Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » enjoy & sorrow


enjoy & sorrow

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://f4.s.qip.ru/qpjF8wjr.png
Участники: Misha Berrouze, Francesca Lupo
Место: съемная квартира Франчески
Время: 6.09.2012
Время суток: вечер
Погодные условия: погода была прекрасная, принцесса была ужасная
О флештайме:

Я сделаю музыку громче, чтобы не слышать твои рыдания.

...
но не уходи

+1

2

Всего две недели назад я была самой счастливой. Когда мы счастливы, часто этого не замечаем, принимаем как должное. Приходя домой мне навязывали ужин, дотошно интересовались моими делами, без стука входили в комнату, запрещали ездить без шлема и целовали пере сном. Как меня это раздражало, хотелось закричать – хватит, я уже взрослая. Мама, поцелуй меня перед сном. С глаз льются слезы, это уже не контролируемый рефлекс. Лицо щиплет, оно красно, раздражено от не прекращаемых истерик. Как я была счастлива две недели назад. Только сейчас к этому пришла. У меня самые лучшие родители, они есть, они в моем сердце. Перед глазами счастливые и улыбающиеся родители, я помню каждый миллиметр их лица. Никогда не замечала за собой таких деталей, но я помню парфюм, которым родители пользовались в последние пять лет. Все запахи смешиваются в единый, голова раскалывается, тошнит, стены давят. Мне одиноко, я захлебываюсь в собственном горе, надуманных мыслях и хочу вернуть в прошлое. Проживать его день за днем до даты их смерти. Я не взрослая, я маленькая принцесса, где эти теплые объятия. Мне они нужны сейчас.
- Сейчас! – крик вырывается наружу, обжигая, царапая сухое горло.  Кричи не кричи, тебя никто не услышит, никто не прибежит на твои вопли. Вся прислуга распущена, ты прогнала всех. Ты не хочешь их видеть, не хочешь, чтобы они видели тебя такой. Сильная, своенравная, высокомерная – этот образ никому недозволенно рушить. Да, я непоколебима даже в такие моменты. Я прячу свою слабость, как и все.
Руки дрожат, но все равно подкуривают сигарету. Пламя такое яркое, теплое, нет горячее, как она. В памяти всплыл образ рыжеволосой девушки. Она сможет меня успокоить, она приласкает и я забудусь. Облизываю губы, на них привкус никотина уже не исчезает. Делая тяги, думала как привести себя в человеческий вид. Чеса не оценит куклу с дефектами. Если в мире существуют демоны, то она из этой разновидности. Не по человеческим меркам прекрасная, утонченная, неповторимая. От нее так и веет сексуальностью и опасностью. Только об одних мыслях о ней низ непроизвольно ноет. Любой импотент станет здоровым рядом с ней. Может она ведьма? Самая безумная и безудержная. Меня считают не нормальной, если я ненормальная, то эта бестия дикая и о правилах не слыхала. Не могу назвать ее аморальной, хотя, скорее всего Чеса именно такая. Просто я идеализирую эту персону. Я настолько зависима от нее, что мне все равно что это за монстр на самом деле. Если от одних мыслей о ней просыпается желание, то представьте как я реагирую при визуальном контакте. Мне кажется, каждый сантиметр кричит о том как жаждет ее. Этой демоницы всегда мало, не могу насытится ее ею. Она не может надоесть, приесться. У нас странные отношения, их и отношениями не назовешь. Взаимоотношения – захотели переспали, захотели вынесли мозг друг другу (точнее это ее развлечение), мне на это не хватает смелости или просто не вижу в этом смысла. Я упиваюсь ее, всеми ее выходками, но мне всегда хочется от нее получить чего-то большего – нет, не любви. Внимания скорее всего. Я хочу проснуться от ее звонка – я соскучилась, сука. Пусть это будет сказано грубо, но от нее.
А в итоге я снова бреду к ней без предупреждения и звонка, не факт, что она будет дома и не факт, что одна. Мне абсолютно похер с кем эта девочка еще трахается, только будь добра, всегда в момент моих желаний будь свободна. Эгоистично? Но я не ангел. Думаю о ней и слезы уже высохли. Мысли о родителях улетучились, сейчас я хочу только ее тело, только очутиться в ее постели.
Такси останавливается у знакомого дома, я сую деньги, там точно больше нужного, это как будто предоплата за ночь с ней. Чтобы уж точно повезло. Три раза стучу в ее дверь, прислушиваюсь к шагам. Франческа дома, моя девочка дома. Только открывается дверь и я не выдерживаю, как опрометчиво.
- Чеса – я сразу кидаюсь ее обнимать и снова слезы выступают, еще бы слюни на ее шею пустила. – Детка, я готова повеситься. Я хочу тебя! – я спускаю свои руки ниже ее талии. – Будь моим успокоительным. – слеза сползает по щеке и завершает жизнь на ее плече.

