Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Your problems have just become my own


Your problems have just become my own

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

Участники:
Jocelyn Ryder & Tyler Cutcher
Место:
Круглосуточный супермаркет
Время:
4 октября 2013 года; 23:00 - 02.00
Время суток:
Ночь
Погодные условия:
Около +12; вполне приятная для ночного времени суток погода.
О флештайме:
Это должна была быть простая вылазка в магазин за бутылочкой пива, после тяжелого и насыщенного дня. Но кто же мог подумать, что пушка оставленная в бардачке её автомобиля сейчас ей пригодится куда больше чем мобильник или бумажник. Ведь его не победишь батончиком сникерса или баночкой пепси, тут нужен арсенал куда более внушительный.


http://s4.uploads.ru/ITCcV.png

+1

2

Что бывает с человеком, решившим внезапно бросить наркотики? Ту самую белую парашковую дрянь, которая, в своём роде, являлась ничем иным, как смыслом жизни, увеселительным средством, средством для поднятия самооценки и физических свойств, а так же...обезболивающим. На этот вопрос трудно ответить одним предложением. Бросить наркотики — решение непростое. Ещё сложнее оно даётся тогда, когда делаешь это с чьей то «помощью». А помощь заключается в сливании дури в унитаз и громким «Фе» в мой адрес! И пускай это произошло два месяца назад, я до сих помню тот судный день, когда я готов был содрать с себя кожу, лишь бы добиться очередной дозы своего «успокоительного». Моя благоверная расправилась со мной, как с самым злейшим врагом, а потом ушла. Мы не виделись добрых полтора месяца и даже до сих пор окончательно не обсудили наши совместные дальнейшие планы, но...линия наших отношений постоянно путалась с тех самых пор, как я завязал. За полтора месяца разлуки с девушкой и борьбы с самим собой, чего я только не делал. Ввязывался в неприятности, напивался или наоборот, резко ударялся в здоровый образ жизни, иногда срывался и в последний момент останавливал себя перед совершением второй, самой страшной ошибки в своей жизни. И, казалось бы, всё идёт своим чередом. Мы с Санчез встречались пару раз, оба влипли в неприятности дважды и ко всему прочему, даже успели оказаться в одной постели снова, но опятб разбежались.

Она давала мне возможность переварить в себе всё то, что я совершил и всё то, перед чем оказался. Давалось мне это хреново. Моя жизнь всё это время состояла из нескольких этапов. Волнение. Затишье. Буря. Они сменяли друг друга и достаточно неожиданно, в первую очередь для меня. Уж не знаю, почему именно сегодняшний день стал для меня очередной бурей, но я не выдержал. Каждый божий день с тех пор, как я бросил кокаин, я старался занять себя чем-нибудь и желательно так, чтобы времени на передышку у меня не оставалось. Дела отвлекали меня от мыслей о наркоте и о том, чтобы вернуться к прежнему существованию. Это действительно помогало. Но сегодняшний день оказался особенно неудачным для моих попыток бросить. Говорят, наркоману требуется не меньше нескольких лет, чтобы прочно завязать с наркотиками и вернуться к прежней жизни...хотя бы относительно. Я же возомнил себя совершенно «чистым» уже спустя два месяца. Очень зря. опять

Раннее утро началось с подозрительного ощущения ломоты во всём теле, я прекрасно понимал, что это за чувство и оно каждый раз пугало меня своей внезапностью. Ломило руки, выкручивало локти, колени, рёбра, кости таза — непередаваемое ощущение. Во рту слюны было столько, что можно было вдоволь увлажнить ею пустыню Сахару. Кружилась голова, меня мутило, стоило только подняться с подушки, я ощущал озноб и жар, перемежающиеся друг с другом. Кожа, казалось, напрочь отсутствовала. Стоило мне только прикоснуться к ней, как я ощущал резкую боль и жжение. Раньше я справлялся с этим бодрой пробежкой, плотным завтраком «через силу» и работой в зале. Сегодня ситуацию усугубила спина и сосед. Поясница раскалывалась, мешая мне по-человечески двигаться, а сосед с утра названивал с предложением покутить сегодня вечером. Не знаю, почему я сделал выбор в пользу него, а не дивана и кино под пиво с попкорном, но это было большой ошибкой.
Половину всего дня я провёл в безделии. Мотался по квартире, как зверь в клетке, туда-сюда, туда-сюда, трижды пытался принять горячий душ, дважды — хорошенько вздрочнуть, а еда вовсе не лезла в глотку, мягко намекая, что непременно выйдет обратно, стоит только попытаться её съесть. Попытки я бросил, и на голодный желудок поехал бухать. Сосед мой, к слову, был довольно известным человеком в кругах шоу-бизнеса, и, соответственно, вечеринки посещал далеко не скромные. Моё воспалённое сознание встретил здоровенный дом на двадцать комнат с огромным бассейном и подогревом в нём. Четыре гаража, и ещё два — для мото техники. Дом был под завязку набит людьми разных полов и возрастов. Щеголяли зализанные парни, от одного только их вида начинало мутить сильнее, а вот девушки тут были — что надо. Стройные, высокие, в золоте и брильянтах, длинноногие и эффектные, если одним словом. Мне потребовалось не больше часа, чтобы влиться в тусовочный ритм. Ещё три часа потребовалось на то, чтобы меня накурили под завязку крэком, и ещё около получаса на то, чтобы напоить до синеватого оттенка. Я очнулся в одной из двадцати комнат, в компании неизвестной мне брюнетки. Пока я пытался найти свои штаны среди двоившихся предметов, она, сидя голышом на краешке кровати, умело накалывала себе выпуклую вену шприцом и я точно знал что там. В тумане остались попытки покинуть дом и доехать до своего района, так что в голове прояснилось лишь тогда, когда я стоял около круглосуточного супермаркета, закуривая наверное тридцатую сигарету за сегодняшний день. Медленный, но очень хреновый отходняк начал полностью забирать меня из реальности. Крэк мутнил голову и вызывал суровые глюки, алкоголь крутил голодный желудок и вынуждал на необдуманные подвиги. Я выбросил под ноги бычок, затоптал его носком ботинка и смачно сплюнул в сторону горькую слюну, провожая запоздалую посетительницу супермаркета, спешащую внутрь, тяжёлым взглядом. Дурных помыслов в отношении неё у меня, конечно, не возникло, но любой здраво мыслящий человек нашёл бы меня подозрительным и отнесся бы с опаской. Я с трудом отлип от стены супермаркета и, задав крутой вираж скрылся за раздвижными дверьми магазина.

Внутри было пусто и тихо за исключением бурно обсуждающей пиво, компании из трёх крепких нигеров. Ребята явно возвращались с тусовки и хотели догнаться, доказывая друг другу преимущества того или иного бутылочного пива. Я криво ухмыльнулся...по крайней мере я думал, что ухмыльнулся, на самом же деле, онемевшая от курева рожа исказилась в каком-то параличе лицевого нерва. Я свернул от лёгких напитков к крепким и залип возле стойки с бурбоном, в то время как крепкая компашка, завидев у меня в руках ключи от мустанга, каким то чудом ровно припаркованного около магазина, проявила активность, бросая в мой адрес фразочки вроде «Эй, смотри торчок!», «Эй, бледнолицый, смотри не упади». Блестящие, «брюлики» за десять баксов забренчали на шеях и запястьях, ребята бросили пиво и перешли на монолог в мой адрес. Я же уткнулся глазами в этикетку какой-то бутылки и упорно пытался узнать в ней привычную для меня марку алкоголя. Получалось хреново.

+1

3

Думаю, этот день не должен был сильно отличаться от других. Моя смена закончилась около девяти, и я немного поболтав с Джерри, который ждал своего приятеля тут же отправилась домой. Я не любила скучать на рабочем месте разъезжая по улицам города и наблюдая как народ спешит по своим делам, но сегодня был действительно сумасшедший день. Вызов за вызовом. Сначала было ограбление в одной небольшой лавке на краю города, потом чуть ли семейная драма, когда разъяренный муж пытался заколоть собственную жену столовой вилкой, и в завершении дня убийство. Все стажеры любили бывать на месте преступлений, но я была бы той еще эгоисткой, если бы сказала, что с удовольствие попала бы на еще одно кровавое месево. Наблюдать за тем как человеческое тело истекающее кровью уже не первые сутки успело приобрести пугающий вид не очень то приятно. Тут мгновенно забудешь о том, что несколько минут назад ты бы голоден. А ведь я была. Пончики, которые мы умяли днем уже перестали напоминать о себе, но об ужине теперь я могла думать в самую последнюю очередь, потому что эта жуткая картина будет стоять у меня перед глазами еще не один час. Но если честно куда больше я хотела просто рухнуть на диван и оставаясь неподвижной провести в такой позе весь вечер. Жуткая усталость после тяжелого дня осела на мои плечи тяжелым грузом, и единственное на что у меня хватило сил так это на горячий душ.

В таком режиме я жила далеко не первый месяц, не могу сказать, что мне это не нравилось. Ведь, в конце концов, это было именно то, чего я так страcно желала последние годы. Работа, к которой я так стремилась. Пока другие девушки мечтали о платье из новой коллекции Гуччи или сумочке ценой в три тысячи долларов я возила в бардачке машины наручники и пушку мечтая, что однажды та боль где-то глубоко внутри меня притупится. Может быть, я глупая, но мне сказалось, что с каждой спасенной жизнью я приближаюсь к справедливости, той самой недостижимой справедливости, которой не хватило моей матери. Пусть тогда я была еще совсем ребенком, но я уже многое понимала и осознавала, что потеряла родного человека по какой-то глупой случайности. Тогда мы просто оказались не в то время и не в том месте. Но какой смысл думать о далеком прошлом когда у меня  впереди целая жизнь. Я должна идти вперед, радоваться тому, что имею и просто наслаждаться происходящим пока у меня есть такая возможность.

Поэтом пару минут назад я облачилась в чистую одежду и взяв включи от свой машины, поплелась в сторону стоянки. Мне нужно было срочно купить пару бутылочек холодного пива, чтобы мой вечер не казался таким серым и унылым. Ближайший супермаркет был в десяти минутах езды от дома. Довольно близко и иногда я любила прогуляться до него пешком, особенно вечером, когда любила бегать на старом, заброшенном стадиончике позади школы. Людные улицы в данном случае были не для меня, а в парке в такое время было слишком оживленно. Но сегодня не тот случай, у меня нет настроения ни на пробежку, ни на ночной сеанс кино, ни тем более на пьянки в баре. В последний раз это закончилось тем еще неловким утром, которое до сих пор остается для меня загадкой. Но это совсем другая история, так что вернемся к происходящему.
Я припарковалась на почти что пустой стоянке заглушив мотор своего старенького форда и неспешно побрела к супермаркету. Для такого времени суток внутри было привычно тихо. Народу в такое время отоваривалось довольно мало, можно было обнаружить у полок с продуктами лишь заядлых курильщиков ищущих сигареты или же людей страдающих зависимостью от алкоголя в любое время дня и ночи. К первой категории я себя явно не относила, как и ко второй, поэтому я немного смутилась своей мысли, все же останавливаясь у полок множеством разнообразного пива; у меня разбежались глаза.

Слишком увлекшись выбором, я не сразу заметила какую-то суету неподалеку от себя. Компания из темнокожих парней в широких майках и цепях на шее окружили высокого и довольно крепкого светловосого парня, уже явно нарываясь на стычку. Я наблюдала за происходящим всего пару мгновений, пока не решила, что пора вмешаться. Это взыграло мое чувство справедливости, или как там это называют, ведь толпой на одного не нападают, не так ли?
― Эй! ― выкрикнула я, когда уже стояла в паре шагов от них держа в руке ящик с пивом, ― Вы загораживаете мне вид, ― нагло пройдя вперед, я не боясь отпихнула одного из них в сторону и поравнялась с тем самым светловолосым парнем который удивленно взирал на меня сверху вниз и как бы намекал мне «какого черта ты тут забыла?». Я бросила взгляд на дорогую бутылку виски и уже собиралась потянуть к ней ладонь как у меня на плече оказалась чья-то рука; парень естественно мгновенно был послан куда подальше, ― Твои руки не там где должны быть, ― холодно проговорила я, после чего он совершил еще один опрометчивый поступок, спуская ладонь к моей талии, ― Вот здесь? ― не долго думая я развернулась, но не успела ничего предпринять как лезвие ножа уже оказалось у моего горла, а он низким голосом прошептал у меня над ухом, ― Не дергайся.

