с дерьмом – у вас это не получится. Просто потому, что я не дам вам этого сделать, даже если мне придется сдохнуть здесь, на месте.
Я очень тепло отношусь к Оливке. При всех наших внутренних терках, он тот еще милаш, и я никогда бы не напросилась на игру с ним, если бы не была до конца уверена в себе, что готова. Спасибо тебе, Оли. Ты не представяешь, что этот вечер для меня значит. Слава Богу, ты не осведомлен о том, что происходит в моей жизни, иначе ты выдрал мне все волосы задолго до моего выхода. Я играю, но опускаю взгляд на свои руки. Запястья надежно замаскированы, но расслабляться не стоит. Мало ли, рукав задерется… Поднимаю голову и бросаю волевой взгляд на публику. Сегодня любят не меня, и это откровенно радует, потому что перетягивать одеяло при обоюдной крутости – глупое занятие. Я шарюсь по сцене с невозмутимым видом, то подойду к вокалисту, то повернусь к барабанщику передом, к лесу задом, то вообще прощемлюсь к краю сцены и поставлю ногу на одну из колонок. Это не слишком веселый момент в моей жизни, но я уверена, что становлюсь лучшим человеком, когда работаю. Особенно с этой группой.
Выжаты, измочалены, и, наверное, счастливы. Ради такой отдачи публики стоит жить. Сейчас парни отправятся, как я думаю, на собственную after-party, а я вежливо откажусь от участия и отправлюсь домой, спать. Не знаю, больше устала от концерта, или от нашей легкой словесной перецарапки с ребятами до него. В любом случае, спасибо им. Такие моменты, встряски, они нужны, нужны мне сейчас, как никогда. Чтобы окончательно отбить желание подыхать.
Спасибо, Конец Вечности. Что держите моего Личного Монстра на привязи.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-12-02 21:49:58)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Рекреация