Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны


Всё когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Участники: Браунинг и Агата
Место: автомобильная заправка
Время: 20-е числа октября
Время суток: вечер
О флештайме: после того как Тайлер изменил лицо, Агате будет трудно поверить, что это и есть ее старый друг. Особенно, когда ты только что вышла из больницы и видишь в каждом прохожем врага.

+1

2

Условились пересечься с Беккетом на нейтральной территории. Интуиция молчала. Нельзя сказать, что я ожидал подвоха на все сто. Мы вроде как друзья, почти росли вместе. Но люди такие мудаки, когда дело касается денег. Предпочитаю страховаться на сей счёт, "Беретта" покоилась на ремне сбоку под толстовкой. С виду парень просто выскочил на вечернюю пробежку, чтобы никому не мешать. Реализует конституционное право оставаться в форме, так скажем. И блуждать в сумерках. Поэтому АЗС у черты города мне показалась оптимальным местом для "встречи выпускников". Я сказал: приходи один. Пообщаемся. У меня есть парочка вопросов. Необязательно неудобных. Может, я элементарно хочу узнать, чем дышал город без меня. Тем более Беккет оказался единственным, кого не схватили тогда.
Это забавно. Злая ирония вращается вокруг мелочей. Порой мы не замечаем, как сильно детали влияют на дальнейшую судьбу. Бывают косяки. Конечно, рано или поздно это должно было произойти. Хороших воров могут не поймать; талантливых закрывают. Наступает неловкий момент, когда понимаешь, что безупречный план подразумевал всевозможные события, способные возникнуть на пути; на бумаге всё шикарно, но обстоятельства сложились иначе. Вдвойне забавно, когда осознаёшь внезапно, что вопреки логике тебя должны были схватить на сложных операциях, когда ты ушёл спокойно. А запалился на пустяковой вылазке. Значит, такова карма. Признайтесь, у вас точно найдётся подобная история из жизни.
В тюрьме я коротал время трёмя занятиями: качал пресс, причал газеты и не скажу. Юрист и в тесной камере юрист, верен Фемиде, я внимательно следил на резонансными делами на свободе. В Америке разбирались с убийством Трейвона Мартина. Много шума. Чувак играл на консоли, вышел ночью купить "Скитлс" и баночку ледяного чая "Аризона". На обратном пути с прогулки словил пулю. Вот и я сейчас стою у кассы, рука тянется к "Спрайту", вспоминаю, как Рауль у нас тормознул у похожей заправки, только кассир в пончо сидел. И шляпа у него была. Крикнул нам: спокуха, амигос, я заскочу за "Спрайтос". А толку париться? Кража прошла на ура. Ехали обратно с довольные рожами, будто неуязвимы. Действительно, что может с нами случиться? У трёх копов в штатском были другие планы. Я засмотрелся на красивую тёлку, Рауль повздорил в очереди, ствол выпал, твою мать! Не помню, кто первым пальнул. Я в плечо попал, две пули прошли по касательной, одна мне в грудину залетела. Погас свет. Думал, пронесёт как обычно. Проснулся в тюряге. Вэлкам ту Венесуэла, дружище! И теперь вижу совершенно незнакомую рожу в зеркале.
Потом кололи сывороткой правды по посинения. Повезло, что брехня у меня настолько неразрывно переплелась с истиной, что ничего из меня не извлекли толкового. Зато плющило не по-детски. За окнами гуляли видения как сейчас. Стройная медсестра с чёрными как смоль волосами бродила по парковке. Фааак, начинается, надо срочно оплатить содовую и валить на свежий воздух. Ожидание грозит превратиться в паранойю, и странно наблюдать это за мной, я просто не хочу, чтобы меня снова схватили также глупо и нелепо.
- Тебя подкинуть, красотка? - коснулся плеча медсестры. Привычка подходить сзади сработала опять. Без понятия, откуда здесь взялась девушка в белом с красными крестиками. Вроде никто не умирал. Студентка меда возвращается с поздней лекции. Может, на тематическую вечеринку едет. Может, тут порно снимают за углом. Калифорния такая Калифорния. Она оборачивается. - Агата?.. - теряю дар речи. В заточении меня терзали самые разные фантазии - лишний раз я решил дотронуться до неё, чтобы убедиться, что здесь и сейчас она существует в реальном мире.

+1

3

Нет сил. Стены давят. Мучает совесть, что она тут отсиживается, а где-то гибнут люди. Нет, Агата не переживала о тех, кто голодал в Африке, ее мысли были гораздо ближе – Джованни. Три дня назад Гвидо заикнулся, что ее друг пропал. Пропал. Эта мысль глубоко врезал в мозг вместе с той ужасной ночью в Неваде. Вместе с теми 42 часа, проведенными под землей без еды, без воды, без звука, без света, с тухлым воздухом и связанными руками.
С тех самых пор жизнь испанки изменилась. Хотя нет, пожалуй, ее жизнь стала катиться под откос с момента расставания с Уэйтом. После него был Фокс, из-за которого Тарантино сослали в Сирию. Тогда она потеряла сына на пол года. Потеряла слух. Потеряла доверие, стремление, желание жить и радоваться. Несмотря на то, что испанка пыталась себя настроить на хорошее, для всех она стала казаться закрытой, забитой и отчужденной девушкой. Человек, который смотрит на мир через замочную скважину. И только где-то глубоко внутри ее души, в темной комнате, юная леди танцевала томный блюз. Но никто этого не видит…
Эта темнота вокруг… она уже слишком долго находится в ней. И это разрушает ее разум. Стирает то светлое, что осталось. Перемешивает воспоминания. А ночью, когда девушка ложится спать, начинает хаос. Нагромождение картинок…
Эта ночь была не последняя в больнице, но можно было подождать, перетерпеть еще пару дней, прежде чем бежать. Но вот именно сейчас, когда луна похожа на майонезный шлепок – расплывчатый полукруг, Тарантино захотела поехать в дом к Диллинджеру. Конечно, наверняка, в Семье уже побывали в его особняке, но ты ведь всегда будешь думать, что никто кроме тебя не может отыскать чего-то важного. Секреты спрятаны от чужих глаз, но для нее они откроются. Бредово. Но в последнее время ее мир стал похож на сюжет психоделического фильма, а значит, в ее реальности все было объяснимо. Все было нормально.

К дуболомам телохранителям, что стояли, казалось, уже вечность у палаты испанки, девушка привыкла и не замечала их. Даже не пришлось ничего выдумывать, чтоб сбежать из больницы. Как обычно Тарантино кинула «я пошляюсь по коридорам», чем занимала себя довольно часто за эти пять дней, и двинулась прочь. В отделении первой помощи сняла халат медсестры, чтоб не выбегать на улицу в коротких шортах и майке с изображением розового пуделя. Пожалуй, в комплект надо было украсть и машину, но все автомобили имели эти дурацкие системы защиты, что усложняло задачу кражи.
Агата просто двинулась по дороге. Если доберется до своего дома, то можно взять старый пикап и поехать в пригород. Или сразу поймать такси? Но платить нечем. А идея с попуткой всегда была для испанки глупой, потому что именно такие водители, что останавливаются ночью, с хитрой лыбой предлагают расплатиться за проезд не деньгами, а натурой. Поэтому почему бы просто не прогуляться? К тому же, когда ты недавно поел и выпил кофе, путь становится еще приятнее.
Впереди заправка, горит свет. Тарантино хотела обойти ее, в отличие от мотыльков, она не летела на свет, а держалась в тени. Но обходной путь перегородила подъехавшая фура, так что испанка, пожав плечами, двинулась по заправке. Машин было мало, а людей еще меньше. Все это выглядело как начало романа Стивена Кинга, учитывая то во что одета Агата.
Кто-то касается ее плеча. Только бы не продолжение романа Стивен Кинг – успевает подумать Тарантино, и оборачивается. Незнакомый мужчина оглядывает ее с ног до головы, затем снова тянет руку к плечу. По ней-то террористка и заехала, отступая на шаг назад.
- Прежде чем вздумаешь сделать шаг навстречу, предупреждаю, что я сбежала из дурки за ритуальное расчленение двадцати мужчин. Так что дважды подумай прежде чем отвлекать меня. – нет, не исключена возможность, что этому парню просто понадобилась первая помощь. Но Агата не желала сейчас слушать шутки с искусственным дыханием.

