Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Aloha!


Aloha!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://25.media.tumblr.com/162570ca46bf01ccb5d6457f39ddc2cb/tumblr_muxd5vvr9l1qelndco1_500.jpg
Участники:Чета Моро
Место: Гавайи - Гонолулу
Погодные условия: Это же Гавайи, все шикарно!
О флештайме: Чета Моро решила выбраться на выходные в Гонолулу. Самое время вспомнить медовый месяц и устроить медовые выходные!

+1

2

Дом.
Прежде, чем уснуть, мы еще разговаривали какое-то время. Покончив с ночным ужином, я улегся поудобнее, Шер прилегла совсем рядом, я чувствовал ее всем телом, и это было так приятно.
-Соответствовать мне, Боже, родная, что за глупости? - я не говорил, что я плохой муж или вообще человек, не мне судить, но Шерри, она все еще думает, что не подходит мне? Не соответствует? Но это ведь такие глупости, - родная, ты у меня лучшая. Я полюбил тебя так сильно, потому что ты самое лучшее, что произошло со мной за всю мою жизнь. И ты боишься не соответствовать? Шер, ты моя судьба, моя половина, ты подходишь мне и тебе не за чем беспокоиться - я улыбнулся и поцеловал Шерри в макушку головы, - ты идеальна - в конце концов подытожил я.
Шер прилегла ко мне на грудь и  вздоухнул, ощущая невероятное удовольствие, которое тихо протекало по моим венам. Шерри могла слышать, как бьется мое сердце, как оно снова пытается вырваться из груди.
-Ты права, но ты раньше такой не была. И я так счастлив, что ты для меня открыта, ты мое счастье, моя радость. И.. я тоже без тебя никто, пустое место.. - я смотрел любимой в глаза и улыбался. Порой кажется, что наша любовь утопична, но ведь она реально, мы ведь ее ощущаем, чувствуем!
Шерри тем временем коснулась моей руки, я с особым интересом следил за каждым ее действием, и не мог скрыть улыбки. Она коснулась моей руки. Моя ладонь такая большая, а у нее такая аккуратная. Кем бы Шер не работала, сколько бы единоборств не практиковала, она женщина. Хрупкая, нуждающаяся в любви и защите, в заботе. И все это я могу ей дать, и хочу. Шерри посмотрела на меня, а я ей ответил на ее безмолвный вопрос.
-Вижу, - а после сжал ее руку, переплетая наши пальцы. Приподняв наши руки, я преподнес ее к губам и поцеловал в области запястья, - я всегда буду рядом, буду оберегать тебя и защищать. И знаешь, ты достойна этого, ты достойна лучшего, ты заслужила эту любовь. И я всегда буду любить тебя так нежно и искренне, никогда не сомневайся в этом - я поцеловал губки Шер.
Так, с переплетенными пальцами, мы и уснули. Шерри уютно пристроилась у меня на груди, а я, свободной рукой обняв ее, словно боясь, что ночью она отодвинется от меня.
Утром я проснулся на удивление рано, хотя здесь не было ничего удивительного. После такого отдыха было бы стыдно жаловаться, что я не выспался и хочу поспать еще. Приготовив завтрак и дождавшись жену, я вместе в Шер приступили к трапезе.
-Я спал, как младенец. Надо почаще так отдыхать, - я сладко протянул слово "почаще", как бы делая намек, что мне понравилось и я хочу еще, - не надейся, родная. Гимн Штатов я так и не знаю, а на завтра будет яйцо пашот. И, знаешь, это блинчики по-французски, потому что их готовил я! - я усмехнулся, глядя на любимую, - а знаешь, у нас есть блины, но не такие. Крепы. Они тонкие как лист бумаги, но вкусные до безумия. Бабушка делала, что пальчики оближешь, а джем из лаванды! Надо будет тебя как-нибудь побаловать подобным десертом, - я улыбнулся в очередной раз отрезая кусочек от яичницы. Как оказалось, Шер предпочла блинчики бекону.
Дальше мы затронули тему нашей будущей поездки. Оба мы были воодушевлены нашими планами и уже о всю обсуждали, когда полетим и как. И вот время подошло к водным процедурам, но так не хотелось покидать Шерри, так что, она упростила мне задачу. Принимать душ вдвоем - это нечто волшебное. Гладить ее тело, проводить руками по ее упругой груди, ласкать животик и спускаться ниже... а потом прижиматься всем телом, чувствовать ее влажную грудь своей, нежно гладить ее по спине, касаться ягодиц, сжимать их и просто ласкать.
Выйдя их душа, у нас еще было время, так что, мы не стали тратить его зря и заказали билеты. Шер сидела у меня на коленях, я резервировал места на ее ноутбуке. Мне было приятно видеть свою фотографию на рабочем столе, она везде и всегда думает обо мне, это воодушевляет! Шерри сладко поцеловала меня, обвивая мою шею руками, а я сжимал ее в своих объятиях, подумать только, мы полетим на Гавайи!
Дальше было время собираться на работу. Я пообещал Шер, что приеду в обед. Пока Мегги возилась в коридоре, а Эльф с энтузиазмом пытался ей помочь, прыгая вокруг нее, ко мне подошла Шер, и поцеловала меня так, словно в последний раз. Но я понимал ее, не просто прожить день в разлуке.
-Обещаю, сегодня буду дома без опозданий. И на обед, пожалуй, сходим пиццерию, мне почему-то захотелось пиццы, если те не против - я улыбнулся и потерся носом о ее нос, после чего кротко поцеловал в губы.

Время шло незаметно. Мы, как и прежде, встречались в обед и дома после работы. На этой недели я больше не опаздывал, старался успевать сделать все дело до того, как закончится мой рабочий день. И я буквально летел домой, так хотел увидеть любимую, обнять ее.
В четверг меня ждал сюрприз, Шерон решила вернуться к своему естественному цвету, т.е. снова стать брюнеткой. Так что, с четверга я снова привыкал к Шерри, признаться, у нее с разным цветом волос даже как-то меняется лицо, но одно остается неизменно - я люблю ее любую!
И вот долгожданная пятница! Мегги у своего папы, мы на чемоданах и уже на пути в аэропорт.
-Боже, мне прямо не терпится все увидеть, - говорю я, обнимая Шер в такси, - эти выходные будут незабываемы!
И я искренне верил в это! Это будет еще одно наше воспоминание и оно не будет плохим. Мы прошли регистрацию, сели в самолет. Как всегда страшно, но Шерри крепко держит меня за руку, и я не могу скрыть своей счастливой улыбки. Когда можно было расстегнуть ремни безопасности, мы откинули подлокотник и прижались друг к другу, так и летели, разговаривая и обнимаясь, пока не объявили посадку.
Когда мы прошли в аэропорт, нас встречал брат Шерри Джаред. Я лишь улыбнулся и пошел за женой. Она крепко обняла своего брата, а я смотрел на них. Так здорово иметь братьев или же сестер, как по мне, это гарантированный друг и товарищ, которому особо деваться и некуда, потому что вы родственники. И вот Шер представляет меня ему. Я пожимаю его широкую, теплую руку.
-Привет, очень приятно. Шерри много рассказывала, как и о всей своей семье - я улыбнулся. Джаред взял наш чемодан, желая помочь, а я и не возражал, думаю, это было бы странно пытаться отобрать чемодан у брата жены. Мы с Шер взялись за руки, переплетая пальцы, и я снова почувствовал ее теплую руку, и представил, какая она небольшая, аккуратная, как тогда, ночью в постели, и на моем лице появилась счастливая улыбка.
Джаред был очень дружелюбным мужчиной, как и вся семья Шер, веселый и располагающий к себе человек. Он положил чемодан в багажник своего автомобиля и, сев за руль, повез нас с женой в отель. Он рассказывал про Гавайи и как здесь здорово, и как сильно он соскучился по сестренке.
И вот через некоторое время мы были возле отеля. Оказавшись на улице, я вдохнул воздух полной грудью. Здесь все по-другому, все необычно, по-особенному. Одним словом, Гавайи. Мы с Шер поблагодарили ее брата и зашли в холл отеля. Получив ключи от номера, мы поднялись на нужный этаж. И открыв дверь, мы словно попали в самый настоящий рай. Я сердцем чувствовал, что наше место, что мы проведем лучшие пару дней в этом уютном местечке. Я поставил чемодан и, взяв Шер за руку, пошел вместе с ней осматривать номер. Оказавшись на балкончике, я широко улыбнулся.
-Любимая, здесь так красиво.. - и вид действительно был шикарным. Океан, красивый отель, берег.. И все это уже в лучах заката, словно в сказе. Я обнимал Шер, прижимая ее к своему телу, а потом повернул голову и аккуратно поцеловал ее губы. Медленно этот поцелуй перерос в более чувственный, я крепко обнимал ее.
-Думаю, надо отметить начало наших выходных, так что, я приглашаю тебя на ужин, - я снова кротко поцеловал ее сахарные губы, - а потом мы бы погуляли по берегу..
Я уже был в предвкушении шикарного вечера.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-20 01:51:30)

+1

3

внешний вид
- Ну, мне кажется, ради меня можно и немножко… американизироваться, - улыбнулась я, когда Этьен начисто отверг мою теорию. В конечном счете, я пропиталась любовью к Франции, и вовсе не потому, что это замечательная страна, а потому что муж оттуда. Мне просто захотелось разделить с ним эту важную вещь – любовь к родине.
Итак, вскоре мы закончили с завтраком и уделили немного внимания предстоящей поездке. К счастью, нашлись билеты на рейс в пятницу, мы сделали первый шаг на пути к солнечным Гавайям, и это задало тон настроению на ближайшие дни! Мы оба были воодушевлены предстоящими выходными, с интересом собирали вещи, выбирали плавки и купальники, словно ехали не на два дня, а на две недели. Но было кое-что и помимо этого. Я решила сменить имидж. Не знаю, что меня толкнуло на это. Просто в один прекрасный день решила, что хочу вернуться к натуральному цвету. Надолго ли? Не знаю. В общем, посоветовавшись с мужем, я все же сходила в парикмахерскую. Если честно, после этого, мне показалось, что Этьен не особо в восторге от подобных перемен, но все же постаралась избавить свою голову от подобных мыслей, просто очень уж хотелось, чтобы мужу нравился и этот образ. В общем, наступила пятница. Вечерний рейс, тропические острова, ура, Гавайи!
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/e15f4e24-9cd3-4929-9306-1aca7ff2af0f/Lilo_i_Stich-gavayskaya_pesnya_2.mp3|Hawaii[/mymp3]
Стоило нам пересечь пределы штата Гавайи, как тут же почувствовала другая атмосфера. Самолет начал снижаться для посадки, потому через иллюминаторы была видна чудесная природа острова, на котором и располагался Гонолулу. Я не переставала окликать Этьена, то и дело показывая ему, то на пальмы, то на водопад. И вот мы приземлились, забрали багаж. Забавно, но здесь всегда присутствовало ощущение праздника! Пассажиров встречали девушки, переодетые в традиционные гавайские наряды, с цветочными бусами. Держась за руки, мы с мужем прошли до выхода. Там нас уже встречал Джаред, в легкой рубашке, белых штанах и шлепанцах. Без лишних слов, мы тут же обнялись,  мои ноги даже оторвались от пола. Потом он посмотрел на Этьена, который уже протянул ему руку.
- А во Франции все такие формальные? – усмехнулся мужчина, когда Этьен, явно пока что не освоившись, сдержанно его поприветствовал. – Да ладно, это же Гавайи! Так что… Алоха! – широко разведя руками, радостно произнес Джаред. Сейчас можно подумать, что он немного выпивший, но, на самом деле, брат всегда такой. Веселый и очень простой. – Хм…, не австралиец, - тут же сделался серьезным Джаред, оценивающим взглядом посмотрев на Этьена, а потом снова на меня. – Но все равно симпатичный.
- Заткнись, - тут же засмеялась я, плотнее прижимаясь к мужу. – Не обращай внимания, он всегда такой… придурковатый. Пора расти, парень.
- О, я тебя тоже люблю, сестренка. А вообще, поживи с мое на Гавайях, под палящим солнцем, посмотрим, какой будешь ты.
Мы засмеялись, а после направились к выходу. Джаред, без лишних слов, взял наш багаж и спрятал его в багажнике своего авто. На протяжении всего пути, я неустанно показывала мужу все пейзажи, которые были видны из окна. Через минут десять мы остановились около 5-звездочного отеля, одного из лучших в Гонолулу. Джаред помог вытащить чемодан, а затем оставил одних, предварительно взяв с нас слово о том, что завтра мы заглянем в его бар. Итак, мы с мужем прошли внутрь, нам показали номер. Должна признать, он выглядел еще лучше, чем на картинке в интернете! Легкий, летний, светлый, в общем, не описать, нужно просто сюда приехать. Но главное – вид. Наш балкон выходил прямо на море! Этьен тут же заметил эту красоту и, по правде, я была безумно счастлива, что он не разочарован, ему нравится. Муж провел меня на балкон, в нос тут же ударил приятный морской запах. Через несколько секунд француз поцеловал меня. Дотронувшись ладонью до его щеки, я увлеченно ответила на этот сладкий поцелуй, французский, с какой стороны не посмотри.
- На ужин? - уже прижимаясь щекой к щеке Этьена, переспросила я. – Звучит заманчиво.
Еще несколько минут мы стояли так на балконе, вглядываюсь в красоту вечерних Гавайев. Я прижималась щекой к щетинистой щеке мужа, а спиной к его широкой груди. Вскоре мы решили спуститься вниз, в ресторан. Я быстро подобрала себе одежду: простую тунику. Здесь это вполне нормальная одежда. А вот с Этьеном дела обстояли сложнее. Оказалось, мы забыли легкую одежду. Однако, я и не помнила, чтобы у него таковая была.
- Черт, - протянула я, глядя на все вещи, вытащенные из чемодана. – Ладно, одень тогда рубашку и брюки, наверное... Пиджак не бери, сжаришься. А завтра сходим в магазин, м? Купим подходящую одежду для этих мест.
Итак, мы быстро собрались и покинули номер. На первом этаже как раз был разгар веселья. На улице, где и располагалась часть ресторана, стояла небольшая сцена, на которой музыканты исполняли традиционные гавайские темы. Нас посадили за столик, я тут же улыбнулась, оглядываясь и оценивая обстановку. Все же, это нечто неописуемое! Мы сделали заказ, нам принесли вино.
- Мы сейчас на острове Оаху, - тут же начала рассказывать я. – Если хочешь, завтра выедем за пределы города. Там просто обалденная природа!

+1

4

Шерри был такой радостной, такой счастливой. Да, Гавайи, но я не мог оторвать глаз от нее. От ее широкой улыбки, от ее блестящих, полных энтузиазма глазах. Заглядывая в иллюминатор, она походила на ребенка, который никак не может уснуть в сочельник. А я лишь сжимал ее руку и улыбался, с интересом заглядывая в иллюминатор и, отодвигаясь, любуясь на жену.
В аэропорту и правда была абсолютно другая атмосфера. Будто мы очутились в каком-то абсолютно другом мире. Все другое. Люди, помещение, атмосфера праздника. Здесь встречали гостей, словно родных и любимых родственников и, как только мы прошли мимо радостных встречающих, добрались и до брата Шерри.
Он сразу же оценил мою "формальность", однако это был всего лишь жест вежливости и затронул мою национальность, будто француз не может быть достоин австралийской женщины. Хотя я и понимал, что это все шутка и это всего навсего характер Джареда, мне это показалось странным.
-Спасибо за комплимент, - как-то неуверенно проговорил я, но улыбнулся вполне искренне. Да, Джаред выглядел забавно, мне даже показалось, что он не трезв, но запаха алкоголя я от него не почувствовал. Обняв Шер по-крепче, я показывал ему, что что бы он не говорил, а она моя. Целиком и полностью - моя. И мне не важно, кто мы по национальности, мы люди. Мы два человека, которые любим друг друга! В какой-то момент мне даже стала интересна подобная мысль. А что, если бы вся семья Шер была против француза, да и вообще смешения крови. В том плане, что австралийке нужен австралиец, а французу француженка. Но стала бы тогда Шерри для меня Джульеттой, а я для нее Ромео? Смогла бы она отречься от своей большой и дружной семьи ради меня?
Я знаю, мысли глупые, но я на секунду представил, как бы это было прекрасно, любовь, которая не знает преград, которая все равно сводит двух любящих людей. И, знаете, я рад, что этих преград меньше, мы просто любим, без сложностей. И это здорово!
Мы сели в машину брата Шерри. Жена сразу же прижалась ко мне, с особым энтузиазмом показывая чудесную тропическую природу здешних мест. Я не любитель тропиков, мне по нраву прохладная погода, но все равно здесь было здорово. Словно новый, волшебный мир, в который мы окунулись вместе с Шерри. Мы проезжали кафе, бары, и наконец-то подъехали к нашему отелю. Шер попрощалась с братом, я тоже пожал ему руку напоследок, после чего он рекомендовал мне расслабиться, ведь я на Гавайях. Беда в том, что я уже был расслаблен, но я пообещал ему исправится и усмехнулся, как бы показывая, что уже ступил на путь исправления.
И наконец-то мы с Шер одни. Мы укрылись от всего мира в нашем уютном номере. Все это, вся эта атмосфера, мне вспомнился рекламный слоган кокосовой шоколадки. Нам достаточно было просто находиться здесь, чтобы почувствовать райское наслаждение. Мы осмотрели номер и вышли на балкон. Так хорошо было, так спокойно. И никакие проблемы, никакие невзгоды не доберутся до нас. Мы словно двое беглецов, укрылись здесь, и наслаждаемся жизнью.
Я обнял Шерри, смотря на всю эту красоту. Какой это номер? 417? Теперь это наше место. Наш балкон, наш номер, в который, я надеюсь, мы приедем снова. Именно в этот. Потому что это теперь наше воспоминание. Частичка нас, которую мы не потеряем, которую мы будем хранить. Вдохновленный этим, вдохновленный нашей жизнью, я поцеловал любимую, так чувственно и нежно, что земля начала уходить из под ног, мы словно порхали, крепко прижимаясь друг к другу.
После Шер прижалась ко мне щекой. Она могла почувствовать, как я улыбаюсь. Мы еще некоторое время просто стояли вместе, на этом балконе, слушали морской прибой и наслаждались вечерним ветерком. Руки мои переплетались на животе у Шерри,  щекой она могла почувствовать мои горячие губы, что аккуратно скользили по ее шелковой коже.
Шерри согласилась на ужин, мы стали собираться, разбирая наши вещи.
-Я могу рассчитывать на гавайскую рубашку в подарок от тебя? - улыбнулся я, комментируя обещание Шер пройтись по магазинам. Беда была в том, что у меня не было легкой одежды, хотя бы потому, что я не имел особой нужды в льняных штанах или же легкой рубашке. Мне казалось, что я выглядел нелепо рядом с Шер в штанах и рубашке, а она была одета так легко, непринужденно, в красивую белую тунику.
-Ты неотразима, родная! - я сделал ей комплимент, потому что она действительно выглядела очень эффектно, эта туника ей была к лицу и я уже почти привык к темным волосам. Прежде, чем выйти из номера, я обнял ее в дверях и сладко поцеловал, не желая прерываться и отпускать ее.
Мы спустились в ресторан. Официантки с счастливыми улыбками проплывали между столиков и приветливо махали рукой каждому, кто приходил в ресторан, на небольшой сцене были музыканты, множество туристов сидели за столиками, кто-то уже ел, а кто-то только делал заказ. Мы присели за свой столик и первым делом заказали вино. Признаться, я ничего не смыслил в гавайской кухне, так что, решил довериться интуиции, заказал некое блюдо под названием "лаулау".
-Как ты думаешь, что это? - спросил я у Шер, когда уже ушла официантка - надеюсь, что-нибудь съедобное. Знаешь, здесь очень красиво. Атмосфера просто волшебная. И я знаю, почему. Потому что здесь ты! Приедь я сюда один, было бы все по-другому, не было бы этого волшебства, понимаешь? Так что, первый тост, за наше волшебство!
Звон бокалов, мы сделали глоток, а потом, по нашей традиции, поцеловались. Губки Шерри были просто сахарными, я свободной рукой коснулся ее щеки, и правда волшебно, все просто сказочно, моя жена словно фея, которая преображает все, что есть вокруг нее.
-Было бы неплохо, а как часто ты здесь была? Я хочу на какой-нибудь водопад, искупаться у его подножия. Было бы здорово очутиться в безлюдном месте, только ты и я, и теплая вода.. я уже вижу, как обнимаю тебя и крепко прижимаю к себе.. - не переставая мурчал я, мечтая о лучших выходных в нашей жизни.
Через некоторое время нам принесли нечто, завернутое в какой-то лист. Как оказалось, что это простая свинина с соусами и местными растениями. И, как ни странно, оказалось весьма съестным и питательным. Пока мы ужинали, начались гавайский танцы. Мы ели, пили, и смотрели, как девушки вырисовывали круги бедрами и животом. После представления, они собирали людей для небольшого мастеркласса. Забавно, но нас с Шер никто не спросил, просто потянули за собой. Шерри была счастливая, охотно пошла, а я, признаться, застеснялся. Я не учил с Шер подобных танцев, а соответственно буду неуклюжим, да и вообще, все будет выглядеть нелепо. Но я должен стараться ради жены. И вот мы вышли, девушки снова закрутили бедрами, Шерри начала повторять за ними, а я лишь делал попытки. Не могу даже описать, я старался не смотреть вниз, смотрелся вообще никуда не смотреть. Вокруг было много народу, кто пытался научиться местным танцам, но мне было так неловко. И Шерри заметила это. Она взяла меня за руки и улыбнулась, и мне стало так хорошо, так спокойно. Она делала движения, а я повторял за ней, крепко держа ее за руки. И мне было уже все равно, как я это делаю, важно с кем. Когда танце закончился, я обнял Шерри, приподнимая ее над землей, и зашептал ей на ухо.
-Я так люблю тебя.. - и не в силах найти сравнение, поцеловал ее в шею и лишь потом отпустил на землю, - ты буквально меня спасла, чувствовал себя цирковым медведем..
Да, Шер знала мою черту - недооценивать себя. И снова я увидел улыбку, которая говорила мне, что я говорю глупости. И мне сразу стало как-то легче. Мы вернулись к столику, заплатили за ужин и решили пройти к морю.
На пляже гуляли и веселились люди, из отелей слышна была музыка. Я присел на песок и усадил Шерон на колени, чтобы она не испачкалась. Без лишних слов, я сладко поцеловал ее нежные губки, крепко сжимая ее в своих объятиях.
-Шерри, спасибо тебе.. - тихо сказал я, отрываясь от ее губ, и смотря в ее нежно-голубые глаза, освещаемые тусклым светом одинокой луны, -спасибо за то, что учишь меня жизни. Я бы никогда не вызвался танцевать гавайские танцы.. - я не стал продолжать, было понятно, как я счастлив быть с ней здесь, поэтому я просто потерся кончиком носа о ее нос и снова сладко поцеловал ее сахарные губки.
-Я люблю тебя.. - снова проговорил я, оторвавшись от губ жены и прижавшись губами к ее шеи, словно пытался спрятаться в этих объятиях, - тебе не холодно? - поинтересовался я, почувствовав прохладный ветерок со стороны моря. Шерри все же была одета легко.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-20 23:36:44)

