Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » блюз одиноких


блюз одиноких

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Макс, Митчелл и Метью
Место: Сакраменто, особняк семейства Стоун
Время: канун Рождества
Сюжет: они уже ни раз расставляли точки над i, ни раз прощались навсегда. Но судьба вновь и вновь сталкивает их лбами, заставляя усомниться в собственном решении. Чем закончится очередная встреча после долгой разлуки?

http://s4.uploads.ru/qcDFm.png http://s5.uploads.ru/LmsTO.png http://s4.uploads.ru/CsMbB.png

Отредактировано Scarlett Brown (2013-10-13 21:48:12)

+2

2

внешний вид

Что я здесь забыл. Нет, правда, какого черта? Кого там точно не ждут, так это меня, но не смотря на это убеждение и внутренние противоречия, я все ровно иду. Иду не смотря ни на что. Я наплевал на слова брата, однозначно здравые, чтоб я не тащил свою задницу на этот чертов праздник жизни, на который меня не позвали. Отказался провести канун рождества с той крупицей семьи, которая у меня есть и отправился в особняк Стоунов, в котором, наверное, знаю все мельчайшие уголки.
Мне безумно хотелось придти не одному. Придти с девушкой, одеть дорогой костюм и просто посмотреть тебе в глаза. Этого было бы достаточно, мне хватило бы твоей реакции. Но я профукал такой свой план, снова отдавшись в лапы забытья, очнувшись только за несколько часов до выхода. Не удосуживаясь даже одеть что-то приличное, я оказываюсь рядом с особняком, не желая заходить с главного входа. Наверняка на входе стоит кто-то из семьи Стоунов или Браунов-бараунов. Я решаю перебраться через забор на заднем дворе, куда и направляюсь.
Забор, один из проходов со двора, путь до кухни, где крутится куча прислуги. Я останавливаю первого попавшегося.
- Я опоздал, где я могу одеть костюм? - странно, но мне верят и указывают на дверь, объясняя куда пройти. Уже минут через десять я одет в обычный костюм, не отличающийся от любого другого официанта в зале. Беру поднос с напитками в руку и выхожу в зал, беспорядочно следуя по нему от одних гостей к другим. Останавливаясь молча рядом с каждым, предлагая бокалы шампанского. К этому даже не привыкать, в конце концов я проработал барменом последние несколько лет.
- Какой отличный вечер. А эта молодая пара, Мэттью и Макс, правда они очень хорошо смотрятся вместе? - переходя от одной группы гостей к другой, мне только это и приходилось слышать. Знаете, как популярные песни на радио, которые слышно из каждого утюга? Такая же песня, будто всем собравшимся больше говорить не о чем, кроме как восхищаться и восхвалять хозяев. Но что более странно, если бы раньше меня подобное услышанное вывело бы из себя, сейчас я принимал это спокойно, так же равномерно следуя дальше по залу, пока поднос не опустел совсем. Разворачиваюсь и следую обратно на кухню и где-то посреди зала сталкиваюсь со своим бывшим соперником, опрокидывая на него поднос, к моему сожалению уже пустой. Поспешно поднимаю его и удаляюсь на кухню. Мне нет желания делать вид, что мы знакомы, тем более посреди зала, полного гостей. Его, точнее ИХ гостей. Я оставляю поднос на кухне и ухожу в подсобку, запираясь внутри, сползая спиной по стене на пол. Еще раз. Зачем я здесь? Чтобы увидеть тебя. Но судьба ведь еще та злойдейка. Почему-то я не подумал о том, что твой муж так же будет здесь. Из кармана брюк выуживаю маленькую дозу дури, прихваченной с собой, которая быстро идет в дело.
Уже через несколько минут у меня в голове рождается новое решение. Я снова на кухне, снова беру поднос и иду не в зал, где толпятся гости, а вглубь дома. Туда, где, как я помню, твоя комната. Несколько стуков в дверь, удостовериться, что ты там и добавляю фразу, что тебя ждут внизу. Официально-торжественным, каким, как я полагаю, и должны обращаться прислуги в этом доме к хозяевам.

Отредактировано Mitchell Breen (2013-10-13 22:39:43)

+1

3

платье, блондинка!