и сумка через плечо

http://v1.popcorn-news.ru/upload/_450_450_90_ypEl4G.jpg

+1

3

Caged behind my silk, settled inside my cloud of organza and georgette, the idea that I can't share my problems with other people makes me not give a shit about their problems. (c)

+ на теле и на лице свежие ссадины

http://f4.s.qip.ru/HrElFUSf.jpg

Что ты помнишь?
Черный член и перерезанное горло.
Что ты делала?
Член, длинный и довольно худой, глубоко входил в глотку, и Франческа напрягалась и впивалась пальцами в ляжки негра, а он яростнее давил ладонью на затылок. Узкой ладонью с перламутровыми нестриженными ногтями, от которых до сих пор зудела кожа головы.
Что ты делала?
В зале было темно, и кто-то норовился пристроиться сзади. Губы занемели, и Франческа порядком устала, а проклятый ниггер никак не кончал, только что-то мычал на своем ниггерском и, перехватывая Ческу за челюсть, с расфокусированной злостью грозил выбить зубы, если...     
Что ты делала?
Она не поняла, в какой момент все пошло не так. Рука на затылке судорожно дернулась, сжимая волосы и запрокидывая ей голову. Негр спускал, тяжелые капли летели на лицо,  Франческа открыла глаза и закричала от ужаса. Сначала подумала, что у него два рта. Два рта! Из шоколадного горла брызгала кровь. Черная кровь на черной коже и алая – на ее собственной.
Что ты делала? Что ты делала? Что ты делала?
Этим уродам из полиции просто нравится задавать эти вопросы. Больше подробностей, больше. Быстрее, быстрее.
Что ты делала?
Да не знаю я! Я его впервые в жизни повстречала! Просто парень из клуба. Хер знает, кому понадобилось его зарезать. Может, задолжал кому-то.
Или тебе?
Что – мне? Я даже имени его не помню!
Кто докажет, что это не ты?
Да блядь, ты тупой?! Там куча народу была, спроси у них.
Сиди смирно, сучка. Думаешь, показания наркоманов чего-то стоят?
Да пошел ты!
Смех. Мерзкий, наглый ржач. Что ты делала?
Что ты делала?
Что ты делала?
Ты уверена, что тебе это не приснилось?

Франческа со стоном подтянула ноги к животу и проснулась. Приподнялась на локте, с полминуты ошарашенно рассматривая стены квартиры и восстанавливая события последних двенадцати часов. Ломило лицо, значит, в участке били. Значит, все было по-настоящему.
Волосы еще мокрые. Добравшись до дома, первым делом сунула голову под холодный душ (вечная хрень с отоплением), визжала и отчаянно ругалась матом, выцарапывая из волос сгустки крови. А потом бухнулась спать.
Полчаса.
Ческа прижала ладонь к ребрам. Тянуло низ живота, значит, в участке не только били. Франческа низко засмеялась, под конец истерично расхохотавшись. Блядь, какая она везучая.     
Потянувшись, нашла в тумбочке зеркало и косметичку и поправила макияж. Детка, а выглядишь неплохо. Будто тебе пол-утра не ебали мозг в полиции, угрожая выжить из дома, из города, из страны. Круто, я наконец уеду на Ямайку. Хрясь! Наотмашь по щеке, чтобы заткнулась.

