Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Mary
[лс]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mavis
[617-338-767]
Rex
[лс]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто:
11°C
С момента откровенного разговора в уютном домике в Малибу, через распахнутые окна которого доносился приглушенный шелест волн с песчаного пляжа, многое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » - Хочу услышать три главных слова. - Трэш, угар и патихард.


- Хочу услышать три главных слова. - Трэш, угар и патихард.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Жили-были Глен-в-глазах-закрома да Джим-борода-до-локтя. Жили поживали да казну мини-бара опустошали.
Место: И вот однажды на просторах базы репетиционной, что в землях студии звукозаписывающей раскинулась, сидели они, горевали, мол кончилось всё питие огненное, и жизнь не мила и пятница не весела.
Время: А время клонилось к 22.00, что ничего не значит, потому что мы не в России-матушке, а лень лиходейка одолела добрых молодцев.
Время суток: Но алкогольное голодание оказалось настолько нестерпимым, что вышли они в ночи до ближайшего питейного заведения.
Погодные условия: И погода благоволила к этому забурному походу, и лёгкое присутствие ветерка, и доносящиеся со дворов близлежащих манящие песнопения хмельных трубадуров.
О флештайме: Дорога пролегала неблизкая, но желание покутить окаянным образом гнало добрых молодцев через бурьян тел снующих, ароматных и качающихся. Еле-еле одолели добры-молодцы расстояние великое, разделявшее их и плод веселия желанного. И как с этим справятся наши герои, читайте на первых полосах отечественной прессы, высеченных на Вещем Камне в ночь новолунную.

Отредактировано Glen Williams (2013-10-16 23:53:54)

+2

2

Тишина-абсолют. Только не эти два слова, оставьте их себе на чёрный день, обменяйте на презервативы и надувайте-надувайте-надувайте. Глен до невозможности ненавидел минуты тишины, когда окружающая обстановка так и кричала спокойствием, вылезающим из незаколоченных щелей, пробирающимся липким тупаном из плохо закрытых дверей и сочащимся меж створок шкафчиков в небольшой комнате отдыха, по большей части напоминающей свалку всякой херни, никому не нужной, но необходимой для антуража. Отсутствие качающихся стен, бурной деятельности и прочих балалаек, создающих колорит жизни, смерти подобны. Он уже раз десять перевернулся на диване в репетиционной, где ночевал по разумению провидения, плюнувшего в суп хозяина квартиры, которую снимал сей Мальчиш-Кибильчиш. Часы противно тикали, будто издевательски передвигая стрелками очень медленно, прикладывая к сему действу невероятное пятитонное количество усилий.
Студия переживала кризис выходного дня - время, когда сюда не приходили даже самые притюкнутые пыльным мешком трудоголики, ошиваясь на подмостках баров в близлежащем заштатье. В такой редкий полноценный хулидей многие ездили навестить матушек, кто-то и батюшек для комплекта, а родители Глена в ответ на его заявление о явлении сплюсовали все имеющиеся причины в одну фразу: "Иди нахер, Глен, мы релаксируем в Сиднее на волнах нескончаемого траха и пустых дорог, специализированных под притыренных водил, у нас медовый месяц". Ну ради непонятно какого по счёту медового месяца естественно можно отложить визит к любящему сыну. Впрочем, любящий сын и сам не очень-то жаждал встречи со своими творцами, хотя бы в силу того, что это сулило долгий отходняк и сложное вливание в процесс работы.
Близилась ночь, долгая, нудная, липкая, как жвачка. прилипшая к заднице. Глен перевернулся на спину, опустил руку на пол и нашарил заранее приготовленные дротики. Он предвидел такой исход, повесил на потолок какую-то фотку соседней группы, приготовил кучку снарядов и бутылку вискаря на случай… именно на такой ебучий случай. Окна в помещении отсутствовали, так что о состоянии темноты можно было спросить только светильник. Глаза привыкли давно, в темноте хорошо просматривались все предметы быта музыкантов, плюс, чернеющие провалами горы барахла, но он всё же протянул руку и чуть прибавил света. Спать не тянуло, но в темноте глаза тяжелели, а организм плавно переходил в режим полусна, когда и спать не охото и не прикрыть зенки невозможно.
Неяркий свет, пущенный резко, заставил зажмуриться, резанув по привыкшим в темноте глазам световым мечом тусклого грязно-жёлтого оттенка. Свет заполнил комнату неравномерно, оставляя жидкие тени на стенах, принимающие формы мусорных свалок, гор дерьма и причудливых сюрреалистических картин, если подключить воображение или курнуть травки. Глен зажал в зубах сигарету, только что познакомившуюся с огоньком, нашарил дротики и бутылку виски, одним залпом осушая четверть, будто внутри стеклянной тары не алкоголь, а выдыхшийся «Трахун» или «Буратинка».
- Лови, Финч, от Глена с любовью, нежностью и страстью, сука. – Первый дротик описал траекторию, намеченную в перерыве между активными оральными контактами Гленчика с бутылкой, тюкнулся в потолок, пробил Элу Финчу глаз и завалился за диван. Эл Финч остался без глаза, но зато стал колоритнее и взял несколько пунктов вперёд у ассоциации подбитых вокалистов. Глену не нравился Финч, и даже не потому, что когда-то был отличным парнем, пока не стал мудилой редкостной склёпки, но от того, что слишком сильно выворачивался, чтоб показать, что пинок под зад никак на нём не отразился, и это Глен лоханулся в полной гамме всех оттенков и цветов. Показуха.
Алкоголь медленно растекался внутри организма, отравленными микро-каплями вещества проникая сквозь тонкие стенки сосудов, смешиваясь с кровью, торопливо растекался по венам. Мозг ещё не успел осознать, что только отойдя от забытия, ему снова предстоит вернуться в психоделические дали медленно клонящегося к закату бытия.
Второй дротик уже скосил, и был запит ещё одной изрядной порцией вискаря, за здравие глаз и конечностей Эдди Льюиса. Сама идея уже не казалась такой воодушевляющее развлекательной, а обмякшая рука с зажатыми в ней орудиями пыток принтеропечатных фоток из сети сползла за пределы дивана. Оставшиеся три заряда скатились на пол, с лёгким стуком и разлетелись по плитке и были мгновенно забыты бесславными воинами в гуще событий.
Когда бутылка, почти пустая и только относительно смердящая былым букетом спиртовых примесей, опустилась на спинку дивана вместе с обессилившей обмякшей второй верхней конечностью, веки отяжелели окончательно и глаза, не гнушаясь наличия света, закрылись, погружая тело в сон, откуда-то из далека донёсся грохот. Такой явственный смачный грохот, будто кто-то упал в прихожей и сим проложил дорогоу в ад. Глен же успел заглянуть за ширму, подойти к чёрному ящику и попытаться заглянуть внутрь, иными словами, почти уснул чуть крепче, чем простой провал в забытие, но, видимо, не судьба всё же существует. Он нехотя сполз с дивана и на подкашивающихся ногах вышел в коридор. Тусклый свет, напоминающий приглушённый в больничном морге, освещал пустой коридор, который вёл вдоль всех комнат, оборудованных для записи звука, и сворачивал к главному входу. Ключи были у всех записывающихся на студии, но мало какой здравый человек решил бы променять редкий выходной на приход сюда среди ночи.
- Кому там сплохело, а? – Собирая все стенки в пути и особенно не стремаясь, даже если кто-то подкрутит шестерёнки реальности и из-за поворота вдруг выпорхнет Джейсон Вурхиз, Уиллиамс прошёл по коридору, преодолевая перекрёсток с превеликим трудом заспанного и чуть окосевшего тела. Картина, открывшаяся взору была нихрена не удивительной и одновременно странной – посреди коридора, распластавшись на пузе вальяжно возлежал Джим, вокалист Новеров собственной персоной, образец настоящего митол-отца, и что-то увлечённо шарил под стойкой для одежды. Глен подошёл на несколько шагов ближе и опустил увесистый ботинок ему на задницу. – Сдавайся, прохиндей, всё твоё теперь моё. Капитулируй, бородатый, или я лишу тебя звания лорда и рыцаря ордена алкоджедаев за незаконное вторжение в Королевство.

