vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » u my victim


u my victim

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Valentine Ross и Misha Berrouze
Место: около дома Дэвида (дядя Валентина)
Время: 16 октября 2012
Время суток: 12 часов дня
Погодные условия: тепло и солнечно
О флештайме: ты узник в золотой клетке, а мне так хочется узнать тебя. Все чего я хочу всегда оказывается в моих руках. Ты будешь моим? А все начнется с такой невинности - давай дружить...

Отредактировано Misha Berrouze (2013-10-22 12:38:21)

0

2

Полчаса.
  Полчаса всегда хватало, чтобы съездить проверить пустующую квартиру, брошенный невесть на кого книжный магазин обрастающий пылью, прихватить счета на оплату и вернуться к Дэвиду.
  Полчаса всегда оставалось до того срока, когда моя судьба повиснет на волоске, а на горизонте замаячит очередное наказание от строго хозяина. Полчаса я мог посвятить себе, побыть где-нибудь, заняться тем, что мне хотелось бы или просто зайти в любимую кофейню, пропустить чашечку капучино, но я все равно возвращался сюда. Ровно за полчаса до истечения отведенного мне часа.
Он не любит, когда я опаздываю. Он вообще не переносит не пунктуальности, безответственности, а еще, кажется, моей мягкотелости и того щенячьего взгляда, которым я его провожаю всякий раз. Удивительно, как он терпит меня, и если бы не наши "отношения", кто знает, может он вообще забыл бы о моем существовании, как и раньше, до той первой встречи. Знал, что есть, но и не думал искать.
  Иногда, в сердцах, я желал, чтобы тот день никогда не случался, проклинал его и себя, тихо сходил с ума от невозможности что-либо изменить, а потому снова затихал до поры, радуясь тому что есть, до очередного срыва. Да... Срывы. Разве что так и можно назвать те моменты, когда доведенный по полного психологического истощения, я представлял собой безжизненный овощ все то время, когда не находился непосредственно подле Дэвида. Попал в зависимость от него и маялся с этим.
  В последнее время становилось все тяжелее осознавать свою непроходимую тупость и наивность, молча замечать на нем следы оставленные женщинами и молчать, отводя глаза. Нету у  меня права что-то ему предъявлять. Я сам выбрал, не зная, к чему может привести такая жизнь.  Не подумал, что когда-нибудь, да еще и так быстро, обрасту чувствами к этому человеку. А теперь уже поздно было кусать локти.
  Странно, но заходить внутрь совершенно не горю желанием. Потому и сажусь на тротуар, рядом с подъездной дорожкой, с ощутимым облегчением не находя на его машины у парадного подъезда. Значит уехал куда-то, может к бабе очередной... Вряд ли у него есть постоянная, хотя.. Он никогда не говорит об этом. Вообще не распространяется о тех, кого трахает помимо меня, считает что не мое это  дело да и отчитываться перед "тварью" он не обязан. Тоже верно. Эх...
  Но раз его нет, то я могу опоздать. Знаю, что мажордом меня прикроет. Жалеет, может, потому что знает правду, как она есть. Наверное, стоит пойти куда-нибудь, хотя я вовсе не уверен, это это отсутствие Дэвида не является мнимым, своего рода проверка. Потому и не рискую уходить далеко. Досижу остаток часа тут на обочине, а потом уже и в дом заявлюсь.  Все равно идти некуда.
  "А на следующей неделе надо съездить на кладбище к родителям," - строю планы, которые могут и не сбыться и закуриваю, окутывая себя тяжелым ментоловым дымом. Кутаюсь в куртку, словно спасаясь от озноба, а ведь  погода блещет.  Тепло, хорошо, и только я, по-стариковски, кутаюсь во сто одежек, то ли спасая от чужих взглядов синяки, то ли действительно пытаясь согреться. Может заболеваю? 
  Ну, что за день...
  Откуда-то со стороны доносится громкий девичий голос, что я невольно высовываюсь из-за ограды, с любопытством глядя на блондинистую смутьянку.
- Чем-то могу помочь? - смотрю прямо на нее, несколько устало, потягивая шею. Она минут пять назад настолько громко разговаривала по телефону, что запросто могли сбежаться все сосед окрест, но, с частью, появился только я. К счастью ли?

