Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » No fuckin’ reasons why.


No fuckin’ reasons why.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Ethan C. Barrow & Rudy McFly
Место:
Заброшенная стройка Оушенсайда.
Время:
4 сентября 2013 года.
Время суток:
Утро-день.
Погодные условия:
Солнце,  15°C
О флештайме:
Если ты нашел пистолет, то знай - он обязательно когда-нибудь выстрелит. Возможно даже в другого человека. Ты превратишься в художника, окрашивая серые стены и пол в багряное маковое поле. Ты будешь музыкантом, затыкая уши от звука выстрела и криков того, из кого решил сотворить полотно. Даже если это случайно.

+1

2

Если бы чувства, все на бумагу
Почерком ровным ложились бы
Ты прочитала и поняла бы
что внутри меня... внутри меня....
так много дерьма и так мало любви...

Без прошлого не было бы и будущего – эту фразу я стараюсь себе повторять каждый раз. Буквально, наверное, месяц назад я бы в это время сидел в углу, в подвале, смотрел бы в одну точку и слушал голоса в голове. Никаких новых таблеток, приемы у психиатра по расписанию, но мне стало как-то лучше. Теперь я выхожу на улицу, чтобы общаться с людьми, конечно, компания у меня небольшая, но все-таки я уже сутками напролет не разговариваю с воображаемым Джонни. Мне страшно потерять этого внутреннего человека, но без общества я не проживу. Братья отделяются от родного дома, а я все остаюсь узником подвала, я так не хочу. Я найду свое место, займу нишу, но для этого мне нужно хорошенько постараться, чтобы пробиться в люди.
Я боюсь общаться, мне частенько приходится себе пересиливать. Люди попадаются разные, под всех нужно подстраиваться, почему нет какого-то одного шаблона? Оливер странный, мне с ним сложно, но очень интересно. Он – звезда, все его тело покрыто татуировками, но я не могу внимательно изучить каждую, просто в обществе есть свои правила. Нехорошо, когда один парень рассматривает другого парня, для этого я должен найти девушку. Абсурд, мне никто не нужен, если мне что-то нельзя, то сразу теряется к этому интерес.
Оливер живой, он открыл для меня мир с совершенно другой стороны. Теперь мама боится отпускать меня, она ведь знает, что я могу просто так уйти. А мистер Лестер радуется, совсем недавно он назвал меня «сыном». Я могу выходить на улицу по вечерам, но только недалеко, я могу ходить в общественные места, желательно, входить в контакты с людьми. Мне нравится гулять с Винтером, хотя иногда нам приходится убегать от назойливых фанаток. Ведь он действительно знаменитость, только творчество у него странное, не такое, как у меня. Мистер Лестер сказал, что это нормально, все люди разные.
Я уже и не помню, как мы познакомились, но произошло это опять для меня слишком быстро. После у меня случился краткий приступ депрессии, но врачи успели меня спасти. Я никому не рассказываю о том, что болен, хотя, кажется, у меня это на лбу написано. Теперь у меня в телефоне записаны телефоны не только матери, мистера Лестера и SOS, но так же Тима и Оливера. Странное чувство, когда в тебе нуждаются, когда с тобой хотят общаться. А я бы перенял что-нибудь человечное у этих людей, может, поможет в будущем.
В этот день дом опустел, все куда-то разошлись, я остался один. Меня больше так сильно не привлекает подвал, потому что голоса в моей голове именно там становятся громче. Поэтому я бродил по комнатам, как приведение, только не закрывал за собой двери. Я наткнулся на кабинет отца, на кресло, где он умер, на тот стол, кстати, капли крови так и не оттерлись от лакированной поверхности. Здесь холодно, пахнет затхлой свежестью, мурашки бегут по спине. Но мне здесь нравится, я как будто здесь могу пообщаться с отцом, ведь скучаю.
Взобравшись на кресло, я откинулся на спинку, прикрывая глаза. В темноте стали вырисовываться различные образы, я увидел отца, улыбнулся. Лицо у него было искривлено мучительными гримасами, как будто он что-то хотел сказать, но не мог. Из волос на лбу вытекали тоненькие струйки крови, я вцепился пальцами в мягкие подлокотники, зажмурился. Какой-то пистолет… Я даже сначала не понял, о чем он вообще. С закрытыми глазами я нащупал ручку, дернул за нее, ящик с сухим звуком выдвинулся.
Дернувшись, я резко сел, глядя в открытый ящик – там лежал пистолет. Именно тот, которым отец покончил жизнь самоубийством, был ли это знак? Нет, я еще не хочу, мне рано, но я знаю, что нужно делать. Забрав пистолет, я выбежал из кабинета, громко хлопнув дверью. В кармане сразу потяжелел телефон, я выудил его оттуда и в записной книжке нашел номер Оливера. Набрав сообщение: «я жду тебя в шесть часов под нашим мостом», я побежал к себе в комнату, чтобы переодеться, ведь у меня осталось всего полчаса.
Наш мост… Это такое место, где мы оба становились детьми. Там течет какая-то река, туда выбрасываю ненужный хлам, там нас не достают его фанатки. Винтер спускается на мой уровень развития, мы становимся детьми. Мне тепло с Оливером, хорошо, он настоящий друг, наверное, таких в моей жизни никогда не будет. Я не планирую все-таки жить долго, это бесполезно. Натянув на себя штаны, сверху я влез в огромный джемпер, который больше меня примерно на два размера, я полетел на улицу.
Тут всего минут десять бегом, за пазухой у меня теплеет пистолет. Зачем я его взял? Не знаю, я просто уверен в том, что мне так будет безопаснее. Если наше место выследит какая-нибудь очередная школьница, то я смогу ее убрать. Будет много крови, но труп можно скинуть в реку, ничего страшного. Зато Оливер будет со мной, нас с ним никто не потревожит. Мне стало жарко, лоб взмок, как и я весь. Глотая прохладный воздух ртом, я спотыкался о собственные ноги, как ребенок, который только учится ходить.
Когда я прибыл на место, там еще никого не было.
— Он не придет, Тейт.
— Ты не прав! Он придет!
— Он не придет... Не придет... Не придет...