+1

4

Всё, клиника. У меня крыша съехала окончательно. Либо я пересмотрел фильмы для взрослых, по части сюжетов у них повороты схожие. И по иронии, куда-то испарились свидетели. Мы одни на заправке, парковку освещает одинокий фонарь, вокруг тьма и эхо, я даже не знаю, что думать. По-моему, если бы остановился папа Франциск заправить свою колымагу, я бы меньше удивился. И это странно. Ведь я скучал по Агате очень сильно. Справедливо будет сказано, что она мне снилась. Обрывки наших будней терзали воспоминания про мафию, наши балконы, её бомбы, казалось, они стали кадрами из совсем другой жизни, где я был другим человеком, причём намного лучшим, чем сейчас. Выглядел тоже по-другому... фааак, до меня дошло. Сейчас придётся объяснять, что я за хер с горы и чего мне надо. Со стороны, небось, я похож на озабоченного парня, пристающего на улице к сексапильным девушкам. Вроде мультяшного волка, который присвистывает проходящим мимо аппетитным медсестричкам: эй, детка, моё сердце остановилось из-за тебя. Как только я представил, на что способна темпераментная испанка, мигом отпрянул. Сработал инстинкт самосохранения. Корпус повернуло в сторону, надёжно прикрывая причиндалы. Носки я тоже вывел из-под удара: я прекрасно помню, насколько Тарантино обожает туфли на длинных шпильках. Воткнёт - мало не покажется. Ночью мужчина внезапно запоёт фальцетом, собачий лай будет ему достойным аккомпанементом. В суматохе совершенно забыл о встрече. Моя беда - привык тщательно планировать, оттого сумбур периодически полностью выбивает из колеи.
- Да-да, ещё ты в свободное время изготавливаешь... - едва изо рта не выпорхнуло волшебное слово "бомбы", но, оглядевшись по сторонам, я решил не будоражить общественность, - ...этим, чёрт возьми, вещи, которые взрываются, - игра бровями: ты, я, бадабум, много бадабума, вспоминай! - Я - Тайлер. Браунинг, - выставил ладони в ожидании, что у испанки глаза из орбит полезут от откровения. - Понимаю, что на слово ты не поверишь, и звучит как нонсенс, но я тебе всё объясню. Давай зайдём внутрь заправки, хорошо? - кивок головой в сторону здания АЗС. Выяснять отношения на улице не комильфо. Впечатлительные личности могут вызвать копов.

+1

5

Мужчина молодец, понял сразу, что к больным лучше не подходить, а посему сделал шаг назад. Из его губ полились слова и испанка силилась прочесть хоть слово. О чем он говорил? Кажется, стал трепаться про ее секрет, про бомбы. Это попытка шантажа? Да нет, странные события и время для шантажа. В голове девушки все путается, в мысли снова врывается желание убежать. Только теперь не до дома друга, а гораздо дальше. К горизонту. Где никого нет, где никто не нарушит покой и одиночество. Она начала скучать по своей свободе.
И не то, чтобы кто-то смел ограничивать ее. Нет, ей никто не ставил условий к какому времени возвращаться домой, никто не приглашал вместе жить, не спрашивал о том ,чем она занималась весь день, но... Это не отменяет того, что Тарантино чувствовала груз на своих плечах. Куинтон начинал постепенно давить ее своим авторитетом, своей властью, деньгами. Да даже своей добротой он давил! Потому что на хорошее отношение тоже надо отвечать хорошим. На признания в любви надо что-то сказать, а не молчать...
Поэтому Агата была столь рада, когда видит новые лица, старых друзей. Была рада, когда день ее встреч с Ним разбавляется чем-то еще. Пусть даже простым побегом. Ей нужно было больше секретов, чтоб расширить границы своего мира, который Он переступил. И, может, этот странный тип напротив мог бы стать ее маленьким секретом? Кажется, он опять что-то сказал. Назвал свое имя? Агата не поняла.
- Понимаю, что на слово ты не поверишь, и звучит как нонсенс, но я тебе всё объясню. Давай зайдём внутрь заправки, хорошо? - он кивает на здание заправки, она прослеживает траекторию его взгляда.
Мало она встречала тех маньяков, которые приглашают не в темный лес, а в тихое место с камерами, запахом бутербродов и парочки персонала, что обслуживают кассу. Так что на это вполне можно было согласиться. Все-таки иногда людям надо дать шанс высказаться.
- Ну хорошо - соглашается. И пока они идут к двери, достает из кармашка блокнот и ручку с эмблемой городской больницы - Напиши свое имя - передает эти два предмета мужчине. - Я глухая и могла не понять как тебя зовут. Ты же не хочешь, чтоб я звала тебя Неудачником? - почему неудачником? Да потому что какой человек в здравом уме будет что-то делать на ночной заправке? Спешить к женщине? Нет, они оба никуда не спешили. А, значит, они два неудачника. Только вот у нее было имя, а у него, в ее глазах, пока что нет.

+1

6

Теперь прекрасно понимаю, что мотаться в Венесуэлу была плохая идея. Но кто же знал, что я останусь сидеть несколько месяцев? Операция должна была продлиться от силы неделю на всё про всё. В итоге вышло вдвойне неловко. Уехал один человек, вернулся абсолютно другой. Мяса больше, новое лицо, стиль одежды даже изменился, включая фирменные кроссы. Конечно, я любил повторять, что я подобен ветру, скитаюсь одиноко по свету, появляюсь внезапно, исчезаю бесследно, но не буквально же меня понимать. Вышло, что сам себе напророчил. Я банально не готов вывалить всё, что произошло за лето. Тупо не знаю, как лучше объяснить, что произошло со мной. Не уверен, с чего начать. Определённо вообще ни встречи, ни тем более разговора по душам сегодня на проклятой заправке между нами не должно было быть. Для подобных тем существуют иные места. Я хотел застать испанку дома, в квартире, где она бровь мою штопала. На худой конец на семейной территории. Но обстоятельства сложились иначе. Я молчу, киваю как заводной в сторону входа в АЗС; Агата подозрительно разглядывает меня. Ох, знать бы, что она думает в этот момент.
- Грасиас. Мега-грасиас! - прям стократное грасиас, подруга, что не стала дебоширить и звать на помощь, равно как за то, что не послала в жопу дьявола (учитывая, что я оттуда только давеча благополучно вернулся). - Напиши свое имя, - в руках оказался блокнот, наступила моя очередь ошарашенно пялиться на Тарантино, которая чудила не по-детски. - Подожди. В смысле глухая? - нонсенс какой-то, она не может быть глухой, я её достаточно хорошо знаю, даже во сне не могут представить глухой, слепой и так далее. Она же Тарантино! Она не может оглохнуть. Ей бомбы не страшны и пули нипочём, мы на пару сигали с крыш... - Ты... ты серьёзно сейчас это сказала? - нет, я отказываю приминать факт, что она меня не слышит. Мне предстоит переварить это. Пальцы тем временем зажили отдельной жизнью, сработал хватательный рефлекс, стержень начал выводить моё имя на разлинованной бумаге. Тайлер Браунинг. Потом я сомну и сожгу. Лишний раз упоминать боюсь, не то, что писать где-нибудь. Молча протягиваю блокнот обратно, уставившись на испанку: глухая?! Как же так, Агата?! Что, чёрт возьми, стряслось с тобой? С нами? Почему мы вляпались в эпическое дерьмо?