+1

3

Я уже не знаю где сон, а где реальность. Моя реальность хуже любого сна. Во сне я вижу гибель родителей, наяву меня сжирают последствия их ухода. Честно, я не знаю какой сегодня день и как давно я стала такой. Как давно я превратилось в нечто среднее между зомби и призраком. Мой голос, его почти нет, он сорван от вечных криков, истерик, скандалов. Я засыпаю с мыслью, что хочу умереть, просыпаюсь с тем, что нужно жить, хотя бы для того, чтобы изжить Делсина. Почему жизнь забирает самых дорогих? Почему я жива, а их нет. Я хочу быть рядом с ними, надеюсь им лучше чем мне.
Таблетки, это мой завтрак обед и ужин. Я не могу без них, моя крыша едет, такими путями я окажусь в дурке.  Транки – единственное, что держит здравый рассудок в моем теле. Таблетки и сигареты, мой будничный набор, но даже с ними я хуже часовой бомбы. Я разрушаю все на своем пути и не важно люди это или табуретка. Я проникаю в души смертных и поселяю там хаос, хочу, чтобы все терзались такой же болью, как и я. Мишель совершенно не сильная, это прекрасный миф, который ты, моя девочка, сама и возродила. Сейчас ты бежишь и прячешься от всего, в том числе от самой себя. Какого это? Быть не собой. Ты бы заплакала, ты бы рыдала, но на это ты не способна. Что это конституция или упертость. Выплакай всю ненависть, живущую в твоем теле…куда уж там, это же сейчас весь твой смысл жизни. Ненависть. Ненависть, как красота, она не исчезает. Когда-нибудь я захлебнусь ею.
Какого это приходить домой, а там пахнет мужским парфюмом, от которого тебя тянет блевать. Какого это жить с мужчиной, который тебя никапельки не понимает и порочит дом своим существованием. Дом, в котором ты знаешь каждый уголочек. Да, я любила в детстве бродить по нему, прятаться и мечтать. А он, он пройдя вдоль коридора уже не может найти дорогу назад. Как же я ненавижу тебя из-за сходства с отцом. Ты как дьявол прекрасен, ты и есть дьявол в моей жизни, исчезни.
Я захожу домой и вижу его, демона своей жизни. Нет. Нет! Какого черта ты тут забыл. Я в истерике выбегаю из дома, я не хочу видеть его. Неужели он не понимает, какую боль причиняет его присутствие. Я не разговариваю с ним вживую, после того как мы вернулись от адвокатов. Все наши разговоры заключаются его диалогах и моих уходах от него.
-Убирайся из моего дома. – истерика захлестывает меня. Контроля над телом нет, слова летят сами в трубку. Зачем я ему звоню. Через пару минут его бы уже не было в холле дома. Пусть он знает, мои мысли по поводу его персоны никогда не изменяться. – Не смей пересекаться со мной! Выучи мое расписание – глупые слова, не имеющие смысла. Я больше не живу по времени, я не слежу за ним, у меня свой режим, свое чувство всего происходящего. Я хочу внимания, хочу понимания, хочу в ком-нибудь раствориться. Идя вдоль домов, блуждая в переулках, задыхаясь собственной ненавистью, я увидела его. Уже не в первый раз вижу этого невинного парнишку. Глядя на него становится тепло, спокойно что ли. Раньше я видела его только мельком либо он куда-то шел, либо я торопилась. Возможности познакомиться не находилось, а сейчас…возможно он именно тот кто мне нужен. Я будто находилась в зоопарке, разглядывала зверька за клеткой, милого такого и безобидного.
- Хей! – я помахала ему рукой, заметь меня, я тут. Не знаю как, но от истерики и следа не осталось, только немного задыхаюсь, оно и к лучшему. – Я тут, мы с тобой соседи вроде как – конечно ананасового кексика у меня нет, но я могу позже исправиться.
- Помочь? Да, можешь. Ты занят? – наверное, со стороны это похоже на то, как маньяк выманивает жертву на свою территорию. Ужасающее зрелище, я бы нахер послала. – Давай дружить. – я улыбаюсь самой дьявольской улыбкой из своего арсенала. Дружелюбием так и веет. Миша, ты так навязчива. Но в детстве все именно с этого и начинается.- Ты кого-то ждешь?

