Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Музыка — универсальный язык человечества


Музыка — универсальный язык человечества

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

За окном осень, а в душе неожиданно февраль.
И что же делать? Как нам быть?
Лишь в музыке находим мы спасения для себя.
И гоним мы от туда холодный наш февраль,
Чтоб не оставил он в душе и следа,
И разрешил прийти туда весне,
Хотя за окнами златая осень.

Alice Norman, Christopher Cross & piano. За окном 03.11.2013.

Отредактировано Christopher Cross (2013-11-03 21:33:32)

+2

2

Ник ушел по делам. По крайней мере так он выразился закрывая утром дверь. Я не спрашивал большего. Я ему не отец, и не дядя, я просто старший товарищ и брат, который взялся его укрыть под своем крылом и дать возможность нормально ночевать и питаться. Его дядя пытался убедить меня, что оплатит все, что парень намутит, но я сказал, что не надо. Мне хватит благодарности.
И кажется, что все должно радовать. За окном осень, любимая пора, когда солнце уже не жарит, а лишь ласкает своими касаниями и лучами, когда приятная погода для пробежки, для отдыха и просто наслаждение погодой и городом, когда душа должна летать, а на деле на ней не спокойно. И не потому, что Миранда забрала дочку и весь день они сегодня будут проводить у Джонсов, и не потому что у меня выходной, и не нужно никуда бежать, никого спасать, никому вправлять мозги и говорить, что стоять на крыше в ожидании порыва ветра, который снесет тебя вниз не стоит, ведь это не выход. По крайней мере не выход для меня. Все дело в предчувствии, когда понимаешь, что надвигается гроза, но увы не знаешь с какой стороны она придет, с какого фронта нападет и что будет за ней. А может это меня наконец-то догнал кризис среднего возраста? Когда понимаешь, что половину жизни ты прожил, а по сути ничего не сделал? Когда кажется, что дом строил не ты, деревья сажал не ты, и дочь не у тебя. Когда кажется, что окончательно оформленная на тебя квартира и не твоя вовсе. Когда просто чувствуешь, что не хватает защиты и надежного плеча.
В середине дня мое предчувствие оправдалось. Пару звонков, и известие о том, что брат вернулся в город. Не лучшее из известий после всего, что было между нами и что он сделал, но да ладно. И вот стоя возле бара, осматривая запасы выпивки я понял одно - пить не хочется. Знаете, бывает такое, когда вот просто воротит от алкоголя, потому что уже в печенках сидит. Поэтому взяв пепельницу по больше, сигареты и зажигалку, я устроился за роялем, так удачно вписавшемся в интерьер квартиры и пылящийся последние два месяца.
А потом, когда пальцы касаются клавиатуры, когда дым от сигареты струится тонкой линий к потолку, танцуя от легкого ветра, создаваемого кондиционером, танцуя как будто прима балерина на самом главном своем выступлении, приходит понимание, что все нервы напрасны, что созданного не вернешь, что мир не стоит на месте. И отпускает. Отпускают когти ярости душу, позволяя ее вспорхнуть. Отпускают объятья боли сердце, которое изнывало от тоски, боли и страдало, обильно обливаясь кровавыми слезами. Когда музыка проникает в душу, та расцветает, когда музыка касается сердца, оно начинает биться в унисон с ритмом мелодии, а пальцы переходят от минора к мажору, и вот стены дома облетает сначала на память об Элизе, потом Турецкий марш, потом венский вальс и сказки венского вальса, и хочется плясать в унисон каждой мелодии, заключить красотку в объятья и закружить ее под музыку оркестра. Становится жаль, что в двадцать первом веке нету баллов и приемом, где танцевали всю ночь, и смеялись дамы прикрывшись веерами, кокетничая с кавалерами в мундирах и сюртуках.
- И кого там несет? - вслух подумал я, затушив сигарету, всего лишь вторую за игру, и ту лишь прикуренную, в пепельнице и направился к двери, чтобы на пороге найти симпатичную соседку с низу, которая вечно попрошайничает у меня то кофе, но соль. Отсыпав ей на сей раз гречневой крупы, я махнул ей на дверь, мол прикроешь уходя, и вернулся к роялю, настроение музыцировать еще не прошло.
Когда я понял, что я в квартире не один, я успел уже проиграть несколько мелодий на память. На меня смотрела Алиса, красивая девушка, практически такая же загадочная, как и та, которая упала в кроличью яму и о которой столько снято фильмов. Она стояла облокотившись плечом о косяк двери ведущей в гостиную и слушала.
- Привет, - проговорил я приветливо улыбаясь. И что привело тебя ко мне в дом? подумал я про себя, но не спеши озвучивать вопроса.

