В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Semper in motu (c)


Semper in motu (c)

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

- Марго ди Верди, Энцо Монтанелли
- Бунгало у искусственного водоёма в городском парке.
- вечер, тепло, но не жарко
-

Домик

http://vov4ip.ru/wp-content/gallery/dream-beach-house/dream_beach_house_031.jpg

Внутренняя обстановка

http://vov4ip.ru/wp-content/gallery/dream-beach-house/dream_beach_house_030.jpg

0

2

Фиолетовый – цвет благородства, тщеславия и высокомерия. Камень именно такого цвета рассматривал Энзо Монтанелли, наслаждаясь блеском отражаемым от камня безупречной огранки. На стеклянном же журнальном столе были рассыпаны самоцветы самых причудливых цветов и разных размеров.
«Хорошо иметь друзей-евреев», - мелькнула издевательская мысль в голове. Камень как бесполезная стекляшка меж тем был брошен на стол к остальным. Взяв телефон Винцензо набрал номер Медеи, попросив женщину предоставить одного из своих оценщиков. Вполне вероятно, что ей и придется сбывать эти камни через свою лавку. Но сейчас все это не имело значения, главное дело было сделано и теперь подручный семьи Торелли мог позволить себе небольшой отдых. Рассортировав камни по двум шелковым мешочкам он убрал оба во внутренний карман пиджака, который тут же повесил на стул, а после упал на диван. Сегодня с утра он заканчивал последние приготовления. Сегодня днем было проведено жестокое ограбление на окраине города в следствие чего было убито по меньшей мере восемь человек. Итог –камней по меньшей мере на пару миллионов долларов и почти никаких следов. Был ли Энзо доволен? Вряд ли. Он и раньше проворачивал сложные дела, приносил семье доход и делал все для ее, и в первую очередь своего процветания. Сегодняшнюю акцию вряд ли кто-то оценит. Капо слишком заняты проблемами на своей земле, Гвидо поглощен семейными проблемами да и просто не упустит шанс прочитать племяннику пару нотаций когда тот все-таки оступится, а Джовани Энзо и вовсе не видел уже недели две. Где пропадал их босс и чем он был занят совершенно не интересовало подручного, который сам мог целыми днями пропадать из жизни работая над чем-то. И сейчас, тихим спокойным вечером он мог спокойно посмотреть телевизор, послушать пение вечерних птиц или посмотреть на воду в пусть и искусственном, но все-таки водоеме, где, говорят, даже плавали утки. И все же чего-то не хватало. Однако решив избавить себя от копаний в самом себе гангстер взял с полки первую попавшуюся книгу, коей оказалась «Буря» Шекспира и погрузился в чтение, хватило его примерно на час. Не зная, что делать дальше мужчина вышел на веранду и сел прямо на деревянный настил возле пруда. Глядя на воду он вспоминал о молодости, то и дело прокручивал в голове воспоминания об убитом отце и тщетно силился понять, как подающий надежды мальчик-шахматист стал подручным самого опасного человека в Сакраменто. Ответ найти не удавалось. Меж тем небо на улице все сильнее темнело, теплый вечерний ветерок становился все холоднее, создавая на воде рябь и намекая итальянцу на то что давно пора зайти обратно в дом и чем-нибудь заняться. Но сходок как назло сегодня не было, проблем у капо и их людей не возникало, а у старших членов семьи не было к Энзо никаких поручений. Так что тому пришлось сидеть в домике мафии, стараясь не попадаться на глаза полиции и всем своим существом делать вид что он никоим образом не причастен к бандитским разборкам а окраине. По телевизору как раз показывали результат его сегодняшних похождений в тот момент когда снаружи раздался какой-то странный скрип. Лежа на диване Энзо взял со стола пистолет и нацелил его на дверь, ожидая пока кто-то войдет. Но как только он увидел гостя, верней гостью сразу отложил оружие. На лице его впервые за долгое время появилась улыбка.
- Здравствуй, - сказал он, жестом приглашая женщину войти. Маргарита ди Верди, единственный человек, которому он сегодня был рад.

Отредактировано Vincenzo Montanelli (2013-10-14 21:55:01)

+1

3

Внешний вид

http://fabfashionfix.com/wp-content/uploads/2013/03/Bianca-Balti.jpg

День вышел утомительный и не слишком приятный. Почти все время пришлось провести в бумагах, не отрывая взгляда и сверяя цифры. Я, конечно, не бухгалтер, но порой приходилось проверять тех, кто должен делать эту работу качественно. Глупо все это - оставить работу киллера, чтобы с головой погрязнуть в цифрах, бумагах и контроле, который не приносит мне ни капли удовольствия на самом деле. Разве что только за власть можно простить весь этот бред, с которым мне приходится сталкиваться в течение дня.
С Гвидо мы сегодня не встречаемся, у него очередная смена на мясокомбинате, и не смотря на то, что меня это уже бесит, я стараюсь максимально дистанцироваться от дурацких мыслей, особенно сейчас, когда лечу по дороге на слегка зашкаливающей скорости. Заставляю себя опомниться, и сбросить  с двухсот хотя бы до ста пятидесяти. Я еще не настолько сумасшедшая, чтобы лишать себя удовольствия жить. особенно сейчас, когда у меня более менее наладились отношения с Гвидо. Заканчиваю четвертый круг по городу - уже надоело, хочется слегка отдохнуть.  Проезжаю парк, и сворачиваю на темную дорожку, ведущую в бунгало. Мне есть что вспомнить об этом месте, но как ни странно сильнее всего отпечаталось то, что произошло тут меньше месяца назад. Тогда понадобилась провокация, чтобы Гвидо наконец перестал изображать из себя священника, и  повторил то, что когда-то уже делал на вилле в Риме. Ловлю себя на дурацкой ухмылочке, которая, по идее, должна отражаться в визоре шлема - даже при воспоминании от том, что происходило  в этом старом, конспиративном домике, теплеет на душе и просыпается огонь внизу живота.
Фыркаю и мягко завожу мотоцикл в небольшой "карман" недалеко от домика. Вижу в нем свет и с интересом изучаю окружающую территорию - машин не видно, домиком давно никто не пользуется кроме меня и Гвидо, все же интересно, кого это принесло в нашу "обитель". Снимаю  пистолет с предохранителя, и захожу в домик.
Забавно.
- Здравствуй. - Вот  уж кого не ожидала увидеть  в домике - так это Винченцо.Племянник Гвидо был моим хорошим знакомцем еще со времен  моих вольных хлебов в Риме, но по возвращении в Сакраменто, я не слишком торопилась восстанавливать более теплые, чем необходимо отношения.
- Интересно, и как ты оказался здесь  в такое время? И почему именно здесь?