Отредактировано Misha Berrouze (2013-10-24 01:14:20)

+1

4

Соседи? Ну, допустим. Хотя я за полтора года ни разу не был удостоен столь пристального внимания со стороны других жильцов района.
  Бросьте!
  Только не говорите, что вам не все равно до тех, кто живет совсем рядом. И не обязательно вас должно разделять девять ярдов лужайки - достаточно одной смежной стены рядом находящихся квартир, чтобы со спокойной душой не замечать алкоголика, поколочивающего жену и малолетнего сына; наркомана, для которого очередная доза может стать последней, а его труп найдут только тогда, когда он начнет вонять на весь дом, привлекая крыс; серийного маньяка-канибала, который раскладывает по банкам своих жертв, словно запасы на зиму...
  Или просто хорошего человека... девушку, с которой был знаком еще в школе, но понятия не имеешь, что уже пять лет она живет под боком и работает официанткой в кафе за углом; одинокого старика, которому некому сходить за пакетом молока или просто поговорить; талантливого мальчишку-инвалида.. Никому нет дела. Ни до чего. Никогда.
  А зачем?
  И то верно. Для чего обременять себя кем-то еще. Есть частная собственность, частная жизнь. Частное, личное, собственное - все то, за чем люди забыли о простом общении, бескорыстной помощи и добрососедском отношении. С трудом верится, что где-то такое да существует, а мир еще не прогнил до конца в свете фальшивых улыбок.
 
- "Добрый день, мистер Роджерс! Как поживает Молли?"
  Миловидная бабенка средних лет, придерживая возле юбки выводок галдящих детей, интересуется, заглянув через забор, у молодого мужчины в очках, внешне ничем не примечательного банковского клерка.
  Тот, стоя в просвете окна вытирает изгвазданный в крови нож о кухонное полотенце, и никто не догадается, что двадцать минут назад он зарезал жену, узнав о том, что она спит с его лучшим другом. А еще через полчаса он забьет друга до смерти бейсбольной битой и бросит еще живого на городской свалке.
  Но пока он лишь улыбается соседке, уже прикидывая, что сделает с телом неверной.
  - "К родителям уехала. Ее мать тяжело заболела", - врет, не краснея, а потом добавляет, - "Приходите завтра с Эваном на барбекю."
  И никто ничего не заподозрит до тех пор, пока кто-нибудь из бомжей среди кучи мусора не найдет неопознанный труп.

   Господи, о чем я только думаю!
   Нет, эта девчонка не похожа на маньяка-потрошителя, и где-то глубоко за безумством в ее глазах кроется что-то такое, что невольно вызывает сочувствие. Словно сейчас она остро нуждается во внимании, понимающем человеке рядом и ее выбор, каким-то чудным образом пал на меня.
- Нет, не занят, - пожимаю плечами, стараясь выглядеть хоть немного дружелюбно, а не в конец загнанной жертвой, за спиной у которой дом родственника-таран, а перед ним - девчонка с глазами волка.
– Давай дружить.
- Что, прости? - как это по-детски.
  Вот так просто, будто пятилетними детьми сидим в песочнице, и маленькая девочка с веснушчатым носом и растрепанными косичками предлагает мне дружить. У меня так даже в детстве не было, если честно.
  Моргаю растеряно, не чувствуя, как дотлевшая до фильтра сигарета обжигает пальцы. И лишь когда доходит, роняю ее на землю, почти обижено дуя на обожженную кожу.
- Да нет, не жду, - а между тем, мне все кажется, что Дэвид следит за мной из окна. Даже оборачиваюсь, вглядываясь, не колыхнулась ли занавеска на окне его кабинета. Жить без оглядки на него сложно, кто знает, не получу ли я наказание за то, что говорил с соседкой. Но без общения с кем-то еще, кроме него, я попросту зачахну.
- А давай, - неожиданно для себя соглашаюсь на ее предложение, вымученно улыбаюсь, заправляя за ухо прядь.
  Никогда не знал, как надо вести себя с девушками, а они в свою очередь относились ко мне как младшему брату. Наверное, так было правильно, впрочем, я другого и не знал, а теперь под взглядом молодой соседки робел, не зная куда деть руки.
  Решение, впрочем, нашлось быстро, хотя и без особых затей.
- Валентин, - протягиваю ей ладонь над живой изгородью, чтобы скрепить странный уговор о дружбе, - Ты где-то рядом живешь?
  Пожимаю узкую ладошку и думаю, что все же у нее красивые глаза. Только несчастные очень. И что-то в них есть знакомое: те тоска и безумство, когда в одночасье теряешь всех, кто был тебе дорог.

