В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Потому что тишина должна быть в библиотеке


Потому что тишина должна быть в библиотеке

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

От обычной нежности и осторожности, желания во всем угодить Дэмиэну, казалось, не осталось и следа; я руководствовался лишь своими желаниями, что полностью овладели мной, как я, в свою очередь, горячим и таким нежным телом любимого, сминая кожу до белых пятен, притягивая его ближе к себе, закидывая голову и почти рыча сквозь зубы, когда мой истекающий член сжимает горячее и тесное кольцо мышц. Это нельзя передать словами, только ответным подаренным удовольствием, которое, я надеялся, Дэми ощущает не меньше, чем я, благодаря ему. От жара и тесноты тела, что принимает меня в себя, голова идет кругом и все вокруг плавится, растекается, и лишь силуэт Гудмэна, доставляющего мне такое удовольствие, видится четкой яркой картинкой. То, как он цепляется пальцами за книжные полки, выгибая спину и не обращая внимания на падающие на лицо пряди волос, то, с каким звуком соприкасаются наши тела и звуки, слетающие с его губ раззадоривают меня пуще прежнего, заставляя желать парня еще сильнее, но это уже невозможно, потому что он итак весь мой и только мой, особенно сейчас, да и благодаря отголоскам здравого смысла в мозгу проносится мысль, что я причиняю любимому боль, и это вынуждает меня немного замедлить темп. Дэмиэн не стонет. Он не издает ни звука, похожего на стон наслаждения или вскрик боли, зато щедро ласкает мой слух множеством оттенков вдохов и выдохов, тяжелым и хрипловатым дыханием, с сипом выходящим из раскаленных легких.
               Краем глаза сквозь яркие вспышки я замечаю, что одной рукой парень начинает ласкать себя, и мне это не нравится, но я перебарываю в себе желание перенять инициативу и самому обхватить его член ладонью, попросту не находя для это сил и наблюдая, как теперь Дэми еще сильнее прогибается подо мной, за специфическими движениями его руки, что двигается в одном темпе с нашими телами, и это только придает мне сил вновь и вновь входить в него до самого основания и чувствовать, как постепенно ослабевает и начинает подрагивать его тело, о чем он и пытается мне сказать несколькими минутами позже, хрипло, и от того невероятно соблазнительно, зовя меня по имени, запрокинув голову и пытаясь взглянуть на меня. Сильно закусывая нижнюю губу, я не могу сдержать стон, ощущая скорую разрядку и, чувствуя, что Дэми это нужно сейчас даже больше, чем мне, обхватываю пальцами его член, из последних сил делая несколько сильных толчков, вновь буквально вдавливая любимого в книжную полку. Сжимаю пальцы сильнее и быстрее двигаю рукой, стараясь приблизить этот момент не только для себя, пытаясь довести его до разрядки. Ощущение дрожащего тела подо мной сводит с ума, и я могу двигаться лишь грубыми отрывистыми толчками, мечтая о том, чтобы кончить и, не сумев сдержаться, первым и кончаю, сдерживая рвущийся из груди стон неконтролируемого наслаждения, окончательно придавливая Дэмиэна всем своим весом, хотя тому это безразлично и он лишь тяжело и прерывисто дышит мне в ладонь, которой сам же зажал свой рот. Я чувствую, как сильно напрягается каждая мышца его тела, такого горячего и влажного от пота и страсти, прежде чем он ощущает долгожданную разрядку, пачкая мою ладонь спермой и обмякая подо мной.
              Ощущая накатившую усталость, разливающуюся по всему телу дурманящим и опьяняющим теплом, я немного отстраняюсь, разворачивая парня к себе лицом и вновь обвивая его талию руками, притягивая к себе, прижимаясь еще ближе, тягуче-медленно касаясь губами его тонкой ключицы, нежной и солоноватой на вкус кожи на шее, порозовевшей щеки и, наконец, пересохших губ, жадно, но нежно, и словно даже извиняясь, целуя их, пока не находя сил произнести хоть слово.