Поэтому звонок в дверь мог быть звонком из полиции. Может, здоровяк Джонни пришел за добавкой. Патрулирование, они это называют.
- Сейчас, ублюдок, ты у меня попляшешь, ‒ Фран шипела, роясь в комоде. – Сейчас я тебя разрисую.
Биту она так и не нашла. Яростно захлопнув ящик, подлетела к входной двери и открыла ее, готовая вывалить ушат словесных помоев на служителя закона.
Но в последний момент осеклась.

- Миша, твою мать, больно! – пошатнувшись на каблуках, Франческа взбешенно затрясла руками и попыталась освободиться из объятий. – На моей шее, что ли, повеситься? Этого еще не хватало!
Ческа с силой шлепнула девушку по заднице. Неплохая такая задница, с нежными детскими припухлостями. Франческа не была уверена, что Мише есть хотя бы шестнадцать.
- Детка, отъебись. Таблетки кончились? У меня нет. Попроси у мамочки.
Оттолкнувшись, она развернулась и, виляя бедрами, пошла в комнату. Кажется, в прошлый раз было нечто подобное. Крики и размазывание соплей по щекам. Кажется, в прошлый раз она поссорилась с мамашей? Или что-то там болтала про мамашу. Да какая разница. Имела она эти чужие проблемы.

Отредактировано Francesca Lupo (2013-11-02 18:18:34)

+2

4

Если ты со мной жива моя душа
Каждый новый вдох для тебя одной

- Прости, что с тобой произошло? – только сейчас обращаю внимание на ее лицо, оно конечно прекрасно, как всегда лишенное какой-нибудь нежности, идеальное для злой героини, но с новыми ссадинами, судя по всему совсем новыми. Я спросила на автомате, что с ней, но думаю, все как всегда. Не ждала ответа, но как то разговор надо было клеить, а это всегда дается трудно с этой дрянью.
Очередное доброе приветствие в мой адрес, полное чувств, эмоций понимания и сопереживания. Чес, ты сердца имеешь? Шмыгая носом, закрываю за собой дверь и облокачиваюсь спиной на нее. Я тоже очень рада видеть тебя, милая. И я скучала без тебя. Ах, да, о чем это, эта же сука и мое имя через раз вспоминает. Разглядываю уходящее худощавое тело, тело лишенное какого- либо намека на душу. Видима, снова веселая ночь. Каждая следующая веселее предыдущей. Она не может иначе и я тоже. Хочется налететь и обнять ее и никуда не отпускать. 
- Мне не нужны наркотики, мне ты нужна в кровати! – я начинаю бесетиться. Тихо, про себя, чтобы не было скандала. Она же знает, я потеряла ее. Ее больше у меня нет. Но какое ей до этого дела. – Чес, у меня нет родителей, у меня только ты – по коже пробегают мурашки, ужасные слова. Только ты. У меня только это извращенное создание, которое для меня самое идеальное и красивое, на которое можно любоваться, которую можно трахать и которая ничего не потребует взамен. Хотя признаюсь, иногда мне хочется, чтобы она назвала меня своей, но не вещью, хотя, думаю, она и за вещь меня не держит.
Как я позволяю себя так унижать, почему я терплю ее, почему могу найти ее квартиру с закрытыми глазами, почему я ее знаю. Почему ты сука? Иду вслед за ней, по щекам текут слезы.
- Франческа – ласково и тихо произношу ее имя. Дорогое моему слуху имя. – можно я проведу несколько дней с тобой? – мне кажется ее это ни как не обременит, я тише воды. Ты так часто забываешь о моем присутствии в комнате. Я как кошка. Благодарная и любящая хозяйку. Да разве она может быть чьей-либо хозяйкой? Она с трудом со своей жизнью справляется. – Мне одиноко, тебе разве нет? – мы же похожи, признай свои страхи. – Или тебе все равно на меня? Тебя кто-нибудь волнует? – я хватаю ее за руку, притягиваю к себе и прекрасно понимаю чем это кончится – Не отворачивайся от меня. – а слезы льются. Знаю, что они ее раздражают, но не могу сдержать. Все это закончится все-таки скандалом или моим проломленным черепом.