+1

7

Этот мужчина казался Агате все более и более странным. Зачем ему вообще она сдалась? Узнал в ней кого-то? Если бы Тарантино так не думала, то не пошла бы за ним в сторону заправки. Мужчина все что-то говорил, отвлекая и обрывая ее ход мыслей. А террористка силилась понять, кто из них более сумасшедший: она, сбежавшая пациентка в халате медсестры, или он, мужчина, что связался с ней. Наверно, смелый малый. Но вот его лицо Та-Та не могла вспомнить. И тут брюнет протягивает ей лист бумаги с написанным именем.
- Браунинг? – читает. И брови испанки поползли вверх. Она поднимает глаза. Ну нет, тот Браунинг, которого знала террористка, был другим. Тогда кто это стоит перед ней? Нелепая подмена? Или несчастный случай?
Агата, несмотря на то, что отсутствовала в стране 4 месяца, знала о том, что их команду покинул вор. Ну, а так как он не был посвящен, его поимкой не занимались вплотную – он был волен браться за те задания, которые были выгоднее ему, а не Семье. Да, террористка не исключала возможность, что это может быть Тайлер. Хотя, если представить, что ему пришлось делать пластическую операцию, то это походит на какой-то криминальный фильм про крутых мафиози.
Или, это все-таки не Тай, а некто, кто захотел подловить испанку.
Жаль, что она глухая, и не слышит его голоса. Даже интонация решила бы многое.
- Браунинг… - повторяет и, размахнувшись, дает мужчине смачную оплеуху. Согнув ногу, снимает туфлю, чтобы как следует огреть по рукам и плечам вора. Шпилька со свистом разрезала воздух, обещая оставить след в виде синяков на теле Тайлера. Вот потом и иди, объясняй своей подружке по любовным утехам, кто это так тебя оприходовал.
- Qué diablos (какого черта) – кричала Агата, оттолкнув Браунинга от себя.
- Думаешь, я поверю в эту чушь?!! – разрывалась испанка от злости. Злость на то, что кто-то решил сыграть в ней в дурочку, и поймать на знакомые имена. А может это очередное покушение? Хотя, слишком глупо будет для покушения.
Она вновь накинулась на парня с кулаками: била по ушам, царапала скулы и шею, пытаясь удушить, желала разбить нос или выбить зуб. И бегала глазами по заправке, в поисках тачки, которой можно будет удачно переехать тело Тайлера.

+2

8

Главное уйти с людного места. В идеале жажду затащить Агату в сортир, там можно будет пообщаться нормально. Нутром чувствую, что обязательно найдётся зевака с повышенной гражданской ответственностью - возьмётся вызывать полицию разобраться со странной парочкой. А что бы вы сделали? Экспрессивная женщина и ошеломлённого вида парень разговаривают на повышенных тонах. Потенциально встреча может перелиться в нечто большее от кровавой разборки до громкого секса - при любом исходе общественная мораль будет оскорблена, у кого-нибудь непременно палец последовательно нажмёт на цифру девять, дважды выберет единицу. Так что давай, красавица, прочитай оперативно надпись и пошли внутрь. Пока никто не задался вопросом, что мы вытворяем.
Воистину немая сцена. Та-Та всматривается в блокнот, я ещё пытаюсь принять то, что она меня не слышит. Этого не может быть. Чёртов розыгрыш, адский заговор, трудности перевода, это временно. Всё что угодно. Тарантино и из не таких передряг выбиралась целой и невредимой. По-хорошему мы оба давно должны были погибнуть, не исключено, что вместе в один день, но мы ведь живы. И тут глухота. Значит, она больше не услышит ни единого моего слова. Ни изысканных комплиментов, ни едких подколов, ничего. Машинально тянет пощёлкать пальцами у уха, чтобы убедиться, что не всё потеряно. Чудеса иногда случаются. Сейчас я всё исправлю, ну же, ну. Но я сдрейфил. Рука опустилась, не хватило силы воли. Слишком боюсь узнать, что правда.
- Верно, Та-Та, - сухо вымолвил я, подняв глаза к ней, к тому моменту перестал терзать себя вопросами, какими макаром смогу объяснить, что нихрена не похож на себя прежнего. Мои проблемы внезапно отошли на второй план. Теперь нам обоим придётся объясняться.
Сначала была звонкая пощёчина, обезлюдевшую парковку пронзило эхо. Щека заныла от паршивой, тягучей боли. Неоднократно я получал удары, но совершенно позабыл, каково получать пощёчину от озлобленной женщины. Шаг назад. Ладонь закрыла горящую половину лица, я думал, у меня голова оторвётся, с такой силой Агата шмякнула.
- Ты что делаешь?! - в ход пошла туфля. - Та-Та, твою мать! - этого я и боялся - шпилек, вот они, родимые, острые как английские стрелы. Туфля рассекла пространство рядом, обрушившись на плечо. Успел напрячься. Не помогло. Шпилька вонзилась в мышцу. Повезло, что испанка решила оттолкнуть меня, разорвав дистанцию - у меня появилась возможность сориентировать, худо-бедно встретить Тарантино. Спина вмазалась с пластиковую стенку забегаловки. Не для того я морду правил, чтобы её расцарапала огненная фурия!
- По запаху определи! По запаху, блин! - девушка увлеклась, я подловил момент, чтобы перехватить руку. Быстро развернул Агату к себе спиной, приставил к баку с пропаном, чтобы она у него ладошками упёрлась. Оказался сзади, плотно прижался торсом к спине испанки. Ноги расположил так, чтобы не было угрозы попадания шпилек по пальцам. - Ты же помнишь, как я пахну. По запаху давай... - ей-богу, демоны внутри меня дали команду сгрести в охапку угольные волосы на затылке Тарантино, но я решил, что в таком случае меня тут вообще на части разорвут, поэтому спохватился. Сказал, смотря в панель, где отражались наши физиономии. Надежда, что по губам она читает. У каждого мужика уникальный аромат, женщины должны различать. Особенно Тарантино. По идее, лишение одного чувства приводит к усилению других, следовательно, обаяние должно вскочить. Да и для взрывотехника обаяние очень важно. - По запаху... ай, фак, не шевелись хотя бы, окей? Замри, остынь и не кричи, - мои руки плавно скользнули по талии испанки. Блокнот я приложил к её плечу, большим пальцем прижал, свободной рукой принялся писать послание подлиннее. Боюсь гадать, как со стороны выглядит.

+1

9

Агата беспокоилась, что кто-то, возомнив себя героем, влезет в их разборки и не даст ей как следует отдубасить идиота, что вздумал ее дурить. Нет, все происходящее было совершено нелогичным и никак не воспринималось испанкой.
Окей, если этот тип был не по ее душу, то по чью? И зачем? Зачем притворяться человеком, который не имел над ней власть? Человеком, который никаким образом не сможет ее шантажировать. Ну, разве что Браунинг вдруг вспомнил про украденную зимой картину, и решил узнать где теперь искать концы. Но, сюрприз, Тай! Картина то превратилась в пепел и пыль. Агата как сейчас помнит, как поднесла зажигалку к холсту. Кощунство! Сжечь тридцать миллионов долларов. По особому глупо и безумно. Но, когда на весы встает собственная жизнь, а на другой стороне деньги, власть, алчность, испанка выберет жизнь. Лучше жить бедно, но свободно, чем в золотой клетке. Поэтому «денежные мешки» ее никогда не привлекали как мужчины. Нет, она не отрицала, что все и всё продается: кто-то за деньги, кто-то за время, кто-то за внимание, кто-то за взаимность. Но Тарантино горделиво и высокомерно считала, что может гнуть цену куда выше «рыночных».
Тайлер защищался, но пока безуспешно, так как испанка все равно ухитрялась попасть по дорогому телу, да еще и побольнее. Но когда ее рука в очередной раз заносится, чтоб ткнуть в глаз, парень перехватывает за запястье и толкнул к баку с надписью «огнеопасно».
- Отпусти – шипит девушка и голос ее звучит глухо и хрипло.
Агата дергается, но Браунинг сильнее. Прижимает ее торсом, заставляя тем самым успокоиться. Если он до сих пор не воткнул ей нож меж ребер, значит можно дышать ровнее. Кстати, о дыхании. Тайлер что-то говорил о запахе. Но из, царивших в воздухе ароматов, испанка могла уловить только запах бензина. Не говоря уже о том, что как пахнет Браунинг, террористка просто не знала. Аромат, который она запомнила лучше всего, был запах земли и пыли, запах песка, что забивался в нос и рот, и скрипел на зубах.
Поэтому оставалось только прислушаться к интуиции и решить для себя, сможет ли она довериться мужчине, что назвал себя Тайлер Браунинг или нет.
- Убери руки – ворчит Агата, когда брюнет «обыскивает» ее, спуская ладонь по талии, до кармана с блокнотом.
- Что ты задумал? – она дергает плечом, мешая мужчине писать. И чувствует, как его рука пару раз соскользнула с листа, оставляя длинный прочерк на бумаге.