+1

4

Трое черномазых ребят очень удачно застали меня врасплох. Мои бойцовские качества болтались где-то на уровне колен и явно не спасли бы меня от атаки как минимум двух крепких чёрных туш. Несмотря на то, что в моей голове плескался халявный вискарь, а перед глазами блестели глюки, порождённые бликами яркой этикетки бутылки, я прекрасно понимал какие у меня шансы. Присутствие пушки или колюще-режущего оружия и отсутствие всего этого у меня – мои же шансы роняли ещё больше. Я стоял спиной к шумным ребятам и таращился на бутылку, которая едва ли не пританцовывала на полке под моим замутнённым взглядом. Тем временем бравые ребята увеличили активность в мой адрес и во всю шуршали безразмерными штанами у меня за спиной. Я же пытался моментально протрезветь, что выходило у меня довольно хреново, однако четкости картинки перед глазами я всё-таки умудрился добиться.

Попытка схватить меня за плечо оказалась провальной. Я грубо дёрнулся в сторону, сбрасывая с себя черную лапу, украшенную парой перстней и тяжелой цепочкой-браслетом. Нигеры довольно заулюлюкали, с хитрецой кусая пухлые губы. Видимо они планировали хорошенько отыграться на мне за весь свой униженный и оскорблённый народ. — Ты глянь, чел лютует. — На невнятном разговорном жаргоне промурлыкал один из парней, почему-то постоянно хватающий себя за отвисающую промежность. Такой покрой штанов, носимых «под задницей» меня всегда удивлял. Разве это удобно, идти и знать, что в любой момент можешь потерять нахрен штаны?! Не важно. Односторонние нападки продолжались, а я сильно жалел, что нахожусь не в себе, чтобы проявить свои способности по перелому носов в полной мере. Я всё же взял бутылку за горлышко и, крепко сжав в пальцах, опустил руку вдоль тела, разворачиваясь к парням лицом.

Только было в моей голове родился мало-мальски толковый план избавления от обезьян, как в нашу перепалку, которая на конфликт то была похожа с большим трудом, вдруг вклинилась неизвестная мне ранее, персона. Светловолосая девица с уверенным видом сытой кошки, прогарцевала до рядов с алкоголем и демонстративно растолкала парней, влезая в самый эпицентр. Я только в недоумении посмотрел на неё, делая шаг в сторону. Уж больно много было смелости в этой девице, да и напора, перед которым все мы устоять не смогли. Однако, опрометчивым было выступать в мою защиту. Если я, взрослый лоб, совсем не обиженный жизнью, мог вступить с парнями в обыкновенную драку, то девице тут точно было делать нечего. Это как…баба на корабле. К беде. Так оно и оказалось. Блондинка с деловым видом уткнулась взглядом в бутылки с бурбоном и грубо рыкнула на черномазого, разозлив его ещё больше. Не успел я и глазом моргнуть, как оскорблённый нигер, лишённый вкусненького, вытащил из широкой штанины острую заточку и грубо приткнул её к горлу девушки. Двое других включили режим быка и обернулись ко мне, ожидая ответа.

Вариантов у меня было много. Доминировал совсем не джентельменский. Я бы мог спокойно пожать плечами, засунуть бутылку подмышку и заявить бравым парням с заточкой, что женщина уж точно не моя, режьте что хотите и на что хотите, я тут не причём. Однако, мужское начало взыграло во мне в очередной раз. И на сей раз это был не позыв к бессмысленной драке или такому же бессмысленному интиму. Моё сердце кричало о справедливости. Нахмурились брови, глаза налились кровью, а кулаки предательски чесались. — Э…девчонку то отпусти. — Прогудел я, посматривая на чернеющие головки видеокамер, блуждающие по периметру торгового зала. Очень странно, что в круглосуточном супермаркете не было охраны. Отличный повод разнести здесь всё к чёртовой матери. Глаза, наполненные тоской, болью всего европеоидного народа, страдающего похмельем, поднялись на черномазого недруга, довольно ухмыляющегося мне серебристой фиксой с брюликом. Я подавил в себе желание выбить эту фиксу ударом ноги, потому что крендель обеспокоенно мял ремень, скрывающий под собой блестящую рукоять пушки.

Во мне сегодня и так не было геройства, а теперь его стало ещё меньше, стоило только увидеть ствол к которому у меня всегда была пугающая антипатия. Но, думать долго не пришлось. Блестящее лезвие заточки угрожающе врезалось в кожу на шее девушки, оставляя расплывающийся красный след. Я втянул носом воздух, представил, как этот нос будет болеть от пропущенного удара и с размаху нейтрализовал ближайшего ко мне мужика полуторалитровой бутылкой бурбона. Удар получился очень точным и вполне мог отправить противника в пожизненный нокдаун. Но деревянная башка нигера оказалась крепче, чем я думал. Раздался глухой шлепок, следом за ним звук битого стекла, а следом – эффектное падение парня прямо на остатки моего недоалкоголя. После такого поступка медлить и идти на компромиссы уже нельзя, если учесть, что рядом с крепышом, сложившим кости на полу, стоял его «брат» с заточкой у шеи совершенно неизвестной барышни. Ему досталось не меньше. Не знаю, каким чудом я выдернул блондинку из-под ножа… Как скатерть из-под тарелок, оставшихся неподвижными. Но да, это мне удалось. Нигер, ошалевший от произошедшего остался стоять широко разведя руки, которыми только что крепко держал девушку. В этой позе метко ударить было несложно. «Мэн» получил удар крепко сжатого кулака прямо в бубен. Промеж глаз. Удар заставил парня отшатнуться назад, сбить собой стойку с пивом и уплыть в нокдаун минут на тридцать. А вот с последним я не успел. Потерял блондинку из виду за соседней стойкой с алкоголем и наткнулся глазом на ледяной ствол пушки, которой боялся больше всего на свете. Она уткнулась мне прямо в глазницу, вынудив выронить розочку из бутылки, которую я держал в руках минуту назад. «Бля» - булькнуло в голове и исчезло в тишине, опоясывающей голову от уха до уха. Кажется, я побелел.

+1

5

Обычно я не была столь безрассудна. Под безрассудством я имею ввиду совершенно не обдуманные поступки, как например то что я сделала сейчас, решив полезть в не касающиеся меня разборки и помочь незнакомому парню. Отец бы точно покрутил пальцем у виска и сказал что видимо мне надоело жить, раз я веду себя подобным образом. Но я на самом деле просто хотела немного помочь, что вылилось лишь в неприятности, которые теперь касались лишь меня и никого больше. Внимание трех темнокожих амбалов быстро перекочевало от того парня ко мне. Конечно от этого светловолосого блондина они могли получить лишь наличку и ключи от тачки а я в конце концов была женщиной и от меня можно было получить куда больше, пусть я бы никогда и не сдалась просто так, но сейчас речь шла не об этом. Я уже стала представлять как буду от них отбиваться потому что вполне серьезно верила в то, что парень с бутылкой бурбона в руках воспользуется ситуацией и исчезнет среди полок с выпивкой. Ему ведь не надоело жить? По его внешнему виду это определить было не так уж и легко. Но он явно был недоволен тем, что происходит. Это отразилось в складках на его лбу, появившихся там в тот самый момент, когда он нахмурился. Да мало кому бы понравилась такая картина, тут он пожалуй не стал исключением, но вот его попытка меня выручить меня пожалуй обрадовала.

Я перестала строить в голове те самые безумные планы по расправе с этой шайкой что оглядывала меня каким-то излишне голодным и похотливым взглядом, будто бы я была единственное девушкой на земле. Это мне конечно льстило но пожалуй ситуация была не очень подходящая. Естественно ящик с пивом который я еще совсем недавно сжимала в руке рухнул на кафель. Пару бутылок разбились при падении и запах этого янтарного напитка уже распространился по периметру, жаль только привлечь этим никого не удалось потому что лишние руки нам бы точно не помешали. Но видимо придется справляться самим, жаль только я сейчас была не в самом выгодном положении у моего горла был нож и только я попыталась дернуться как лезвие коснулось моей кожи оставляя на ней неглубокую рану которая все же мгновенно залилась кровью заставляя меня немного зажмурится от противного чувства жжения. Не успела я опомнится как незнакомец уже разбил далеко не маленькую бутылку бурбона о голову одного из амбалов, отправив того на пол на добрые полчаса если не больше. Дальше все было еще круче, не знаю где он этому научился и как он так ловко умудрился высвободить меня из рук противного парня в футболке, от которой несло дешевым куревом и такой же дешевой травкой, но уже через жалкие пару секунд я отлетела в сторону оказавшись на свободе и получая возможность унести отсюда ноги. Но вы ведь меня знаете ни о каком побеге и речи не шло. Я лишь нырнула за одну из полок чтобы взять передышку и убедится что у меня из шеи не хлыщет кровь.

Наверное я слишком увлеклась потому, что третий из их веселой компании не особо воспитанных гостей нашей страны уже приставил пушку к выручившему меня парню. Однажды мне к виску приставили пистолет и я отлично помню, что чувствовала в тот момент. В какую-то секунду когда ты понимаешь что шансов на спасение нет, начинаешь понимать, сколько всего ты еще не успел сделать. Помню, что я уже почти смирилась с тем, что погибну, когда мой напарник каким-то чудом пришел в себя и вырубил парня держащего ствол. Так или иначе, сейчас все было чуточку иначе, но этот светловолосый парень должен был понимать, что сейчас я своего рода его напарницы, способной выручить его в самый неожиданный момент. Обогнув один из рядов я тихо подкралась с другой стороны, стараясь как можно незаметнее подойти к последнему из еще стоявших на ногах темнокожему парню. План в голове нарисовался сам собой, времени на раздумья у меня не было, как и особых вариантов и возможности взвесить все за и против, я просто действовала, так как подсказывал мне внутренний голос, надеясь, что сегодня он меня не подведет. Мои действия уложились всего в несколько секунд. Вот моя рука уже ложится на его плечо, сжимая то со всей силы. Он отшатывается назад а я заряжаю ему коленкой прямо по копчику вслушиваясь в его жалостливый крик. Пока тот пытается развернуться, сразу же получает порцию хорошего виски в купе с толстым стеклом бутылки, которая разбивается о его голову. Он валится на пол а я тяжело дыша, победно смотрю на эту картину, лишь потом, решаясь поднять глаза парня имени которого я еще не знала.
— Надеюсь, ты еще не успел попрощаться с жизнью? — плохой момент для иронии, но я не особо любила эти печальные взгляды, особенно когда повода для грусти особенно, то и не было. С другой стороны им повезло, что все закончилось именно так, будь все иначе кто-нибудь из них уже мог лежать с пулей в голове и вряд ли бы это обрадовало владельцев этого супермаркета, которые видимо, решили наплевать на безопасность своего заведения, судя по тому, что охранники здесь гоняли балду.

— Вот же…гадство, — буркнула я прикладывая ладонь к шее которая все еще кровоточила. Ощущения были не из приятных, но я могла перенести и не такое, так что жаловаться не собиралась. А вот аптечка бы мне сейчас не помешала или хотя бы перекись, но для начала надо добраться домой, — Что ты с ними не поделил? Явно не бурбон, — сейчас я всего на всего любопытничала, пока эти трое неподвижно валялись на полу, больше напоминая плохих боксеров не удержавшихся на ринге и минуты, — Думаю пора сматываться, если не хочешь всю ночь просидеть в камере. Поверь мне обстановочка там так себе, — и хотя обычно я была по другую сторону не предупредить его было бы неправильно, ведь я не в курсе испытал ли он это на себе. Может быть да, а может и нет.

Отредактировано Jocelyn Ryder (2013-10-11 10:02:37)

+1

6

Что ощущает человек, на которого направлено дуло пистолета. Страх? Наверное. Я бы тоже ощутил страх, если бы не был настолько обдолбан. Сейчас я чувствовал совсем другие ощущения. Холод ствола, прижатого к моему глазу и запах оружейного масла. По всей видимости чернокожий бро любит эту пушку и не спёр у первого подвернувшегося обладателя, а холит и лелеит своё оружие, как может. Наверное для того, чтобы таскать его за поясом для крутости. Я стоял нешелохнувшись, прижимаясь глазницей к пистолету и смотрел вторым глазом на своего противника. Парень был слишком молод. Ему от силы было лет восемьнадцать. Жилистый, тощий иными словами, с вытянутым, скуластым лицом и жидкой бородкой, аля Снуп Дог. Одет мой противник был так же нелепо, как и выглядел сам. Безразмерные штаны, свисающие до полу очком, подтянутые ремнем где-то под задницей, такая же безразмерная черная футболка с эмблемой хип-хоп движения, бейсболка, сдвинутая козырьком на бок и затёртая старая кожаная куртка — колледжка. В общем, стандартный вид настоящего нигера-подростка, взращенного в гетто в самых неблагоприятных условиях.

