Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
Застоявшаяся дневная духота города, медленно приближающегося к сумеркам, наконец-то сменялась... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Оne night, one fight


Оne night, one fight

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Keith Holland, Linda Fortuno
Место: Улицы города, квартира Кита
Время: январь 2013
Время суток: Ночь
Погодные условия: Холодно, зиме же, еба!
О флештайме: Простая поездка домой может сильно задеть чувства мимо проезжающей девушки.

0

2

Внешний вид

http://s4.uploads.ru/t/F931f.jpg + http://cdn.yamaha-motor.eu/product_assets/2013/YZF600R6/2013-Yamaha-YZF-R6-EU-Matt-Grey-Studio-007.jpg?width=910&quality=75

Мотоцикл мчит, врезаясь в темноту ночи и оглушая редких прохожих на вечерних улицах города. Я все сильнее прижимаюсь к рулю. Мне нравится ездить по спальным районам Сакрамэнто в это время. Все добропорядочные граждане уже давным давно сидят по домам и, обнимая своих родных, тихо сопят в две дырочки. Ровно до того момента как под их окнами не проношусь я. Ревущий мотор, шум воздушных потоков, я сама мало что слышу вокруг, кроме невероятного гула в моих ушах, что уж говорить о вздрагивающих от неожиданности детях и их родителях, когда под окнами проноситься черная стрела.
Жаль, что я не могу ездить так каждый вечер. Подобные вылазки роскошь, которую я позволяю себе всего раз или два в месяц. И каждая из этих прогулок заканчивается почти одинаково. Во всяком случае, в одном и том же месте, в центре. Я вылетаю на оживленные улицы ночного города, где жизнь не останавливается ни на минуту, где даже в три часа ночи может быть пробка, но именно это мне и нужно. Я испытываю собственные силы, пробираясь сквозь, казалось бы, непреодолимые препятствия. Сворачиваю с трассы на тротуар, разгоняя визжащих прохожих, и возвращаюсь обратно на проезжую часть, объехав столпотворение неповоротливых машин. Потом меня замечают копы и начинается жаркая погоня с адреналином в крови. Иногда меня ловят, но сестренка всегда делает свое дело. Наверное, нежелание подставлять Аиду одна из причин, почему я так редко отправляюсь проветриться. Но чаще всего я ухожу от преследователей, встречая утро в каком ни будь баре.
Вот и сейчас я останавливаюсь на последнем на сегодня светофоре в самом начале одной из центральных улиц города. Я «прокатилась» между рядами машин, оставляя за собой шлейф из ругательств водителей. Мне это не впервой и я даже не оборачиваюсь, что б ответить. Кажется, какому-то пьяному уроду справа особенно не нравиться лицезреть мой зад. Еще бы, ведь он стоял первый. Какие бы модные тачки у них, ни были ни один автомобилист не сможет соперничать со мной на улицах Санкамэнто. Там, где любая, даже самая мелкая, машина застрянет, я с легкостью пролечу на крыльях моей Ямахи, аки ночной мотылек.
Слышу толчок и последовавший за ним звук битого стекла. Резко оборачиваюсь и вижу ухмыляющуюся рожу. Недавний недовольный ублюдок, уже почти полностью высунувшись из окна своей тачки, держал в руках разбитую бутылку, а рядом с осколками стекла валялись осколки… фары.
- Cazzo di caccare!* - моему негодованию нет предела, но загорается зеленый, «хер» стартует, а я остаюсь стоять на перекрестке, опешив от такой наглости. Проходит еще пара мгновений и несколько оров со стороны, пока я прихожу в себя и газую, что есть мочи, отправляясь вдогонку мудаку. Оказывается он не так уж и пьян, ну, или очень хорошо водит. Заметив меня на хвосте практически мгновенно, резко сворачивает начинает гонять меня по сраным улицам хреновы пол часа, не меньше. Я выхожу из себя и в конечном итоге решаю свернуть, но аж никак не оставить ублюдка в покое. Продолжаю преследование, проезжая параллельно или срезая по дворам, там, где бы он никогда не проехал, пока не доживаюсь остановки.
Оказывается, мстить мне придется далеко не бедному пареньку, рас уж он припарковался на стоянке модного такого жилого комплекса. Тем лучше для него, явно не обеднеет, когда я сдеру с него по полной за разбитую фару. Оставляю свою пострадавшую красавицу недалеко, и стремительно приближаюсь к обидчику.
- Figlio di putana!**Ты вообще в курсе, сколько стоит новая фара на мою малышку, а? – ору, снимая шлем и запуская им в мужика. – Ты не охерел, бить людям фары ни за что ни про что? Хочешь умереть молодым? Так я тебе быстро устрою, сука ты такая! – последние два предложения уже произношу стоя вплотную к черноволосому панкоте, тыкая кулаком в перчатке ему в грудь.

