Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Tell me what you want me to say.


Tell me what you want me to say.

Сообщений 21 страница 22 из 22

21

Я так и сидела, сложив руки на руле и спрятав в них лицо, до тех пор, пока дверца с другой стороны водительского не распахнулась вновь и не впустила в салон блондина, от которого теперь несло не только чужим сучьим духом, который я отчетливо чувствовала или просто представляла, когда мы находились еще в боксе мастерской, но и запахом гари, костра, табака и еще чего-то. Меня замутило не от этого, а от осознания того, что мы только что сделали с ним напару. В голове почему-то проскользнула мысль, что если бы я не рассказала всего того, что произошло со мной два года назад, и не вызвала бы тем самым в Катчере ту агонию, с которой он рванул мстить, и если бы потом не кинулась за ним, то возможно сейчас на наших руках не было бы этой крови, от которой невыносимо хотелось отмыться. Хотя… собирать все эти “если бы” можно было с дня нашего знакомства, потому что тогда эта сука-судьба распорядилась так, как ей было нужно.
         Только когда он заговорил, я сумела поднять голову и откинуться на спинку сидения, облизывая пересохшие губы и сводя скулы, дабы подавить неприятное ощущение внутри себя. Глаза вдалеке этой поросшей сорняками пустынной территории сразу же выцепили угасающий костер, давая от увиденного сиюминутный приказ мозгу представить, как это было и как сейчас от полчаса назад живой мерзкой твари остаются лишь обуглившиеся куски с костями. Но если проблема прошлого была решена, пускай неправильным и самым грешным путем, то обида в настоящем все равно никуда не делась и невыносимо жгла все внутри. И поделать ничего с собой было нельзя. Хоть и говорят, женское сердце слишком мягко и вполне способно все простить. Мягко-то оно мягко, зато уж ведь и злей-то женщины ничего на свете нет, если её обидеть чувствительно. Страшно становится. Она рано или поздно отомстит ужасно, такую гадость придумает, что мужчине и в голову не придёт.
Бывают очевидные моменты, которые вышибают тебя из колеи. Например, когда ты понимаешь - твой любимый человек был сегодня с кем-то другим. Это всегда противно и тяжело. Жажда ярких впечатлений ведет нас по жизни, заставляя прыгать с парашютом, погружаться на дно океана, штурмовать высокие непреступные вершины, или… изменять. Только потом слишком сложно уже вернуть доверие. И если любишь -  отпускай сразу же, потому что держать рядом с собой такого человека бесполезно, не имеет смысла. Суровая правда: если ты чего-то недодаешь, он будет искать это в ком-то другом или попросту маяться от скуки. Некого винить…Хотя хотелось спросить: что во мне не так? на мне написано маркером “измени мне”? Так скажи и я отпущу тебя, сотру тебя из своей жизни, удалю, забуду. Пережила бы, да только появилась одна проблема для обоих: внутри меня сейчас только начинала развиваться новая жизнь, созданная не без его помощи. Незапланированно, неосознанно и слишком неожиданно для обоих. И это сейчас держало меня на крючке, кидая по дорогам с несколькими противоположными выборами: снова сделать аборт, сказав или не сказав обо всем ему, или оставить ребенка, только в будущем воспитывать его в одиночку или с тем, кто не привык к обязательствам и  никогда не давал обещаний быть вместе.