На глазах появились слезы, но я все-таки не терял надежды, Джонни умеет обманывать. Добравшись до нашего секретного места, я почувствовал, как ручка больно впивается мне в поясницу. Мистер Лестер говорил, что нужно есть больше, я слишком худой, но я не хочу. Мне нравится мое тело, его легко подвергнуть уничтожению. Я не хочу быть толстым, я хочу чувствовать свои внутренности, как они меняются. Закусив губу, я почувствовал солоноватый вкус, я растерзал нижнюю во время бега, маленькая капелька попала на язык. Я оглядывался по сторонам, тяжело дышал, вел себя, как маленький ребенок.
Оливер… Он для меня что-то значит, я очень сильно его жду. Но зачем я его позвал? Я хочу похвастаться подарком, который мне подарил папочка – пистолет. Наверное, я умру именно от пули, но не сегодня, сегодня я хочу просто показать свою игрушку. Я знаю, что Винтер ее оценит, может, даже попросит поиграть. А я что-нибудь взамен попрошу, что-нибудь, что заставит меня почувствовать себя живым. Я хочу жить, я тяжело дышу, кровь пульсирует в висках, я не могу ждать, дуло холодно прижимается к раскаленной коже.

+1

3

вв

http://funkyimg.com/i/DG7C.jpg

А в королевстве кривых зеркал сегодня все как обычно. Серые улицы, освещенные тусклым осеннем солнцем и люди, которые бегут куда-то, похожие больше на муравьев - такие же серые, сливающиеся с общей массой и образующий один большой поток. А если посмотреть на них сверху, то они похожи на плотные струи тумана – одеваются в темные и черные одежды и бегут в никуда, растворяются в зданиях и в безжизненных арках домов – мрачных ртах, поглощающие окружающих и скрипящие от ветра. Порывы ветра, несущие с собой запахи городской жизни – грязные и мерзкие – запахи  денег, дерьма и тщеславия, вперемешку с запахами еды и легкими ароматами женского парфюма. Хорошее сочетание, ничего не скажешь. Этот город, похожий на сотни остальных, живет своей жизнью, нарушая границы понимания неоднозначностью и зыбкостью человеческих жизней. Харкающий на солнечный свет и прикрывающийся от него смогом, не самый большой, но пытающийся сравниться с Нью-Йорком или Сан Франциско.
Город звучит. У него есть своя, несравнимая ни с каким другим, мелодия, позволяющая отличить его от тысяч клонов. Звуки листвы, раскачиваемой от ветра, кошачье мяуканье и собачий хриплый лай, не дающие спать по ночам и заставляющие в жаркую темную ночь, плотно закрывать окна, лишь бы его не слышать. Хлопки дверей, звуки высоких каблуков по мостовой и клаксоны машин. Тут никогда не бывает тихо. Это не то место, где можно отдохнуть от суеты.
Где то вдалеке разноситься музыка, немного резкая, грубоватая. А голос, искаженный связками, напевает одну из песен, которую этот город слышал уже не один раз. И глаза города раскрываются, уши напрягаются и они ищут, ищут, ищут. Путешествуют по тонким улочкам, пропуская мимо шлюх и парней-неудачников. Пропуская воров  и насильников. Пропуская все, на своем пути. Он двигает на слух, пытаясь разыскать источник, который с каждым десятком метров становиться все громче, резко не обрывается…
- Да ну, дерьмо это все, мне не нравится припев. – Я чуть ли не откидываю в сторону текст песни, которую мы смогли набросать в перерывах и вышел из студии. Пройдя по узкому коридору, я оказался в гостиной, где плюхнулся на диван и схватил со стола пачку сигарет. Чиркнув спичкой, закурил и прикрыл глаза. Я и сам не мог понять, что мне  не нравится. Звучит как-то ненатурально, будто искупали во лжи и недостатке искренности. Рядом усаживается Джон, держа в руках бутылку с виски, почти сразу протягивает мне. Почувствовав легкий запах, я слепо ищу сосуд в воздухе и нахожу его раза с четвертого. Джон сидит рядом и смеется, эдакий гандон.
