Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - на небо посмотри со мной.


- на небо посмотри со мной.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Кто? Bonnie James и Alice Norman;
Когда? Начало октября 2013, моросит дождь, ветренно, около 23:00;
Где? Мост в центре города;
Что делали? Не смотя на что, я живу в Сакраменто всего второй год, я успела хорошо изучить этот город. Когда мне было грустно и одиноко, или просто хотелось побыть в одиночестве, я забиралась на старый дорожный мост в центре города. Я слышала, как над головой со свистом проносились машины, а внизу текла река, в арках гулял прохладный воздух, обдувая спину и играя с волосами. Я любила сидеть и смотреть на город, курить, пить пиво, думать и упиваться тем, что я одна такая умная - додумалась сюда залезть.
Но сегодня меня ожидал большой сюрприз, когда в арке, которую я искрене считала своей (и даже разрисовала стены мелом, написав что-то вроде "Здесь была Бони"), увидела незнакомую девушку. Точнее, знакомую, это была Руни, подруга моей Скар. Она за мной следила? Она специально сюда пришла? Да и выглядит она немного странно, даже если не брать в счет прическу и одежду. У Руни был совершенно другой взгляд, жестокий и холодный, а у этой... Грустный и разочарованный.

Я не взрываю старые мосты,
Когда мне больно, я сжигаю реки,
Чтоб не было соблазна с высоты
Бросаться с головою в них… Навеки…

Отредактировано Bonnie James (2013-10-12 10:26:57)

+1

2

Я не хочу жить,
Прожигать день за днем
Под тенью ошибок,
Совершенных мною.
Похоже, я ломаюсь изнутри.
Не хочу упасть
И говорить, что потерял все,
Потому что, быть может, часть меня
Еще пытается разрушить стену.
Мои осколки остаются за спиной,
И похоже, что я ломаюсь изнутри