Парень смотрел на меня так, словно держал на мушке самого настоящего быка, разрушителя всего живого, грозу человеческого существования. Широко открытыми глазами, со сжатой челюстью и перенапряженной рукой. В какой-то момент я понял, что пацан не выстрелит, но за всё это время, пока мне пришлось стоять с приподнятыми руками, я успел представить, как мои мозги красиво вылетают из затылка под давлением пули, выпущенной из ствола. Со стороны это зрелище наверняка будет выглядеть эффектно, но я ещё хотел пожить, поэтому не дёргался. Нет, предприми я что-то, нигер вряд ли спустит курок, но сейчас его могло испугать всё что угодно. Падающая с витрины бутылка, чей-нибудь крик, хруст стекла и вой полицейских сирен. А от испуга этот мальчишка вполне мог бы спустить курок. И вот тогда меня уже ничто не спасёт. В конце концов, я не Нео , чтобы уворачиваться от пуль. Да и в памяти свежа картина с простреленной спиной. До сих пор не могу избавиться от этой проклятой боли.

Мои размышления на тему что делать и как быть зашли в тупик. Парень напротив меня, кажется, тоже засомневался. Его братья, раскиданные по полу не подавали признаков активности. Один пускал кровавую пену из носа, сжимая переносицу, лёжа на полу в позе эмбриона, второй, широко раскинув руки находился в отключке. Без них, мой злопыхатель был никем. Понты сразу куда-то делись, зубочистка в пухлогубом рту перестала ёрзать, с морды тот час сошла саркастическая ухмылка и парень напрягся как струна. Я уже было думал предпринять что-то, чтобы избавиться от этой неловкости и напряжения. И, в конце концов, у меня затекли ноги и попросту хотелось ссать. Но, моим хлипим планам пришёл конец ровно в тот момент, когда я вдруг увидел, как парень, держащий меня на мушке заваливается в сторону. Из-за его спины моментально показалась светловолосая макушка и я понял, что это та самая девица, которая парой минут раньше, пыталась спасти меня от разборок. Если честно, я уже успел её забыть, думал, барышня дала заднюю и сбежала, что в общем-то было бы правильным решением. Но, она оказалась храбрее, чем я думал.

Парень махнул руками и я только успел поймать его запястье с пистолетом и пропустить руку у себя подмышкой, простым движением корпуса и колена, ломая тому конечность в локте. Чернокожий взвыл от боли, осыпаемый меткими ударами Джослин и непроизвольно спустил курок. Я услышал звук выстрела прямо около своего уха и едва ли не обосрался. Я боялся огнестрельного оружия и к сожалению, знал, что следует за этим звуком. Боль. Её я почувствовал и на сей раз, но чудом сумел избежать трагедии. Пуля обожгла ногу в районе колена, пройдя по касательной и врезалась в грязную плитку пола, срикошетив куда-то в сторону. Если бы ствол был направлен буквально на пару-тройку миллиметров левее, я бы получил вторую в своей жизни пулю и она попала бы в колено. С этого момента увлечение подпольными боями без правил было бы официально закрыто. Но мне повезло. Я не успел расслабленно выдохнуть или припустить в штаны от неожиданности, потому что сразу за звуком выстрела послышался глухой удар и звон битого стекла. Блондинка решила последовать моему примеру и разбить о голову негра бутылку бурбона, осыпая несчастного осколками и едко-сладкой с горчинкой, алкогольной продукцией. Я прогнул руку в сломанном локте ещё сильнее, заставляя пальцы разжаться окончательно и выронить ствол. Тот с грохотом упал на пол и был отшвырен кроссовком в сторону. Залетел под ряд с пивом и там и остался дожидаться полицейских. Я выпустил парня и тот, в отключке обмяк, распластавшись на полу.

В супермаркете повисла гробовая тишина. Её нарушало только одинокое хлюпание сломанным носом и негромкая музыка, которая всегда поигрывает в супермаркетах и не имеет в себе никакого смысла и мотива. Я замер с раскрытыми руками и теперь двумя глазами (вокруг одного из которых был след от ствола) смотрел на Джослин, мастерски расправившуюся с чернокожим парнем.
- Нет, но планировал начать. - На полном серьёзе ответил я. Джо действительно прервала мои размышления на тот счёт, в каком гробу меня всё же похоронят. И похоронят ли. По чести говоря — это уже было не важно. Я был впечатлён исполненной серией приёмов. - Тебе бы...в больницу. - Я кивнул на глубокий порез на шее блондинки, от которого она только что отняла перепачканную кровью, ладонь. У меня, конечно, была в машине аптечка, но единственное, чем я мог помочь, так это повязкой и перекисью. Такие раны надо зашивать.
Я опустил глаза вниз, на лежащего под ногами парня и аккуратно снял с его лба этикетку, усыпанную стеклянной крошкой. Яркая пёстрая наклейка пять минут назад украшала высокую бутылку качественного бурбона. Именно за этой маркой, я кстати и пришёл. Нашёл её на полке, целую и невредимую, и аккуратно запустил зашиворот свободной толстовки. Я, в конце концов заслужил бесплатный алкоголь после всего случившегося. Правда, разрешения у кассиров я спрашивать не стал.
Кстати о них. Двое продавцов, дежуривших в эту ночь в магазине, так и стояли за стойкой не в силах пошевелиться, особенно после того, как раздались выстрелы. Они вынудили одного из сотрудников нажать на тревожную кнопку, что означало — здесь скоро будут копы. Это предположение подтвердила и незнакомка, дав мне довольно дельный совет. Делать здесь уж точно было нечего. Я пырнул мыском кроссовка по яйцам одного из нападавших. Того, что больше всех трепал языком и, перешагнув, прихрамывая пошёл к выходу, прижимая ладонь к порезу на ноге. - А ты, я смотрю, не по наслышке знаешь что такое камера? - С каким-то ватным сарказмом промычал я, оборачиваясь через плечо. Не знаю, что я хотел сказать этим сарказмом...да и не важно. В моих мозгах был крек, давление на мочевой пузырь мешало думать, а тело не подчинялось по причине перевыполнения алкогольной нормы сегодня.

+1

7

Не знаю, что со мной происходило в последнее время. Я почти не могла усидеть на месте, хотя того что наваливалось на меня на работе должно было хватать сполна. Сегодня глядя на то, что происходит у полок с выпивкой я вполне могла, нет не пройти мимо, я могла вернуться к машину достать оттуда пушку и показать этим троим смельчакам кто тут действительно главный. Думаю поняв что я коп они бы смылись отсюда в ту же секунду и в итоге я бы не думала как залатать себе рану на шее и как уговорить Тайлера поехать в больницу вместе со мной. Но я выбрала самый худший из всех вариантов, решив блеснуть своей смелостью, в глубине души надеясь на то, что меня не прирежут, когда я попытаюсь кому-нибудь из них врезать.

Обычно я так не говорю, но теперь меня не сильно волновала судьба этих троих. Я отлично знала чем такие как они занимаются, чем зарабатывают себе на жизнь и как в итоге заканчивают. Заканчивают они на больничной койке в лучшем случае, а в худшем смертью. С переломанными ребрами, смятым носом, порезами на руках и сотрясением мозга. Таких как они никто не жалеет, потому что они этого еще не заслужили. Вот и я отлично знала как все будет происходить дальше. Судя по испуганным лицам продавцов магазина полиция была уже в пути, скорая естественно тоже. Их залатают, доставят в участок продержат там около суток а потом отпустят, за неимением свидетелей коими продавцы сейчас просто не являлись. А потом они прижмут к стенке какого-нибудь бедолагу на улице или хрупкую девушку что будет возвращаться с работы домой слишком поздно. Ничего не изменится, как и все в этом чертовом мире.

— В больнице начнут задавать вопросы, а не хочу провести там всю ночь. Поэтому как-нибудь обойдусь, — я прекрасно понимала что это был не выход, что было неправильно плевать на собственное здоровье из-за каких-то предрассудков, словно я не коп и меня будут опрашивать как одну из преступниц. Но меня правда утомляли все эти расспросы а сейчас почти что полночь, и мне не хотелось проводить время среди людей в белых халатах и копов которых я вижу в участке каждый божий день. Я люблю свою работу, но время которое является для меня "свободным" я предпочитаю проводить немного иначе. А на такие случаи у меня всегда был припасен вариант "б" который жил в квартире напротив меня и имел медицинское образование. Сэм работал в больнице и когда со мной случались такого рода казусы я ехала к нему. Он всегда соглашался мне помочь, находился он на смене или просиживал вечер выходного дня дома. "Нет" из его уст мне слышать еще не приходилось, и пожалуй я догадывалась почему, — Мой сосед справится за десять минут. Швы это его конек. Твоему колену бы тоже не помешало показать специалисту, —  это было предложение ну или вроде того, на которое Тайлеру было желательно согласится. Он так же как и я вряд ли хотел ехать в больницу, а ходить с такой раной больше суток было опасно, если он не решил лишиться ноги, — Я живу в десяти минутах езды отсюда.

Медленно перебирая ногами в след за Таем я добрела до своей тачки, припаркованной в паре шагов от его, и облокотившись о дверь поняла, что вряд ли смогу вести машину и параллельно прижимать к ране свою ветровку, которую я стянула с плеч сразу при выходе из магазина, — Не против если я побуду твоим пассажиром? — ладонь уперлась в прохладный металл дверной ручки, пока я еще с большей силой прижала пропитанную кровью ткань к шее. Только сейчас я осознала, что мы еще не знакомы, что я не знаю его имени впрочем как и он моего. Кто знает может быть мы больше никогда не увидимся, а если и столкнемся где-нибудь на улице то сделаем вид что не знаем друг друга. В конце концов не каждый водит дружбу с копами, пусть даже эти копы привлекательны. Поэтому я не сильно расплялась на дружбу, искренне считая что мне в этом деле вряд ли повезет. Натура у меня такая и профессия тоже, — Да ты прав. Не по наслышке.

Я сделала шаг на встречу, останавливаясь в сантиметрах от него и протянула вперед левую руку, так как правая была занята куда более важным делом, — Джослин, — я не улыбнулась, зато кивнула ему головой, это единственное, на что меня сейчас хватило, — Но я привыкла когда меня называют просто Джо, —  так было с самого детства. Полным именем меня называла только мама. Но с некоторых пор это стало не актуально, поэтому я чаще всего даже не представлялась полным именем считая что это просто никому не нужно. Просто Джо звучало лучше. Намного лучше.

+1

8

Стоило только покинуть супермаркет, грубо толкнув дверь плечом и на нетвёрдых ногах добрести до парковки, как в голове моментально прояснилось. Виной тому был то ли свежий воздух, а может быть от напряжения мозги очистились сами собой и стали думать куда более продуктивно чем минут десять назад. Там, среди витрин я смотрел на всё сквозь тошнотворную, жёлтую поволоку, совершенно не врубаясь в происходящее. Удивительно, как я вообще сумел обороняться и при этом довольно успешно. В таком состоянии я предпочёл бы лежать на диване и лакать виски, но, лучше даже отсыпаться. Впервые я попробовал наркотик, который доселе для меня был лишь мифом. И понял. Какое же это дерьмо и как оно забивает мозги. Прийти в себя я не мог до сих пор, поэтому сначала решил, что донесу своё тело до дома пешком. С другой стороны, бросать любимый мустанг возле супермаркета, где произошла драка хотелось меньше всего. Пробитые по базе номера ответят полиции на все интересующие их вопросы и, хуже того, мне втюхают какое-нибудь нарушение сверху, для комплекта. Я подошёл к машине, привалившись боком к исине-черной дверце спорткара и закурил сигарету, морщась от стука в висках, который настиг меня при выходе на улицу.

Моё предложение Джо проехать в больницу оказалось провальным. Впрочем, я прекрасно её понимал. Медики уж больно дотошные. Любая колюще-режащая травма, не идущая под понятие «порезалась кухонным ножом», «ударился о косяк», «споткнулся» и.т.д. Тут же подвергается подробному допросу. В последний раз я оказался на больничной койке с тяжелейшей передозировкой. В тот злополучный вечер Санчез, морщась, пихала мне пальцы в рот, пытаясь вытащить из меня всё то дерьмо, которым меня напичкали. Я планировал двинуть коней, поэтому больницы избежать не удалось. С неё то и начались все мои неприятности. - Разумно. - Соглашаясь ответил я, выпуская носом сигаретный дым.
Ситуация разрешилась сама собой. У моей соучастницы в друзьях водились медики, которые разрешили все наши проблемы в одночасье. Сопротивляться её  предложению я не стал. Под светом фонаря с досадой разглядел рваную штанину, пропитанную кровью и разочарованно прицокнул языком, сплёвывая на асфальт вязкую слюну. Попал так попал. Любимые джинсы коту под хвост и распухшее колено, что может быть лучше?!