+1

5

- Если под гавайской рубашкой ты понимаешь нечто зеленое и с пальмами – то, прости, нет, - засмеялась я, ведь даже представить не могла мужа в таком забавном наряде! Забавном, потому что чистой воды стереотип. – Но я обещаю подарить тебе самую шикарную и удобную рубашку, которую здесь только можно найти, - с этими словами я прилегла набок на кровать, подперев голову рукой, Этьен подошел ближе, прямо к краю. – А еще льняные штаны… Ну и, конечно же, как заботливая жена, - моя рука дотронулась до ноги Этьена, который все еще стоял около кровати, - я буду помогать тебе на каждом этапе покупки, особенно в примерочной.
После этих слов я звонко засмеялась, перевернувшись на спину. Хотя чем не развлечение? Я действительно горю желанием посидеть в примерочной, когда Этьен будет мерить рубашки и штаны. Это ведь мини-стриптиз! Впрочем, мы недолго говорили на эту тему. Вскоре француз переоделся в обычную рубашку и брюки. Я видела, что он слегка смущался, или ему просто было некомфортно, учитывая атмосферу, но муж зря переживал. Он далеко не единственный, кто выглядит формальнее, нежели принято на Гавайях. А я вот не отказала себе в легком одеянии, и выбрала простую белую тунику, без изысков. Однако даже этот наряд вызвал у Этьена восторг, от чего я просто не могла не улыбнуться, крепко обнимая француза в дверях. И вот вы спустились в ресторан, почти все столики заняты, но и для нас находят хорошее местечко.  Мы с Этьеном сдвинули стулья, чтобы сидеть поближе. Моя рука лежала на его колене, когда мы вместе решали, что выбрать из меню. Я в Гонолулу не впервые, но это не значит, что здешняя кухня мне хорошо известна. Поэтому, как только француз указал на какое-то «лаулау», я тут же пожала плечами.
- Ну давай попробуем. Главное, чтобы это не оказалось бычьими яйцами, - тут же протянула я, ведь никогда не знаешь, что может попасться! Порой ешь, и вроде даже вкусно, но когда узнаешь из чего приготовлено – выблевать все хочется. Однако тема меню быстро перекочевала в другое русло. Я тут же посмотрела на Этьена и улыбнулась, когда он заговорил о волшебстве. Он был прав. Я восхищалась природой этих островов, но сейчас я здесь исключительно для того, чтобы поделиться этой красотой с ним. – За наше волшебство, - продолжая улыбаться, присоединилась к тосту я, после чего приподняла бокал. По традиции, сразу после глотка, мы поцеловались. Я всегда отмечала, что вкус вина с губ Этьена, гораздо вкуснее, нежели из бокала! – Трудно сказать. Джаред уехал сюда лет десять назад, и я стабильно ездила к нему минимум раз в два года. Здесь красиво, а с водопадами проблем не будет. Мы поедем вглубь острова. Там есть все! Равнины, возвышенности, водопады, рудники, леса… В общем, Гавайи это не только пальмы, море и песок. Кстати, слышал о Перл-Харборе, военно-морской базе, которую в 41-ом году японцы разбомбили? – делая очередной глоток вина, интересуюсь я, после чего снова начинаю поглаживать колено мужа, это превратилось в машинальные действия, казалось бы банальные, но до чертиков приятные. – Мемориал расположен неподалеку, в гавани, впрочем, как и сама база. Можем съездить в воскресенье.
Но было довольно слов. Нам принесли ужин. Попробовав, я сразу поперхнулась. Свинина. Не люблю свинину. Ни в каком качестве. Так что, пришлось вытереть рот, откашляться и заверить мужа в том, что все хорошо, и я вообще не голодна. Впрочем, частично, это была правда, я была полностью увлечена новой атмосферой, так что все внимание уделялось окружению, вину, ну и самое главное – Этьену. Он кушал, улыбался, а я с улыбкой смотрела на него и вслушивалась в каждое слово. У него красивая улыбка, очаровательная. Так что, смотря на мужа, я даже как-то забылась, потерялась в реальности. Но тут снова заиграла музыка, которая и отвлекла. Сотрудники ресторана решили провести что-то вроде мастер-класса. Людей вытягивали в центр площадки. Кто-то наотрез отказывался, а я же с удовольствием, и без лишних слов, вышла следом за девушкой. Успела я и Этьена за руку схватить. Не хватало еще, чтобы его какая-то незнакомка трогала! И вот нам показывают движения, я с интересом наблюдаю за танцовщицей, повторяя каждый поворот, каждый мах бедром. Затем я посмотрела на Этьена, желая спросить, получается ли у меня, но вместо этого, ярко улыбнулась, ведь увидела на его лице привычное смущение! Все еще танцуя, я медленно приблизилась к мужчине и взяла его за руки, не переставая двигаться. Подтянувшись немного вперед, я чмокнула его в щечку, словно это должно было придать ему сил. Какая разница, что думают остальные? Как бы он не двигался, для меня он всегда будет идеалом! И движения Этьена действительно стали увереннее, а как только музыка закончилась, он крепко обнял меня, да так, что ноги оторвались от земли. Я тут же звонко засмеялась, коснувшись губами лба француза.
- Этьен, сколько раз тебе говорить? У тебя все и всегда получается, ты зря так о себе думаешь. В конечном счете, ты можешь смотреть на меня, - как только Этьен опустил меня, я тут же положила ладони на его плечи. – В моем взгляде ты всегда будешь видеть только восхищение, - после этих слов я снова ярко улыбнулась и подалась вперед, аккуратно касаясь губами уголка губ мужа.
Говорила ли это я, чтобы как-то успокоить Этьена? Вовсе нет. Это чистая правда. Притом восхищение я испытывала не только от того, насколько быстро он схватывает (не только танцы, вообще все), но и от того, что вообще решается на подобные шаги. Маленький подвиг. Ради меня. Это достойно восхищения.  Итак, мы вернулись к столику, заиграла музыка побыстрее, многие вышли потанцевать, но нам с Тьеном захотелось прогуляться по пляжу. И я с удовольствием двинулась вперед, готовая показать мужу все красоты здешних мест. Разумеется, на пляже было много людей, но нам это никак не мешало. Мы всегда одни, и на свете не существует больше никого. И вот мы останавливаемся, а я уже чувствую, как по коже пробегает легкий холодок. Француз, тем временем, присел на песок.
- Дорогой, ты что? – удивилась я. – Ты же брюки испачкаешь, - однако Этьен не собирался вставать, вместо этого он протянул руку, и я с широкой улыбкой уместилась на его коленях, после чего получила сладкий поцелуй. – За что? – тихо протянула я, не понимая, за что меня благодарить. – Не я учу тебя жизни, чувства заставляют тебя делать это, идти на маленькие подвиги, ради меня. Так что тебе спасибо. Никто для меня не делал того, что делаешь ты. Я тоже люблю тебя, - закрыв глаза, я наклонила голову, наши лбы соприкоснулись, - больше, чем можно представить, - и все же после этих слов пришлось вернуться к погоде. Этьен как в воду смотрит. – Ну немного… Уже жалею, что вынудила тебя оставить пиджак в отеле. Погоди…, - я встала и пересела, на сей раз, лицом к мужу. Улыбнувшись, я провела ладонями по его жестким волосам, словно гладила их, а потом остановилась на щетинистых щеках. Широкие ладони Этьена поддерживали меня за спину, и я чувствовала исходящее от них тепло, поэтому было не так холодно. Я ничего не говорила, просто с мягкой улыбкой любовалась своим мужчиной. Через минуту я наклонилась, щекой дотрагиваясь до его щеки. От этого покалывания мурашки по коже. – Знаешь, у меня для тебя есть сюрприз, - смотря в его карие глаза, подмигнула я, после его снова наклонилась и сладко поцеловала нижнюю губу мужа. Не спеша раскрывать свои планы, я провела ладонями по его плечам, а после крепко обняла. Руки мужа так же обвили мое тело. Вот оно тепло! Вот он уют. Какой там холодный ветерок? Он не способен побороть то тепло, которые давали эти объятия. Какой же маленькой я кажусь в таком положении. Даже забавно, но безумно приятно. Вообще, создалось впечатление, что мы давно не видели друг друга. Я уткнулась носом в его шею, пальчиками одной руки ласкала волосы на его затылке, а вторая крепко прижималась к его спине. И так мы сидели несколько минут, согревали друг друга, наслаждались уединением. – Пойдем, - в конечном итоге прошептала я ему на ушко, после чего встала и протянула руку.
Итак, мы направились в отель. О чем-то говорили, но сюрприз держался в тайне. На самом деле, он планировался еще в Сакраменто, но как только было решено лететь на Гавайи, я решила, что можно все сделать и здесь. Не подумайте, что это что-то из ряда вон выходящее. Напротив, такие сюрпризы я уже дарила мужу, не часто, но все же регулярно, однако, судя по его реакции, каждый раз был особенным и необыкновенным, каждый раз завораживал и запоминался, каждый раз, как первый. И вот мы зашли в отель, направились в номер. Уже там, как только закрылась дверь, я повернулась к французу с загадочной улыбкой, а после подалась вперед, и аккуратно коснулась его шеи губами. Затем, я сделала шаг назад и стянула со столика черную повязку, в появлении которой можно благодарить здешний персонал!
- Нужно завязать глаза, иначе сюрприз не удастся, - все с той же улыбкой, я сделала круговое движение пальцем, намекая Тьену на то, чтобы повернулся ко мне спиной. Как только он это сделал, я тут же завязала повязку ему на глаза. После, взяв француза за руку, я отвела его в гостиную и аккуратно усадила на диван. – Сиди и жди. И не подглядывать! Иначе больше никаких сюрпризов, понял? Не переживай, я буду с тобой ласковой, – усмехнувшись, я поцеловала его в носик, а сама скрылась в соседнем помещении. Томиться в ожидании Этьену пришлось около пяти минут. – Можешь снимать…, - наконец-то слышит он издалека мой голос. Таймер срабатывает секунда в секунду. Как только муж снял повязку… Музыка, свет, мотор!
[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/78632af9-e895-46d5-bac1-f2e0f666cbce/Joe%20Cocker.mp3|Joe Cocker - You can leave your hat on[/mymp3]
Как уже стало понятно, в уши ударила известная мелодия. Но что же Этьен увидел? А увидел он слегка приглушенный свет, который вырывался из соседней комнаты, а так как я стояла в проеме, этот свет прекрасно отчерчивал мой силуэт. Я начала двигаться, как только заиграла музыка. Там были резкие переходы, от того и движения мои были соответствующие, четкие. Сначала, неустанно смотря мужу в глаза, я двигалась исключительно в дверном проеме. Опершись обеими руками, я прогнулась, плавно выгибая спинку и проделывая волну. Затем сделала несколько шагов вперед, начав медленно растягивать пуговицы блузки. Прямо перед Этьеном стоял стул к нему спинкой, который сегодня мне сильно поможет. И снова слышится резкая музыка, от чего я так же резко распахивая блузку, несмотря на то, что не все пуговицы расстегнуты. Некоторые отрываются, но черт с ними. Я продолжаю движения, Этьен уже видит черно-бордовый кружевной бюстгальтер. Я медленно, но под музыку, прохожу вглубь комнаты, к стулу, не переставая смотреть на мужа с ехидной улыбкой. Затем останавливаюсь, начиная под музыку стягивать с себя блузку. Как только та оказывается в руках, я тут же швыряю ее французу. Продолжая смотреть ему в глаза, я двигаюсь, запуская руки в волосы, взъерошивая их. Затем нагибаюсь и, прогнув спину, снова резко выпрямляюсь, взмахивая черными волосами. И вот я сажусь на стул, разводя ножки так, что те оказываются по обе его стороны, таким образом, демонстрирую чудеса пластики (да, для 40-летней женщины, это именно чудеса!). Разумеется, юбка задирается, Этьен частично видит трусики. Я же разворачиваюсь, соединяя ноги и оказываясь боком к спинке стула, и прогибаюсь назад, после чего медленно поднимаю вверх правую ногу, чтобы мужчина мог полюбоваться и ножками. Затем встаю, ловко разворачивая стул и отставляя его в сторону. Не останавливаясь, начинаю медленно растягивать застежку на юбке. Собачка съезжает вниз, но я не спешу избавляться от юбки. Вместо этого продолжаю танцевать, соблазняя мужа плавными движениями и ехидной ухмылкой. Наконец-то подхожу к нему ближе, и сажусь на колени на пол, оказываясь между его ног. Но я не забываю про музыку, каждое мое движение – словно очередная нотка из этой композиции! Итак, не разрывая зрительного контакта, ладонями я медленно провожу по ногам Этьена, от коленей до ягодиц, а затем обратно. Опершись о его колени руками, я медленно встаю, покачивая бедрами. В итоге наши лица оказываются совсем близко, я стою в согнутом положении, продолжая покачивать пятой точкой, руки по-прежнему опираются на колени мужа. Я слегка прикусила кончик его носа, а затем поцеловала уголок губ, одновременно дотрагиваясь до него язычком. Ммм, чувствую его дыхание, покалывание щетины, и уже завожусь сама. Но затем снова на моем лице ехидная ухмылка, я выпрямляюсь, двигаясь в такт музыке и оставаясь между ног любимого. Покрутившись несколько секунд около него, я делаю несколько шагов назад и, покачивая бедрами, медленно снимаю с себя юбку. Как только та оказывается на полу, я резко взмахиваю ногой, таким образом, посылая юбку прямо в сторону Этьена. Муж резко ловит ее так же, как и поймал блузку. Я же теперь остаюсь полностью в нижнем белье, как уже оговаривалось, бордовом наборчике с черными кружевами. А музыка подходит к концу, я же делаю несколько шагов в сторону, маня Этьена к себе указательным пальцем. Он идет. Я же усаживаюсь на стол, опираясь на руки. Поначалу не подпускаю к себе мужа, останавливаю, аккуратно дотрагиваясь ногой до его груди, однако через долю секунды ноги обхватывают его талию и я, таким образом, ногами словно подтягиваю его к себе. И вот Этьен между моих ног, я надежно зажимаю его талию коленками. Продолжаю лукаво улыбаться и прикусываю губу, чем наглядно демонстрирую свое удовольствие от ощущения его крепкого тела, обхватываемого моими ногами, и этой желанной близости. Он соблазнителен. Эта широкая грудь, телосложение, эта сила, которую я сейчас чувствую, эта щетина, руки. И все совсем близко…
I know what love is, - тихо подпела я, когда губы мои находились уже в сантиметре от его. Это стало своеобразным призывом: можно действовать, запрет снят!