Я никогда не была особым любителем праздников, хотя вам ли об этом не знать? Когда вся твоя обыденная жизнь состоит вплоть из вспышек фотокамер и постоянных слежек, даже стандартный домашний праздник, как Рождество превращается для тебя в адскую пытку. Как давно я не отмечала его в обычной тихой обстановке? Я забыла, что такое рождественский дух, этот святой день отныне ассоциировался у меня лишь с очередной крупной вечеринкой, от которых уже тошнит.
По возращению в Сакраменто, я ни дня провела вне места работы. Я вкалывала как сумасшедшая, не позволяя себе ни на минуту расслабиться, находиться вновь в родном городе мне было чертовски тяжело. Здесь абсолютно все напоминало мне о них. Я постоянно думала о Митчелле, о том, что наше расставание вышло немного грубым и неправильным, я так и не сказала ему главного, хотя может оно и к лучшему? Но я не хотела ненависти в свой адрес, не хотела, чтобы он проклинал меня по ночам и думал о том, что я предпочла его другому. Я работала, и боялась, что во время очередной паузы, буду искать повода увидеться с ним.
С Максом же мне видеться абсолютно не хотелось. Честно сказать, мне было попросту страшно. В последнее время мой муж сильно изменился, не было укоров и оскорблений в мою сторону, этот сюрприз в сентябре, показ мод, который мы провели вместе – он был слишком внимателен ко мне, слишком… Словно они с Митчеллом поменялись местами.
Мне не хотелось вновь возвращать в свою жизнь прежние проблемы, я поставила вокруг себя четкие рамки, называя себя свободной женщиной, и я хотела ей остаться, не смотря на все свои душевные терзания, и на внешние изменения моего мужа.
Так вот, масштабная вечеринка для элиты общества. Сегодня я должна буду спуститься в зал, строить из себя счастливую жену, любящую и доброжелательную со всеми гостями. Я буду лицемерно улыбаться и врать о том, что ждала этой вечеринки чуть ли не с августа месяца. Я буду постоянно пить шампанское, и надеюсь, часам к двенадцати ночи буду не соображать настолько, что родители просто попросят меня удалиться наверх и не портить имидж семьи, я же этому буду только рада. Быть может, в таком огромном доме мне даже удастся не встретиться с Максом? Я была бы чертовски этому благодарна.
Я сидела у зеркала, расчесывала белокурые локоны, все не решаясь заставить себя спуститься вниз, как в дверь постучали. Я раздраженно выдохнула, желая притвориться, что внутри никого нет, но голос был настойчивым, меня уже ждут, я должна идти и вновь играть роль шута для пришедших.
- Да-да, я уже иду. – лениво поднимаюсь, одевая туфли и шагая в сторону двери, поворачиваю ручку и первое, во что устремляется мой взгляд – в элегантную черную бабочку. Поднос с шампанским, я беру бокал, лишь затем, в знак признательности, переводя взгляд выше и встречаясь… Встречаясь с родными и любимыми глазами. – Митчелл?
Я была настолько шокирована твоим появлением на своем пороге, что бокал выпал из моей ладони, разбиваясь под ногами и усыпая дорогой паркет своими осколками. Пячусь назад, испуганно хлопая ресницами, я так хотела этой встречи, прокручивала ее в голове вновь и вновь, а сейчас не знаю что сказать.
Хотелось обнять тебя, кинуться на шею и сказать – ох, Митч, я так дико по тебе скучала, я рада, что с тобой все хорошо!
Но ты не выглядел счастливым, заросшее лицо, взъерошенные волосы, печальный взгляд, ты смотришь на меня так, словно ждешь чего-то, это меня пугает. Я боюсь тебя, а раньше я этого не испытывала.
Хватаю тебя за руку, затаскивая внутрь и закрывая за тобой дверь, поворот ключа, мы заперты. Еще немного стою, упираясь лбом в дубовую поверхность, слушаю твое дыхание, боюсь поворачиваться, боюсь твоих слов.
- Вряд ли ты устроился к нам официантом. – конечно вряд ли, скорей всего, ты пробрался сюда тайком. – Как ты попал сюда? Для чего? – мои вопросы не были требовательными, голос звучал осторожно, я относилась сейчас к тебе как к свободолюбивому зверю, сильному и отчаянному, я не хотела выпускать тебя из своей клетки. Гляжу на тебя сквозь плечо, изучаю, пытаюсь прочитать твои мысли, но тщетно. Ты стал другим – опасным и интригующим. Непонятным мне. – Я рада тебя видеть, это правда.

Отредактировано Scarlett Brown (2013-10-14 00:05:10)

+1

4

Зачем я здесь? Похоже на сегодня это будет мой коронный внутренний вопрос. Возможно позже я даже смогу на него ответить, но не сейчас. Не сейчас, когда я стою около твоей двери в комнату, надеясь, что ты внутри. Я не стремился к встречам с тобой с нашей последней встречи в Нью-Йорке. Я знал, что ты далеко, в другом городе и просто старался жить дальше. И жил бы, наверное и дальше, если бы случайно не узнал об этом вечере в особняке Стоунов. Я узнал, что ты здесь, снова в городе. И решение пришло раньше, чем я начал думать. Я должен был быть здесь, должен тебя увидеть. Это просто мое эго, мой эгоизм, но мне ничто не мешает тешить себя. Теперь не мешает. Мне просто хочется увидеть тебя, твои глаза и понять, что ты живешь дальше. Что ты можешь жить дальше. Я тоже могу. Но отпускать так легко и быстро я не научился. И это уже не симпатия, это скорее просто желание снова оберегать тебя, как три года назад, когда ты была еще ребенком, попавшим во взрослый мир. Я помню твой страх в глазах и гордо вздернутый подбородок. И я не хочу этого видеть в тебе снова.
За дверью слышится голос, тихие шаги, я вытягиваюсь по струнке и просто жду, пока ты откроешь. Тебе уже успели сегодня сказать, что ты прекрасно выглядишь? Тебе сегодня будут говорить об этом весь вечер, стоит тебе спуститься вниз, поверь. Вот только те, кто собрался внизу будут говорить тебе это в любом случае, я же сказал бы правду.
Ты роняешь бокал, который с характерным звуком разбивается о пол, осыпая его мелкими осколками, но я не реагирую на это, я смотрю на тебя, наблюдаю за тобой. За твоей реакцией, за твоей суетливость, ты знала, что я скучал, но ни за что не признаю этого? Я придумаю любое другое оправдание своему пребыванию здесь.
Ты хватаешь меня за рукав, втаскивая внутрь комнаты и запираешь дверь. Это лишнее, Скар. Я не просто так вырядился в этот костюм, а как раз для того, чтобы не компрометировать тебя в глазах родных. Или тебе все так же стыдно за меня, как было всегда? Я не скрываю своего осуждающего взгляда, мне сложно смотреть на тебя иначе, как было раньше. С каплей нежности или дрягих теплых чувств.
- Почему же? Для тебя все еще новость, что твоему мужу доставляет удовольствие унижаться людей? - нет, все-таки что-то в этом мире не меняется даже со временем. Чернить Брауна в глазах его жены я, наверное, не перестану никогда. - Через главный вход, как же еще. Припозднился немного к сожалению, но все же я здесь. - спокойным ровным тоном отвечаю я на твои вопросы, думая, когда же тебе надоест спрашивать о мелочах или ты так и не решишься прямо спросить зачем я здесь. И тогда мне придется очень хорошо задуматься, ведь пока я даже себе не могу ответить на этот вопрос.
- Я хотел убедиться, что ты в порядке. Ты никогда не любила такие мероприятия, верно? - мой голос чуть смягчается, ведь это воспоминание о тебе и твоих капризах каждый раз, когда нужно было показываться в свете, а ты упиралась до последнего. В такие моменты ты была совсем не похожа на светскую львицу, которой была для окружающих.
- Давно вернулась в Сакраменто? - я не знаю, почему меня это интересовало. Ведь я не ждал, что ты придешь ко мне. Не ждал твоего визита, звона, я вообще ничего не ждал. Прошло то время, когда я чего-то да ждал.
Отставляю поднос с парой бокалов на столик, ослабляя удавку на шее.
- Клинт недавно рассказал, что вам с ним удалось пересечься в Нью-Йорке. Забавная штука жизнь, правда? Удалось с ним найти общий язык? В первую встречу вы не очень-то поладили. - мы с братом тоже не всегда ладим, иногда дело даже доходит до драки. Обычно братьям хватает этого в детстве, а мы сейчас лишь наверстываем упущенное.
- Тебе, наверное, лучше спуститься вниз. Будет неловко, если за тобой поднимется кто-нибудь еще и застанет нас здесь. - будет еще более неловко, если мы будем вдвоем еще минут десять и я забуду о том, что мы с тобой расстались. Забуду напрочь и просто прижму тебя к стенке, наплевав на этот вечер и всех гостей внизу. Я стараюсь избавиться от этого, но знаешь, это не так-то просто.