Вопрос с машиной решился довольно быстро. Я посмотрел по сторонам, с сочувствием взглянул на Джо, которая точно не подходила на роль адекватного водителя сейчас. Кивнул и, переватив сигарету в другую руку, побрёл к своей машине. Джослин вряд ли станет бросать здесь свою, имеющую прямое отношение к полиции. Но об этом я не знал и, с какого-то рожна решил сыграть в джентльмена. Открыл мустанг и залез в бардачок, вытаскивая оттуда пару совершенно других номеров, отличных от тех, что сейчас были на машине. Покряхтел, снял старые номера и одел другие. Свои «грешные» AMX120 зажал подмышкой и, морщась от всеобщего дерьма вернулся к тачке блондинки. Где-то в десяти кварталах совершенно молчаливого города я услышал подвывание сирен полицейских машин. Ничего не оставалось, как надеяться на то, что моя машина останется незамеченной, а девственная чистота номеров не вызовет подозрение. Я бросил прощальный взгляд на блестящую морду мускул-кара и дёрнул на себя холодную ручку дверцы водителя. В машину, правда, сесть не успел. Оглянулся на Джо, нарисовавшуюся рядом и смерил её взглядом, замечая довольно неприятную бледность на её лице. С раной на шее явно медлить ни стоило. - Тайлер. - Я крепко пожал руку девушки. - Можно просто Тай. Залезай, поехали. - Процедура знакомства прошла максимально быстро, без лишних разглагольствований. Я прыгнул за руль не_своего_мустанга, но тут же почувствовал знакомый интерьер, проведя ладонями по ребристому полу спортивному рулю с лошадкой в середине. Блондинку пришлось пристегнуть, даже если бы она протестовала. С тем, как я вожу, пассажирам лучше пристёгиваться. Не делала этого только разве что Крис. Но она и сама водила, как чёрт, так что...ей не привыкать. - Дорогу покажешь. - Я глянул в зеркало заднего вида, заметив в паре кварталов отблески маячков полиции. Успели в последний момент. Зажав педаль сцепления, щёлкнул передачу и выдавил газ. Форд резко сорвался с места, эффектно пробуксовывая задним приводом по гладкой поверхности асфальта. Чёрные следы от шин остались копам на память. Затушив фары на первое время, мы вырулили на дорогу, уезжая от места побоища довольно быстро и незаметно. Пара поворотов и мы на шоссе, пустом, безжизненном и чистом. Я включил фары, ушел из крайнего правого через две полосы в крайний левый и на всякий случай посмотрел в зеркало заднего вида. Копов там не обнаружилось. - Ушли. - Коротко подытожил я, даже не подозревая о том, что представитель нелюбимой мною профессии сейчас истекал кровью на соседнем сидении. - Ты как? - Коротко спросил я, бросив косой взгляд на блондинку. В голове ухнуло совестливое «Спасибо», но озвучивать его я не спешил.

+1

9

Теперь все складывалось как никогда лучше. Никаких идиотов с ножами, только пустая стоянка и мы, планирующие сбежать отсюда в самый подходящий для этого момент. Например пока я совсем не истекла кровью и не стала отключаться теряя связь между реальностью и тьмой что понемногу забирала мое сознание, пока я кое-как, но все еще чувствовала твердую почву под ногами. Странный я наверное коп раз ввязываюсь в подобные вещи и стараюсь помочь человеку которого даже не знаю, но я в конце концов не под венец с ним собралась, а он спас мне жизнь, так что я в любом случае обязана ему. А свои долги я привыкла отдавать в самые кратчайшие сроки если у меня была такая возможность. А сейчас она у меня была. Не дать истечь кровью не только себе но ему. Не смотря на то, что я не медик я знаю что он сейчас испытывал. Однажды я так же с раненым коленом ползла к полицейской машине, стараясь скрыться от возможности получить еще одну пулю и признаться ощущения тогда у меня были скверные. Но эту историю я решила оставить при себе, тем более мне показалось что Тайлер не собирался отказываться от помощи.

Быстро обменявшись именами мы прошли процедуру знакомства намного быстрее чем она проходит обычно. Никаких "приятно познакомится" и все в этом духе, что обычно звучит в таких ситуациях. Это меня непременно радовало, сейчас я не была готова к обмену любезностями, я вообще редко распиналась стараясь понравится человеку намеренно, я всегда была настоящей и если люди были готовы воспринимать меня такой, что же я была только рада. Я конечно не скряга и не из тех кто хмурится все двадцать четыре часа в сутки, я умею веселится, умею быть приятным собеседником и просто привлекательной девушкой, но для этого мне нужно подходящее настроение, а с ним в последнее время у меня были проблемы.

- Покажу, - еле слышно прохрипела я усаживаясь на пассажирское сидение и наблюдая за тем как рука Тая тянется к ремню безопасности, пристегивая меня без каких-либо разговоров. Впрочем я была не в том настроении чтобы с кем-то спорить, а с ним как мне кажется спорить было бесполезно. По крайней мере мне так показалось. В этом я наверное не ошиблась. Мы выехали на дорогу и только после этого стало чуть спокойнее. Маячки полицейских машин сверкнули где-то вдалеке и я прикрыла глаза внутренне даже забавляясь тому что сейчас сбегала от собственных коллег. Но мы бы им вряд ли помогли, ситуация то была пустяковая. Обычная попытка нападения, такие в нашем городе происходят почти каждый день.

- Еще жива, так что можно сказать, что не плохо, - почти сразу же ответила я, медленно поворачивая голову в его сторону, - Видимо не важный из нас вышел бы дуэт. Мне чуть не перерезали горло, а тебе почти что прострелили колено, - усмехнувшись я слегка поморщилась от боли, и сделала глубокий вдох откинув голову на спинку сидения, - Здесь направо, - мы выехали на дорогу ведущую к улице где я жила. В дороге время на удивление пролетело почти незаметно. Мы почти не разговаривали, хотя меня то и дело распирало любопытство, я хотела спросить и то и это, но все же старалась молчать. Я знала таких как он, они не привыкли устраивать разговоры по душам, как наверное впрочем и я. Последний поворот и уже можно было разглядеть верхушку многоэтажки в которой я снимала квартиру. Мы припарковались у дома и я попыталась отстегнуть ремень, Тай видимо заметил что выходит это у меня скверно и одним легким движением руки отстегнул его, давая мне возможность выйти на улицу.

Подниматься на седьмом этаж мы решили на лифте, точнее это даже не стоило обсуждать, лестница для нас сейчас была худшим вариантом. Я прислонилась к прохладной стене, окидывая его взглядом, - Ты сам то как? - мое состояние было на моей совести а вот что происходило с ним, он мог сказать лишь сам, тем более что мы уже почти прибыли на нужный этаж. Двери лифта открылись и мы вышли в коридор. В кармане джинс у меня был лишь мобильник и ключи от квартиры, но в нее я попаду чуть позже, пока же я стучала в квартиру напротив, ожидая того что на пороге возникнет Сэм. Это и произошло. Он был явно удивлен тому что увидел, его взгляд метался от меня к Таю пока я наконец не заговорила, - Нужна твоя помощь.

Вопросы из его уст посыпались в ту же секунду, он нас конечно впустил но мне пришло придумывать отговорки, потому что Сэму не обязательно было знать все, что известно нам, - Это Тайлер, мой друг, - в эту секунду я бросила на него взгляд, и быстро продолжила, - Но тебе лучше начать с меня, я не могу остановить кровь, - растерянный взгляд моего соседа выдавал его с потрохами, но ему удалось взять себя в руки, пока я плелась на кухню, не хотелось заляпать кровью обивку его диван в гостиной. Усевшись на стул я постаралась откинуть голову назад как можно удобнее для него, и убрала с шеи уже пропитавшуюся кровью ветровку. Сэм сел на против, и спустя пару мгновений коснулся воротника моей футболки, - Мне нужно… - неуверенно начал он и  я продолжила вместо него, - Делай все что нужно, - ткань футболки тут же была разорвана и он спустил ее чуть ниже, начиная обрабатывать рану которая кажется наконец-то превратила так сильно кровоточить.

+1

10

Дорога для меня всегда была спасением. Я то убегал, то догонял, то торопился и всё это происходило за рулём. Всегда. Если бы у меня была такая возможность, я бы никогда не останавливался и давил педаль газа до тех пор, пока есть силы. Я любил быть в дороге. Это странное и не поддающееся описанию чувство. Особенно ночью, вот как сейчас. Яркие фонари, освещающие пустое шоссе пролетали мимо нас, отбрасывая блики на лобовое стекло и тёмный капот мустанга, разметка мелькала перед глазами и усыпляла, но только не  меня. Я ехал молча, стараясь не выводить Джо на разговоры, следил за дорогой и спокойно постукивал пальцами по баранке руля. В голове прояснилось и, на смену наркотическому и алкогольному опъянению пришло похмелье. Знобило. Мутило и требовало продолжения банкета. Хотелось опрокинуть рюмашку-другую и расслабиться окончательно.

В дороге я снова закурил и молча предложил сигарету Джо. Выбор оставил за ней, положив раскрытую пачку мальборо на торпеду. Рядом устроил зажигалку Зиппо с гравировкой на потёртом стальном боку. Дешевая безделушка за двадцать баксов стоила для меня куда больше прочих богатств. Бесконечная, казалось бы трасса, сменилась простенькой и малозаметной развязкой, на которой Джослин попросила свернуть направо. Я на всякий случай глянул в боковое зеркало и, не обнаружив там ни копов, ни помех, нажал на педаль газа, выкручивая руль резко вправо. Машина ушла в акселерированный поворот, зад мустанга эффектно занесло и мы, нарушив всевозможные правила дорожного движения, пересекли все полосы, уходя на развязку. Я снова краем глаа посмотрел на Джо, замечая, что кровь не останавливается. Недолго думая я добавил газа, выжимая на прямой максимально возможную скорость.
- Почти не считается. - Я наконец попытался отвлечь блондинку от боли и недомогания, открыв рот. Собеседник из меня был хреновый. Я умел только ругаться, клеить девок и...ругаться. Мой словарный запас был, наверное, на уровне шестнадцатилетнего подростка, но меня это совершенно не беспокоило. - Мы уделали троих крепких парней. - Я развёл руками, отпустив руль. Мол, что тут ещё скажешь? И это плохая команда? - Неплохо ты расправилась с тем парнем. Где научилась драться? - Конечно рассмотреть боевые способности Джослин я толком не сумел, но короткую серию из трёх ударов кое как заметил. И эти удары не были похожи на те, которыми как правило обороняется женщина в критической ситуации.

Между тем, впереди показалась многоэтажка, возле которой девушка попросила остановить машину. Я взял резко влево, вытаскивая машину на обочину и резко затормозил. Да, прокатились мы конечно с ветерком, но для раненого пасажира поездка была вряд ли приятной. Мне пришлось самостоятельно отстегнуть Джо от ремня безопасности и даже помочь выбраться из машины, услужливо подставив плечо. Дальнейший путь до нужной квартиры показался бесконечным. Мы с трудом преодолели лестницу до лифта и дождались его с последнего этажа. Дверь в квартиру открыл мужчина. При виде нас, он впал в растерянность и, широко раскрыв глаза за тонкой линзой очков, впустил нас в квартиру. Я, поддерживая Джослин, только сдержано кивнул, решив не протягивать грязную ладонь гостеприимному хозяину дома. Внутри квартирка оказалась скромной, с претензией на холостяцкую. Я не обнаружил даже кошки или собаки. Хотя, вряд ли человек с профессией медик, работающий круглые сутки на благо человечества, сможет уделять достаточно внимания домашнему питомцу. Четвероногое скорее сдохнет, чем дождется домой хозяина.

Мы поспешно ретировались на кухню, где я отпустил блондинку и передал её в надежные руки врача, суетливо раскрывающего набор для «штопки» людей. Сам же я решил без спросу похозяйничать. С собой у меня оказалась бутылка спёртого с полки в магазине, бурбона. На кухне я обнаружил несколько одинаковых стаканов для виски и, откупорив бутылку, разлил содержимое, твердой рукой поставив один из стаканов прямо перед Джо. Сам же я закурил, прежде хмуро спросив разрешения хозяина и присосался к стакану, глотая алкоголь, словно воду, с непривычной для меня лёгкостью. Врачебная экзекуция началась. Я расположился за спиной врача, привалившись задницей к кухонной стойке и, с видом человека совершенно незаинтересованного «мазнул» взглядом по разорванному вырезу футболки. Таков уж я.

+1

11

- В академии. Там укладывать парней на пол было одно удовольствие, - усмехнувшись я бросила взгляд в сторону Тая. Я не упомянула тот факт, что академия была полицейская, но я совсем не привыкла отвечать на подобного рода вопросы. Обычно парни не спрашивали меня, где я так научилась драться, или откуда у меня пушка. Обычно вопросы звучали совершенно иные, и мне было привычнее закатывать глаза и делать вид, что собеседник мне совершенно не интересен. Но сейчас был случай совсем иного рода. И если честно я не знала как себя вести, хотя растерянность была мне совершенно не присуща. Ведь я Джо, уверенная в себе девушка не ищущая подходящие слова когда они, кажется, лежат на поверхности. Но, оказывается, бывает и иначе. Наверное, пора привыкать к тому, что иногда я не такая уж уверенная в себе особа. Потому что если я сижу на пассажирском сидении своего автомобиля истекая кровью, но не трудно догадаться, что сейчас я далеко не крутой коп.