*Ах ты ж сраный хер!
**Ссукин сын!

+1

3

Как же бывает скучно возвращаться домой с попойки. Кит это понял в тот момент, когда его «Селика», набрав под сто девяносто, не встречала никого, кто хотел бы с ним посоревноваться. В итоге, к, практически, конце поездки, Холланд сбросил скорость по минимуму и затесался в поток автомобилей.
Скука. Наверное так называется это состояние. Кит закурил и уставил в окно. Он возвращался с концерта, не переодевшись, не смыв грим и макияж. Жутко усталый, накаченный алкоголем. Ему было двадцать семь и как-то плевать на то, что о нём подумают. Или на то, что его могут остановить за вождение в пьяном виде. На спор, ещё когда учился водить, он пьяным сдавал экзамен. Спорил с экзаменатором. И выиграл. Такие вот дела. Но дело было даже не в этом.
Что там впереди? Задница. Ммм, неплохая задница. Но всё равно... Кит не особо любил мотоциклистов — у него всегда было желание, когда какой-нибудь мудак едет по тротуару, развернуться и ударить его битой, чтобы, сука, вылетел из седла. Ачешуенное зрелище будет, хе-хе.

- Разъездились тут. - крикнул Кит в окно, сделав старческий голос. - Насосали!

Гневный взгляд был ему ответом. Тут-то Холланда и понесло. Резким и метким броском, он отправил пустую бутыль виски в полёт. Звон разбитого стекла. Хе-хе! Получите и распишитесь мадам. Задняя фара разбита к херам. Педаль в пол и вперёд. Дело-то сделано.
Кит сейчас расслабился и получал удовольствие — похоже гонки будут. Почему-то, именно сегодня его пробило на адреналин. Обычно... обычно он предпочитал тихо напиваться дома, копить всё в себе, чтобы потом выплеснуть на концерте.
Тактика неплохая, но всё равно... гложет, бывает, изнутри. То ли стресс, то ли тоска. То ли ещё что-то в этом роде.
О да, детка! Начинается веселуха. Кит-то давно уже город изучил, он знает, где можно проехать на машине без проблем. Всё растягивается на полчаса, если не больше. Остановка только там, где хочет Кит. А он хочет остановиться у дома. Потому что попка на мотоцикле была очень даже ничего. Ну что поделать — он раздолбай, алкоголик и ему нравятся девушки. В смысле он часто меняет партнёрш, хе-хе.
Новая сигарета, музыкант выбирается из машины и прислоняется к двери, ожидая когда мадам снизойдёт до него и слезет с мотоцикла. Вот оно, слезла. Поток брани, взгляд, который говорит о том, что девушка его считает мажором и папенькиным сынком. Отлично!

- А я и так умру молодым. - смеётся в голос Кит, потом, заставляет гневную девушку замолкнуть, губы к её губам. - Я музыкант, мне можно, хе-хе.