Отредактировано Gabriel Livano (2013-11-27 17:14:56)

+1

22

Безумно тяжело удерживать все в себе, когда хочется кричать от удовольствия, разрывать тишину комнаты своими высокими стонами, давая с их помощью любимому человеку понять, какое невероятное наслаждение испытываешь в это самое мгновение. Но иного выхода не было, и я мог лишь, сдерживая бурю разрывающих тело эмоций, обжигать ладонь Габриэля своим срывающимся дыханием, прикрывая глаза, перед которыми все плыло, словно я смотрел на разноцветный сплошной мазок кисти, в котором невозможно различить очертания чего-либо. Единственным, что еще могло говорить, было тело, что выгибалось от наслаждения в руках Габи. Тихий, едва различимый стон Габриэля, который срывается с губ любимого, несмотря на попытки его удержать, ласкает слух, окутывает меня, и я чувствую, что он только приблизил момент разрядки, потому что это самое прекрасное из того, что я слышал. В нем столько чувственности и желания, сколько некоторые люди не могут выразить за всю свою жизнь, и он словно проходит волной вибрации через наши тела. Ладонь любимого ложится на мой член, забирая возможность прикасаться к себе, и я вслепую упираюсь освободившейся рукой в, судя по ощущениям на кончиках пальцев, ряд книг в твердом переплете, пытаясь создать для себя какую-то опору, потому что колени дрожат, и я не знаю, смогу ли вскоре вообще стоять на ногах. Я чувствую, как толчки становятся резче, а движения руки на моем члене все быстрее, и понимаю где-то внутри, что считанные мгновения отделяют нас обоих от такой долгожданной разрядки. Бедра Габриэля окончательно теряют ритм, и я ощущаю, как тепло разливается внутри меня, наслаждаясь этим ощущением в сочетании с тяжестью любимого, что уже не в силах твердо держаться на ногах. Всего лишь пара жестких движений руки на члене и я прикусываю губу чуть ли не до крови, чтобы не вскрикнуть, сжимаясь на пару секунд всем телом и, наконец, чувствую такую желанную волну удовольствия, что стремительно разливается по всему телу, касаясь каждой клеточки, заставляя их петь в унисон от наслаждения. Хочется целую вечность провести в этом состоянии, когда тело кажется невесомым, и становится так невыразимо хорошо и лениво.
Я чувствую, как член Габриэля выскальзывает из меня и понимаю, что сейчас не самый лучший момент, чтобы просить его не делать этого, оставаться в таком положении еще хотя бы минутку, несмотря на то, что полка неприятно давит в грудь, и ноги подкашиваются. Хотя мне хочется когда-нибудь в другой раз, дома, конечно же, там, где у нас будет целое море времени, просто полежать вот так, чувствуя любимого в себе некоторое время после оргазма. Мне всегда казалось, что это должно быть очень приятно. Но я не могу произнести не звука, разворачиваясь к любимому и с наслаждением принимая его объятия и нежные прикосновения губ к телу. И когда наши губы соприкасаются в поцелуе, он выходит тягучим и нежным, таким непохожим на всю ту практически животную страсть, которой мы отдавались совсем недавно. Я, наконец, узнаю в нем нас, людей, которые всегда с такой нежностью и трепетом относятся друг к другу, что чистота и искренность этих чувств кажется окружающим просто нереальной и какой-то сказочной.
Нехотя разорвав поцелуй – недостаток воздуха в легких все же дал о себе знать – я прижался к любимому всем телом, устало положив голову ему на плечо, - Я и не подозревал, что ты можешь быть таким, - с легкой улыбкой на губах пробормотал я куда-то в шею Габи. Голос был изрядно осипшим и глухим. - Это будет уместно, если я сейчас скажу, что люблю тебя? Не хочу, чтобы в контексте произошедшего это прозвучало как-то пошло, – отстранившись, я улыбнулся и оставил легкий поцелуй на припухших от укусов губах любимого. По взмокшей коже скользнул прохладный воздух, что до этого не особенно ощущался, и я бросил взгляд на беспорядочно валяющиеся на полу вещи.
- Боюсь, мне придется попросить тебя подать мне вещи или даже помочь мне одеться, хотя я не представляю, как это сделать. Просто ты был очень активен. В хорошем смысле, - я потупил запоздало-смущенный взгляд. Попка ощутимо болела и я прекрасно понимал, что выходя из библиотеки буду очень красноречиво хромать, - А еще я, возможно, не смогу сегодня больше сидеть на лекциях...

