внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Четыре руки для знакомства.


Четыре руки для знакомства.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники:
Dorothee Dietrich, Oliver McFly
Место:
джазовый клуб
Время:
декабрь 2012
Время суток:
около 11 часов вечера
Погодные условия:
не столь важны
О флештайме:
Ты слышишь эту музыку?
Хочешь, полностью ее почувствовать?
Увидеть ее?
Почувствовать, как она разливается по твоему телу?
Подходи.
Не важно, как ты тут оказалась, важно лишь то, что сейчас ты тут
.

+1

2

Проснулась Доротея с ощущением многообещающего дня, казалось мысли ее материализовались, отражаясь и попадая в нее приятным теплом, заряжая энергией. Дав себе понежится в постели до семи утра, что для женщины было никак, не приемлемо, резко скинув одеяло, встала. Свежий воздух слегка прохладного утра приятно холодил ее обнаженное тело, едва прикрытое темно-синей тканью шелковой майки и тонкой полоской ажурных трусиков. Распахнув балконное окно шире, потянувшись, включила музыку.
- Простите соседи, но вы должны были уже привыкнуть, - это предложение она повторяла каждое утро, и счастье, что рядом жила молодежь, не требующая покоя, забываясь крепким сном, особенно под утро, стала одеваться на пробежку.
Привычку к спорту Доротея выработала в себе давно, когда двадцать лет назад, врач сказал ей, что для ее слабой костной системы нужно укрепляться. И с тех пор, каждое утро, будь то выходной или рабочий день, Дитрих бегала. Вот и сегодня не стало исключением из ее правила жизни. Натянув толстовку с глубоким капюшоном и теплое трико, взяла ключи и плеер, сделав музыку потише, обувшись, спустилась с 10 этажа пешком, не пропуская ни ступеньки. Ее хрупкая фигурка, словно молния, проносилась по дорожкам парка, ускользая от сонных взглядов утренних прохожих. Время летело вместе с ней, ускользая со стрелок часов, отмеряя свой счет жизни. Доротея чувствуя приятную ломоту в мышцах, вбежала в подъезд. Навстречу ей спускались люди, улыбаясь в ответ на ее приветствие. Буквально ворвавшись в квартиру, женщина на ходу стала скидывать с себя мокрую одежду. До мозга и костей Доротея была чистюлей.
Приняв душ, растирая себя до боли массажем, приятно устав, присела на край ванны. Она устала быть одна. Хотелось знать, что где-то есть тот, кто поймет ее увлечения, примет ее такой, какая она есть. Но Тея никогда не отчаивалась. Оптимист по жизни, женщина всегда улыбалась, принимая удары судьбы с философским восприятием. Высушив волосы, уложила их прямым прядями, нанесла легкий макияж, скрывая еле видимую «паутинку» возле глаз, наскоро позавтракав, закурила в ожидании звонка начальника. Под мерное гудение загружаемого процессора, Дитрих окунулась в мысли о том, что ей не хватает хотя бы синтезатора. Ее пальцы соскучились по клавишам, а записывать мелодии, возникающие в голове из ниоткуда, не проиграв, было глупо, но и упустить их Доротея не могла. Противный звук скайпа врезался в ее сознание, дернул, словно рыбу крючком. Эта необходимость каждое утро созваниваться с Гансом, который ломал в буквальном смысле ее планы на очередной день, начинала раздражать даже такого терпеливого человека как Дороти.