+1

6

Шерри пообещала подарить мне одежду. Гавайскую рубаху не удалось выпросить, собственно, она мне была ни к чему. Мне почему-то сразу вспоминались невероятно толстые мужчины, обтянутые подобной рубашкой, что в их случаях больше походила на мешок, курили кубинские сигары, носили золото, как цыгане, и заливали волосы гелем для волос. Думаю, мне подобный образ не подходит. Однако мысль о том, что мы пойдем за покупками вместе, меня воодушевляла. Я любил делать покупки с Шер, мы сразу превращались в непоседливых детей, которым хотелось и купить и поиграть. По нам и не скажешь, что мы взрослые люди. И каждый раз, она тихонько заходит ко мне в примерочную и, прижавшись к зеркалу, смотрит, как я пытаюсь померить штаны. Или же она помогает снять рубашку, попутно целуя оголенную кожу, а я улыбаюсь, всегда улыбаюсь нежнейшей улыбкой и держу ее за талию, словно боюсь, что она выйдет из примерочной. И мы всегда счастливые, всегда держимся за руки, всегда с особым интересом заходим в магазины, Шер заботливо прикладывает одежду к моей груди, словно пытаясь понять, подойдет мне подобная одежда или нет. И завтра должно было быть тоже самое. Это заставляло меня желать этого похода по магазинам еще сильнее. А еще очень хотелось купить какой-нибудь сувенир, чтобы помнить об этой поездке. Чтобы воспоминание было не только духовным, но и материальным, чтобы можно было потрогать, посмотреть на него и вспомнить, как мы были счастливы в те минуты!
Уже в ресторане мы сделали заказ, а пока его ждали, просто болтали, выпили за наше волшебство. Было так здорово. Шерри сидела совсем рядом, я чувствовал ее теплую ладонь на своей ноге. Сам я обнимал ее, положив правую руку на спинку стула. После недолгого, но такого сладкого поцелуя, который послужил своеобразным скреплением нашего тоста. В одной руке я держал бокал с вином, другой поглаживал плечо жены, внимательно слушая ее рассказ.
-Получается, здесь ты была 5 раз? Я вижу, что ты влюблена в Гавайи, - я улыбнулся и сделал глоток вина, - почему ты так и не переехала? Почему именно Сакраменто, в Америке столько городов.
Хотя я благодарен этому выбору. Если бы Шер не жила в Сакраменто, встретились бы мы? Не знаю, но если мы - судьба, то я верю, что я бы нашел работу на Гавайях, и мы бы встретились здесь! И мы бы каждый день любовались закатами, слушали бы морской прибой, пили бы мохито в местном баре и были бы так же счастливы, потому что мы были вместе. Не где, а с кем, для нас, пожалуй, это стало уже девизом.
-Ты так спрашиваешь, как будто я не знаю истории - усмехнулся я, когда Шерон заговорила про события Второй Мировой, - конечно слышал. Я не против послушать американскую историю более углубленно, а не поверхностно, как я ее знаю.
Наконец-то нам принесли наше блюдо. Как ни странно, но Шер отказалась от еды. Я расстроился, я не знал, что это свинина, которую Шерон не особо и жалует. Я хотел заказать что-нибудь другое, но жена заверила в том, что она не голодна. Ей пришлось постараться, но все же я сдался. Теперь она знает подход моему упрямству. Достаточно просто поглаживать меня по коленке.
Не успел я съесть половину, как нас вытащили из-за стола. Да, я чувствовал себя неловко, но мне было все равно, когда Шерри поддержала, держа меня за руки, словно боясь, что я упаду. Да, из меня никудышный гавайец, но разве это сейчас имело значение, когда я не видел ничего вокруг кроме нежно-голубых глаз жены. Шер поцеловала меня в щеку, что придало мне немного сил и уверенности. Не знаю, как действуют ее поцелуи, собственно, я и не хотел знать, потому что это настоящее волшебство, о котором я всегда говорил. Как только музыка закончилась, я обнял Шерри. Я словно терпел очень долго, а тут сорвался. Я был так благодарен ей, что она не дала мне растеряться, не дала потеряться на площадке. Она была рядом, держала за руки и уже за это я ей благодарен. Просто за то, что она есть. Шер поспешила меня успокоить и заверить, что я не прав в своей критике.
-Пока тебя не было рядом, я думал, что выгляжу ужасно нелепо. И я больше, чем уверен, что это правда. Но с тобой, я не чувствую себя таким. Чувствую себя значимым, сильным, а это все ты, все благодаря тебе, понимаешь? - но Шер поцеловала край моих губ, так что я замолчал и широко улыбнулся.
После ужина и танцев мы отправились на пляж. Становилось прохладно, и я беспокоился за жену. Я не хочу, чтобы она заболела, поэтому я сел на песок, создавая своеобразное покрывало из своих ног, на котором могла посидеть Шерри. Я обнимал ее тело, желая согреть своими ладонями, и мы просто разговаривали, говоря друг другу, как сильно мы друг друга любим. Казалось бы, мы говорим это так часто, что это уже должно было надоесть. Но нет, до сих пор было очень приятно, в каждом слове я чувствовал любовь, каждое слово было пропитано нежностью, оттого это хотелось слышать снова и снова.
-Не ты? - тихо спросил я, словно разочаровываясь. Но я нашел Шерри другую роль, - я знаю, ты моя муза! - подытожил я и широко улыбнулся жене. Да, она самая настоящая муза, которая заставляет меня жить, которая учит, вдохновляет, подталкивает. С ней я живой, я дышу полной грудью, и это что-то невероятное!
-Сюрприз? Что ты опять выдумала, моя затейница!? - поинтересовался я, мне стало интересно, Шер умела интриговать. Хотя, я и сам очень быстро поддавался на это. Вообще я любил сюрпризы, конечно, если они приятные. А у Шерри были именно такие. Но мы не спешили возвращаться, мы еще несколько минут обнимались, слушая как морская вода лижет песчаный берег. Шер прижилась к моему лбу , и я улыбнулся, видя, как она закрыла глаза и кратко улыбнулась, наслаждаясь моментом.
-Пойдем, а то ты совсем замерзнешь, - забеспокоился я, чувствуя, как прохладный ветерок снова пробежался по коже.
Мы пришли в номер, дверь за мной закрылась, и Шер, сделав шаг вперед, коснулась моей шеи. Сердце заколотилось, как сумасшедшее, я закрыл глаза, а на лице появилась улыбка, еле заметная, но улыбка, я чувствовал, как наслаждение растекается по моему телу.. Шер делает шаг назад, я иду за ней. Она убеждает в том, что нужна повязка. Я на мгновение открываю глаза, чтобы еще раз посмотреть на любимую, а потом закрыв их вновь ,позволь завязать на себе платок. Видно, Шерри давно это готовила, и повязку подготовила, думаю, будет музыка, а значит, и ее она уже успела подобрать. Шер отвела меня куда-то и посадила на диван. Мне было велено не снимать повязку. Так я прождал ее некоторое время, в полной тишине, томимый ожиданием. И вот я слышу ее голос, и как только я снимаю повязку, слышу мелодию, очень знакомую и, я бы даже сказал, стереотипную. По мелодии я уже понял, что меня ждет. Ехидно улыбнувшись, я с замиранием в сердце смотрел, как прекрасное тело любимой извивалось в дверном проеме, так сексуально, так желанно, что мне уже хотелось прижаться к ней, почувствовать ее.
И вот в какой-то момент, Шерри делает шаг вперед. Медленно и грациозно, словно дикая кошка. Ее пальчики начинают расстегивать блузку, пуговица за пуговица, но слышится резкая нота, и Шерри просто распахивает одежду, не заботясь о том, что несколько пуговиц, оторвавшись, летят на пол. Я улыбаюсь еще шире, Шер уже снимает с себя блузку и кидает ее мне. Боже, как красива ее грудь, просто сказочна, а этот бюстгалтер? Он так ей идет, аккуратно подчеркивает ее соблазнительные формы! Она взъерошивает волосы, она получает от процесса удовольствие не меньше моего! И вот она садиться на стул, раздвигает ножки. Из всех женщин в мире, мне досталось именно она. Самая лучшая. Ей сорок? Вы шутите! Она даст фору любой нимфетке! Я сжал в руках блузку, пытаясь сдержать себя, успокоить. Но сложно держать себя в руках, когда твоя женщина так прекрасна! Я увидел ее трусики и, подобно голодному зверю, почувствовал дикое желание впиться в эту нежную кожу, в это тело, испробовать ее.
Она поднимается, все так же соблазнительно раскачивая бедрами. Мой взгляд бегает по всему ее телу, я восхищен ее телом, я хочу ее тело! И вот она расстегивает собачку на молнии своей юбки, но не спешит стянуть юбку со своих сахарных ножек. Она приближается ко мне и встает на колени, я с улыбкой слежу за каждый ее действием. Я чувствую возбуждение, как только ее ручки плавно ласкают мои ноги. Грудь вздымается от тяжелого дыхания, я сжимаю блузку в одной руке, другой я хотел коснуться, но она вновь выпрямилась и, приблизившись к моему лицу, укусила за кончик носа, а потом коснулась моих губ. С ума сойти, это похоже на сцену из фильма, и мне нравилось, что я главный герой картины, ведь главному герою достается все! Мне вот досталась лучшая женщина!
Шерри выпрямилась и, делая несколько шагов назад, медленно снимала с себя юбку, пока она просто не соскользнула с ее ног. Ножка подцепила юбку, и вот я уже крепко держу ее в своих руках. Еще теплая, я чувствую это кончиками пальцев. Посмотрев на Шер, я увидел, как она манит меня к себе, забираясь на стол. Нужно быть идиотом, чтобы отказаться! Я поднимаюсь с дивана и подхожу к жене, но она останавливает меня, ногой касаясь моей груди. Я посмотрел на ножку и, не удержавшись, провел по ней рукой, словно задабривая жену, чтобы подпустила. И Шерри в конце концов подпускает меня к себе, я оказался между ее ног и чувствую, как она крепко держит меня за талию. Мне теперь не убежать, собственно, я и не стремился к побегу. И вот губки Шер в миллиметре от меня она подпевает мелодии и... я не выдерживаю. Меня раздразнили, словно зверя, я целую губы Шер, чувственно, пламенно, сохраняя прежнюю нежность и передавая любовь. Я сжимал жену в своих объятиях, руки ласкали ее спину, я уже дотянулся до застежки бюстгальтера. Шерри тоже не теряла времени, снимая с меня рубашку. Я чувствовал, как ее руки гладят мои плечи, я сходил с ума от этой женщины!
Губы мои скользнули к шее, к этой сладкой, сахарной шейке, потом на ключицу, а потом и на нежную грудь, с которой я уже успел снять бюстгальтер. Губами я зажал сосок Шер, и услышал чувственный вздох, всем телом ощущал, как возбуждена моя жена. Я снова вернулся к ее шее, а тем временем Шерри уже расстегивала ширинку на моих штанах. Я так хотел ее, не было сил терпеть! И я погрузил член в нее. Она все так же крепко держала в моих объятиях, а я двигался так несдержанно, мне хотелось большего, но в моих движениях была и нежность, которою мне удавалось сочетать вместе со страстью. Я придерживал Шер за ягодицы, сжимая их в своих широких ладонях, сходя с ума от происходящего. Шерри крепко держалась за мои руки, словно пыталась почувствовать мои напряженные мышцы. Почувствовав сладкое удовольствие, я остановился, прижимаясь к Шер еще сильнее. Я тяжело дышал, положив голову на плечо.
Я приподнял ее, и мышцы на руках вновь напрягались, было видно выступающие вены, было видно каждый рельеф, и этими руками я держал свою жену, словно она весит, как пушинка. Я целовал шею любимой, нежно и чувственно, ласкал ее губами, пока мы шли в спальню. Мне хотелось сделать приятно Шерри.
Через несколько минут мы уже были на кровати. Нам было мало, мне Шерон было мало, я хотел еще, хотел ее губы, ее шею, ее грудь, все ее тело. Я возвысился над ней и, коснувшись ладонями ее лица, сладко поцеловал, придерживая ее голову навесу. Я был совсем рядом, она могла почувствовать мои ноги, что прижимались к ее бедрам, мой пах, что касался ее живота. Я навалился на нее всем телом, погружая в нее член, я начал двигаться. Я двигался плавно, не останавливаясь ни на секунду, я целовал ее сахарные губки. И вот снова, это наслаждение, ее стон, мой тяжелый вздох и глухой стон удовольствия, я сжимаю ее так крепко и смотрю в глаза, видя неподдельную радость, счастье! Какая ночь, сколько наслаждения. И я, коснувшись щекой ее щеки, прошептал, губами касаясь мочки ее уха:
-Ты великолепна.. сюрприз.. ты видела, я без ума от тебя, - сквозь тяжелое дыхание шепчу я, - я люблю тебя так сильно, что мне найти слов, чтобы сказать тебе это.. 

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-21 21:25:37)

+1

7

- Мне нравятся Гавайи, - с улыбкой поправила я Этьена, ведь нельзя была сказать, что я влюблена в здешние места. Скорее в восторге и скоро, надеюсь, муж поймет почему. – Я уже говорила. Не знаю. Просто в один прекрасный момент перестала думать об этом. Ну а Сакраменто…, банально, на самом деле. Джон предложил. Я как раз ушла в отставку, с браком все было кончено, вот и решила, что ничего не потеряю, если соглашусь на предложение брата. А ты? Почему именно Сакраменто? С точки зрения архитектуры, в штатах есть и более интересные города.
Казалось бы, это удивительная ситуация. Да, Сакраменто – столица штата Калифорния, но, согласитесь, этот город не пестрит блеском и разнообразием, если сравнивать его с другими гигантами, такими, как например, те же Нью-Йорк или Лос-Анджелес, Чикаго или Сан-Диего. Однако мы оба оказались здесь. Невольно начинаешь верить в судьбу. Я приехала сюда по просьбе Джона, чтобы днем, в феврале 2012 года повстречать любовь всей своей жизни. Итак, постепенно разговор перекочевал в другое русло. Я лишь пожала плечами и мягко улыбнулась, когда муж отметил свои знания по истории. Увы, не каждому известны события в Перл-Харборе. В любом случае, буду рада поделиться, и показать мемориал, который француз явно не видел. От этого разговора нас отвлек официант, принесший еду. Увы, свинину я не любила, а потому, первый же кусочек вынудил меня поперхнуться. И пусть я говорила, что не голодна, по лицу Этьена было заметно, что он немного расстроился. Дурачок, он же не знал, что там свинина! На моем лице появилась мягкая улыбка, я снова положила руку на колено мужа, безмолвно убеждая его в том, что все хорошо. В этот момент заиграла музыка, нас вытянули танцевать. Стоит ли говорить, что француз чувствовал себя неловко? Я поняла это, стоило только повернуться к нему. Именно поэтому я попыталась сделать все, чтобы Этьен почувствовал себя более комфортно, ведь он глубоко заблуждается, когда полагает, что выглядит нелепо. Он выглядит, как мужчина, пытающийся научиться танцевать. А это не нелепо, это редкость!
- Боже, Этьен. Нет, это неправда! – тут же твердо отвергла я слова мужа о том, что выглядел он нелепо. - И перестань так говорить. По правде сказать, я и сама удивляюсь, каждый раз.
После этих слов я подалась вперед, касаясь губами уголка его губ. Я не похожа на человека, который будет льстить или говорить сладкую ложь. Я действительно удивляюсь, он поражает меня, каждый день! Ведь раньше и шагу сделать не мог, чтобы не наступить мне на ноги, а сейчас мои ножки абсолютно спокойны, Этьен учиться быстро, и я не удивлюсь, если завтра он повторит все движения. Но пришло время вернуться к более приятным вещам. Танцы не могли отвлечь нас от пляжа, и от желания прогуляться вдвоем. И вот мы уже вышагиваем вперед, Этьен садиться на песок, я присаживаюсь на него. Чувствуется вечерний холодок, но мне ничего не страшно в его объятиях. Руки Этьена обвивают мое тело, я прижимаюсь носом к его шее, и становится даже жарко. Вдохнув сладкий аромат его шампуня, я улыбнулась сама себе, после чего отстранилась, не переставая теребить пальчиками волосы на его затылке.
- Пойдем, и увидишь, - загадочно улыбаюсь я, после чего мы направляемся в отель.
Возможно, мой подарок не пах оригинальностью, возможно, Этьен быстро догадался, что его ждет, и все же в каждое движение я вкладывала все силы, всю любовь, которую хотела подарить мужу. И не только любовь. Удовольствие. Так приятно ощущать, что ему нравится, он испытывает восторг. Невольно и сама чувствуешь нечто подобное. Стоит ли говорить, что с каждой ноткой я заводилась все сильнее и сильнее. Дело все во взгляде Этьена. Он так смотрел, так ехидно улыбался, сжимал в руках мои вещи… Я безумно счастлива дарить ему подобные подарки, но и со своими желания поделать ничего не могу. Посему была даже рада, что музыка закончилась, наконец-то настал момент поманить за собой мужа, появилась возможность прикоснуться к нему. Этьен подошел незамедлительно, однако я предпочла немного поиграть с его терпением. Да и со своим тоже. И вот мы совсем близко. Музыка заканчивается, и Этьен, словно зверь, срывается с цепи. Он впивается в мои губы. А я что? Я хочу того же, потому тут же обвиваю его шею руками и отвечаю на страстный французский поцелуй, захлебываясь собственными эмоциями и чувствами. Его язык, его руки…, от каждого ощущения мурашки по коже. И я понимаю, что мы заходим далеко, однако нужно повременить.
- Тише-тише…, - через несколько секунд шепчу я, пока француз еще не добрался до бюстгальтера и дальше.
Страсти убавляются, мы оба тяжело дышим, смотрим в глаза друг друга. Я медленно провожу ладонями по рукам Этьена, останавливаясь на плечах. Мне нужна эта передышка, чтобы полюбоваться своим мужчиной, мне нужно время, чтобы через прикосновения ощутить каждую напрягшуюся мышцу. И вот, смотря ему в глаза, я продолжаю водить ладонями по его рельефным рукам, по его груди. Из полуоткрытых уст вырывается слышное прерывистое дыхание. Как мы терпим? Сама не знаю. Но это тот момент, когда стоит потерпеть. Я подаюсь вперед, аккуратно касаясь губами его шеи, затем уголка его губ. Один поцелуй, второй. И в итоге это перерастает в сладкий французский поцелуй, который с каждой секундой становится все жаднее и страстнее. Действия снова расторопные, пауза выдержана, можно продолжать. Муж целовал мою шею, от чего я запрокинула голову, прижимая его к себе. Я ощущала приятное покалывание его щетины, от чего просто сходила с ума. Тьен начал расстегивать бюстгальтер, я же не отставала, пытаясь как можно быстрее справиться с пуговицами его рубашки. И вот я вижу его оголенную грудь, от вида которой хочется кричать! И эта соблазнительная татуировка. На несколько секунд я оторвалась от губ мужа, но лишь для того, чтобы припасть губами к его груди. Затем я выпрямилась, ощущая, как по коже прокатываются мурашки. Руки Этьена касались спины, ласкали ее, реакция иной быть не могла. Я же не стала снимать рубашку. Вместо этого мои ручки скользнули под нее, касаясь боков мужа, и «доезжая» до спины. Все происходящее походило на безумие. И с каждым движением я пропадала, выбывала из реальности все дальше и дальше. Его оголенная грудь прижималась к моей, его губы касались моей шеи, моей груди, его щетина дотрагивалась до кожи, а руки обвивали тело, держа меня крепко и явно не собираясь отпускать.  От всех этих ощущений голова кругом. И хочется еще. И вот я чувствую своего мужчину. Из моих уст вырывается стон. Руки француза касаются моих ягодиц, от чего, опять же, снова хочется кричать. Тяжело дыша, я касаюсь губами его ключицы. Я держусь за его руки и понимаю, что это только приближает меня к чувству безграничной эйфории, это, а так же звуки его тяжелого дыхания. Эти руки…, такие сильные и крепкие, рельефные. Черт! Я соблазняюсь от одной только мысли, что уж говорить, когда я не просто думаю или вижу, а когда чувствую, трогаю. И вот близился пик наслаждения, я невольно начала постанывать в унисон движениям мужа. Почувствовал прилив неописуемого удовольствия, я обхватила руками голову Этьена, и прижалась лбом к его лбу, обжигая его губы своим горячим дыханием, вырывающимся из полуоткрытого рта. Ноги мои еще сильнее сдавили талию француза, я не контролировала движения, тело свела судорога. Мы тяжело дышали, словно пробежали кросс, но это был далеко не конец. Тьен поднял меня, и я сняла с него рубашку, мы оказались на кровати, готовые продолжить наши маленькие шалости. И вот муж снова начинает двигаться, я двигаюсь ему навстречу, водя руками по его спине и рукам. Губы неустанно целуют плечи и щетинистые щеки, но в итоге все равно возвращаются к губам. Как он целуется, какие у него губы, какой подвижный язычок! Словами не передать, да и не надо. Это будет ведомо только мне! Очередной пик наслаждения, из моих уст вырывается продолжительный стон, мы тяжело дышим, а Этьен пытается кое-как донести до меня свое счастье.
- Ну что ж…, я старалась, - точно так же тяжело дыша, еле выговариваю я, после чего обхватываю голову Этьена руками, побуждая слегка приподняться, чтобы посмотреть на меня. Наши лица совсем близко, мы все еще тяжело дышим, я с улыбкой смотрю на его очаровательное лицо, мой любимый носик, подбородок губы и щетину. – Все это невероятно, - протягиваю я, проводя ладонью по волосам мужа в области виски.
Невероятно все. Эти чувства, то, как они появились. Все перемены. Через несколько секунд я подвожу лицо мужа к себе, и аккуратно, с закрытыми глазами, касаюсь губами его губ. Сначала нижней, потом верхней. Затем целую подбородок. И это снова вызывает прилив эмоций. Я не выдерживаю и побуждаю мужа податься назад. Он оказывается в вертикальном положении, я сажусь на него, и ночь продолжается. Положив свои широкие ладони на мои ягодицы, Этьен словно помогал мне двигаться. Я же увлеченно целовала его губы, его подбородок, его шею. Не упускала ни миллиметра. Затем, пальцы утонули в его жестких волосах и я начала медленно оттягивать их назад, побуждая мужа приподнять голову. Как только он это сделал, я снова припала к его шее, не целуя, а просто водя влажными губами по ней, по щетине, обжигая своим горячим дыханием. Прикусив его подбородок, я отвела руки назад. Ладони легли на ладони Этьена, которые все еще сжимали мои ягодицы.  Слившись с мужем в страстном поцелуе, я начала двигаться быстрее, не желая отпускать его руки. С каждой секундой я возбуждалась все сильнее и сильнее. Этьену для этого и не нужно было ничего не делать. Он просто дышал. Я слышала его дыхание, я чувствовала, как при каждом вздохе вздымалась его грудь, прижимаясь к моей еще сильнее. Этого хватало. А его сильные руки, его щетина, ласкающая кожу моего лица…, ммм, все это вместе взятое просто сносит крышу. Итак, вскоре я немного наклонилась вперед, побуждая француза улечься на спину. Теперь я полноценно на нем, опираюсь руками о его грудь и продолжаю двигаться. Руки Этьена уже поддерживают меня за талию, и не просто поддерживают. Он ласкает меня, водя рукам вверх и вниз, доходя и до ягодиц. Я же наклоняюсь, увлеченно целуя его татуировку и обхватывая губами сосок, а затем снова выпрямляюсь, начиная двигать быстрее, в погоне за наслаждением. С каждым движением руки Этьена сжимают мою талию все сильнее и сильнее. Я смотрю мужу в глаза, его взгляд…, я тону в нем. Из моих уст вырываются стоны, тяжелое дрожащее дыхание нарушает тишину, а затем, наконец-то почувствовав нечто неописуемое, на моем лице появляется улыбка, я закрываю глаза, пытаясь справиться с вулканом эмоций. Сердце стучит как бешеное. Я выпала из реальности. Единственное, что я осознаю, так это то, что подо мной чертовски соблазнительный мужчина, мой любимый, с широкой теплой грудью, сильными руками и чарующим взглядом.
- Ты знаешь, мне нравится, как начинаются наши выходные, - усмехнулась я, уже лежа на груди мужа и водя пальчиком по его татуировке. Прошло минут десять, я наконец-то пришла в себя, но тело все еще постанывала от ненасытной любви. Я прижалась к Этьену еще сильнее, он же обвил мое тело своими руками, от его я невольно улыбнулась, закрыв глаза. – Ммм, - от удовольствия промычала я, давая понять, что эти объятия – нечто особенное. Да вообще все особенное. Греться тут на его широкой груди, прижиматься щечкой к его коже.... – После занятий любовью, меня еще и обнимают. Я счастливица, - я снова усмехаюсь, хотя с тем, что я счастливца, не поспоришь. Мне в жизни повезло. Я встретила мужчина. Того самого.
В общем, так мы и уснули. В обнимке, тепле и уюте. А утром, разумеется, первая проснулась именно я, так что тут же взялась будить спящего мужа. Я аккуратно приблизилась к его губам, и начала просто дуть. Этьен зашевелился, я же только усмехнулась, после чего дотронулась до уголка его губ. Но этого было мало. Так что постепенно я начала спускаться ниже, доходя до груди. Наконец-то муж открыл глаза, но вовсе не спешил вставать с теплой постельки. Чтобы переубедить его, я встала и направилась в ванную комнату. Но шла я туда медленно, намеренно демонстрируя французу свое обнаженное тело, вместе с татуировкой, которая красовалась на спине. Перед тем, как скрыться в ванной, я повернула голову и загадочно улыбнулась, безмолвно маня к себе Этьена. Тому не нужно было долго объяснять, вскоре он оказался в душе, со мной. После мы заказали завтрак, и я изъявила желание показать французу природу за пределами города, после чего должна была состояться поездка в магазин. Итак, мы взяли машину напрокат и двинули в путь. По дороге, я поясняла Тьену, что это своеобразный парк, с удивительной природой, которую невозможно представить, ее нужно видеть. И вот мы вышли, направились по какой-то тропинке, а затем свернули.
- Закрой глаза, - наконец-то произношу я, внезапно остановившись. - Ну давай, закрывай! Я хочу, чтобы это стало сюрпризом. Не переживай. Представь, что это проверка на доверие. Ты доверяешь мне? – с этими словами я протянула Этьену руки. Тому ничего не оставалось, кроме как согласиться. – Вот здесь аккуратно, - проговаривала я, если вдруг появлялось препятствие. И вот мы остановились. Этьен мог слышать журчание воды. – Та-а-а-к, - комментировала я, заходя мужу за спину и теперь уже закрывая ему глаза своими ладонями. – Чуть-чуть вперед. И…, - я опускаю ладони, и перед Этьеном предстает удивительная картина, удивительная природа, удивительный пейзаж. Стоя за спиной мужа, я не могла скрыть улыбки, после чего подошла еще ближе, прижимаясь к его спине и обнимая, прижимая руки к его груди. Я положила голову на плечо Тьена, дотронувшись щекой до его щетинистой щеки. - Как я и говорила: Гавайи – это не только пальмы, море и песок. Тебе нравится? А посмотри туда, - я махнула рукой влево, после чего снова прижала ее к груди мужа. А слева виднелся водопад и другая прелесть. Мы стояли на небольшой возвышенности, так что оставалось лишь спуститься к нему.
И все же мы не спешили. Я продолжала так стоять, обнимая мужа со спины. Щека по-прежнему прижималась к его щеке, чувствовалось покалывание щетины. Мне было хорошо, тепло и уютно, настолько, что я даже закрыла глаза, а мое лицо украсила блаженная улыбка. Все это казалось удивительным. Почему-то, увидев этот пейзаж, я невольно подумала об этом, о наших отношениях, которые удивительны так же, как и эта природа.
- Это удивительно, - уже открыв глаза, все же вслух протянула я. - Жили-жили, занимались своими делами, не знали даже о существовании друг друга. А потом встретились…, внезапно. Ты не просто вошел в мою жизнь, Этьен. Ты ворвался в нее и все перевернул. Я люблю тебя, безумно, - с этими словами я повернула голову, и одарила француза крепким поцелуем в щечку. И это правда. Он все изменил. Утром того дня, и я не думала, что вечером все будет иначе. Я встречу человека, и он все изменит. Утром того дня, я просто работала, проводила время, как обычно. А потом моя жизнь изменилась, в нее ворвался очаровательный француз. Не удивительно ли это? Как только мы встретились в тот день в парке, уже не было обратного пути. По-настоящему роковая встреча, после которой перестать видеться, остановиться, было уже невозможно.