Сейчас я бы не отказалась от сигарет, который Тай положил, чуть ли не у меня перед носом. Но я боялась лишний раз вздохнуть, поэтому проводила их взглядом так и не притронувшись к пачке, но пообещав себе, что сделаю это при первой же возможности чуть позже. В принципе я редко курила, но моменты когда мне этого безумно хотелось, происходили, время от времени.

Я отвлеклась от ненужных мыслей в тот самый момент, когда оказалась на кухне у Сэма. Сейчас мне было не до размышлений, хотя отвлечься от происходящего было хорошей идеей, ведь пока подействует обезболивающее я буду чувствовать, как тонкая игла пронзает мою кожу, а это ощущение не из приятных. Поэтому пока мой чудо доктор обрабатывал мне рану какой-то жидкостью из небольшой бутылочки я не медля схватила стакан с выпивкой что Тай оставил на столе, аккурат рядом со мной. Несколько глотков обожгли мне горло, и я перестала ощущать противное прокалывании в области пореза. Еще глоток и кажется, мне стало еще легче. Моя футболка была благополучно порвана в области шеи, и Сэм излишне аккуратно приспустил её чуть ниже плеч, тем самым открывая куда более удобный вид на мою рану, - Перестала кровоточить. Тебе повезло, что ты приехала так быстро, - я лишь коротко улыбнулась ему в ответ, вновь припадая губами к стакану с выпивкой. Я была не столь болтлива, пока меня пытались зашить, и если честно я бы вообще отключилась на время этих медицинских операций, но это был не вариант, поэтому я просто морщилась, пока он накладывал шов за швом, лишая меня возможности любоваться на шрам который теперь в скором времени просто рассосется.

- Скоро я превращусь в твою вечную должницу, -
прошептала я, когда его ладонь оттянулась назад, и он уже заканчивал штопать мою шею, ища в своей аптечке еще какую-то противную на запах медицинскую гадость. Видимо сегодня, я буду пахнуть как большой тюбик с лекарствами, - Спасибо, - я аккуратно поднялась на ноги ощущая как все в области шеи почти онемело, и уступила место на стуле Тайлеру, который все это время стоял за спиной у Сэма и наблюдал за процессом. Теперь я заняла его место, облокачиваясь о кухонную стойку и поправляя футболку, что сползла слишком низко. Из этого толком ничего не вышло, так как она была порвана, но меня это не особо беспокоило. Стеснительной меня назвать было сложно.

- Так, где вы познакомились? – Сэм умел не только хорошо работать, но и болтать. Наверно поэтому я уже несколько раз отшила его с попыткой пригласить меня на кофе. Все это было в деликатной форме, но намека он так и не понял. К сожалению, - В магазине. Не поделили бутылку бурбона, - улыбнувшись, я взглянула на Тайлера а потом попыталась опустить взгляд на его колено, которое тоже прилично пострадало, что через ткань заметить, конечно же, было сложно, - Пока вы тут веселитесь, я схожу в ванную.

Белоснежная раковина быстро заполнилась водой ярко красного цвета, я взглянула на себя в зеркало обнаружив, что сильно побледнела с того момента как покинула свою квартиру. Я судорожно смывала с себя собственную кровь, добравшись до локтей, а потом без зазрения совести задрала футболку повыше, стирая кровавые разводы с живота. Я потеряла счет времени и сквозь журчание воды умудрилась не услышать чужих шагов. Тай возник сзади совершенно неожиданно, и я на секунду растерялась, пока не пришла в себя и не выключила воду погружая ванную комнату в приятную тишину, - Вы все? – опустив ткань футболки я взяла несколько бумажных полотенец чтобы высушить ладони. Забавное у нас все же вышло знакомство. А учитывая его последствия, из этого выйдет неплохая история, но только для узкого круга знакомых. Очень узкого, - Обычно люди говорят «спасибо что спас мне жизнь», но я скажу…не хочешь выпить? У меня.

+1

12

Высокий болевой порог и выносливость кабана – это лучшее, что подарил мне господь бог, явив меня на этот свет. Я умудрился перенять всё то плохое, что было в моих биологических родителях, но эти два физических качества были для меня на вес золота. Я был зависим от наркотиков, от алкоголя, известен в криминальных кругах, был судим. От матери, той ещё бессовестной шлюхи, достались разве что голубые глаза, а от отца – скверный характер и склонность к скандальной публичности. Даже не знаю от кого мне досталась выносливость, но именно за это я был благодарен. За свою недолгую жизнь я умудрился получить несколько тяжелых ранений. По неосторожности, во время драки, во время боёв в «клетке». Каждый раз я умудрялся переносить все недуги на ногах. С ножевыми ранениями, переломами, ушибами, сотрясениями я преспокойно бодрствовал и лишь тяжёлое похмелье было способно отправить меня в койку.
Про разбитое колено я благополучно забыл, наблюдая за процессом наложения швов, стоя за спиной дока. Раненая конечность пыталась напомнить о себе жаром в области коленной чашечки и активной пульсацией. Попытки были тщетны, я не обращал внимания, только периодически сгибал и разгибал колено, потому что кровяная корка противно стягивала кожу. И не более того. Я стоял позади Сэма, привалившись спиной к кухонной стойке и с интересом наблюдал за тем, как он умело и аккуратно накладывает шов нахлёстом на рану на шее. Кожа там тонкая, эластичная и капризная. Я морщился каждый раз, когда изогнутая игла, напоминающая рыболовный крючок, проникала под кожу и острым концом выходила по ту сторону пореза. Малоприятные ощущения, которые Джо переживала удивительно спокойно. Толи её выручала анестезия, толи бурбон, который я периодически подливал ей в стакан. С какой целью – точно сказать не могу. Может хотел обезболить, а может – споить. Чего только в моей шальной голове не возникает порой? — Да, именно эту бутылку. — Я демонстративно поставил бутылку бурбона на стол и отошёл обратно к стойке. Ноги держали с большим трудом, а наличие свежего алкоголя в крови только усугубляло положение. Сэм рисковал обзавестись незваным гостем, который непременно отключится у него на диване часов эдак на пятнадцать. — Потом к нам присоединились ещё трое претендентов и нам пришлось доказывать права на эту бутылку. — Честно ответил я, слегка интерпретировав события на свой лад.
За мелкими разговорами и созерцанием блондинки в разорванной майке, я и не заметил, как настала моя очередь терпеть процесс наложения швов. С глубоким вдохом и шумным выдохом через плотно стиснутые зубы, я двинулся к высокому табурету, провожая взглядом Джослин, уходящую куда-то во мрак коридора. Разместившись по удобнее я сам надорвал штанину, демонстрируя Сэму волосатую мужскую коленку. Кончились времена любования открытой женской грудью и пришёл я. На реакцию врача я не смотрел. Развёл пальцами края драных джинс, чтобы те не мешали обработке раны и закурил…уже сотую наверное сигарету за все эти бесконечные сутки. Пока работал врач я беспристрастно наблюдал за тем, как он ведёт иглу. Аккуратно, ровно и…кажется он делал это сто тысяч раз. Взгляд Сэма был довольно отстранённым, вести беседы со мной он не намеревался. Я всего лишь ухмыльнулся, расплывшись в довольной улыбке. Кажется местный костоправ неровно дышал к блондинке и был крайне удручен моим здесь присутствием. На бледном лбу пролегла глубокая мимическая морщина, док хмурился и думал о своём. А я, кажется, задремал.
Я пришёл в себя ровно в тот момент, когда док закреплял шов и накладывал на колено липкую повязку, снежно-белого цвета. Сигарета, которую сжимали пальцы, истлела до фильтра, а пепел остывал на краешке стола рядом с моим собственным локтём. Сэм закончил работу и отъехал на стуле в сторону. Я предложил ему выпить – врач отказался. Захватив бутылку и остатки выпивки в стакане я, предоставленный сам себе, пошёл по тёмному коридору. Наткнувшись на полосу мелькающего света, рядом с ванной, я приоткрыл дверь и остановился на пороге, привалившись плечом к дверному косяку. Взгляд остановился на девушке, поспешно смывающей с себя кровь, успевшую засохнуть противной коркой на коже. Я сделал глоток из стакана и на минуту-другую опустил глаза ниже положенного. Ничего с собой я поделать не мог. Алкоголь и обыкновенная привычка в сочетании делали меня совершенно бессовестным и беспардонным. Моё присутствие наконец было замечено. Джо торопливо опустила рваную футболку и обернулась, встретившись с моим уставшим и тяжелым взглядом. — Экзекуция окончена. — Я кивнул в подтверждении своих слов и посмотрел на колено, закрытое плотной липкой повязкой. — Кто ещё кому жизнь спас, тут можно поспорить. — Я хмыкнул, вспоминая случившееся. Что было бы, если бы Джослин не встряла в конфликт? Меня бы, наверное, хорошенько отмудохали прямо в магазине и кинули на бабки и тачку. Что было бы, если бы эти ребята заострили своё внимание на одинокой девушке, решившей прикупить пивка в половине первого ночи, и там не оказалось бы меня? Думаю, разъяснения здесь излишни. — Хочу. — Я приподнял бутылку в руке. Больше половины содержимого означало, что нам ещё пить и пить. Ничего против такого расклада я не имел.

+1

13

Боль перестала быть для меня чем-то сверхъестественным. Я привыкла к тому, что постоянны ушибы и ссадины это часть моей работы. Иногда приходилось терпеть и куда большее, чем простые царапины на теле или синяки, оставляющие не моей коже далеко не привлекательные пятна, которые я прикрывала формой. Иногда были случаи очень похожие на сегодняшний и мне приходилось ходить по лезвию ножа, и никак иначе. Разок я даже успела попрощаться с жизнью, когда меня доставили в госпиталь с пулевым ранением. Ну и лекцию я выслушала на следующий день, когда пришла в себя после операции. Папа устроил мне такой нагоняй, словно я провинилась как пятнадцатилетний подросток сбежавший ночью из дома. Но я его ни в чем не винила, он боялся потерять меня точно так же, как потерял маму. Я единственное, что осталась у него в этой жизни, то же самое я могла сказать и о себе. Наверное, именно поэтому я так утопала в своей работе, чтобы просто не думать об этом. Было проще забивать себе голову новыми преступлениями, планами на очередную смену, мыслями о том, что кофе на центральной улице варят гораздо вкуснее и пончики у Эрла намного лучше, потому что он подает их с сиропом. Так я жила, немного странно и скомкано, но именно так как мне хотелось. Каждый выбирает свой путь, и я сделала свой выбор уже давно. Осталось решить, что я буду делать позже. Маяться всю свою жизнь на работе вполне здорово, но когда-нибудь настанет день, когда мне захочется большего, и не будет ли слишком поздно?

Подумать об этом можно будет на досуге, или чуть позже, но точно не сейчас, когда довольно скверный вечер все еще мог быть спасен за бутылкой отличного бурбона, что Тайлер не выпускал из своих рук даже сейчас. Впрочем, такую выпивку всегда надо держать при себе, пока кто-нибудь не увел её прямо у тебя из под носа, — Кто кому спас жизнь мы обсудим позже, — намеком на продолжение добавила я, делая шаг вперед и останавливаясь аккурат в параллель ему, — Я только попрощаюсь с Сэмом, и мы можем идти, — сам Сэм по видимо и не собирался ожидать своего часа на кухне, потому что, выйдя из ванны, мы обнаружили его в гостиной. Он держал в своей руке кусок ткани, который раньше был моей любимой ветровкой и продолжал сверлить нас взглядом, — Это стоит выбросить? — он поднял руку выше, демонстрируя мне мою вещь, на что я поспешила забрать её из его рук. Свое добро я унесу с собой, даже если ему место в мусорном контейнере, — Я сама, не заморачивайся, ты и так слишком много сделал, — руки вновь стали липкими от крови, поэтому пора было прощаться. Привычный ритуал для таких случаев. Я чмокнула Сэма в щеку, одарив его благодарной улыбкой, — Я позвоню, — я уже давно не говорила ему «спасибо, ты спас мне жизнь», я поняла, что в этом нет никакого смысла после третьего или четвертого прихода. Это стало слишком частым явлением, чтобы я повторяла одно и тоже вновь и вновь.

Мы вышли из квартиры и я тут же стала рыскать по карманам в поисках своих ключей. Моя дверь находилась прямо на против, поэтому пришлось сделать лишь пару шагов прежде чем я вставила ключ в замочную скважину и не вошла в коридор, бросая связку на тумбочку, — Чувствуй себя как дома. Гостиная там, — я указала вправо, после чего сбросила с ног обувь, устало, плетясь в сторону кухни. Там моя ветровка и была брошена в урну, а я схватила с полки пару стаканов для выпивки, возвращаясь к своему гостю. Он уже осматривал мои хоромы, которые были вполне скромные. Жила я одна, и квартиру обставила в своем вкусе. У меня было довольно уютно, по крайней мере, мне нравилось. Стаканы приземлились на журнальный столик, а я поспешила вновь убежать от Тая, — Не против, если я пока оставлю тебя и приму душ? Хочу смыть с себя все это, — я буквально вздрогнула, от одной только мысли что я почти вся в крови, — Я не долго, если есть желание можешь занять ванную после меня. Чистую одежду я тебе достать смогу, — заставлять я его не собиралась, а вот не предложить что-то подобное просто не могла. Теплый душ сейчас был самым лучшим решением всех бед, а после него хорошая выпивка расслабила бы нас окончательно. И тогда можно будет забыть, что около часа назад нас чуть не прирезали. Хотя об этом определенно лучше не вспоминать и не портит себе вечер воспоминаниями, которые этого даже не стоят.