+1

10

Жесть. Назначил "культурную" встречу, явился вроде с честными намерениями (пока не будет доказано обратное), задержался, что напиток взять; в итоге вынужден обезвреживать испанскую бомбу, набитую осколками, с большим радиусом поражения. Один неосторожный жест, небрежный выпад - мне труба. Натурально любая случайная мелочь может стоить жизни: перепутал оттенки красного, между проводами проскочила едва заметная искра, цепь замкнуло, взрыв неминуем. Лицо итак чуть не порезали когтями, меня будут хоронить в закрытом гробу, если соберут воедино разбросанные части тела. А ещё столько всего противозаконного не успел сделать на белом свете, глупо погибать молодым, хотя отмечу, безусловно, что умереть от руки шикарной женщины почётнее, чем в венесуэльской тюрьме сгнить, на этом спасибо. Ради неё стоило бежать. Тарантино непредсказуема. Переменчива как погода у меня на родине. У меня никогда не получалось её контролировать, если это в принципе физически возможно. Таким девушкам нужен особенный подход, наверное.
- Я не держу, - злобно констатирую факт, у Агаты руки в данный момент совершенно свободны, ладони удобно располагаются на оранжевой ёмкости с пропаном, пальцы соседствуют с намалёванным черепом и костями. Надпись соответствующая: осторожно, взрывоопасно. Я знаю, кэп. - Да ты попробуй по запаху определить, кто перед тобой. Куда делась пресловутая женская интуиция, женское чутьё? Отключили за неуплату? - почему-то мне казалось, что даже с рожей Авраама Линкольна испанка меня за милю учует, и беседа будет проходить совсем в другом ключе. У меня же непохожий ни на кого голос... который она не слышит, фак... Предложение по аромату меня идентифицировать тоже медленно накрывалось медным тазом. С каждым моментом у меня становилось вариантом меньше.
- Не мешай мне, - приказным тоном обратился я, потому что из-за трюков Агаты вместо слов на бумаге выводились каракули, и это же Агата - у неё вечно имелась своя программа. Начать излагать историю вкратце даже не дала, плечом двинула по блокноту, он грохнулся на асфальт. Ага, не побила, так саботировала - well played, well played. - А помнишь свадьбу? - сдул несколько угольных прядей с лица, из-за резких телодвижений они прилипли к губам; чтобы облегчить задачу, пришлось плавно отвести волосы девушки на одну сторону, полностью обнажая беззащитные шею и плечо. - Лондон, кажется, - кражи смешались, но, по-моему, это было в Великобритании - наша первая встреча. - Отель для молодожёнов, укромный номер на двадцатом этаже, осколки битого стекла, маленький французский балкон, - я чуть ногу себе не сломал, Тарантино была на высоте, картину мы забрали с собой - интересно, где она сейчас? Впрочем мне плевать. - Ты надела полупрозрачную фату с ромбами, которая свалилась в лифте, - провёл рукой по непослушным волосам - мне теперь тоже захотелось убедиться, что испанку не подменили. - Платье корсетного типа с кружевной паутиной, - руки продолжили блуждать по талии, прикосновения помогали вспомнить детали прошлого. - Здесь была буква "J", вензель и два сердечка, - ладонь легла на живот Агаты. - Да-да, потому что, видимо, жениха и невесту звали на одинаковую букву, - переместился к бёдрам. - Слева порез от осколка стекла, я заметил его только в фойе, - палец повторил контур на бедре Агаты, словно это было  вчера. - Справа капля крови, но со стороны могла сойти за вино или помаду, лишь мы знали, что там была кровь, - свободная рука коснулась спины, совершила восхождение по позвоночнику. - Я помог застегнуться, вот так, - шаг за шагом, касание за касанием проделал знакомый путь. - И там все поверили, что мы созданы друг для друга, - вывод: мы прирождённые лжецы и обманщики. Блокнот надо было подобрать, заодно освежить образ до конца, кое-что важное я упустил, существенное... - Там ещё чулки были с бабочками... нет... - машинально приподняв подол на пару сантиметров, я остановился, - ...нет... с летучими мышами, да... - точно, как я мог перепутать? - Но ты их не надела, время утекало, - мы сильно торопились, поэтому... - Я кинул тебе подвязку на правую ножку, - сильнее взял за внутреннюю сторону бедра, пальцы скользнули по ноге. - Что на неё было по центру? Не подсказывай, - закрыл глаза, немного упёрся носом в затылок Тарантино, пока я думал, интуитивно поглаживал то самое места - мне показалось, что в рамках приличия. - Вспомнил: клевер. Там был клевер, - если я не ошибаюсь. В противном случае пора пожалеть, что завещание не оставил, эх. С другой стороны мне некому завещать.

+1

11

Воспоминания, как и мужские руки потекли по ее телу. Можно было просто молчать, только касаться недоступных участков ее кожи, чтобы все объяснить. И странно все это, ведь там, во время ограбления, когда они нагло вломились в номер молодоженом и связали их, ни о чем пошлом Тарантино не думала. Да и сам Браунинг, наверно, тоже. Зато сейчас… Можно было отдать дань памяти и той краже. Наверно, им даже ничего не надо было воровать, чтоб ощутить тот накал страстей, тот адреналин и кайф. Но ведь так интересней, правда? По крайней мере Агате было очень интересно одной прятать картину, искать сбытчика, покупателя, удирать от конкурентов и полиции.
Испанка хмуриться, но не сопротивляется, когда Тайлер возрождает воспоминания, назовем это так.
Ощущает его дыхание на плечах, далее на затылке. Чертовы мужчины, что давят на больное. Чертовы женщины, что готовы стонать от мимолетных встреч.
Чертов белый халат. И эта проклятая заправка. Вся эта обстановка заставляла Агату ощущать себя дешево. Продажно. Может из-за того ощущения вожделения, что появилось совсем против ее воли? И здравый разум кричал о том, что так нельзя. Что где-то в городе есть человек, который ждет от нее верности. Только вот вопрос, а заслуживает ли? Не было открытием для Тарантино, что Куинтон был бабником. И сейчас у нее появился шанс ему отомстить. Но стоит ли вплетать ненависть и месть в отношение двух людей? Отношения, которые должны быть чистыми и легкими, а на деле получались грязными и жестокими.
Закрывает глаза. Делает вздох. И, развернувшись, отталкивает от себя Браунинга. Снова пощечина. И опять по той же горящей щеке.
- Мразь! – выпалила она так, словно не узнала его. Хочет опять напасть с кулаками, но вместо этого толкает Тайлера в плечи.
- Ненавижу тебя! Ненавижу – кричит. И на тихой заправке ее злость в голосе слышна всем.
- Ты меня бросил! – узнала-таки. – Оставил меня одну с этой треклятой картиной! За которой… - готова была выдать их тайну случайным прохожим, потому как была охвачена яростью, но во время опомнилась. Прикусила язык.
- Ты хоть представляешь, что мне пришлось сделать?! – а Браунингу лучше об этом не знать. При мысли, что эти 30 миллионов пришлось сжечь – сердце кровью обливается.
- Odio a ti. Eres un hijo de puta. Donde estabas cuando necesitaba de mí?! Y ahora piensas venir, como si n ive, que no era? Maldición! (Ненавижу тебя. Ты подок. Где ты был, когда нужен был мне?! А сейчас ты явился и делаешь вид, что ничего не произошло? Проклятье!) – террористка грозно ругалась на испанском, метаясь по пяточку взад-вперед, еле сдерживая себя, чтоб вновь не треснуть Тайлеру.
Надо остыть, иначе сюда сбегутся все полицейские города. Вдох-выдох. Тарантино прикрывает рот, проводит ладонью по лбу. Взгляд на Брайнинга.
- Что за рожа на тебе надета? – а, ну да, хотелось бы знать почему Тай, Тайлер Браунинг стоит перед ней в новом свете. Где он, черт победи, потерял свое лицо?
Агата поправила волосы и, огляделась по сторонам. Кажется, приступ агрессии отпустил.