+2

3

Моя жизнь все более походила на драматический роман, нежели на существование обычной стандартной девочки моего возраста. Я проваливалась в депрессию, как моя тезка из известной сказки в кроличью нору. Но она бежала за белоснежным загадочным другом, неизвестность ее манила, она рвалась вперед, к новым знаниям, не в силах угомонить свое любопытство, а я же… Я же наоборот мечтала позабыть все, о чем узнала за последнее время. Чтобы безмятежность и невесомость поглотили меня, оказаться в космосе, где нет ничего, пустота и звезды, красота которых отвлекала бы меня от вечных мук совести.
Или же нет… В последнее время я не думала ни о чем другом, как о своей семье, о своей сестре, что единственная осталась в живых. Я очень долго не желала мириться с этой мыслью, каждую ночь засыпала с мыслью о том, что то письмо, та новость и известие были всего лишь злой шуткой Руни, может так она хотела добиться от меня какого-то ответа? Моя мать жива, она все так же добродушно улыбается всем прохожим, ходит на работу, читает сводку новостей по вечерам и смотрит бразильские сериалы. Я еще ни раз услышу ее голос в телефонной трубке и однажды, однажды обязательно вернусь в родной дом и обниму ее, обниму крепко, касаясь губами сухой кожи и шепча на ушко «люблю тебя, мамочка».
Не знаю, как сказать об этом Элле, да и стоит ли говорить? Если моя бредовая предположительная идея все-таки окажется верной? Что если я права, и это все правда лишь провокация? Не узнаю, пока не проверю сама, а на это нужно время, деньги, хоть какая-то подготовка, безопасное место для сестры, ведь я не смогу взять ее с собой, она и не захочет снова менять дом и уезжать от Чарли.
Он нам нравился, порой мы ловили себя на мысли, что относимся к нему как к члену нашей семьи. Он заботился о нас, баловал смешными и душевными разговорами, знакомил со своими друзьями, со своим лучшим другом Кристофером, от которого веяло тем же святым теплом и добротой. Эти мужчины располагали к себе,  хотя я всегда увереннее чувствовала себя в кампании взрослых и уже сформированных личностей.
Я не могу сказать точно, что именно заставило меня прийти в его дом. Наверное, воспоминания о Руни, о сестре, которая у меня могла бы быть, но не было никогда. Мы близняшки, у Кристофера тоже есть брат-близнец и их отношения сложились не очень удачно, в прочем, как и наши. Но не смотря на это, я часто вспоминала о Ханне, о том, как она могла часами просиживать за фортепьяно, наигрывая одну и ту же мелодию, что услышала в каком-то фильме. В такие моменты она была похожа на ангела, ее кожа светилась изнутри, ладони и тонкие пальцы исполняли безумный танец по клавишам музыкального инструмента, словно она играла не просто песню, словно мелодия лилась прямо из ее души.
Я любила смотреть на нее в таком состоянии, она выглядела не такой сухой, не такой отчужденной, она была мой родной, моей половинкой, частью меня, я восхищалась ею. Та мелодия, ее песня уже несколько ночей звучит у меня в голове, и я не могу ничего с собой поделать. Я хотела научиться играть ее, научиться с помощью своих рук дарить людям то же самое волшебство, что дарила мне Руни.
И Кристо. Находясь за инструментом он был подобен Богу, и я словно загипнотизированная наблюдала за его игрой, когда впервые стала свидетельницей этого хобби. Никогда бы не подумала, что этот мужчина способен на такое, по началу мне казалось, что только лишь свою работу он любит и считает своим хобби. Оказывается, Кросс был очень разносторонним человеком.
Как только я оказалась на нужном этаже, я не успела дотянуться до кнопки звонка – дверь была приоткрыта, и оказавшись уже на пороге я услышала волшебную мелодию, словно приглашающую меня внутрь. Я не стала стучать, не стала предупреждать о своем визите, тихонько прикрывая за собой двери и стягиваю обувь в коридоре, на носочках пробираясь на музыку.
Мне не хотелось его перебивать, и где-то в душе я даже радовалась, что смогла застать мужчину за этим занятием. Он сидел ко мне спиной, яркий свет вырисовывал могучую линию его сильных плеч, эта картина пленила моя ясный взгляд, и я надеялась так же незаметно дослушать композицию, устраиваясь где-нибудь рядом, на полу, или же облокачиваясь на косяк дверного проема, как мое присутствие было обнаружено.
Ловя на себе взгляд я от чего то смутилась, виновато опуская глаза в пол и обнимая себя за плечи, словно в попытке спрятаться и укрыться, повторить свой приход заново, вспомнить про правила приличия и постучать.
- Здравствуй. Дверь была не заперта, ты играл, и мне не хотелось тебя перебивать. – немного заикаясь, но почти уверенно пролепетала я, входя глубже в комнату и останавливаясь рядом с мужчиной глядя на белоснежные клавиши, проводя по ним указательным пальцем. – Мне очень нравится слушать, как ты играешь. Можешь сыграть еще?
- Моя сестра закончила музыкальную школу, я привыкла засыпать под ее репетиции. Иногда мне их не хватает. Ты долго этому учился?