- Видать, он тебя нехило головой об пол приложил, - озадаченно ляпнула я, переходя на шепот и опуская взгляд на свою руку, поверх которой опустилась рука Тайлера, которого вдруг ни с того ни с сего впервые прорвало на сантименты. Я усмехнулась сама себе, пока ладонь свободной руки была незамедлительно приложена ко лбу светловолосого, пытаясь определить возможную температуру, а то и вовсе жар. Он что… с ума сошел? Убрав руку, я уставилась на него уставшим и слишком понурым взглядом, чуть нахмурившись – шутить и слушать какие-то идиотские оправдания мне сейчас хотелось меньше всего, но никакой иронии или бравады в его словах я пока не заметила, поэтому отвела глаза в лобовое стекло. Правда следующая его фраза после затянувшейся паузы, в которую я решила заткнуться, привела меня в полнейшее замешательство, долбанув по барабанным перепонкам, хотя сказана была негромко. Уставившись в одну точку, я сначала даже не удосужилась посмотреть на Тайлера, только что тремя словами выразившего свое отношение ко мне. Едва удержавшись, чтоб не ляпнуть что-нибудь саркастичное в ответ, потому что ввиду последних событий в нашей жизни мой мозг, сердце – что там сейчас вообще работало – почему-то отказывался вот так с легкостью поверить в суть услышанного. Что, сиюминутное удовольствие в обмен на всю жизнь оказалось слишком невыгодной сделкой? К сожалению, на свете живет множество таких безразличных мужчин, которым чтобы остановиться, нужно совершить ошибку, попасться и заплатить за неё сполна. И только потом понять истинную цену того, что они потеряли или могли бы потерять. Я усмехнулась сама себе и своей непонятной даже себе реакции, которой… внешне даже не произошло.
– Смотри, а то может все-таки найдешь кого попроще, а то ведь потом иначе я их всех так же перестреляю, - буркнула я, ощущая на шее теплую ладонь и понимая, как я чертовски от всего этого устала. И даже хорошо, что я вовремя была притянута Катчером к себе, иначе бы опять все испортила своими хлесткими словами, за которыми в карман лезть никогда не приходилось. Я не знаю, сколько мы так просидели, а я в молчании глотала его извинения. Наверное, долго. Или мне так казалось. – Можно мы поговорим обо всем не сегодня? Если хочешь, закинем тебя, куда надо… а я в мастерскую… - я шумно выдохнула, совсем забыв о том, что прежде чем уйти забыла всех проконтролировать, да и машину хотелось помыть как можно скорее, пока совсем не свалилась от усталости.
         А что я должна была еще сказать в ответ нормального? Что-то должна была, наверное, но не сейчас. Сейчас я лишь поняла, что давно люблю его. Это чувство жило глубоко-глубоко, я никогда не давала ему воли. Оно было дружбой, увлечением, десятью днями в году. Совершенно искренними, поначалу без женских ожиданий, которые обычно многое портили. Я поняла, что если ждешь и в итоге не получаешь, все самое светлое сменяется ненавистью. Мне хватало того, что он был рядом. Он был в моей жизни - и этого было достаточно. Да, в моей жизни были мужчины, которых я, как казалось самой, любила. Но не так.

+1

22

Никогда в жизни я не славился красноречивостью и искренностью сказанных слов. Всё больше ругался, огрызался и дерзил. Нередко подшучивал и даже насмехался. Но что взять с человека, выращенного незнакомыми людьми, без семьи, без нравоучений о том как можно и как нельзя? Я редко откровенничал и всё больше запирал честность в себе, привыкая к тому образу, который сам создал без особого труда. Я как был говнюком, так им и оставался и с каждым разом мне было всё тяжелее говорить с человеком искренне. А ещё я не любил. Я даже понятия не имел что это на самом деле такое. Какое-то совершенно невнятное чувство, которому нет даже толкового определения. Зачем оно нужно? Я не понимал. Всё как-то больше завязывал частые интрижки, которые длились не больше недели. Предпочитал женщину в постели, а не в голове и действовал по воле моих собственных природных инстинктов. Партнёрш было у меня много, я не считал. Спал со всеми, кто строил мне глазки и привлекал меня физически. И я ни разу не задумался о том, что помимо секса и природной страсти и похоти может быть что-то ещё.

Не так давно я задумался. Месяца три назад, когда встретился с Санчез. Конечно при первой встрече она привлекла меня внешне. Бурная смесь южных кровей сделала из неё горячую штучку. Она не была похожа на других девушек, с которыми я был знаком. Дерзкая, стремительная, неуловимая и смелая. Собственно, благодаря ей я остался в живых, а не помер от того, чего нажрался против собственной воли. Между нами всё развивалось по моему старому сценарию. Мы встречались, общались, прекрасно проводили время и трахались как сумасшедшие до потери пульса. Мы были всем довольны, ровно до поры до времени, пока лично я не понял, что всё меньше хочу оставаться вне её компании. Я остро нуждался в её присутствии, испытывал совершенно необъяснимое чувство волнение перед встречей, нервничал, когда вокруг неё крутились другие мужики и страшно возбуждался буквально от всего, что она говорила и делала. Спустя ещё некоторое время я понял, что не желаю быть с ней порознь и мы съехались.
Я, будучи человеком довольно свободолюбивым и не терпящем ответственность и обязательства, прилично испугался. Для меня было дикостью то, что моё личное пространство заполнит женщина. И пускай мы спим вместе, я не мог смириться с тем, что по всюду будет она. Но в тоже время я этого безумно хотел и от того нервничал ещё больше. Ну а потом случилось то, что случилось. Я пытался себя переубедить. Зачем? Не знаю. Я хотел убедиться, что всё, что творилось и творится во мне всего лишь ложное ощущение влюблённости. Я пытался доказывать себе это встречаясь с другими женщинами. Я пытался выбить из головы Санчез, но каждый раз, нависая над очередной голой красоткой, я видел в ней Крис и жмурился, словно от страшного видения. Я просто не мог поверить, что всё может быть так серьёзно. Измены изменами, но даже ими я не мог перебить это страшное ощущение привязанности.

А потом я узнал, что стану отцом. И это окончательно поставило точку в моих попытках доказать себе свою невиновность. Я был влюблён. Я испытал то самое чувство, в которое не верил и которое обходил стороной. Мне так хорошо жилось одному! Я спал с кем хотел, гулял с кем хотел и пил с кем хотел! Свобода! Но всё это ни шло ни в какое сравнение с тем, что я чувствовал рядом с ней. Санчез подарила мне букет новых ощущений, которые я не испытывал раньше. И я был ей благодарен.
Сегодня был переломный день в наших отношениях. Я сдался, потому что больше не мог сопротивляться собственным чувствам. Я окончательно понял, что хочу быть с ней, хочу целовать только её, хочу спать только с ней и только она может подарить мне первенца. Но понимания было недостаточно. Не хватало лишь одного — откровенного признания, на которое я был просто не способен. Если бы она знала, как долго я собирался сказать ей всё это, как нервно стучало сердце, пока я шевелил губами слова, тысячу раз проговоренные в голове, то наверняка не стала бы так отшучиваться и отреагировала бы иначе. Но случилось то, что случилось. То ли она не поверила всему, что я сказал (что собственно было и не удивительно, исходя из моего образа жизни в последний месяц-полтора), то ли не умела воспринимать такие вещи, то ли не хотела, то ли просто была такой, я не знаю. Но взамен на то, что я с трудом смог выговорить вслух я получил лишь шутку и дальнейшее молчание, когда я попытался изобразить нечто, похожее на объятие. Обидело ли меня это? Возможно. Но от этого я лишь сильнее заперся в себе и где-то в мыслях пообещал, что больше никогда не пойду на эти грёбаные откровения.

После долгого молчания я отпустил Крис и устроился у окна, отводя взгляд на чернеющую за окном картинку. Пламя, ещё полчаса назад с дикостью бушевавшее в мусорной яме стихло. О его присутствии лишь изредка намекали искры, вздымающиеся в чистое небо и сизый дым, уходящий следом за ними. Автомобиль тронулся, выбираясь обратно на трассу. - Останови у ближайшей автобусной остановки. - Коротко попросил я не оглядываясь на Санчез, ведущую машину. Мы промолчали ещё минут десять, а я кажется даже не думал больше начинать разговоры. Ни сейчас, ни завтра, ни через неделю. Машина проплыла мимо таблички «добро пожаловать в Сакраменто». Я проводил её скупым взглядом и отвернулся, глядя вперёд на дорогу. Ещё минута, другая, третья и за углом на повороте показалась сиротливая желтеющая автобусная остановка. - Тут тормози... - Так же через чур сухо попросил я. Дженсен притормозил по моей просьбе и я толкнул дверь плечом, выбираясь на улицу и делая глоток свежего воздуха. Руки спрятались в карманы толстовки, не выдавая в себе дрожь и я кивнул на прощание. Всё, что я мог сказать было уже сказано. Захлопнул дверцу. Закурил и молча пошёл на лавку к остановке, дожидаясь ближайшего автобуса до центра. Ну а там ногами может и доберусь.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Tell me what you want me to say.