+1

12

Её прорвало. Женщина сошла с ума. Начался второй раунд обвинений, переходящих в крики, удары, искры из глаз, шаровые молнии. Слишком много напряжения между нами, заряды витают в атмосфере. Вдыхаю частицы ненависти. Секунду назад казалось, что наконец-то удалось укротить пламенную Агату, в итоге она скопила сил на новый удар. Опять приходится невольно отступать от парового катка. С годами напор стал выше, я думаю, нет предела гадостей, которые она готова выплеснуть наружу, запустить мне в итак перекроенную жизненными событиями рожу. И я подсознательно знал, что именно этим кончится встреча после того, что мы пережили. После того, как Землю снова заселят из космоса, в учебниках истории напишут, что разрушительную третью мировую войну начали двое, мужчина и женщина в грёбаном октябре на грёбаной автозаправке. Они могли всё изменить, если бы обстоятельства не оказались сильнее. И кое-кто умел бы смиряться с фактами. Имею в виду себя. Я-то точно не требовал тёплых объятий с жаркими поцелуями, с опрокидыванием меня на на капот тачки и фразами в духе "Тай, я приготовила сюрприз для тебя и это не бомба в яркой коробке".
- Да насрать на картину! - можно подумать, "треклятая картина" должна была висеть у нас в бунгало, которое мы снимем на медовый месяц, или над камином в домике, который мы купим за городом. В противном случае я могу стопицот подобных полотен украсть. - Что ты делаешь с нами? - лучше бы об этом заботилась, ведь вещи материального мира давно утратили ценность для меня; как никто иной прекрасно знаю, насколько они мимолётны. - Я люблю тебя! Люблю тебя, дура ты глухая! - угрожающе рявкнул на Тарантино, к тому моменту дистанция между нами существенно увеличилась. - И я не спрашиваю тебя, где ты шлялась! Не спрашиваю, какого хрена твоя испанская задница забыла в Сирии! Умотала туда в поисках приключений, бля. И не ору, какого хрена ты умудрилась взять и оглохнуть у меня! И из больницы свалила. - проскочила нота, словно девушка виновата в том, что потеряла слух, теперь не сможет услышать многого, что я хотел ей сказать. Мне же уже совершенно плевать, я успешно положил болт на меры предосторожности.
- Ты думаешь, я всё это время на Канарах прохлаждался или на яхтах плавал?! Фак нет. Я, блин, тебе не дон мафии. У меня нет собственного клуба и я не торгую акциям. Я - вор! Я краду миллионы, - развёл рукам на манер Иисуса над Рио - да, пусть весь мир слышит. - И всегда буду вором! Это то, кем я являюсь. И угадай что?! - да, ты знаешь, кто я такой что бывает с такими как я. - Сюрприз, женщина, в реальном мире воров садят в тюрьму - не знала? - ага, я не провожу выходные в джакузи с загорелыми красотками и в казино не фигачу купюры, я краду снова и снова. По экзотическим странам мотаюсь исключительно ради того, чтобы грабануть банк или обчистить виллу. - И, может, кто-то у вас тут в ажуре пьёт вино и на светских раутах тусит, а лично я едва не сдох в венесуэльской тюрьме, - молчу уже, что мне ужасную хрень по венам гоняли, но я никого не сдал. - И знаешь, сколько лет мне здесь дали? Сто три года, блядь, строго режима. И неделю назад открыли новое производство, хотят сверху бонусом лет пятьдесят накинуть. Меня Интерпол ищет, ФБР и ЦРУ меня ищут, Капитан Америка меня, блядь, ищет! - Джулиан Эванс на стрёме, прямо сейчас со спутника смотрит. - Так что прости меня, твою мать! В тебя в Сирии из танка ебанули, мне в Венесуэле две пули всадили в грудак - прости, жизнь такова! - изо всех сил треснул кулаком по баку.
Умолк. Уже так привык к повышенным тонам, что тишина вкручивает сверло в уши. Взявшись на голову, я отвернулся от испанки. Впервые мне захотелось убить человека по личным мотивам. Чёрт, как же так?
- Расставим точки над i, - вернул взгляд к ней, начал более спокойным голосом, шаг навстречу. - Мне жаль, что ты чувствуешь себя так, - остановился, приложил два пальца к виску. - Я люблю тебя, Агата. И ты сама в курсах, что никто тебя не любит так как я, - вторая рука прикрыла ладонью сердце. - Но в данный момент я тебя ненавижу. Odio a ti тебя тоже. Это одна из первых испанских фраз, что я выучил в тюрьме на допросах. И мне жаль, что пришлось услышать её от тебя только что и сейчас говорить тебе, - два пальца угрожающе указали на брюнетку, будто ствол на неё направил. - Теперь я снова предлагаю зайти внутрь, потому что не по-джентльменски будет, если я взвалю тебя на плечо и занесу. Por favor? - про рожу продолжим в помещении.

Отредактировано Tyler Browning (2013-11-08 18:18:39)

+1

13

My Darkest Days – The World Belongs To Me
[mymp3]http://www.screencast.com/t/XjvcRH5d|The World Belongs To Me[/mymp3]

Эмоции, что не в состоянии сдержать, пугают. Потому что в такие моменты, когда горло болит от крика. Когда глаза затмевает ярость. Когда хочется сжать кулак посильнее, и двинуть... В этот самый момент проскакивают откровения. Некоторые люди, например, семейные пары, собираются для откровенного разговора на кухне, где она скажет, что нашла чужое белье в его кармане, а он спросит зачем она рылась в его вещах. Некоторые люди ходят к психологам, который за них разъясняется и добирается до истины. Другие молчат, и их признание уходит с ними в могилу. Для каждой правды свой катализатор. Но глупы те разговоры, когда до тебя пытаются докричаться, а ты не слышишь. Перед тобой немое кино, разве что Чаплин потерялся где-то на черно-белой пленке. И страшно, что можешь упустить что-то важное. Но когда с его губ соскальзывает заветное "люблю", становится еще больше не по себе.
Тайлер продолжает речь и Агата делает шаг назад, чувствуя его напор. Ей не нравится вся эта правда. Тюрьма. Вор. Пули. Тарантино силится связать все воедино, но эмоции мешают ей сосредоточится. Его злость ее обезвреживает. Заставляет потеряться и уменьшиться до размера иголки, как Алиса после того как попробовала волшебный гриб. И на секунду она представила себя рядом с Браунингом. Наверно, вышла бы история по круче Бони и Клайд. Оба мертвы, конец истории.
По телу пробегает жар, как у самого храброго воина. На щеках ,если бы не это освещение, можно увидеть румянец. Но нет, не из-за смущения. Отнюдь. Знаете как в древние времена племя проверяло годен ли мужчина на охоту, или будет сидеть в хижине вместе со своей женщиной, оставляя, тем самым, на ее репутации позор? Воина пугали. И если на лице появлялся румянец, если кровь приливала к его голове, то он считался хорошим, храбрым и сильным воином. Если же мужчина бледнел, его сердце уходило в пятки, то он... он был проклят позором. Конечно, времена прошли и методы эти устарели. Но если только представить... если представить, то Агата была воином. Боец, которого страшат признания, потому что она не знает что с этим делать.
Чем ответить тайлеру на его любовь? да и насколько это чувство искренне, а не вызвано желанием обладать? Что ответить человеку, прошедшего через одиночество, побег и обреченность? А ведь Брайнинг был обречен. Точно так же как и она. Словно прокаженные смотрят друг на друга, надеясь, что кто-то или что-то их спасет. Не тело, но может душу?
Агата не стала простить у него прощения, хотя было пару моментов за которые хотелось извиниться. Опустила глаза в пол, смотря на свои ноги в черных туфлях-шпильках. Как все нелепо. Хотелось освободиться от жмущих туфель - орудие убийств. От халата, пропахшего лекарствами, хлоркой и, кажется, спиртом. Хотелось согреться.
- Теперь я снова предлагаю зайти внутрь, потому что не по-джентльменски будет, если я взвалю тебя на плечо и занесу. Por favor?
- Словно ты когда-нибудь поступал по-джентльменски? - риторический вопрос. Ее согласием посетить здание заправки стало движение в сторону дверей.
Надеюсь там играет громко музыка и есть столик в самом углу зала.
Тарантино проходит внутрь, к дальнему столику у стены. В зале, кроме них, несколько путников, дальнобойщиков, которых занесла судьба в Сакраменто. Но они явно не собираются здесь задерживаться. Везучие.
- И давно ты в Сакраменто? - бандитка желала понять сколько времени Тай не думал о встречи с ней и сколько бы не задумывался еще.