Отредактировано Damien Goodman (2013-11-27 20:43:24)

+1

23

От слов Дэмиэна стало даже как-то неловко, и хорошо, что в этот момент он, уткнувшись носом мне в шею, не видел моего лица. Я и сам не знал, что могу таким быть, словно вся эта ситуация, окружающая обстановка и постоянное ощущение возможной опасности выпустили наружу все то, что обычно сидело где-то глубоко во мне, и катализатором для таких изменений послужила дикая страсть, невозможность больше сдерживать свои желания, проще говоря - похоть, животные инстинкты, пробуждаемые во мне любимым. Порой моя нежность по отношению к нему граничила с некой нерешительностью, боязнью сделать ему больно или просто  неприятно, хотя, по сути, это всегда было неизбежно, а потому последующими действиями я старался загладить свою вину, доводя его до наслаждения и оттого сам его испытывая, но сегодня я вышел из-под контроля и это, совершенно точно, не было поводом для гордости.
              - Извини, я не хотел... - кончикам пальцев я словно вырисовывал витиеватые узоры на его пояснице- Вернее, наоборот. Губы изогнулись в смущенной улыбке, что, несомненно, была различима в моем голосе - И я просто не знал как себя сдерживать. Извини. Ладони скользнули ниже, по округлым ягодицам, поглаживая нежную кожу и мягко сминая ее подушечками пальцев. Его тело было горячим и все таким же податливым, словно плавящимся в моих руках, его хотелось постоянно касаться, ощущать его тепло под своими ладонями и губами, но время было не на нашей стороне, ведь нас окружали заставленные книгами стеллажи читального зала, а не обстановка нашей уютной затемненной спальни, а потому нужно было немного поспешить. - Я тоже тебя люблю. Очень люблю. - Невесомо коснувшись его губ своими, я нехотя отстранился, быстро натягивая спущенные белье и джинсы, после чего подхватил с пола вещи, возвращаясь в исходное положение. Дэмиэн выглядел сейчас до того беззащитно и устало, что мне сразу захотелось вновь прижать его к себе, скрыть от посторонних глаз и как можно скорее увезти домой, туда, где весь мир со всеми галактиками существовал только для нас двоих, главным образом - для Дэми, потому как он и был моим миром.
             Бережно касаясь его тела, не упуская возможности ласково провести кончиками пальцев по выступающим тазобедренным косточкам, обтянутым нежной кожей, словно изучая, запоминая ее текстуру, касаясь низа живота, где еще недавно уверенно  лежала моя рука, заставляя его выгнуть спину или прижимая парня к себе, я застегнул пуговицу на брюках, старательно избегая прикосновений к члену Дэмиэна даже сквозь ткань, боясь снова не удержаться и поддаться искушению, что и без того было так велико. Еще в тот момент, когда любимый стянул с меня майку, было ясно, что на занятия мы сегодня уже не вернемся, так что когда Гудмэн озвучил мои мысли, я вновь не смог сдержать смущенную улыбку, притягивая его к себе при помощи наброшенного на шею шарфа - Мы сейчас поедем домой, и в офисе я сегодня уже тоже не появлюсь.. Проведем остаток дня, который только недавно начался, вместе? Думаю, мы придумаем чем заняться?. - Кончиком носа проводя по его щеке, словно вырисовывая линию от уголка губ к виску и, словно машинально, опять опуская руки на его ягодицы, прижимая Дэмиэна к своему все еще обнаженному торсу, я не сумел удержаться от желания прильнуть к губам парня, но, прежде чем поцеловать, робко произнес - Это было ужасно, да?.. Я был ужасен?..