вид

http://s7.uploads.ru/MVQ9D.jpg

Отредактировано Valentine Ross (2013-10-30 09:57:02)

+1

5

Я не удержалась и предалась пожиранию его аппетитного тела. Зачем он мне сдался, совсем не такой, как меня окружают. Совершенно…или совершенство? Его растрепанная классика, небрежная, фривольная, но она остается классикой. Еще немножко и безупречность. И это не попахивает снобизмом, и он не вылизан по шаблону, от него веет диковинкой. Строгость в одежде и мягкость в лице. Такой контраст. Мне он показался странным, только сейчас. Красивый щенок, охраняющий такой большой дом. Хочу себе такого же. С грустными глазами и теплой аурой. От него как от солнышка идет свет. Не думала, что такие тут живут. Не знаю как его можно назвать, кажется, что он прячет самого себя или что-то в себе. Подавляет свой свет. Я смотрю на его волнистые пряди, они придают некую невинность, легкость. Хочется быть ветром и пройтись по ним. Интересно, а чем он пахнет. Становится как то неловко. Мы люди разных кругов, это видно по его манерам, по одежде. Мы слишком разнимся. Мы как две  капли води – разные. Я бы точно сделала вид, что не слышу и зашла в дом. Я бы не стала тратить на него время, поменяй нас местами. Но сама сейчас домогаюсь его. Глупая Миша. Но он мне нужен…больше чем это может показаться на самом деле.
Странно, он отвечает. С таким безразличием. Хотя я и этого не ожидала. Пожимая плечами видно как поднимаются плечи у пиджака, он похож на маленького вороненка. Пугающий, отталкивающе, но из-за того что маленький, притягивает всем этим. Я улыбаюсь в ответ. Хорошо, что не занят. Ну или стараюсь улыбнуться. Чувствую как каждая мышца напрягается, это тяжело дается. Улыбки покинули этот мир.
- Что, прости? – ну откинь ты всю эту мишуру, откинь. Будь честным, невинным и не опороченным этим грязным миром. Дружи со мной. Дети говорят это от чистого сердца, не ожидая выгода и не ища преимуществ в дружбе. Им просто нравится человечек, за то какой он стоит перед ними. А перед Мишей стояло солнышко. Только сейчас я замечаю сигарету в его руке, точнее что от нее осталось, ну может он и не так невинен, но мы и не дети.
- Не ждешь и сидишь у порога? Как то странно – а может он просто ждал меня. Или я ждала пока он никого не будет ждать, чтобы украсть и поселить в своем отчаянном и потерянном мире? Но я не стала донимать расспросами, сама часто не договариваю.
- А давай, - и тут я растерялась. Мне показалось, что этот парень пошлет меня в красивой форме со всеми правильностями. Но ответить на мое предложение. Спасибо, это твоя главная ошибка по имени…
- Миша – протягиваю ему руку в ответ и притягиваю к себе ближе. – Да, можно и так сказать. – задумчиво отвечаю, от него трудно оторвать взгляд, мне кажется вся я растворяюсь в нем.  Его голос… мягко. – Давай я займу тебя собой…пойдем – тяну его руку к себе сильнее нужного. Это были самые невинные глаза за последних пять лет. Так я не помню на кого в последний раз смотрела – Поверь, это не домогательства. Мне нужно отвлечься и тебе не помешает. - на такие моменты у меня было секретное местечко, странно, но там я ни с кем не бывала, кроме родителей, а сейчас я зову совершенно не знакомого Валентина.