+1

8

-С точки зрения архитектуры – Сакраменто не самый выдающийся город. Из-за избытка стекла и металла, я бы сказал даже скучный. Но выбора у меня не было. В Нью-Йорке не нашлось для меня работы, а здесь взяли. Но знаешь, если раньше для меня Сакраменто был скучным, то сейчас кажется таким родным. А все потому, что ты со мной.
В такие моменты действительно начинаешь верить в судьбу. Именно Сакраменто, жизнь отрезала все варианты, потому что знала наперед, что меня ждет за поворотом. И я ничуть не жалею, что тогда, на безрыбье работы, я попал именно в Сакраменто. А все потому, что я встретил любовь всей моей жизнь, женщину, без которой дышать тяжело, которая стала всем для меня. И сейчас мы с ней проводили вечер.
Она танцевала для мня, так соблазнительно и грациозно, что я еле сдерживал себя на месте, так мне хотелось прикоснуться к ней, к ее шелковой коже. Но мы оба знали, чем все это закончится, мы оба хотели одного и того же.
И стоило представлению подойти к концу, как она поманила меня к себе. Я сразу же соответственно отреагировал. Люблю ее безумно, хочу окунуться в нашу любовь, хочу ее, прижать ее к себе.. Эти мысли витали в голове все те несколько секунд, что я преодолевал расстоянием межу мной и Шерри. Мне нравилось, что мои мысли давно могли стать реальностью, ничто не мешало мне поцеловать ее сразу же после подобной мысли. И это было чертовски приятно, особенно сейчас, когда преодолев ножку Шер, которой она секунду назад останавливала меня, я мог сладко и чувственно поцеловать ее.
В какой-то момент Шерри остановилась, успокаивая вспыхнувшие во мне чувства. Она аккуратно, кончиками пальцев провела по коже рук, и я взглядом проследил за этой невидимой линией и улыбнулся. Я все еще тяжело дышал, но это было так приятно среди моря страсти ступить на островок нежности. Я посмотрел на Шерри, на ее небесно-голубые глаза. И видя их, я понимал, как я безумно ее люблю, как я хочу ее оберегать, быть ее всем, даже воздухом. И сейчас, я хотел раствориться и стать ее глотком любви, которого мы так оба хотим. Я прижался к ней, всем телом ощущая ее дрожь, ее тяжелое дыхание, она будто задыхается в моих объятиях. Я слышу ее сердце, она задает ритм, она кричит, оно просит еще. Ее губки уже целовали мою шею, обжигая, казалось бы, грубую кожу, покрытую щетиной. Но ее поцелуи жарче, капельки пота выступают на лбу, в комнате становится жарко. Шерри аккуратно целует мои губы, и я закрываю глаза, чтобы насладиться этими кроткими, но такими значимыми поцелуями. И вот они перерастают в нечто большее, я чувствую, я сгорая в объятиях Шерон, дыхание вновь стало тяжелее и я расстегиваю застежку бюстгальтера, не в силах больше ждать, я хочу окунуться в любовь с головой, здесь и сейчас.
Это походило на безумие. На сладкое безумие, я словно утопал в теплом шоколаде, иначе все эти ощущения, которые вызывали улыбку на лице, не назовешь. Я прикасался губами к коже Шерон, рисуя линии на ее шее, ее груди. Я двигался плавно и не сдержанно одновременно, и я никак не мог это объяснить. Даже самому себе. Столько времени прошло, а мне до сих пор не верится, что я ощущаю нечто подобное, нечто дикое и сумасшедшее, но чертовски приятное. Именно это, это чувство, заставляет меня делать безумные поступки, лишь бы доказать Шерон, что я достоин ее, что она не ошиблась в своем выборе. Она богиня, а я лишь пытаюсь соответствовать ей, любя так нежно и трепетно, так чувственно, так безумно.
Почувствовав сладкое наслаждение, растекающееся по венам наших тел, я приподнял Шерри, и дальше мы продолжили любить друг друга на кровати. Лаская ее тело, я двигался, стараясь доставить ей как можно больше наслаждения, стараясь быть нежным и страстным одновременно. Ее горячее дыхание согревало меня, а стоны придавали сил, побуждали не останавливаться, и я не останавливался ни на секунду, словно слышал просьбы тела любимой.
Она целует меня, неустанно целует, словно не может насытиться. И я ее прекрасно понимаю, потому как испытываю взаимные чувства. Мне ее мало, с каждым днем хочется еще больше, хочется проводить с ней времени больше, и кажется, что скоро и 24 часов станет мало. И вот мы снова прижимаемся к друг другу, так крепко и неразрывно, чувствуем прилив наслаждения, и я пытаюсь сказать, как сильно люблю ее. Дыхание сбилось, сердце, кажется, сейчас просто выпрыгнет из груди. Кажется, все, мы насытились, но нет, это было лишь продолжение. Пауза, лирическое отступление. И вот от отступлений мы снова перешли к действиям.
Я чувствовал, как Шерри гладит мои волосы, ее губы, словно горячая карамель, обжигали мое лицо. Я приподнимаюсь, Шерри продолжает целовать меня, побуждая вставать. И вот я уже сижу на кровати, а Шерри сидит на мне, я чувствую ее, помогаю ей двигаться, приподнимая ее за ягодицы и опуская. Руки с каждым разом напрягаются сильнее, видно каждую мышцу, каждую вену, но я не останавливаюсь, я даже не устал, кажется, я могу так развлекаться всю ночь, все ночь дарить любовь, что есть во мне, всю, без остатка - Шерри. Мы похожи на два вулкана, которые начали свое извержение, она целует, неустанно целует мое лицо, шею, я чувствую влагу ее сладких, нежных губ, и это возбуждает только сильнее. Ее ручки касаются моих, она сжимает их, пока те покоятся на ягодицах, и мы ускоряемся, чувствуя, как через несколько минут разольется этот стакан с удовольствием, и растечется под нашей кожей, затрагивая каждый нерв, каждую венку, каждую жилку.
Но Шерри подается вперед, побуждая мне лечь на спину. Теперь вся власть перешла в ее руки, она восседает на мне, а я лежу и не могу оторвать глаз от ее прекрасного лица, эти черты, они мои, принадлежат мне. Я узнаю каждую из них в толпе, потому что только они мне родны, только их я люблю. Шерри двигается плавно, пытаясь растянуть удовольствие, а я глажу ее спину и поддерживаю за талию, словно боюсь, что она упадет. И я чувствую ее тело, ее силуэт, такой грациозный, соблазнительный. Чувствую кончиками пальцев и в который раз пытаюсь его запомнить. Но что запоминать, если я знаю каждый сантиметр тела любимой наизусть, я знаю каждую родинку на ее теле! И мы чувствуем наслаждение, с уст Шерри срывает стон, я тоже не сдерживаю себя, позволяя простонать от удовольствие, которое я не в силах держать в себе, да и зачем?
Мы несколько минут лежали, прижавшись к друг другу, не в силах оторваться. Наслаждаясь друг другом, мы просто коротали ночь. Шерри тяжело дышала, кончик ее пальца вырисовывал контур татуировки, и казалось, я всем телом чувствовал, как ее влюбленное сердце отбивало ритм. Обнимая, я поглаживал спину Шерри, в области татуировки. Я представлял этого пегаса, я словно поглаживал это животное, наш символ и улыбался, да, я был счастлив, невероятно счастлив. Я знаю, что в таком состоянии я пребываю уже давно, но, кажется, это счастье и без того безграничное, только росло, день ото дня, потому что каждый день со мной была она - моя жена. И я не знаю, как благодарить ее за ту любовь, что она мне подарила, я не знаю, как любить ее еще сильнее, кажется, что это уже просто невозможно! И тут Шер, спустя какое-то время начинает говорить, а я улыбаюсь еще шире, кажется, за эти минуты молчания я невероятно соскучился по ее бархатному голосу, который ласкает слух и душу. В ответ я обнял ее еще сильнее, и она сладко промычала от удовольствия, а я прижался к ней еще сильнее.
-А я счастливец, что могу обнимать такую женщину как ты, после такой сладкой, бурной ночи.
Я и не заметил, как мы уснули. Было тепло и уютно, я словно был закутан в шелк ее кожи, а ее мягкие, черные как смоль волосы укрывали меня ночью от легкого гавайского ветерка, что врывался в нашу комнату через распахнутый балкон. И я обнимал Шер, словно пытался защитить от всего. От ветра, от врагов, от всего. Я ее скала, которая спрячет за своей тенью.
Утро началось ничуть не хуже прошедшей ночи. Шерри игриво начала дуть в мои губы, отчего я стал просыпаться, чувствуя теплое дыхание любимой на своих губах. Не открывая глаз, я улыбнулся, показывая ей, что мне это нравится. Шер начала целовать меня, и улыбка стала только шире. Как же я люблю утра. Для кого-то это дикая головная боль и плохое настроение, но уже полтора года у меня не было скверного настроения по утрам, потому что Шерри всегда рядом и всегда будит, так ласково и так нежно. Я открыл глаза, кажется, за эти часы, что мы спали, я соскучился, будто не видел неделю. Мне хотелось поваляться с женой в постельке, насладиться утренними минутками. Но у любимой были другие планы. С таинственной улыбкой, она поднялась с кровати и, покачивая своими соблазнительными бедрами, направилась в ванну, маня меня. Я смотрел на ее спинку, на которой красовалась татуировка в виде пегаса. Это словно наше общее родимое пятно, которое связывает нас, делает чем-то общим.  Так хотелось прикоснуться к ее татуировке губами, словно безмолвно сказать, как для меня это важно. Я улыбнулся и, как-то рефлекторно облизнулся, сам того не замечая. Все мое тело буквально кричало о сексуальности Шерри. И ее силуэт, исчезнувший в ванной. Я не мог просто так лежать и ждать. Я хотел к Шерри, поэтому никакая теплая постель меня не остановит перед этим.
-Тебе так идет эта татуировка, - прошептал я Шерри, прижимаясь к ее обнаженной спине своей грудью, перед тем как принять душ...
Утренний душ был великолепен. Мы ласкали друг друга, целовались, я пару раз поцеловал "пегаса", вырисовывая его контуры губами, растирали пену по влажным телам. Я мыл Шер так заботливо, так тщательно, словно она была не в состоянии, но мне хотелось дотронуться до каждого кусочка ее тела. Я гладил ее грудь, прижав ее ягодицами к своему паху, я аккуратно проводил мочалкой по ее выгнутой спинке, одной рукой придерживая за животик. И мы были самыми счастливыми. Были, есть и будем.
За завтраком, который мы заказали в номер, мы обсудили наши планы. Хотелось добраться до магазина, чтобы походить хоть как-то на здешнего жителя, но Шерон приготовила мне очередной сюрприз. И я был настолько заинтригован, что и вовсе забыл про магазин и про то, что у меня нет даже самой простенькой гавайской рубашки.
Итак, мы взяли машину на прокат, сегодня Шерри была моим водителем, а я сидел на пассажирском сиденье и посматривал в окно, отмечая экзотическую природу этого места. По дороге Шер рассказала, что это какой-то парк, который она очень хочет мне показать, уверяя меня в том, что мне понравится. Собственно, я и не сомневался. Как только мы остановились и вышли из машины, Шерри повела меня к какой-то тропинке.
-Закрыть глаза? - переспросил я с улыбкой на лице. Шер походила на маленькую девочку, которая так хочет показать маме кое-что, но не хочет, чтобы она увидела это раньше времени, хочется обернуться и видеть восторженное лицо. Я не стал отпираться, была даже интересно, поэтому я закрыл глаза и аккуратно делал шаг за шаг, стараясь понять, что под моими ногами. Шерри вела меня аккуратно, постоянно говоря, в каком месте меня может поджидать опасность.
В конце концов мы остановились, Шерон встала за мной, прижимая к моим глазам свои теплые ладони. Я улыбнулся, Шер могла почувствовать это, потому как мышцы напряглись, образуя счастливую, широкую улыбку. Я ощущал целый букет ароматов тропических цветов, я слышал журчание воды, и готов поспорить, что где-то неподалеку расположился водопад.
Шерри убрала руки и я онемел. Столько сочных, спелых цветов, морской воздух, пропитанный солью, ярко-голубая гладь воды. Я почувствовал, как жена прижалась к моей спине, показывая мне все красоты вокруг, кажется, что мне и головой было сложно крутить по сторонам, настолько я был очарован этим местом. Я слушал Шерри, наслаждался этими божественными пейзажами и лишь сжимал руки любимой, что покоились у меня на груди.
Шер так же затронула тему наших изменений. И я был счастлив, ее теплые слова эхом отдавались в моей голове. Кажется, даже дыхание участилось и сердце стало биться сильнее.
-Шер, спасибо. Я не знаю, как благодарить тебя за те чувства, что я сейчас испытываю. Моего словарного запаса не хватает, чтобы объясниться, чтобы прокомментировать. Ни английских, ни французских, моих слов слишком мало, ни одно из них не опишет то, что происходит здесь и сейчас. Я знаю, что все, что с нами происходит - это наша судьба, так должно было случится. И я счастлив, что мы дождались друг друга..
Я повернулся к Шерри лицом и, аккуратно взяв ее лицо, прижимая ладони к ее щекам, я поцеловал ее. Так сладко, нежно, что сердце у самого просто замерло, прислушиваясь к каждому моему движению, звуку, шороху.
Я захотел спуститься к водопаду. Запахи были великолепны, к ним даже не подобрать сравнение. Однако мне так хотелось прикоснуться к этой природе, что я захотел искупаться под водопадом. Но опять же мн хотелось прикоснуться и к Шер. Стоя возле воды, я начал целовать ее и медленно снимать с нее одежду. Как только мы остались без нее, я потянул Шер на себя, спиной заходя в воду. Шаг за шагом, я погружался в воду и увлекал за собой Шерон, и вот я перестаю идти, просто ложусь на спину, и Шер ложиться на мне, словно на матраце. Мы словно две влюбленные выдры, повиснув на кромке воды, целуем друг друга. Я потерся кончиком носа нос Шерри и прошептал, насколько это вообще возможно, учитывая, что рядом журчит водопад.
-Я так счастлив, любимая. И ты - мое счастье. И так будет всегда, я никогда тебя не отпущу, слышишь, мы всегда будем вместе, что бы не случилось. Мы пройдем через любые трудности, вместе!.. - я крепко обнял ее, продолжая говорить, - я так люблю тебя, настолько сильно, что уже и не знаю, как это доказывать!
И я снова поцеловал ее сахарные губы, чувственно и нежно. Мы немного искупались, поплавали, поныряли под струями водопада и выползли на берег, присаживаясь на плед, я сжал руку жены. Даже не верилось, что мы здесь.
-Шер, а ты бы хотела жить со мной вдали от всех, быть отшельницей? - я представил, как бы мы каждое утро принимали душ под водопадом, ели морепродукты, приготовленные на углях и наслаждались жизнью, - вообще, я всегда хотел сколотить состояние, а потом поселиться в каком-нибудь спокойном местечке. Раньше думал купить домик где-нибудь в Провансе, стать фермером. Смешно, правда? Какой я фермер, мне кажется мы с тобой слишком городские, чтобы отказываться от цивилизации.
Я лег на спину и посмотрел на голубое небо, а потом посмотрел в глаза Шер. К слову, они были ярче и глубже даже ясного неба!
-А еще у меня была мечта, когда я еще жил во Франции, иметь лошадь. Но не для того, чтобы ездить на ней, а чтобы ее тренировали и занимались ей. Мне казалось, это престижно. Один мой друг, дурак конченный, все же купил. Теперь живет в двухкомнатной в Сент-Этьене и рисует дорожную разметку. Иногда мечты не такие идеальные, как кажется. Как думаешь?
Мне нравилось рассказывать Шерон что-то из своей жизни, почему бы не поделиться воспоминанием, тем более, что, я уверен, Шерри эти рассказы нравятся.
Позже я прилег головой на ноги Шерон, было так хорошо, что просто не передать словами. И я чувствовал некое уединение с природой и человеком, которого люблю больше всего на свете.
-А знаешь что? Наш дом почти достроен. Сейчас только покроют крышу и я займусь дизайном! - я улыбнулся, во многом этот дом был подарком на день рождения Шерон. Хоть времени оставалось и не много, я знал, что по всем срокам успеваю, - ты бы какой дизайн хотела? Может быть у тебя есть пожелание по цвету? - конечно, я должен был знать пожелания Шер, чтобы сюрприз оказался приятным, а не шокирующим, - слушай, а может нам взять отгул на понедельник? Вместе бы съездили, ты бы посмотрела, скажем так, подтолкнула меня к чему-то, что тебе понравится. Да и уже надо присматриваться к мебели для офиса, поможешь. Ведь поможешь?