- Здравствуй Доротея. Мы подумали и решили, что нам нужны фото бывшего губернатора Калифорнии.
- Кого? – опешившая от такого задания, Дитрих не верила своим ушам. – Шварценеггера? Ребят, вы там совсем лишились ума. Я фотограф, не корреспондент. Вы предлагаете мне стать папарацци? Поройтесь в интернете, там фотографий море.
- Ты найдешь лучший ракурс, поэтому и просим свежего.
- А не проще сказать, что я уволена Ганс? Это не выполнимо.
- Ну ну, зачем так радикально. Не зря же подумали о тебе, а не об Оливере, который находится в Лос-Анжелесе. Удачи. И до связи.
Отключившись, Тея, прикрыв глаза, крутила очередную сигарету меж пальцев, думала о главном редакторе не лестные вещи. Эта «ссылка» начинала ее напрягать. Вся радость от солнечного города меркла после вот такого сброса настроения. Ганс был еще тот жук, проныра.
Кофе остыло, и Доротея вылила остатки в раковину, слишком резко ставя кружку на стол. Раздражение так не свойственное ей, поднималось внутри волной. Женщина искала простейший выход из ситуации. Ну не гоняться же за «железным» Арни по побережью? Эндрю! Имя как вспышка в голове. Схватив телефон, быстро набирая номер одного из знакомых по цеху, надеялась, что сумеет договориться с ним о низкой цене за несколько фотографий, что помогло бы отвертеться ей от мытарств в поисках. Эндрю согласился на продажу. Договорились о встрече за городом через несколько дней. Парень был человеком слова и дела, поэтому Дитрих спокойно закурила.
Решив, что сегодня она будет простым горожанином, прогуляется по улочкам, Тея стояла перед шкафом и перед выбором одежды. Всегда сочетая удобство с элегантностью, женщина остановила свой выбор на узких брюках и приталенной рубашке стального оттенка. Накинув кожаный френч, мельком осмотрела себя в зеркале.
- Все отлично, - сказав отражению, надевая мягкие ботинки на платформе, прихватывая сумку, вышла. На улице было тепло, но легкий ветерок только усилился, нещадно терзая ветви деревьев.
Восемь часов было подарено пустоте. Доротея так и не нашла ничего нового, не смогла тонко подметить мелкую деталь образа современного города. Возвращаясь домой, женщина услышала чарующие звуки классического джаза. Остановившись посредине тротуара, улыбаясь, вслушалась в мелодию, медленно поворачивая голову в сторону откуда слышалась музыка:
- Как раньше я не замечала этого места? – сделав пару шагов, потянула на себя тяжелую дверь бара, оказалась в мире прекрасного, ощущая терпкие ароматы кофе, дорогого табака, перемешивающиеся с легкой, ненавязчивой ноткой дорогого парфюма. По телу пробежала легкая дрожь; казалось музыка оживала в воздухе.