+1

4

Признаться не такой реакции ожидал Энзо, увидев свою старую знакомую. Хотя его она вполне могла назвать одним из своих немногочисленных друзей, учитывая то что случилось между ними несколько лет назад в Майами. Маргарита вообще была довольно неоднозначной женщиной. В последний раз когда они виделись до Сакраменто она казалась ему человеком, который не забывает тех кто делал ей добро. Сейчас она строит из себя мудрого советника дона, который похоже решил свалить все свои дела на Гвидо и заняться чем-то посторонним. Он не понимал эту женщину и когда речь заходила о ней и дяде он без зазрения совести говорил, что тот не мог сделать худшего выбора. Выбрать в спутницы жизни амбициозную, властную и местами неуравновешенную женщину было не лучшей инициативой Гвидо. Впрочем он предпочитал не лезть в их отношения и лишь ухмылялся когда видел, как они украдкой воротят друг от друга нос после очередного конфликта. И несмотря на то что Марго все знали, как властную, спокойную и местами холодную барышню он знал ее чуть лучше и мог сказать, что таковой она являлась не всегда, по крайней мере в том что касалось спокойствия.
- Назови мне хотя бы одну причину по которой я не могу здесь быть, - не вставая с дивана предложил Винцензо. – Проходи, располагайся, - кивнул он куда-то в сторону кресла, мельком осознав, что это Маргарита должна делать ему подобные предложения.
- А ты гостеприимна, - усмехнулся Энзо когда его собеседницы перешагнула порог и вошла в бунгало, выбрав себе место куда могла присесть.
- По крайней мере пару лет назад в Майами, когда тебя хотело пристрелить полгорода ты не задавала таких вопросов, - вздохнул итальянец. Он вдруг вспомнил как единственный решил помочь Маргарите после того как спланированное им покушение прошло не так, как было запланировано. Другие члены семьи не видели смысла в том чтобы помогать гастролирующему киллеру, тем более в случае ее смерти вряд ли кто-то связал бы убийство цели с бывшей семьей Энзо. Помнил он и как отвез ее на катере в другой город откуда она смогла без проблем сесть на самолет и улететь восвояси, не привлекая лишнего внимания. Рассказывать Марго о своем сегодняшнем триумфе Винцензо не стал, встреча их прошла не слишком гладко, а потому хвастаться и делиться своим успехом он не собирался, тем более пока не знал какой конкретно процент от продажи камней пойдет в семью, а какой осядет в его кармане.
- Или в Риме и Сакраменто таким образом принято встречать старых друзей? Кивнуть в толпе и делать вид что человека не существует? – посмотрев в глаза женщине, которая в своем укромном месте вдруг оказалась гостьей поинтересовался андербосс. Странно все сложилось в их жизни. Она стала советником, он подручным, а связал их один человек, который не упускал возможности потрепать им нервы. Разница была лишь в том что Марго он наверное любил, что же казалось племянника, то он был просто частью семьи, залогом успешного бизнеса если угодно. По крайней мере так считал сам Энзо, его всегда веселили попытки родственника походить на криминального авторитета старой школы, ни эмоций, ни привязанностей, только холодный расчет.
«Чертовы старики», - усмехнулся про себя Винцензо одновременно прокляв всех донов старой школы, которым давно пора ложиться в гроб, а не управлять своими семьями. Но в отличие от многих Гвидо по крайней мере держался. 
- Или ты боишься ревности со стороны нашего общего друга? – улыбнулся гангстер предпочитая взгляд в потолок взгляду в сторону женщины. Возможно в любой другой день он нашел бы для ее другие слова. Но сейчас он слишком устал, завтра много дел и ему отнюдь не до любезностей.
- Ecco la famiglia,* - без воодушевления выдохнул итальянец.

*Вот это семья (итал.)

+1

5

Ухмыляюсь, глядя на Энцо, и не спеша вхожу в домик, проходя с равнодушным лицом мимо белого дивана, с которым у меня столько связано. Сажусь  в глубокое кресло, которое сама покупала для этого домика почти сразу по приезду в Сакраменто.  Винченцо - ее один Монтанелли, который мне действительно дорог. Странно, возможно, но нас никогда не связывали более глубокие отношения, никогда не было даже намека на интимную сторону, но это не мешало хранить вполне близкую дружбу. Забавно, но ближе Энцо довольно долгое время мне был только Освальдо. А потом что-то поменялось в  жизни, и у меня, и у него - дороги разошлись незадолго до моего возвращения в Сакраменто, а потом оказалось, что  и он тут, но подставлять его не хотелось, и приходилось сдерживать свои эмоции. Привычно впрочем. А теперь, самое забавное что он прав - я вела себя как свинья, но сейчас это уже больше связанно именно с Гвидо - вполне возможно что наше сближение с его племянником, может вызвать его ревность, а может  и не вызвать - его вообще тяжело развести на эмоции, но может пойти отторжение. Глупо все это. Они оба мне дороги, но каждый по своему.
- Ну самая простая - этим местом уже давно не пользуются в Семье. - пожимаю плечами глядя на Энцо, и отмечая изменения в его внешности, речи, манере одеваться. У нас небольшая разница в возрасте, и пожалуй, что-то вполне могло сложиться так, что сейчас именно он был бы рядом со мной, а не Гвидо, но что-то снова пошло по другому. И Энцо - хороший и близкий друг.
- У меня вообще проблемы с гостеприимством в этом городе. - Ухмыляюсь. В Майями, уже вернувшись после той заварушки где он мне помог, я максимально старалась отплатить за его помощь,  здесь же у меня был совершенно иной статус, требовавший предельной осторожности.
- Я рада тебя видеть... - Поднимаюсь, и мягко касаюсь его плеча ладонью, решив, что  если он не будет мне рад, хотя бы не перегружать его объятиями, хотя обнять его хочется. - Я рада, что ты рядом. Прости мне мою холодность, сам понимаешь - большая власть требует определенного типа поведения. - Пожимаю плечами, и чуть ссутулюсь - устала за день.
- Откуда ты... - Замираю, понимая, что только что фактически проговорилась. Остается надежда, что он не понял, но это вряд ли - племянник Гвидо всегда отличался завидным умом и сообразительностью и вполне заслуживал своего места по правую руку от дяди. - Он не умеет ревновать...  - С легкой обреченностью в голосе, глядя на Энцо с легкой усталостью - кому как не ему доверить эту тоску. Кому как не человеку спасшему мою жизнь?

+1

6

- И это прекрасный повод скрыться от посторонних глаз, - спокойно ответил Энзо на замечание своей собеседницы по поводу того что из семьи здесь уже давно никто не появлялся.
- Значит и полиция сюда не сунется, - добавил он, В конце концов после всех тех дел которые провернул Энзо им просто не могли не заинтересоваться полицейские. Но признаться честно андербосс до конца не знал к причастность к скольким темным делам его подозревают в здешнем полицейском управлении. Да и сейчас его это мало интересовало.
-По-моему ты и раньше не была слишком радушной хозяйкой, - усмехнулся итальянец сев на диване. Как раз в этот момент женщина уже подошла и положила руку на плечо Винцензо на пару мгновений отогнав от него гнетущие мысли. Посмотрев ей в глаза он встал с дивана и отправился к камину возле которого лежала пара целых поленьев, которые никто не удосужился разрубить.
- Власть, статус, деньги, - задумчиво перечислил Энзо, взяв в руки небольшой топор. – Иногда я думаю, что это просто сопутствующие атрибуты, - с этими словами мужчина размахнулся и ударил по полену, которое раскололось пополам прямо перед камином. Возможно это было неуважением к хозяевам этого домика, но выходить на улицу у андербосса не было никакого желания.
- Достойный человек по праву возьмет то что ему причитается, рано или поздно, - соединив разрубленное полено и поставив его на прежнее место мужчина ударил еще раз, расколов уже на четыре части и без спешки забросил дрова в камин.
- Откуда я знаю? – поинтересовался Энзо в тот момента когда расправился еще с парой поленьев и положил в камин старую газету.
- Когда с детства воспитываешься в мафии, это определенная школа, - чиркнув спичкой Энзо поджег газету и развел огонь. – Ты начинаешь видеть людей насквозь, особенно таких же как ты. Этому не учат на курсах по психологии, это просто есть, - с этими словами мужчина отправился к барной стойке где нашел бутылку вина и пару бокалов.
- Вы можете не обниматься у всех на глазах, можете прятаться, но то как старик на тебя смотрит выдает его с головой, - улыбнулся Винцензо наполняя бокал вином и отдавая его Маргарите. Итальянец ни раз задавался вопросом почему никто другой так и не догадался о связи между консильери и доном, но так и не нашел ответа. Скорее всего здесь имела место родственная связь и природная наблюдательность племянника Гвидо, а может быть все остальные просто были настолько заняты своими делами что не находили время на то чтобы интересоваться личной жизнью своего босса.
- Не умеет ревновать, не умеет злиться и всегда принимает четкие взвешенные решения, - исполненный серьезности сказал родственник дона. Сказал, а потом ухмыльнулся. Достаточно было присутствовать при очередном споре племянника с дядей по поводу ведения дел чтобы удостовериться в том что последний более чем способен на эмоции, как минимум на злость и раздражение.
- Порой я его не понимаю, - признался Энзо. – Нужно быть оптимистом чтобы думать будто полиции ничего неизвестно о его истинном источнике заработка. А раз так, по-моему глупо изображать из себя честного работягу, - пожав плечами добавил Винцензо и нашарил в кармане брюк ключи от Феррари. Он хоть и изображал из себя бизнесмена, но федералы уже наверняка знали практически все о том, кто и чем занимается в семье Торелли. Как бы ловки искусны не были современные гангстеры – трудно тягаться с технологическим прогрессом и крысами, которые то и дело норовят предать свою семью дабы скостить себе срок.
- Зачем ты приехала сюда? – вдруг в лоб спросил подручный, открыв дверцу холодильника в коем нашел гроздь винограда.
- Большие деньги лучше зарабатывать в более крупном городе, семья тут скажем так не самая сильная и многочисленная, тем более состоит не из одних лишь итальянцев. Что ты ищешь в этом городе? – поинтересовался мужчина и помыв виноград, который после уложил в положил в тарелку сел на диван, ягоды же вместе с посудой встали на журнальный столик.
- Как твой сын? – спросил вдруг Энзо, пригубив вина из бокала.