+1

14

Какой-то безумный, сумасшедший день, который начался с пьянки и ею же планировал закончиться. Сутки, а точнее почти двое суток, с тех пор как я на ногах, смешались в одну желеобразную массу, отдающую колокольным звоном в голове. Я потерял счёт времени и запутался в часах и минутах окончательно. Толи мне показалось, толи действительно, небо за окном начинало подозрительно быстро синеть, намекая на скорый рассвет, когда я, припадая на правую ногу, покидал скромных размеров кухонку, в которой трудился Сэм на благо нашего существования. Моя благодарность в честь аккуратных швов и такой же ладной перевязки, заключалась в крепком рукопожатии, которое я осуществил как только мужчина в очках снял латексные перчатки. Спасибкать налево направо я не любил. Я вообще не любил много говорить, поэтому обошёлся благодарным кивком и рукопожатием, в ответ выслушивая ценные указания в свой адрес. Ногу не беспокоить, колено сгибать по минимуму, практиковать умеренно холодные компрессы и способствовать спокойному заживлению. Пациентом я был…херовым, поэтому первым делом разработал план тренировки в ближайшую пятницу.
От дела мы отвлеклись. Я молча столкнулся с Джо в проходе ванной и отступил в сторону, разрешая ей покинуть четыре небольших стены, покрытых плиткой цвета морской волны. Зашёл в ванную следом за ней, умылся, смочив волосы, вставшие дыбом от геля, нанесённого ещё сутки назад и посмотрел на себя в зеркало. Действие крэка ушло, оставив после себя неестественный, серовато-зеленый цвет кожи и расширенный зрачок. Зрелище то ещё.  Я был просто зеленым маячком для любого патрульного полицейского. Странно, что этого во мне не распознала Джослин, об образе жизни которой я уже успел догадаться. Коп. Я покинул ванную следом за блондинкой, выходя в гостиную в позе «Ну…я пошёл». От внимательного и протрезвевшего взгляда не ускользнуло поведение Сэма, заставившее меня расплыться в улыбке. Какими же скромными бывают мужики, даже не верится.

Мы покинули квартиру на положительной ноте, я ещё раз пожал руку врачу и вышел первым, оставив Джо наедине со своим спасителем. Позже, когда блондинка ковырялась ключом в дверном замке собственной двери, я лукаво ухмылялся. — Этот доктор-врач втрескался в тебя по самые помидоры. — Говорил я с издёвкой, но злости не испытывал. Беззлобный, шутливый тон, которым вряд ли можно обидеть. Разве что заставить разулыбаться. — Ты бы видела, как тряслись его руки, когда он рвал на тебе футболку. — Я вытянул кисти вперёд, зажав подмышкой початую бутылку бурбона и изобразил тремор, естественно утрируя реальное положение вещей. — Удивительно, как он попал нитью в ушко иглы? — Риторический вопрос. Джо открыла дверь, пропуская меня внутрь своей квартиры. Я шагнул через порог и вжал голову в плечи. Тепло, присущее уютной, небольшой квартирке, тот час окутало меня со всех сторон, принося с собой какое-то приятное расслабление. Я стащил с себя кроссовки, поблагодарил судьбу за то, что надел сегодня чистые носки и босиком прошёл в гостиную, выставляя на столик бутылку недопитого бурбона. — Мило у тебя. — Гаркнул я из комнаты, прилипая взглядом к какой-то фотографии, где Джо была в форме. Я подошёл ближе, снял фото с полки и рассмотрел по ближе. Да, ещё раз убеждаюсь, что девушки в форме вынуждают шкалу сексуальности застревать где-то под потолком. Я отвлёкся от изучения фото не сразу. — А? — Фото бережно было выставлено обратно на полку, я отчалил в сторону ванной, куда Джо собиралась скрыться от нашей совместной попойки. — Можешь взять меня с собой. Мы отлично сэкономим время и повеселимся. — Я привалился плечом к косяку и расплылся в улыбке. Интересно, откуда у этой девушки в квартире мужская одежда? Её гнёздышко не походило на то, которое каждый вечер встречало бы домой мужика. — У тебя можно курить? — Чуть тише спросил я, чтобы не перебить суть основного вопроса. Впрочем, на положительный ответ можно было не рассчитывать. Мои пьяные мозги мягко намекнули мне на это и я вынужден был развернуться на пятках и вернуться в гостиную. Мягкий, гостеприимный диван принял меня с распростёртыми объятиями. Я стащил через голову толстовку, бахнулся на диван, свесив ноги на пол и закурил, таращась в потолок без смысла и повода. На потолке не было ничего, что могло бы меня заинтересовать больше, чем шум воды в ванной и мрак комнаты, в которой я лежал кверху ногами.

+1

15

Прозвучит странно, но мне начинало нравиться происходящее. Давно я не чувствовала себя так легко. Словно меня никто не оценивал. Обычно мужская компания в моем случае задавала слишком много вопросов и делала выводы которые на деле не имели под собой никакой почвы, а с Таем я общалась совершенно спокойно не заморачиваясь о том, что он обо мне подумает. К большему сожалению таких людей вокруг было очень мало. Все так и норовили что-то мне посоветовать по поводу моей работы, личной жизни или стиля одежды. А это меня жутко бесило, и я как обычно старалась этого не скрывать. Я прямолинейная и честная. Порой безумно честная, до скрежета зубов. И как после этого я могла иметь хороших подруг? Девушки ведь не терпели критики, им нравилось когда их нахваливают и засыпают комплиментами, а я как обычно рубила правду матку. Парни в таких случаях просто убегали. Девушка, которая сильнее их заставляла их чувствовать себя слабаками. Нет, их то я понимала, только мне от этого веселее не становилось. Такое чувство что люди вокруг меня мне совершенно не подходили. Взять хотя бы Сэма, которого Тай упомянул сразу же, как мы покинули его квартиру. Он был хорошим парнем, имел приличную и оплачиваемую работу. Был готов позвать меня на свидание еще с десяток раз, но я знала, что в определенный момент мне станет с ним скучно. Поэтому я как могла, делал вид, что меня интересует лишь дружба без каких либо намеков на что-то большее. Мне не хотелось потерять в его лице верного друга, которых у меня и без того было в дефиците. А уж какого-нибудь парня, с которым я расстанусь через неделю я найду без каких либо проблем.
―  Это была любовь с первого взгляда, ― так же шутливо ответила я вспоминая тот день когда переехала  в эту квартиру. Он был первым кого я увидела и естественно, Сэм как настоящий джентльмен предложил мне помочь. Потом начались частые утренние визиты, и попытки напросится в гости, и тому подобные уловки на которые я так и не купилась, ― Наверное, он представлял, что это будет происходить при других обстоятельствах, вот и перенервничал, ― честно говоря я даже не думала, что скажу это, но будем честны, так оно и было. И то что я пришла с Таем его явно не обрадовало, хорошо хоть он из ревности не стал калечить моего новоиспеченного приятеля еще сильнее. Хотя на Сэма это было бы не похоже, ― Как он мог ударить в грязь лицом когда там был ты, ―  я уже представляла как около десяти утра в моей квартире раздастся звонок а на пороге будет стоять он. С очередной порцией свежих булочек и немым вопросом «ну как ты». Так было всегда и вряд ли этот случай станет исключением. К сожалении Сэм был как открытая книга и читать её можно было сутки напролет.

― Спасибо. Здесь не кому разбрасывать вещи, так что вполне обычная уютная квартирка, ― я уже стягивала ремень с джинс, когда заметила сколько время. Время давно перевалило за полночь, а я даже не заметила этого, пока пыталась, не вырубится в дороге. Что же ночка была поистине веселой, оставалось надеяться, что и утро не подкачает, ―Веселье от нас никуда не денется, а я еще увернусь, ― дав довольно неоднозначный ответ на его вопрос, я двинула в сторону ванной, сбрасывая с себя кусок футболки и джинсы. За ними последовало и нижнее белье, и я наконец-то встала под теплые струи воды, распуская волосы и прикрывая глаза от удовольствия. Это было поистине волшебно. Под ногами вода была по-прежнему бледно алой, но вскоре последние остатки этого происшествия были смыты, и я совершенно расслабленная и довольная вышла из кабинки, обматываясь полотенцем и покидая комнату. Гостиная встретила меня прохладным воздухом, по крайней мере, таким он мне показался после душа. Влажные волосы были убраны на правую сторону, а я сбросила Тайлеру чистой полотенце, тут же поправляя свое, ― Твоя очередь веселится, ― я плюхнулась на место рядом с ним и откинув голову на спинку дивана прикрыла глаза. Уже давно я не чувствовала себя так хорошо. Кажется, что все напряжение спало, и я была готова растворится на мягкой обивке своего любимого диванчика, под бутылочку хорошего бурбона.

+1

16

Меня никогда не мучила стеснительность. Поэтому я искренне сочувствовал таким людям, как Сэм. Самоотверженные, готовые прийти на встречу в любой момент, смелые и в то же время до безобразия вежливые и скромные. Таким мужикам надо было рождаться в веке эдак семнадцатом-восемнадцатом, не позже. Сейчас это качество хорошо исключительно для дружеских отношений. Странно, но такие люди, как правило остаются одни. А у женщин совсем другие интересы, им подавай взбалмошных, безумных, плохих парней, которым не то что наплевать на окружающий мир, им на себя наплевать. Таким представителем был я. Уродцем, каких свет ещё поищет, аморальным, безответственным и злым козлом. Признаюсь, частенько я бил таких, как Сэм, да и вообще, относился к положительным остаткам общества крайне жестоко. Но вместе с тем, почему-то, пользовался куда большей популярностью. И имел эту популярность, как хотел. Так что сейчас, когда мы покинули холостяцкое гнёздышко врача и погрузились в тишину такого же холостяцкого гнёздышка полицейского, я испустил насмешливый звук, стоило мне только услышать душещипательную историю о несчастной и безответной любви. И это при том, что я только что воспользовался помощью предмета моей же насмешки.

О своём поведении я не жалел, я за ним даже не следил. Всё самое дерьмовое, что случилось со мной за последние сутки осталось позади и теперь мне было решительно наплевать на всё. Эгоизм плескался во мне, как спелая вишня в вине и меня совершенно это не волновало. - Если бы он ударил в грязь лицом, я бы этим же лицом его в грязь ещё разок обмакнул. - На всякий случай предупредил я, на случай, если бы у врача дрогнула рука при наложении швов на шее. Оплошность, мягко говоря, неприятная. Да и вряд ли хорошенькой девушке захотелось бы заиметь в своём арсенале производственных травм ещё одну, которая непременно будет напоминать о себе грубым рубцом на самом видном месте. В подтверждение своих слов, я громко хрустнул занемевшей шеей и повалился на диван, как было сказано ранее. - Я тебе в этом помогу. - Насчёт разбрасывания вещей, меня даже не надо было просить. Квартира моя чаще напоминала руины после удара метеорита. А всё потому, что в моих хоромах частенько гремели вечеринки, после которых найти что-то живое не представлялось возможности. Я демонстративно вытянул из-за дивана в сторону руку, сжимающую толстовку и разжал пальцы. Байковая кофта с принтом бойцовской ассоциации MMO с глухим шлепком плюхнулась на пол. Там и осталась. Правда спустя пару минут, когда Джо исчезла в ванной, я всё-таки шмотку подобрал....и небрежно кинул её на спинку дивана висеть до лучших времён. В ванной зашумела вода, дав мне зелёный свет к собственному уединению. Я полежал, глядя в потолок минут пять и понял, что отключаюсь. Такую роскошь я просто не мог себе позволить. Во-первых перед глазами всё крутилось так, словно меня запихнули в центрифугу, ну а, во-вторых,, может себе позволить пьяненький мужик в самом расцвете сил уснуть, когда за стенкой, под тёплыми струями душа, нежится привлекательная блондинка? Да простит меня Санчез, я всегда был кобелём, особенно в период наших расставаний и неопределённостей. Она поймёт. Врежет по яйцам, если узнает, и поймёт. Точно вам говорю.