Отредактировано Dorothee Dietrich (2013-11-09 19:06:16)

+1

3

День за днем, ну просто день за днем одно и то же. Мы собираемся делать запись, но постоянно отвлекаемся. Знаете, такое странное состояние. Я даже не знаю, что мне, нам, с этим делать. Это даже не ступор и не творческий кризис – материла у нас хватает, идеи так и льются. Просто в один прекрасный момент каждый день мы неожиданно понимаем, что черт, вон та муха так круто летает, или, допустим, в интернете можно такие лулзы найти, вы видели третью главу комикса трансметраполитан? А давайте еще учитывать, что дома у меня стоит приставка с бесконечным количеством игр, которые в мгновение становятся гораздо интереснее того, чем мы занимались до этого. Мне это все чертовски надоело. Я устал. Это, как странно бы не звучало, отнимало совершенно все силы и мне нужен был отдых. И отдых не как бесцельная бродилка где-нибудь в городских джунглях, а как целесообразное занятие, труд, да, называйте как хотите. В общем, мне нужна была работа. Желательно, чтобы она была связана с музыкой, чтобы я мог погрузиться в нее, прочувствовать и утонуть, вдыхая ее, словно воздух.
Невероятно, что долбаеба по характеру по настоящему будет расслаблять джазовая музыка. И именно поэтому я незамедлительно позвонил своему старому другу – владельцу клуба, который ориентировался именно на джазе. Спустя пятнадцать минут у меня уже было все, что мне нужно. У меня была группа на вечер, где я выступлю в качестве контрабасиста и одного из вокалистов, а после мини представления, в моих владениях будет целый рояль, на котором я смогу играть чуть ли не до самого закрытия.
Поэтому после недолгих репетиций с любимым музыкальным инструментом, я бережно упаковал его в чехол и положил в машину, сам сел за руль и выехал из своего гаража. Ребята из группы остались дома, протирать задницы за видеоиграми и напиваться в хлам. Я же, как лидер группы, должен буду их всех скоро растолкать. Хотя, черт, Бэтмен так утягивает, знали бы вы. А Звездные Войны на Вии? Еле удержавшись от того, чтобы не поехать обратно домой и зарыться в виртуальном мире, созданным умелыми художниками и сценаристами с техниками, я, закурив, умело поворачивал руль на перекрестках, немного раздраженно постукивая по рулю. Ну не люблю я машины, что тут поделать? По мне так, гораздо лучше мотоциклы, но разве повезешь контрабас на мотоцикле? Как минимум это не удобно, ну а максимум… Слишком эпично выглядит со стороны, вы представили себе?
В клубе как всегда было очень уютно, ощущаешь себя на нужном месте. Я не знаю, как Джереми это делает. Место обновлялось уже миллионы раз, но каждый из них был по своему уникален. И это все при том, что Джер по специальности радиотехник. Неожиданно, не правда ли?
Репетиция с ребятами продлилась до самого открытия. На уливление с ними было легко и мы понимали друг друга с полуслова, проигрывая одну за одной композицией, смеясь, да и иногда занимаясь всяким бредом. Я почувствовал себя в своей тарелке, понял, что наконец снова расслабляюсь и прихожу в нормальное состояние. Помимо джаза мы, разобравшись на сцене, сыграли так же старых битлов – что-то из серии «вечера трудного дня». Выпив два стакана виски, я был полностью готов к долгому вечеру.
Публики набралось много – сюда всегда приходят люди, которым не нравилась, или надоела клубная музыка. Они приходят сюда слушать, разговаривать, заводить новые знакомства и выпить, чувствуя, что находятся там, где им сейчас это было нужно.
После двухчасового концерта, я попрощался с музыкантами, мы обменялись телефонами и я вышел в зал, сразу же пройдя к черному роялю. Провел рукой по крышке, сел на лавочку, размял пальцы и, перекурив, поднял крышку и начал играть.
Я не играл что-то определенное, это даже была просто импровизация – я выплескивал то, что накопилось внутри меня. Люди, поначалу не понимавшие, что происходит, начали проявлять ко мне интерес. О, что я только не играл, в каких стилях только не звучал рояль – люди порой даже выходили потанцевать. Музыка разливалась по залу, обволакивала его. Это… Это был наш особый оазис посреди грязного шумного города.
Дважды я прерывался и уходил к бару, разговаривал с барменом, он мне рассказывал интересные случаи из жизни клуба, пока меня тут не было. Постоянно подливал, а так же хвастался своими новыми татуировками, которые сделал не так давно. Олд-скул. Я не удивлен, но выглядело все действительно хорошо, а узнав, что он сам рисовал эскизы, так вообще чуть ли не в восторг пришел.
Сейчас же я опять расположился за роялем, засучив рукава рубашки в клеточку, играл опять что-то из импровизированного. Народ все продолжал приходить, я внимательно их оглядывал со своего места. Примечал как они выглядят, уставшие ли они, да и вообще, что им нужно от этого места, что они хотят получить.