Отредактировано Gabriel Livano (2013-11-29 12:17:46)

+1

24

То, что сейчас мы оба смущались, после того как занимались жарким сексом у полок с шедеврами мировой литературы, было просто невероятно умилительно. Я поджал губы, что все равно растягивались в широкой улыбке, когда я отрицательно мотал головой в ответ на извинения Габриэля. Ему совершенно не за что было просить прощения, разве что немножко за то, что мне хочется как можно скорее лечь в постель и не шевелиться, чтобы не ощущать все еще отдаленно пульсирующей боли. Но ведь я сам начал всю эту опасную игру, а значит, его вина была лишь в том, что он так сильно любит меня, что не смог сдержаться и поддался на мои провокации. А за любовь и желания, что я полностью разделял, ему не нужно было извиняться ни в коем случае. Нежные почти невесомые поцелуи, что мы теперь дарили друг другу, были лучше любых слов, тем более лучше, чем извинения.
Объятия Габриэля исчезли, и я почувствовал, что мне, в самом деле, холодно. Я не ощущал этого, когда устало уткнувшись носом в плечо Габи, чувствовал, как его руки скользят по взмокшей коже, словно пытаясь уберечь, создавая теплый и уютный кокон из прикосновений, в котором всегда тепло и не хочется выбираться наружу. Я обхватил себя руками за плечи, словно пытаясь согреться, впервые за все это время почувствовав себя уязвимым, слабым и обнаженным, что в эту минуту не имело никакого отношения к полному отсутствию одежды на теле, и тихонько наблюдал из под ресниц за тем как любимый быстро натягивает свои брюки и ловкими движениями подбирает разбросанную на полу одежду.
В осторожных, бережных прикосновениях рук Габриэля было столько заботы, что я невольно улыбнулся с благодарностью. Каким бы жестким он не был минутами назад, он всегда будет милым и ласковым Габи, которому потребовалось много времени, чтобы решиться признаться в том, что он любит меня, который так терпеливо ждал того момента, когда я наконец-то буду готов открыться ему полностью, отдавая всего себя без остатка, который смог вселить в меня уверенность в том, что любовь – это не красивое слово на странице книги сказок, в которое я верил как в прекрасную легенду, а реальность, которую он открыл для меня, даря свою нежность. Я прикусил губу, внимательно наблюдая за движениями любимого и ощущая, как по коже пробегают мурашки от прикосновений кончиков пальцев Габи. Сейчас я был невероятно чувствителен и подозревал, что запросто могу снова возбудиться, если руки Габриэля соскользнут ниже ремня брюк. От одной этой мысли щеки начинали предательски пылать. Легкая ткань легла на шею, слегка холодя кожу, и я подался вперед, притягиваемый любимым, держащим в руках кончики некогда небрежно сброшенного мною шарфа.
- То есть сегодня ты только мой? – не скрывая радости, произнес я. Похоже, благодаря сегодняшнему приключению у нас организовался внеочередной выходной. Что может быть прекраснее, чем в середине недели просто лежать в постели в объятиях будущего мужа, включив какой-нибудь романтичный фильм. Возможно, что отдохнув, мы сможем посвятить еще некоторое время менее невинному способу времяпровождения. Только поцелуи, боюсь, на большее я в ближайшее время не способен, хотя как знать… - Уверен, что мы найдем вариант, который понравится нам обоим, - произнес я, обнимая Габи за шею и чувствуя как его ладони вновь опускаются ниже талии, что не смогло не вызвать мягкой улыбки, что уже через несколько секунд утонула в поцелуе.
- Это было ново и необычно, но потрясающе. А ты был невероятен, - прошептал я в губы любимого, разорвав поцелуй, - Даже не представляю, как нам удалось не привлечь к себе внимания. Представляешь, что было бы, если бы нас застали здесь? – руки скользнули по спине любимого, оглаживая мышцы, - А нас все еще могут поймать, правда, уже за более приличным занятием, чем могли бы.