Отредактировано Glen Williams (2013-10-17 12:01:17)

+2

3

Относительно планов на выходные, будь желание, Джим бы отметил, что их целое множество, эдакое множество множеств, пирамида из Хеопса и производных - навскидку он мог назвать хотя бы два-три варианта, но вот почему-то для воплощения он выбрал тот, что оказался самым неудачным. Парень прибыл в Сан-Франциско днем, когда на шумных проспектах солнышко ласково облизывало макушки извечно спешащих куда-то трудяг. Таким же трудягой был его батя, с первым криком петуха заходящий в свой офис и с последним солнечным лучом покидающий его. Парень решил не творить сюрприз любимому родителю в разгар рабочего дня и подождать отче дома, и, чтобы не заскучать, в ближайшем супермаркете приобрел себе маленькую компанию горячительного. И, о удача, отец явился домой именно в тот самый неловкий момент, когда Джим находился в состоянии полного душевного равновесия и гармонии.
- Папка, наконец-то! Я было подумал, что ты теперь на работе и ночуешь. - Протянул Джим и, расслабленно откинувшись на диван, затушил сигарету об подушку для печати.
Только ответа он так и не получил. Отче не соизволил обрадовать сына ярким бурным весельем, тонко граничащим с помешательством буйного, кинуться на шею, мол так скучал, так скучал, и дарить Джиму минуты счастья от общения с собой великим и прекрасным. В общем и целом родительская любовь вылилась в картину маслом - буквально полминуты спустя парень сидел на лестничной площадке и думал, что же и когда он сделал не так. С отцом вечно было так. Если ему что не нравилось, он долго и терпеливо молчал, а потом всё так же безмолвно вставлял трандюлей. И они с Джеком часто гадали, было ли это из-за бычка в цветочном горшке или же за царапину на их машине.
Вечер тем делом уже плавно перетекал в ночь, превращая тепло в легкую прохладу. Джим присел на лавочку в ближайшем скверике и сделал большой глоток из бутылки, чудесным образом оказавшейся у него в руке. Чудо, конечно, было не таким уж чудом, а скорее, закономерностью в его случае, но ненужно портить дивный момент нюансами. «Хватку не пропьешь», мысль, горделиво мелькнувшая в голове Джима, растаяла, когда тот лишь на секунду прикрыл глаза...
Его разбудили наглые лучи солнца, казалось бы, достающие до самого мозга, и невыносимо громкие звуки, именуемые пением и издаваемые сидящими на деревьях пернатыми. Когда он покинул отца был вечер, сейчас утро или день, вряд ли обед у клерков закончился, так что, скорее утро. Он проспал на лавке всю ночь. А ведь давно такого не было. Обычно он умудрялся дотащиться до турбаса, но оного под рукой не оказалось, так что пришлось вспомнить былое. Он спустил затёкшие ноги на землю и достал мятую пачку сигарет, затянув одну даже для себя слишком жадно и быстро. Впереди был ещё один выходной, но здесь больше ничего не будет, если отец решил отослать сына, то так тому и быть, а посему пора ехать в уже родной Сакраменто и дать выходным второй шанс.
И вот уже тем же вечером, вернувшись на свою вторую родину и купив в маркете бутылочку своего однофамильца, походкой только ступившего на землю матроса, парень направился к студии.
Он крайне надеялся застать там Глена, чтобы вместе и ним совершить пару набегов на вино-водочные и совершить славный поход по барам. В идеале, конечно. Вряд ли Уиллиамс будет торчать в студии, но авось, чем чёрт не шутит.
В студии было темно и тихо. Включая свет, парень неловко махнул рукой - из рукава что-то резво вылетело и, насмехательски постукивая, запрыгнуло под стойку для одежды. Сперва Джим плюнул, но любопытство не отпускало и велико было желание узнать, что это за штукенция все это время вероломно скрывалась у него в рукаве, ещё секунда, и он быстро и громко грохнулся на пол, шаря рукой под вешалкой. И в тот момент, когда нечто уже было схвачено непослушными пальцами, на зад парня опустилась тяжелая нога.
- Сдавайся, прохиндей, всё твоё теперь моё. Капитулируй, бородатый, или я лишу тебя звания лорда и рыцаря ордена алкоджедаев за незаконное вторжение в Королевство.
Парень выполз из-под ноги и сел на полу, облокотившись об стену.
- Глен, дружбан, забрать то, что я нашел, можешь ты. - Он разжал кулак и показал Глену крышечку от бутылки. - Я вот думал, что это зажигалка.
Он оглядел друга: всё те же растрепанные непослушные волосы и джинсы с драными коленками. Нихрена не меняется.
- Мистер Уилльямс-Опухшие-Глаза, сегодня ты выглядишь не слишком изысканно. Не хочешь исправить? - спросил Джим, жестом фокусника извлекая из пакетика непочатую бутылку.

Отредактировано Jameson Daniels (2013-10-27 01:35:09)

+1

4

- Глен, дружбан, забрать то, что я нашел, можешь ты. Я вот думал, что это зажигалка. - Джим разжал ладошку и продемонстрировал крышку от бутылки. Святые угодники, этому парню чудесным образом удавалось вывернуть любую ситуацию в шутку, а такую располагающую было впринципе грешно обойти стороной. И Глену, как лицу затеявшему вымогательство, ничего не оставалось, как оценить ответ, заслуживший десять из десяти, ведь действительно, получилось по обстоятельствам весьма забано.
- Разочарование, да? - Глен усмехнулся и наклонившись всё же взял крышечку, выглядящую такой малюткой в лапище его друга. - Для Йоды, друг мой, ты слишком крупноват, молодоват и алковат. - Оставлять этот выпад безпарирования было бы упущением, посему в голове Глена быстренько сложилось дважды два. - Мальчиш, кажется у тебя ещё что-то закатилось.
Дождавшись, пока Святогор, наивная поддатая душа, вновь примется шарить под полкой, Глен вновь наступил ему на задницу на этот раз двумя ногами. Глен убрал с лица волосы и чуть сильнее придавил Дэниэлса к полу, активно потоптавшиись и покрутившись вокруг себя. Вряд ли тому было подспудно держать такой груз на своей жопе, но Глену нравилось топтаться по крупногабаритной сраке товарища, так что лучше вынести это как тайский массаж и не жаловаться.
- Мистер Уилльямс-Опухшие-Глаза, сегодня ты выглядишь не слишком изысканно. Не хочешь исправить? - Дэниэлс несколько раз дёрнулся, стараясь скинуть с себя балансирующего как на канате Глена, но выпитое расслабило его опорно двигательные функции как раз настолько, чтоб потерпеть в подобном предприятии грандиозное фиаско.
- Кто ж в здравом уме, - Глен постучал пальцем по виску и вперился взглядом в бутылку, которой Джим так яростно махал, что грозился расколотить её либо об пол, либо об свою деревянную бошку. - Откажется от вкусняшки. Дар принят, проходите, располагайтесь, к вашим услугам место у параши.
Крышка, которую Глен всё это время вертел в руках аки маятник надежды, описала в воздухе дугу и приземлилась акурат в середину лба Джима и, отскочив в неизвестном направлении, всё же скрылась в чьём-то смятом кросовке. Джим упорно ждал, пока его сумасшедшему другу надоест топтаться по святой горке задницы и его звёздно-фееричный час настал. Глен пару раз смачно топнул и слез на более твёрдую и менее пьяную почву, нежели Дениелс.
- Пошли, Святогорка, - Джим наклонился и протянул другу руку. – Давай, не томи. – И когда Джим протянул свою, Уиллиамс ловко спрятал ладонь за спину. – Бутылку давай.

Комната для отдыха не успела претерпеть никаких изменений, разве что сквозь приоткрытое окно выдуло большую часть алкогольных испарений. Глен сгрёб своё шикарное ложе, плюхнулся на диван и протянул Джиму оставшиеся дротики и кивнул в потолок, мол, займи себя важным делом, пока я буду связующим звеном между той стороной и нашим фронтом. У Гленки родилась идея по поводу этого вечера, дабы не сводить всё к скучному выпиванию скудной бутылки в скудной компании четырёх стен и уснувшего от запива Джима. Лёгким жестом он извлёк из кармана телефон, подозрительно пахнущий чем-то смахивающим на виски.
- Привет, дядька. - Глен собрал все силы в кулачёнки, чтоб не заржать конём в трубку. - Скажи у тебя случайно не завалялся свободный лимузин на вечер? - Только не ржать, Уиллиамс! - Такой длинный, обтекаемый, гладкий и лучше, если белый. - Не смей! - Нет, я не заболел, цвету и пахну. Мне нужна машина, машина у тебя есть? - Задерживаемый смех переходит в кашель, уже более яростный чем простое покхекивание на замену. - Спасибо, удружил. Кстати, с водителем, это обязательно. И бар, Джимми, бар должен быть в лучшем виде, ага. Я планирую быть не водибельным. Зришь в корень, такого кукусика как я нельзя угробить. Чао-какао, ту-ту на тихом поезде, Джимми-бой.
Трясущимся пальцем Глен нажал кнопку сброса и уткнулся в подушку, завывая от смеха как пароходная сирена. Их ребята часто брали на прокат лимузины в компании, и Глен знал ребят, которым приходилось висеть на телефоне. Джимми-бой на самом деле был взрослым сурьёзным мужиком, лицо которого так и навевало мысли о протухшем кефире. Глен терпеть не мог его, а он – Глена. Длинный язык мистера Уильямса и его шуточки, как говорил после одной из вечеринок, закончившихся в каталашке, менеджер, когда-нибудь подадут под соусом бывшему носителю и заставят съесть без ножа и следствия.
- Слушай, - Глен более менее пришёл в кондицию после конвульсий смеха, и голос сам собой пробил дорогу сквозь осипшее от ржача горло. - Князь толстозадница, где у тебя тайник в рамках студии? Ты набиваешь его регулярно, а потрошишь редко. Колись, а то хуже будет.