+2

4

Остановившись возле двери, Тея прикрыла глаза, наслаждаясь звуками рояля. Ее пальцы непроизвольно поплыли по воздуху, ловя каждую ноту, что играл парень, сидящий за инструментом. Внутри дрожащим звуком отражалось все, что передавала мелодия. Джаз. Музыка буржуазии, но такая завораживающая.
Доротея протиснулась к барной стойке, присаживаясь на высокий стул, подняв руку, подзывая официанта, заказала двойной черный кофе без сахара. Запустив руку в волосы, облокотилась на стол бара. Небольшая усталость в ногах от брожения по городу отступала, настроение поднималось, хотя Тея «страдала» от избытка оптимизма, даже после всех событий сегодняшнего дня и ее настроению нужен был допинг. И конечно же музыка и рисование. Вынув из сумки блокнот, который всегда был при ней, взяв карандаш, словно по наитию, стала рисовать парня за роялем. Она даже не задумывалась над образом. Рука сама скользила по листу бумаги, вторя глазам, которые женщина не сводила с музыканта, лишь мельком касалась взглядом рисунка.
Народу стало больше. Некоторые вышли танцевать, кто-то стоял, обнявшись, кому-то захотелось покрепче напитков, которые официанты только и успевали разносить по залу, ловко лавируя меж столиков. Энергетика зала впитывая силу музыки так и возносили душу ввысь. Доротея ценила людей, которые могли отличить серую массу современных исполнителей, про синтетическую музыку она вообще думать не могла как о таковом музыкальном сочинительстве, от прекрасной школы живого исполнения. Сама она выросла на музыке Армстронга, Матье, классике, на смену которым пришла эра рока. Как же сильно это местами жесткое, местами до умопомрачения мелодичное направление повлияло на становление Доротеи как музыканта.
Кто видел ее рисунки, тот никогда не скажет, что Тея может писать такие мрачные произведения. Но она гордилась этим. Ноты, как некие образы, ложились на воображаемый нотный стан, который она никогда не рисовала для записи мелодий, сливаясь затем с помощью ее пальцев в звуковые ряды.
И вот сейчас, Дороти даже не заметила, как закончив с портретом парня в клетчатой рубашке, ниже стала писать некую мелодию, которая рождалась в ней под игру пианиста. Отстукивая пальцами такт по коленке, другой рукой, записывала ведомые только ей значки, пытаясь успеть за своими мыслями. Дома переложу все на ноты.
Поняв, что спина ее затекла от такого неудобного сидения, женщина развернулась спиной к сцене, положив блокнот, стали пить кофе дальше (обожала она его в любом виде хоть теплый, хоть в виде кубиков льда), при этом все, также выхватывая из воображения звуки.

+1

5

Мне никогда не надоедала музыка. Пожалуй, это единственное, чем я могу заниматься чуть ли не постоянно, совершенно забывая про сон, еду и другие человеческие потребности. Были случаи, когда меня даже бросали девушки из-за того, что я уделял больше времени струнным (как пример), а не ей. Чего же вы хотели от меня, я – музыкант. И музыка всегда будет во мне. Я даже не знаю точно смогу ли я когда-нибудь остепениться, или меня сопровождать в жизни  будут только ноты или гаммы. Привет, я Оливер МакФлай и никакая девушка не задерживается рядом со мной более, чем на пол года. Они мне надоедают. У них своя логика, по которой я постоянно виноват, они высасывают силы, треплют нервы и вытаскивают из кошелька деньги. Они тыкают в свою грудь пальцем, закатывают истерики и требуют слишком многого, того, чего я попросту не могу дать. Не могу вообще, или не могу сейчас, хрен его поймет. А еще я им всегда говорю правду. Всегда. Постоянно. Поэтому лучше их бросить до того момента, когда они начинают в ярости кидаться на грудь с воплями об общей ненависти.
Мне кажется, я слишком отстранился от нужной темы, не так ли?
Провожая взглядами приходящих людей, я подмечал в них все до тех пор, пока мне это не наскучило. После этого я просто отдался нарастающей музыке, прикрыв веки. Музыка вливалась меня, в то время, как мысли о нотах выливались на кончики пальцев. Прямо в голове я делал заметки, делал наброски того, что можно сыграть. Делал переходы и сразу  же выплескивал эту наружу, на клавиши, как будто это было что-то не отдельное, а шло единым произведением. Мой мозг иногда поражал меня в подобном плане импровизации. Я даже не знаю, что это было – годы упорных тренировок, слух, креативное мышление, или гениальность? Но гением я никогда себя не считал – увольте. Не по мне такое завышенное самомнение. Я ведь просто делаю то, что могу, ведь так? Каждый так делает. Например вон та дама, сидящая за барной стойке. Разглядывая ее, я лениво, немного щурясь, приоткрыл глаза. Сидит с блокнотом и карандашом, смотрит на меня, а на лист бумаги лишь изредка бросает взгляды. Я не отвлекаю ее от занятия, она меня, поэтому, стало быть, все отлично.
Стоило ей закончить с рисованием, как она вернулась обратно к барной стойке, а во мне проснулся интерес, что же она там сделала, какой образ, какие линии? Сам я иногда рисовал, но по большей части портреты или натюрморты – не мое. Я рисую то, что у меня в голове. И чаще всего это не самые светлые образы. Смягчив пальцы, я нажимаю на клавиши все тише и тише до тех пор, пока музыка не исчезает совсем. Поводив плечами, разминая их, поднимаюсь со своего места, достаю из кармана пачку сигарет и двигаюсь в сторону стойки, огибая по дороге столики и танцплощадку. Прикуриваю уже около самого бара и, взмахнув бармену рукой, прося налить мне, присаживаюсь рядом с женщиной, с совершенно наглым образом заглядывая ей в блокнот. Знаю, что не все это любят, но ни чего не могу с этим поделать. То, что вижу я – мне нравится. Мне нравится ее стиль, штрихи и прочее. То, что замечаю я краем глаза ниже, нравится мне еще больше. Я вижу музыку.
- Ого. – Неожиданно для себя, а, может и для нее, выдыхаю я вместе с сигаретным дымом под потолок. – Это интересно.