+1

7

- Из меня в принципе паршивая хозяйка. - Он отходит,  и я чувствую некоторое неудобство. Все же обижать Энцо я не собиралась, с другой стороны - он прекрасно справляется с тем, чтобы заставлять окружающих вокруг себя чувствовать себя виноватыми - младший Монтанелли нередко так справлялся с теми, кто изначально был настроен против него. На самом деле - крайне оригинальная способность.  Ухмыляюсь, и возвращаюсь  в кресло, сбрасывая туфли и устраивая ноги на столике журнальном, совершенно не стесняясь Винченцо, и не заботясь о том, что для него это будет означать.
Наблюдаю за тем, как Монтанелли рубит дрова, и разжигает камин. В комнате не жарко, но и не холодно, но видимо теплолюбивый представитель Майями замерз.
- Не такой уж он и старик... зачем ты так? - Беру бокал, и делаю пару глотков - ну как всегда, начинается, сейчас выпью пару бокалов и поеду бузить. Самой смешно.  - Гвидо малоэмоционален, но это не значит, что он слишком хладнокровен. Впрочем, тебе это не нужно... знать. То, что твой дядя не зря оказался на месте босса - исключительно его заслуга. - Отставляю бокал и смотрю на него с легкой холодцой  - он не ту тему поднял в этом странном разговоре, которого вообще не должно было быть. Нам надо решать не мои личные отношения с Гвидо, а то, что будет происходить между нами. - Полиция прекрасно знает, кто и чем занимается, но это не мешает ей делать вид, что ничего не замечает, видимо слишком накладно заниматься каждым мафиози в городе.
Фыркаю, вновь прикладываясь  к вину, и со смешанным интересом наблюдая за тем, как он хозяйничает в домике - не привычно, раньше здесь я видела только любовника, который предпочитал не создавать домашнего уюта в таких местах. Откидываюсь на спинку кресла, и прикрываю на мгновение глаза. Устала как собака.
- Я с четырех лет жила в Сакраменто, меня удочерил дон Антонио из Семьи Торелли, воспитывал как собственного телохранителя и оружие... Меня пятнадцать лет не было. Мне не слишком нужны деньги, я вернулась домой. - Не знаю, с чего вдруг решила, что стоит рассказать ему, эту часть своей жизни. Но видимо так было нужно. - Все нормально... ты ведь  с ним не знаком?

+1

8

У всех свои недостатки, - заметил Энзо когда речь зашла о хозяйственности его собеседницы.
- Я вот совершенно не умею вышивать крестиком, - усмехнулся следом итальянец. Когда речь заходила о его собственных изъянах он вспоминал о совершенно ненужных делах которыми не умел заниматься, но самое смешное что его собеседники своими успехами похвастаться тоже не могли. Тема в такие моменты обычно закрывалась, оставляя легкий след недоумения в глазах собеседника. К тому моменту огонь в камине уже горел довольно облизывая дрова и порой задумчиво потрескивая. Пламя отражалась в глазах Марго, в которых и без того довольно часто плясал странный огонек, который Энзо называл безумным.
- Полицейским не так много платят чтобы подвергать риску себя и семью, - отряхнув манжету рубашки от невидимых миру пылинок заявил вдруг Винцензо. – Да и по сути многие боссы платят копам за то чтобы они смотрели в другую сторону. Другое дело федералы. Когда они садятся на хвост добром это обычно не кончается, - где-то в глубине души Энзо понимал защитников закона, этаких идеалистов сломанных системой и реалиями жизни. Наверное каждый из них в полицейской академии мечтает сделать мир лучше. А потом получает от своих же сослуживцев когда задерживает не тех преступников. А если ты не берешь взяток, то ты практически изгой, потенциальная угроза для отдела. Так и оказалось, что честный коп настолько же редкое существо как сентиментальный гангстер.
- Никогда не понимал зачем из женщины делать киллера, - пожал плечами Энзо, а потом лег на диван, положив голову на подлокотник. – Это так же глупо как нанимать мужчин в прислугу или негров в качестве… как вообще нанимать негров, - усмехнулся итальянец. Видимо к представителям негроидной расы у него были свои претензии. А потом Марго сказала то отчего андербосс едва не подавился виноградиной.
«Не слишком нужны деньги», - мысленно передразнивал он свою собеседницу.
- Если тебе не нужны деньги – какой смысл подставляться? – поинтересовался Монтанелли, глядя в глаза Маргариты. Он никогда не понимал идейных гангстеров, разговоров о чести семьи и прочей ерунде. В отличие от других он мог признаться, что пришел в мир криминала чтобы отомстить за отца и заработать денег, иных целей у него не было. Все же те слухи что он потомственный сицилийский гангстер впечатляли кого угодно, только не самого Энзо – своей родословной он предпочел бы богатое наследство и тогда, наверное, не занялся бы тем чем занимается и по сей день.
- Нет, я не знаком с твоим сыном, - без каких бы то ни было эмоций ответил Винцензо. У него было много гораздо более важных дел чем знакомиться с сыном своей подруги, которая уже несколько месяцев вела себя так будто его не существует. Несмотря на предоставленные извинения тень обиды с души итальянца никуда не делась.
- Я вообще не понимаю людей которые лезут в наш бизнес и потом заводят семью, - признался гангстер. Он за свою жизнь видел столько смертей людей, повинных только в том что их родственники связаны с криминальным миром.
- В нашей жизни ты либо играешь в семью с якобы родным тебе человеком, либо делаешь общее дело с семьей, которая порвет тебя на куски за первый проступок, - привстав итальянец сделал глоток из бокала с вином и добавил: «Вот такая у нас жизнь - счастливая, но редко долгая». При этих словах он опять непроизвольно в мыслях вернулся к своему дяде. Несмотря на сложный характер и весьма непонятные с точки зрения Энзо решения тот смог дожить до преклонного для гангстера возраста. Уважал ли его за это племянник? Вряд ли. Он слишком хорошо знал, что тот кто еще ходит по земле просто не дождался своего убийцу.
- Как продвигаются дела у советника семьи? – поинтересовался андербосс, решив с мрачных мыслей переключиться на разговор о работе.