Я поднялся с дивана и пошёл на кухню в поисках стеклянных сосудов для выпивки. Мимо взгляда прошмыгнула приоткрытая в ванную дверь и бледный свет светильников, встроенных над раковиной. Рассмотреть я ничего не успел, и, в общем-то, даже не пытался. Зато вот на кухне нашлось два стакана и лёд из холодильника. Всё это добро я торжественно переместил в гостиную и снова вернулся к успевшему полюбиться, дивану. Наш совместный трофей в виде украденной из магазина, бутылки бурбона, был выставлен на стол, а позже, разлит по стаканам. В одиночестве, прислушиваясь к журчанию воды в ванной, я просидел не долго. Застопорив взгляд на этикетке бутылки, я задумчиво покусывал нижнюю губу, колючую от щетины, которую я так и не сбрил сегодня утром. В действительности в голове не было ни единой мысли, которая могла бы быть воплощена в реальность. Я, скорее, пытался привести мозги в порядок и начать хотя бы...думать. На глаза снова попалась фотография Джослин в полицейской форме. Я сгрёб её с полки и снова примостил зад на диване, рассматривая светловолосую девушку на фото. Довольная, в новенькой форме, в фуражке с кокардой, в белых перчатках. Выпускница что ли?

Вода в ванной стихла, заставив меня обернуться на выплывающую из дверей, разомлевшую Джослин. Фото осталось стоять на столе, напротив стакана с выпивкой. Не слишком хорошая примета, но на неё сейчас я не обратил внимание. На одной площади со мной, в тридцати квадратах в общей сложности, находилась женщина, в полотенце, а я был нетрезв. - С лёгким паром. - Я натянул на морду довольную ухмылку, скрещивая на груди руки и дёргая пяткой под столом. Вместо «Спасибо» в меня полетело чистое махровое полотенце. По скольку с реакцией у меня было туго, полотенце пришлось прямиком в морду лица не вызвав при этом никаких действий с моей стороны. Перебросил его на плечо, что-то проворчал под нос и с трудом поднялся с дивана, решив, что за эти недолгие минут двадцать я просто врос в него, не иначе. - Твоя очередь веселиться... - С мрачной мордой передразнив блондинку, хромая на правую ногу я отправился в ванную, шлёпая босиком по холодному полу. У двери задержался, обернулся и пошёл дальше.

Идея с душем, как оказалось, была прекрасной. В ванной я стащил с себя джинсы, показавшиеся мне настолько тяжёлыми, что их невозможно было носить, майку, пропахшую табаком, одеколоном, потом и даже женскими духами и всё остальное, залез в душ, дважды подскользнувшись на пене от предыдущих банных процедур Джослин и встал под горячий душ, уперев руки в скользкую кафельную стенку напротив. Клянусь, я был готов простоять так часов десять. Горячая вода расслабляла и как-то возвращала мозгам трезвость, которую я планировал окончательно загубить минут через пятнадцать двадцать. Но хорошего понемножку. Теперь я пах каким-то грёбанным персиком с мускатным орехом и маслом жожоба. С трудом прочитал надпись на этикетке геля, врубился, что он женский, но намылился, хмуря брови от через чур едкого запаха всяких бабских косметических прелестей. Но всё же лучше, чем вонять табаком и потом, согласитесь...

Через пять минут беспорядочной возни в ванной, я вывалился наружу, сопровождаемый клубами концентрированного пара из дверей ванной. Ну прямо-таки Аполлон, япона мать. Завернул на поясе полотенце по-крепче, заткнул узел и, шлёпая босыми распаренными пятками, двинул в гостиную, где застал Джослин в прежнем положении. Как я её, чёрт возьми, понимаю.

+1

17

Мне надо было встать, и пойти переодеться, но, черт возьми, я так расслабилась, что не хотела разрушать эту идиллию хотя бы одним лишним движением. Вечер был не из легких, и я заслужила немного отдыха, пусть я и сидела в одном лишь полотенце, перед парнем которого пару часов назад я даже знать не знала. Но да простят, меня те, кто посчитает мое поведение постыдным, мне было наплевать. Я просто прикрыла глаза и наслаждалась тем, что к моему горлу не приставлен нож, а в затылок мне не дышит какой-нибудь амбал. Уже неплохой повод чувствовать себя прекрасно, не так ли? Но я все же открыла глаза, провожая взглядом, Тая который уже шел в сторону ванной комнаты, куда я сама его собственно и послала. Не знаю, чем я думала, приглашая в свою квартиру малознакомого мужчину, но если на чистоту, я просто ни о чем не думала. Не смотря на то, какой осторожной я иногда была, порой мне хотелось вести себя так, как я не повела бы себя лет эдак пять назад. Быть другой Джо, расслабленно, совсем не напряженной, желающей получать от жизни то, что ей причитается, а не загибаться на работе и просыпаться под противный звон будильника, понимая, что твоя постель с противоположной стороны совсем холодная. Поэтому не важно, что произойдет потом, я об этом точно жалеть не буду.

Мой взгляд, плавно ускользающий от его силуэта упал на фото, стоящее на столе. Странно, кажется, оно было на полке, хотя учитывая, что в моей квартире был гость, неудивительно, что оно оказалось тут. Этот снимок выделялся из общего фона, потому что здесь я была в форме. В этот день я выпускалась из академии, счастливая и полна больших надежд. Иногда я любила смотреть на эту фотографию, она придавала мне сил. Там я была очень воодушевленной, словно с этой формой мне дали что-то еще. Путевку в будущее скажут многие, а отвечу, нет. Здесь было нечто другое. Понятное, наверное, только мне.

Я отвлеклась от собственных мыслей, когда Тайлер вернулся в гостиную. Эффектное было появление, учитывая, что из-за его спины были видны клубки пара, проникнувшего в коридор сразу вслед за ним. Полотенце, завязанное где-то в области талии, и я не удержалась, чтобы не ляпнуть, ― Ничего, если я скажу «ого»? ― я рассмеялась и потянулась к бутылке разливая нам по стаканам еще одну порцию бурбона. В таком состоянии этот напиток будет куда более действенным, и хотя мой разум и без того был уже слишком затуманен, терять мне было нечего, ― Изучал мое фото? ― я бросила взгляд на рамку с фотографией а потом взяв оба бокала в руки все же оторвала свой зад от дивана и поднялась на ноги, подходя ближе и протягивая одну из порций бурбона ему, ― Ему чуть больше полугода. Мой выпуск, ― и хотя я не привыкла рассказывать такие вещи людям, которых почти не знаю, сейчас мне это показалось уместным. Я же не выдавала каких-то тайн и уж тем более никогда не скрывала от людей то, кем я являюсь. Поэтому я просто подняла бокал, тихо произнося, ― За знакомство.

У меня вылетело из головы, то, что я предложила Таю чистую одежду. Пока я сказала это лишь на словах, потому что мой мини отдых на диване вытряс из моей головы все более и менее трезвые мысли. Эту одежду еще нужно было найти. Я бог весть, куда запихнула тот пакт с одеждой моего бывшего, которую он так и не забрал, а я так и не успела выкинуть, и сейчас было бы неплохо вспомнить куда меня угораздило её брать, или Тайлеру придется щеголять в полотенце. Если вообще придется. То, что у меня есть мужская одежда уже и без того прозвучало немного странно, а особенно странно это будет выглядеть когда я её найду. Она была не таких больших размеров, чтобы её можно было принять за одежду моего отца или какого-нибудь дяди. Просто я не хотела отвечать на вопросы, на которые я отвечать никогда не любила. Те отношения не оставили после себя ничего хорошего. Так что я постараюсь обойти это стороной, если у меня что-нибудь получится.

― Я совсем забыла об одежде, ― слушаю себя со стороны и усмехаюсь, ― Твоей одежде…я обещала тебе что-нибудь найти, ―ловлю его взгляд и на какое-то время просто замолкаю, обдумывая следующую фразу. Не привыкла действительно думать о таки вещах, но сейчас со мной творилось черт знает, что поэтому я просто вздохнула, не отрывая от него взгляда, и пожав плечами, едва улыбнулась, ― Или она тебе пока не пригодится? ― молча делаю глоток бурбона и ставлю стакан обратно на стол, стараясь при этом даже не отворачиваться дабы не упустить ни единого мгновения. Просто подхожу еще ближе, улавливая аромат моего геля для душа. На лице невольно возникает улыбка которую я пытаюсь скрыть, но видимо из этого ничего не выходит, да и какая впрочем разница. Это не то, о чем я сейчас должна думать и тем более не то, что меня должно беспокоить. Теперь то я знаю чего хочу.

+1

18

Я всегда тайком завидовал людям, у которых есть цель. Наверное потому сейчас фотоснимок так привлёк моё внимание. Когда-то у меня тоже была цель, а в моей нынешней квартире, в картонной коробке валяется десяток таких снимков. С соревнований, где я «надкусываю» золотую медаль, с выпускных, где в воздух летят шапки, опять же, всё с тех же соревнований, где я крепко пожимаю руки мировым чемпионам по смешанным единоборствам. Всё это у меня было. Говорю в прошедшем времени только потому, что всего этого уже нет и не будет. Вернуть прежний азарт невозможно. Возможность вернуть прошлое в одночасье разбила пуля чужого пистолета, а желание — всё остальное. Всё, что последовало за старой травмой, она то и стёрла все мои планы на будущее  с лица земли. Поэтому на такие фотографии я смотрел с какой-то щемящей тоской, но в тоже время, в моей жалкой, скудной душонке ещё теплились остатки восхищения теми, кто ставит перед собой цель и добивается её. Да и, что скрывать, приятно смотреть на выражение лица человека, достигшего успеха в жизни. Здоровый блеск в глазах, вперемешку с простым человеческим счастьем. Такие фотоснимки на мгновение заставляли ледяную корку внутри меня, таять.

Переминаясь босыми ногами по холодному полу я нарисовался в гостиной, упирая руки в бока. Всем своим видом заявляя, что я помылся и стал краше, чем прежде. По крайней мере перестал источать аромат сложного дня, промелькнувшего перед глазами, как пять минут. - Ничего. - Я кивнул, изобразил лёгкую скромность, которой во мне и не пахло даже. Получилось фальшиво. В чём, собственно, я и не сомневался. На вопрос о фотографии я сдержано кивнул и всё ж таки не удержался, чтобы открыть рот. - Я было думал...ты пожарную академию окончила... - я расплылся в беззлобной ухмылке, больше напоминающей мне самому оскал, - уж больно резво ты потушила нигера в супермаркете. - За этой фразой последовал чистый и откровенный смех. Джослин и впрямь умудрилась ухандокать крепкого парнишку со стволом в руке, ровно за три удара. Ей смело можно идти в «угадай мелодию». Я разгадаю этого нигера с трёх ударов!
- Так значит полиция... - Принимая из рук блондинки стакан с крепким алкоголем промурлыкал я, постреливая глазами то на фотографию, то на линию голого плеча Джослин. - Не успела выпуститься — уже в бой? Хочешь прославиться на все полицейские участки, как минимум в пяти-семи штатах? - Я поболтал алкоголь в стакане и вопросительно уставился на блондинку. - Если сдашь меня в отделение, получишь, как минимум награду на региональном уровне. Угон, ущерб в крупных размерах, нанесение тяжких телесных, ранее судим по статье нанесение вреда здоровью с последующим летальным исходом...- Я сделал паузу, нахмурившись, словно что-то еще вспоминал, - ...по неосторожности. И за это я уже отсидел.


Я понятия не имею, зачем вдруг из меня попёрла эта откровенность, но у Джо действительно была отличная возможность вырваться вперёд прямо на старте. А я, уже и без того прилично опустошенный, лишившийся практически всего, что когда-то имело для меня смысл...я уже ничего не терял. - Наручники есть у тебя? Рад познакомиться. - Подтверждая тост своим бокалом, я щедро опрокинул в себя практически всё его содержимое. Сейчас был не тот случай и не тот повод, чтобы смаковать напиток. Во-первых, не было камина, во-вторых, смаковать надо было совсем не бухло в бутылке, а что-то, явно по-существеннее. Точнее...кого-то. Шаг Джослин мне на встречу не заставил меня отступить назад. Возможно, потом я пожалею об этом и потеряю окончательные остатки человечности во мне, но сейчас я понял одну простую истину — завтра может не быть ровным счетом ничего того, что есть сегодня. Значит шанс упустить нельзя.

Наш диалог начинал напоминать игру в пинг-понг. Мы, то и дело, обменивались многозначительными и недвусмысленными взглядами, намекали друг другу тонкими фразами и жестами. Если честно, я не привык жевать резину и до сих пор не могу понять, от чего так медлю. Провести ночь с красивой молодой девушкой, разве это не прекрасно? Пускай знакомство у нас получилось достаточно экстремальным, его продолжение было в самый раз. Только идиот, стоя в одном полотенце напротив девушки, которая тоже не может похвастаться количеством одежды на себе, спасует. Пасовать я не привык. И не хотел. Я уже месяц был совершенно один и, в конце концов, хотел женщину больше, чем стаканчик мороженного на третьей Авеню в Баскин Робинс. Да и Джо не выглядела так, будто скрывала за своей спиной какие-либо отношения и обязательства. Похоже, что она предпочитала, так же, как и я, жить одним днём. И рисковать. Так почему бы сегодня не сделать исключение для всего белого света и рискнуть совместно. Я допил остатки бурбона и поставил стакан на журнальный столик из стекла.