Отредактировано Glen Williams (2013-10-28 22:48:08)

+1

5

- Разочарование, да? Для Йоды, друг мой, ты слишком крупноват, молодоват и алковат.
Но крышечку Глен всё равно за коим забрал. Нет уж, так просто этот парниша всякий хлам не берет, а значит, в скором времени бутылочная заглушка вернется к её дарителю.
- А для алкоджедая самое то. - Джим был бы не прочь засветиться на голубом экране, но вот взяли бы его разве что подозреваемым в криминальный сериал.
Тяжко вздохнув о несостоявшейся карьере в кинематографе, он достал из пачки сигарету и стал привычным и доработанным до автоматизма действием хлопать себя по карманам.
- Мальчиш, кажется у тебя ещё что-то закатилось. - Глен так странно и хитро посмотрел, и это немного смутило парня, но не настолько, чтобы отказаться от очередной вылазки под вешалку - ещё не покидала надежда на чудесное возвращение зажигалки.
Стоило только Джеймсону снова пригнуться к полу, как Уилльямс вскочил на его пятую точку и начал смачно на ней топтаться. Ощущения были малоприятными — что-то подобное парень испытал, когда во время ремонта Джек случайно уронил на него мотоцикл. Он попытался вывернуться и потерпел поражение — сказывалось принятое на грудь горячительное, а Глену ещё долго могло не надоесть отплясывать степ на его заднице. Смиренно положив голову на пол и блуждая по нему взглядом, Джим всё же обнаружил потерю и, не меняя телоположения, тихонько закурил. Массаж жопы и расслабляющая доза никотина делали свое дело,  но от путешествия в царство Морфея парня удерживала мысль, что бутылка полна виски, а вечер — планов. Затушив бычок об пол, Джим за неимением белого флага помотал в воздухе бутылкой в знак своей полной и безоговорочной капитуляции.
Наконец Глену надоело, и спрыгнул с парня, попутно снайперски метнув ему в лоб всю ту же бутылочную крышечку.
- Пошли, Святогорка. Давай, не томи. - Глен протянул ему руку, но тут же резво спрятал её за спину. – Бутылку давай.
Дэниелс отлепился от нагретого местечка и отряхнулся.
- Спасибо за заботу, дружище, но ты не волнуйся — она совсем не тяжелая, я справлюсь.
Вслед за Уилльямсом зайдя в репетиционную Джим рухнул на диван и взял протянутые другом дротики. Тем временем в голове товарища народился план — он уже вовсю уламывал на машину мужика из компании проката авто. Джим пару раз кинул дротики и оба раза промахнулся. Слушая Гленовскую воодушевленную речь и глядя на его лицо, на котором ярко выражалось тщетно подавляемое желание засмеяться,  Джеймсон уже не мог сдерживаться, а уткнувшись лицом в диван тихо ржал, издавая звуки, напоминавшие не то всхлипы, не то хрюканье.
Вскоре и друг, положив трубку, к нему присоединился, и, разрывая секундную тишину зал заполнили громкие бабуиньи звуки.
- Слушай, князь толстозадница, где у тебя тайник в рамках студии? Ты набиваешь его регулярно, а потрошишь редко. Колись, а то хуже будет. - Проржавшись, Глен возжелал опустошить маленькое бутылочное хранилище Джима.
- Заначка и в правду имеется, но тебе, хищник ты этакий, я её не покажу — пусть это останется моим маленьким секретиком. Подожди пару минут, я что-нибудь принесу. - Легкой джазовой походкой парень направился вглубь студии на разорение своего уютного алкогольного гнездышка.
Спустя некоторое время Джеймсон вернулся обратно с двумя пол литровыми бутылками и неутешительными вестями.
- Это последние. Остальные я забрал перед отъездом, чтоб в дороге не скучать. - Утешающе, но чуток не рассчитав силу, он похлопал товарища по плечу. - Выпьем уже в лимузине. Кстати, когда принц обещал прислать нашу карету?

+1

6

[NIC]Glen Williams[/NIC][STA]По реке плывёт наш бухлоход[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/08/m03hbwcno5x7odxqy1ew95s06.gif[/AVA][SGN].[/SGN]
[LZ1]ГЛЕН УИЛЛИАМС, 25 y.o.
profession: гитарист и основатель группы Nowheredge
[/LZ1]
- Заначка и в правду имеется, но тебе, хищник ты этакий, я её не покажу - пусть это останется моим маленьким секретиком. Подожди пару минут, я что-нибудь принесу. - Джим отправился на поиски своей нычки, а Глен и не шелохнулся, чтоб последовать за ним. У него было как минимум две причины, чтоб не поднимать задницу с нагретого места: он знал, где вокалюга прячет бухло, и ему было тупо лень таскаться за Джимом, совершая лишние телодвижения не впрок.
- Это последние. Остальные я забрал перед отъездом, чтоб в дороге не скучать. - Толстый сучок умудрился схавать две бутылки, а для него это не то что прогресс, это прорыв. Если он не нажрался ещё в магазине, превратив всех и вся в должников за пустые бутылки, а себя в пьяную свинью, то тут вообще пора памятники строгать тупым лобзиком. - Выпьем уже в лимузине. Кстати, когда принц обещал прислать нашу карету?
Достав из-за дивана рюкзак, Уильямс забрал бутылки и закинул на дно котомки вместе с двумя пивными кружками. Виски в пивной таре - это стиль, это мощь, это тема.
- Сказал, что карета прибудет в полночь. И ещё наш бравый друг с одним работающим полушарием обещал, что в тыкву превратятся наши бошки, если мы снова будем прятать сигаретные бычки под обивку на дверях. - Не смотря на угрозы, Глен уже знал, что они будут. Будут, потому что делают это всегда. И всегда им обещают оторвать всё, что можно оторвать, но никак не приведут приговор в исполнение. - Ты сиги-то взял, а?
Часы показывали без двадцати двенадцать. Можно было успеть навести на базе порядок, чтоб завтрашняя запись началась именно с записи, а не с уборки всего того говна, которое оказалось на полу стараниями Уильямса не без помощи Дениэлса. Однако ни тот, ни другой даже и не думали браться за веник и швабру. Вот хер. Вместо этого Глен оторвался от дивана и выглянул в окно, опасно переваливаясь через подоконник. Машина уже ждала внизу, маняще помигивающая фарами. Карету никто не отгонит ещё пару часов, но ждать не хотелось от слова совсем.
Бутылки с остатками водки и вискаря, две куртки и два тела были оперативно переброшены с опустошённой реп-базы на территорию крупногабаритного авто, где ещё всё было цело и так и жаждало разорения. Как обычно, тот, кто комплектовал тачку для парней из Nowheredge, не поскупился забить бар до отказа. Глаз цеплялся то за одну, то за другую вкусняшку.
- Го сегодня в говно, жиринка? - Ловким движением закинув одну бутылку певуну, Глен отхлебнул из той, что прихватил ещё на базе. Не пропадать ведь добру. А ночь впереди длинная, всё успеется. ЦУ от мозга была получена, а сопротивляться ей он не собирался. Несмотря на то, что завтра была назначена репетиция, а после неё запись, Глену было насрать. Вот совсем-совсем насрать. Сегодня он будет веселиться так, как та сука, которая веселилась под окнами жилых домов, когда всем хотелось одного - спать. - У меня есть пара вариантов дислокации для начала. - Уильямс загадочно подмигнул Джиму, намекая, чтоб тот готовил себя и печень к незабываемому трипу длиной в одну отдельно взятую ночь. Возможно, будут травмы; возможно, вытрезвитель; возможно, каталажка до утра, которая завершится внесением залога за двух долботрясов разгневанным менеджером. Случиться могло всё, что угодно, исключать нельзя ничего. Ну разве что скуку.
За окном город переливался миллионами огней: уличных фонарей, окон жилых домов, машинных фар, светофоров и сотен лун, отражающихся во вчерашних лужах. Красота, да и только. Однако парням, несущимся в белом Хаммере по дорогам Сакраменто было не до созерцания красоты. Душа жаждала отрыва, трэша и угара на больших оборотах, чем просто поглощение спиртного и покатушки по городу. Не долго думая, Глен открыл тонированную створку, разделяющее водителя и салон, чтоб сообщить, куда их стоит забросить первым делом. Ехать было не далеко, так что свернув пару раз на светофоре, извозчик затормозил перед невзрачного вида зданием промышленного цеха. Похоже на какой-то сраный коровник, но на самом деле сегодня здесь будет твориться действо, масштабы которого уже давно характеризуются знающими людьми, как грандиозные. Глен и Джим не были из тех, кто сильно увлекается вечеринками, но эту тусовку пропустить было бы грешно даже им. Ди-джей из Вегаса, вершащий самые крутые вечеринки в Городе Греха, да и по всей Америке, обдолбанный веселящийся люд, создающий атмосферу вечного праздника, и море бухла, которое можно пить, жрать, выливать на тёлок - как от этого отказаться?
На нетвёрдых ногах Глен вышел из лимузина. Мир вокруг слегка пошатнулся, но устоял перед перспективой оказать в горизонтальном положении. Чтоб свалить Уильямса с ног одной бутылки виски будет явно мало. Да и валиться он, собственно, не планировал. Вечер должен быть разгорячённым, но не в обнимку с унитазом. Всё нужно делать постепенно, правильно и грамотно. Даже если речь идёт о простой попойке, пусть даже не в самых простых условиях.
- Ты звонил ребятам? - Из недр здания доносится приглушённый бит, сотрясающий землю под ногами. Вибрации уже задают темп, заствляя притопывать в такт басам. - Фабрицио, вроде, говорил, что его мафиозный папаша соизволил давеча прибыть в город. Его точно не будет. А что с остальными?