Иногда судьба преподносит для нас самые неожиданные сюрпризы, резко и кардинально меняя нашу жизнь в совершенно иную сторону. Никогда не думала, что такие внезапные перемены однажды постигнут и меня, но увы, божья кара не прошла мимо  Алисы Норман.
Знаете, я всегда была через чур мечтательным ребенком, фантазийным и непоседливым. Именно этим я так сильно отличалась от своей сестры – я никак не желала учиться смотреть на мир реальным и трезвым взглядом. Я не хотела учиться стандартным вещам, меня влекло все необычное и неопознанное. Я часто раздражала родителей своими странными вопросами, на которые, часто, у них просто не было ответа. Я вводила их в состояние легкого шока своими играми, я была другой. Мне не нужны были куклы и стандартные игрушки, я могла найти себе занятие даже стоя в углу. У меня были воображаемые друзья, я часто сбегала с детской площадки в сторону рощи, и знаете, тот мир, в городской облысевшей чаще, казался мне по-настоящему сказочным.
Наверное, тогда, когда мне было всего десять лет, я не осознавала, насколько серой и посредственной девушкой я вырасту.
Из раза в раз меня учили правильному поведению. Алиса, не сиди с открытым ртом. Хватит читать эту ерунду! Может ты, наконец, займешься чем-нибудь полезным? И чтобы заполучить любовь и внимание со стороны родителей, я исполняла их просьбы. Я забросила свое увлечение рисованием и стихами, перестала плести фенечки, стала обычным подростком, который проводит все свое свободное время за компьютером или перед телевизором. Я никогда не была любимицей в семье, я не знала, что такое сказка перед сном или теплые объятия. В нашей семье всегда были четкие разграничения, и если моя сестра Руни получала в подарок новые роликовые коньки, мне перепадало максимум новой пачкой фломастеров. Не подумайте, я никогда не завидовала Ханне, скорее мне хотелось быть чуть более похожей на нее. Не такой странной, не такой пугающей, не такой отстраненной?
Все свое осознанное детство я пыталась угодить всем и вся, я хорошо училась, помогала по дому, быть может, я стала слишком идеальной, потому на меня и не обращали должного внимания? Из непохожего на всех остальных ребенка, я вдруг стала тем, кто не приносит лишних проблем. А разве такие всегда оказываются в центре внимания?
Я стала жутко закомплексованной и неуверенной в себе девушкой, отчим вдалбливал мне мысль о том, что я ничтожество, как только мне исполнилось тринадцать. Я никогда никому об этом не рассказывала, ябедничать не хорошо, да и все остальные жили в иллюзии идеальной семьи, воспитанной, образцовой. Если не считать маленькой мелочи, что в мою комнату по ночам пробирается отчим, трогает меня в откровенных местах, и взамен на молчание обещает не обижать нашу младшую и ничего не говорить матери. И я молчала, бесшумно плакала в подушку, но молчала. Мои сестры, моя мать были для меня ангелоподобными, я восхищалась каждой, и я никак не хотела своими рассказами заставлять их плакать.
Сейчас я, порой, думаю, что стоило было признаться. Я должна была все рассказать матери еще в самый первый день его домогательств. Но к чему сейчас просроченные оправдания и угрызения совести? Ничего не изменишь, это мое прошлое, моя самая главная ошибка, мой крест.
Из-за моих глупых и опрометчивых поступков я потеряла семью.
Еще в тот день, когда руки еще не отвыкли от горячего метала пистолета, когда труп отчима лежал в багажнике, а я, вытирая с лица слезы, со всей дури вжимала педаль газа в пол, я думала что поступаю правильно. Руни будет хорошо с матерью, как и Эльзе. Все верно, я не планировала забирать младшую с собой, но она увязалась, говорила, что все расскажет матери, шантажировала меня и снова обвиняла во всех грехах. Взять ее с собой - было единственным способом заставить ее заткнуться.
Остановка в Вестбруке, знакомство с Логаном, неизвестный купол, затем интернет, который заработал лишь спустя пару недель. Я несколько раз вновь и вновь писала сообщение для Руни, для мамы, желая поддержать их и просить не волноваться, но моя трусость и неуверенность каждый раз брали верх. Я считала, что так будет лучше. Пусть мы будем просто пропавшими без вести, чем теми, кто убил своего отчима и сбежал. Боюсь, моя мать не пережила бы такой новости.
Затем долгий пусть в сторону Сакраменто, наша жизнь там, порой скучная и унылая, а порой полная счастливых событий. Но каждый божий день я просыпалась в муках совести, я никогда не умела хранить секреты, а сейчас весь мой образ существования был покрыт пленкой мрака и таинственности, а я привыкла быть открытой и простой девочкой. Я должна забыть про свои привычки.
Снова письма в никуда, я пару раз набирала номер домашнего, слушала, как Руни раздраженно орет матом в трубку и просит больше не звонить сюда, а я молчала, тяжело дышала и радовалась даже этим грубым словам сестры, ее голосу, ей самой. Мы никогда не были близкими подругами, да мы даже приятельницами друг другу не приходились, но лишь уехав от нее за тысячу километров, я поняла, насколько способна по ней скучать.
Эльза же реабилитировалась очень быстро, нашла себе новых друзей, записалась в кружки, была общительной и живой. Я же стала для всех изгоем, я сама выбрала этот путь для себя, отстраняясь от людей и закрываясь в скорлупе, в своем личном мирке, где каждодневно пыталась убеждать себя в том, что поступаю правильно. У меня появился друг, который был со мной просто так. Знаете, непривычно ощущать, что кто-то тобой интересуется. Я до сих пор жду в нашем общении подвоха, но его до сих пор пока не было. Как до сих пор я и не раскрыла перед Альбусом всех своих секретов.
К чему я все это рассказываю?
Месяц назад я получила на почту письмо. Письмо от моей сестры, от Ханны.
Если бы монитор экрана мог передать настроение и почерк пишущего, уверена, ее слова и буквы были бы острыми лезвиями, что ранили мое сердце. Я не смогла прочитать ее письмо до конца с первого раза, у меня на это ушло не меньше дня, я заперлась в комнате, буквально заставляя прочитать себя каждую следующую строчку.
Она ненавидела меня, она обвиняла меня во всем, этот омут ярости и злости поглотил меня, я не могла ни говорить, не кричать в голос, лишь бессмысленно лить слезы на свои колени, не веря глазам. Умерла мать, умерло все, разрушилась моя мечта, моя жизнь, я ничтожество, которое своими необдуманными поступками и попыткой защититься убивает всех вокруг.
Я должна была молчать, позволять отчиму дальше измываться над собой, я не знаю, не знаю, что я должна была делать. Обращаться в полицию? Мне никто не поверил бы, Девид был лучшим другом местного шерифа, да и к чему сейчас думать о том, как я должна была поступить?
Назад время не повернуть, и это гложило меня, убивало, разрывало на части. Я не смогла ответить Руни на то письмо, просто не смогла. Не смогла ей признаться в том, что все еще жива, что я просто сбежала, плюнув на трудности, сбежала от издевательств и каждодневных насилий. Как я могла сказать ей об этом, сказать ей, что во всем виноват ее отец? Она так обожала Девида, он был для нее идеалом мужчины, и я не имею права забирать у нее эту любовь. Мне было стыдно с ней разговаривать, я не хотела, не хотела смотреть в ее полные ярости и ненависти глаза. Впервые в жизни в моей голове поселилась мысль о том, что я хотела бы просто умереть. Сдаться окончательно, словно моя смерть искупила бы все мои грехи. Какая чушь, согласны?
Моя мать мертва. Мой ангел, мое все, моя жизнь. Ее просто не стало, не стало из-за того, что ее нерадивая дочь плюнула на нее, сбежала из города не давая знать о себе совершенно ничего. От осознавания факта о том, что уже вторая смерть ложится на мои плечи, и не просто случайного человека, а самого родного и важного в жизни каждого, я свалилась в состояние безумного шока.
Я провалялась больше двух недель дома, я перестала есть, пить, сильно исхудала, истязая себя и наказывая за свои ошибки. Элла сначала злилась, напуганная моим поведением, желала помочь мне, но вскоре сдалась, возвращаясь к прежнему образу жизни.
Я же с тех пор так и не произнесла ни слова.
Мне пришлось поменять работу, сейчас я работала секретарем в фирме по опросу населения, проводила социальные тестирования на крупных сайтах. Не скажу, что я любила свою работу, да я теперь и жизнь то свою ненавидела, но нам нужно было на что-то жить, я не могла бросить Эллу в чужом городе совсем одну.
Мы решили снова вернуться на квартиру к Чарли, мужчина принял нас с доброжелательностью, уступая нам нашу старую комнату. В его присутствии я могла оставить сестру дома, я знала, что мужчина присмотрит за ней и не даст в обиду. Я же в это время уходила на ночные прогулки по городу, словно свежий ночной воздух Сакраменто поможет мне найти силы в себе, чтобы не сигануть под ближайшую электричку.
Сегодняшняя ночь не стала исключением, я мало спала, меня мучали кошмары, в каждый сон ко мне приходила мама и смотрела на меня разочарованным взглядом. Я не могла с этим справиться и отправилась на промышленный мост, вновь думая о том, что мне чертовски надоела такая жизнь.
Может хуй с ним? Прыгнуть в глубину синевы, вдохнуть побольше воды в легкие и отдать себя в руки на растерзания монстрам из ада. Но я не могла, у меня была Элла, только вот меня у нее не было. Я вообще никому не была нужной, всего лишь Алиса.
Взгляд на ночное небо, и снова слезы по щекам. Не хочу так жить, не хочу жить с этим грузом на груди, я была не права, я поступила безрассудно, но что я могу сделать сейчас? Боже, прошу, помоги мне, подскажи мне выход, дай мне знак?
- Что я должна делать? – беззвучно, одними губами в пустоту, не обращая внимания на шорох за спиной, издаваемый незваной гостьей.