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-26 12:28:23)

+1

9

- Все-таки решил вылезти из кроватки? – усмехаюсь я, как только ощущаю, как грудь Этьена прижимается к моей спине. Собственно, в подобном исходе я и не сомневалась.
И вот муж замечает, что татуировка мне очень идет. Я лишь в очередной раз улыбаюсь, поворачивая голову и словно пытаясь посмотреть на этого Пегаса. Непривычно. И, по правде, до конца переживала, что французу не понравится вид татуировки на женском теле. Но все оказалось иначе, ему не просто понравилось, это даже заводило, смотрелось соблазнительно. И я понимала Этьена, ведь сама имею удовольствие каждый день любоваться на его широкую грудь, украшенную почти таким же Пегасом. Есть в этом что-то притягательное, не говоря о смысле, который нес этот, казалось бы, простой рисунок. Что ж, мы продолжили любование телами уже в душе. Черт, сделать татуировку стоило хотя бы для того, чтобы Этьен мог губами отчерчивать ее контуры! Я тоже не отставала, даря мужу утреннюю ласку и нежность, но при этом, не забывая и мыться. Губкой я аккуратно водила по его рукам, а затем, отбросив ее в сторону, крепко обняла мужчину. На лице красовалась радостная улыбка. Это счастье. Затем, после душа, мы заказали в номер завтрак и обсудили кое-какой план. Знаю, французу хотелось поехать в магазин, дабы прикупить чего-нибудь, подходящего для здешних мест. Но у меня просто не хватило терпения! Мне настолько сильно захотелось показать ему красоты острова, что магазин оказался во втором пункте нашего мини-плана на день. Итак, мы приехали туда, куда я и хотела. По дороге я попросила у Тьена закрыть глаза, все же это должен быть сюрприз. И вот мы стоим на возвышенности, перед нами необычайная красота. И муж видит все это, как только я опускаю руки.
- В этом я тебя могу понять, - усмехнулась я, когда француз упомянул словарный запас. А ведь я тоже не раз замечала, что слов таких просто нет. Даже «люблю» ничтожно по сравнению с тем, что я на самом деле испытываю. – Нравится?
Так хотелось надеяться, что Этьен испытал такой же восторг, как и я. Просто он француз, да еще с прекрасным вкусом, не удивительно, что я всегда испытываю легкое волнение, когда жажду получить его оценку чему-либо. Но в этот момент муж разворачивается. Его теплые ладони касаются моих щек, от чего лицо невольно расплывается в мягкой улыбке, а глаза закрываются. Я чувствую прикосновение губ Этьена, и моя грудь тут же вздымается от глубокого вздоха, а руки ложатся на его плечи. Поцелуй такой сладкий, такой приятный. По-другому у него просто не может получиться. Его губы, такого необычного контура, всегда были желанны для меня. Но пришло время немного остудиться. Около нас был прекрасный водопад, а главное – вокруг пока что никого. Грех не воспользоваться моментом. Мы спустились вниз, и Этьен тут же начал снимать с меня одежду, что вызывало у меня радостные смешки. Оказавшись в купальнике, я ступила воду, шла за мужем, который тянул меня за собой или, вернее, на себя. И вот француз ложиться на спину, а я плюхаюсь рядом, подплывая к небольшому водопаду. Волосы уже влажные, нам хорошо. Я нырнула, а около водопада снова оказалась на поверхности.
- Если не знаешь, то просто поцелуй, - улыбнулась я, как только Этьен обнял меня и поделился своими мыслями. И он поцеловал, сладко и нежно, страстно и трепетно. Его поцелуи всегда несли в себе множество эмоций, но неотъемлемым было одно – любовь. – Ммм, - протянула я, как только муж оторвался. Я показательно облизала губы, словно оценивая сей жест. – Вполне себе приемлемое доказательство. Принимается! – после этих слов я засмеялась и снова подалась к Этьену, целуя его в губы.
Я провела руками по его влажной спине, рукам, я после отклонилась назад, плюхаясь спиной в воду. Вода была чудесная, как и сама атмосфера. Мы еще немного поплавали. Я возвращалась к водопаду, омывая тело, словно под душем. Немного побрызгала Этьена, после чего нырнула, якобы прячась. Через несколько минут после этого, мы уже выбрались на берег. Там, на зеленой растительности, нас ждал плед и полотенце. Я тут же присела, начав вытирать волосы. Муж уместился рядом, после чего начал рассказывать вещи, о которых я не знала. Право же, так здорово, узнавать друг о друге что-то новое! Жаль, что я совсем недавно это поняла. Ведь еще полгода назад и думать не смела открывать рот, и делиться с Этьеном своим прошлым, своими мыслями и чувствами. 
- Фермером? – эта новость вызвала у меня звонкий смех, я тут же отбросила полотенце в сторону. – Серьезно? Представляю тебя в таком джинсовом комбинезоне, рубашке в клеточку и в соломенной шляпе. Должна сказать…, это не самая соблазнительная фантазия, - и я снова засмеялась, после чего подалась вперед, целуя мужу в щеку, чтобы не обижался, чуть что. – Насчет фермера не знаю, но мне неважно, где жить. Важно с кем, - на моем лице уже красуется мягкая улыбка, я дотрагиваюсь ладонью до щетинистой щеки мужа. – Никогда не задавайся подобными вопросами. Знай, что я бы поехала за тобой куда угодно, хоть в Антарктиду.
Улыбнувшись, я продолжила слушать Этьена. Он прилег на спину, я же легла на бок, положив руку на его грудь. Слушала я внимательно, даже как-то усмехнулась, услышав о том, что друг француза все же рискнул приобрести лошадь. Оказалось, мой муж так же не равнодушен к этим животным. Невольно вспомнилось одно из наших свиданий, вернее, на тот момент, еще встреча друзей, которую мы решили провести верхом. Тогда мы здорово получили от куратора, ибо скрылись в неизвестном направлении, в то время как группа каталась в центре парка. От этих воспоминаний я улыбнулась, уже начав пальчиками аккуратно водить по подбородку мужа.
- Иногда да, - не переставая совершать незамысловатые действия, с улыбкой протягиваю я. – Но, знаешь, возможно, твой друг счастлив и ничуть не жалеет о своей покупке. По крайней мере, он больше не задается вопросом «а вот если бы…». Как и я. Только это была не мечта. Наоборот, я была уверена в том, что больше никогда не выйду замуж. А потом появился ты. Я долго не решалась идти навстречу, а потом меня подтолкнули, и я признала, что хочу узнать, как и что будет, а не задавать себе до конца жизни один и тот же вопрос «а если бы…?». И знаешь что? – с этими словами, я наклонилась еще ниже, касаясь губами уголка губ Этьена, пальчики моей ладони по-прежнему гладили его щетинистый подбородок. – Пусть это была и не мечта, а всего лишь случай, но он привел меня к счастью, - я ярко улыбнулась, вторая рука коснулась волос француза, начав их аккуратно поглаживать. А через несколько секунд Этьен привстал и положил голову на мои ноги. Одна моя рука легла на его плечо, вторая продолжила гладить жесткие темные волосы. Пока Тьен говорил, я наклонилась, поцеловав его в голову. – Я доверяюсь тебе. Наш нынешний дом великолепный, просто сделай не хуже, - я усмехнулась. – Ты же скрываешь от меня этот дом, хранишь как зеницу ока! Неужели разрешишь посмотреть? Соглашаюсь, пока не поздно. А по поводу мебели не переживай. Если хочешь, как раз в понедельник, после просмотра дома, съездим в салон, м? – я продолжаю водить рукой по волосам Этьена, однако потом мужчина снова ложиться на спину. Прошло уже достаточно времени, чтобы все успеть, нам нужно ехать, но я не могу так сразу. Здесь так хорошо, так уединенно. – Подожди, давай еще… ну минутку хотя бы, - жалобно протягиваю я, забираясь на грудь мужа, и прижимаясь к нему. Я чувствую, как вздымается грудь Этьена, я чувствую, как он обнимает меня, глаза автоматически закрываются, на лице появляется улыбка. Щека прижимается к его груди, затылок упирается в подбородок, так хорошо и уютно, но время летит, потому вскоре, буквально через пару минут, нам приходится встать. – Ладно, в отеле продолжим, - усмехаюсь я, вставая, и начиная собирать вещи.   
И вот мы уже в пути. На сей раз, я попросила Этьена сесть за руль, ведь самой нужно было окончательно высушить волосы. Всю дорогу, я указывала французу путь, куда свернуть, где остановить. А остановились мы около небольшого магазина, который хоть и не блистал гламурным видом, но все же являлся отличным местом для покупки одежды. Взяв мужа за руку, я завела его внутрь. Перед нами тут же открылись многочисленные вешалки и стеллажи, улыбчивая консультантка указала на отдел мужской одежды. Мы должны были выбирать вместе, но я немного изменила эти планы.
- Погоди, - протянула я, как только мы подошли к первому вешало. -  А можно я сама подберу? Чтобы это было сюрпризом, м? Ну пожалуйста! Если не понравится, не будешь носить, но я правда хочу попытаться сделать подарок, - к счастью, Этьен с энтузиазмом принял мое предложение. – Отлично! – тут же восторженно произнесла я, чмокнув мужа в щечку. – Тогда иди в примерочную, а я выберу все нужное и принесу.
На этом мы разошлись, и я отправилась разглядывать многочисленные стеллажи, стойки и вешало. Честно говоря, глаза разбегались, но я остановилась на двух парах льняных брюк. Далее следовали рубашки. Я подобрала одну классическую белую рубашку для любого случая, которая, как я думала, будет идеально смотреться с белыми штанами. Затем еще одну светлую, а после черную и темно-синюю одной модели, пусть муж сам выберет, какая предпочтительнее. Если ему вообще они понравятся. Ну да, я хотела сделать подарок, но дико волновалась! Все-таки француз, все-таки четкий вкус. А затем мой взгляд остановился на гавайских рубашках, о которых и говорил Этьен. Я правда считала их слишком пестрыми что ли, даже забавными, с этими цветочками и пальмами, однако продавщица резонно заметила, что это мне так кажется, здесь – это не забавно, это традиционный вид.
- Ладно…, - рассматривая синюю рубашку с белыми и бежевыми цветами, протянула я. – Это же более официальная? – на Гавайях даже на свадьбу смело можно приходить в подобных рубашках. – Хотя смотрится шикарно, - я все-таки взяла эту одежду, и еще несколько. Выбрала и сандалии. Дотащить все это мне до примерочной помогли продавщицы, после чего я поспешно всех разогнала. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь увидел мое. – Дорогой, не уснул? Я тут тебе… много чего притащила, - с этими словами, я зашла в примерочную и бухнула на сиденье все вешалки, а после занесла и обувь. – Меряй, показывай. Мне здесь все нравится! Но гораздо красивее оно будет смотреться на тебе. Я, кстати, все-таки отобрала парочку гавайских рубашек. Ну что, проверим сопоставимость австралийского и французского вкусов? - с этими словами я вышла, готовясь оценивать и «пожирать» взглядом своего мужчину. 

+1

10

Шерон создала атмосферу праздника. Казалось, что мы приехали сюда не просто так провести выходные, мы словно отмечали какую-то важную дату, но правда заключалась в том, что каждый день превращался в особенный, повседневность исчезла, мы стали забывать это слово. И сегодня было именно особенным, незабываемым. Утро, каждая секунда осталась в моей памяти, и пока мы ехали в парк, я прокручивал эти драгоценные секунды в голове. Я проживал их заново и готов был пережить новые, более приятные, более незабываемые.
И вот мы с Шерри стоим посреди всей этой красоты. Без сомнений, сюрприз удался. Я не мог ничего сказать, настолько я был очарован красотой здешних мест. Это словно попасть в сказку, в мир, который раньше никогда не видел. И это было потрясающе. Я даже не знал, как можно выразить свое восхищение, как можно рассказать, как я счастлив просто быть здесь, вкушать все эти невероятные запахи и лицезреть все богатство и глубину цветов. Взволнованный и переполненный чувствами, я начал говорить. Пожалуй, все это происходило непроизвольно. За меня говорили эмоции, пока рассудок мирно спал. И я говорил, говорил, пока Шерри не подтвердила мои слова.
Я широко улыбнулся. Приятно знать, что чувства взаимны. Но у нас с женой был свой способ рассказать обо всем. И мы поцеловались. Так чувственно и так страстно, пытаясь каждой секундой этого поцелуя компенсировать букву каждого несказанного слова. И только после нежных и теплых поцелуев, я смог выговорить одно единственное слово..
-Нравится.. - я смотрел в нежно-голубые глаза любимой, все так же аккуратно поддерживая ее голову в своих широких ладонях. На моем лице красовалась мягкая, теплая улыбка, полная любви и счастья, - это по-настоящему кусочек рая..
Вокруг нас не было ни души, никто даже представить не мог, как я был рад этому. Будь здесь хотя бы один человек, атмосфера была бы уже не та. А какая сейчас здесь царит атмосфера? Это уединение, словно хрусталь, так страшно его разбить, оттого и возникает чувство трепета в груди, что нас могут найти, заметить. И это добавляет какой-то остроты, хочется спрятаться здесь от всего мира. В животе словно что-то щекотал, это было и волнительно, и приятно. Все это я никак не мог объяснить.
Мы воспользовались моментом, невозможно было не соблазниться, увидев настоящий, природный водопад. Чувствую себя Робинзоном, который потерялся на острове. И если бы с ним на острове была любимая женщина, он бы не страдал так, он бы не хотел вернуться. Зачем ему страны и города, когда есть кусочек земли, где живет та, ради которой он оставит весь мир? И сейчас, мне действительно хотелось, чтобы так было всегда. Всегда, только мы и ни единой души вокруг. Только мы.
И снова мной движут чувства, я снова пытаюсь выразить их словами, и снова эти слова ничего не значат, они похожи на звон и не более того. Именно такими они выглядят на фоне моих чувств. И Шерри подталкивает меня на поцелуй, и я безмолвно соглашаюсь, в очередной раз пытаясь показать, как сильно я ее люблю. После поцелуя, Шерри сладко промычала от удовольствия, так что я невольно улыбнулся, все еще сжимая ее в своих объятиях. Она звонко засмеялась, деловито отмечая, что такое доказательство вполне приемлемо, и после ее слов, ее сахарные губки снова коснулись моих.
Устроившись на пледе, мы грелись под теплыми лучами солнца и разговаривали. Обо всем. О мечтах и о текущих делах.
-Это что за образ фермера из мюзикла "Оклахома"? - засмеялся я в ответ Шерон. Образ фермера чересчур стереотипен, в прочем, как и множество профессий. Даже, к примеру, взять процессию Шерон. Многие свято верят в то, что полицейские всегда ходят в форме, а вот детективы предпочитают ходить в менее привлекающем внимание костюме. Так что, с какой стороны смотреть на фермерство.
-Франция аграрная страна, так что, фермеры - это кормильцы. И владение это не то, что как у отца, закуток с виноградом. Если ты винодел, у тебя целая промышленность, даже если ты выпускаешь весьма ограниченную продукцию. Думаю, было бы здорово когда-нибудь заняться вином.. - задумчиво и интригуеще протянул я.
-А если возвращаться к фермерскому образу, то.. представь, что я в джинсовом комбинезоне на голое тело. Лямки закрывают часть груди, но видно татуировку.. - я протягивал слова медленно и соблазнительно, чтобы пробудить в голове Шер соответствующую фантазию, - а вот здесь я бы посоветовал аккуратнее со словами - улыбнулся я, услышав про то, как Шер согласилась бы поехать на Антарктиду, - вот приспичит мне построить небоскреб изо льда, то ведь поедешь, не отвертишься. Будешь со мной за пингвинами охотиться..
Конечно все это были шутки. Даже если бы мне предложили такую работу, маня невероятным заработком, я бы все равно не согласился. Не хотел бы ради каких-то денег вытаскивать Шерон в невероятный мороз, туда, где нет толком связи и еды и велика вероятность сильно заболеть.
Мы продолжали размышлять о мечтах и фантазиях, и тут я вспомнил свою давнюю мечту. Да, я любил лошадей, признаться, я очень хотел бы, что Адель стала жокеем, но, все это осталось в прошлом. Я помнил, как она сияла, сидя на лошади, как старалась и как первый раз упала на моих глазах. Она даже не плакала, а я готов был расплакаться на месте, так перепугался за ребенка. Да, лошади так или иначе приводили меня к воспоминаниям о дочери. К счастью, теперь я реагирую на это более адекватно, чем пару лет назад. Время лечит.
Пока я все это говорил, я лежал на ногах у Шерри и сходил с ума от ее прикосновений. Как она аккуратно проводит пальчиками по моим волосам, я просто мог уснуть в ее руках, словно домашний кот, которого аккуратно и заботливо гладит хозяйка.
-Иногда стоит рисковать, ведь всем известно, кто не рискует, тот не пьет шампанского! - я улыбнулся, я глядя на Шерри, - но попробовать отношение и потратить все деньги на лошадь, это вообще две разные вещи. И знаешь, я рад, что ты рискнула в плане "нас". Но по-другому быть и не могло. Ты бы по-любому рискнула, раньше или позже, думаешь, я бы не добился тебя? Я бы измучил тебя, но ты бы все равно стала моей. Я добиваюсь того, чего хочу..
Шер сладко поцеловала уголок моих губ, и моя улыбка стала только шире. Я решил заговорить о доме. Признаться, чем дольше я держу его в тайне, тем сложнее становится. И не потому, что Шер отчаянно пыталась узнать, что же я делаю за ее спиной. Она даже и не подавала виду, что с нетерпением ждем момента, когда можно было бы увидеть наше гнездышко. Шерри поцеловала меня в голову и я немного опешил.
-Вообще-то я просто хотел посмотреть мебель, дом ведь это тайна... но, Шер, вот что ты за человек, я ведь теперь не смогу отказать, напротив, я хочу это больше всего, - я улыбнулся. Сделать сюрприз, похоже, не получится, - тогда, как приедем домой, я покажу тебе макеты дизайна, а там скажешь, что тебе нравится, а что нет. В конце концов, не мне же одному там жить.
Я снова улегся на спину, но нам нужно было уже уезжать. И не потому что, время истекло, а потому что постепенно сюда стали приходить люди, по крайней мере в дали я слышал человеческую речь. Не хотелось бы, чтобы наше уединение испортила группа туристов. Я уже предлагаю идти, но Шерри взбирается ко мне на груди и, словно котенок, прижимается к мне, не хотя уходить, он просит побыть здесь хотя бы минутку. Я в свою очередь крепко ее обнял, губами прижимаясь к ее макушке.
-Знаешь, тебе идет черный цвет волос. Вообще, со светлыми ты нежная, но, когда ты не со мной, светлый цвет волос добавляет тебе какого-то холода. А с темными, ты такая чувственная, горячая, а на работе, думаю, взрывоопасная, - я усмехнулся, руками проводя по ее угольным волосам.
Но нам и правда уже было пора. Мы собрали вещи и, на обратном пути, уже я был водителем. Шерон тем временем была навигатором и давала четкие указания, куда двигаться. В конце концов мы остановились у совсем не примечательного магазинчика. К слову, внешность обманчива. Зайдя внутрь там оказалось весьма просторно, а главное - прохладно, потому что я, признаться, уже изрядно попотел в своей одежде.
Я подошел вместе с женой к одной из вешалок, но Шерри остановила меня, я даже не успел вытащить рубашку, чтобы посмотреть.
-Отчего же нет? - улыбнулся я, видя, как Шерон хочет сделать мне подарок, - только не задерживайся, ты же знаешь, как я буду скучать! - Шер поцеловала меня в щеку, а я в ответ кончиками пальцев провел по ее руке, вырисовывая линию, словно просил поторопиться, ведь я уже скучаю, от одной только мысли, что мне нужно идти и ждать ее.
Я оставил Шер и ушел в примерочную. Присев на пуфик, я стал ждать, когда Шерри принесет обновки. Сам же я в это время наслаждался прохладой. Пожалуй, это был единственный минус здешних мест - повышенная влажность, не люблю, когда рубаха липнет к телу. Не сказать, что в Сакраменто такого нет, но к калифорнийскому климату я уже успел привыкнуть.
Через несколько минут Шерон пришла с кучей вещей. К слову, эту кучу ей помогли принести и специалисты в магазине. Признаться, я был удивлен, ведь мы всего на пару дней, завтра уже улетать.
-Шерри, нам завтра уже улетать - улыбнулся я, рассматривая пестрые рубахи, - ты же не хотела гавайские рубашки мне покупать, я ведь буду походить на бары.. - я не стал продолжать предложение. Не думаю, что консультанткам, которые родились здесь и чтут свои традиции, будет приятно слышать, что их национальную (или не очень) одежду воспринимают так стереотипно!
Во всяком случае, я не стал отказываться. Более того, одна из них смотрелась очень даже неплохо с белыми льняными штанами, что мне подобрала Шерон. В итоге, после утомительной примерки, я выбрал белую [urlhttp://s7.uploads.ru/gN9bq.jpg]рубашку[/url] и гавайскую для разнообразия, белые штаны и сандалии.
Я хотел примерить еще раз белую рубашку, посмотреть, как она на мне сидит. Улыбнувшись, я поманил Шер внутрь примерочной.
-Поможешь? - тихо спросил я, расстегивая гавайскую рубашку и оголяя грудь. Шерри заулыбалась, и ее теплые ладони коснулись моей оголенной груди, так что у меня все внутри сжалось, а по коже пробежались мурашки. Я не удержался и, подавшись вперед, поцеловал ее губы. Руки уже обвивали ее тело, мне было не до рубашек, я просто целовал ее, так чувственно и нежно. Одна рука обмотала ее талию, вторая придерживала голову на затылки, словно я боялся, что Шер потеряет ее от нашего поцелуя. Я и не заметил, как прижал Шерри к одной из стен примерочной и, оторвавшись от ее губ, я прошептал в миллиметре от них.
-Спасибо за подарки. Думаю, теперь мой черед тебя порадовать.. пойдем вечером в бар на пляж? Потанцуем, выпьем, может быть даже искупаемся? - я улыбнулся, поднимая глаза и цепляясь взглядом за нежно-голубые глаза Шерри. Улыбка моя стала еще шире.
Мы вышли из примерочной, на лицах консультанток виднелась смущенная улыбка. Мы расплатились, я снова сел за руль. Все-таки, как бы страшно не было, но я любил водить машину. Да и Шерри я теперь прошу постоянно пристегиваться, иногда даже сам это делаю, когда она говорит по телефону и игнорирует мои призывы. Это даже забавно, словно маленькую девочку. Зато безопасно.
Мы приехали к отелю, поднявшись наверх, мы занесли вещи, я переоделся в новое и снова показался Шерри во всей красе, крутясь на месте и показывая все свое тело и одежду, которая, к слову, мне очень даже шла. Я намеренно расстегнул рубашку так, чтобы был виден край татуировки, на руках были часы, которые, как мне кажется, дополняли весь мой образ туриста.
-Самое время пообедать, ты так не думаешь? - поинтересовался я, включая телефон, - не против, если я какой-нибудь на карте найду? Хочется какой-нибудь интриги, что ли - я усмехнулся, подходя к Шер и садясь к ней на диван, - смотри, вот это вроде ничего. Я бы сейчас поел рыбы, а ты? Только не говори, что ты не голодна, не хочу есть в одиночестве.. - да, Шерри в последнее время, да и вообще, не особо любила поесть. Пожалуй, культ еды был только у меня. С другой стороны, когда умеешь и любишь готовить, почему бы не любить и поглощать свои труды. Если подумать, Шерри стала питаться плотнее, как только я появился в ее жизни, так что, думаю, не стоит ее попрекать в вечном голоде, лучше уж меня попрекнуть в вечном обжорстве.
Выбрав небольшой ресторанчик на пляже, мы поехали туда. Было здорово. Мы слушали рок-баллады, подпевали, я уже даже стал обгонять машины, нарушая скоростной режим. Да меня как-то и не волновало все это, я просто наслаждался жизнью рядом с любимой женщиной. Как только мы подъехали к ресторану, мы сняли обувь. Да, вся фишка была в том, что пола здесь не было. Только песок под ногами. И было здорово гулять по прохладному от тени песку. Мы сели за небольшой деревянный столик, как всегда мы сдвинули стулья, чтобы быть ближе друг к другу. К нам подошел парень, в шортах и гавайской рубахе, представляясь официантом и вручая нам меню.
Сделав заказ, мы расслабились, я обнял Шерри за плечо, она привычно поглаживала колено, положив голову ко мне на плечо.
-Здесь хорошо, - проговорил я, смотря на море, - слушай, а у тебя не будет проблем с отгулом в понедельник? - поинтересовался я у Шерри, - перед тем как поехать дом смотреть, заскочим кое-куда, я завезу документы. И, я могу взять твою машину? - поинтересовался я, понимая, что это будет смотреться забавно. Несколько дней назад я противился даже думать о новой машине, а уже сегодня понимал, как она мне необходима.
Нам уже принесли свежий хлеб и жаренные мидии. Я так проголодался, что стал на ломоть хлеба выкладывать мидии, чтобы заварить червячка. Шерри попыталась меня остановить, говоря, что я сейчас этого наемся и не стану есть рыбу.
-Дорогая, ты знаешь, что я ем очень много, кстати, попробуй мидии, очень вкусно! - я улыбнулся жене, доедая свой импровизированный бутерброд, - куда потом двинем, после обеда? Ты мне хотела показать город!