+1

9

У нас с ним сегодня крайне странный разговор. Словно мы не можем найти общий язык, да не то, что язык - даже просто общую тему для разговора. Это слишком странно для нас двоих - в Майями это никогда не было проблемой. Может вся проблема в том, что консильери и андербоссу не о чем говорить? Может просто не осталось общих тем,  у тех кто  какое-то время назад были достаточно близкими друзьями? Знаю, сама виновата, слишком увлеклась своей жизнью и властью, забыв о том, что друзей не стоит забывать, особенно когда они рядом, но давать Гвидо лишний повод для ревности - ах избавьте, итак тяжко со всеми окружающими его бабами, и моим почти мавританским характером - когда ревность бежит впереди любви.
- Все, кто думает также как и ты, лежат под землей и тлеют... - Ухмыляюсь. Наивность классических мафиозо порой поражает - они действительно считали, что из женщины не получится киллера, и только получая пулю в лоб, возможно даже успевали подумать о том, как ошибались. Задумчиво перебираю лежащий на подлокотнике шарф. Это  странный разговор  и мне не нравится его направленность, но с другой стороны - не всегда есть возможность поговорить ТАК - без слепого обожания и страха потерять друг друга.  - Мне не нужны деньги, но я уже не могу без этого... Не считай меня идеалисткой, мои идеалы разрушились еще в тот момент, когда мне дали Беретту вместо куклы и должника в качестве мишени. - Чуть морщусь, прикусывая нижнюю губу. Не слишком люблю вспоминать свое прошлое спонтанно - есть риск сказать не нужное. - Я вас познакомлю. Думаю Адольфо тебе понравится, тем более, что  в нем течет кровь Монтанелли... - Снова ухмыляюсь. Чего уж скрывать - раз он знает о моих отношениях с Гвидо, что уж сына прятать. К тому же я поражаюсь насколько слепы люди - не заметить сходство Дольфо и Гвидо практически невозможно. Порой я пытаюсь искать  у себя под юбкой ксерокс.
- Каждому свое. - Сухо отвечаю на его разглагольствования, отсекая любые разговоры на данную тему. Не хочу это обсуждать. Он жил  в семье - а я была лишена и этого, и обсуждать мое отношение к вопросу семьи в мафиозном клане я не собираюсь.
- Смотря какие именно дела интересуют  андербосса Семьи... - В тон ему отвечаю на его вопрос. Если он намерен испортить мне вечер деловым разговором, то думаю стоит покинуть домик, до начала революционных настроений. А пока посмотреть, что он скажет.

+1

10

Когда-нибудь и я буду тлеть под землей, - без особого беспокойства на этот счет заявил Монтанелли и с улыбкой посмотрел на свою собеседницу. Она всегда была гордой и в те моменты, когда задевалась тема ее профессионализма становилась слишком серьезной. А Энзо, несмотря на природную осторожность любил иногда дразнить эту дикую кошку, глядя как в ее темных глазах разгорается пламя. Потом он обычно менял тему или отшучивался, женщина успокаивалось и их общение продолжалось. Но это было давно. Тем не менее не смотря на прожитые вдали друг от друга годы андербосс надеялся, что у него с Марго осталась хотя бы пара тем для разговора. Она была если не человеком которому он мог доверять, до хотя бы итальянкой с которой он мог перекинуться парой слов, не рискуя что они достигнут не тех ушей.
- Хреновое у тебя было детство, - усмехнулся подручный чем наверняка удивил свою собеседницу, которая до того момента не слышала от него ни одного бранного слова. Но здесь он не мог подобрать другого определения, хотя и не особо верил в то, что подростку не достигшему хотя бы семнадцати лет дадут фотографию заказчика и пошлют кого-то убить. Хотя, кто знает какие люди правили этим городом раньше.
- И как ты меня представишь? «Здравствуй, Дольфо, это дядя Энзо, не зли его иначе он возьмет большой пистолет и будет стрелять», - итальянец пародировал консильери с таким воодушевлением что можно было подумать, что у того поднялось настроение – так оно и было.
- Не обижайся, но хуже пример для детей найти довольно сложно, - вздохнул Винцензо. – Если ты не хочешь, чтобы он был жадным ублюдком, готовым на все ради пары лишних нолей на банковском счете, - добавил он немного помрачнев. Он знал, что о нем думают члены семьи, знакомые с ним заочно.  Посмотрев на Маргариту Энзо задумавшись опустил взгляд в пол. Они оба были лишены выбора – им с детства показали дорогу по которой им предстоит идти. И они достигли немалых высот, но наверное обоих не покидало ощущение, что чего-то не хватает… или что они идут не туда… итальянец точно не знал. И он мог думать об этом довольно долго, если бы не ответный вопрос, который вырвал его из пучины мыслей.
- Меня интересует больше всего когда ты успела стать такой занудой, - сказал мужчина и без зазрений совести кинул в Марго ягоду, только что взятую с тарелки. 
- Мне плевать кто ты, Маргарита ди Верди, - с этими словами итальянец встал с дивана и отправился к стулу на котором висел пиджак.
- Я навсегда запомню тебя киллером, которого кинули все, даже собственные заказчики, - пояснил он, снова вспоминая их случай в Майами. Тогда он чуть не потерял свое место и наделал в городе много шума сначала помогая Марго уехать, а потом заметая ее следы.
- А остальные… - начал было андербосс, нашарив что-то во внутреннем кармане пиджака. – К черту остальных, - едва отзвучала фраза как в сторону собеседницы устремилась небольшая синяя вспышка. Мужчина был уверен в ее рефлексах да и не хотел, чтобы подарок выглядел более чем дружеским сувениром, чтобы не смущать Марго.
- Подарок от моих еврейских друзей, - пояснил Энзо, наблюдая за тем как консильери рассматривает сапфир безупречной огранки.
- Вставишь в кольцо, может быть сделаешь ожерелье. В общем, надеюсь найдешь способ похвастаться, - улыбнулся андербосс.
- Будем считать это презентом в честь нашей новой встречи, согласна? – поинтересовался мужчина приземляясь обратно на диван.
- За встречу? – как только был предложен тост Энзо тут же поднял вверх бокал.

+1

11

- Какое было, уже ничего не изменишь. - Пожимаю плечами. Я рассказала ему не для того, что бы пожаловаться,  а для того что бы он просто был в курсе, с чем сталкивается в очередной раз  в моем лице.  В конце-концов секретов хватает у всех, и мои секреты далеко не всегда самые страшные из того, что может быть. Вряд ли он  реально представлял насколько пофиг было Антонио когда он  посылал меня на мое первое убийство - сколько мне лет. Я в тире просиживала с восьми лет, и первый пистолет получила в подарок в семь. Для меня всегда оружие и обучение было постоянным процессом и я никогда не разделяла их на женские и не женские заботы и дела.  - Он знаком с твоим кузеном, который тоже не отличается благородством и чистыми руками, его отец - дон мафии, чистильщик и ярый представитель консервативной части мафиозного клана. Его брат - наркодиллер, сестра - наводчица и посредник в скупке краденного, наконец, его мать - киллер со стажем большим чем он прожил уже на этом свете, и консильери мафиозного клана. Ты думаешь, твоя профессия станет для него шоком? - Ухмыляюсь, и ловлю ягоду брошенную им, отправляя ее в рот  с видимым удовольствием. Виноград сладкий, но слегка горчит на губах, от тех слов что  мы говорим друг другу сейчас вместе с Энцо.
- Лучше бы ты запомнил меня как симпатичную женщину, которая тебе не досталась. - Смеюсь, слегка запрокидывая голову, и едва не пропускаю следующий его бросок, но все же поймала камень, переставая улыбаться, и рассматривая на свет, чистейшей воды сапфир. - Красиво... К чему такой подарок, Энцо? Ты ведь знаешь, как будет относится к такой вещи в моей шкатулке твой дядя...  - Улыбаюсь,  и прикладываю камень  к своим волосам. - Он мне идет? - Поднимаюсь  с дивана, беру бокал, и чокаюсь  с Винченцо. - Пусть  будет так. Я рада что ты рядом.