+1

14

Ну вот и вывалил. Уловила, проглотила? Молодец. Поехали дальше. И нефиг мне сцены разводить, мы не в бразильском сериале. Повезло, что до драке не дошло дело. Я галантен ровно насколько, чтобы по возможности не опускаться до рукоприкладства в отношении женщин. Я вообще противник насилия как такого. Поэтому ношу ствол. Не вижу смысла выяснять отношения, но порой накапливается критическая масса из недосказанностей, сердечная мышца ржавеет, приходит раз в тысячелетие рубить на корню, чтобы завести двигатель снов. С тачками также. Сломал - запустил. На это философии хватит, душевного стриптиза не будет, посему вечер откровений торжественно объявляется закрытым.
- Оглохла, теперь ещё потеряла дар речи? - что, неужели грозная испанка так быстро сдулась? Я только разогрелся, приготовился к ментальному натиску. И раз - внезапно опять тишина. Слышу только её дыхание. Не привыкла видеть меня таким, да? Ты меня просто плохо знаешь, проверь. Я и не такое могут выпустить на волю. Демонов внутри хватает на все случаи жизни. А пока пошли туда, где меньше эха. Была мысль предложить уйти от холода, чтобы она не простудилась, но я вспомнил, что мы в Калифорнии. То есть горим в аду. Оттуда я обязательно что-нибудь стырю, поэтому меня и там не хотят видеть. - Расслабься, ты напряжена не по делу, - провёл пальцами от подбородка от пупка девушки, будто на расстояние разрезаю в морге. Собственно зловещие ассоциации оставлю при себе. Поорали и переворачиваем страницу.
- Один раз было. С тех пор желание улетучилось, - хмыкнул в сторону, джентльмен из меня довольно специфический, как из Агаты леди весьма условная. Мы не претендуем на нравы в стиле Джейн Остин. Лично у меня белый стал бы повод довести её до кондиции, чтобы она фонтанировала, как у нас на вечеринках юрфака, не будь я вором в бегах, связанным с мафией. У меня вообще в данный момент полно противоречивых идей. Главное не запутаться. - И не вижу смысла нарушать традицию, миледи, - Тарантио планировала устроиться за столиком. Наивная. У меня другое видение ситуации. Террористку я вовремя повернул в пути, обвил за талию и сопроводил в туалет для инвалидов, захватив ключи. Там места больше. И привата больше. Мало ли опять на меня будут кричать, возмущаться, как я мог поступить так, а не иначе?
- Три дня и три ночи. Прибыл из Мексики после того, как полежал в тамошней клинике. А ты чем занимаешься? Ну кроме того, что выглядишь сногсшибательно, - счёл должным упомянуть, присел на стойку с умывальником. - Кстати, раздевайся, пока рассказываешь, - показал пальцем, что бесконечно сексуальный наряд медсестры стоит всё-таки снять. Расхаживать в нём палевно. Со мной особенно. С одеждой потом разберёмся. Я бы ей музон врубил для ритма, только уже поздно.

Отредактировано Tyler Browning (2013-11-14 22:37:24)

+1

15

В туалет? Окей. Агата не сопротивляется, сворачивает по траектории, что прочертил ей Тайлер. Просторный туалет для инвалидов. Холодный свет, кафельный пол и стены. Нелепое место для разговоров.
- Три дня и три ночи. Прибыл из Мексики после того, как полежал в тамошней клинике. А ты чем занимаешься? Ну кроме того, что выглядишь сногсшибательно – лестно было слышать от Браунинга комплимент, хотя Агата подозревала, что это просто у вора привычка такая – вешать женщинам лапшу на уши. Некий альтруист в плане любви и секса.
- А что я? – отвечаю вопросом на вопрос. Да, Агата могла бы рассказать о том, как ей жилось на войне. Или рассказать как больно, когда предает подруга. А может поведать о своих пароноидальных страхах. Но толку во всех этих откровений? Легче не станет. И в жопу тех, кто говорит, что, открывшись, становится лучше. Со временем только будет лучше. И с алкоголем. Никак иначе.
- Я пытаюсь не сдохнуть. А еще… - она сделала паузу, раздумывая как преподнести новость – Я сожгла нашу картину – ну, ту, ради которой неугомонная парочка совершала цирковые кульбиты в свадебных нарядах – Надеюсь, тебе стало хоть чуточку тошно, а то ты слишком довольный – да, подгадить кому-нибудь жизнь, это ее кредо. Запустить ложку дегтя в бочку меда. Может, кривое подсознание хотело таким образом опустить всех живущих на свой уровень? Чтобы так же было больно и тоскливо.
- Кстати, раздевайся, пока рассказываешь – Тарантино даже не поняла зачем ей раздеваться, но забыла об этом спросить, повинуясь тому, что Браунинг мужчина умный, прагматичный, и ему лучше знать.
В конце-концов, сам халат ей стал тоже ненавистен.
Испанка расстегивает пуговицы белой одежонки, рукава которой уже стали серыми. К счастью, или к сожалению, но ее раздевание не походило на те танцы, что пляшут женщины у шеста, томно расстегивая по пуговице.
Под халатом были короткие шорты в фиолетовую клетку и серая майка с рисунком. Сняв халат, террористка вывернула его наизнанку, скрутила в рулон и кинула в урну, избавляясь от улик. Правда никакого преступления Агата не совершала, но это уже было профессиональной привычкой.
- Мне тут надо человека навестить. В гости шла – в наряде медсестры. Поздно вечером. Пешком. Одна. Да, очень логично.
Опускает взгляд на свои ноги. Небось, нелепо смотрятся эти черные туфли на шпильках с майкой с изображением пуделя. Та-Та снимает туфли, понимая, что так не только лучше, но и удобнее.
- И? Что дальше? – девушка развела руками – Мы, вроде, неплохо поговорила, да? – пожалуй, «поговорили» - это громко сказано. Остались вопросы, и можно было бы долго еще жевать мозг друг другу. Но это не их стезя.
Пропал? Я буду скучать. Вернулся? Окей, рада, что все в порядке. Любишь? Мне жаль.
Босиком подходит к раковине, возле которой устроился Тай. Включает воду. Сует руки под струю, ожидая пока вода нагреется. И смотрит в зеркало, не сводя глаз с Браунинга.
- Что ты забыл без машины на заправке? – учитывая, что сей здание находится не в центре города, куда удобно заскочить по пути домой. И если свои мотивы посещения заправки Агата уже рассказала, то внезапное появление Браунинга выглядело подозрительно. Но Та-Та старательно гнала свою паранойю прочь. Хотя трудно отказаться от ощущения, что тебя все хотят убить, когда единственная подруга попыталась сделать это первой.