+2

3

Может быть, на том конце
Встретит в чьем-нибудь, чужом лице
Перед тем, что-нибудь отдашь в сердце
Кто-нибудь отдаст сердце и
Знаешь ли, бывает же чудо
Знаешь ли, встречают же люди
Может быть и ты тоже
Может быть...

выгляжу так;

Скарлетт прекрасно знала, что я не пойду на модный показ, я согласилась составить ей компанию в пути, быть рядом по дороге туда и обратно и не более того. К тому же ей прислали красивый пригласительный билет, я бы там только мешалась, даже если бы и смогла каким-то чудом проникнуть в лофт именитого дизайнера.
Когда мы весной сходи на именины певицы, которая Метью вообще никем не приходилась, я не испытала ни одной радостной эмоции, мне угрожали, на меня кидали косые взгляды, даже пытались задушить. Эти представители богемы в большинстве своем психи. Разве будет нормальная девушка пришивать себе член, а мужина рисовать модели стрингов, призванных покорить весь мировой бомонд?
Не понимаю, как Скарлетт удается терпеть их всю свою жизнь, а ее сестра умудряется не только терпеть, но и плучать удовольствие от этого балагана.
Впрочем, вы поняли, что на показ я не пошла, слишом я бедная, непутевая и небразованная для таких мероприятий.
Этот вечер, а может быть, даже и ночь я проведу на своем любимом мосту, где никто не посмеет меня потревожить. Руни еще днем почти сразу после того, как колеса самолета коснулись взлетной полосы, отправиалсь по своим делам. То ли она не хотела докучать нам своим присутствием, то ли у нее действительно были какие-то дела в незнакомом городе - я не знала, недоумевая и переглядываясь с Браун.
Мисс Ларкин не поведала нам о том, что в столице Калифорнии у нее есть друг, обмолвилась лишь парой слов о какой-то Вивьен, вот и пусть гуляет со своей Вив, мы скучать не будем.
Весь день я провела со Скар, критикуя ее каблуки, макияж, прическу и задницу, а затем взяла такси и отправиалсь в центр города.
Меня высадили около пятизвездочного отеля, и дальше еще пятнадцать минут я ковыляла пешком. Как некстати начался мелкий и противный дождь, капли касались кожи лица, словно ударяя по ней, мне было очень неприятно, и я поспешила прикрыть нос и губы рукой. Когда я свернла с асфальтированной дорожки для пешеходов, то оказалась на размытой вязкой тропинке, извивающейся между кустарников. Какой еще идот или идиотка додумается сюда ползти? Вот и я думала – никакой! Правда, намеревалась показать это лиричое место Браун, но пока у нас не было времени на прогулки по городу и ползания по мостам.
Отталкиваюсь от земли, цепляясь пальцами за мокрую, бетонную стену и подтягиваясь. Несколько трюков, доступных даже не самой спортивной девушке – и я стою на прутьях, служаших опорой. Достаю из вместительного кармана небольшую банку пива, зажигалку и сигареты, пытаясь ничего не уронить. Если у банки был шанс остаться со мной, то упавшая сигарета или зажигалка немедленно проскользнет сквозь прутья и окажется в речной пучине.
Прикуриваю, не с первого раза мне это удается, потому что погода – врагу не пожелаешь, проморзгло и слякотно, у меня о холода посинели кончики пальцев и губы.
С чувством полного удовлетворения вдыхаю табачный дым, подходя к своей арке и замечая у самого края силуэт девушки.
Я удивилась, не зная,  то ли согнать незнакомку, то ли пойти в другую арку, то ли вовсе уйти. Я привыкла находиться на мосту в одиночестве. Решив все же познакомиться, осторожно и бесшумно подхожу к девушке со спины. Слышу, как она что-то тихонечко шепчет себе под нос. Ветер беспощадно трепает ее волосы, она одета досаточно легко для такой пасмурной погоды и на ее коже совсем нет мурашек. Мне кажется, что ей, наоборот, жарко.
Наклоняюсь, ставя пиво на твердый бетонный пол и кладя руку девушке на плечо. Она вздрагивает и поворачивается, очень резко. И когда мои глаза встречаются с ее глазами, небесно-голубыми, я отскакиваю, запинаюсь, падаю на задницу, отползая на метр от нее. Паденее сопровождается громким:
- ААААААААААА!
Решив, что сбежать незамеченной мне все равно уже не удастя, я смотрю на нее немного обиженно, с тенью непонимания в карих очах:
- Руни, какого хрена? – На самом деле, я не была уверенна в том, что передо мной доморощенная пианистка, но лицо совершенно точно было ее. Такой же острый носик, скулы, тяжелый подбородок, светлая кожа. Вот только шмотки какие-то колхозные, да и прическа… У Руни волосы очень светлые, чуть вьющиеся и с челкой, и пирсинг исчез. Или я просто не разобрала в сумерках. Банка с пивом чудом не пострадала, оставаясь в неподвижном покое по правую руку от меня, а я так и сидела на пятой точке, облокачиваясь ладони и глядя на девушку, как на привидение.