+1

5

Опять мой муж, я даже едва заметно улыбаюсь, отворачивая от тебя свою моську, радуясь тому, что смогла хоть на долю секунды увидеть в тебе старого доброго Митчелла, ревнивого собственника, не воспринимающего ни одного адекватного слова против. Твоя ревность всегда была неудержимой. С Максом я не виделась с самого приезда, и честно сказать, не горела особым желанием. Не смотря на то, что наши встречи проходили более мирно, чем с тобой, я опасалась его, опасалась его отношения, опасалась своих ощущений по поводу всего этого. Я любила Макса, но я не могла позволять себе ему это показывать. Лишь нейтральные разговоры, не более. Я не поступлю так же глупо, как год назад, я не собираюсь входить в одну и ту же реку.
- Я рада тебе. – совершенно искренне, без доли лести или вранья. Я была рада тебя увидеть, живого и невредимого, с тобой все хорошо, если не брать в счет заросшее лицо и лохматые волосы – это мелочи, как и синяки под глазами, разбитые кулаки, жилет, что был тебе немного узковат в плечах – явно костюм не принадлежал тебе, по крайней мере, мне так казалось. Свои предположения я не стала озвучивать, устраиваясь на стуле напротив тебя, гляжу в твои глаза, дожидаясь ответа.
Что я хотела услышать? Прежде всего правду. Конечно, не было фактом то, что я услышала бы тебя, сейчас мои мысли блуждали где-то далеко, в душе я радовалась нашей встрече, пусть и такой спонтанной и не самой положительной и добродушной.
- В порядке. – в подтверждение твоим словам повторяю, закрывая глаза и улыбаясь очередному факту обо мне. – До сих пор не люблю, и так и не научусь отделываться от всех этих лживых церемоний. Никогда не пойму, для чего я должна присутствовать на них тоже? Большинству людей на таких мероприятиях далеко за пятьдесят. – я старалась быть простой и милой, не показывать своего волнения, словно мы были с тобой старыми друзьями. Может, это поможет и тебе немного расслабиться? – Садись. – Указываю на свою постель, приглашая присесть, а то метания по комнате не совсем располагали к спокойной беседе.
- Пару дней назад… Я не планировала возвращаться. – не буду повторяться о том, что так было бы лучше, смотрю в твои глаза, надеясь, что ты это понимаешь. – Мне сложно было вернуться в свою квартиру. – Сколько ночей мы провели там вместе? – Но придется привыкать заново, Нью Йорк останется навсегда позади. – Не сложилось – не срослось. Быть может, однажды я решусь переехать куда-нибудь еще, но тут хорошо моим девочкам, я нужна своей свекрови, да я много кому нужна. Только вот те, кто нужен мне, редко находятся рядом. – А да, виделись, так уж сложилось. Столкнулись в кафетерии, не скажу, что наша встреча прошла на положительных нотах… Но все живы, думаю, для нас это уже подвиг.
Не знаю, чего ты сейчас ждал от меня, что я буду чернить твоего брата в твоих глазах? Да, он мне не нравился, но настраивать родственников друг против друга… Мои брат и сестра были для меня чужими людьми, я не хотела, чтобы и ты понял, что это за ощущения.
- Я не хочу спускаться вниз. – грубо, сухо и требовательно. Ты знаешь, что с моим желанием сложно поспорить, но своими последующими фразами ты вынуждаешь меня сделать кое-что. – Я тебя никогда не стыдилась, почему ты до сих пор этого не понял? – резко поднимаюсь во весь рост, подходя к дверям и раскрывая их так, чтобы позволить случайному прохожему увидеть всю мою комнату целиком. – Пусть смотрят, мне нечего скрывать. Весь мир и так знает, что мой брак с Брауном лишь шутка, просто никто не говорит об этом. Мы нигде не появляемся вместе, Макса то и дело встречают с другими женщинами, меня все встречают с тобой. Почему я должна этого стыдиться?
Скажи мне Митч, почему?
- Ты ужасно выглядишь, ты мало спишь? – шаг навстречу, осторожный, словно пробный, прощупываю почву, позволишь ли ты подойти еще ближе? – Опустил бороду? Тебе идет, не успела сказать тебе об этом в Нью Йорке.