+1

25

- То сеть, ты хочешь сказать, что когда-то было иначе?.. - наигранно недовольно пробурчал я, едва заметно улыбаясь, но надеясь, что Дэми не сумеет этого заметить ни по тихому хрипловатому, явно уставшему, голосу, ни по моем лицу по, причине непосредственной близости и пары сантиметров, разделяющих нас. - И я сейчас не про "потрясающе" и "невероятен".. - эту фразу я говорил уже с плохо скрываемым смущением; сейчас, когда мои руки касались тела любимого уже через одежду, а книжные стеллажи не представляли для меня никакого интереса и являлись лишь средством для хранения книг, ведь не было необходимости цепляться пальцами хоть за что-то, дабы удержать равновесие и вертикальное положение, в мыслях яркими вспышками и довольно отчетливо мелькали кадры нашего времяпрепровождения с любимым десятиминутной давности, да и собственное тело еще помнило все прикосновения и разрывающие на части эмоции, я с трудом верил в реальность недавних событий, однако, сложись все снова подобным образом, я бы и тогда не стал отказывать себе в таком удовольствии. На самом же деле, все мое свободное, как впрочем и несвободное, время всегда целиком и полностью принадлежало Гудмэну; взять даже сегодняшний день, когда я впервые за последние пару недель решил наведаться в университет, что бы напомнить преподавателям о своем существовании, ведь в последние годы обучения было весьма важно поддерживать их хорошее мнение о собственной персоне, мнение как о прилежном и способном студенте, который умудрялся совмещать довольно приличную работу с учебой, успевая и там, и там, но хватило меня только на первую лекцию... Впрочем, я ни капли не жалел о том, что поддался на провокацию и соблазнения будущего мужа, но крайне недоумевал, как нам, и правда, удалось соблюдать хоть какие-то правила приличия и не привлечь к себе ненужного внимания, особенно Дэмиэну, не привыкшему к такому моему обращению с ним. - Теперь ты начал немного переживать, что нас может застукать та вредная старушка?. - кажется, улыбка просто не успевала сходить с моего лица, и теперь она стала ответной реакцией на прикосновения ладоней Дэми к обнаженной спине - Все же, если сейчас нас застукают, едва ли это будет выглядеть так уж прилично, учитывая, что половина моих вещей до сих пор валяется где-то на полу.. Любимый был прав, это были ни с чем несравнимые ощущения, совершенно новые для нас обоих, привыкших к нежным и чувственным прикосновениям, к абсолютному уединению, и чуть ли не зашторенным окнам, даже несмотря на то, что квартира расположена вовсе не на первом этаже, которые прекрасно разнообразили нашу сексуальную жизнь и, что-то мне подсказывает, что разнообразия на этом не закончатся..
            Сейчас, пока пропущенное нами занятие едва подходило к середине, а по коридорам можно было проскользнуть незамеченными, хорошо было бы нам поторопиться, но я никак не мог отстраниться от парня, что так нежно и трепетно меня обнимал, словно ненароком касаясь мох губ, и даже мысль о том, что через пару минут мне все же предстоит это сделать, заставляла подгонять время, приближая момент, когда мы наконец окажемся дома и вновь окажемся в плену ласк, рук и губ друг друга.