Отредактировано Bonnie James (2013-11-03 16:56:12)

+1

4

Самобичевание – отныне мой крест, моя судьба, мое второе имя. Я никогда не была настолько апатичной и меланхоличной девушкой, словно героиня какого-либо драматического фильма. Я не узнавала себя, ни в зеркале, ни в своих последующих поступках. Я стала чрезвычайно осторожной и молчаливой, я скрывалась в  своей собственной скорлупе, не желая никого пускать внутрь. Даже Люка, даже Чарли, даже саму себя я гнала прочь.
Эти проблемы, хотя их и проблемами то назвать сложно, это моя жизнь, моя история, и я сама привела ее именно к такому сюжету. И этот сюжет мне совершенно не нравился, я корила себя за эгоистичные мысли, за нежелание справляться со всей ситуацией собственными силами. Я думала о смерти, думала о том, больно ли падать, и как долго я буду эту боль чувствовать?
Вдыхаю холодный воздух полной грудью глядя не куда то в определенную точку, нет-нет, в пустоту перед собой, вдаль, не обращая внимания ни на вой пожарной сирены, ни на ругань какой-то кампании у меня под ногами, ни на шорохи позади меня.
Но вот когда на меня наткнулась молодая девушка и завопила нечеловеческим воем, я действительно испугалась, отскакивая назад и чуть не сваливаясь с крыши. В этот момент я испытывала такой дикий страх, что мысли о самоубийстве вылетели из головы сами собой.
- Почему нельзя быть немного осторожнее? – мой голос не звучал грубо, скорее озадаченно, я пыталась принять более менее безопасное положение, вновь устраиваясь на краю и отворачиваясь от незнакомки. Мне не была интересная эта девушка, да и к ночным знакомствам я не была готова. Я хотела посидеть одна и подумать, подумать о том, где мне взять денег на дорогу в Нью Йорк и о том, что я скажу Руни, когда увижу ее перед собой.
- Руни, какого хрена?
И вот тут меня словно пронзило невидимой стрелой, я резко обернулась, глядя на девушку с недоумением и ужасом в глазах. Она назвала меня именем моей сестры, она смотрела на меня так, словно узнала меня, словно в моем лице ей что-то показалось до боли знакомым. Этот обиженный нахмуренный взгляд, надутые губы и нелепые отряхивания своего белья.
  - Как ты меня назвала? – мой голос звучал совсем тихо и потерянно, неужели эта девушка знает мою сестру? Но от куда? Она здесь? В голове появилось так много вопросов, но в меру своей скованности, я не спешила их задать вслух, хотя поджар и шквал эмоций рвал меня изнутри. Хотелось схватить девчонку за края одежды и встряхнуть с яростным вопросом «где она? Где моя сестра?» - От куда ты знаешь Руни? Я… Я не она, извини, ты меня с ней перепутала. – Ну не буду же я врать и говорить о том, что Бони ошиблась и я не понимаю о чем идет речь. Нет, мне было слишком важно выведать информацию о состоянии своей сестры. – Она в городе?
Наверное не стоило сразу заваливать незнакомого человека вопросами, но я не могла унять себя, мне казалось, что я говорила так быстро, хотя на самом деле выглядела усталой и озадаченной. Вновь витаю в своих мыслях, совершенно не обращая внимания на собеседницу. Стыдно ли мне было сейчас? Честно сказать, не очень. Судьба и местонахождение Ларкин волновали меня больше.

+1

5

То, что девшка только что чуть не оступилось и не сорвалась в реку, меня волновало не так сильно как то, что она похожа на Руни Ларкин, ту самую Руни, с которой мы сейчас живем и котрая смотрит на всех полным презрения взглядом. У этой «Руни» глаза были другими, даже в темноте я видела их добрый голубой блеск.
- Никогда не видела тебя здесь раньше, прости, -  откуда во мне  появилось столько несвойственной вежливости? Постепенно до уставшего сознания начало доходить, передо мной действительно не белокурая Руни, а совсем иная девушка, и голос у нее был тоже другой. Не тише или громче, бодрее или печальнее, а другой вообще. В мои ладони впиваются мелкие куски белона, грязи и стекол, недовольно нахмурив нос, я поднимаюсь, потирая ушибленный зад и делая шаг навстречу в незнакомке.
- Ты же прыгать не собираешься? Я Бонни, и я не хочу стать свидетельницей самоубийства. – Конечно, я шутила и думать не могла о том, что эта девочнка забралась на мост для того, чтобы свести счеты с жизнью и отдать свое горячее тело прохладным речным волнам.
- Руни, я назвала тебя Руни, ты чертовски похожа на одну мою знакомую, так что я обозналась. А ты тоже ее знаешь, ну надо же… Какая неожиданность! – Я наигранно всплескиваю руками, устраивась напротив сестрицы Ларкин, скрещивая руки на груди. До меня постепенно начинает доходить, что именно из-за этой бессовестной девицы наша королева ходит с вечно недовольным лицом, все время предаваясь размышлениям, где же шляется Элис.
- Элис? – Наверно, Алису сто лет уже никто не называл ее настоящим именем. С тех самых пор, как она сбежала из дома, унося свой секрет.
- Я уже поняла, ты немного посимпатичнее, - и не стоит расценивать это как комплимент, но у Норман волосы хотя бы были нормального цвета, и пирсинга с татуировками не наблюдалось.
- О да, Руни в городе, и все время думает о том, как тебя найти. Не хочешь появиться в поле ее зрения? – Не то, чтобы я была сильно обеспокоена состянием четы Ларкин-Норман, но может быть с появлением Алисы одной проблемой в нашем женском коллективе станет меньше.
- А если серьезно, - я умащиваю свою попу на рваной картонке, стоявшей и дожидавшейся меня здесь каждый вечер и свешиваю ноги вниз, продолжая разговор уже более нормальным дружелюбным тоном.
- Руни подруга моей подруги Скарлетт, то есть вроде как она и моя подруга, но взаимностью это не пользуется. Руни хочет тебя найти, и Скарлетт всерьез думала на счет того, чтобы нанять детектива. Так что тебе повезло, что тебя нашла я. Почему ты сбежала из дома, у тебя проблемы с полицией? С тобой плохо обращались? – Сама того не замечая, вспоминая голливудские блокбастеры я попала в яблочко, задорно смеясь и не понимая, отчего Элис не разделяет моей шутки.
- Ели ты хочешь, я отведу тебя к ней, она должна быть дома. Где ты живешь? – Почему-то всю эту ситуации я находила жутко смешной, забавной и кинематографической. Все в лучшем сюжете индийских кинолент. Сестры, разлученные в детстве вновь обретают друг друга и помогаю в этом всем я! Гита и Зита просто нервно курят в своем кинематографическом углу.
- Ты такая грустная, - она мне нравится, в ней есть загадка, есть что-то завораживающее, подобное Луне у нас над головами. Светлое, холодной и пронизанное магнетизмом.
Достаю еще одну сигарету из промокшей пачки, предлагая и Норман.
- Куришь?

Отредактировано Bonnie James (2013-11-04 14:23:51)

+1

6

Новая знакомая оказалась чертовски разговорчивой. Я давно не сталкивалась с такими болтливыми людьми, я даже не сразу нашлась, что ответить на ее бесконечный поток слов и речей. Она все говорила и говорила, а я молча смотрела на нее ошарашенным взглядом, надеясь, что эта болтуха не подойдет ко мне ближе. Я ее побаивалась.
- Прыгать? – и снова взволнованный взгляд в бездну, в которую еще пару минут назад я хотела нырнуть с головой и забыться навсегда. Но после случайного столкновения, после того, как я смогла опробовать на вкус это чувства страха смерти, мысли о самоубийстве пропали из моей головы. – Нет-нет, я просто… - Но ее мало волновал мой ответ, девушка устроилась рядом со мной, снова говорила практически без умолку, мне кажется, у меня даже разболелась голова от ее трескотни, но я терпеливо слушала, я же сама задала ей так много вопросов. Пора привыкнуть, что не все молчаливые и прямолинейные, как я. Некоторым просто необходимо выливать в воздух весь тот мусор, что творится в их голове.
Я не имела ввиду именно Бони, хотя ее глупые шуточки и попытки задеть меня дико смущали. Смущало и то, что девчонка совала свой нос в наши личные с Руни отношения. Не люблю, когда между двумя людьми стоит третий – наблюдатель, который оценивает их каждый шаг и действие. Думаю хмурое настроение моей сестры зависит и от этой особы тоже.
- Верно. – Меня напугало, что Бони знает мое имя, это сигнализировало лишь о том, что Руни обо мне рассказывала, вряд ли что-то хорошее, скорей всего лишь о том, что все что произошло в нашей семье лежит на моей совести. Быть может, она говорила о том, что я умерла. Но нет, пропала, всего лишь пропала.
Посимпатичнее?
На этот сомнительный комплимент я недовольно повела носом. Всегда считала Руни намного красивее, именно красивой, она всегда следила за своим внешним видом, увлекалась украшательствами. Я же даже глаза красила через раз, в копилку моих опытов над внешностью можно сложить лишь покраску волос в светлый цвет. Но это от тяги быть похожей на сестру, чуть позже я смирилась тем, что внешнее сходство не заменит мне родственность душ, и я вернулась к натуральному цвету – к русому.
- Давно вы здесь? – проигнорировав замечание о том, что я должна бы с ней повидаться, я пыталась направить наш разговор в нужное русло, но увы, девчонка продолжала тараторить лишь о своем. Ну вот, теперь я знаю еще какую-то Скарлетт. Почему меня вообще должны волновать судьбы людей, незнакомых мне? Меня волновала лишь Руни, ее состояние, ее местонахождение.
- Это не важно. – Что эта девушка о себе возомнила? Почему она лезет в мою жизнь, задает мне вопросы, чувствует себя этакой спасительницей мира? Не скажу, что она мне не понравилась, скорее меня дико смущают люди, которые так быстро врываются в мое личное пространство, желая помочь. Словно без их вмешательство мы бы никогда не справились. Это обижало, это мнение и ощущение собственной безнадежности. Я ничтожество.
- Нет, не сейчас, не надо, я не готова. – срываюсь с места, поднимаясь на ноги и отказываясь от сигареты. – Не курю. – кратко и лаконично. Я не была готова к тому, чтобы сейчас встретиться с Ларкин, в моей голове было пусто, я боялась, боялась собственную сестру, она же ненавидит меня, а  если увидит воочию, то ту же выцарапает мне глаза и закопает заживо. – Скажи мне ваш адрес? Может телефон? Как давно вы тут живете? Почему я об этом не знала, это все так неожиданно. Что ты делаешь на мосту? Почему ты не с ними? – что есть то есть, эта девушка выглядела такой жизнелюбивой и активной, и я не сразу подумала о том, что такая яркая личность оказалась на этом мосту совсем одна.
– Что тебя сюда привело?

+1

7

Gustavo Santaolalla – De Ushuaia A La Quiaca

I can't escape this hell
So many times i've tried
But i'm still caged inside
Somebody get me through
this nightmare
I can't control
myself

Элис была похожа на главную героиню знаменитой сказки Льюиса Керролла, она смотра на меня потерянный взглядом, словно я, негодница, посмела вторгнуться в ее мир и нарушить спокойствие.
На самом же деле это она явилась без приглашения в мое укромное местечко, обосновавшись здесь. Да ладно, мне было не жалко, но это девчонка все равно была до безобразия странной. Бледная кожа, внимательный и молчаливый взгляд, бесформенная одежда – да главная героиня знаменитой саги о вампирах просто отдыхает в сторонке!
Она была настолько скупой на любые человеческие эмоции, она совсем не реагировала на мои шутки. Может, у этой ночной нимфы с чувстовм юмора такие же пробемы, как и у ее сестры?
- А я гляжу, вы с Руни обе не умеете смеяться над собой, это семейное, да?- Легонько толкаю ее логтем в бок, стараясь не напугать, и убираю пачку в карман.
- И не пьешь и с парнями не встречаешься? И учишься на отлично? Все понятно… - Вряд ли Норман вообще интересно случать все, что я о ней думаю. Такие люди слушают только себя, свое эго и не замечают ничего вокруг.
Да и вообще замкнутые и скованные индивидуумы меня пугали. Почему бы не смотреть на мир чуть позитивнее, встречая новый день улыбкой?
Стоп, Бонита, а сама то ты сюда в каком настроении пришла? Но у меня это явление временное и быстропроходящее, а у сестер Ларкин-Норман депрессия, по ходу, образ жизни. Меня никто не любит, никто не понимает и не ценит, пожалейте меня бедную! И это мантра на каждый день с утра до вечера.
Я курила и болтала ногами, не боясь в очередной раз потерять обувь.
- Давно здесь я или давно  здесь Руни? – Я задумчиво почесала подбородок, поворачиваясь к Элис и размышляя над тем, стоит ли говорить с ней дальше, или подразнить ее любопытство еще немного, намеренно уходя от ответов и скатываясь с темы.
- Я здесь родилась, не совсем здесь, но в Калифорнии, а в Сакраменто не считая перерыва на путешествие – два года. Учусь в местном университете, - а я люблю поболтать, так что пусть слушает, сама же спросила.
- А ты еще в школе числишься, верно? Ах да, Руни приехала в Сакраменто на два дня, пока Скарлетт будет тусоваться на модном показе какого-то голубоватого дизайнера. Мы что-то вроде группы поддержки или свита. Шучу-шучу, я и без Скар вполне ничего. – Подмигиваю шатенке, она милая, если смотреть на нее сквозь призму своей бисексуальной ориентации. Гораздо милее своей холодной и мрачной сестры.
– Вот сейчас день первый… У тебя еще сутки с небольшим, чтобы с ней встретится, если она тебе нужна, конечно. Что именно не важно? Твои проблемы с законом или почему ты ходишь с рожей, словно тебе весь свет не мил? Мне то оно, конечно, не важно…
Выпускаю из пухлых губ рябристую струю дыма, подбирая ноги под себя и усаживаясь так, чтобы Элис видела мое лицо.
Моя идея повидаться с родней девчонке не пришлась по душе, и она, словно ужаленная, вскочила на ноги, чуть не наступая мне на пальчик руки!
- Ну ты, растяпа, - качаю головой, хватая ее за край  пальто и тоже поднимаясь на ноги, выкидывая окурок в реку и провожая его прощальным взглядом, словно падающую звезду.
Догоняю Элис, из уст которой, наконец-то, посыпались вопросы.
- Не все сразу! Пошли спустимся и я тебе все расскажу. – Настигаю ее, шагая рядом, нащупывая в кармане пачку и ключи от дома.
- Мы живем у подруги как я уже сказала, я не знаю ее адреса, только где находится дом, и телефона Руни у меня нет, я ей не звоню, она сама звонит, если нужно. Только вот ей ничего не нужно. А они все разбежались кто-куда, ну Скар на тусовку, Руни я даже не знаю… У нее вроде парень есть. – Пожимаю плечами, слухи такие слухи. – Я люблю это место, оно побуждает к размышлениям. – Замолкаю, спускаясь с моста и дожидаясь Алису.
Беру ее за руку, буквально сжимая ее тонкое изящное запястье.
- Идем, я покажу тебе нашу квартиру. Не бойся, я н наркоманка и не извращенка. Веришь мне? – И почти насильно тяну девушку в сторону остановки метро. Ох уж и упрямые эти школьницы!

Отредактировано Bonnie James (2013-11-08 21:11:38)

+1

8

А в голове тем временем играла музыка. Бони действовала на меня таким странным образом, я смотрела на нее и мне почему то хотелось улыбаться. Такая живая, непосредственная, смешная. Как она наигранно взросло выдувает из легких струю дыма, как цокает языком и смотрит на меня оценивающим взглядом, как ухмыльнулась отсутствию во мне вредных привычек. Мне казалось, что она специально хочет казаться старше, взрослее и лучше меня. Я была не против, улыбаясь ее замечанию, помогая ей встать с места.
- Ну, каждому свое, ты любишь мальчиков и сигареты, а я люблю стихи и рисовать. Но это не повод надо мной смеяться, просто мой выбор отличается от твоего. – И это не значит, что чей то выбор хуже. Мы обе разные. То есть совсем разные, я это чувствовала, нашу полярность и непохожесть. Мы вряд ли смогли бы найти общий язык, или же наоборот, стали бы хорошими подругами, так всегда случается между совсем противоположными людьми – но сейчас я была больше обеспокоена тем, что эта девушка знает мою сестру. Руни здесь, Руни в этом городе, и я должна собраться с мыслями, своими желаниями, отогнать свои страхи в сторону и найти ее, поговорить, попросить прощения.
А Джеймс все щебетала над моим ухом, рассказывала о себе, о том, от куда она родом. Странная девочка, она повествует о совсем не интересующих меня фактах. Разве кому то важно, в каком городе ты родилась? Это же никак не влияет на твой характер, на твою личность в целом, всего лишь строка в паспорте с местом рождения. Я совсем не была похожа на коренную жительницу Нью Йорка, наверное, город Люка мне бы подошел больше. А еще я вижу себя во Франции, в легком воздушном платье, с шариком в одной руке и вкусной ароматной булкой, в другой.
Но я промолчала, не считая нужным делиться своими мыслями с Бони, вряд ли она поймет мою точку зрения, ведь у нее на уме лишь сигареты и мальчики, это я отлично усвоила.
- Что не так с моей рожей? – как всегда замечтавшись и задумавшись, я прослушала добрую половину из того, что мне сказала Шерил. Хотя слова про Руни отчетливо врезались в мою память. – Куда вы уедете потом?
Да простит меня сестра, но ехать к ней сейчас, среди ночи я не собиралась. Я была просто не готова к разговору, видеть на себе ее ненавидящий взгляд, слушать ее обвинения в свой адрес, да и вообще. Лишь в экстренных ситуациях я могу вести себя достойно, но сейчас я струсила, реально струсила, вырывая ладонь из руки Бони и глядя на нее  напуганным взглядом.
- Ты не понимаешь, ты просто не понимаешь, что между нами произошло. Я не могу так просто заявиться на пороге, и сказать – ну что, сестрица, соскучилась? Это будет глупо, Руни… Она точно этого не оценит, да и что я скажу? Мне нужно все обдумать, что я скажу, что я сделаю… - не то, чтобы я была большой любительницей планов, скорее я пыталась оттянуть момент нашей с блондинкой встречи. – Как она сейчас? У нее есть парень? – Хотя чему я удивляюсь, Руни всегда была красивее меня, активнее, общительнее, и я дико радовалась, что хотя бы в личной жизни у нее не было глупых проблем.
Тем временем мы добрались до метро, Бони отчаянно тянула меня в сторону своего дома, я же сопротивлялась, не желая сталкиваться с Ларкин раньше времени.
- Я, правда, не любительница рассматривать чужие квартиры. Так, хватит меня тянуть за собой, успокойся! – резко останавливаюсь на месте, вновь вырывая свои руки и глядя на Бони с укором. – Прекрати этот детский сад, не надо тащить меня никуда, я в праве сама решить когда и где я встречусь со своей сестрой. И это случится не сегодня.
На какое то мгновение мне стало стыдно за свой немного грубоватый тон, я не привыкла разговаривать так с людьми, но Бони вынуждала, казалось, эта девушка просто не слышит иначе, нужно было обязательно кричать, тянуть и толкать, чтобы добиться от нее адекватной реакции.
- Извини пожалуйста, просто для меня все это действительно немного неожиданно. Когда вы уезжаете от сюда? И куда? Где я смогла бы ее найти? Просто ответь на мои вопросы, это очень важно. Ты же хочешь нам помочь? Так помоги мне, отнесись к этому серьезно и прекрати ерничать, и я буду тебе очень благодарна.