Самое интересное — гнев прекращается, не набрав полную силу, и вот уже через минуту они не могу оторваться от процесса, всё сильнее вдавливаясь в стену дома. Так долго может продолжаться, или холод сделает своё черное дело?
Ладно, это не так важно. Просто утром довольны будут все. Кит — весельем, мадам — новой фраой на мотоцикл. Пфф, да что такое эта фара, по сравнению с тем, что может быть развлечением? Ничто, наверное...?

+2

4

Ему смешно и это выбешивает еще больше. Один черномазый уже совершил ошибку, не восприняв меня всерьез, в итоге став кормом для крыс. Я уже заношу руку для удара, как этот нахал хватает ее и, заткнув еще не успевшее вырваться ругательство, припечатывает к стене. Я опешиваю, но рвущийся наружу гнев находит таки выход. Кусаю его за губу и отвечаю, впиваясь вновь, словно хочу сожрать, слизываю сочащуюся кровь языком. Он вдавливает меня в бетон так, что аж ребра хрустят, а мой гнев трансформирует с умопомрачительной скоростью. И вот, пройдя стадий пять, это уже животный инстинкт. У обоих.
Мы хотим доминировать. Каждый по своему, но сейчас природа расставляет все на свои места. Я хватаю его за шкирки, закидываю одну руку за спину, сжимая левое плечо и прыгаю, крепко обхватывая ногами талию. Он словно ожидал этого. Ладони впиваются в мою задницу, а я подаюсь вперед. Как отклик на пинг. Как мотор реагирует на нажим педали. Пока слабый, но начало хорошее…
Теряю ориентацию во времени и пространстве. Лишь фрагментарное выныривание в реальность дает представление о происходящем. Рас и мы уже не на парковке. Спина не чувствует холод бетона, но чувствует холод из-за отсутствия куртки. Разгоряченная кожа ловит малейшее дуновение ветра, отдаваясь дрожью во всем теле, которая смешивается с трепетом желания.
Два и меня бросает в зеркальный лифт. Десятки отражений двух неадекватных психов, пытающихся разорвать друг друга, словно желая залезть в чужую кожу. Я смотрю на эти сплетенные тела, словно со стороны и захожусь хохотом безумца, что прерывается очередным грубым поцелуем.  Воздуха нет, но на мгновение мы отрываемся дуг от друга. Я жадно хватаю воздух, готовясь к новому заходу, от чего зеркало потеет. «Можно написать свое имя», - последняя мысль перед новым нырком в водоворот.
Три и он разрывается между мной и замком, звеня ключами. Я перевожу дыхание и хихикаю, как застигнутая врасплох мелкая шкодница. Мне действительно безумно весело. А ему? Это не важно. Сейчас не важно. Человек эгоистичная натура, заботящаяся лишь о собственной выгоде и удовлетворении, как моральном, так и физическом. И что бы там не говорили добрые самаритяне, отдающие кучу бабла на благотворительность, дескать бескорыстно, но делают они это лишь для собственного спокойствия и удовольствия. Так же как и послушная жена, позволяющая своему супругу долбить себя в жопу, потому что ей это выгодно. Потому что потом она будет вертеть им как захочет. Но на нас это не действует. У нас есть только здесь и сейчас. Завтра мы разойдемся и больше никогда друг друга не увидим, так что и смысла играть нет.
Замок наконец поддается и он возвращается ко мне, громко хлопая дверью перед носом какой-то возмущенной соседки. Нам все равно. Еще двадцать минут назад я хотела разнести ему голову молотком, а теперь я просто его хочу. Хотя нет, не просто. Дико, необузданно, первобытно. Мы зачем-то сшибаем углы по пути к спальне, хотя я готова повалить его прямо здесь, в коридоре. «Завтра будут синяки», - проносится в голове, но жалеть нет времени. На мне уже нет ни куртки, потерянной еще где-то на пути к лифту, ни футболки. Остались лишь полурастегнутые штаны и белье, грозящее быть сорванным в любую секунду. Я охаю от неожиданности, теряя равновесия и куда-то падая. Хорошо, что не отпускаю шеи нахала, утягивая за собой в бездну.