- Нужно придумать что-нибудь. Может слова поменять. – Я отрываюсь от бутылки и возвращаю ее обратно гитаристу. Сигаретный дым залетает мне в левый глаз и я жмурюсь, протирая его тыльной стороной свободной ладони. – Срань господня.
- Оливер, тебе сообщение пришло. – Оторвав руку от лица, я непонимающе поворачиваюсь к парню и выхватываю у него бутылку. Пару жадных глотков и глаз слезиться уже не так, как раньше.
- Ебучий дым. Что за сообщение? – Джон кидает мне на колени телефон и я беру его в руки. Легкими движениями руки, я разблокировал экран и уставился в экран, пытаясь прочитать смс. Надо же, от мальчишки. Я его уже около недели не видел и не слышал о нем ничего, еще пара дней и я бы начал волноваться.
Если вы спросите, что связывает мужчину почти под тридцатник и паренька, которому еще нет и двадцати, то я отвечу что-то из серии: «Ну хуй его знает». Совершенно разные и несочетаемые мы, вместо того, чтобы попросту не обращать друг на друга внимания, стали чем то странным, похожие на друзей. Тейт вообще очень удивительный парень, со своими тараканами в голове. Да что там говорить, я прекрасно знал о том, что у него психические расстройства. Это было видно по его словам, по движениям его тело и, конечно же, по глазам. И познакомившись с ним, я понял, что не могу оставить его одного. Мне не было его никогда жалко, я презирал это чувство. Я просто не мог его бросить одного. Он дополнял меня. Он открывал мне глаза на то, чего бы я сам не увидел. Наши разговоры и посиделки под тем мостом, о котором написал паренек, это все было из серии незабываемого. И я чувствовал, как он тянется ко мне и не мог оттолкнуть его, попросту потому что я этого не хотел.
Многие бы сказали, что Тейт опасен. Он человек, полный неожиданностей, человек, которому в голову приходят самые безумные идеи. Не скажу, что когда-то он меня собой напрягал. С ним я погружался в тот мир, который никогда уже не вернешь в обычной жизни. Эта молодость с капельками никотина, ребяческим поведением. Мы бросали камни в речку, сидели на голой земле, разглядывая мутную поверхность или носились, где только можно. Оказывались в своем мире, отделенном от основного.
Если Тейт написал такое сообщение, значит, он уже выдвинулся из дома, значит, будет гораздо раньше написанного времени. Если парень приходит раньше – он начинает переживать и волноваться. В его голове начинали появляться паранойидальные мысли. Подняв взгляд на Джона, я глубоко выдохнул.
- Мне нужно идти. Надо встретиться с Тейтом. Как приду – продолжим, а вы тут пока подумайте над тем моментом, хорошо? – Поднявшись с дивана, я пошел к выходу из дома, подхватив по дороге свою куртку и только тогда. Когда вышел на улицу, понял, что может быть, делаю большую ошибку.
Даже по дороге к мосту, едя на мотоцикле, меня не отпускало это мерзкое чувство, которое прилипло ко мне, норовясь забраться внутрь. Разогнаться что ли посильнее? Может тогда оно отлипнет? Что за чертов день вообще?
Оставив транспорт на дороге около моста, я со шлемом начал спускаться с пригорка, приближаясь к нашему «тайному» месту. Я уже видел тень Тейта, неподвижно стоявшую под мостом.
- Эй, Тейт! – Я ускорил шаг, натягивая на лицо искреннюю улыбку. Еще немного и я оказываюсь рядом с ним. – Извини, если опоздал. – На самом деле я ни хуя не опоздал. Я приехал на встречу на пять минут раньше обозначенного, ну да ладно. – Где ты пропадал? Как ты вообще сам?

Отредактировано Rudy McFly (2013-10-19 01:01:27)

+1

4

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » No fuckin’ reasons why.