+1

5

Это чья-то квартира. Здесь чьи-то вещи, сданные в аренду. Здесь спят на полу, трахаются, ширяются, пьют из горла, орут песни, проходят и уходят – дешевый зал ожидания.  Франческа не знает, где ее шмотки, а где чужие. Одно точно: тапочки под кроватью – хозяйские.

Она прошла в спальню, думая о своем, может, напевая какую-то мелодию и не вслушиваясь в нытье Миши. Ческе импонируют люди, умеющие молчать. Как тот парень, что зажал ее к стене. Как тот мудак, что просто взял ее. Как тот сукин сын, что… Когда Франческа говорит, что ее не ебут чужие проблемы – Франческа это и имеет в виду. Но ей нравится восторженность Миши, и когда Гарри что-то мягко бормочет. 

- Так тебе просто надо где-то перекантоваться? – она еще мысленно допевала. – Переночевать можно и на улице.
Ты даже не представляешь, сколько всего можно сделать на улице. Всю свою жизнь Ческа старалась, чтобы в ней было меньше драмы. Получалось обычно наоборот. Please, do it to me again.
Несколько секунд, пока голос Миши набирал громкость, она простояла, уставившись на кровать, с которой только что поднялась, чтобы открыть дверь. Постель была не смята.
И тут Миша совершила фатальную ошибку.
Никогда. Не хватай. Меня. За руки.

Oh my…Франческа жадно вдохнула воздух непроветриваемой комнаты, перед тем как развернуться и…
…закричать
- Не трогай меня! Твою мать, чего…
Flash. Вспышка фотоаппарата. У Миши огромные глаза, полные слез.
Flash. Звук спускаемой воды в унитазе. К черту эти чувства.
Flesh. У Миши нежная кожа и влажные губы.

…ударить
Высвободив запястье, наотмашь с неудобной правой. Все повторяется снова и снова.
- Прекратила немедленно эту херню, поняла? – Ческа погрозила пальцем перед лицом Миши и крепко сжала ее подбородок. Под мягкими щеками – зубы.
- Свали, чтобы я тебя не видела. Свали куда-нибудь подальше! ЖИВО!
Франческа раздраженно взмахнула руками, отталкивая от себя девушку.
- И умойся! – брезгливо вытирая пальцы о шорты, делая шаг назад и бешено ища, чем бы швырнуть.

…вспомнить
Почему ты бьешь меня, мамочка? – Ты плохо себя вела…
Почему ты бьешь меня, Джим? – Ты плохо…
Почему ты бьешь меня, Гарри? – Ты…
Почему ты не бьешь меня, Миша?

…выдохнуть
God.

Отредактировано Francesca Lupo (2013-11-16 03:50:55)

+3

6

Не гляди на её запястья
и с плечей её льющийся шёлк.
Я искал в этой женщине счастья,
а нечаянно гибель нашёл