+1

11

мое платье
- Ты бы хотел заняться виноделием? – с легкой улыбкой переспросила я мужа. – Жаль, американский климат не пригоден для этого, - после этих слов, Этьен вернулся к моей фантазии. Я задумчиво посмотрела куда-то в сторону, словно представляя тот образ, который придумал француз. – Ммм, нет, все-таки комбинезончик меня совсем не возбуждает. А давай просто в джинсах, м? И без верха! Будешь самым сексуальным фермером в мире.
Как мне нравилась эта непринужденность. Болтать обо всем, мечтать и фантазировать, пусть и не на самые приличные темы. Мы сидели и смеялись, но помимо этого задевали и достаточно серьезные темы. Так, муж поинтересовался, смогу ли я жить с ним жизнью отшельника. Конечно, смогу! Одно только мне не по силам: жить без него. И вот француз уже шутит про пингвинов, я смеюсь, отмечая, что пингвинов жалко, если и будем охотиться, то только на белых медведей.  Пока муж делился своими мечтами, его голова лежала на моих ногах. Я неустанно ласкала его волосы, и периодически наклонялась, касаясь волос губами. Эта атмосфера просто незабываема. Вокруг тишина, слышится лишь шелест растений и журчание воды. И все это перебивает приятный голос моего мужчины. И я слушаю его, слушаю внимательно, но в то же время, как-то отрешенно, с мягкой улыбкой, смотрю на него, опустив голову, словно любуюсь.
- Уж стала бы, куда бы я делась, - засмеялась я, тут же наклоняясь и прижимаясь губами к щетинистой щеке Этьена. – Еще бы пару раз залез на крышу со своими шоколадками, и у меня бы просто не осталось выбора. Лучше согласиться встретиться, чем потом отвечать за увечья гражданина другой страны.
Я засмеялась, невольно вспомнился момент, когда я просто выставила Этьена за дверь, но он, полный решимости достучаться до меня, залез на крышу и начал тарабанить в окно. Да, сейчас это забавно вспоминать, но тогда я к этому относилась иначе. Со страхом. От старых воспоминаний мне захотелось обнять француза, обнять как можно крепче. Его упорству и смелости позавидует любой! И именно благодаря этому упорству мы сейчас нежимся на Гавайях, смотря на чарующий водопад и красоты здешней природы. И вот, как только становится понятно, что нам пора, я все же не выдерживаю, и прижимаюсь к груди Этьена, закрывая при этом глаза. Он обнимает меня, так крепко, что мое тело снова пробивает приятная дрожь. В руках любимого мужчины так уютно, так тепло, что не хочется возвращаться к реальности. В подобные моменты, я чувствую себя маленькой, по-настоящему маленькой. Собственно, по сравнению с ним, я такая и есть. Несмотря на все габариты, Тьен полностью обхватывал мое тело своими руками. Черт, мурашки по коже, а как же не хочется все это прерывать! Его дыхание, вздымание его груди…
- Спасибо, - протягиваю я на слова о том, что мне идут темные волосы. – Знаешь, по правде говоря, я до конца боялась, что тебе не понравится. И в прошлый раз боялась. Все-таки кардинальная смена. А на работе так даже лучше. Блондинку не всегда воспринимают всерьез, и лишь потом жалеют. А тут сразу разговор четкий, - я усмехнулась, сильнее прижимаясь к груди возлюбленного. – Цвет волос ничего не меняет. Рядом с тобой я всегда буду и нежной, и чувственной, и горячей. Я буду женщиной, в жизни которой появился настоящий мужчина, и которой больше не обязательно быть сильной вне работы.
Но время поджимает, так что вскоре мы запрыгиваем в машину, и едем ради обещанного шопинга. Дорога заняла минут двадцать, мы оказываемся в небольшом, но достаточно хорошем магазине. К счастью, Этьен принимает мое предложение, и я с радостью отправляюсь искать новую одежду для своего мужчины. Волнуюсь, ибо не знаю, понравится ему или нет. Вернувшись в примерочную кабинку, я не удивилась первой реакции француза.
- В Калифорнии тоже не зима круглый год хочу тебе сказать, - усмехаюсь я, намекая на то, что эту одежду можно носить в Сакраменто. Солнечный штат же! – Здесь, ты не будешь походить на «бары…», - засмеялась я, повторяя незаконченное слово мужа, с такой же интонацией. – К тому же я выбрала лучшее. Надеюсь.
Итак, мне оставалось лишь сесть и ждать, пока Этьен выйдет из примерочной кабинки. И вот через несколько минут шторка отворачивается, я вижу мужа, в льняных штатах и белой рубашке. Из уст невольно вырывается не то вздох, не то стон. Какой же он красивый! Слюнки текут. Добавить к этому образу его очки-авиаторы, которые, к слову, я держала в руках, и можно упасть в обморок. Я положительно кивала на каждый образ, мне ничего не оставалось, я была просто заворожена его видом, потому положительно кивнула бы, даже если бы Этьен появился просто в трусах и майке. В конечном итоге, муж остановился как раз на тех вариантах, которые и мне больше всего пришлись по вкусу. Он решил еще раз померить белую рубашку, я внимательно наблюдала за всем процессом, словно маленькая девочка, подсматривая через щелочку в шторах и пуская слюнки. И вот француз предлагает помочь. А я могу, я такая! Разумеется, на моем лице широкая улыбка, и я покорно проскальзываю в кабинку, дабы помочь снять рубашку, или одеть…, без разницы. Однако прежде, чем уделить внимание одежде, я коснулась ладонями груди Этьена, и глубоко вздохнула, явно получая удовольствие от этого прикосновения. Я провела ладонями вверх, от груди до его плеч, и подалась вперед, дотрагиваясь до губ. Но, как это бывало и раньше, мы немного увлеклись. Скромный поцелуй перерастал в нечто большее. И вот я уже обвиваю шею Этьена руками, и чувствую, как его руки касаются моего тела, моей кожи. Это нечто невообразимое! Его сладкие французские губы, его жесткие волосы, его колючая щетина. Да, нас занесло, но слава богу, мы вовремя пришли в себя. Как только мы оторвались друг от друга, я невольно усмехнулась, облизывая губы. Этьен предложил сходить куда-то вечером, он шептал, все еще обнимая меня, а я, пока что находясь в состоянии «между небом и землей» лишь слушала и покорно кивала головой, вдыхая приятных аромат его парфюма и водя пальчика по его волосам на затылке. После, я еще раз провела ладонями по груди мужа, и сняла с него новую рубашку, помогая, следом, надеть старую. Мы вышли из магазина, и направились в отель, где Тьен и примерил новые вещи.
- Черт, тебе обалдеть, как идет…, - протянула я, даже с неким удивлением, ведь и сама не представляла, что он будет смотреться в этом так соблазнительно. Из-под рубашки, которая была застегнута не до конца, выглядывала обнаженная грудь мужа, и часть татуировки. То еще зрелище перед сном, фантазия уже работает! – Выбирай на здоровье, я, кстати, голодна, как лев, но давай договоримся: ты не отойдешь от меня ни на шаг. Не хватало еще, чтобы кто-то лапал тебя взглядом, и не только взглядом…, - хотя лапать будут, но тут, по крайней мере, с ним рядом будет женщина, которая должна отпугнуть незнакомок. Я вполне реально оценивала внешний вид мужа. Он красивый зрелый мужчина. Чертовски обаятельный и притягательный.
Прежде, чем выйти, с широкой улыбкой я слегка наклонилась, касаясь губами оголенного участка груди мужа, и только после этого мы отправились в путь. Я, к слову, надела красное гавайское платье. Легкое и свободное, в нем было не только уютно, бретельки и частично открытая спина позволяли выглядывать татуировке на спине. И вот мы оказались в небольшом ресторанчике, который был и кафе, и баром – все в одном на живописном пляже. Я не стала снимать обувь, добравшись до нашего столика в шлепанцах. Как и обычно, мы присели совсем рядом, Этьен приобнял меня, я же положила голову на его плечо, наслаждаясь волшебным моментом и ощущением любимого человека.
- Не будет, не переживай. Я так хочу дом увидеть! – это уже стало навязчивым желанием. – Можешь, - усмехаюсь я, услышав про машину, а после подалась немного вперед, касаясь губами шеи мужа и шепча ему: – Только при условии, что через неделю максимум у тебя уже будет своя. Иначе я тебя покусаю.
Еще несколько секунд я пробыла в таком положении. Приятно было не только прикасаться к коже его шеи, но еще ощущать покалывание щетины и его жесткие волосы, которые касались лба. Но вот нам принесли обед, я оторвалась от мужа, ведь слегка проголодалась. Вчера я особо не ела, сегодня утром тоже поскромничала, несмотря на то, что мы заказали завтрак в номер, так что отыграться и порадовать желудок решила сейчас.
- Смотри не подавись, - смеюсь я, видя, что Этьен набрасывается на все и сразу. – Попробую. Куда потом? А не знаю, возможно, посмотрим мемориал Перл-Харбору, м? Это за пределами города, но ехать недолго. А потом предлагаю просто прогуляться по Вайкики, все равно наш отел стоит на этом пляже. Может, еще заглянем в какой-нибудь бар.
Мы немного поели, а затем заиграла живенькая гавайская музыка. И вроде надо посидеть, подождать, пока еда перевариться, но меня тянуло в пляс. Да и выглядел Этьен настолько соблазнительно, что я не могла не потанцевать с таким мужчиной! И вот я вытянула его, мы начали двигаться, танцевать, смеяться. Это не было похоже на отрепетированный танец, мы просто двигались, в такт мелодии, придумывая движения на ходу. Было весело. Я несколько раз прокрутилась под рукой мужа, из моих уст вырывался звонкий смех. А музыка играла, унося нас все дальше и дальше. И вот заиграла другая композиция, мы уже немного повеселилась, потому решили постоять в сторонке, посмотреть на других. Моя ладонь поглаживала спину Этьена, но через несколько минут мы все же вернулись к столику. Я тут же подалась в сторону мужа, и чмокнула его в губы. Моя рука лежала на столе, потому Этьен воспользовался возможностью, и накрыл ее своей ладонью. И снова я убеждаюсь в том, какая я небольшая по сравнению с ним. Его широкая ладонь полностью закрыла мою, крепко сжала ее, наполняя все мое тело дрожью и уютом. Я улыбнулась этой картине, ладонь еще украшало обручальное кольцо и часы. Мужчина. Со мной настоящий сильный мужчина! И я не выдержала, приподняв руку и поцеловав тыльную сторону его ладони. Понимаю, звучит и выглядит безумно сентиментально и слащаво, но ничего не могу с собой поделать, да и не собираюсь отказываться из-за нелепых стереотипов. Просто у него такие руки…, большие, сильные, невозможно оторваться.
- Обожаю твои руки, - хихикнула я, после чего положила свою ладонь на его, от чего положилась своеобразная башенка, состоящая из моей ладони, его и снова моей. Ощущение широкой ладони снова вызвало у меня улыбку, и не только широкой ладони, его кожи, и этой мужской силы! – Ну что, поедем?
И снова я подаюсь вперед, чмокая француза в губы, мы оплачиваем счет и садимся в машину. Я снова за рулем, еду за пределы города, в гавань, где расположена военно-морская база США. По дороге Тьен мог наблюдать неописуемую природу, по-настоящему живописные места, коими и известен остров. И вот мы оказываемся на гавани. Однако мемориал чуть дальше от берега, так что нужно оплачивать катер. Оплатив посещение мемориала, мы оказались в катере. На протяжении всего пути мы с Этьеном неустанно держались за руки, его широкая ладонь сжимала мою ладошку, полностью скрывая ее. Небольшой импровизированный причал, мы вышли из катера, здесь уже присутствовали люди.
- Ну как? Это история, - все еще держась с Этьеном за руки, мы прошли вглубь этого строения. – Именно здесь затонул линкор «Аризона». Смотри, - я указала на низ, на водную гладь, из которой выглядывало то, что осталось от корабля. – Корпус корабля. А с той стороны стена погибших. Кажется, около 1180 человек. О, смотри! Видишь? – я указала на расплывчатое пятно, которое появилось на поверхности воды, оно блестело, переливаясь всеми цветами краски. – Эти пятна называют «Слезами Аризоны», хотя на деле, это масло, которое еще выделяется из корабля. Здесь красиво, - прижавшись к плечу Этьена, и все еще держа его за руку, протянула я, вглядываясь куда-то вперед. – Трудно представить, что война дошла даже до таких красивых мест, как Гавайи, - разумеется, я говорила обо всех подобных местах, не только в Америке, война много прекрасного уничтожила и искалечила.  – Знаешь, я была на Перл-Харборе, - с этими словами, я повернулась к Этьену лицом и, отпустив руку, приобняла за талию, прижимаясь к его широкой груди. – Это действующая база военно-морского флота США и…, мне приходилось там бывать по службе, так что на Гавайях я приезжала чуть… больше пяти раз. Я так жалею, что у нас мало времени, и я не могу показать тебе всей красоты Оаху.

Мемориал линкору "Аризона"

http://s6.uploads.ru/ASUf8.jpg
http://s6.uploads.ru/DywQm.jpg
http://s6.uploads.ru/USBKg.jpg