look

http://fashionista.com/images/029.jpg

+1

6

- Скорее не хочу заходить внутрь.
  Там-то точно никто не ждет, а может я и правда ждал, пока меня найдет эта девочка и с шальной улыбкой. Да и куда мне податься, если ни позади, ни, тем более, впереди нет ничего толкового. Есть только то, что никак не откроешь даже самым близким друзьям, не то что девчонке живущей по соседству. Ей не нужно знать. Не хочу ни отпугнуть ее, ни тем более отвратить от себя.
  Ее теплая ладонь в моей руке, сжимающая так уверенно и отчаянно, рвет и переворачивает мой слежавшийся, спрессованный временем мир. бойкий ангел, появившийся из-за поворота смотрит на меня с таким ожиданием, что невольно улыбаюсь, тепло и открыто. У ангела есть имя...
  Миша.
  Как затейливо и как просто.
  А я уже очарован ею, совсем по-глупому засматриваясь на тонкую фигуру, подчеркнутую свободной блузой. Мне это не свойственно, но ее хочется рассмотреть поближе - от нелепых сапог до  светлых локонов. Ей богу, я не соображаю в этом, но видно, это так модно выглядеть как дитя с баррикад времен французской революции? И тем не менее, она выглядит как маленький воробушек - такая же беззащитная, взъерошенная, милая, ее хочется пригреть за пазухой и сказать, что все будет хорошо. Поверит ли она?
- Разве это домогательство? Пойдем, - смеясь,  последний раз оборачиваюсь назад, и... понимаю, что никто не стоит за шторой и не хмурит сердито брови  и не грозит, а значит впервые в жизни можно не бояться. Некому отобрать у меня это маленькое светлое чудо, которому я нужнее, чем кому бы то ни было.
  Сжимаю ее узкую ладонь и, не отпуская, иду вдоль живой изгороди до естественного просвета в ней, уводя и Мишу за собой. И только оказавшись нос к носу, делаю несколько шагов вперед, вместе с ней прочь от этого дома. Ей не нужно находить тут дольше. Мало ли кто из работников моего дяди заметит ее здесь. Потом пойдут разговоры, а еще хуже, они вполне могут доложить обо всем Дэвиду, и тогда мне вряд ли удастся легко отделаться.
  А все таки она хороша. И эти хрупкие узкие плечи хочется покрыть теплой кофтой, обнять, чтобы Миша чувствовала себя спокойной и защищенной, чтобы тревога не касалась ее прелестного лица, а для этого, мне нужно прогнать уже нынешние или хотя бы развеять их ненадолго. Я мог бы увести ее в парк, завлечь аттракционами и дарить облака сахарной ваты лишь бы она смеялась для меня, но чувствую, что именно сейчас это будет лишним, попросту неуместным.
  Я увожу ее за руку по улице, подальше от дома, подальше от всех, кто мог бы нам помешать. Мне хочется сделать какую нибудь глупость, но я лиши осторожно касаюсь пальцами ее светлых волос, словно внушая, что все будет в порядке, а меня ей бояться не стоит, как не стоит и ждать подлости.
- У тебя что-то случилось? - и пусть это не мой принцип - лезть в душу каждому встречному, но меня не оставляет беспокойство за нее, словно уже считаю ее своей.

Отредактировано Valentine Ross (2013-11-09 15:19:13)