Отредактировано Jake Trace (2018-02-11 05:00:40)

+2

7

[NIC]Jameson Daniels[/NIC][STA]Архангел Бухаил[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/20/3akamyvdionyauhzvwnbti5dj.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖЕЙМСОН ДЭНИЕЛС, 25 y.o.
profession: вокалист группы Nowheredge;
[/LZ1]

- Сказал, что карета прибудет в полночь. И ещё наш бравый друг с одним работающим полушарием обещал, что в тыкву превратятся наши бошки, если мы снова будем прятать сигаретные бычки под обивку на дверях. Ты сиги-то взял, а?
Ну уж нет, они не перестанут. Это как раз то, что бесит Фабрицио больше всего и Джим ни на что не променял бы зрелище разъяренного товарища, ругающегося по-итальянски и по-детски гневно топающего ногой. А он еще не знает, что дверь - не единственное хранилище сигаретных останков в репетиционной. Но пока тсссс, об этом предстоит ему узнать позже.
- Да, да, мы больше так не будем. Я взял блок, для начала хватит. - Джим закинул сижки в портативное хранилище Глена к остальным вкусным и полезным ништячкам.
Дэниелс был весь в предвкушении и всасывал сигареты одну за другой, что, когда лимузин прибыл и просигнализировал с улицы, дверь пополнилась еще десятком окурков. Она всё больше становится похожа на мягкий бугристый мат, надо будет предложить товарищу Уильямсу попрактиковаться на ней в метании ножей, так, ради разностороннего развития.
Лимузин, в котором парням предстояло пропутешествовать до развлекательных мест определенного назначения, был мощен, горделив и алкогольнонасыщен, что не могло не радовать, ведь начальные запасы топлива ничтожно малы, а ехать долго. Ну, может и недолго, Джим не знал, в какое конкретно питейное заведение они с Гленом путь держат, но наличие спиртного, а лучше и в больших количествах - всегда плюс.
- Го сегодня в говно, жиринка? У меня есть пара вариантов дислокации для начала. - не дожидаясь ответа Джима, Глен уже кинул бутылку. Ответ и не нужен. Дэниелс от таких вещей не отказывается. Никогда. Даже если никто не предлагает, он сам себе предложит и согласится. Миссия «Нажраться в хлам» с самого утра стояла на первом месте в диспетчере задач. Где, чем и при каких обстоятельствах - неважно, главное - сам процесс.
Лимузин, тем делом, прибыл к какому-то большому зданию с каркасной конструкцией стен. Судя по звукам, доносящимся изнутри, вечеринка уже началась, на улице было настоящее столпотворение народа навеселе, немного припоздавшего к началу мероприятия. Это нестрашно, такие как Джим с Гленом, пролезут на любую вечеринку, даже забитую до отказа. Джим высадился из машины и с хрустом потянулся, готовя организм к предстоящему загрузу на полную катушку.
- Ты звонил ребятам? Фабрицио, вроде, говорил, что его мафиозный папаша соизволил давеча прибыть в город. Его точно не будет. А что с остальными? - Такой простой вопрос Уильямса озадачил Джимми, ведь он не просто не позвонил, но и до сего момента не думал об этом в принципе. - О нет, чел, я не звонил им. Придется нам осваивать местные запасы вдвоем, без их скромной помощи.
Внутри было шумно, как и должно быть на любой уважающей себя вечеринке. От музыки, вырывающейся из мощных колонок, тряслись стены и полы, танцпол тонул в дыме из генератора, над ним нависал почти осязаемый туман перегара. Участники действия уже были готовенькими, нажрались, налимонились, насуслились, насосались и далее по списку. Лавируя между размякшими телами, и периодически прокладывая путь локтями, парни погружались все глубже в жаркое марево тусни.
Организовать себе местечко было легко - пара купюр и чувак из персонала провожает до засранного столика, с которого были согнаны менее платежеспособные индивиды. Еще пара минут - стол убран и заставлен бутылками, рассортированными по виду, крепости, да чуть ли не по объему бутылок и цвету этикеток. На самом деле это пустая трата времени, содержимое бутылок будет перемещаться внутрь организма в произвольном порядке или даже в смешанном виде. Пожалуй, отсутствовало только единственное, что Джим зарекся заказывать - горящие коктейли, все после того, как он, будучи в дрова, перед употреблением не потушил его и сжег к херам бороду. Глен тогда чуть не уделался от смеха, одновременно порываясь тушить Дэниелса все тем же спиртным, задумав, наверняка, перекрыть страдания от потери бороды страданиями более суровыми. Но все обошлось, парни всегда умудрялись выйти из самых разных и, порою, совсем жопных передряг практически сухими. Ну, в переносном смысле, в буквальном - разное бывало.
Рюмка за рюмкой, бокал за бокалом, стакан за стаканом - с каждой порцией спиртного становилось все лучше и веселее, красок вокруг становилось больше, звуки воспринимались громче и резче. Как там говорил какой-то шибко умный мыслитель? «Танцуй, будто тебя никто не видит, пой, как будто тебя никто не слышит»? Да и плевать вообще на всех, Джим не мог записать себя в стеснительных и комплексующих, а когда душа рвется плясать и петь - ни в коем случае ей мешать нельзя. И вообще, есть рот - пой, есть ноги - пляши. Руководствуясь этой философией, Дэниелс решил явить миру Себя Великого путем помещения своего шикарного аполлонообразного тела на барную стойку и демонстрирования настоящего искусства танца и ангельского голоска. Стойка трещала и прогибалась под Джиммовым блеском (или виноват лишний вес? Пффф, какой бред). Бармен, кажется, против, но он просто еще не просек фишку. Вот дурак, когда еще ему представится случай приобщиться к прекрасному?

Отредактировано William Hartsfield (2018-02-14 23:06:46)

+2

8

[NIC]Glen Williams[/NIC][STA]Я - Глен, я пришёл танцавать[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/08/m03hbwcno5x7odxqy1ew95s06.gif[/AVA][SGN].[/SGN]
[LZ1]ГЛЕН УИЛЛИАМС, 25 y.o.
profession: гитарист и основатель группы Nowheredge
[/LZ1]
- Короче, Святогорка и бутылочек дохера бухла - вот компания моя. - Глена совсем не расстроило то, что ребят из группы в этот вечер с ними не будет. Умение отрываться везде и при любых обстоятельствах - самая полезная черта характера Уильямса, если брать в учёт его совершенно нескромное мнение по этому поводу, звучавшее в разговорах уже не раз и не двас. Ему не требовалось уговоров, не нужно было и толп знакомых для разгона драйва. Главное нужная кондиция, верный настрой и благодатная атмосфера общего веселья и кутежа, чтоб отправиться на прожигание жизни на полную катушку, раздувая паруса и дрейфуя по волнам беззаботной юности. Ведь двадцать, да и тридцать, больше не будет никогда, нужно всё дерьмище из молодости выжать, чтоб потом не жалеть, что что-то не успел и где-то опоздал. Это время, когда тебе не о чем париться и ещё столько задора на всякие идиотские свершения, что желание привязывать себя за ногу к батарее ответственности и каких-то нелепых обязательств - есть самый страшный грех, которому, по какой-то нелепой причине, не нашлось места в рядах пресловутых семи смертных.
Оказавшись внутри ангара и занырнув с головой в океан бурной тусовочной деятельности, мерцающей огнями стробоскопов, тонущих в искусственном тумане, парни быстро организовали себе столик. Деньги по истине великая сила. За них готовы рвать глотки, их не бывает достаточно, тем более их не бывает много и не к месту. Возможно, вскоре всё изменится, но сейчас мир таков, что за пару хрустящих стодолларовых банкнот сверху от изначальной стоимости ты легко получишь столик, даже если его уже плотно оккупировали не менее страждущие арендаторы, а стоит ещё поддать газку, и в выпивке нужды не будет. Девочки, алкоголь, травка, диски - что пожелаешь, а можно и больше. Но сегодня только бухло, никакой мешанины. С него началось, им и закончится. Милая официантка в короткой латексной юбчонке и топике, которого вообще при желании можно было бы избежать, методично заполняет пространство на поверхности стола всевозможного рода бутылками, и кажется, что им нет конца и края. И попробовать хочется всё. И ничего не останавливает парней, ничего не может заглушить в душах страждущих экспериментаторской жилки. После пары, а за ними ещё пары, а может и пары десятков стопок, Дениелса несёт танцевать. На стойке. И это охереть как задорно!
- Бля, жирный, жги напалмом эту ночь. - Глена начинает конкретно подколбашивать, а мысль взлезть вслед за другом на этот Эверест кажется всё более привлекательной. Алкоголь прожигает внутренности, разогревая вместе с ними и все самые одиозные идеи и порывы, не успевая перегорать из-за постоянной подкачки новых доз. Кто-то толкает справа, врезается тело слева, танцпол и околостоечное пространство зажигают полным ходом и, кажется, всему этому безумству просто не может быть конца и края. - Я к тебе, мэн! - Глен всё-таки забирается на стойку вслед за своим бородатым товарищем, пускаясь во все тяжкие. И толпе нравится такой экспромт. Она взбудоражено стягивается ближе к стойке, перетекая разнокалиберной массой, отлепляясь от стен и друг от друга, чтоб стать частью очередного витка безумства. Через пару треков на стойке уже нет места от пляшущих, а бармен только и успевает раздавать заказы, пробиваясь через нестройные ряды ног, мнущих пластиковую поверхность его вотчины. Наверное, ему это не нравится, ведь присоединиться нельзя, а значит и понять, что в этом весь кайф - в импровизации, в дебоширстве, в необдуманности - ему не дано. Ну и нахер его.
Ночь горит тысячей огней, заставляя влюбляться в эту беззаботную жизнь снова и снова. В головах нет мыслей, нет проблем, здесь всё так просто и легко, что мир вокруг кажется бесконечным, перетекающим и тянущимся в одном направлении - направлении самого долгого приключения. Эта ночь не кончится никогда. Она неубиваема. У неё девять жизней. Но что-то происходит, и это до парней доходит не сразу. Отсутствие музыки не уловил никто из тех, кто облюбовал стойку, пока в микрофон не раздался почти крик, ворвавшийся в сознание отрезвляющим набатом. - Облава! Через минуту тут будут копы! Валим все!
- Твою мать. - Глена отнесло толпой от Джима, пришлось немного потолкаться, чтоб преодолеть расстояние, разделившее их во время плясок. Пару раз он почти упал, так как состояние опьянения никуда не делось даже при маячившей угрозе прибытия копов. А уже добравшись, Глену стоило немалых усилий, чтоб стащить раззадоренного бородатого алкосексуала со стойки. Тому хотелось продолжать веселье, а на приближающуюся перспективу провести остаток ночи в каталажке ему было насрать. Скорее всего, даже если бы копам и удалось скрутить эту парочку, тусовка бы полным ходом продолжилась в камере, где вместе с товарищами Уильямсом и Дениэлсом оказалась бы значительная часть того сброда, который принесло этой ночью на территорию веселья под ритмичные звуки рейва. Но всё же стоит попробовать этого избежать.
Лимузина на прежнем месте, где водителю было велено ожидать явления пьяни народу, не оказалось. Похоже, что этот ебучий извозчик, услышав приближающиеся звуки милицейских сирен, свалил от главного места событий подальше. - Чёрт, вот же ублюдок. - Глен огляделся по сторонам, но почти все тачки либо были забиты до отказа, кое на каких даже на крыше повисли люди, либо уже сверкали колёсами в направлении подальше отсюда, - Ну прям какое-то блядское индийское кино об эммиграции. О, гля! - Осматривая местность на предмет свободного варианта, Глен наткнулся взглядом на кабриолет, почти пустой, не считая девицы за рулём. Не раздумывая, что та может подумать или предпринять, он потащил Дениэлса в направлении тачки. Было похуй, ждёт она кого-то или это всё же приступ шальной удачи свалился на них волею провидения. Парни ,лихо перемахнув через двери, запрыгнули один на заднее другой на переднее сидение. - Сестрёнка, если ты простоишь тут ещё секунду, то оставшуюся часть ночи проведёшь в соседстве с кем-нибудь менее приятным, чем мы. Чего смотришь? Гони отсюда!

Отредактировано Jake Trace (2018-02-11 05:01:05)

+1

9

[NIC]Jameson Daniels[/NIC][STA]Архангел Бухаил[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/20/3akamyvdionyauhzvwnbti5dj.gif[/AVA]
[LZ1]ДЖЕЙМСОН ДЭНИЕЛС, 25 y.o.
profession: вокалист группы Nowheredge;
[/LZ1]

Джиму всегда нравилось танцевать на стойках. Да и не только на стойках - для такого дела подходила практически любая возвышенность. Особенно сцены, да, сцены. На сцене Дэниелс давал себе волю, беснуясь так, что напольное покрытие дрожало и трещало, а если полы были деревянными, то вовсе чуть ли не щепки летели. И к черту предрассудки, что мужики не танцуют, херня все это, танцуют еще как. И сейчас, методично и со вкусом приводя в непотребное состояние жалобно скрипящую своими поверхностями и сочленениями барную стойку, Джим с удовлетворением и прям даже с гордостью заметил, что дружбан Гленка решил не оставаться в стороне от праздника жизни и взлезает следом. Такой перфоманс просто не мог не заразить драйвом окружающих-отдыхающих-бухающих, и в течении нескольких минут наверху образовалось столько народу, что и стакан было поставить некуда. Вот это бодряк, Дэниелс думал только о том, как же хороша сегодняшняя ночь, и чтобы эта вечеринка никогда не заканчивалась. Но вот незадача, из состояния эйфории парня в буквальном смысле выдернул Уильямс, стащив его вниз со стойки в паникующую толпу. Хотелось продолжать веселье, и Джим какое-то время продолжал танцевать внизу, но был вынужден прерваться ввиду засасывания в поток людей, бурной рекою направляющийся к выходу. По толпе волною пронесся слух, что мероприятие накрыли копы, и судя по звуку сирен снаружи, сказка былью оказалась.
На свежем воздухе перед товарищами-алкашами предстала замечательная картина в виде отсутствовавшего на стоянке водителя, да еще и вместе с автомобилем. Глена тоже озадачило такое вероломное предательство и он вертел по сторонам головой в поисках альтернативного средства передвижения для капитуляции. И оно вскоре обнаружилось. Маленький кабриолет с дамочкой за рулем как раз сможет унести подальше от копов-кайфоломов и их отвратительных мозговыносящих сирен. Переглянувшись, парни не без доли пьяной элегантности запрыгнули в машину - Джим своим мощным торсом чуть не раздавил пластик на приборной панели, а Глен пластом растянулся на заднем сидении, голося: -Сестрёнка, если ты простоишь тут ещё секунду, то оставшуюся часть ночи проведёшь в соседстве с кем-нибудь менее приятным, чем мы. Чего смотришь? Гони отсюда!
Перепуганная девушка газанула так сильно, что наверняка оставила позади не только вечериночный ангар, но и черные следы шин на асфальте. Машина неслась обратно в город, и в салоне воцарилось молчание - автоледи до сих пор находилась в явном ахуе от внезапного приземления объектов в ее железного коня, а парням просто было нечего ей сказать. Ситуация и так была идиотской, и лучше просто молча мчать подальше от стражей закона.
За бортом проносились ночные пейзажи, а в голове Джима - мысли о продолжении банкета, ведь не может так хорошо начинающийся вечер закончиться столь печально, к нему логично напрашивается продолжение. И оно обязательно последует, осталось только определить, где и как. Праздник-то в душе, остальная мишура - дело наживное.
Машина наехала на лежачего полицейского и в бардачке что-то призывно звякнуло. Этот мелодичный звук не смог оставить Джима равнодушным, и он без разрешения (но если мадам ничего не сказала, значит можно, ведь молчание — знак согласия) залез в него и выгреб охапку алкопробников в ассортименте. Кинув несколько рандомных бутылок назад Уильямсу, он методично изничтожил оставшиеся. Авто тем временем уже ехало по городу и за окном начали угадываться знакомые места.
- Эй, цыпочка, останови-ка карету после перекрестка, около той здоровой мусорки. - Джим интенсивно замахал руками, указывая направление и заставляя девушку подпрыгнуть от неожиданности. Бедняжка, она так была рада избавиться от попутчиков что, едва парни успели захлопнуть за собой двери, сорвалась с места и исчезла вдали в клубах уличной пыли. Дэниелс выкинул в помойку до сих пор находящиеся в руках бутылочки, смачно и с хрустом потянулся и огляделся по сторонам. Райончик был знакомый, ведь именно здесь обитал душка компании - Блэйк, мать его, барабанщик. И до него идти-то всего кварталов шесть.
- Че, Луноликий, гоу к Блэйку бухать. - Глен, как и ожидалось, был не против, а очень даже за. С пустыми руками в гости идти негоже, а все честно купленное горячительное осталось на вечеринке в обществе копов, значит, нужно очередной раз за вечер пополнить запасы. Алко-круглосутка обнаружилась за пару кварталов от берлоги Блэйка. Продавец, огромный детина, заросший черной щетиной и похожий на примата, был приятно удивлен объемом покупки и, наверняка, он стараниями парней уже перевыполнил план за только начавшиеся сутки - товарищи обнесли магазин, вынеся из него каждый по объемной авоське с прочными пластиковыми ручками.
Еще несколько минут, и парни, с бухлом и сижками наперевес, возникли на пороге Блэйка.
- Сладость или гадость, Уокер! - Проревел Дэниелс, подкрепляя слова нажиманием кнопки звонка и мощными ударами по двери, чтоб наверняка слышно было. И наплевать, что до Хэллоуина далеко, с такими экземплярами, как Глен и Джим, каждый день - праздник, если уж не Рождество, то день святого Патрика как минимум.