+2

6

Я усаживаюсь на твою кровать, тем самым прекращая свои походы по комнате из угла в угол. Вот только зачем все это, Скар? Долго мы еще будем играть друг с другом, делая вид, что мы просто знакомые? Тебе самой это легко дается?
Я слушаю о твоем возвращении молча, ловя мельчайшие изменения твоего голоса и мимики, отмечая, что это возвращение не такое уж и радостное для тебя, как должно бы.
- Он мне так до конца и не рассказал, чем закончилась ваша встреча. Хотя я не особо и любопытствовал. - знаешь почему? Потому я всегда стремлюсь представлять самое худшее. И стоило ему сказать, что вы виделись, как я успел представить вас вдвоем. Глупо, очень глупо, но мой мозг сам рисует такие картины вопреки всему, включая здравый смысл, который в меньшей мере, но все же еще был при мне.
Снова между нами повисает неловкая пауза, которую мы не знаем чем заполнить. Раньше у нас такое редко было, помнишь? Нам всегда было мало, мы говорили без умолку, совершенно обо всем.
- Встречали. - во время поправляю тебя, переводя твое предложение в прошедшее время. Прошло уже несколько месяцев с того момента, как нас могли где-либо встретить вместе. Странно, что ты сама об этом не упомянула.
- Реши для себя сама, чего ты должна стыдиться, а чего нет, ибо мне часто казалось, что появления на людях со мной лишь для того, чтобы ответить твоему мужу на его выходки. - пожимая плечами, я тоже поднимаюсь с кровати, на которую усадила меня ты и очень зря, ведь я помнил ее мягкость с того времени, когда мы не прячась ни от кого просто могли быть вместе.
- Ужасно выгляжу? А я-то думал, что я всегда красавчик. - язвительно отвечаю на твое замечание по моему внешнему виду. Ох не видела ты еще в чем я сюда пришел. - Зато ты сегодня выглядишь великолепно. Узнаю Мэттью Стоун. Слушай, это правда необходимо? - киваю в сторону открытой двери, но не дождавшись ответа, пересекаю комнату и закрываю дверь обратно, но не на ключ. - В Нью-Йорке было как-то не до моей бороды. - есть только один человек, чьего визита сюда я бы сейчас не хотел. Который смог бы нас перебить, ведь он видел меня внизу, значит он уже в курсе, что я в этом доме. Так где же он? Или дает нам время или ему просто стало наплевать?
- Я запутался. - я подхожу на пару шагов к тебе, останавливаясь напротив. - Ни в тебе, ни в нас, ни в том, что между нами было. Я запутался в себе. Наверное, ни это ты хотела услышать, верно? - усмешка играет на моих губах, еще немного и я ведь и тебя окончательно запутаю.
- Я пытаюсь жить дальше, только это оказалось не так легко, как мне хотелось. - и я молчу о тех средствах, которые помогают мне вставать по утрам, держаться на ногах до вечера и не хотеть умереть во сне.
- Здесь крутятся одни "если" - я прикладываю палец к виску, будто пытаясь сосредоточиться. - Что, если бы ты не сделала аборт, что если бы мы не встретились в Нью-Йорке, не появился бы Макс, если бы мы не стали встречаться после нового года или вовсе не продолжили бы общаться после встречи три года назад. - одно из побочных действий - пробирает на поболтать, вот как сейчас. - Тебя подобное не посещает? - я нагло задаю напрямую этот вопрос, глядя тебе в глаза, желая не услышать, а прочесть в них этот ответ. А может эта моя больная фантазия играет со мной или же дурь говорит во мне, посылая мне эти воспоминания и мысли. Вот только отличить настоящее от надуманного мне не удается. Я делаю к тебе еще пару шагов, вспоминая еще кое-что.
- Ты хотела уехать, Скарлетт. Так зачем вернулась? Вернулась в город, в котором тебе так сложно? Тебе всегда здесь сложно, ненавистно. Ты нашла свою свободу там, в Нью-Йорке, удалось ли тебе это, ответь? - я резко соскочил на другую тему, ведь память подкинула мне твое письмо, которое ты оставила мне, когда уехала. Сбежала - мозг выдает более правильно слово твоему поступку.
Я жмурюсь, потираю глаза, переносицу, понимая, что больше не имею права от тебя что-то требовать, но именно это по своей эгоистичной привычке и начинаю делать.
- Мне не понравился наш разговор в Нью-Йорке. Мы ведь можем попытаться поговорить спокойно, верно? - и я попытаюсь не обвинять тебя во всех известных мне грехах, пытаясь наоборот принять твою точку зрения. Я правда попытаюсь.
Я обхватываю твои руки за локти, не давая шансов отойти от меня. Когда-то это был такой безобидный жест, когда мы еще не встречались. Но сейчас этот жест не воспринимается уже, как дружеский,и я борюсь со своим желанием повторить свой глупый поступок, как в Нью-Йорке, поцеловать тебя, когда это совсем ни к месту и сделает нам обоим только хуже.
- Откинь в сторону все свои заготовленные фразы, что ты не хотела выбирать между нами двумя и просто ответь. Почему ты не рассказала о беременности? - я жду ответа, испытующе заглядывая тебе в глаза, ожидая ответа. И я даже знаю, какой это должен быть ответ, но ты в себе никогда не признаешь такого. В тебе течет заведомо гордая кровь и ты не позволяешь себя гнуть в разные стороны, каким бы сильным не был напор. Я все это знаю, но все ровно жду от тебя ответа. И если ответ будет не такой, мне только интереснее, каким он будет. Я до конца даже не знаю,чего ради я тебя сейчас так мучаю. А ведь мучаю. Удовольствия ли ради или мне правда интересно? Или эта дуть просто стирает рамки дозволенного, позволяя думать, что я могу все и за это ничего не будет? Я и сам не до конца уверен в правильности ответа на подобный вопрос, но я здесь. И ты рядом со мной, хрупкая и беззащитная, как и всегда. Но кое-что не меняется, ты - Мэттью Стоун, которая никогда не признает, что ей было когда-то страшно.

Отредактировано Mitchell Breen (2013-10-14 02:58:35)

+2

7

До этой минуты я тоскливо бродил между столиков, то и дело останавливаясь около гостей и поддерживая светские беседы. Сначала вместе с Мелроуз мы обсудили новую коллекцию какого-то миланского педика, затем я около двадцати минут слушал восхищения Нарциссы по поводу кухни, еще через пять минут я узнал, что она контролировала процесс приготовления блюд и лично украшала некоторые из них. Причина восторга сразу стала ясна, я начинал понимать, почему с возрастом к ее родному имени Мила, слишком простому и неприметному добавилось еще второе – высокомерное и пафосное – Нерис. Оно отдавала чем-то цветочным и все же звучало слишком горделиво.
Очень хотелось, чтобы на вечеринку пришла мама, к сожалению, после развода мы с ней почти не пересекались и я думаю, что она таила на меня обиду за то, что я был на стороне отца. Вивьен не стала спускаться в зал, решив, что лучше почитает в своей комнате на втором этаже, и все Брауны были несказанно рады тому, что не придется краснеть за малолетнюю девчонку, которая после Рождества должна была взять нашу фамилию.
Должна была приехать и Скарлетт, но ее я пока что не находил среди гостей.
Взяв с подноса бокал с шампанским, я двинулся дальше, лениво изучая янтарным взглядом собравшихся. Каждый праздник в нашем доме проходил именно так – все шикарно, все блестит, сияет и навевает невыносимую тоску.
Я бы лучше отправился с друзьями и девушкой на горнолыжный курорт, но вот беда – девушки у меня нет, а друзья отмечают праздник кто где.
Самое время ощутить себя неудачником. Но нет! Не успел я погрузиться в депрессию, как увидел еще большего неудачника чем я в компании своей супруги.
- О какой такой беременности ты не рассказала? – Вот до этого самого момента я тоскливо бродил между столиков и искал напиток с максимально высоким градусом.
- Тебя кто-то приглашал сюда? – Я изумленно поднимаю брови, делая очередной глоток и понимаю, что от шампанского уже тошнит, а эффекта никакого, стоило разыскать виски. – Скарлетт, привет, - обнимаю ее за талию, целуя в щеку. – Ищу тебя повсюду. А этот нищеброд, я так понимаю, всегда будет за нами тоскаться и приходить туда, куда его не звали? Как бродячий пес, ей Богу. Так о какой беременности ты мне не сказала? – Мой тон был таким, словно я спрашиваю, не забыла ли она сдать свое пальто в химчистку. Но показывать свое удивление, негодование да и вообще какие-либо эмоции кроме презрения при Брине у меня желания не было.
Зато было желание дать ему в рыло, но это еще успеется, вечер длинный.
К нам подошла моя подруга, точнее, даже не знаю, можно ли назвать подругой девочку семнадцати лет, но да, пожалуй, да.
- Привет, Макс, - моего плеча кто-то коснулся и я обернулся на голос Сэм.
- О, привет. Знакомься, это моя девушка, Скарлетт, - приобнимаю ее за талию, давая понять, что Митч тут вообще не при чем. – А это… - Указываю бокалом на бармена. – Ее любовник.
- Это Сэм, моя подруга, не было случая познакомить вас раньше.
- У тебя красивая жена, - улыбается девочка, но продолжает сжимать меня за бицепс, давая понять, что так просто она не уйдет.
- Пригласил меня и даже не думаешь найти… - Она обиженно закатила глаза, а я вздохнул. Вопрос беременности волновал меня куда больше, поэтому я продолжал выжидающе смотреть на жену и ждать пояснений.

Самара

http://cs11282.vk.me/u144333833/150259993/x_e93bd3d5.jpg

+2

8


Я на тебе, как на войне,
А на войне, как на тебе.
Но я устал, окончен бой,
Беру портвейн, иду домой.
Окончен бой, зачах огонь
И не осталось ничего.
А мы живем и нам с тобою
Повезло на зло.

Наши диалоги всегда самым невозможным образом превращались в борьбу. Я не знаю, что именно так действовало на нас, желание везде и во всем оставаться победителем? Или желание быть лидером? Чем ты руководствуешься сейчас, зачем пришел? Два этих вопроса никак не могли покинуть мою голову, но в пример наивным и ветреным девушкам, я сейчас не тешила себя глупой надеждой о том – что ты мог прийти за мной. Я не видела той любви в твоих глазах, я видела боль и отчаяние, желание забыть меня, но никак нежелание вернуть все, вернуть меня, нашу любовь, просто нас. Веришь ли ты в существование наших отношений? Видишь ли ты меня своей женой?
Этот аборт… нет, сначала наш разрыв, который произошел по нашей инициативе. Что злит тебя больше? Почему я была уверена в том, что моя беременность, возможный ребенок, имени отца которого я не могла знать точно, беспокоила тебя не так сильно. Мы словно цеплялись за нашу трагедию, не желая отпускать другу друга. Ты цеплял меня словами, я цеплялась за тебя тонкими пальцами, жадно вдыхая твой аромат, когда ты подходил ближе. 
Прости меня, я не могла поступить иначе. В моей голове и крови гуляют слишком много противоречий. Я не умею быть до конца верной, верной даже самой себе, и, не смотря на то, что о твоих изменах я знала тоже, поступать таким же образом я не могла. Мы проводили ночи вместе, я считала тебя своим первым мужчиной, но как ыт не понимаешь, что двум личностям в сердце одной юной девочке не место. Я сбежала не от тебя, я сбежала от своих собственных переживаний и борьбы. От себя избалованной стервы, которая пользуется любовью других. Я не хотела очернить свою душу еще больше.
Дверь закрыта, ты рядом, требуешь ответов на свои вопросы, смотришь убийственным взглядом, сжимаешь мои руки. Молчу, нарушая тишину лишь взволнованным дыханием, не хочу отвечать. Что я скажу тебе? Что ты хочешь услышать?
- У моего возвращения есть несколько причин. – Когда я нервничаю, я всегда начинаю говорить слишком поставленными фразами, это дело рук нашего дворецкого, именно он приучил меня к тому, что девушка всегда должна держать себя в руках. Она должна иметь в запасе ответы на все вопросы. Но сейчас я говорила искренне. Меня вернули в Сакраменто не мои любовные линии, нет. Меня сюда вернуло желание быть полезной и нужной. – Моя свекровь, мои подруги, моя семья. Знаешь, в моей жизни появился человек, который повлиял на меня весьма странным образом. Ты знаешь, как меня всегда воротило от своего семейства. Она научила меня эту семью ценить. Пусть мой отец не идеален, брат не дает о себе знать, сестра… Господи, я не знаю как она с таким характером доживет до тридцати лет, но это моя сестра, это мои родные люди и я им тут нужна. Вера, мать Макса, она очень тяжело переживает развод, ее просто выставили за дверь. Я не могла оставить ее одну, понимаешь?? Сейчас я повторяю ее судьбу, этот искусственный брак, эта необходимость притворяться на публике. Я все, что у нее есть. Даже Макс встал на сторону отца, возможно, ты не удивишься, но для меня его поступок стал неожиданным.
Но тебя не интересует все это, может ты хотел услышать о том, что я вернулась ради тебя. Но нет, это было бы откровенным враньем, я пытаюсь научиться жить без тебя, пусть это не всегда и получается и вы с моим мужем так и остаетесь самыми частыми посетителями моих снов.
- Беременность? – нет, ну зачем? Мы же обсудили все это в Нью Йорке, я не смогу сказать тебе ничего нового хотя бы потому, что даже тогда старалась быть с тобой откровенной. Митчелл, пойми наконец, ты единственный, кому я не собираюсь врать. – Мить, прошу, ну давай мы не будем говорить об этом здесь и сейчас. Это не то место, потом, мы встретимся и все…
Но нас прерывают. В дверях стоял мой муж с этим презрительным выражением лица. И знаете что? Сейчас я была чертовски напугана, внутри словно что-то разорвалось, когда Макс буквально продублировал вопрос Митчелла.
Сколько я его не видела? С середины сентября, может больше. Его волосы выросли еще на пару дюймов, костюм был так же безукоризненно чистым и красивым, волевая походка и сухой тон, словно мужчина находится в окружении собственной мебели.
Как хорошо, что свое внимание изначально он обратил не на меня, и я молилась на то, что мой румянец смущения и неловкой радости от внезапной встречи пройдет быстрее, чем взгляд шатена снова упадет на меня. И почему я радуюсь? Почему мое сердце бьется в два раза быстрее? И почему я чувствую себя такой счастливой в окружении этих двух молодых людей? Жизнь словно наполняется каким-то глубоким смыслом, я готова взлететь к небесам, но эти двое открывают свой рот и все портят. Они опять все портят!
Речи мужа в сторону Митчелла оскорбляли меня, словно били ладонями по щекам, и я молча хмурила брови, не успевая вставить ни слово между оскорблениями Макса.
Но Браун быстро оказался рядом со мной, каким-то сухим и равнодушным жестом обнимая меня за талию и целуя в щек. Так, словно последний раз мы с ним виделись пару минут назад, словно я не та девушка, к которой он приезжал в Нью Йорк и делал ей сюрприз, наоборот, словно я случайный гость, с которым Максу необходимо быть обходительным и дружелюбным. Он обращался со мной… Как обращается мой отец со своими любовницами, он ласков с ними лишь для того, чтобы они хорошенько отсасывали ему по ночам. Сейчас именно так я себя и чувствовала, эта игра перед Брином, эти жеманности выводили меня из себя.
- Это я его пригласила. – Говорю таким же спокойным и равнодушным голосом. Хочешь играть и задевать присутствующих своим хамским отношением? Так ты не на тех напал, и оскорблять Митчелла я не позволю. Потому что вместе с ним ты оскорбляешь еще и меня.
В дверях появилась какая то малолетняя девчонка, она такими преданными глазками смотрела на Макса, что я не удержалась, с улыбкой выдыхая воздух из легких.
- Ты же приглашаешь своих «подружек» на семейный ужин, неужели я не могу позволить себе тоже самое? – сколько яда, ненависти и разочарования было в моих словах. Не знаю, после того приятного сюрприза в Нью Йорке я ожидала некой иной встречи, а никак не представлений в стиле – это моя жена.
Знакомьтесь, это мой любимый хомяк Генри, он крутит колесо с утра до ночи и жрет капусту.
Вот кем я сейчас была, любимым домашним зверьком, красивым аксессуаром, модным портмоне из крокодиловой кожи, о красоте которого всегда будут говорить его обладателю, хозяину, но никак не самой вещи.
Вот и Самара быстро поняла, кому отвесить комплимент по поводу моей красоты. Я промолчала, мне еще десять лет ходить с этим ярлыком – жена Макса Брауна. Кажется, я никогда не смогу избавиться от этого кошмарного проклятья. Сначала я была лишь дочерью своего оцта, теперь красивая девушка своего мужа. Лишь с Митчеллом я могла быть самой собой,  быть Метти Стоун, не скрываться за маской идеальных манер, не переживать о том, что в какой-то момент не смогла с гордостью отразить очередной удар судьбы, с ним я была счастлива.
Но жизнь никогда не была простой штукой, и меня угораздило, угораздило быть зависимой от мужчины, с которым нас кроме обручального колечка по сути не может больше связывать ничего общего. И я сопротивлялась, сопротивлялась этому притяжению как могла, не желая рассказывать Максу ни о чем, не желая открываться. Зачем? Я всего лишь его жена, пффф.
- Беременности? А, подружка Майкла беременна, и просит меня быть крестной. – откровенная ложь, и думаю, Макс догадывался об этом. Я и не старалась быть убедительной, я лишь хотела явно показать ему, что при его потаскушках разговаривать на такие темы я не настроена. Теперь я вообще не настроена с ним разговаривать, забирая из рук мужчины бокал с шампанским и выпивая его залпом.
Разболелась голова, и прижимая ко лбу холодную ладонь, я оттолкнула от себя руку Макса, что все так же требовательно прижимала меня к себе.
- Хватит, мне хочется выпить чего-нибудь покрепче. Самара, оставлю вас на попечение своего мужа, он очень галантный кавалер, наслаждайтесь. – Надеюсь эта сучка подавится оливкой из мартини, пока я увожу Митчелла от небезопасного для него разговора. Хватаю Брина под руку, гордо поднимая голову, мы не будем прятаться, мы выйдем так в люди, и дело не в моем желании кому-то отомстить. Дело в желании Брину доказать, что я его не стыжусь. Ты пришел ко мне, и я с гордостью приму этот дар. – Извини за это все.
Мы уже находились в зале, пара человек отвесили нам поклоны, пока я добиралась до стола с напитками и пыталась налить себе виски.
- Вообще-то я не должна пить сейчас настолько крепкие напитки, леди так не делают, но… К черту все это, праздник же. – слабая неуверенная улыбка, я была рада тому, что мы успели ускользнуть от мужа, пусть и уверенность в том, что он нас больше не потревожит, была призрачной. – Выпьешь со мной? Я рада видеть тебя очень, расскажешь, как ты сейчас живешь?