+1

12

Мою скромную мечту о виноделии Шерри восприняла слишком буквально. Не то, чтобы я пошутил и не хотел лет так через 20-30 заняться чем-то подобным, я просто не думал, что она расстроиться, ведь она права, американская земля не так благосклонно к виноградным лозам, как французская. Да и, простит меня Америка, нужно быть отчаянным парнем, чтобы быть французов и готовить вино на территории Франции. Вмиг врагом народа станешь. Однако более реальная мечта перешла к шутливой. Я улыбнулся Шерри и, сощурившись, согласился.
-Хороши, джинсы, так джинсы, но ты ведь понимаешь, что за смену костюма в моем образе - штраф! Если я вдруг стану фермером в джинсах, буду неприступным и ты будешь долго меня добиваться! - я усмехнулся, глядя на Шер, лежа у нее на ногах. Хотя, я знал, что это будет не просто, ведь Шерри меня соблазнить в два счета, я никогда не мог устоять перед ней, даже когда злился. Так что, думаю, Шерон моя угроза не показалась страшной. Скорее смешной.
Наш разговор походил на игру в пинбол, темы скакали от одного препятствия к другому, словно маленький металлический шарик за стеклом знаменитой игры. И мне это нравилось. Я никогда не мог бы подумать, что с женщиной можно говорить обо всем, что только придет в голову. Не нужно фильтровать то, что говоришь, ты открыт, ты говоришь, что хочешь. И сейчас наша тема отскочила от эротических фантазий к фантазиям о жизни отшельника. Шерон пожаловалась, что не будет убивать пингвином, и если мы и будем охотиться на Севере, то только на медведей. Я удивился, по какому критерию она определила красоту животного, а потом удачно вспомнил тех медведей, в арендуемом нами доме в Канаде, когда мы выбрались на выходные с друзьями. Помню, я тогда ревновал к этим игрушкам, к тому же, они выглядели, словно дохлые. К слову, я и этот момент упомянул.
Было так хорошо, я по-настоящему отдыхал и, признаться, не прочь был бы вздремнуть, лежа на ногах Шерри. Все это даже не описать, не с чем сравнить. Пожалуй, о таких отношениях, как у нас, я читал только в книгах. Сразу вспоминаю "Анжелику". Она тоже не сразу полюбила своего мужа. Отличие ее и Шерон лишь в том, что Анжелику выдали замуж против ее воли, а Шерри влюблялась в меня будучи просто моей женщиной. И вот когда главная героиня полюбила своего мужа, она готова была  пойти за ним на край света, и в огонь и в воду за него. А ведь он был не первый красавец. Хромой, с ужасным шрамом на лице. Но она любила его не за красоту, а за его внутреннее наполнение. И я верил, что Шер любит меня именно за мою душу, за то, какой я есть изнутри, а не снаружи, ведь порой внешность обманчива. Сейчас, мне кажется, я во много раз привлекательнее душей, нежели телом. А ведь до Шерри было все по-другому. Даже не хочу вспоминать.
-Ой, только не говори, что начала встречаться со мной из страха нести за меня ответственность. Никогда не поверю. Тебе просто понравились мои шоколадки! - я усмехнулся. Думаю, ей нравились не только шоколадки. Женщина не стала бы встречаться, если бы не хотела этого. Я верил, что Шерри хотела, очень хотел, именно поэтому мы здесь, именно поэтому мы оба счастливы. Так что, в этом развитии отношений хвалить можно не только меня, но и Шерон. Она тоже многое сделала для того, чтобы мы были вместе!
К сожалению, нам нужно уже было возвращаться, но Шерри крепко обняла меня, ложась на мою грудь. Она явно не хотела покидать это райское место. И я понимал ее, разделял ее чувства, но так не хотелось терять уединенность, да и планов на день еще много, так что, выбора у нас особо не было. Пока мы так лежали, я успел сделать Шерри комплимент по поводу ее волос. Пока лежали, я губами касался макушки ее головы, вкушал запах шампуня и, казалось, мог бы так пролежать не один час.
-Я знаю, что рядом со мной ты всегда будешь моей маленькой красавицей, которую, без сомнений, мне нужно оберегать, защищать, заботиться. А на работе, думаю, тебе будет легче доказывать, что ты серьезная и опасная женщина, а не наивная блондинка. А вообще, не люблю стереотипы. Человек либо глупый, либо нет, цвет волос на это не влияет. Так что, будь ты хоть рыжая или же вообще какая-нибудь экзотическая, ты всегда останешься моей Шерон, умной и веселой.
Я снова поцеловал ее в макушку. Итак, мы собрали вещи и поехали по магазинам, как и планировали. В небольшом магазинчике Шерри подобрала мне много вещей, некоторые из которых были просто превосходны, она зря жалуется на свой вкус. Он у нее есть. Да и вкус это такое абстрактное понятие. У каждого свое представление, так что, выбором жены я остался доволен. Попросив мне помочь, я затащил ее в примерочную. Здесь так тесно, но так уютно рядом с ней. Пара невинных, благодарных поцелуев переросли в нечто чувственное и бесконечно прекрасное. Я прижимаю Шерри к стенке примерочной, мои руки обвивают ее тело и я таю в ее объятиях. И я чувствовал ее теплые ладони на своей коже и это было просто неописуемо, все внутри сжималось от блаженства. Да, мы немного увлеклись, но это стоило того. И я сразу же предложил сходить куда-нибудь, как благодарность за столь щедрый подарок.
Через некоторое время мы уже были в номере и я примерял обновки. Шерри тоже переоделась и предстала передо мной в соблазнительном красном платье с гавайским принтом. Оно невероятно шло ей, хотя бы потому, что брюнеткам очень идет красный цвет. Оно обтягивало ее фигуру, подчеркивало ее талию и соблазнительные бедра, выделяла красивую, округлую грудь. Летнее платье было достаточно открытым, так что, на спине можно было увидеть соблазнительную, по крайней мере для меня, татуировку в виде крылатой лошади.
-Ты прекрасна в этом платье! - улыбнулся я. Мы с Шерри обменялись комплиментами, но их было очень приятно принимать от любимого человека, понимая, что он тобой восхищается. Я так же добавил пару слов насчет татуировке, сказал, как же хочется ее поцеловать, после чего Шер намеренно подставила ко мне свою грациозную спинку, чтобы я смог осуществить свою маленькую задумку. И я наклонился, аккуратно касаясь губами ее кожи.
-Это не татуировка какая-то, а место для поцелуев! - усмехнулся я, последний раз целую лошадку. Шер позволила мне выбрать ресторанчик, в котором можно было пообедать, и, признаться, я был удивлен, что Шер не просто голодна, а голодна как лев. Это было так приятно. Вообще, я люблю людей с хорошим аппетитом, по крайней мере их можно вкусно накормить до отвала и будет весьма комфортно в их компании, ведь я сам человек с большим аппетитом!
-Боже, Шерри, ты думаешь, что на меня кто-то вообще позариться? Думаю, чтобы женщина начала действовать нужно самому показать, что я заинтересован в этом. Я могу показать это тебе, я не против, чтобы ты меня полапала! - я усмехнулся и обнял Шерри, словно пытался сказать, что только ее, полностью от макушки до пяток. И все же не только женщинам приятна мужская жадность в плане отношений, но и мужчинам. Мне, к примеру, очень нравилось, что Шерри не хотела меня ни с кем делить, это даже как-то заводило.
Шерри поцеловала мою грудь, я улыбнулся от приятных ощущений, и только после этого мы поехали в назначенное место. Ресторанчик морской кухни на пляже - это потрясающее место. Я обувь снял, чтобы ощутить прохладу песка под ногами, Шерри же прошла в шлепках до нашего места. Присев совсем рядом, мы сделали заказ и продолжили наш день, болтая и веселясь.
Тема коснулась нашего будущего дома, Шерри до сего момента его не видела, но я сдался, я не могу что-то долго держать в тайне, мне так хотелось показать наше будущее жилье жене, увидеть ее реакцию, услышать ее одобрение. Это было очень важно для меня, поэтому я уже начал беспокоиться о том, что в понедельник что-то может пойти не по плану. Может я зря беспокоюсь? К слову, это тревожное чувство сразу же улетучилось, как только Шерри коснулась моей шеи. Как я люблю, когда она так делает. И хоть она и сказала шутку, я не мог сосредоточиться на этом, я таял, уходил куда-то в бесконечность.
-Куплю, конечно.. - я улыбнулся, глаза мои были закрыты, а рука сжимала руку Шер. От этой минутки нежности нас отвлек официант, который принес еду. Да, я очень хотел есть, но Шер преувеличивала мой аппетит в своей голове, смеясь, чтобы я не подавился. Я лишь улыбнулся, стараясь есть сдержаннее, чтобы подобных мыслей не возникало в голове Шерри. Хотя, кто знает, о чем она подумала.
Но это было не важно, мы уже продумывали дальнейшие планы на сегодняшний день. К слову, очень насыщенный получался день, но я не жаловался, все, что происходило сегодня было незабываемо, так что, я был только за. Вообще, я люблю экскурсии, хоть и не такого рода, но все же. Век живи, век учись, нужно стремиться к новым вершинам и новым горизонтам, самоэрудироваться.
Но не успел я пообедать, как Шерри потянула меня за собой. И я был не против. Кто бы мог подумать, чтобы я выплясывал вместе с Шер посреди площадки, импровизируя на ходу? Кажется, такое могло только во сне присниться. Но сейчас я абсолютно другой, другой человек! Как только музыка сменилась, мы встали в сторонку, смотря, как молодые пары танцуют на песке, крутят бедрами и махают руками, словно птицы. Я чувствовал теплую руку Шерри на своей спине. Я же обнимал ее за талию, прижимая к себе. Через несколько минут мы вернулись к своему месту. Шерри поцеловала меня в губы, а я положил свою ладонь на ее ручку, что в это время покоилась на столе. Я никогда не мог подумать, что я такой большой, но рука Шер была меньше моей, и это было так мило и символично. Я ее защищаю, даже ее руку могу спрятать за своей ладонью. Шер в свою очередь подняла наши руки и поцеловала мою, я улыбнулся. Снова положив руки на стол, я почувствовал, как вторая ее рука ложиться на мою, образу своеобразную башенку.
-А я обожаю тебя! Всю, целиком! - улыбнулся я, наклоняясь к Шерри и целуя ее щеку.
Мы расплатились и поехали на мемориал. На сей раз за рулем была Шер, она знала дорогу. Я же смотрел по сторонам, сидя на пассажирском сиденье.
-Слушай, было бы здорово как-нибудь попутешествовать на машине, как это в фильмах бывает! - да, думаю, получилось бы просто превосходно. Через некоторое время мы приехали в назначенное место, нужно было еще и добираться во воде. Заплатив, мы сели на катер. И все это время я сжимал руку Шерри, ее теплую ладонь. Мемориал представлял собой небольшое строение над водой, а именно над утонувшим кораблем в воде, так что мы находились над его корпусом. Шерри водила меня от одного края к другому.
-Как много.. - вздохнув, сказал я о жертвах, - бессмысленная война. Знаешь, в школе мальчики любили проходить войны, а мне всегда нравилось смотреть, как развивалась культура в разных странах. А все лишь потому, что я не считал войны чем-то достойным этого мира. Да, я любил приключенческие романы, но ведь это истории маленьких солдат, которые геройствовали по-своему. А здесь, их столько. И у каждого своя история. Но мне не хочется об этом думать, потому что многих из них ждали домой. Для чего это война? Я так и не понял. Возможно, именно поэтому я не захотел остаться в армии, все-таки я не тот человек.  Прости, я опять ушел в размышления.. - я усмехнулся, глядя на "слезу", которую мне показывала Шер.
Шерри прижалась ко мне, и мы начали смотреть на горизонт.
-К сожалению, об этом думают в последнюю очередь. А сколько произведений искусств просто исчезло с земли? Сколько зданий, памятников разрушено. Для чего? Но здесь и правда, красиво, не поспоришь, - я помолчал, а потом повернул голову к Шер, - так ты здесь была еще и по службе. И узнаю я об этом сейчас, - я усмехнулся, хотя ко всему этому уже относился проще. Знал, что Шерри рано или поздно расскажет.
Мы еще походили, по мемориалу, посмотрели на природу и вернулись на берег к машине. И снова за рулем был я. Мы доехали до отеля, поставили машину и пошла на пляж, в обещанный бар. Присев за столиком, мы заказали выпить.
-Так время летит, уже почти закончился первый день выходных, завтра уже улетать, - я снова сжал руку Шерри, пока та лежала на столе, нам принесли выпить, - давай за отличный день? За наш маленький кусочек рая! - мы чокнулись своими коктейлями. В этом баре была атмосфера праздника. Мы смотрели, как некоторые участвуют в конкурсе, выигрывая небольшие сувениры или же бесплатные коктейли. Через несколько минут конкурсы закончились, в баре просто играла веселая музыка. Допив коктейли, я повел Шерри танцевать. Я никак не могу объяснить того, что каждый раз теперь, когда играет музыка, у меня возникает непреодолимое желание танцевать. Наверное, когда человек счастлив, он и смеется звонче, и поет и танцует. Так что, мое поведение можно смело связать с моим состоянием, состоянием безграничного счастья.
Мы с Шерри танцевали, вокруг нас танцевали и другие люди, пока мелодия не стала более спокойная. Тогда я крепко обнял Шерри, прижимая ее к своей груди. Мы медленно и плавно двигались в такт музыки, над нами сверкали гирлянды, развешенные под потолком бара, свет был приглушен, губами я прижался к шеи любимой. Она могла чувствовать, как вздымается моя грудь, как мое дыхание обжигает ее шею.
Когда снова заиграла энергичная мелодия, мы решила снова сесть за столик. Нам снова принесли по коктейлю.
-А здесь здорово, правда я и не заметил, как стемнело, - это правда, на улице уже смеркалось и, признаться, во мне зародилось непреодолимое желание прогуляться по пляжу, пока окончательно не стемнело. Мы допили наши напитки, я оставил на столике деньги и мы вышли из бара. Как и в медовый месяц, мы прогуливались по пляжу, крепко обнимая друг друга, не желаяо отдаляться ни на миллиметр. Одной рукой я обнимал Шерри, во второй я держал обувь и аккуратно шел по кромке воды, чувствуя прохладу, как только море снова подкатывало к берегу.
-Все же, странно, что ты здесь не осталась. Здесь очень хорошо. Кто бы вообще мог подумать, что француз будет так отзываться о других странах. Нас учат быть патриотами, - я усмехнулся. Родину нужно любить, но это не значит, что нельзя восхищаться другими странами и местами. Моя бабушка была страшной патриоткой, Франция была ее матерью! Но она не стала моей. Мне нравилось, что с Шерри я всегда чувствую себя нужным, уместным, если можно так сказать, я всегда дома, словно улитка с ракушкой. Мы всегда дома. Не важно, куда нас занесет жизнь. Главное, чтобы именно нас занесла. Я прижался губами к щеке Шер, а потом остановился возле гамаков, которые были развешаны на пальмах. Здесь было красиво, за дополнительную плату можно было снять гамак и отдохнуть. Здесь тоже были развешанные тусклые фонарики. Я заплатил символичную плату за гамак и мы с Шерри прошли к пальмам. Я улегся в эту лежанку, Шерри прилегла рядом, почти полностью улегшись на мне.
-Никогда не мог подумать, что гамак - это такая стоящая вещь. Может повесим такой в нашем новом доме на задним дворике? Когда Мегги уже будет спать, будем выходить поваляться и посмотреть на звезды. Здорово же! - и мне и правда понравилась эта идея.
Мы лежали, голова Шерри лежала на моей груди, я ее обнимал, поглаживая руку. Нам даже не нужно было ничего говорить, просто так валяться и ни о чем не думать. Просто жить в объятиях друг друга.
-Мне так хорошо с тобой.. - шепчу я в унисон звуком моря, - когда тебе в последний раз так хорошо было? М?
Я улыбнулся, прикасаясь губами к ее голове. Мне и не нужны были ответы, я знал их, знал их наперед, потому что чувствовал, как Шерри наслаждается этим вечером, этими объятиями!
Я не знаю, сколько мы провалялись на гамаке, думаю, около часа. Мы встали и медленно, не торопясь, все так же прогуливаясь по пляжу, пошли к нашему отелю. Ветер сегодня был нежнее, но я все равно обнимал Шерри, защищая ее от ветра. И вот мы пришли в номер, Шерри прошла вперед, но я успел ее поймать и притянуть к себе, прижимаясь грудью к ее спине.
-Последняя ночь на Гавайях, у тебя есть идеи чем можно заняться мужу и жене в одиноком номере? - однако я уже активно давал подсказки, целуя ее оголенное плечо и шею. И чем дольше я это делал, тем больше мне хотелось не останавливаться. Воздух был пропитан нежностью, я аккуратно поднял Шер на руки и отнес в спальню, осторожно положив ее на кровать.
-Подожди минутку.. - тихо проговорил я ей в губы и ушел в ванную. Включив воду и кинув туда кусочек растворимой соли, я вернулся за Шерри.
-Ну что, пойдем готовиться ко сну? - вряд ли совместная ванна могла бы стать помощником в приготовление ко сну, и все же, я хотел принять ванну со своей женщиной. Она подошла ко мне, я начал целовать ее губки, но потом плавно спускался к шее. Пока вода набиралась, я медленно раздевал Шерри, оголяя ее красивое, грациозное тело, гладя его, лаская кончиками пальцев. Шерри тоже не стояла на месте и, в конце концов, мы оба были без одежды. Я лег в ванну, Шер пристроилась между моих ног и прижалась к моей груди.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-10-28 23:06:05)

+1

13

- Что ж, вполне возможно, - усмехнулась я, когда муж предложил попутешествовать по стране на машине. – Только придется захватить с собой пушку, знаешь, сколько психов по дороге встретить можно? – несмотря на то, что я засмеялась после этих слов, пушка в такой ситуации, действительно, не помешает, а у нас с оружием проблем никаких.
Но эту тему мы оставили на потом, а сейчас погрузились в неприятные воспоминания, которые, так или иначе, всплывали в этом месте. Под строением, мемориалом, был виден корпус затонувшего линкора «Аризона». Я поделилась с Этьеном некоторыми историческими фактами и, признаться, даже не ожидала, что он так задумается на эту тему. Француз начал рассуждать на тему войны, от чего я мягко усмехнулась и, дотронувшись до его волос, поцеловала в висок. Он у меня такой впечатлительный, но не хочется обсуждать это сейчас, когда нам так хорошо. Что мне было слушать гораздо интереснее, так это то, что уже в раннем возрасте Этьен увлекался не войнушками, а искусством. Это снова вызывает у меня мягкую улыбку. Как же я раньше страдала стереотипами! Ну как вы представляете себе мужчину, который увлекается живописью, архитектурой и прочим искусством? Наверное, так же, как раньше и представляла себе я – не самый мужественный. Ошибалась. Этьен увлекался мирными и прекрасными вещами, во всех смыслах этого слова, и при этом был мужчиной, настоящим, сильным. Эх, мои рассуждения зашли слишком далеко, так что вернемся в печальной истории этого места.
- Ты у меня такой рассудительный, - снова усмехаюсь я, в очередной раз целуя мужа в щечку, а после мы поворачиваемся друг к другу и я информирую его о том, что это не первое мое посещение Перл-Харбора. – Этьен…, - тут же произношу я, понимая, что француз снова не в восторге от того, что узнал об этом только сейчас. – За моей спиной 30 лет насыщенной жизни, веришь или нет, но трудно в простом разговоре за завтраком внезапно вставить «Хей, а знаешь, я была во время службы на Перл-Харборе, в Сербии, Афганистане, Колумбии». Дело не в том, что я скрывала, просто не было момента рассказать. Зато сейчас момент настал, все это напомнило мне о той поездке и я с тобой поделилась, м? – улыбнувшись, я подалась вперед и коснулась носом носа мужа, словно так безмолвно интересовалась, понял ли он. Но я правда молчала не потому, что это было тайной, просто не было подходящего момента рассказать, собственно, я бы и не вспомнила об этом, не самое важное событие в жизни все-таки.
Но наше пребывание здесь подходило к концу. Мы еще немного походили по мемориалу. Должна признать, атмосфера здесь такая, что хочется просто молчать, все слишком печально. Перед тем, как уйти, мы еще подошли к мемориальной доске, на которой были высечены имена погибших. И только потом отправились на пляж. Мне нравились здешние бары, было в них что-то особенное, они всегда передавали настроение праздника, которое мы с мужем тут же подхватили. Я была согласна с Этьеном: время пролетело слишком быстро. И вот, сделав глоток коктейля, мы решили и сегодняшний вечер заполнить танцами. Меня поражало поведение француза! Раньше его невозможно было вытянуть, а теперь он и сам становился инициатором, притом инициатором, который очень хорошо чувствовал себя в импровизированном танце. Мы танцевали-танцевали, потом решили передохнуть. Еще несколько глотков коктейля, и вот мы уже гуляем по пляжу.
- Ты не становишься меньшим патриотом от того, что тебе нравится и другое место, - с этими словами, я ярко улыбнулась, после чего развернулась, идя спиной вперед. При этом я неизменно обеими руками сжимала руку мужа и не скрывала своего счастья, радости и приподнятого настроения. – Я влюбилась во Францию, но это не преуменьшает мою любовь к Австралии и штатам. И, знаешь, я безумно рада, что тебе понравились Гавайи! По правде, из-за этого самого патриотизма, я и боялась вести тебя сюда, и в Австралию боюсь, а вдруг не понравится, ведь это не Франция, - усмехнувшись, я резко становилась, Этьен не успел затормозить, потому мы соприкоснулись грудями.
Я тут же обвила шею мужа руками и сладко поцеловала его, начав теребить пальчиками его волосы. Мы стояли посреди пляжа, вода омывала наши ноги, это незабываемый вечер. Через минуту, я как-то игриво хихикнула, а после мы двинулись вперед. Муж снова обвил мою талию одной рукой, я же дотронулась до его руки ладонью, там мы и прошагали вплоть до места, где располагались гамаки. Снять гамак, если так можно выразиться, - удовольствие достаточно дешевое, потому муж незамедлительно всунул парню несколько купюр скромного номинала, и мы поспешили поудобнее устроиться. И это настоящее искусство, попытаться вдвоем лечь на гамак так, чтобы не перевернуться! Но мне удалось, я прижалась к груди возлюбленного, упершись затылком в его подбородок, и закрыла глаза, начав периодически поглаживать его крепкую грудь ладонью.
- Я даже не знаю, как выглядит наш задний дворик, а ты туда предлагаешь что-то туда повесить, - усмехнулась я, делая слабый намек на то, что хочу увидеть уже наш новый дом! Этьен аккуратно поглаживал мою руку, мою спину, от чего я, закрыв глаза, невольно улыбалась и была готова мурчать от удовольствия. Так тепло и уютно, от ощущения его крепкой груди под собой, сходишь с ума. Я слышала его дыхание, чувствовала, как вздымается грудь, ощущала ее тепло через свою ладонь. – Когда? – тихо переспрашиваю я, еще сильнее прижимаясь к груди мужа и его подбородку. – Да буквально секунду назад, - да, мне с ним всегда хорошо. Последний раз был секунду назад, предпоследний две секунды назад, и так можно считать до бесконечности. – Черт, твоя грудь действует на меня, как липучка на мух. Прижимаешься, приклеиваешься и все, не оторваться, ты в ловушке, - я засмеялась, тем не менее, действительно прижимаясь к груди мужа еще сильнее, несмотря на то, что сделать это уже было невозможно.
Не знаю, сколько мы еще так лежали. Закрыв глаза, я поглаживала грудь мужа рукой, рассказывала еще о чем-то, и внимательно слушала его. Затем мы встали, к слову, это было весьма забавно: пытаться встать так, чтобы не перевернуться. Я вдоволь насмеялась, кажется, повеселились и окружающие нас люди. Мы с мужем отправились в отель. Мне очень нравился наш номер, однако полюбоваться им в очередной раз не удалось. Я почувствовала, ка меня потянули назад, от чего я невольно вскликнула, а затем засмеялась. Этьен прижал меня спиной к своей груди, задав интригующий вопрос. Закрыв глаза и наслаждаясь его прикосновениями, ответить я смогла не сразу.
- Ммм, даже не знаю, что-то ничего в голову не приходит, - игриво все же протянула я, хотя все уже было понятно.
Однако потом муж решил отойти, я с улыбкой провела его взглядом, понимая, что он что-то затеял. Я же включила музыку, заиграла Леди Гага – Алехандро, но я всеядная, мне все равно, что слушать, а это не самый плохой вариант. Я даже начала подпевать и подтанцовывать, запуская обе ладони в черные волосы. И вот выходит Этьен, манит меня за собой, я отвлекаюсь и следую за ним. Я уже поняла, что меня ждет приятное времяпровождение в ванной. Люблю подобный способ подготовки ко сну! Француз начал помогать мне снять одежду, если так можно выразиться. Я с улыбкой наблюдала за его действиями, глаза периодически закрывались. Я просто не могла контролировать это, когда моей кожи касались его широкие ладони. Затем настала моя очередь, и я с особым наслаждением оголила грудь мужа, а затем и все остальное. Мы устроились в ванной, я облокотились спиной о его грудь, после чего глубоко вздохнула, выражая неподдельное удовольствие от всего происходящего. Но в частности от этих непередаваемых ощущений.
- Липучка снова в действии, - смеюсь я, намекая на то, что опять прижалась к его груди, и опять не в силах оторваться. Этьен обвил мое тело рукой, а я тут же дотронулась до его ладони, которая лежала на моем животе. Черт, какие у него соблазнительные и крепкие руки! А какие большие…, даже дотрагиваясь до тыльной стороны его ладони, я могла ощущать все это, ведь она была гораздо массивнее и крупнее моей. Да, сейчас я похожа на обычную женщину, которая сходит с ума от того, что рядом с ней сильный мужчина. – Боже, это просто невозможно, - в очередной раз усмехаюсь я, имея ввиду невозможность испытывать подобные ощущения, день за днем. Мы еще о чем-то разговаривали, затронули тему покупки нового автомобиля, а потом я переключилась на зубки мужа. – Слушай, у тебя такие зубы интересные. А улыбнись, ну давай! Широко улыбнись, - я уже развернулась к мужу лицом, по сути, стоя в ванной на четвереньках. Этьен улыбнулся, от чего я сразу засмеялась, но не потому, что было смешно, скорее мне просто очень понравилось то, что я увидела, это было мило. – Ты мой вампирчик, у тебя такие клыки. Ну-ка, - с этими словами я обхватила голову француза руками и приблизилась, дотрагиваясь язычком до его клыка. – И острые!
Я снова засмеялась, плюхнувшись в воду. Нас покрыли многочисленные брызги, досталось и полу. Еще минут двадцать мы находились в ванной, а затем выбрались. Разумеется, я помогала мужу вытираться, а затем переоделась в ночную рубашку. В номере было очень свежо, был слышен звук морского прибоя. Я бухнулась на кровать и тут же поманила за собой Этьена. Муж лег сверху, однако уперся руками в кровать, оставляя между нашими грудями небольшой пространство. С улыбкой я смотрела в его карие глаза, и аккуратно начала поглаживать ладонями его соблазнительную оголенную грудь. Боже, как приятны эти ощущения! Я чувствовала каждый его рельеф, и от этого внутри все переворачивалось. Затем ладони «доехали» до плеч, и муж наконец-то опустился, полностью закрывая меня своим телом. Мы слились во французском поцелуе, одна моя ладонь уже гладила его спину, вторая ласкала волосы на затылке. И вот мы остановились, я ярко улыбнулась, прижимаясь щекой к его щеке и крепко обнимая мужа. Однако потом я резко развернулась, теперь уже оказавшись сверху.
- Нам нужно почаще так организовывать свои выходные, - улыбаюсь я, в то время как наши лица находятся буквально в сантиметре друг от друга. – Я никогда не бывала на Коста-Рике…. Но это не намек! – вранье, конечно, намек! – О, и знаешь, чего я еще хочу? Черт, глупо, но ты мой муж, поэтому примешь любую реальность. Я хочу в Лос-Анджелес, Голливуд, посмотреть на павильоны, где снимались разные фильмы. Это же интересно, разве нет? Один «Парк Юрского периода» чего стоит. Там классные аттракционы сделали.
После этих слов, я наклонилась, и мы с Этьеном срослись в жадном и несдержанном страстном поцелуе, словно все это время мы просто терпели, а сейчас момент настал. И вот мы останавливаемся, на моих губах все еще играет мягкая улыбка, одной ладонью я заботливо провожу по волосам мужа, взгляд бегает по его лицу, я словно любуюсь. Однако через несколько минут мы улеглись в кровать. Этьен прижался к моей спине и обнял, я же положила руку на тыльную сторону его ладони. Так и уснули, осознавая, что завтра уже поедем домой. С одной стороны, жаль, хотелось провести еще немного времени здесь, наедине, с другой – я увижу детей, по которым соскучилась. Итак, стоит ли удивляться тому, что я проснулась первой. Мы, как не странно, спали в таком же положении, в котором и уснули. Я аккуратно убрала руку мужа, чтобы не разбудить его, а сама выскользнула из постели и направилась в ванную комнату. После заказала утренний завтрак, а к тому времени уже и проснулся Этьен. Конечно, я тут же заползла в кровать.
- Доброе утро, - расцеловывая его лицо, произношу я. – А я уже завтрак заказала! Вставая скорее, если хочешь, чтобы тебе что-нибудь досталось. Вставай-вставай, - я провела ладонью по груди Этьена и поцеловала его в шею, после чего встала и накинула на ночную рубашку халат. – Эй! – увидев, что француз не собирается шевелиться, я снова заползаю на кровать, только на сей раз, усаживаюсь прямо на животике Этьена, опираясь руками о его грудь. – Ну давай, соня. Иначе…, иначе…, мда, мне даже противопоставить нечего, все равно ведь поцелую.
С этими словами я наклоняюсь и сладко целую француза в его изумительные губы. В этот момент слышится стук в дверь, я похлопываю мужа по груди, а после встаю и направляюсь в прихожую. В номер закатили поднос с завтраком, я дала портье чаевые, и он оставил нас наедине. Всю еду я вынесла на столик, что стоял на балконе. Утро чудесное, погода изумительная, светит яркое солнышко, снаружи радость и смех. Грех там не позавтракать. Помимо завтрака, нам принесли и кое-что еще.
- Тьен, смотри! – произнесла я, как только муж все же появился в гостиной. В моих руках были цветочные бусы – традиционное украшение Гавайев. Я тут же подошла к французу и продела через его голову бусы. – О, тебе идет,-  чмокнув мужа в щечку, я указала ему на столик. Мы присели и продолжили разговоры. - Тебе вообще все гавайское идет. Вчера в той одежде ты смотрелся сногсшибательно и, все-таки взгляды в твою сторону были, я просто решила тактично промолчать, пока дело ограничивается только взглядами. Наденешь сегодня ту синюю рубашку с белыми цветами? В ней ты будешь смотреться вообще обалденно. А завидовать самой себе это плохо?