Отредактировано William Hartsfield (2018-02-14 23:05:59)

+3

10

[NIC]Glen Williams[/NIC][STA]Я - Глен, я пришёл побухать[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/08/m03hbwcno5x7odxqy1ew95s06.gif[/AVA]
[LZ1]ГЛЕН УИЛЛИАМС, 25 y.o.
profession: гитарист и основатель группы Nowheredge
[/LZ1]
Глена абсолютно не удивила наглость толстого, услышавшего звон, узнавшего где он и решившего, что любое пойло, обошедшее его обрамлённый бородою рот, есть еретик от вино-водочной продукции. А вот девчонка, судя по не сходящему с румяных щёк ахтунгу, уж точно не забудет такое вторжение на территорию её тачки и дорожного мини-бара. Обычно, говоря про незабываемое вторжение словами из блядских бабских романов, гитарист успешного вокально-инструментального ансамбля песен и блядства явно подразумевает отнюдь не влетевшие в случайную тачку очень странные тела и опустошение бардачка бабоньки на предмет вкусненьких чекушек. Но в эту ночь Глену точно не обломится. Разве что с неба упадёт баба, например такая, как Кара-Эл, очень невменяемая и на всё согласная.
- Эй, цыпочка, останови-ка карету после перекрестка, около той здоровой мусорки. - Джим оттарабанил установку на остановку, а автоледи только и рада была избавиться от двух разгорячённых парней сомнительной наружности, чтоб свалить от онных побыстрее, подальше и навсегда. Покинув авто аккурат у мусорных баков, избавившись от бутылочек и наконец одуплив, что погоня миновала, Глен обратил свой взор на толстого.
- Слыш, Святогор, от меня никогда так быстро девки не тикали. Особенно одетые и до этого ни разу не раздетые. Это всё из-за тебя, твои наглые флюиды испортили мне малину. - Глен толкнул Джима плечом в плечо, но мгновенная карма откинула его назад, однако, подхваченный крылом ангела он всё-таки умудрился не упасть на жопу, которой уже досталось на орехи в момент спрыгивания с барной стойки. Джим повернулся и с укором взглянул на друга, как бы намекая, что хорошей попойке в кругу друзей баба не ровня. - Ну что ты на меня так смотришь, как бомж на пустую тару. Красивая же деваха попалась. Пьянь ты образцово-показательная, хоть о чём нибудь другом думать можешь, а?
День, начавшийся, как говно, грозился закончиться, как говно, и поделать с этим было мало что можно. Разве что высосать по бутылке водки и уснуть на лавке, а проснуться под ней. Но толстому парню и парню с яйцеобразными глазами нонче оставаться на улице не безопасно. Брать у них, конечно, нечего, деньги и те электронные, а бомжи максимум за своих примут и коробку предложат, но от малолетних визжащих девиц опасности больше, чем от точно пробившей в ябло водородной бомбы. Смерть в объятиях беснующихся женщин долгая, неблагодарная и мучительная.
- Че, Луноликий, гоу к Блэйку бухать. - Дэниэлс кивнул в сторону от окраины, а до Уиллиамса начало доходить, что они и правда достаточно близко от дома Блейка, чтоб бездарно заканчивать день вызовом такси и сном в трейлере. Да, Глен так и не избавился от трейлера, в котором тусил в глубой юности. Жизнь на колёсах - это больше, чем религия, это вера в вечную молодость и сто процентов безопасный гондон от перспективы однажды проснуться женатым.
- Заебись идея, беру. - Раз уж с девчонкой обломилось так конкретно, на корню и даже без права попытать удачу, то можно попробовать разбавить свалившийся гангстерский нуар с облавой и погоней парой капель абсента и поджечь любовь в просторном домишке Уокера. Если повезёт, то тот нажрётся быстро, и можно будет глумиться над пьяным телом сколько будет душеньке угодно. Он обязательно взбестится на утро, но это его провал. Важно помнить одну простую заповедь: "Никогда не засыпай на вписке первым". Особенно, если у тебя ебануте друзья.
Круглосутка с разноцветными бутылочками с манящим содержимым нашлась в паре кварталах от дома Блейка, а это значит, что можно конкретно обнести заведение, забиться под завязку, чтоб потом залиться под бантик и не бегать за добавкой сайгаком через все ебенищи. Жаль было те бутылки, что достались копам. Было жутко и больно представлять, как какие-то плохие мужчины касаются губами заветных горлышек, но делать было нечего, толпа отсекла от возможности спасти добро слишком радикально.
В магазине было пусто от посетителей, на всю катушку барабанил маленький телек у кассы, за которой умастился бугаеобразный детина без явных признаков возраста и ума. Парням он, конечно же, был очень рад и счастлив. Ещё бы, на двоих они запихали в корзинки всё, что горит минимум баксов на 400.
Тащится с пакетами надоело минуте на первой, но Глена несла вперёд перспектива напоить Уокера и устроить картинную галерею из хуёв на его лице. За мыслями о грядущем, Глен и не заметил, как протащился два квартала от магазина до дома Блейка, и чуть было не впоролся в калитку. Удостоверившись, что входная дверь заперта, толстый окатил своим зычным голосярой весь район и осыпал бедное деревянное изделие ударами ноги. - Сладость или гадость, Уокер!
Из-за двери дома Блейка не доносилось ни звука, хотя где-то в отдалении, если Глена не подвёл острый слух музыканта, всё-таки шумит вода. Она и может быть причиной того, что на звуки Дэниэлса никто до сих пор не среагировал. Джим продолжал настойчиво барабанить в дверь, перебиваясь с ноги на руку, а Глен не теряя времени ринулся в обход дома прямиком по газону. Увлечённый своей забавой Дэниэлс не обратил никакого внимания на то, что его луноликий собрат оставил пакет у двери и смылся в неизвестном направлении. Он с упоением продолжал вносить хаос в мирную жизнь городского села, в то время, как Глен, прекрасно зная дом Уокера, нашёл ключ от второй двери и прошёл насквозь, чтоб открыть парадную изнутри и впустить Джима до того, как его впустит в свои объятия полицейская тачка, вызванная соседями, не слишком обрадованными такими музыкальными переливами в час предрассветный. Открыть-то он открыл, но вот предупредить толстого о своих намерениях он не подумал. А зря.
- Ебона мать, жирный, ну ты и мудвин продвинутой версии, никаких переплат и сучность в подарок. - Глен, получивший под колено со всего размаха, скрючился пополам, тихо постанывая от раздирающих ощущений в ноге. Боль была адской, казалось, в этот момент Уиллиамс наконец понял, что есть что-то похлеще удара мизинцем об угол домашней утвари.
В это время вода резко прекратила движение из крана в сток, а по лестнице застучали спешные шаги. Случилось одно из двух: либо Блейк услышал рёв Джима, либо тот же Блейк услышал ор Глена. Однако, судя по тому, что Уокер был босиком в одних портках, из верхнего только сочный сияющий фонарь под оком и бита в руках, да удивление во всё лицо, увидеть он ожидал никак не своих товарищей по группе.
- Ты где уже успел оторвать себе такой мэйкап? Сегодня нам придётся постараться, чтоб перебить эту ляпоту. - Глен начал приходить в себя, переключившись со стариковских оханий и аханий на вполне осознанную речь. Отвлечение на чужое положение, ещё более идиотское, чем его собственное, всегда помогало Глену в трудной ситуации. Джима же не смутило ни то, что он чуть не лишил ноги лучшего друга, ни то, что его самого Блейк едва не лишил бошки. Он поднял пакеты с бухлом с пола и нарочито позвякивая бутылками оправился оккупировать диван в гостиной своей добротной тушей, обутой в лоснящуюся природную наглость и золотые сандалеты.

Отредактировано Glen Williams (2018-02-27 05:35:06)