0

12

- Я не сказал, что он может стать гангстером. Я сказал жадным жестоким ублюдком, - пояснил Винцензо. – Чуешь разницу? И я нет, - мужчина поставил бокал на стол и посмотрел на Марго. В этот раз без воспоминаний и размышлений о том как их изменило положение, власть и сам город. Единственное о чем Энзо периодически себя спрашивал – зачем ему вообще понадобилось спасать малознакомую женщину, когда логичней было оставить ее в западне. Или по крайней мере безопасней.
- Да и пареньку с семьей тоже не повезло. С такой родословной он просто обязан стать образцовым гражданином, - улыбнулся итальянец хоть и не искренне. Он до конца верил в то что человек сам строит свою жизнь и выбирает куда ему идти. Поэтому в отличие от многих других членов семьи он никогда не задумывался о том что у него не было выбора. Напротив, в отличие от других у него были и деньги и шанс получить достойное образование. И покончить со всем хотя бы инсценировав свою смерть. Но он продолжил путь как преступник и сейчас младший из четы Монтанелли был андербоссом, человеком на место которого с радостью сел бы практически каждый.
- Лучше бы ты запомнил меня как симпатичную женщину, которая тебе не досталась.
- Нам просто не хватило времени, ты слишком торопилась, - самоуверенно парировал подручный, глядя своей собеседнице прямо в глаза. Сложно было сказать говорил ли он серьезно или просто старался по-дружески поддеть, но в одном можно было не сомневаться – эти слова были сказаны не просто так.
- В честь удачного дела, - пожав плечами ответил Энзо объясняя причину своего подарка. – Тебе очень идет, - кивнул подручный. – Что касается дяди, то ему необязательно знать, что этот камень был подарен тебе другим мужчиной – пожалей старика, - с заговорщицкой улыбкой на лице предложил Монтанелли. – Хотя если хочешь, можешь сказать, как есть, ревность моего родственника меня не пугает, - сказал Винцензо. Сказал и задумался о том хватит ли у его дяди подозрительности и недоверия чтобы всерьез задуматься об измене своей женщины с собственным племянником.
«Даже если не поверит мне – поверит ей», - подумал Монтанелли и осушив бокал, допив остатки вина размял пальцы на руках и встал с дивана.
- Я тоже рад что ты неподалеку, - кивнул итальянец. – Приятно знать, что кто-нибудь, все-таки прикроет спину. Не так ли? – взяв со стола пульт Энзо нажал на кнопку и вскоре помещение залилось мягкой, ненавязчивой музыкой.
- Станцуем? – неожиданно предложил он, протягиваю руку Марго. - Или сначала спросим дона? – с коварной улыбкой задал он второй вопрос. Это был вызов, а ди Верди не та женщина которая могла так просто отказаться и проигнорировать выходку уже не молодого, но еще отнюдь не старого итальянца. Он так и стоял возле нее с протянутой рукой не отводя взгляда, а Маргарите оставалось только гадать что мог замыслить один из ее самых странных знакомых. Пожалуй только так можно описать человека, который будучи осторожным по своей природе вдруг решает поиграть с огнем. Оставалось только разобраться, был огнем гнев дяди или пламенная натура его потенциальной партнерши для танца.

0

13

- Вполне может быть, что  и станет. История, по крайнем мере, в Риме, знает случаи, когда отпрыски исконно мафиозных семей становились честными горожанами. Правда после участия в программе защиты свидетелей. - Усмехаюсь, хотя собственная шутка о собственном ребенке далеко не смешная. Но пусть лучше так, чем становится гангстером по обстоятельствам, вопреки собственному желанию. Хотя выбор у него  в принципе не слишком большой - к тому моменту, когда он станет адекватно оценивать свои возможности выбора, его отец будет стар, мать - наверное совершенно погрязнет  в своих махинациях, и будет крайне весело. Впрочем, влияние старшего брата и сестры, тоже может оказаться решающим.
- Ну тогда скорость решала жить  мне или нет. - Пожимаю плечами. Я давно уже поняла, что  в мафиозных структурах многие повязаны не столько многократно предаваемыми клятвами, сколько тем, что кто-то кому-то постоянно спасает жизнь и задницу, становясь должниками едва ли не в поколениях, и передавая свои долги своим детям и внукам. Это странное, семейное свершение напоминает мне все больше инцест  в том его проявлении, когда нет крови в жилах, но законодательно все связаны.
- Ну что ж, в честь  удачного дела, не будет грехом принять такой подарок. - В конце-концов я пока еще официально даже любовницей не признана, что  уж говорить о более близком отношении, и принимать подарки от других мужчин  вполне могу. Или это оправдание своим действиям? - Ну зачем ты так о дяде? - Не слишком хорошо понимаю его отношение к дяде и одновременно боссу - должно же быть хотя бы минимальное уважение.
- Так. Это порой слишком важно... - Я прожила в Риме много лет, зная что  в случае чего - никто не станет рисковать из-за моей шкуры, никто не прикроет спину, и всегда и за все мне придется отвечать одной. Это тяжело, но дисциплинирует.
Удивленно приподнимаю бровь - даже не знала, что  в домике есть музыкальный центр. Поднимаюсь  с дивана, чуть приволакивая больную ногу. Странно дело, плечо заживает как на собаке, и почти не беспокоит, хотя прошло чуть больше двух недель  с момента травмы, а вот нога капризничает и не лечится.
- Если тебя не смутит хромая партнерша, можно и потанцевать. - Ухмыляюсь  и подаю ему руку, позволяя Энцо вести меня в танце, и не отводя взгляда от его глаз.