+1

26

- Иногда тебя ненадолго отбирает у меня твоя работа, но сегодня у нее нет абсолютно никаких шансов, - с ласковой улыбкой произнес я. На самом деле, у нее в принципе никогда не было шансов, потому что, даже расставаясь на несколько часов, я не упускал возможности напомнить о себе милым сообщением или телефонным звонком, заглянуть к Габриэлю на работу на несколько минут или увезти на обед, если была такая возможность. Я старался не упускать ни единой возможности провести побольше времени с любимым, и не важно, было ли это дома, минутка, проведенная вместе у него на работе, или вот такое неожиданное мгновение уединения в стенах университета. - А я именно об этом, - видя смущение любимого, я нежно провел кончиками пальцев по его щеке, словно пытаясь забрать у него это ощущение. – Ты был немного другим, но ведь от этого я не люблю тебя меньше. Наоборот, я увидел тебя с другой стороны, и эта сторона мне тоже нравится, - я понизил голос до игривого шепота. Мне не хотелось, чтобы любимый корил себя за эту вспышку, что сделала его властным и немного грубым, потому что, как бы меня ни смущало это, мне понравилось полностью находиться в его власти. Даже мимолетное воспоминание об этом ощущении посылало стайки мурашек по коже, и я, возможно, даже не отказался бы вновь ощутить этот привкус опасности, смешанной с желанием. Но все же та безграничная нежность, что Габи дарил мне каждый день, и была неотъемлемой чертой моего любимого, была мне всего милее.
- У меня не было времени подумать об этом раньше, я занимался более интересными вещами, - хитро улыбнулся я, на мгновение прикасаясь губами к губам Габриэля. Сейчас я понимал, что даже если бы нас поймали, мне было бы абсолютно плевать на чужое мнение и, наверняка, негодование. Но поскольку этого не случилось, то и размышлять об этом теперь не стоило, - И то, что они, возможно, смогут обнаружить сейчас гораздо приличнее чем то, что могли бы лицезреть несколько минут назад, когда мы оба были без штанов, - я прикусил губу, глядя на Габи из-под полуопущенных ресниц. Казалось бы, уже поздно для этого – я не стеснялся, когда откровенно соблазнял любимого, и смущение не отражалось в моем поведении, когда я кусал губы, пытаясь сдержать стоны, - но я думал, как бы не залиться румянцем, вспоминая о той развратной позе, в которой я находился минутами ранее. - Но все же я бы не хотел, чтобы кто-то увидел нас даже сейчас, потому что это, - отстранившись, я провел ладонями по обнаженному торсу Габриэля, - могу видеть только я.
Отступив на шаг, я прислушался к своим ощущениям. Я ощущал легкую и вполне объяснимую боль, но попытка не замечать ее оказалась очень даже успешной. Сделав пару шагов, я нагнулся за одеждой любимого, попутно пытаясь подавить тихое «ой». С легким расстройством я смотрел на то, как футболка скрывает тело Габи, но мысль о том, что это ненадолго, вертелась в голове, отчего мечтательная улыбка не желала сходить с губ. Поправив куртку, что уже вскоре оказалась на плечах любимого, я отметил, что никто наверняка не смог бы заметить, что с момента нашего появления в библиотеке произошло что-то необычное. А вот я неизменно видел засос, появившийся на его шее благодаря моим «стараниям» и то, что волосы Габриэля были чуть более растрепанными, чем ранее. Забрав с полки книгу, что стала причиной нашего появления здесь, и которой я теперь был очень благодарен за это, я взял любимого за руку и не спеша, чтобы не привлекать внимания редких встречных студентов легкой хромотой в моей походке, двинулся к выходу из лабиринта книжных полок. Библиотекарь окинула нас привычным для нее строгим взглядом, занесла нужную информацию в свой компьютер и вернулась к чтению какого-то детектива. Людей в коридорах практически не было, поэтому наш побег с занятий наверняка будет замечен только лишь преподавателям, на чьих лекциях мы так и не появимся.
- А вот теперь можно подумать, чем заняться дома, - с улыбкой произнес я уже когда мы подходили к машине. Усевшись на водительское сидение, я неспокойно поерзал и понял, что сидеть мне катастрофически неудобно, поэтому хотелось поскорее приехать в нашу уютную квартирку и расслабиться, упав в мягкую постель. - Я бы не отказался от долгих поцелуев с возможным добавлением в них привкуса мороженого и шоколада. Мы сегодня, конечно, не самые прилежные студенты, но, думаю, можем себе позволить маленькие приятности, - я подмигнул устроившемуся на пассажирском сидении Габриэлю и, заведя машину, выехал со стоянки.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Потому что тишина должна быть в библиотеке