+1

5

Безумство, вот что такое сегодня происходит. Безумный день, который переходит в безумный вечер. Гораздо более безумный, чем всегда. Руки впиваются в одежду и срывают её с тел. Чёрт побери, да никто и не смотрит, что на улице холодно, что на улице зима. Им и так жарко, что уж поделать?
На губах застыл вкус крови. Вот ведь засранка. Да, ни о каком обычном желании не может уже быть и речи — только животные инстинкты. Её ноги на талии музыканта, его руки скользят по спине и опускаются на ягодицы девушки. Упругие и приятные на ощупь, к слову. Под ногами скользит ледяная корка, которой покрыт асфальт стоянки. Или это уже не стоянка? Да какая к чёрту разница, сейчас явно не до этого. И даже плевать, что на Ките не осталось куртки... а жаль, куртка-то хорошая была. Одна из любимых им. Но опять же не так важно. Не до этого.

Что там дальше? Где там они? Лифт? Прекрасно. Рубашка на груди не расстёгнута... она порвана в буквальном смысле. Остались следы от её коготков. Губы впиваются в шею девушки, следует лёгкий укус, наградой за который становится жаркое дыхание. Интересно, как лифт не сломался? Ведь с каждым ударом тела о стенку он натужно скрипел, ворчал, и был против таких приключений. Ничего не понимает этот лифт. Идиот он просто. Тут уж как повелось. Ничего не сделаешь.
Нужный этаж. Шаг из кабинки, оторваться друг от друга нету сил и желания. Хватит. Сегодня берут верх инстинкты. Сегодня будет игра в хищников, которые спрятались в шкурах людей. Дверь. Нехилый удар в стену рядом с ней. Руки блуждают по спине девушки, опускаются ниже, сжимая ягодицы. А её куртка где? Тоже на улице? Или в лифте? Чёрт, когда успели-то? Хрен с ним.
Оторваться от неё. Вытащить ключи. Вставить в замочную скважину. Вдох. Выдох. Ключ поворачивается в замке. Дверь распахивается внутрь. Отлично. Они ныряют внутрь квартиры, захлопывая за собой дверь. Что там? Соседка? А... это та, которая любит слушать Боба Марли по ночам. На всю громкость. Ну и не пизди тогда. Не до тебя. На девушке уже нет футболки, на Ките не осталось рубашки, а на груди проступили новые полосы от коготков. Хах! Давно не было такого веселья.

Что там? Диван? Кровать? Нет вроде... стол? Стойка для обуви?! Шкаф?! Какая разница? Её руки тянуться к ремню на брюках музыканта. Опускается ниже ремня, проводит по ткани, слегка сжимая. Чувствует напряжение тела. Хе-хе. Раз. И нету ремня на брюках. Два. И нету брюк на обоих. Три. И нету верхней части белья на девушке. Губы скользят от шеи и ниже, останавливаются на груди и слегка прикусывают.
Сигнал. Начинается борьба. Борьба за право доминировать. Или назовите другим, менее пошлым словом, хотя сейчас всё это представление — верх пошлости. Кто выходит победителем? Ну в принципе оба, оставшись без одежды. А если насчёт доминирования, то Кит. Руки девушки упираются в дверцу шкафа. Она сама чуть ли не прижимается к ней.... начинается схватка. Или скачка. Называйте как хотите. Всё равно это гонка, финалом которой должен стать момент наслаждения. Вот только вряд ли на этом всё закончится. Впереди вся ночь, а желание сложно погасить. Особенно такое...
Нет ни намёка на нежность. Это на самом деле что-то животное. Что-то первобытное. Это иногда больно, безумно приятно, опьяняюще. Веселье начинается, дамы и господа!