0

14

- Если бы мой дядя лестно обо мне отзывался, - едва ли не вздохнув ответил Энзо уже закружив партнершу в танце. Хотя если дядя относился к своей критике серьезно, то его племянник скорее подтрунивал, не давая своим эмоциям перерасти в серьезную агрессию.
- Я знаю одного китайского костоправа, прекрасный специалист, может помочь с твоей проблемой, - предложил Винцензо тут же поправив ногу своей партнерши легким касанием носка своего ботинка. Как бы то ни было, а оплошностей с ее стороны он не допустит, даже в танце.
- Ты в последнее время совсем расклеилась, Марго, - заметил андербосс, отпуская партнершу от себя и в тот же момент сжимая хватку на ее запястьях, когда она удалилась на максимальную дистанцию. Секунда раздумий, едва заметное движение и она как растянутая пружина устремилась назад, где ей тут же положили руку на спину и повели в танце.
- Та женщина, которую я знал не уступила бы даже без ноги, - улыбнулся итальянец и подняв руку позволил партнерше повернуться вокруг своей оси. Трудное движение для прихрамывающего человека, но Энзо в конце концов и не собирался ее щадить.
- И не убегала из дома когда у нее начинались проблемы, - музыка все так же настойчиво повторяла один и тот же мотив, а подручный меж тем сделав вместе с Марго пару шагов резко наклонил партнершу, оказавшись в опасной близости. И тут бы обжечь грудь прекрасной синьорины сбивчивым дыханием, но плутоватый итальянец снова улыбается и возвращает собеседницу в исходное положение.
- Семье нужен решительный советник, а сыну стойкая мать, - заявил он сделав еще пару шагов и резко повернувшись направо, разумеется вместе с партнершей. – А потому, Марго, тебе нельзя раскисать, - с этими словами итальянец опять поправил ступню женщины негрубо коснувшись ее своим носком.
- Или ты уже не та хищница, которую я знаю? – с этими словами мужчина отпустил свою партнершу, чего обычно никогда не делали в танце. Но щелкнув пальцами и сделав пару танцевальных шагов в сторону вазы он извлек оттуда розу, лепестки которой остались прохладными, несмотря на тепло от камина.
«Знаю, что все та же», - сделав шаг навстречу мужчина провел алым бутоном по щеке и губам ди Верди, а потом вопреки ожиданиям не сжал цветок зубами, а просто бросил его прочь. К тому моменту когда бордовый цветок упал на белый диван Маргариту снова заключили в объятия и продолжали упорно испытывать ее танцем.
«Потерпи, осталось не так долго», - закралась сочувственная мысль в голове итальянца, однако снизить темп или сделать танец более спокойным ему в голову так и не пришло.
- Помнишь, что ты мне сказала, напоследок тогда, в Майами? – спросил вдруг Энзо слишком крепко прижимая к себе итальянку. Признаться он и сам не помнил. Точнее, он и не расслышал ее слов, заглушенным ревом мотора катера и плеском морских волн. Сейчас звуки были другими да и атмосфера менее накаленной. Никому не нужно было никуда бежать, кроме Маргариты, которой то и дело приходилось успевать реагировать за каждым движением своего партнера.
- Ты здорово изменилась за это время, - признался вдруг Винцензо, уже замедляясь, апогей музыкального действа уже прошел и теперь мелодия, двигаясь к концу понемногу затихала.
- И похорошела, - добавил он уже на последних нотах и паре последних шагов. Мелодия стихла, но кто знает, быть может разошедшаяся госпожа ди Верди решит отыграться на следующей?

+1

15

- Он отзывается о тебе лестно, просто предпочитает не говорить этого лично. Что бы ты не разбаловался. - Позволяю ему вести в танце, хотя танцор из  меня совершенно некудышний сейчас. Даже при нормальным лечении моей ноги, я вряд ли смогла бы сейчас адекватно танцевать, а уж учитывая то, что я на лечение своей травмы потратила гораздо меньше времени, чем положено, то двигать ногой правильно и в ритм получается с трудом. С другой стороны - спать с Гвидо умудрилась, а уж потанцевать точно смогу.
- Прекрати меня провоцировать... - запрокидываю голову, слегка ухмыляясь  и позволяя ему увлечь меня в танце, кружась  с ним по не слишком большой площади, увлеченно танцуя, и откидывая назад все воспоминания и лишние мысли.
- В последнее время я попала в аварию, и получила простреленное плечо... - Ухмыляюсь, выгибаясь в такт его движениям и пытаясь не отставать  в танце, хотя ему это  удавалось куда лучше, чем мне. В принципе нам никогда еще не приходилось танцевать вместе и этот танец был первым для нее, особенно учитывая то, что  с Монтанелли танцевать не приходилось.  Выдыхаю, пытаясь  выровнять дыхание.
- Тебе доказать насколько я хищница? - Ухмыляюсь, когда танец прекращается. Наступаю ногой на розу, чувствуя как хрустит нежная плоть под ступней. - Знаешь, не помню, это не было так важно... могу сказать что-то сейчас... - Едва ощутимо касаюсь его уха губами,  и нажимаю на кнопку на пульте.  Бунгало наполняется звуками аргентинского танго.  Кладу его руку себе на бедро, и чуть склоняю голову к плечу, ухмыляясь.

саундтрек

Шаг за шагом, в ритме танго,
Ты теряешься со мной,
Горше хины, слаще манго,
Мне твоих объятий боль.
Знаю, кончится всё скоро,
И уйдёшь куда-то ты,
Шаг вперёд, и дансинг-поло,
До полнейшей пустоты.

Фуэте, наклон и снова,
Горечь призрачных шагов,
Мы расстаться вновь готовы,
В пустоте печальных снов.
Музыка уже стихает,
И последний разворот,
Мы друг друга потеряем,
Танго движется вперёд.

Давно не танцевала танго. Не идиотские копии, не шовинистические замашки, а именно истинное аргентинское страстное танго - воплощение горизонтальных желаний в вертикальном исполнении. Нечто жадное, страстное и безумно ледяное в своей пламенной страсти, которую нельзя выпускать на суд из клетки страстных объятий. Конечно, танцевать танго с одной рабочей ногой - то  еще удовольствие, но я не могу позволить Энзо почувствовать себя хозяином положения, как это было  в Майями, где от него зависела моя жизнь. Жизнь странная штука, в принципе это лишь круговорот движений, словно танец, который кажется бесконечным, но на самом деле - лишь дело нескольких минут. Кто-то должен жизнь мне, кому-то - я. И, пожалуй, это то, за что стоит еще держаться сейчас, когда уже мало что осталось от прежней Семьи, а те, кто  еще помнит золотое время - лишь тени, чьи имена навсегда остались в Книгах, но не стали бессмертным наследием Мафии.
- Пожалуй, буду вести я... - В конце-концов, если я могу гонять на мотоцикле со своей травмой, я что, не станцую танго один раз? Прямая спина, поставленные руки, четкий шаг, и три минуты, что бы ощутить в себе силы для того, что бы в наглую вести мужчину в танце. Легкий щелчок по приподнятому плечу, резкий толчок коленом здоровой ноги по его бедру, и первый шаг...
Возможно, я никогда не смогу действительно предать своего возлюбленного. Не стану ему изменять, а может брошусь с головой в новые отношения, заставив Гвидо почувствовать то, что ощущала эти долгие годы я сама, но сейчас - этот танец, само воплощение измены и предательства. Потому что ощущения молниеносных движений, четко в такт музыке, слышимой не раз и переводимой без слов в движения, которые напоминают иные движения, иную скорость, иную цель.
- Я не просто изменилась... - Останавливаюсь посреди такта, заставляя его замереть вслед за мной и смотрю в глаза, понимая, что  рискую со своей очередной провокацией. -  Я ушла еще глубже в тень... - О да, власть - это еще большая тень, чем маска наемного киллера. Быть серым кардиналом - это искусство куда более высокое нежели быть просто убийцей в лоне Семьи. И эта маска мне слегка велика, но ведь ее можно придержать рукой. - Не боишься, что утяну тебя за собой?  - Знаю, что глаза сверкают. Когда надо, я уме. быть восторженной дурочкой, и открывать фальшивые эмоции.