Я задыхаюсь, задыхаюсь в твоем присутствии, легкие не могут вдыхать в полном объеме воздух. Это страх. Скорее всего я боюсь тебя. Боюсь тебя спугнуть. Мне нужно взвешивать каждое слово, парой даже мысли. Мои действия лишены осознанности в постели, когда я слышу твои стони ни о чем не думаю.  Но какой к черту контроль сейчас? Я еле держусь на ногах, душа еле в теле, готова терять сознание. Но кого это трогает?
Или я просто не могу дышать воздухом царившем в этой квартире. Запах спермы, наркотиков, пота и алкоголя – для кого-то в наше время это запах любви, но я не могу привыкнуть к нему. У тебя свой особенный запах, сучий запах, который сейчас теряется в запахе «любви». Ты прячешься за всем этим или мне хочется так думать.
Зачем я идеализирую тебя? Зачем? Каждый раз причиняя себе этим боль. Давно убедилась, что таких тварей, как ты нужно изрядно поискать и не факт, что найдешь. Зачем ты открыла дверь, сука? Притворилась бы мертвой, ты же шикарно врешь. Ты все время не врешь, я даже не знаю где у нас с тобой правда.
- На улице?  - это удивление, она должна помнить, что я избалованная девчонка из богатой семьи. Что за херню ты несешь? - Не сравнивай меня с собой! Я не такая – ее слова омерзительны, я что крыса какая-то, которая способна приспособиться ко всему? Я к тебе даже не могу приноровиться, а ты об улице. Еще бы на кладбище сразу отправила за поиском гармонии. О чем ты думаешь? Что в твоей голове твориться? Ты хоть понимаешь кто я? Обними меня! СУКА! Я кричала на нее, молча кричала. Мне хотелось, чтобы ее мозг уловил мои электроны, чтобы глядя на меня она все поняла и МОЛЧА исполнила мои желания. Если бы… даже, если я это прокричу ей в ухо, максимум, что мне светит это хороший удар потдых.
Ее голос подобен электрошокеру, рука автоматически разжимается и отпускает любимое тело. Она смотрит на меня. Моя снежная развратная королева. Смотри на меня, хотя бы смотри. Цепкая хватка, кажется, что хватит сил вырвать мою челюсть. Немного воли, слабости с ее стороны и ни один мед-эксперт не признает во мне человека. Злобный взгляд или раздражительный. Не хочу такого. Я требую другого. Требую.
Один из главных страхов – боль. Я не переношу ее, не позволяю поднимать на себя руку. Боюсь синяков, они подобны тату, уродуют аристократизм моей белесой кожи. Рядом с ней готова превратиться в мазохистку.  Конечно, каждый раз зажмуриваюсь от ее замахов, действий. Не обращаю внимания на синяки, это прекрасная память о ней. Синяки проходит, это как маяк – пара к ней за новой дозой.
- Свалить? Ты слышала меня? Может еще прикажешь умереть? – я все-таки кричу, это бешенство. Эмоции покорили меня, я не владею собой. Хочу орать на нее, что бы это слышали все соседи. Чтобы все знали, какая она шлюха, что кроме секса и наркоты ее ничего не волнует. – Ненавижу тебя! -  хочется оттолкнуть ее в сторону, чтобы упала, чтобы почувствовала мою боль, но мерзко прикасаться к ней. Хочется вырвать ее из памяти, стереть из прошлого. Я не хочу тебя знать.  – Франческа! – я выплюнула это имя и направилась в ванную комнату.  Умыться? Ее волнует только мое лицо? Ей нужна безупречность? Идеальность? Но идеальных не бывает, идеален только вакуум. Хлопаю дверь демонстративно, вдруг эта бестия еще не осознала моей обиды и бешенства. 
Сажусь на край ванны, включаю воду. Не заходи, хочу прийти в себя. Хотя ей похер на меня, единственное что может ее волновать, что дышу ее воздухом. Хочу умереть. Не хочу этого дня и последующих. Хочу в мир родителей. Звук воды мешает, подставляю руку под горячий напор воды, рука сразу краснеет, отчетливо просвечивают сини вены и я практически вижу, как по ним несется кровь. Так быстро и бессмысленно. Ей станет легче, если меня не будет. Никто не будет душить любовью, никто не отнимет драгоценного времени. В сумке любого художника можно найти канцелярский нож, пару карандашей, ластик и мини альбом. Мой нож всегда в идеальном состоянии, он легко справиться с кожей, медленно проникая в плоть до самых вен, он легко нарушит движение крови. Меня даже не останавливает страх боли, не хочу жить, в этом я уверена окончательно.  Я не убираю руку из под струи воды, свободной роюсь в сумке и достаю ножечек. Одно движение и оголяю лезвие, в нем отражается все и моя потекшая тушь. Я не размышляю, убираю руку от воды и вонзаю лезвие в запястье. Пытаюсь вести лезвие, но…
- Блядь!!!! Как это больно – сжимаю губы, мне не хватает смелости даже выдернуть нож, струйка крови красиво сочетается с моей кожей. Я оцепеневшим взглядом смотрю на это, все замерло, даже слезы.

Отредактировано Misha Berrouze (2013-11-25 01:53:48)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » enjoy & sorrow