+1

6

Падение останавливается и я чувствую холодную поверхность шкафа, ручка которого больно упирается в бок. А он лишь усугубляет положение, полностью накрыв меня собой, вдавливая в дверь, разрывая губами. Я не сопротивляюсь, лишь дышу еще быстрее. Упускаю момент, как остаюсь без одежды, беззащитная, но с пылающей кожей. Он моментально пользуется положением, раззадоривая еще больше, а потом резко разворачивая. Я охаю от негодования и удивления, а потом еще раз, когда он таки берется за дело. С чувством берется, надо признать, с расстановкой. Ловлю ритм, подстраиваюсь под него. Сейчас он Босс. Начинаю тихо постанывать и облизывать пересыхающие губы. Опираясь одной рукой о мебель, выгибаюсь и запускаю вторую руку в волосы на его затылке, сжимая их в кулак.
- Еще немного, - хрипло шепчу, пытаясь придать вырывающимся из моих губ звукам вид слов, - да, еще немного, быстрее! – Он слушает и ускоряется, а я чувствую, как подкатывает дрожь, та самая дрожь, которая через мгновение заставит все мое тело сжаться в один комок и взорваться на тысячи кусочков. Стоны превращаются в тихий рык, а потом я кусаю губу, что бы не закричать. Вот она прелесть быть женщиной. Но нет, все, хватит.
Резко подаюсь вперед и разворачиваюсь. Толкаю его назад, «роняя» на кровать, а сама опускаюсь на колени и медленно подползаю ближе. Теперь моя очередь играть. Играть, так как я захочу, а я хочу долго, грубо, нежно, быстро, медленно, начиная с самого начала, с самого низа. Издеваясь, то практически доводя его, то отрываясь, облизывая губы в хищной ухмылке, то вновь возвращаясь, пока мне не наскучивает, и тогда я поднимаюсь выше.
Я уже успокоилась и могу вновь начать это бешенную скачку, вот только теперь власть будет на моей стороне, в моих руках. Упираясь одной рукой ему в грудь, второй кладу его ладонь себе на грудь, а потом  медленно, словно испытывая терпение, поднимаюсь и опускаюсь. Это что-то вроде извращенной пытки, рассчитанной на то, кто первый не выдержит. Еще одна игра, еще одна проверка. Тебе весело? Мне очень!
Но черт, даже я больше не могу терпеть. Кажется, мы не выдерживаем одновременно. Хватает меня за бедра и буквально припечатывает к себе. Я охаю от удивления и наслаждения, разве что слюна не течет из уголка рта. Это как знак, как переход за черту, как снятие пределов. Схожу с ума, срываюсь с катушек, Боги, я прыгаю так, словно от этого зависит жизнь. Наверное, так и есть. Чувствую как по спине начинают течь маленькие струйки пота, я не чувствую ног, но не останавливаюсь. Ни на минуту, ни на секунду. И…
Все заканчивается. Останавливают меня, хватая за талию, я распахиваю глаза и комната крутится как в мертвой петле на американских горках. Я оказываюсь на спине, мои ноги на его плечах и он возвращает себе статус хозяина положения. Черт, давно со мной такого не было. Мои ногти впиваются в его руки, а губы искусаны в кровь. Мной? Им? Какая разница?
- Так как тебя зовут, говоришь? – произношу на выдохе, не будучи уверенной, что меня поняли. Но он заставил меня это сделать. Он доказал, что достоит того, что бы я знала его имя. Даже что бы запомнила. Ох, да, я уж не забуду.