+2

11

А ведь день даже неплохо начинался. Или он скорее заканчивался в десять часов утра? Солнышко приветливо светило, птички пели и я, неебически хотящий спать, после ночной гулянки наслаждался этим зрелищем, пока ковылял домой, стараясь не отклоняться от заданного курса, бредя скорее по наитию. Матрас и подушечка показались мне божественно мягкими и я даже, не свив гнёздышка из простыни и одеялка, мгновенно отрубился. Сны потекли один за одним, сменяя друг друга с невероятной лёгкостью, не позволяющей откладываться в голове. Говорят, что сны-это способ переварить и осмыслить всё произошедшее за день. Видимо, ничего примечательно со мной не произошло, потому что, когда меня внезапно вырвали из сна, я забыл напрочь то, от чего так сладко пускал слюнки на подушку. Кто-то настойчиво толи пинал меня, толи тыкал чем-то. Едва разлепив сонные глаза, я понял, что в плечо мне пихается запечатанная бутылка шампанского, которую держит в руке Джейк собственной персоной.
- Хули? – прохрипел я вопросительно, глядя на него исподлобья. Он смотрел на меня ещё менее дружелюбно, чем я на него.
- Куда штопор заныкал, мудила? – меня уже пробивает на ха-ха, но я стойко держусь, глядя на брата с прежним возмущением. Отличный предлог, чтобы меня разбудить. Ну нет штопора, возьми какую другую хуйню. Вилку блядь возьми что ли!
- Шапмусика захотелось? – хитро прищуриваюсь. – Когда штопор найдёшь в жопу что ли его себе запихай, чтобы никогда не терялся, - демонстративно отворачиваюсь, зарываясь лицом в подушку. Уже через пару секунд ощущаю отсутствие сцепления с кроватью, а ещё через пару я уже с фингалом, но ещё не сломлен, нихера не сломлен. И когда старший брат покидает мою спальню, что-то мне подсказывает, что он приходил вовсе не штопором, а чтобы доебаться до меня, выплеснув свою агрессию прямо в мой наливающийся кровью фингал. Прижимаю пальцы к щеке, ощупывая припухлость. Здоровенный.
Откуда-то снизу доносится заливистый женский смех, затем громкие визги. Баб явно больше одной. Они явно вполне довольны и без шампусика. Громкий хлопок входной двери, удаляющиеся шаги и смех, затем тишина. Настроение блядское, спать напрочь расхотелось. Поднимаюсь с кровати и спускаюсь по лестнице вниз. Гостиная пуста. Непочатая бутылка шампанского одиноко стоит на журнальном столике, пробка раскорябана и вымазана в помаде какого-то блядского цвета. Он пытался использовать одну из своих девок в качестве штопора? Беру бутылку и отношу её на кухню. Без колебаний открываю ящик с приправами и достаю штопор. Видел бы Джейк сейчас мою улыбочку. Я всегда знаю где вещи. Бывает я нахожу им неожиданные места, но я запоминаю их. Я знаю это. Джейк знает это. Через полминуты ловким движением руки откупориваю бутылку из зеленого стекла и делаю пару глотков. Кислятина блядь. С отвращением морщусь и тут же приклыдываюсь к бутылке с холодной водой только что вынутой из недр холодильника. А вот это хорошо… Прохладная жидкость быстро стекает по горлу, смывая сухость внутри, туша пожар. Кажется, вчера я пил херню из кактусов. Точно не помню, но мне понравилось. Вчера нравилось, но точно не сейчас. Окончательно вернуть меня к жизни сейчас мог только контрастный душ.
От методичного смывания грязи меня отвлекает какая-то возня в гостиной. Быстро вырубаю воду и прислушиваюсь. Вернулся Джейк со своими бабами? Вопли отчетливые и невозможно понять женские или мужские. Быстро вытираюсь, натягиваю что-то из одежды, хватаю биту из-под своей кровати и лечу вниз по лестнице. В гостиной уже абсолютно темно, лишь свет мягко льющийся из окон и распахнутой входной двери освещает два силуэта. Сомнений нет кто эти два мудвина, вломившиеся в мой дом. Опускаю биту на одну из ступенек и скрещиваю руки на груди. Со второго этажа в спину мне льётся свет и мой фингал уже налившийся краской Глен подмечает сразу. Мне кажется его даже в кромешной тьме можно было бы заметить даже не особо приглядываясь.
- Вы что вынесли мою входную дверь к херам от нетерпения? – качаю головой с притворным осуждением глядя на своих друзей. Они что издеваются? Мне бы отлежаться, а эти два мудака приволокли ко мне домой два пакета с бухлом! С интересом провожаю взглядом Джима, который продефилировав мимо меня, заваливается в диван. – Поклонницы напали, изнасиловали, побили. В общем ничего нового, - указываю на фингал и подхожу чуть ближе к другу. – Если я снова к утру найду на своём красивом лице роспись какими-то неприличными объектами, ты за это поплатишься, - киваю для пущей убедительности и весомости собственных слов. Глен же откровенно ржёт, а потом уже и я следом за ним.
- Предупреждаю, никакого танца живота на моей барной стойке, - обращаюсь уже к Джиму, - она наладом ещё с прошлого раза дышит. Музыку что ли врубите. А я штаны пойду надену.
А то очкую с Вами двумя, придурками, в одних трусах пить. Интересно, они целенаправленно сюда собирались, чтобы оказаться в моей скучной компании или их уже откуда-то попёрли? Скорее второе, чем первое, если учесть, что они уже навеселе. Хотя, по-моему они всегда слегка бухие!

+2

12

Джим барабанил в дверь, но отклика не было. Неужели Блэйк уже спит? Время же еще раннее. Ну, точнее сказать, если очень постараться, можно с натяжкой назвать данное время поздним вечером.  Но время - бухлу не помеха, поэтому Дэниелс продолжил избивать дверь уже ногой. Иногда, в маленьких паузах между звучными ударами парню слышалась шуршащая активность в доме, но по-прежнему дверь никто не открывал. Если так и дальше дело пойдет, то придется им опустошать пакеты на свежем воздухе, прямо на крыльце, конечно, в случае, если лапушки-соседи не натравят на них копов, которых и так с лихвой хватило за этот вечер, провались они в преисподнюю, кайфоломы сучие. Через пару минут бесперерывного долбления Джим уже отчаялся добиться успеха и планировал завершить насилие над дверью последним прощальным мощным пинком. И завершил. Прямо Глену по коленке. Тот схлопнулся пополам и завыл нечто про жирную сучность и прочие оскорбления в адрес величавого князя-толстозадницы, на что Джим просто пожал плечами - предупреждать надо было. Да и не заметил он, что товарищ успел куда-то свинтить, прохиндей он эдакий.
И наконец, все же внемля воям, орам и грохоту, в гостиную ворвался охреневший хозяин, частично одетый и с битой наперевес. От балагана, устроенного парнями, даже мертвяк вылез бы из склепа и не скупясь в выражениях попросил бы заткнуться и съебать нахер из умиротворенной и смиренной обители, а Уокер спохватился слишком поздно, когда алкоджины из водочной бутылки уже просочились прямо в сердце его жилища. Блэйк выглядел весьма плачевно, что Глен молниеносно приметил. Джим не стал ничего говорить по этому поводу. Хоть это было отнюдь не очевидно и не плавало бензиновой пленкой на поверхности, парняга был тактичным малым и не любил совать нос и другие части своего крепко сбитого и пышущего здоровьем организма в чужие незажившие раны. Да и все мирские проблемы исправимы (возможно, частично) блягодаря содержимому пакетов, несущих усладу даже для самых взыскательных гурманов, которые позва-позва-позванивая содержимым, Дэниелс прихватил с собой с улицы.
-Дароу, дружище. - Джим с грацией кошки и ловкостью картошки растянулся на диване, закуривая сигарету и вполуха слушая, как Уокер с периодически проскальзывающей интонацией мамаши раздает указания, что можно делать, а что нельзя. Да-да, вишлист совсем не изменился: никаких нательных росписей для Глена, никаких ламбад на баре для Дэниелса. Остаться без возвышенной танцплощадки, конечно, печалити, но, с другой стороны, прямого запрета на разрисовывание телес не было.
Блэйк чинно удалился в опочивальню, предложив напоследок врубить музычку. Ну конечно же, какая нормальная тусня будет без музыки. Джим, зажав сигарету в зубах, перевернулся со спины на живот и достал из заднего кармана джинсов мобильник  - еще только вваливаясь в дом, он зацепился взглядом за Блэйкову аккустическую систему для смартфонов. Пока Глен томился в ожидании, нетерпеливо прикладываясь к вискарю, толстый открыл Гугл мьюзик и начал копаться в бесчисленном количестве плейлистов. Музыки было завались, кучи жанров и стилей и на все случаи жизни — всякой всячины впору для создания саундтрека к фильму про самую отбитую жизнь. Дэниелс листал и листал треки, как на глаза ему попалась нетленная и незыблемая классика, шлягер всея торговых центров и иже с ними, великие Уэм! и их «Вэйк ми ап бефор ю го-го». Что за чудесная композиция! Последний раз Джим слышал ее в супермаркете «Эй-энд-эй» пару месяцев назад, когда заскочил туда за связкой пив и шоколадным батончиком. Тогда он танцевал под нее так лихо, что опрокинул три ящика кабачков в овощном отделе. Благо, секъюрити там оказался ярым фанатом «Nowheredge» и в обмен на селфи и автограф не просто отпустил Джима с миром, а еще и дал на флэшке запись с камер наблюдения.
И только прозвучали первые аккорды песни, как Дэниелс не смог ни секундой больше оставаться на диване в горизонтальном положении и вскочил на ноги. Бычок полетел на пол, но это было нестрашно, все равно табак уже прогорел до фильтра. Глен тоже вовсю уже подергивал руками и ногами, так что Джим бросил телефон на аккустическую систему, и под многократно усилившийся звук ребята пустились в разнос. В воздух взлетали золотистые всплески из раскупоренной бутылки виски, а под ногами ходил ходуном пол. Три минуты пятьдесят секунд пронеслись совсем незаметно, следом началась менее динамичная, но не менее зажигательная «Фридом», в расход пошла вторая бутылка горячительного. Под ее завершающие ноты парни вновь набрали утраченные в поездке до Блэйка градусы, поэтому, когда заиграла душевная баллада Джорджа Майкла «Джизас ту э чайлд», впившись своей трагичностью в самую мякоть души, Уильямс самозабвенно и решительно полез на барную стойку. Она была не такой внушительной, широкой и крепкой, как на вечеринке, и Джим не решился последовать за другом, боясь, что хилая деревяшка не вынесет его внушительных габаритов. И в то время, как Глен кайфовал наверху, парень внизу кружил в медляке крепко прижатую к груди бутылку Джека, периодически даря горлышку страстный и долгий поцелуй.