+1

7

- Не хочешь? – я тихо произнесла этот вопрос, скорее от удивления, чем для уточнения. Как понимаю. Дома тошно. Посмотрев за его спину, оглядела дом. Он показался таким же как и все, без всякой жуткой энергетики, пристальных взглядов в окно и тем более без надзирателя у дверей. Может и мой дом со стороны выглядит раем, в котором царит идиллия и любовь? Хотя мои крики трудно не услышать.
- Ты живешь с девушкой? – я не успела оглядеть его руки. Парень выглядел весьма представительно и кто знает, почему не хочет идти домой. Может я прекрасный вариант отомстить жене, насолить и показать какой он охрененный. Слишком быстро согласился на знакомство. Я привыкла искать подвох, недоверие еще ни разу мне не вытекало боком. А быть очагом мести или что-то в роли этого не хотелось.
-  Конфликт «отцы и дети»? – потом предположила другой вариант, не то чтобы хотела лезть в душу, просто было интересно насколько мы похожи, что из себя представляет и кто моя жертва в этом мире.
- Прости, допросы это мой стиль общения – не хотелось его отталкивать вопросами, пугать нездоровым интересом и оставаться снова одной. Мне часто говорили, что первое впечатление я произвожу дьявольское, во всех красках этого слова. Слаще суки меня не называли, только через какое-то время люди привыкают ко мне или начинают видеть истинное мое лицо, а может, я и на самом деле меняюсь. Просто знакомиться не умею. Мне хочется сразу залезть в душу к человеку и поселиться там. Забыв о своих проблемах.
Я прекрасно понимаю, что Валентин рассматривает меня, это здоровое любопытство, но как то неловко. Испытываю странное чувство, схожее со стеснением, не могу понять только чего. Его невинный взгляд, наполненный интересом, недоумением и …кажется на его лице улыбка. Да-да, я совсем не твой стиль, но в этом вся сладость. Люблю контрасты, люблю различия, люблю когда люди, как огонь и лед. Восхитительно, когда рядом с тобой человек, такой же как и ты: всегда поддержит, поймет, одинаковые увлечения, интересы – все это обычно и скучно, мне нужны полные противоположности, которые разнообразят мою жизнь. Валентин точно ее разнообразит своей утонченностью и невинностью, обычно эти слова я применяю к девушкам. Уже необычно. Я привыкла к более брутальным, более диким, более окаменевшим экспонатам мужского пола в своем окружении. Мой глоток воздуха на дне океана. Всматриваешься в его глаза, там тот самый океан, с шелестящими волнами. Теплое и непознанное.
- Разве это домогательство? Пойдем, - ты мне нравишься, улыбаюсь в ответ. Но лучше следи за словами, я могу быстро переступить грань дозволенного, ощущая твое расположение ко мне. Слишком уж люблю забываться в сексе, а ты у меня рисуешься с образом братика. Кузена. Такого теплого, заботившегося обо мне всю жизнь, уверена, в твоих объятиях очень тепло и уютно. И я не приверженец инцестов. Ты такой взрослый и невинный – как дожил до такого возраста с невинным личиком? Жизнь всех имеет, а тебя?
- Это намек на то, что стоит подомогаться? – это попытка на шутку, но с моим лицом и выданным акцентом, больше походило на угрозу. Миш, молчи. Ты и юмор, смерть окружающим. Мы достаточно быстро покидаем территорию его дома, как воры или шпионы скрываемся с места преступления. Около 30 минут назад, я так же бежала от своего дома, так странно. Но мне нравится быть в его руке, веди меня, прячь, не хочу видеть этот мир, только тебя.
Кажется, что мы герои какого-то романа или манги, слишком все неправдоподобно. Он создает странную атмосферу, в ней слишком хорошо, как будто меня убеждают в этом подсознательно.
Не люблю, когда касаются моих волос посторонние, хочется сразу отдернуть их, рявкнуть, нагрубить, а сейчас…я молча наблюдаю за его движениями.
- У меня случился ты, - невинная улыбка в его чистые глаза. Конечно, я понимала, о чем именно парень интересуется, но пока не хочу об этом, только успокоилась, а заводиться снова совершенно не хочется. – Тут по близости есть одно местечко, пойдем туда. Пешком минут 30 быстрым шагом. -  я так и не забрала свою руку из его ладони и повела за собой.
- У тебя есть дорогие впечатления из детства? – я старалась занять дорогу вопросами пока шли к моему убежищу. Это был старый и закрытый парк аттракционов. Долгое время туда водили маленькую Мишу родители. Любила выходные проводить с визгами от страха, со сладкой ватой в руках и обязательно поокончанию совместные фотки с мамой и папой. Через месяц его снесут, мой мир мечтаний, мое прошлое, так как в пару кварталах от сюда уже открыт новый помпезный мини диснейленд. Сейчас хотелось именно в мой пар и именно с ним. Я ни разу там ни с кем не была, кроме родителей.

+1

8

Игры стоит, в архив!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » u my victim