0

9

По всем законам жанра Алиса, скромная, безвкусно одетая и странная девица должна была вызывать во мне жуткую антипатию, но было в ней что-то милое и цепляющее, может быть улыбка, которая оставалась на лице не смотря на все мои попытки ее задеть и вывести на эмоции.
- Я над тобой и не смеюсь, - пожимаю плечами, выдерживая паузу. – Шутка, смеюсь, конечно, потому что ты смешная. – Что именно меня веселило, я сказать не могла, но встретившись с ней на мосту, я почувстовалаа приступ необузданной эйфории и радости. На самом деле мне хотелось помочь найти Руни сестру, я не могла нанять детектива или самостоятельно заниматься поисками (мне просто было лень, это же понятно). Но коли судьба сталкивет меня лицом к лицу с ее родственницей, почему бы не сделать доброе дело? Больше всего я боялась того, что если сейчас отпущу Элис, то она ускользнет, убежит и больше не попадется мне на глаза. Мутная она какая-то. Но с другой стороны, если бы она хотела сбежать, то не расспрашивала бы о том, где мы живем и когда уезжаем обратно. Почему не сейчас? Зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня? Возможно, белобрысая стала бы относиться ко мне лучше и смотрела не таким пронизывающим холодом душу взглядом. В прочем, я сама винвоата в том, что или не пытаюсь нравиться людям, или слишком стараюсь и меня становится неприлично много в их личном пространстве.
Фраза про рожу вырвалась случайно, и я, встрепенувшис и склонив голову на бок, позволяя тяжелым волнистым волосам спадать на одно плечо, еще раз внимательно всмотрелась в ее лицо.
- Рожа у тебя ничего, не мисс Всселенная, конечно. Вот только ты какая-то грустная, словно белый свет тебе не мил, и даже улыбка это не скроет. – Мой голос звучал в эти минуты тепло и дружлюбно. Каждый челвоек заслуживает счастья, и это не должно зависеть от его красоты и жизненных достижений. Каждый человек должен быть важным для кого-то и любимым.
- Мы уедем послезавтра, приехали всего на два дня. Вернемся в Нью-Йорк, займемся тем же чем занимались раньше. Будем работать, учиться и погрязнем в бытовушке. – Я не стала спрашивать, чем по жизни занимается Норман. Наверняка, ее жизнь не намного разнообразнее нашей, а если и разнообразнее, то будет как-то обидно, меня же это не касается. Иногда я могла остановиться и прекратить сувать нос не в свое дело. Вообще весь разговор с Элис носил для меня шуточный характер. Я не хотела ее обидеть и тем более всерьез воспринимать ее отказ увидеть свою сестру.
- А что между вами произошло? Ты сбежала из дома и поступила как эгоистичная дурочка. – Я посмотрела на нее с укором, откуда же мне знать, если никто ничего не говорит. Впрочем, не мне ее судить, ведь я точно так же сбежала из дома пару месяцев назад, навеняка отец уже метает молнии, а мать роет носом землю, чтобы вернуть меня домой. - Мне кажется, она была бы тебе рада, - насколько я знаю Руни, она никогда не говорила с ненавистью о своих родных, мне казалось, что ей очень плохо вне семьи, вдалеке от родителей и от этих двух глупышек, которые решили вкусить самостоятельную жизнь.
- Нормально… - Замумавшись, я понимаю голос до шепота, рассматривая браслеты на своих запястьях. – Нормально. – Повтояю уже намного тише. – Вроде да, есть. Она мне ничего не рассказывает, мы мало общаемся.
- Ладно, ладно, - приходится признать свое поражение. Вредная сестрица Руняши не собирается заходить к нам на чай, что тут поделать. Может быть, проследить, где она живет и дать Ларкин адрес? Хотя нафига мне это надо, наверно, я просто перечитала детективов и решила возмомнить себя Агатой Кристи – это лучше, чем зевать от скуки на пафосной вечеринке.
Достаю из рюкзака блокнот и карандаш, пишу Элис номер поезда, вокзал и время отправления. – Мы приедем за час, если захочешь ее найти, то там. Потом Нью-Йорк, думаю, найдешь ее у вас дома, она туда заглядывала к матери раньше. - Отрываю лист и вручаю Норман, касаясь пальцами ее теплой руки.
- Она все равно тебя найдет рано или поздно, наймет детектива или придумает что-то еще. Не будь глупой трусихой.
На этой ноте я разворачиваюсь и быстрым шагом иду в сторону остановки, набирая по пути номер Скарлетт. Да, я знаю, она сейчас на педиковской вечеринке, но мне очень надо высказаться и поделиться эмоциями. Ветер гудит и задувает в уши, пальцы замерзают, но я все равно бегу к остановке и слушаю протяжные сигналы из мобильного.
- Скар, это я! Я нашла сестру Руни, прикинь? Нет, я не ошиблась, они же похожи. Она такаааая дура. Тебе еще долго? Я скро приеду.
Стоит ли говорить о том, что Браун тут же поехала домой, и весь остаток вечера я рассказывала девушкам о роковой встрече. Руни мне не поверила, сказала, что я издеваюсь и что это не смешная шутка. Обидно, ведь эта была не шутка, и я на самом деле хотела сделать добое дело и помочь.
- Она сама придет, когда захочет. – Помешивая в чашке чай и провожая Ханну взглядом, прошептала я, думая над тем, что я, веротяно, слишком порочная для хороших поступков.

*конец*

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - на небо посмотри со мной.