+1

7

Это игра. Игра на выживание, похожая на русскую рулетку. Только вместо адреналина и денег, наградой становится миг наслаждения. Разрядка всего того напряжения, которое копится в теле за день. И длится игра дольше чем раунд в русской рулетке. Приятный раунд, чёрт возьми. Ускоряться. Надо ускоряться, чтобы не выбыть. Время застывает на месте, давая возможность растянуть удовольствие на долгое время. Движения больше похожи на рывки, рывки вперёд. Как будто весь темп, весь процесс — трасса, по которой ты бежишь. Бежишь, чтобы забрать главный приз.
Она простит ускориться, стать быстрее. Её пальчики впиваются в кожу на его руке, её рука вцепляется в его волосы. Раз. Два. Три. Четыре. Пять. Шесть. Семь. Восемь. Девять. Десять. Финиш. Тело сводит судорога. По спине стекает струйка пота, сердцебиение начинает рвать свой ритм.
Но ей мало одного раза. Что же, это хорошо.
Смена положений в пространстве. Кровать под спиной, девушка сверху. Она берёт процесс в свои руки, задаёт темп сама, управляясь с его руками. Это второй акт пьесы, которая разыгрывается в квартире сегодняшней ночью. Пьянящая и до ужаса реалистичная игра актёров. Никто не сможет отличить, правда это или вымысел. Хотя, какая разница? Ведь главные действующие лица и так знают, что здесь и как.

Что это? Пытка? Или игра? Веселье — однозначно. Разве можно было предположить, что рутина может быть необычной и новой? Ведь условия-то стандартные: парень и девушка. Не знакомые друг с другом. Нет, это явно не рутина. Животный инстинкт, который возникает отнюдь не всегда. Это не лекарство от скуки, это что-то другое. Второй круг на выбывание закончился ничьей. Финиш одновременно. Готова повторить гонку?
Секундная передышка. И вновь начинается забег. Кто сейчас хозяин положения? Он. Скорость, темп, ритм, теперь это в его власти. Пауза, чтобы заставить молить ускориться. Ускорение, чтобы молить о уменьшении темпа. Его очередь играть с «жертвой».
Что там говорят по этому поводу поэты? Всё на потом? Всё дзен?* Возможно. Потому сейчас явно не до разговоров, не до каких-то фраз. Зачем сбивать дыхание? Зачем портить момент? Забег продолжается, и до финиша остаётся совсем немного. Или много. Часы стоят, они замерли, они наблюдают за спектаклем. На улице снег, а в квартире жара, даже с выключенным отоплением. Интересно, может пожар перекинуться с тел на мебель? Опасный момент? Вряд ли.
Её вопрос остаётся без ответа. А финиш приближается. Раз. Два. Три. Четыре. Пять... нет сил больше считать про себя. Нет сил терпеть. Похоже финал снова одновременный. Руки, спина, грудь, везде остались следы от её коготков. Вдох. Выдох. Стоп.
Они лежат на измятой простыне, которая всё ещё хранит тепло от недавней гонки. На ней остались очертания тел. В руке сигарета, дым поднимается к потолку. На груди стоит разрезанная напополам банка из-под пива, куда стряхивают пепел. У неё есть силы? У него всё ещё есть. Удивить ещё раз или не стоит? Оставить инициативу в её ручках? Пусть так.

- Зачем тебе моё имя? - голос слышится каким-то чужим в темноте. - Не получишь ты от меня ничего, не буду платить за разбитую фару. - Он не может не язвить. - Кит Холланд. Твоё имя спрашивать не буду. Захочешь — сама скажешь.

Затягивается сигаретой и тушит о стенку банки. Он расслаблен, ему хорошо, можно спокойно уснуть. Впервые за долгое время. Да, правду говорят, будто секс лучшее снотворное. Нельзя этот факт оспорить. Через окно видно полную луну, которая неспешно плывёт по небосклону, просвечивая сквозь пелену облаков. Она видна даже в городе со световым загрязнением. Она беспощадна. Она — спутник планеты по имени Земля, и ей наплевать на людей. Она будет освещать весь мир с его грязью, просто чтобы позлить всех. Вот такая она стерва.
Хотя, в лунном свете многое выглядит не так, как есть на самом деле... а обнажённые девичьи тела смотрятся ещё более соблазнительно.

+1

8

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Оne night, one fight