+1

6

Задумавшись, Тея следила за ловкими движениями бармена, жонглирующего стеклом на грани столкновения бутылок и бокалов. Его точности можно было поражаться, удивляться, восторгаться. Но женщина видела в парне дирижера для себя. Подбрасывая то выше, то чуть в сторону стакан, будто читая ее мысли, показывал, где нужно ускорить темп, где снизить тональность, перейдя на низкое звучание. У каждого человека есть свои тайные помощники в различных начинаниях. Доротея как человек глубоко творческий с хорошо развитым воображением, находила этих «гномов» едва ли не в каждом отблеске солнечного луча, если нужен был колер для фото, либо в хаотичности движения или статике расположения чего-либо в пространстве, любом едва уловимом слухом звуке. Она вообще могла просто увидеть или что-то услышать, остановиться и, отбрасывая лишнее из полученного неожиданно образа, сделать набросок для пейзажа или короткой увертюры. Улыбаясь, Тея вспомнила, что написала «Этюд люка» с характерным для этого предмета звучанием и дрожанием при резком соприкосновении с ободом, на котором лежал на асфальте. А теперь эта мелодия стоит на звонке Ганса. В ее телефоне практически все собственного сочинения. Так и сейчас с помощью ловкого «циркача»,  творившего чудеса за барной стойкой, Доротея смогла найти образ мелодии для парня в клетчатой рубашке. Опустив глаза, женщина поняла, что все написанные знаки складывались в звучный образ пианиста.
Прикурив сигарету (у нее была дурная привычка курить практически, не вытаскивая сигарету изо рта, едва ли только для сбросить пепел или затушить – свобода двух рук одновременно), карандашом отстукивала мотив, как сбоку к ней посели. Рука незнакомца легла на стойку. Рубашка в клетку. Над ней слегка склонился пианист, заглядывал в блокнот. Повернувшись на его восторженный голос, Тея взглянула на парня:
- Находите это интересным? Мне кажется, требуется еще образ добавить. Не вижу законченности.
Мельком посмотрев на исписанный листок, ощутила желание подарить его мальчику, так увлеченному общим для них делом. Он был художником жизни, фонарщиком зажигающим свет, давая не заблудиться людям в мире полном бешенных скоростей. Ведь все эти люди, пришедшие сюда сейчас, внимали ему и его игре. Значит, им нужно было это.
- Я не знаю, что из этого получится в итоге, - проговорила, выпуская дым вниз, подальше от лица парня: - но если вы еще сыграете любое попурри или импровизацию, то я могла бы закончить этот маленький рассказ в нотах о пианисте. Подарю на память этот «шедевр», а Вы, если найдете его угодным для звучания, просто допишите.
Потушив сигарету, слегка смочив горло ароматным кофе (действительно зерна были прожарены великолепно), протянула парню руку:
- Доротея, можно просто Тея. Так легче общаться даже несколько минут. Не люблю безличного разговора.

0

7

в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Четыре руки для знакомства.