Отредактировано Scarlett Brown (2013-11-07 23:12:49)

+2

9

Странным образом, я был рад даже этой спонтанной встрече. Здесь, куда меня не звали и куда отговаривал всеми силами идти Клинт, поговаривая, что это моя очередная глупая выходка, о которой я потом пожалею. Я много о чем жалею, о сделанном и не сделанном. Но это мои поступки, и я не привык слушаться кого-то ссылаясь на чужой опыт. Наступать могу только на свои грабли, иначе не умею. Я все же пришел сюда, не понимая изначально - для чего. Пришел, чтобы еще раз увидеть тебя, чтобы снова услышать твой голос? Эта дурь делает из меня сопливого романтика, подталкивая на поступки, которые в обычном состоянии я бы не сделал, а значит не пришел бы на этот показной вечер, на котором все находятся для галочки. Еще этот дешевый смокинг с бабочкой, будто удавка на шее, не прибавляло ничто из этого приятных нот этой встрече. Да и с чего ей быть приятной, мы давно разучились общаться спокойно, без повышенных тонов, как сейчас. Если тон и ровный, слова жалят большее роя ос, давно ли так стало?
- Конечно, я не удивлюсь. Еще больше я не удивлюсь, когда по истечении вашего контракта ты окажешься в таком же положении. Или тогда ты тоже будешь удивлена? - и снова этот тон, желая задеть за больное, сам не зная зачем я это делаю. Но говорю прямо то, что сейчас на уме. И это даже не желание очернить Брауна в твоих глазах, для меня это прописная истина. - На сколько я помню, ему этот брак нужен не больше твоего, верно? - и я лишь повторяю когда-то сказанные тобой слова, подтверждая ими твое будущее, точнее конец твоего брака когда-то в будущем.
Нашу хрупкую компанию нарушает, куда же без него, Браун своим появлением. Вечно надменный и всегда с иголочки. Почти хозяин вечера, по статусу положено. На его замечания в свой адрес я лишь уныло почесываю подбородок, основательно игнорируя его выпады в мой адрес. Они стали чересчур однообразными. А вот его интерес относительно неизвестной беременности меня даже рассмешил, но рассказать ему о беременности Скар вместо нее самой - это даже для меня слишком. Видимо не меня одного в эту новость посвящать не собирались, и я узнал каким-то случайным чудом. Нет, не каким-то, спасибо брату.
К нашей компании примыкает еще одна молодая особа, вешаясь на локоть Брауну, по щенячьи преданно смотря на него чистым взглядом. - это моя девушка, Скарлетт, - банальное представление. На словах о любовнике я киваю головой в знак приветствия девушке. - Рад знакомству. - нет, Браун, мне по боку как ты меня представляешь, правда по боку. Достаточно знать, что тебе это необходимо для самоутверждения и сделать уступку, пусто мне от этого не станет.
- У тебя красивая жена, - тут уже я не удерживаюсь от комментария. - Хоть кто-то в этом доме знает ее истинный статус, спасибо, Сэм. Браун не редко страдает амнезией, ему приходится напоминать. -  с улыбкой отмечаю. Может это было и слишком, не спорю, но терпение кончается первой у Скарлетт, прекрасно знающей чем заканчиваются наши простые словесный перепалки с Брауном. Все словесные перепалки, не припомню ни одной, из которой мы вышли бы без царапин и синяков. А сегодня ведь такой вечер...а что, кстати, за вечер?
Мы оказываемся в зале, среди кучи гостей, где до этого я пару раз проходил разнося напитки, терпеливо прислушиваясь к разговорам окружающих. - У тебя привычка извиняться за свинство твоего мужа. Плохая привычка. - пожимаю плечами, останавливаясь у столика с напитками.
- Я не в курсе какой сегодня праздник и повод собрать здесь столько гостей. - отрицательно киваю на предложение выпить вместе. - Я уезжаю из города. Не на долго. - мне проще говорить о том, что я планирую сделать, чем о том, что есть сейчас. Сейчас... живу с братом в одной квартире, его в глаза почти не вижу, зато там постоянно ошиваются малознакомые мне люди. Не это ты, наверное, хотела бы услышать. - Видишь, я умею это говорить человеку лично. - без укора, но ловя реакцию на твоем переменчивом лице. Даже если я и не хотел, тебя это замечание все ровно обидит. - Не собирался говорить, ты спросила, я ответил. Не спрашивай, зачем я пришел, потому что я сам не знаю. Но я рад, что пришел. В очередной раз я увидел проявление тебя во всей красе. Ты привыкла все решать за других. Ты не рассказала ни мне, ни Брауну, ты решила все сама, за нас. Я больше не вижу необходимости мешаться у тебя под ногами, ты умеешь за себя постоять. - я оставляю беглый поцелуй на твоей щеке, потому что поцеловав в губы, знаю, что не смогу остановиться и мне захочется большего. Разворачиваюсь и удаляюсь к выходу, через который я пришел, оставляя тебя в зале среди гостей.
Пей, веселись, Скар, это же праздник. И тебе на нем отведена одна из главных ролей. Иди вырви волосы Самаре, показывая свое законное место, а не удаляясь в другую комнату, будто так и должно. Ты Стоун, ты всегда была Стоун, так почему ты даешь себя подминать другим под себя. Покажи Брауну, где место его баб, а где твое, законное, если не хочешь оказаться на месте его матери, когда ты станешь не нужна, чтобы тебя выбросили, как ненужную вещь на помойку. Ты всегда умела бороться, отстаивать свое. Так борись хотя бы за это место, которое тебе даром не нужно, но которое ты уже заняла. Я это уже перешагнул и дал себе слово не мешать. Только помни, чему я тебя научил - оставаться собой.