+1

16

Кому как. По-моему, туалет наоборот служит идеальным местом для дискуссии. Здесь мысли не путаются, включается фильтр в голове, начинаешь яснее отделять сущностное от мимолётного, вечное от проходящего. Да кому я рассказываю? Не зря девчонки ходят толпами в сортиры по больше части для трёпа. Продуктивнее беседа ведётся только в постели, однако у нас другие условия, поэтому пришлось довольствоваться дверью с человечком на коляске. Сидеть за столиком как ни в чём не бывало у меня желания не было.
- Ну да, и тебе нечего сказать кроме того, куда картина делать. Фак, а я думал, что я здесь насквозь материалистичная сволочь, - столько богатств прибрал к рукам, что им в пору смешаться воедино, но я идеально помню каждую кражу: упомянутое полотно действительно было шикарно; в искусстве я не разбираюсь, в отличие от Имса, чувство эстетики у меня крайне специфические и ветреные - я лишь отчётливо знаю, что увидев картину в каталоге, мгновенно заразился желанием забрать её. Через неделю о неё уже не думал, потому что появилась новая цель на горизонте. Не вижу смысла цепляться за прошлое. - Забей на картину. Новую стырим, - безразлично отмахнулся от яда Агаты. Во-первых, она изначально не принадлежала мне, во-вторых, мне важен не только результат, но и процесс. - Переживать должны те, у кого мы украли. Если бы тебя пришлось сжечь, то да - это была бы трагедия, невосполнимая утрата для человечества, - снова усмехнулся, облокотившись на стену. Относиться к потерям предпочитаю философски. Заодно родился повод повторить всё сначала. Посмотрим, чем кончится на этот раз.
- Этот человек Хью Хефнер что ли? - не сдержал смех, мда, если бы меня решила навестить знойная испанка с костюме секси-медсестры, я бы тут же сверился к календарём, когда у меня меня день рождения и можно ли открывать подарки. - Поговорили вообще шикарно, - до боли в висках. Ладонью потёр затылок, попутно скользнул взглядом по шортам. Недурно. Агата осталась такой же, какой я её помнил. Даже вод в раковине вызывает реминисценцию с зашиванием брови у неё дома. - Короче, Тарантино, у меня мало друзей. Можно по пальцам пересчитать. И они имеют свойство становиться врагами и обратно, поэтому я редко по кому пекусь, - да, это правда. Постоянно мотаюсь по миру, не успел пустить корни, не обзавёлся прочными связями. Фраза про катящийся камень, не обрастающий мхом - это про меня. - В мире сейчас происходит много хрени. Вроде только вчера я стал сотрудничать с Семьёй, я уже Витторе сгнил в гробу, Риккарди пропал, в Гвидо то ли стреляли, то ли резали, в общем, я не хочу, чтобы ты глубже погружалась в задницу. Итак ты херово выглядишь... - повернул голову, чтобы ещё раз заценить фигуру. Погладил по спине. - В смысле ты как внешне как всегда безупречна. Но внутри у тебя каша, таракан на таракане, испанские демоны, трэш, угар и содомия. Невооружённым взглядом видно. Береги себя, окей? - как бы у тебя дети есть и все дела. - Не связывайся с мудаками, не позволяй манипулировать собой, оставайся живой, хорошо? - я не хочу прочесть в новостях в один "прекрасный" день о том, что опять в Семье кого-то грохнули и это окажешься ты. - Далее, - проверил телефон на наличие СМС, - зависит от того, торопишься ли ты в гости. Скоро у меня встреча, с большой вероятностью перехода в перестрелку. Поэтому если спешишь, можешь валить, только на "Фейсбуке" меня зафренди. Если нет, то у меня на тебя планы, только тебе придётся продолжить раздеваться, начинай с шортов, - я по ходу объясню, а лучше сделаю.

+1

17

- Забей на картину. Новую стырим – так просто ответил Браунинг, словно речь шла не о миллионах, не о преступлении и возможном пожизненном, а о разбитой тарелке: - Дорогой, я разбила чашку. – Ничего страшного. На счастье.
Агата промолчала. Погрела руки под теплой водой, вытерла их о майку и развернулась всем корпусом к Тайлеру, так как тот уже начал что-то вещать.
Он говорил так много, что испанка не могла уловить, что является информацией первой важностью, а что можно пропустить мимо. Слова, обрывки предложений выстраивались в ее голове в свою цепочку, от части, отличающуюся от той, что пытался донести до нее мужчина.
- … я не хочу, чтобы ты глубже погружалась в задницу. Итак ты херово выглядишь... – террористка усмехнулась. Попробуй тут быть на высоте, когда тебя пытается убить подруга. Когда бывший так и не хочет отдавать сына. Когда сны о войне преследуют тебя, как бы я не отрицала тот факт, что тебе это ничего не стоило. Прошлое оседает на ресницах пеплом потерь.
- Береги себя, окей? Не связывайся с мудаками, не позволяй манипулировать собой, оставайся живой, хорошо? – Тайлер проводит рукой по спине, и Тарантино принимает этот жест как утешающий.
- Хорошо – кивает она. И все это выглядело так, будто вор прощается с ней, чего Агата резко и остро не хотела. – Не ставь на мне крест раньше времени. Еще на твоей свадьбе погуляю. – говорит девушка. Сколько уже пройдено, сколько пережито, сколько говна нахлебано, а она по-прежнему жива. Это что-то значит? Как там любят говорить сильные мира сего: что нас не убивает, делает сильнее.
- Зависит от того, торопишься ли ты в гости. – если учесть, что в гостях ее никто не ждал и живых там не было, то предлог гости был довольно относительным.
- Скоро у меня встреча, с большой вероятностью перехода в перестрелку. – а вот это уже интересней. Спектакль под названием «брачные игры» перерастает в сюжет фильма с Аль Пачино.
И, да, Тарантино могла сейчас вновь устроить разборку о том почему он отмолчался, в какую жопу влез, зачем втянул ее, но… на языке не осталось больше гадких слов.
- Так – останавливает террористка его басни про «Фейсбук». – Я с тобой, понимаешь это? И я надеюсь, что это взаимно – на верность принято отвечать верностью. И за добро испанка всегда отплатит в два раза больше.
- … только тебе придётся продолжить раздеваться, начинай с шортов – э, не, он опять за свое? Теперь девушке казалось все это разводом. Она хмуро посмотрела на Тайлера и скрестила руки.
- Думаешь мой голый зад поспособствует твоему спасению? Или миру во всем мире? – если у Браунинга и был план, то он был крайне странным и подозрительным. Чего-чего, а рассекать голой по заправке ТаТа не желала. Она бы задала вопрос, почему раздеваться надо ей одной, но это выглядит довольно непристойно, разве нет? Хотя для таких людей, как вор и террористка, нет ничего неприличного.
- Расскажи что ты задумал. – настаивала Тарантино, не намереваясь игра в игру Брайнинга, пока не узнает по каким правилам.