+1

14

Мемориал Перл-Харбор красивый, я бы даже сказал необычный по форме, но уж больно тоскливые мысли навивает это место. Собственно, и не удивительно. Любая война, как по мне, бессмысленна. Умный политик сохранит мир, а не развяжет войну. Территория, власть, кому нужны кровопролития? Война - это игра в рулетку. Кто знает, кто выиграет? Это дело случая, судьбы. И многочисленная армия может проиграть кучке солдат. Вот только, что они пытаются доказать? Будто они не понимают, что пешки в руках королей и королев, их слонов, ладьей, коней..
От всех моих размышлений меня отвлекла Шерри. Да, я сказал вслух далеко не все, что вертится в моей голове.
-Что? А.. да.. - улыбнулся я, чувствуя уже теплые губы Шерри на своей щеке.
Да, меня немного расстроило то, что я узнал правду о Шерри достаточно поздно. Хотя, я уже перестал удивляться, я собираю правду о Шер по крупицам, по маленьким кусочкам большой мозаики, и когда-нибудь, я соберу ее всю, а если и не всю, то большую часть, чтобы можно было увидеть картину целиком.
-Понял, понял, - улыбнулся я, ощущая прикосновения кончика носа Шерри, - интересно, сколько еще ты для меня будешь тайной, м? - я коснулся кончика ее носа в ответ, словно теперь я ее спрашивал и требовал ответ. Да, Шер была для меня закрытой книгой. Хотя, сейчас она открыта, но некоторые страны все равно для меня неизвестны. Думаю, ко всему этому нужно подойти с философской точки зрения. Ведь книгу мы читаем не за пять минут. И Чем больше тайн, тем толще книга, а значит, тем дольше я буду ее читать.
Экскурсия подошла к концу, мы еще прошлись по мемориалу и подошли к доске, где были выгравированны имена павших солдат. Грустно, ничего не скажешь, но нам пора забыть об этой хандре. Мы почтили память погибших, а теперь имеем право снова расслабиться, окунуться в атмосферу праздника. Именно поэтому после экскурсии мы поехали на пляж недалеко от нашего отеля.
Погода была изумительная, публика хоть и шумная, но веселая. Здесь была абсолютно другая атмосфера, которую вряд ли где найдешь! Загляни в любой уголок Штатов, а такого тепла и радушия все равно нигде не сыщешь. Музыка была настолько веселой и запоминающейся, что мне и самому захотелось потанцевать. Я взял Шерри за руку, и резко поднял ее со стула, притягивая к себе. Мы не танцевали, мы импровизировали. Я даже использовал движения, которые выучил вчера за ужином, как бы странно это не звучало. Мы так вымотались, что тяжело дыша, буквально упали на свои места. Нам принесли еще по коктейлю, а после мы решили прогуляться и, так сказать остыть.
-Французский патриотизм - это немного другое. Нас учат любить Родину, как мать родную. Невозможно иметь несколько матерей и уж тем более любить их всех. Я знаю, это страшная глупость, но попробуй объясни это моей бабушки. Как хорошо, что она не дожила до тех дней, когда я переехал жить в Штаты, - я как-то грустно улыбнулся, вспоминая бабушку, а потом постарался взбодриться, чтобы не казаться унылым - боялась? Боже, Шер, не стоит бояться, ведь я живу в США, а это уже значит, что я вполне адекватно отношусь и к другим местам и к другим странам. И открою тебе маленький секрет. Да, Австралия - не Франция. Францией может быть только Франция - мы посмеялись. Все это время Шер шла спиной вперед, крепко сжимая мои руки. Она остановилась, и я столкнулся с ней своей грудью. Шерри вмиг обвила мою шею руками, мои же руки крепко сжали ее талию. И мы утонули в нашем сладком поцелуе. И нам больше ничего не нужно было, лишь бы стоять так вечно под луной, целуясь, и чтобы теплое море ласкало наши ноги. Оторвавшись друг от друга, мы двинулись вперед. Я обнял Шер за талию, Шерри положила свою теплую ладонь мне на руку.
Так мы дошли до гамаков и я поспешил арендовать один, желая провести незабываемое время в компании любимой. Однако когда я покупал, я и не подумал, что будет достаточно проблематично забраться на гамак вдвоем. У одного то не всегда с первого раза получается. И все же, Шер была гибкой и ловкой, так что, особого труда ей не составило, чтобы прилечь ко мне на грудь.
-Послезавтра узнаешь и поймешь, что гамак нам не помешает! - усмехнулся я, поглаживая черные волосы любимой, - я очень надеюсь, что выбранный мною дом тебе понравится. Я ведь не должен был принимать такие важные решения без тебя, все-таки семейный бюджет, и все же я очень надеюсь, что оправдаю твои ожидания! - я улыбнулся и поцеловал Шерри в лом, прикрывая глаза и внимательно ее слушая.
-Мне было хорошо даже меньше секунды назад. С тобой хорошо всегда, - шепчу я, прижимаясь губами к ее макушки, - сочту за комплимент, такое только ты сказать могла! - засмеялся я вместе с женой и открыл глаза. Ну как вообще можно было сравнить грудь с липучкой для мух? Однако Шерри все по плечу, и мне это нравилось. Так что, я и не обижался, что моя грудь достойна всяких мошек. Главное, что свою любимую муху я уже поймал.
-Я так понимаю, ты моя любимая муха? - засмеялся я. Тоже весьма странный комплимент, но пусть делает акцент на "любимую", а не на "муху".
Мы оба прикрыли глаза и еще около часа валялись в гамаках, наслаждаясь этим гавайским вечером. Но время вышло, пора было вставать, и мы снова столкнулись с весьма нелепой проблемой. Кое-как встав и послушав чужой смех, потому как я даже боюсь представить как же нелепо смотрелось все это со стороны, мы направились домой.
Уже в номере, я притянул жену к себе, намекая, что мы одни, нам никто не помешает, мы можем делать все, что захотим. И это было здорово. Не смотря на то, что я любил друзей, семью, для меня минуты, проведенные с Шер, были неимоверно дороги, я не мог ни одной пропустить! И сейчас, нужно ловить момент, где нам никто и никогда не помешает.
Я Шерри на пару минут оставил в комнате, а сам включил воду в ванну, чтобы принять ее с женой. Я слышал, как Шерри включила радио, когда я выглянул из ванны, увидел, что она танцует. Я поманил ее, и она медленно и грациозно, словно кошка, пошла ко мне.
Мы разделись и улеглись в теплую ванну. Шерри опять назвала мою грудь липучкой и прижалась к ней. По ее лицу было видно, как много удовольствия она испытывает от того, что сейчас происходило. И я не мог скрыть своей улыбки, так она была мила и забавна. Вдруг она поднялась и встала на четвереньки. Я убрал руки на борта ванны и внимательно следил за Шер, пытаясь понять, что же она придумала.
-Интересные? Обычные кривые зубы! - я улыбнулся, правда по началу губами, пока Шерри не попросила улыбнуться пошире. Ну разве я могу ей отказать? Нет конечно, поэтому я улыбаюсь широкой и, пожалуй, искренней улыбкой. К слову, я никогда не гордился своими зубами, более того, я и подумать не мог, что они могут быть привлекательными. Но для Шерри, кажется, любой мой изъян был лишь достоинством. Поэтому она, коснувшись ладонями моего лица, коснулась моего торчащего клыка.
-Что же, тогда дай мне свою шейку, вампирчик тебя покусает! - засмеялся я, а Шерри, как ребенок, плюхнулась в воду. Я сдержал слово вампира, если такое вообще существует в природе. Как только Шер вернулась в исходное положение, прижимаясь спиной к моей груди, я коснулся губами ее шеи, а потом импровизированно, аккуратно покусывал, изображая из себя вампира. И так я ласкал ее шейку несколько минут, пока не пора было вылезать из ванны, вода уже остыла.
Итак, мы вылезли из ванны, и Шер заботливо меня вытерла, как ребенка. Хотя, нет, как моя любовница. Сколько восторга я видел в ее глазах, когда она проводила полотенцем по моей груди, животу, паху, нежно сжимая член в руках через теплое, махровое полотенце.
Шерри вышла из ванны и завалилась на кровати, приглашая меня к себе. Ну разве я дурак отказываться от такого приглашения. Я буквально напал на нее, нависая над ней и держа свое тело на руках, что уперлись в кровать. Я смотрел в нежно-голубые, лазурные, океанские глаза любимой и утопал в них. Все во мне сжалось, когда теплая ладонь любимой коснулась моей груди. Я не выдержал и прижался к ней всем своим телом. Не в силах удержаться, мы поцеловались. Я ласкал ее нежные губки, игрался с ее языком и сходил с ума в ее объятиях. Мы остановились, и Шер прижалась к моей щеке своей. Сделав рывок, она вдруг оказалась на мне. Никогда не мог понять, как она так делает и как у нее хватает сил повалить меня, в данном случае и вовсе перевернуть. Шер буквально в сантиметре от меня, как желанны ее губы, но она начинает говорить. Так соблазнительно, что я наслаждался буквально каждой буквой, вырвавшейся с ее уст.
-Было бы здорово. И хоть я не любитель подобных фильмов, знаю, я очень странный мужчина, я сходил бы в Голливуд. Там ведь есть павильоны про кино 20х? Ты ведь ходишь со мной?
Но мои вопросы остаются без ответа. Шерри страстно впивается в мои губы и я не могу не ответить взаимностью. Остановившись, Шер слегка отстранилась, словно любовалась моим лицом, а я лишь улыбался, показывая ей свой клык.
Через несколько минут мы собрались спать. Оба легли на бок, я крепко обнял Шер, прижимая ее к своему животу, она положила свою теплую руку на мою ладонь.
Утром я не проснулся первым. Собственно, как и всегда. Как можно вообще вставать и не валяться в постели? Ведь поваляйся 5 минут и ты снова в мире грез! И стоило мне открыть глаза и потянуться, чтобы потом перевернуться на другой бок. Шер запрыгнула ко мне, расцеловывая мое лицо. Что же, у меня теперь не было выбора, нужно было вставать. Я же просто молчал и улыбался, закрыв глаза и наслаждаясь этими утренними ласками.
-Встаю, встаю.. - недовольно буркнул я и перевернулся на спину, как только Шер слезла с кровати. Но, с моей стороны, было ошибкой рассчитывать, что Шерри даст еще немного поспать. Она уселась на живот, упираясь рукой в грудь.
-Да, весьма страшная угроза! - усмехнулся я. Шерри наклонилась ко мне и сладко поцеловала мои губы. Так нежно и трепетно, что я просто не мог не встать.
Пока Шер открывала дверь, я вылез из теплой постели и потянулся. Признаться, потянулся так сладко, что чуть не рухнул обратно, потому как мышцы застонали от боли. Стоило мне только выйти из комнаты, как Шерри радостно надела на меня цветочные бусы.
-Красивые, - сонно проговорил я, ощущая теплые губы Шер на своей щеке. Думаю, они и правда смотрелись красиво на голом, мужском торсе. Я присел за столик на балконе, завтрак был, весьма разнообразный.
-Конечно одену, может сегодня искупаемся в море? Что, на меня кто-то смотрел, а ты не защищала свое от взглядов? Что такое, я хотел бы, чтобы ты сказала. Это было бы забавно!
Конечно я шутил, лишние стычки не к чему, хотя я рычу на мужиков, которые пялятся на Шерон. Думаю, Шер тоже скажет какой-нибудь дамочке, которая неприкрыто будет любоваться мной. А пока, пусть живут, в конце концов, какое нам до них дело?
Мы позавтракали и собрали наш скромный багаж, хотя там особо и нечего было собирать, мы прилетели на пару дней. Мы сдали номер в расчетный час и оставили багаж на хранение, а сами пошли на море. Было здорово, жаль, что политика отелей заставляет сдавать номера утром. А так, мы пошли на пляж, решили, что весь день, точнее половину дня проведем под лучами теплого солнца. Мы купались, даже сыграли партию в волейбол, как и в медовый месяц, а потом просто сидели на шезлонге. Шерри сидела, а я расположился между ее ног, лежа на спине и положив голову ей на пах. Так было удобно смотреть на нее снизу вверх.
-Знаешь, я буду скучать по Гавайям. Надо будет повторить! - я помолчал и, услышав урчание в животе, виновато улыбнулся, - жена, твой муж опять голоден. Как ты со мной вообще водишься?
Итак, мы прогулялись до кафе, вкусно пообедали, и как всегда сидели рядом и обнимались, будто вчера поженились. После плотного обеда, мы снова вернулись на пляж. Грелись на солнце, обнимались и целовались. Так не хотелось уезжать. Но время летит быстро, еще быстрее, когда ты этого не хочешь!
Нам нужно было ехать в аэропорт, так что, мы собрались, приняли душ в спа отеля, а потом брат Шерон нас проводил. Он извинился, что так и не смог провести время с нами, собственно, я и не расстроился, у меня было больше времени наедине с Шер, разве это может огорчать. Желая извиниться, он был с нами до самой посадки. Пообщавшись с ним, я понял, что он неплохой парень, хоть он и назвал меня официальным или как-то так. Мы договорились, что в следующий раз обязательно повеселимся втроем.
Мы с Шер сели в самолет, во мне все так же присутствовало волнение. Даже не верится, что наши волшебные выходные закончились.

Конец

Отредактировано Étienne Moreau (2013-11-03 21:47:39)

+1

15

- С чего ты взял, что мы любит наши родные страны по-разному? – улыбнулась я мужу, когда тот сообщил, что французский патриотизм отличается от всего другого. Мне казалось, что любовь к Родине не может быть разной, она либо есть, либо ее нет. В любом случае, я была рада реакции мужа. Ему понравилось, а главное, он был не против посетить Австралию, хоть я и переживала. – Надеюсь, что тебе там понравится.
И вот мы остановились около кромки воды, я обвила шею возлюбленного руками и крепко поцеловала в губы. И не нужно было ничего, лишь его присутствие, его дыхание, его запах. Боже, я кажусь ненормальной. Но это правда! И я не собираюсь скрывать это, подстраиваться под чье-то мнение. Этьен будоражил мой ум, каждый день, на протяжении вот уже двух лет, а такими поцелуями мы передавали друг другу все свои чувства. Поцелуй закончился, улыбка и чувства остались. И мы направились дальше, прямиком к гамакам, на одном из которых я удачно уместилось на груди мужа. Было хорошо, тепло, уютно, не хотелось уходить! Плюс, мы развлекали себя разговорами, и случайно задели новый дом. Мне не терпелось его увидеть, на что я частенько намекала Этьену. И, кажется, сейчас он основательно сдался, что не могло не радовать. Надеюсь только, он не передумает до понедельника. 
- Ага, муха, - не открывая глаз, засмеялась я. – Большая, приставучая, но единственная. Муха, которая попалась и больше никогда не отклеится, - пожалуй, это было забавное сравнение, но никто не говорил, что все должно быть по шаблону!
Все происходящее вскружило голову. Собственно, а что происходило? Я просто прижималась к груди мужа, слыша, как он дышит и, ощущая, как его руки водят по моему телу. Не хотелось уходить, хотелось, чтобы это продолжалось, как можно дольше, однако, пора закругляться. Кое-как мы встали с гамака и, вдоволь посмеявшись, направились в номер. Там Этьен решил принять ванну перед сном. Я бы не смогла отказать, потому вскоре очутилась вместе с ним, вновь ощущая теплое прикосновение его груди к своей спине. Вот это точно нечто невообразимое! Даже гамак, пожалуй, отдыхает на фоне прикосновения его нагого тела ко мне. Мы о чем-то разговаривали, но потом, повернувшись к мужу лицом, я внезапно затронула его зубы. Мне они вовсе не казались кривыми! Потому, когда француз все же сделал подобное замечание, я тут же брызнула ему водой в лицо.
- Эй, это оскорбительно! – вполне серьезно заявила я, мне было неприятно слышать подобные комментарии. Ничего они не кривые! Милые зубки, не такие, как у всех. Ну да, я готова стать за защиту своего мужчины, даже если обидчик – он сам. – Забери свои слова обратно, - как ребенок буркнула я, - забери, иначе сегодня будешь спать на диване.
Врятли это могло стать мотивом для Этьена. И не потому, что он не боялся такой участи, просто его такая участь постигнуть не могла, и он это прекрасно знал. А если вдруг, по какому-то волшебству, он бы все же оказался на диване: я бы первая приползла туда из спальни, и мы бы все равно уместились вдвоем. Что ж, вместо слов, Этьен решил пустить свои клыки в действие. Я засмеялась и вскрикнула, когда француз схватил меня и начал кусать шею. Вода расплескалась по всему помещению, но нам было все равно. Я смеялась, подталкивая мужа не останавливаться. Напоминаю садистку, но черт, мне нравится, когда он меня покусывает! И все же наше времяпровождение в ванной закончилось, мы начали готовиться ко сну, и, разумеется, я не могла просто лечь и спать, захотелось сначала почувствовать своего мужчину, обнять его, поцеловать. Теперь я падкая на подобные вещи. Но он сам виноват! Такой красивый, соблазнительный, нежный, ласковый, крепкий, сильный и сладенький. Мне нравилось щупать его руки, его грудь, тело, мне нравилось ощущать вкус его губ, чувствовать его запах, слышать дыхание. Ну, как уже понятно, мне нравилось все, я все любила. Именно поэтому, перед сном, взглядом водила по его лицу, любуясь любимыми чертами. Брови, ресницы, глаза, губы, щетина…, и все мое! Уснули мы буквально через минут десять, все же насыщенный день сказался. А утро было не менее воодушевляющим. В глаза ударили утренние лучи солнца, в номере свежо, светло, уютно. Единственная проблема – разбудить мужа. Но с этим я справилась, и вскоре мы уже завтракали на балконе номера.
- С чего ты взял, что не защитила? – удивилась я, насыпая в кружку кофе сахар. – Защитила! Своим подтянутым женским телом. Как только замечала взгляд, сразу прижималась плотнее, закрывала собой, чтобы тебя было не видно. Ну, разумеется, если бы совсем наглели, то… мы бы сегодня врятли улетели, - я засмеялась, намекая на то, что я бы, несомненно, утроила драку, а значит, пришлось бы остаться, чтобы разобраться с полицией. Хотя, почему намек? Это правда!
После скромного завтрака,  мы собрали чемоданы. Время пролетело слишком быстро, потому, я даже приуныла, собирая свои вещи. Однако потом было решено пойти на пляж. Вайкики радовал погодой и живописными пейзажами, потому мое настроение быстро поднялось. Мы с Этьеном немного поплавали, а затем расположились на шезлонге. Француз лег между моих ног, так что у меня была возможность любоваться горизонтом, одновременно поглаживая его щетинистые щечки ладонями. Муж заметил, что хочет есть, от чего я тут же засмеялась и наклонилась, касаясь губами кончика его носа. Вскоре мы пообедали, приняли душ, и собрались в аэропорт. Провожал нас мой брат, который все извинялся. У него, видите ли, много дел было. Напоследок я потягала его за уши, и мы с мужем успешно совершили посадку на самолет.
The end

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Aloha!