+1

13

[NIC]Glen Williams[/NIC][STA]Я - Глен, я пришёл побухать[/STA][AVA]http://picua.org/img/2017-12/08/m03hbwcno5x7odxqy1ew95s06.gif[/AVA]
[LZ1]ГЛЕН УИЛЛИАМС, 25 y.o.
profession: гитарист и основатель группы Nowheredge
[/LZ1]
Раздав указания по поводу того, что двум парням недобросовестной наружности и стиля поведения стоит, а главное, чего им не стоит делать, Блейк отчалил на второй этаж облачать батоны в портки подлиннее и поприличнее. Пока Уокер разбирался там со своими телесами, Джим не преминул воспользоваться предложением оного, нашёл в облаке музычки подинамичнее и пустился в пляс. Правду говорят, что когда человек занимается своим делом, то он зажигает энтузиазмом всех вокруг. Что-что, а пьяные танцы для Джима были, как загадочные оптические иллюзии для Дали, как тонкие колкие фразы для Кинга, как мёртвая шлюха в номере для Тарантино. Это было его занятие до мозга костей. Джим самозабвенно кружился в танце в обнимку с бутылкой, Глен мял стойку, а Блейк тем временем закончил облачения и вернулся к компании, заметив, что кухонная утварь - табу для всех, не только для Джима. Ладно, слезать, так слезать. - Ну и иди в сраку, скучный мальчишка!
Расположившись на диване, ребята обсуждали последние дни записи, новые треки, предстоящий тур, фантазируя, как всё будет на деле. Джим пару раз набрал Фабрицио и Уайта, но дозвониться не удалось. У первого сработал автоответчик на итальянском, похоже, он улетел к родным, а у второго трубка просто послала всех нахер сонным женским голосом младшей сестры. Ну и ладно, и так не плохо. А то, что происходящее очень даже не плохо, спорить было бесполезно. Пьянка медленно, но верно эволюционировала в попойку. В ход шли все напитки из пакетов вперемежку, музыка переступила ступень с адской попсы, поднявшись на пьедестал прогрессивного метала, а застольные шутки становились всё более идиотскими с каждым распитым стаканом. Стаканом чисто номинальным, ведь пилось всё из горла и ходило по кругу, кочуя из уст в уста. Но кто просто так пьёт, тот не Блейк, и даже не Джим, а тем более не Глен. Срочно нужно было что-то придумать, пока все не заскучали и не уснули в обнимку с бутылками, прикончив нотку веселья в этой симфонии на корню. Если заснёт Блейк, то он только добавит веселья, а вот если отрубится Джим, то Глену ничего не помешает начать выяснять за синяк на лице нудиста. А это уже явно не в ту степь, куда ведут дорожки ебанутости.
- Уокер, я знаю, что у тебя есть "Монополия. Игра престолов". - Конечно Глен знал, ведь он сам подарил её Блейку на день рождения, завернув в подарочную упаковку в форме рандомного хера, который легко можно найти на любом из заборов страны. Да, упаковка была хуёвой. Равно как и идея играть в "Монополию" на распитие алкогольных напитков, тоже не отдавала удачностью. Но, как говорится, в семье победителей не судят, а игре быть. - Неси, что как не родной. - Уокер нехотя поднялся и снова скрылся где-то в недрах дома, явившись обратно уже с коробкой. - Я буду белым ходаком, а вы все проебётесь, и вам отрежут жопы, отвечаю.
Парни условились, что каждый раз, когда кто-то проёбывается, уходит в минор или окончательно пухнет от банкротства,  придётся пить. И пить немало. Толстый такому предложению был очень рад, рад аж до того, что усаживаясь на пол, чуть не проебался раньше времени и не выплеснул содержимое бутылки прямо на белый ковёр в гостиной Блейка. Ковёр-то можно отдраить, но вот чувствительная душевная организация Джима такого исхода бы не выдержала, и он пустился бы в тоску, испортив всем вечер прослушиванием Элтона Джона. Он отказался брать одну из предложенных игровых фишек и достал из кармана пробку от бутылки которую подобрал ещё в студии. - Знаешь, в этом что-то есть. Она на тебя похожа. Формами.
Игра пошла стремительно, стопки пропадали в недрах желудков одна за другой, и по итогу после десятка кругов Джиму было хоть бы хер, Глен слегка окосел от выпитого, а Блейк оказался в своём репертуаре и отрубился первым со сползшими штанами. Похоже, что Уокер подбухнул до прихода Глена и Джима, так что долго его отбытия в объятия проспиртованных снов ждать не пришлось. Блейк отрубился, игра слилась сама собой, а развлекуха перекочевала на лицо Уокера и на стойку. Хозяин спит, гости в пляс. Так решил Джим, когда пролистнул плейлист с Металликой обратно на Джорджа Майкла. Глену было всё равно, что играет, ведь ему было чем заняться. Пока Толстый трясся на стульчике под зажигательную "Фрик!", Глен благополучно вырисовывал неприличных размеров половой орган и тестикулы на щеке Блейка. По классике. К моменту, когда дерзкая "Фрик!" сменилась на лирическую "Кэрлес виспер", а бутылка в руке Уиллиамса опустела, Глен, отбросив маркер и губную помаду ярко красного цвета, ринулся на стойку к Дэниелсу. Ведь негоже танцевать медляк с бутылкой, когда есть друг, хуле там.

Отредактировано Glen Williams (2018-04-01 08:56:48)

+2

14

Когда я вернулся в джинсах, держащихся на моих бедрах не только силой притяжения и кроя, но я увесистым поясом, памятуя о том, что по пьяни я вечно их теряю, а значит и лишний раз перестраховавшись, веселье уже шло полным ходом. Толстый, уже хорошо приложившись к бутылке вискаря, кружил с той в танце, как с главной любовью своей жизни, что, впрочем, так и было. А Глен затащил свою бессовестную задницу на мою многострадальную барную стойку, которая, похоже отродясь не увидит донышек бутылок и стаканов, потому что скоро развалится. И как он не слышит натужный скрежет конструкции, на которой сейчас отплясывает? Мне кажется, я слышал эти жалобные предсмертные звуки даже сквозь музыку.
- Сейчас же слезай, - строго грожу ему пальцем, как маленькому ребенку. – Не боишься, что Джейк оторвёт тебе башку? Он здесь тоже проживает и очень нежно любит этот предмет мебели. Особенно всякий хлам сверху складывать. - это был последний мой весомый аргумент в защиту собственных слов, ибо Джейка лучше не злить и это известно всякому.
Пропускаю мимо ушей слова лучшего друга о своей скучности. Я порой слышал такое в свой адрес и уже привык. Да, я бывал несколько зануден время от времени. Иногда, чтобы прогнать мою рациональность прочь, меня приходилось изрядно напоить. Мир вокруг, когда в крови гуляет приличное количество алкоголя, кажется проще и веселее. Я знал это. Эти два идиота тоже знали, когда заваливались в мой дом посреди ночи с кучей бухла.
Диван послушно принял в себя наши три здоровенных тела, даже не скрипнув. Я растекся блаженной лужицей между двух своих друзей и отдался во власть неспешных шутливых разговоров и кучи маленьких и больших баночек. У меня и самого дома было полно подобной горячительной дряни, но друзья мои памятуя о старой доброй традиции не ходить в гости с пустыми руками вынесли весь вино-водочный отдел. Каждый раз запуская руку в подтащенный к дивану пакет необъятных размеров, я выуживал оттуда что-то новенькое и тут же откупоривал. Я даже не смотрел что это было, когда подносил горлышко к губам, чтобы отхлебнуть. Всё равно к концу ночи я напьюсь в стельку и усну в лучшем случае сползя на пол с дивана. Да и что скрывать, мне и самому хотелось напиться как можно скорее, памятуя утренний казус с шампусиком. Вчерашнее похмелье, малость сна и компания самых горячих парней в мире в виде вискаря и вермута скоро сделают своё дело. Я медленно, но верно шёл к намеченной цели уснуть в собственной гостиной, но тут Глен вдруг встрепенулся, припомнив, что где-то у меня есть какая-то там игра. Я пару минут лупился на него совершенно бессмысленно пытаясь понять, что нужно этому странному парню с растрёпанными волосами и бешёнными взволнованными глазами от меня именно в тот момент, когда меня уже чуток разморило. Что уж тут сказать… Глен всегда жопой чуял, когда галимую пьянку пора была чуток разбавить движухой.
- Иди ты нахер со своей Монополией, - пытаюсь протестовать я, но всё равно встаю и иду доставать запрятанную игрушку. В своем доме я знал всё. Каждая вещь была у меня на своём месте, а если не была, значит я нашёл ей новое и просто забыл где оно. Через минуты три я уже вернулся с коробкой и разложил игровое поле на столе возле дивана. Я выставил на картонку игровые фишки, оставив в руке маленькое драконье яйцо. – Или себе возьмешь? – потряс я кругляшом перед лицом Глена. – К глазам, как говорится. Точнее к их форме, - нелегко мне было в этот момент сохранить полное хладнокровие на своей пьяной роже, когда я смотрел в ошалевшие пусть и на секунду глаза друга. – Ну нет, так нет, - изрек я, уже не пряча свою плутоватую улыбку и расположился возле стола, скрестив по-турецки ноги.
Мне никогда не везло в азартных играх. Я проебался один раз, другой, третий. Не больше чем другие, но мне хватило больше всех, если учесть, что пить я толком не умею, а каждый свой проигрыш стоило смачивать порцией обжигающего внутренности вискаря. С каждым глотком мир вокруг становился всё расплывчатое, а улыбка Глена всё хитрее. Я всё ещё помню, что запретил ему рисовать члены на своём прекрасном лице, но помнит ли он ещё об этом? Наконец, я отхлебнув в последний раз из протянутой мне бутылки, почувствовал непреодолимую тягу соединиться с полом подле стола в сонных объятиях. Кажется, я даже сладко зевнул и может быть причмокнул, когда завалился на бок и отключился. Бутылку заботливо приняли из моих ослабевших рук, наверняка, Джим, потому что оставленное уснувшим алкашом пойло явно недолжно пропадать даром и тем более проливаться на ковер рядом с ним. Изредка сон мой становился чуть слабее и до меня доносилась какая-то возня подле меня, музыка, какой-то грохот, но я не просыпался. Уж слишком сладко мне спалось после двух суток бесконечной пьянки.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Назад в будущее » - Хочу услышать три главных слова. - Трэш, угар и патихард.