+1

18

Агата такая Агата. "Хорошо" у неё звучит как "иди нахуй". Я её помню жутко болтливой. Как любая испаноговорящая женщина она  обожала потрендеть и любила это делать. С потерей слуха она стала напоминать американские горки. Всплески эмоций чередовались с периодами откровенного ступора. То извергает шквал ругательств, то слова клещами приходилось извлекать, словно контуженная. Взгляд вяло ползал по помещению. Мне недостаточно лаконичного тарантиновского "хорошо". Я не поверил. Брюнетка сказала это, чтобы я отвязался поскорее.
- Ты сама на себе крест не ставь. Насколько я знаю, гулять-то ты как раз не любишь, - у девушки чёткие рамки, напоминающие железный занавес времён холодной войны. Хах, похоже на наши отношения, не так ли? Видимо, это семейная фигня. У Марго то же самое, как и у других приближённых ко внутреннему кругу женщин. Собственная программа внутри, не восприимчивая к переменам извне, и фиг её сдвинешь с выбранного пути. Боюсь, что процесс самоуничтожения уже был запущен, поэтому и волнуюсь за её судьбу. - Пообещай, что больше не влезешь в такое дерьмо, - строго предостерёг, пока ладонь разместилась на спине: расслабься, хей, просто отпусти. Надо уметь отпускать, как бы паршиво при этом ты себя не чувствовала. Слишком много шлака вокруг, чтобы парить себя. - И завязывай с нуаром. Тебе не к лицу, - да, стоило спустить в отстойник вместо с грязной водой, я считаю. Нафиг. Но я не фанат лезть в душу, равно как противник душевного стриптиза, всего лишь мысли вслух, не более того. Вряд ли могу хоть как-то повлиять на Тарантино с её совершенно загадочным для меня ходом мыслей.
- Не думаю. Я это точно знаю. Ты недооцениваешь собственный зад, - скрестил руки на груди с видом знатока. - Тем более голый - это вообще другое измерение, - будь в мире побольше эротики, жить стало бы легче. Ну, дети в Африке бы голодали также и политика кишела идиотами, зато моральный дух был бы на высоте. Но это в идеальном мире. В реальности мне всадили две пули в грудину, сегодня могут быстро и эффективно поднять содержание свинца в теле на новый уровень. - Релакс, чести лишать не буду, - я джентльмен, как-никак, да и я не вижу за спиной выдвижной столик для пеленания, куда удобно девушек усаживать для интима в туалете, так что стонов и вздохов не предвидится. - Моя "венесуэльская история" имеет продолжение. Человек предложил встретиться по старой дружбе. Я подозреваю, что он навёл на меня копов, из-за чего я сел, - и нельзя сказать, что мы в одной песочнице машинки гоняли. - Я должен с ними ехать. Но вспомнив, как ты в лифте мужиков шпильками обрабатывала, решил пригласить тебя с нами на чай. И повод есть, ведь мы договорились, что девочек позовём, - здесь и получается маскарад. - Но моя напарница не явилась. Может, её грохнули - хрен знает. Поэтому я предлагаю тебе примерить её образ, - показал пальцами: ладно, пообщаться мы успеем, если выживем, а пока спускай шортики и остальное. Стесняться глупо: все свои.

+1

19

Иногда испанке казалось, что она очутилась на другой планете. Что люди, инопланетяне, хотя нет, стоп, это она была инопланетянкой, разговаривают на непонятном ей языке. Щебечут что-то быстро-быстро, так же быстро, как текут мысли. И тебе не уследить, не понять, а чем больше стараешься, тем сильнее запутываешься.
Казалось, что она погрузилась в быстрое течение реки и ее уносит, смывает. Она тонет с головой, задыхается, но так и не может выбраться. Так и не может понять.
Тайлер всегда был жутко разговорчив, местами не по делу. Он мог разрядить обстановку шутками-прибаутками, сказать бодрое «расслабься, бро» и все вставало на свои места. Хотя бы потому, что с ним было неловко грустить или копаться в себе.
Вот так и Тарантино сейчас неловко и не комфортно, но бежать некуда, дверь заперта.
- Тайлер – мягким голосом остановила Агата мужчину – Я не понимаю тебя – и все в этом было правдой, и за это было даже стыдно. Хотя, у террористке это чувство атрофировано, но какую-то вину перед Браунингом девушка испытывала. Может из-за перепалки возле заправки? Может лучше было бы ей не идти сегодня ночью гулять? А им вовсе не встречаться?

- Моя "венесуэльская история" имеет продолжение. Человек предложил встретиться по старой дружбе. Я подозреваю, что он навёл на меня копов, из-за чего я сел – наконец-то Тайлер решил открыть все карты и рассказать от куда растут корни. Так становилось гораздо интересней. Еще одна история вендетты. Только вот испанка не хотела с головой погружаться в чужую месть. У нее в своем списке на тот свет длинный перечень имен. Но, тем не менее, поспособствовать разоблачению могла.
- Но моя напарница не явилась. Может, её грохнули - хрен знает. Поэтому я предлагаю тебе примерить её образ.
Агата смогла прочесть, что ей вещал Браунинг. Только понимаю это не способствовало. Девушка нахмурилась и скрестила руки на груди.
- Тааак – протянула она слово, прикладывая указательный палец к подбородку – Из невесты в путаны? – ведь она правильно подумала, что когда говорят «позовем девочек» имеется в виду «закажем проституток».
Та-Та весело рассмеялась, прикрыв рот рукой.
- Нет, правда что ли? А трусы зачем снимать? – вообще-то речь шла о шортах, но ведь за бельем дело тоже не встанет?
- Если это развод, ты я признаю тебя пикап-мастером 80 лвл – сказала Агата, начиная стягивать шорты и избавляться от веселой майки с пудельком. Только где вы видели сразу голую «бабочку»?
- А как же высокие сапоги и кожаный наряд? Где мое оружие? – от шуток к делу.
Шорты легко и плавно сползли с ног, зацепившись только за пяточку. И, размахнувшись, террористка кинула одеждой в Браунинга. Вслед могла бы полететь и туфля, но от этого избавляться было еще рано.
- Ну, мой брутальный Джигурда, какие дальнейшие действия?

+1

20

Обнаружил занятную закономерность: чем меньше одежды на Агате, тем она спокойнее говорит и адекватнее воспринимает окружающую действительность. Фак, заберу Нобелевскую премию на следующей неделе, чем не продырявят тыкву, а тем временем мне впору писать в глянцевые журналы статьи о женщинах.
- Чего? - оперевшись локтями, слежу за реакцией брюнетки, по себя думаю: бля, ну и кашу я заварил. Ничего не поделаешь. Мои планы имеют свойство корректироваться по ходу пьесы. Раз нас свела судьба здесь и сейчас, значит, так кому-то надо. Мне-то сто пудов. Лишний ствол понадобится. И женская логика под рукой можем внезапно спасти. Прибить она способна в равной степени, но я оптимистически смотрю на вещи. - Тут нечего понимать. Всё просто как дважды-два, - увы, не тянет меня на обстоятельные брифинги. Пресс-конференцию замутим позже, хоть две или три, лишь бы к утру наступил хэппи-энд. Тарантино на текущий момент только препятствовала, нагнетала страхи. Фиг знает чего боялась. Явно я ей не враг, она не хуже меня знает сию непреложную истину. На клеточном уровне мы понимаем, насколько близки, играем за одну команду, пусть и нарушаем правила.
- Я предпочитаю говорить куртизанка, - звучит благороднее что ли, впрочем разница в сущности невелика, но мне пришлось поорать и спутнику угрожать, чтобы только теперь услышать долгожданный смех. Вот этот настрой я одобряю. Испанка кокетливо прикрыла губы уголком ладони. Ей веера не хватало для полного шика. И я убедился в том, что всё же тканей на ней излишне много. Шмотки скидывай, оставь улыбку и взгляд. Шорты должны исчезнуть хотя бы из эстетических соображений, они не вписывались в обстановку. Футболку я мог пропустить чисто в бытовом варианте: Агата с голым задом и бигуди в волосах жарит яичницу у плиты, но мы сейчас не у меня на кухне, так что я голосую против. - За тем. Представь, что я уличный фокусник, я не могу сразу выдать секрет фокуса, не показав его, - по-моему, логично; всё равно никто не зайдёт и ничего не увидит. У меня всё подготовлено.
Шеста не было, да время поджимало, тем не менее Тарантино стащила второй эшелон с большим удовольствием, нежели первый.  Шорты улетели в лицо, я толком бельё не заценил. Мама миа, ты пошла покорять мир в этих трусиках? Я сражён, хаха.
- В суд подай. Мне в букет обвинений не хватает какой-нибудь перчёной статьи, - начала уже раздеваться - поздно жать стоп-кран. Это бельё терроризм чистой воды. - Давай последний аккорд. Хей, если ты хочешь, чтобы трусы с тебя я снял самостоятельно - так и скажи, не стесняйся - показал, что готов ассистировать с последними деталям. Никто не жаловался раньше. Я встал.

Отредактировано Tyler Browning (2013-11-23 22:56:16)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Всё когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны