vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И у здоровых бывают . проблемы


И у здоровых бывают . проблемы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники:
Catherine Weston, Nickolas Stealsy
Место:
госпиталь Святого Патрика
Погодные условия:
За окном моросящий дождь
О флештайме:
Кэтрин Вестон направляют за психологической помощью к здешнему психиатру Николасу Стелси. Не то, чтобы у Кэт какие-то проблемы, просто недавно она оказалась в центре произошедшей в госпитале перестрелки. Руководство считает, что имеет место быть моральная травма. Так ли это - должен выяснить штатный психиатр.

0

2

Трудно не злиться когда тебя считают психом. Хотя ладно это громко сказано, психом ее никто не считал, и по словам заведующего хирургическим отделением  они заботятся о ней же. Мол это было тяжело, стрельба,  трупы и она в центре всего этого. Пф! Ну и что с этого? Чего она трупов не видела, или огнестрелов? Ну и в центре событий это сильно сказано, конечно, просто так получилось и всего то. В центре был МакМиллан, а она за его спиной не больше. И вообще Катерина уже давно выбросила все это из головы, но им ведь не докажешь. Бред ей богу! Вот и чем ей может помочь психолог? Поговорит с ней с умным участливым видом и все что ли? А о чем с ним говорить?
Двери лифта закрылись за ней. Хорошо никого нет, можно хоть не клеить на лицо улыбочку. Уэстон опустила взгляд на бумажку что держала в руке. Чертово направление с назначением времени. Она кстати опаздывала уже минут на пять не меньше. Ну чего подождет, женщина может опоздать на двадцать две минуты. Так, по крайней мере, ее учила мать в детстве, запомнилось на всю жизнь. Может, конечно, в штатах эта часть этикета другая, но ей откровенно пофиг. Николас Стелси..Хмм слышала она о нем, даже кажется их знакомил кто-то в кафетерии, год или больше назад.  Катерине тогда было не до того. Ну и потом они несколько раз сталкивались, внешне она его помнила, но как человека не знала. Хотя и не узнает, это его работа выворачивать ее на изнанку. Брр аж мурашки по коже что кто-то может  узнать о твоих слабостях и комплексах. Не за чем это вытаскивать наружу. Пусть и одному человеку.  Но выхода то особо не было. Нужно только убедить его что все в порядке что бы он не успел никуда залезть.
Дверь лифта открылась выпуская девушку на нужном ей этаже. Тут было тихо, коридор двери кабинетов, почти как морг ей богу. Катя двинулась к нужной ей двери смотря на номера. Кажется вот он нужный кабинет. Вдох, выдох тихий стук в дверь. Открыто. Уэстон приоткрывает дверь входя в помешение. Все же Катя волновалась словно школьница первый раз в кабинете директора. Такого не было с того первого дня как Уэстон пошла в американскую школу. Тогда она так же входила в класс, а сердце стучало как бешенное. Правда сейчас джинсы и кофту сменило светло серое платье с длинным рукавом в классическом стиле, юбка до колена, ткань свободно падает от талии. Только лиф и вырез подчеркивают грудь. Черные туфли на шпильке, светлые волосы аккуратно уложены и падают на плечи и спину мягкими локонами. Она специально переоделась не пошла в больничном виде. Нужно быть во все оружии, ведь он мужчина и так можно победить.
-Доктор Стелси, добрый вечер. Я Катерина Уэстон.
Да именно вечер под конец смены, и на улице уже темнеет, плюс пасмурная грустная погода. Хотя на улице тепло дождь иногда навевает грустные мысли. Катя не стала извиняться за опоздание, оно было специальным раскаянья не было ни капли, скорее злорадство. Плюс проверит его реакцию, упустит этот момент или все таки заострит внимание. Катерина застыла в дверях изучая доктора и ожидая его реакции. Сейчас скажет присаживаться на диван и начнется…

0

3

Последние два часа на рабочем месте всегда тянутся особенно долго - даже если твоя работа отнюдь не является каторгой. Хотя, "каторгой" - немного неверно сказано, вернее было бы употребить тут простое и понятное слово "нелюбимой". Николас любил свою работу почти так же сильно, как любил свою бывшую девушку. Но иногда работа выпивала из него буквально все соки. Казалось бы, ну что такого тяжелого в том, чтобы просто сидеть в кресле и выслушивать жалобы потенциальных или уже "действующих" пациентов? Да в общем ничего, если исследовать каждый случай, как по шаблону, не вдаваясь в подробности. Другими словами, делать свою работу спустя рукава. Но если обращать на каждого переступающего порог кабинета человека особое внимание, если стараться подобрать ключик к каждому, если искренне пытаться помочь, если думать над каждым случаем вне зависимости от того, насколько интересным он кажется с первого взгляда - можно очень быстро растратить себя и свои силы. Наверное, с трудом штатного психиатра можно сравнить только труд священника, выслушивающего километры исповедей в церкви. Кого-то волнует, что он никак не может выбрать обои в гостиную, кто-то расстался со своей женой или с мужем, кто-то переживает, что не смог съездить на похороны своей бабушки - и эта самая бабушка теперь снится ему не в самых приятных снах; а кто-то проигрался в казино и теперь не знает, как ему идти домой к жене. И как бы смешно не звучала причина беспокойства, главное заключалось не в комичности ситуации, а в том, что человека действительно, серьезно волнует то, о чем он сказал. И тогда даже самая забавная мелочь перестает быть из за этого смешной. Но если священник никогда не "взламывает" людские души, то психиатр иногда обязан это делать, ибо люди не всегда готовы раскрыться врачу так же, как они раскрываются на исповеди. Хотя священник и врач - это по сути, одно и то же.
Николас Стелси "взламывал" своих пациентов только тогда, когда видел в этом необходимость - и подсознательное желание пациента раскрыться и получить не просто квалифицированную - но даже  простую, человеческую помощь и поддержку. Если пациент сам не хочет признать и решить свою проблему, ему не поможет никакой врач. И только те, кто не видел таких безнадежных индивидуумов, могут наивно полагать, что это не страшно.
В большинстве случаев пациенты, которые приходили к доктору Стелси на прием, начинали говорить с ним о своих беспокойствах сами. В принципе, люди затем и идут к психотерапевту - они идут к нему поговорить. Он только направлял их, аккуратно помогая приблизиться к сути проблемы наводящими вопросами издалека. Если человек говорит - это хорошо. Даже если он говорит не по теме и не совсем "о том". Если внимательно слушать людей, не забивая им головы заумными терминами, они расскажут тебе все - и даже больше. И это радовало. Радовало потому, что большинству своих пациентов он был в силах помочь. С некоторыми было сложнее. Если человек не хочет говорить -  то по всем правилам это уже область не психотерапии, а психиатрии. Но даже в этих случаях Николас до последнего старался обходиться без применения радикальных средств (в том числе лекарственных), пытаясь найти тот самый маленький ключик, который приоткроет наглухо захлопнутую дверцу. А искать что-то маленькое и незаметное всегда трудно. Когда-то получалось, а когда-то нет. Впрочем, это было нормально. Но каждую неудачу Стелси воспринимал, как свое личное поражение ни много ни мало - в войне.
Сегодняшний день, к счастью, проходил "как всегда", не принося доктору Стелси ни откровенных побед, ни откровенных же поражений. До конца рабочего дня оставалось два часа - и эти два часа Николас решил потратить просто на то, чтобы разобрать папки с бумагами у себя в столе и НА столе. Беспорядка он не любил, но иногда "творческий" бардак получался как-то сам собой - и поделать с этим Ник ничего не мог, хотя и стремился каждый день к аккуратности. Стелси помнил, что к нему по направлению должна прийти некая Кетрин Вестон - но не сидеть же из за этого на одном месте, устремив немигающий взгляд в темно-коричневую, блестящую новизной дверь. Тем более, что Кэтрин опаздывала. Но это было даже кстати. Четверть часа назад Ник принялся разбирать бумаги в центральном ящике своего стола, и ему нужно было еще минут пять-десять, чтобы закончить. Ну, если конечно, не отвлекаться на личные дела пациентов. Взгляд Стелси упал на толстую, перевязанную белой веревкой папку. В углу шариковой ручкой была написана фамилия "Райли". Ник помнил эту Райли. Женщина, 42 года, замужем, имеет двоих детей. Домохозяйка. Она была постоянной посетительницей этого кабинета. Довольно общительная женщина с живым, подвижным характером. На первый взгляд - ее жизнь полностью удалась, но пациенте так увы, не казалась. Если бы она начала следить за собой, хотя бы начав с мытья головы два раза в неделю, многое в восприятии ею окружающего мира изменилось бы.  Ей постоянно казалось, что она неизлечимо больна, причем диагнозы, которые она сама ставила себе, не выдерживали со стороны врачей никакой критики. Сначала ей казалось, что у нее прогрессирует ревматизм. Ревматолог никаких патологий у нее не заметил и отправил Райли к доктору Стелси, который в свою очередь прописал ей расслабляющий массаж и курс психотерапевтических сеансов. Потом она нащупала у себя в груди "узелок", моментально решив, что у это ни много ни мало - рак. Эти опасения тоже не подтвердились. Далее следовала ВИЧ-инфекция, панкреатит и лейкемия - в простонародье рак крови. Но это было не все. Райли уверяла, что ее супруг мечтает избавиться от нее - и собирается отправить ее в психушку. Что ее специально доводят буквально все - от младшего сына до консьержки в подъезде.  Навязчивость всех этих маний прослеживалась очевидно. Николас старался сделать для этой женщины все, что было в его силах, но если через месяц Стелси не заметит у пациентки изменений в лучшую сторону, он будет вынужен прописать ей месячное лечение в стационаре. Конечно, в таком случае Райли скажет, что доктору из госпиталя Святого Патрика специально приплатили за то, чтобы он нарисовал ей диагноз и направление. И это будет как минимум обидно. Нахмурившись, Николас опустил папку на дно ящика, закрывая ее сверху другими папками, выписками, справками и счетами. Тишина, стоящая в кабинете, невольно настраивала на мысли о прошлом, настоящем и будущем. Было даже приятно, что время тянется так медленно. Иногда хотелось раствориться в текущих секундах, как в теплой озерной воде, закрыть глаза и забыть обо всем. Захотелось и сейчас. Только желательно дома, а не здесь, не в этом кабинете.
Женский голос, прозучавший в тишине подобно внезапному раскату грома не небе, едва не заставил Стелси от неожиданности вздрогнуть; он совсем забыл, что не закрыл дверь после того, как в последний раз вернулся в кабинет. В чертах его лица на мгновение отразилась некая потерянность, так сказать "во времени и пространстве", что придало Нику немного растерянный и даже беззащитный вид. Нет, это не бросалось в глаза - просто чувствовалось интуитивно, как ощущается атмосфера вокруг. Черные волосы, с утра аккуратно зачесанные на прямой пробор, к концу дня потеряли свой "прилизанный" вид и граница пробора почти стерлась. Еще немного, и можно было бы назвать шевелюру психиатра растрепанной, но пока это выглядело живописно - но отнюдь не неряшливо. Классические черные брюки, белая рубашка с запонками на манжетах, жилет - все это было как всегда при нем, и конечно, белый халат сверху - разве можно было обойтись без него? Халат был расстегнут на все пуговицы, так что оценить изящество костюма молодого мужчины было совершенно несложно. Ник был немного бледен, но не от того, что недавно вышел с больничного, а просто потому, что последние три года очень мало бывал на солнце даже летом.  Взгляд его не был пристальным, пронизывающим или испытующим - скорее просто мягким и открытым, с маленькой каплей наивности на дне зрачков. А может и не маленькой - это уже кому как покажется.
- Добрый вечер, мисс Уэстон - немного запоздало ответил он, ненавязчиво оглядывая вошедшую и улыбаясь уголками губ. Красива, опрятно и со вкусом одета, элегантна. Уверена в себе. Ему не показалось в первого взгляда, что у этой девушки могут быть какие-то проблемы. Есть на свете такие счастливцы, которым все как с гуся вода. И это конечно же, замечательно. Николасу не понадобилось много времени, чтобы вспомнить, кто она такая. Его с ней знакомили - и уже тогда она показалась ему человеком со стержнем. Жизнелюбивым и жестким человеком, амбициозным и очень уверенным в себе. Она сочетала в себе все признаки нормального, здорового индивидуума, и сейчас тоже выглядела соответственно.
- Что вас ко мне привело?
Конечно он знал, что у нее есть направление. Но не совсем понимал именно сейчас, что послужило тому причиной. Стелси два дня назад как вышел с недельного больничного и допускал, что он мог упустить какую-то важную деталь. Может что-то произошло, пока его не было? Собственные мысли чуть было не "унесли" молодого врача в далекие дали, когда он наконец вспомнил, что еще не предложил женщине сесть.
- Садитесь пожалуйста - просто исправился он, задвигая центральный ящик до отказа в стол.