Отредактировано Marguerita di Verdi (2013-11-03 00:39:05)

+1

16

Кто-то был прирожденным танцором, кто-то писателем… Марго была прирожденной интриганкой. Привыкшая творить свои темные дела и, наверное, кружить мужчинам головы она решила заманить в свои сети еще одну жертву. А может быть она просто играла, кто знает. Энзо не стал разбираться в ее мотивах, ведь женщину понять порой бывает очень трудно, особенно если она носит фамилию ди Верди. Она была пламенем, готовым сжечь на своем пути, а Энзо… он был скорей воплощением ветра, который делает что хочет и идет куда ему заблагорассудится. Марго увлекала его в танце, грозя спалить в пламени своей страстной натуры, а итальянец играл с ней, позволяя той диктовать свои правила. Хотя кто и с кем играл в данный момент понять было невозможно. Они просто двигались в такт мелодии и наверное сейчас кто-то мог бы побиться об заклад что они могли бы стать неплохой парой. Да только у Маргариты был Гвидо, а у Винцензо не было желания связывать себя с одной единственной женщиной.
- Нет, - ответил подручный на последних аккордах мелодии. – Не боюсь, - добавил он ослабляя объятия в которых держал собеседницу на протяжении этих двух танцев, которые плавно перетекли один в другой.
- Ты хороша, Марго. Но не настолько, - ухмыльнулся мужчина и окончательно отпустил спутницу. Для нее все это было очередным способом позлить своего возлюбленного, возможно уже измена. Но Энзо никогда бы не согласился на роль второго плана. Да и истории с любовными треугольниками всегда печально заканчивались. Сколько книг об этом в свое время написали.
- Тебе нужно разобраться в себе, - сказал Винцензо наполняя свой бокал вином. Все разговоры о тени, странное настроение собеседницы наталкивали на мысль о том что той срочно требуется отдых.
«Такими темпами недолго докатиться до шизофрении», - подумал он, с неким сочувствием глядя в глаза своей подруги. Подруги, но не более. Слишком похожими они были порой для того чтобы между ними пробежала искра. Гангстеру нужен был кто-то кто показал бы ему что в этом мире есть что-то больше чем власть и деньги. Но такой женщины он пока не встретил. А рисковать ради романа с любовницей своего дяди – Энзо никогда не завидовал Гвидо. Он верил в то, что больше достоин места, которое занимает его дядя, но он не собирался забирать то, что принадлежит ему в надежде самоутвердиться. И женщина родственника не была нужна для того чтобы чувствовать себя мужчиной.
- Ты затеяла опасную игру, Маргарита, - вдруг совершенно серьезно сказал итальянец. Плеснув вина и в ее бокал он подошел к женщине.
- И в этот раз к тебе никто не придет на помощь, если ты оступишься. Подумай об этом, - с этими словами он отдал ей бокал. Он бы с удовольствием выпил с ней на брудершафт, но они были слишком хорошо знакомы и давно перешли на «ты». Надобности в этом не было.
Сегодня она в самом деле показала насколько она хищница, правда, ненадолго позабыв о том что перед ней вовсе не добыча.
- У тебя есть сын, почти что муж, дело, которым ты привыкла заниматься. Так чего тебе не хватает для счастья? – усмехнулся Винцензо. Порой он завидовал людям, которым не нужно добиваться чего-то чтобы чувствовать себя спокойно. Он, в отличие от остальных не прощал себе ошибок и не мог довольствоваться средней жизнью и средними результатами. Вот так, чуть больше двадцати лет назад мальчик стал перфекционистом. Годы шли, а перфекционизм все больше походил на фанатизм и теперь Винцензо Монтанелли был тем, кто он есть. К счастью или вполне вероятно к сожалению. Поставив бокал обратно подручный больше не притронулся к нему этим вечером. На слишком странные мысли его порой наталкивало спиртное.

+1

17

Танец завершен. Свечи погасли. и остался только холодный электрический свет ламп. Финита ла комедия. Ухмыляюсь, поправляя сбившуюся тунику. Ну что же Энцо наглядно продемонстрировал мне, что я теряю хватку. Или что  именно он потерял свои навыки, приняв меня за банальную соблазнительницу, готовую тащить  в свою постель кого угодно, у кого есть что-то между ног. У него на лице это написано. Разве что брезгливости не хватает для полного эффекта, но взгляд все компенсирует - такой слегка неприязненный, чуть осуждающий - дикий коктейль из непонимания и самоуверенности. Ну прямо истинный Монтанелли с налетом сакраментского гангстера. Забавен донельзя. И вроде бы знакомы не первый год и вроде бы по возрасту он не на много моложе - и все равно  в его поведении чувствуется какое-то ребячество, игра, которую он просто не тянет как старый компьютер очередную новинку. Забавен, просто прелесть.
- А насколько? - чуть ревнивый вопрос стареющей кокетки, так кажется называется то, что я ему сейчас говорю. Просто для того, что бы он продолжил создавать  в своем сознании мой фальшивый образ, наполненный стереотипами, которые так остро завязаны на мафиозных традициях и глупых представлениях о женщинах. Ну почему они столь подвержены стереотипам и способны считать женщину лишь непостоянной соблазнителеницей, ни на что больше не способной? - Я уже давно в себе разобралась, Винченцо. Настолько давно, что ты пожалуй даже застал процесс постановки себя по полочкам. И ничего не меняется, и меняться уже не будет. - Улыбаюсь ему, возвращаясь  к дивану, и непринужденно опираюсь на его спинку - ни к чему ему видеть мою слабость. Итак достаточно того, что слишком многие в последнее время ее видели.
- Обычная игра... - настоящую я еще даже не начинала... устало пожимаю плечами. Что именно опасного он увидел в ней? Неужели то, что я убивала шишек в Италии и в Америке, было менее опасно, чем желание большей власти в одном отдельно взятом городке. - Ничего экстраординарного. - Вот  если бы я замахнулась на президентскую власть, или потребовала бы от Калифорнийской комиссии статуса неприкосновенного судьи, от которого отказалась  в Италии, тогда еще можно было бы назвать игру опасной. А так - это всего лишь часть жизни, не более, особенно учитывая то, что я с раннего детства варюсь  в этом котле, и слишком много сделала для этой Семьи, ставя на кон свою жизнь  и свои умения. - Ты так говоришь, словно всю мою жизнь за моей спиной стоял, поддерживая. Да, я благодарна тебе за Майями. Но это был первый и единственный раз, когда мне пришлось воспользоваться чей-то помощью. Меня не надо поддерживать. - Глупо просить поддержки у тех, кто готов в любой момент воткнуть нож в спину и заботливо подтолкнуть  в пропасть, если даже искренне любимый мужчина говорит, что первый пристрелит меня, если я создам Семье проблемы, что уж говорить о других?
- Муж? - Удивленно смотрю на него. Да, Гвидо предложил мне замужество, узнав ,что Дольфо его сын, но это был порыв, и я его отклонила, да и сейчас, учитывая обстоятельства в которых мы встречаемся, сложно назвать его даже любовником. - Ты ошибаешься. Я уже счастлива - другого мне и не надо...

+1

18

Круговорот заблуждений. Иначе назвать то что происходило этим вечером в этом уютном, но не слишком домике между двумя хоть и дружелюбно настроенными, но не до конца познавшими друг друга людьми. Она думала, что собеседник ошибается на ее счет, а он не отрицая этого точно знал, что женщина ошибается насчет него. Все это носило отпечаток какого-то вежливого безумия, вперемешку с отчаянным этикетом, когда никто ничего не говорит прямо до тех пора, пока не запутавшись в своих собственных догадках переставал видеть истину. Хотя разве можно было ждать чего-то другого? Двое известных в своих кругах человека не общались несколько лет, а перед этим встречались всего пару раз. Этого хватит чтобы сделать какие-то выводы о человеке, чтобы понять впечатления, которые он производит, но никак не для того чтобы его полностью понять. Да и кто стремился к пониманию? Быть может в очередной раз поссорившаяся с возлюбленным Марго? Или ее высокомерный собеседник, который в чужом убежище вел себя как дома? Быть может тогда, в Майами их совместная операция была случайностью и им было вовсе не суждено встречаться. Подумав об этом Энзо загрустил немного сильней. Вино его больше не прельщало, лежавший рядом с ним виноград тоже. Хотелось с кем-то поговорить, без масок, откровенно. Но похоже его чванство было настолько сильным что передавалось собеседникам как инфекция. Этакая защитная реакция людей, которые всем своим видом говорят «ты не лучше нас». Проблема же была в том, что Винцензо как раз считал себя выше общей массы. Так это было или нет – неважно. Это был слишком неоднозначный вопрос и каждый бы ответил по-своему.
- Кажется твой разбор тебя не слишком-то удовлетворил, - усмехнулся итальянец. Его всегда забавляло женское «я такая, какая есть». Человек не способный меняться рано или поздно вязнет среди проблем, которые даруют ему стечения обстоятельств, либо приспосабливает условия под себя, но для этого нужен железный характер, выдержка и стальные нервы. Марго же видимо чего-то из этого не хватало. Она сейчас выглядела как вечная победительница, вдруг по какой-то причине не достигшая успеха. И вот надев маску «не очень-то и хотелось» она показывает всем своим видом что победа лишь вопрос ее желания. Кто-то верит, кто-то нет.
- Нет, я не поддерживал тебя всю свою жизнь, - посмотрев в глаза Марго спокойно ответил Винцензо. – Но если бы не тот случай то тебя бы уже никто и никогда не поддержал, - не завышение своей значимости, просто факт. И возможно кто-то другой бы постоянно напоминал об этом, стараясь получить награду или в каком-то случае послабление. Энзо же до этого вечера ни разу не возвращался к этой теме – не видел смысла.
- А если ты счастлива, то какого черта ты здесь делаешь посреди ночи? – резонно поинтересовался андербосс. Со временем он, конечно, погорячился, с момента их встречи прошла разве что пара часов. Но тем не менее вопрос что заставило женщину с маленьким ребенком и счастливым сожителем вдруг собраться и уехать куда глаза глядят оставался открытым. Подумав о том какие светлые мысли закрадутся в голову дяди, если он узнает где пропадала вечером его женщина Энзо не мог не улыбнуться. Он не любил действовать кому-то на нервы, но привычка Гвидо через раз видеть в своем племяннике угрозу не могла его не забавлять. В конце концов, он бы уже давно придумал как убрать с дороги второе лицо в семье, если бы это было нужно. Не потому что он был умнее, скорее потому, что несмотря на все свои подозрения старый чистильщик вряд ли мог поверить, что его племянник в самом деле решится на такой непростой шаг. Хотя и не все в домике считали, что чистильщик был таким уж старым.
- Не строй из себя сильную особу, - сказал вдруг Энзо. – Здесь все сильные, - добавил он немного погодя.
- Правда недолго.

0

19

- Женщину невозможно удовлетворить полностью... - Ухмыляюсь, глядя на Энзо. Время и власть меняют людей крайне радикально, особенно если речь идет о мужчине, с самого детства погруженном в эту карусель без права на выход. Он во всем видит  пафос и хвастовство, попытки кому-то что-то доказать, стремление урвать кусок по лучше. Наверное,  в чем-то он прав - у всех нас есть такие недостатки, но делать из них достоинства - увольте. Я не буду ни под кого подстраиваться, и никогда не подстраивалась, всегда играя по своим правилам и своему кодексу, и не зря получив свое крестильное имя. Не только высококлассная убийца, но еще и тайный советник, словно дзикисан, покорно служащий своему сюзерену, и одновременно несущий смерть за его плечами, как алый плащ - что может быть менее пафосным? Ухмыляюсь. Энзо меня не понять, как впрочем и мне его.  Мы слишком разные по своему отношению к жизни, по своему восприятию окружающего мира. Мы слишком по разному начинали свою жизнь и вели ее, как вообще можно что-то сравнивать?
- Не могу не согласиться. Без твоей поддержки в Майями, я бы не сидела здесь сейчас. Но это была бы моя судьба и не чья иная. Как и сейчас. Я сама решаю, опираться мне на кого-то или никому не доверять свою спину. - Черт, ну о какой спине может идти речь, если я прекрасно знаю, как каждый готов предать другого в этой Семье. Каждому есть что предъявить тому или иному мнимому другу, и ложь настолько наполняет все эти отношения, что тяжело себе даже представить как кто-то подаст руку в случае необходимости, особенно если это не будет касаться дел Семьи. Мне тяжело объяснить своему другу, каково это - внезапно оказаться выброшенной за борт, оставленной на попечение тех, кому ты и вовсе не нужна, лишенная внимания, лишенная защиты и власти, и все это прикрыто моим спасением - гениальная пьеса Антонио когда-то была сыграна как по нотам, превратив волчонка в Римскую волчицу. Только какой ценой?
- Отдыхаю.... - Пожимаю плечами, говоря истинную правду. Незачем ему знать. что наши встречи с Гвидо - тайна, настолько законспирированная, что порой место встречи я узнаю в последний момент. Что мы прячемся как глупые подростки, чтобы урвать несколько часов на собственное счастье, тепло. И не только в сексе дело - порой он просто прячет меня в своих объятиях, заставляя оттаять замерзшую застывшую душу, и греться его теплом, которого, кажется хватает на всех и на все, но оно достается мне. - Я сегодня не настолько счастлива... - Ухмыляюсь. Хочешь вытереть об меня ноги, ну давай, попробуй. У коврика тоже могут оказаться зубы.

0

20

- Давно тебе не попадался достойный мужчина, - усмехнулся Винцензо, имевший свое мнение на женское удовлетворение. В отличие от Маргариты он бросил попытки разобраться в сути вещей и просканировать своего собеседника. В конце концов при столь разных подходах в жизни они вряд ли достигнут полного взаимопонимания. Хватило бы того чтобы они начали более-менее ладить. Раньше им это удавалось лучше, сейчас же женщина, которая сидела рядом с ним или изменилась или той встречи в Майами оказалось слишком мало и его мнение было ошибочным. Второй вариант Энзо конечно рассматривал, но больше надеялся на первый, сложно было признавать, что ошибся в человеке, был в этом какой-то неприятный удар по гордости.
- Действительно твоя, - посмотрев на Марго подтвердил итальянец. Его забавляло с какой непосредственностью она строит из себя самостоятельную женщину.
«Интересно, с Гвидо она ведет себя так же?», - спросил он сам себя, на пару секунд придав лицу задумчивый вид.
- Что ж. Жаль, что я помешал твоей релаксации, - усмехнулся Монтанелли. На самом деле ему было все равно какие душевные проблемы сейчас терзали консильери. Он скорее задумывался о том какую игру она решила затеять. Слишком переменчива была эта особа. Слишком своевольна для того чтобы строить с ней длительные отношения. Скоропостижный роман – возможно, один приятный вечер – очень может быть. Но связывать жизнь…
Подручный и сам не мог понять почему его мысли вдруг зашли в такое русло. Да, в синьоре ди Верди было что-то притягательно. Возможно, немалую роль в этом играл близкий друг дона, который решил присвоить эту женщину себе. Запретный плод всегда сладок. Но был ли Энзо настолько глуп для того, чтобы попытаться его вкусить. Или считал себя достаточно умным для того чтобы не попасться? Возможно, в себе он и не сомневался. Но не стоило забывать о том что такое существо как женщина может признаться своему мужчине в том, что он у нее не единственный. Просто так, чтобы потрепать ему нервы. Особенно этого можно было ждать от Марго. Итальянец в последнее время ожидал от нее чего угодно, но явно ни чего-то хорошего. Она была импульсивна и вместе с тем она не была глупой. Опасное сочетание.
- Я тебя не понимаю, - в очередной раз признался Энзо. Мотивы поступков ди Верди были чем-то понятным ей одной и мужчина был уверен в том что если бы кто-то и смог заглянуть в мысли советницы, то попытавшись в них разобраться он бы сразу сошел с ума.
- В нашей семье ты наверное самая большая загадка, - искренне добавил андербосс, слегка улыбнувшись и глядя ей в глаза.
«Вот только стоит ли кому-то тебя разгадывать?»

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Semper in motu (c)