Отредактировано Mitchell Breen (2013-11-26 21:55:01)

+1

10

Скучная у нас вышла в этот раз перепалка. Я в хорошем настроении, готов шутить и подкалывать, а вот Брин не на шутку чем-то озадачен и на мои привычные колкие реплики реагирует слишком вяло, словно у него язык превратился в кусок ваты. Может быть, приболел? Или проблемы на личном фронте? Давно я не видел своего самого близкого недруга таким отрешенным от мира. Ладно, коли он не настроен быть мне фейс, обойдемся без мордобоя, тем более при девушках. Хотя когда меня это волновало?
- Просто, если ты забыл, Скарлетт не любит афишировать свой статус, - эта девушка никогда не гордилась тем, что она моя жена, что она чья-то жена в принципе.
Еще около минуты мы все трое испепеляли друг друга взглядами самого разного калибра, а потом пришло время прощаться. Собрать ворох воспоминаний, подвести итоги каждого прожитого дня уходящего года, помолчать, потеребить воротник, вдохнуть,  сжать руку в кулак и поднять ее вверх, а потом набрать полные легкие воздуха, посчитать до пяти и опуская ладонь, произнести:
- А пошло оно все… - пошел к черту фиктивный брак, когда-нибудь я сделаю из этой умопомрачительно важной бумаги, которая зовется контрактом, воздушный самолет и выкину с балкона своего пентхауйса. Пошел к черту Брин со своими подъебами, со своей ревностью, со своим неравнодушием к моей жене.
Вот только ее посылать я не хотел. Скарлетт пусть остается, и ее странное, неоднозначное, но приятное общество тоже.
Провожаю взглядом два силуэта, которые быстро растворяются за спинами прохожих и вспоминаю про Сэм, которая все это время висела на моей правой руке и жадно глотала мартини.  Дети… что еще сказать.
- Я правда рад, что ты пошла со мной, без тебя было бы совсем тоскливо, - про себя отмечаю, что не зря позвал девчонку, над ней можно потешаться весь остаток вечера. Правда от общества слишком суетливых и болтливых людей я быстро уставал, плюс на плюс, как известно, плюс не дает, и мы словно энергетические вампиры выкачиваем друг из друга всю энергию. Решив больше не задерживаться в комнате, я кое –как вырвался из цепких пальцев Самары, тоже отправляясь в зал для гостей. Рождество должно быть ярким, веселым, шумным, а гости, словно амебы, еле передвигались по помещению в такт такой же меланхоличной музыки, кидая в рот виноград или дольку апельсина. Даже шампанское с подноса официанта никто не спешил взять.
И я не спешил, стоял и оглядывался в поисках нашей сладкой парочки и думая, о какой же беременности они говорили. Не похоже на то, чтобы Митч интересовался подробностям половой жизни Стоуна, да и вообще… Я видел, как у Метью покраснели щеки, значит она врала. Вот только зачем? Можно подумать, мне не все равно, кто из ее подруг, кузин и прочего парада родственников залетел. Пожимаю плечами, хмыкая и выхватывая взглядом в толпе ее силуэт. Брина уже не было по близости, не было вообще никого. Девушка стояла совершенно одна. Я тоже не решился нарушать ее символичное в канун Рождества одиночество. Интересно, атмосфера семейного праздника скажется на нашем будущем? Каков прогноз на новый год?
Пока это неведомо нам, но очень скоро станет ясно – какого это – отпраздновать канун Рождества среди людей, но в одиночестве?
Я прохожу мимо подноса с напитками и беру один бокал, почти залпом осушаю его и встаю около большого, пропускающего яркий свет вечерних огней окна. Я смотрю вниз, отъезжают машины, люди выходят и входят в ворота. Они – одномоментны, все здесь одномоментно, и только мы, пара нелепых людей, застряли в вечность между миром фантазий и реальностью.

*конец*

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » блюз одиноких