+1

4

Удивил, ничего не скажешь. Даже брови девушки удивленно приподнялись. Оригинально, она представляла себе эту встречу немного по другому.  Молодой человек выглядел немного растерянным. Катя просто не ожидала такого. Он закрыл ящик стола и  поднял на нее взгляд только сейчас предложив сесть. Сделай он это сразу она бы хмыкнула или фыркнула и  была  бы победителем, чувствовала бы себя уверено. А так спеси у Уэстон поубавилось чуточку.  Девушка чуть склонила голову на бок и прошла к дивану, стук каблуков утонул в ковре под ногами. Черт. Как то все не так получается не по плану, и ситуация выходит из под контроля. Этого Уэстон очень не любила.
Еще удивлял факт того что он спросил почему она тут. А что талмуда с ее историей болезни нет? Или его еще не передали? Ну психолог же он обязан все знать про свою жертву, как минимум. Похоже, и тут она ошиблась. Этот человек был не очень похож на тех представителей той же профессии, с которыми она сталкивалась когда-то. Итак,  Уэстон опустилась в мягкое кресло, положила ногу на ногу, защитная поза, хотя  внешне она выглядела расслабленной, руки на под локотниках, сама откинулась на спинку и уверенный взгляд, нет, не дождешься, что бы она отвела его.
-Привело? Хмм заведующий отделением хирургии. – улыбочка на лице. Катерина уже начинала брать себя в руки отходя от растерянного состояния. В конце концов она хирург, и не пристало ей теряться. Если этот Стелси немного другой не факт что ему удастся вытащить из нее все наружу, то что она никому не хотела бы показывать. Катерина перевела взгляд на свои ногти. Она не отращивала длинные и никогда не страдала глупостью делать накладные. Руки выглядели ухоженными, неброский розовый лак,  пальчики украшало лишь одно золотое колечко, тонкий золотой ободок украшенный небольшой розочкой, никаких броских камней или громоздких украшений.
-Что ж Вам либо правда не сказали ничего, либо Вы хотите играть в игры.- взгляд на врача- Несколько месяцев назад в больнице была перестрелка.  Ну как перестрелка, заварушка небольшая. Я оказалась замешана в этих событиях и теперь мое начальство считает что мне нужна Ваша помощь. – вздох. Нет смысла юлить хочется просто уйти отсюда побыстрее и не возвращаться – Так что может вы сразу поставите мне штамп что все хорошо и разойдемся?

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И у здоровых бывают . проблемы