Стоило только Джо заговорить об одежде, как я пошёл от противного. Смакуя остатки крепкого алкоголя во рту, провёл кончиками пальцев по махровому полотенцу, скрывающему обнажённую фигуру. Её, к слову, я уже успел нарисовать «в уме». Пальцы нарисовали на крупном мягком ворсе бедро, следом изгиб талии, спину и задержались на широком узле, который держал всю эту конструкцию. Держал очень не прочно. Стоило подцепить кончик и полотенце белоснежной струёй сползло к ногам на пол, там и оставшись. - Думаю, одежда мне пока не понадобится. Повременим с этим, окей? - Глаза, которые я только что умудрялся держать на уровне глаз Джо моргнули и медленно опустились вниз. Сначала на шею, где краснел свежий шрам от сегодняшнего приключения, дальше, на тонкую ключицу, плечо...Я оставлял себе на десерт самое вкусное, ощущая, как потихоньку завожусь. Спасибо бурбону, трём нигерам, супермаркету, крэку, обстоятельствам — спасибо. Руки, опущенные вдоль тела, наливались свинцом, а на кончиках пальцев я ощутил покалывание. Всё моё тело призывало мой собственный мозг сработать навстречу. Не сопротивлялся, но и не торопился, наслаждаясь открывшейся передо мной картиной, как всё тем же дорогим и сладковатым напитком. Медленно. Дотронулся кончиками пальцев до пупка, жадно облизнул губы и повёл пальцы по коже вверх. Прости, так уж...само собой получилось.

Отредактировано Tyler Cutcher (2013-10-15 15:12:13)

+1

19

Любую жизненную цель ты ставишь во главе всего лишь до поры до времени. В конечном итоге твой план выполнен, желаемое достигнуто и нужно думать о чем-то большем, о том, о чем раньше тебе не позволяли задумываться обстоятельства. Так было и со мной. Я мечтала работать в полиции, грезила об этом все годы проведенные в университете, и сейчас то чего я так страстно желала было частью моей жизни, а я даже не знала что дальше. Работа. Снова работа и в конечном итоге опять работа? Даже её нужно было чем-то разбавлять. Поездками за город, путешествиями в другие страны. Развлечениями на одну ночь, от которых остается приятное послевкусие и новыми мечтами. Только их у меня пока не было. Наверное, я просто не решила о чем буду грезить в будущем. Мне нравилось происходящее, я гораздо меньше думала о прошлом и получала удовольствие от того, что моя жизнь именно такая, какая она есть. Мне для счастья не нужно было слишком много. Мне хватало и мелочей. Как и сегодня. Просто хорошая компания, крепкие напитки, неоднозначные фразы брошенные вполне осознанно, и чувство, что все это происходит сейчас и стоит этим воспользоваться.

― Я еще и не такое умею. Но на меня не так часто бросаются в магазинах, так что приходится держать свои умения при себе, ― я разочаровано пожимаю плечами, будто действительно  расстроена тем фактом, что мне дают спокойно покупать пиво в магазинах, хотя на деле я просто иронизировала. Показать чего я стою я всегда могла на работе. Не было и дня без того чтобы мне не приходилось скручивать кому-нибудь руки. В этом городе никогда не бывает спокойно. Здесь постоянно что-то происходит не давая, таким как я скучать на работе, ― А как ты хотел? Мне надоело упражняться на собственных коллегах, пока мы сдавали нормативы. Это скучно, ― легкий смех после очередного откровения и я сделала еще глоток, даже не подозревая, что услышу следом. Ладно, когда мы говорили о моих откровения, но когда Тай вдруг решил совершенно спокойно признаться в том, чем собственно может похвастаться он, я удивленно улыбнулась, на время отставляя в сторону стакан. Тут дело было куда интереснее простого бурбона. Я ни в коем случае не испугалась, скорее заинтересовалась. Естественно я сразу поняла, что он не из тех законопослушных граждан, которые платят налоги, ходят на выборы и вообще все такие правильные и хорошие. Одна его улыбка выдавала его с потрохами и честно сказать, мне даже стало по спокойнее когда он все это выпалил, причем так обыденно, ― Да, скажу что поймала тебя у себя в гостиной, в одном полотенце, ― отшутившись добавила я, на деле даже не рассматривая вариант при котором я сейчас потащу его в участок и сдам в полицию. Это немного не то, чего я хотела.

― Наручники? Лежат прямо в тумбочке у кровати, ― в данной ситуации эта фраза прозвучала более чем к месту. Теперь нам не нужны были ни стаканы, ни те куски ткани, которые еще прикрывали наши тела. Мы ведь не собирались говорить о том, что случится. К чему обсуждать вещи которые и без того кажутся вполне банальными. Я была не прочь получить удовольствие и не думать о каких-либо обязательствах. Может быть, потом я сочту свое решение неправильным и принятым лишь из-за большого выброса адреналина и большой порции выпитого бурбона. Но это будет потом, а терять мне нечего. Нет ни серьезных отношений, ни намекая на оные. Нет ничего, чтобы меня сейчас останавливало, поэтому я поддалась своим желания, желая получить то, что сейчас шло мне прямо на встречу.

― Как пожелаешь, ― в пол голоса прошептала я, когда его пальцы едва задели узел на моем полотенце и то не рухнуло прямо мне под ноги, оставляя меня совершенно обнаженной. Его взгляд уже метнулся куда-то вниз, а мои проворные пальцы зацепились за его полотенце, развязывая его узел и бросая то куда в сторону. Пальцы медленно скользнули вверх к его торсу, ощущая подушечками пальцев, как мелкие электрические заряды буквально проникают мне под кожу. Я подалась вперед, потянувшись к его уху и прошептала, ― Упс, ― коснулась влажными губами его шеи, оставляя там дорожку из поцелуев и слегка отпрянув, остановилась в миллиметрах от его губ. Я тянула, как могла, когда на деле мои желания уже брали верх над разумом, затуманивая не только мой разум, но и картинку перед моими глазами. Мои ладони легки ему на плечи, ощущая под пальцами жар его тела. Я знала, что он чувствует, потому что я чувствовала нечто подобное.
― Почаще бы так знакомиться, ― прошептала ему прямо в губы, чувствуя его горячее дыхание на своей коже. Я облизнула свои губы расползаясь в пошлой улыбке и притянула его к себе. К черту. Будь, что будет.

+1

20

Моя откровенность была прямой, как железнодорожная шпала...или рельса...я всегда путаю эти понятия. Не важно. Смысл один — лукавить я не умел. Бросался из крайности в крайность. Либо я настойчиво и умело вру, либо говорю только правду и не могу себя остановить. Причём ни в том, ни в другом случае. От своей собственной прямоты я страдал редко, но метко. Действовать предпочитал так же, либо делать всё возможное, либо не делать ничего. Не будь во мне такого порыва несколько лет назад, не убил бы я того парня прямо на полу закусочной, разбивая его лицо в кровавую кашу, не сидел бы я потом в одиночной камере долгих четыре с копейками, года. И вообще, действуй я иначе, принимай я более обдуманные решения, моя судьба сложилась бы иначе. Сейчас я был бы увлечён спортом и только им, добивался бы успехов, делал бы карьеру, зарабатывал миллионы, золотые медали, титулы, моя рожа мелькала бы на обложках спортивных журналов. Но если бы, да ко бы...
Моя жизнь была ровно такой, какой я сделал её сам, какой сделал её мой характер. Я потерял все чемпионские титулы, лишился всех привилегий, поставил крест на своей карьере. Мой заработок был хоть и не мал, но нелегален. Я дрался в подпольных боях, именуемых «Клеткой», угонял тачки и получал за это не меньший гонорар. Спортивным назвать меня было сложно. Несмотря на то, что я держал форму, как мог, тренировался еженедельно, я курил, как паровоз, а совсем недавно наседал на наркотики до зелёных единорогов в глазах, я выпивал, практиковал беспорядочные половые связи и...в общем, делал всё то, что делало бы меня не спортивным в полной мере.

Но это была моя жизнь. Мне было чем гордиться даже в ней. Кое-что я не успел растерять за тридцать лет своей жизни. Понимание надёжной дружбы, женской красоты и человеческой жестокости сохранилось во мне очень четко. Я знал, кому пожимать руку, кого избивать до полусмерти, кому доверять, кого защищать, кого иметь... И всё это было для меня главным порядком, который я старался соблюдать. Заповедями, иными словами. Здесь и сейчас вступило в действие очередное правило — ни о чём не жалеть. И я не жалел. Я прекрасно знал, что за плечами осталась девушка, боевая подруга, надёжный товарищ и компаньон, не просто объект для симпатии. И, возможно, потом, я её потеряю и буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь, но преданностью я никогда не славился и вряд ли когда-нибудь смогу. Такая уж у меня натура, наверняка доставшаяся мне от родителей, которых и родителями то назвать сложно.

Если отбросить все мысли, которые успели пролететь у меня в голове за последние пять минут, то всё было чудесно. Даже больше, чем чудесно. О чём только можно жалеть тут? Сейчас, когда напротив тебя стоит красивая, стройная девушка, при этом ещё и полицейская? Ох не отказался бы я посмотреть на неё в форме, сейчас. Но и без неё было на что полюбоваться, чем я и занимался, особо не торопя события. - Можно и так объяснить мой арест. Объяснишь им, что я пытался украсть твой гель для душа.....с экстрактом масла жожоба. - С трудом выговорил я страшное косметическое название, вызывающее мурашки у совершенно неискушенного в этом деле человека. Фраза о наручниках заткнула меня разом. Все попытки неудачно пошутить куда-то улетучились и я поставил перед собой цель добраться до этих наручников.
По правде говоря, Джо изрядно рисковала. Я, в конце концов мог быть каким-нибудь насильником или вором. Один только мой внешний вид не предвещал ничего хорошего. Укуренные, пропитые глаза, едва смотрящие чётко на собеседника, побитый вид, после недавнего спарринга в клетке, и нехорошая улыбка. Последняя никогда не отличалась добродушностью. Я всегда улыбался с каким-то холодным и жестоким оттенком. Люди....не любили, когда я улыбаюсь...вообще. Я мог запросто пристегнуть этими наручниками девчонку к кровати, удовлетворить все свои потребности в крайне изощрённой форме, а потом, в добавок, обокрасть и кинуть истекать кровью на собственной же койке. Слишком опрометчиво сейчас Джо стягивала с меня полотенце. Наивная. Но, нет... ничего такого я делать не собирался, ну..разве что за исключением потребностей, которые я хотел бы сейчас удовлетворить. И не важно в какой форме. В какой получится, учитывая моё алкогольное-наркотическое опьянение и прочие обстоятельства. Полотенце, зафиксированное на поясе, было беспардонно снято и картинно отброшено в сторону. Под наиграно неловкое «Упс» я опустил глаза вниз, ещё раз убеждаюсь в том, что стою в чём мать родила и недвусмысленно намекаю на свои планы по отношению к девушке напротив. Это меня нисколько не смутило. Безразличное пожатие плечами и фраза «Ну с кем не бывает...» завершила наш недолгий диалог. Знакомство действительно оказалось довольно неожиданным. Джо шагнула на встречу вызывающе прижимаясь грудью к моей груди. - В спальне, говоришь, наручники? - Между прочим переспросил я, отбрасывая в сторону все правила приличия и не дожидаясь приглашения, пошёл в наступление, жадно впиваясь губами в совершенно незнакомые мне губы блондинки. На вкус они оказались довольно приятными. С терпким оттенком алкоголя и какой-то сладости. Поцелуй прошёл на ура и я не намеревался его завершать, беспардонно изображая мастера глубокого французского поцелуя...или дантиста, как угодно. Ладони опустились на бёдра и пальцы стиснули упругую кожу, собирая подтянутые ягодицы в ладони. Приятное ощущение. Даже очень.

Шаг вперёд, за ним следующий и небольшая остановка у стены. Планировку квартиры я не знал, так что изредка приоткрывал глаза, посматривая по сторонам. Получалось плоховато. Джо умело отвлекала ответным поцелуем, а я кусался и плохо видел в темноте, и под действием алкоголя картинка предательски расплывалась. Так что блондинке отступать было уже некуда. Нас встретила стена, у которой пришлось задержаться на «припев». Я сжал в руке бедро, вытягивая его на себя, лениво сполз со сладких губ на шею, аккуратно огибая линию шва, наложенного часом назад, Сэмом, который о происходящем сейчас мог разве что мечтать где-нибудь в душе, и...под занавес укусил в ключицу, покрасневшую, после сегодняшних приключений в супермаркете. Теперь на ней будет ещё одно напоминание о весёлой прогулке за пивком.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Your problems have just become my own