+2

4

Удивительно да и только. Я детстве и подростковом возрасте, когда мне приходилось заниматься фортепиано, я его не любил, почти ненавидел, и каждый раз не понимал, зачем мне этот девчачий инструмент. На деле фортепиано совсем не девчачий, но тогда мне так казалось. И каждый раз, Занимаясь и слыша слова учителя о том, что я могу стать прекрасным музыкантом, я усмехался и мысленно его посылал. Потому что я не хотел связывать свою жизнь с музыкой. Так же как и в университете, участие в музыкальной группе было лишь увлечением и способом убить время.
Но вот сейчас, когда мне уже за тридцать, когда я успел не раз побывать на грани и принимать те или иные решения за секунду до ужаса и катастроф, когда жизнь научила меня, что не все, что она преподносит, стоит воспринимать скептически, и вообще, в моем возрасте пора прекращать валять дурака, я понял, что музыка это куда большее, чем просто написанная на листках ноты, чем простой или не очень порядок из случайных нот, которые кто-то вписал от руки в нотную тетрадь. Музыка это душа людей, это общения с людьми, это универсальный язык, который может передать то, что не всегда может передать жест, слово, взгляд. И утопая в музыке можно исцелиться, потому что она редко кого ранит, как правило, она стремится лечить, даже если этого не желает играющий.
Я разворачиваюсь всем корпусом к Элис, чтобы видеть ее, а не читать эмоции в полированной поверхности инструмента. Киваю, конечно же, соседка не прикрыла плотно дверь, и нет вины этой девушки в том, что так вышло. Я слежу за ее взглядом, за ее робкой походкой, и ощущение, что она и сама не до конца понимает, что делает. За годы работы спасателем я видел разных людей, и разных личностей. И сейчас я вижу, что ей сложно. Может потому что она подросток, может потому что она считает себя в ответе за младшую сестру, а может потому что жизнь у некоторых людей не такая яркая и красочная.
- Вообще, в школе семь лет выносят мозг. На деле нужно всего пару недель, чтобы освоить основные элементы игры, а дальше все зависит от практики и желание. Садись, - я указал ей на комфортное кресло, стоящее в двух шагах от инструмента и вновь устроился за ним, задумавшись всего на пару секунд и то прикидывая что сыграть. Повторяться не хотелось, я вообще считаю повторения иногда абсолютно лишними, а сколько и чего успела послушать Алиса я не знаю, спрашивать сейчас кажется лишним. Я Лишь игрок на фортепиано. Игрок играющий на клавишах, как на струнах души, чтобы позволить музыке открыть дорогу к сердцу девушки, позволить ей забыть проблемы и отдаться волнам спокойствия. Поэтому и музыка из под пальцев полилась спокойная, ровная, аккуратная, даже моментами робкая и нежная, которая обещала защиту и нежность, а не удары и боль. А я ишь играл, не позволяя себе думать не о чем, не хотелось накладывать свои эмоции на музыку не для себя. Это мелодия девушки, моей случайно гостьи, которая пришла что-то желая узнать, найти ответы на свои вопросы, поэтому это только для нее поет инструмент под моими пальцами, лишь для нее он откроет свои тайны. По крайней мере я на это очень надеюсь.
Когда музыка закончилась, я молча снял руки с клавиатуры, развернулся на стуле и встав, пошел закрыл дверь. Случайные гости нам сегодня не нужны. Грей явно устроился опять на моей постели и дрыхнет, отдыхая от приставаний дочери, а я пока побуду хорошим старшим другом.
- Расскажешь? - тихо интересуюсь, когда девушка смотрит на меня и опускаюсь на тот же стул, с которого встал до этого. И не важно, что она будет говорить. Ведь главное, что она это сделает.

+1

5

- Да, наверное, ты прав. Если у человека есть к этому настоящий талант – ему хватит и одного года, а если ни таланта, ни желания нет – то и семи лет будет мало. – Мне часто и во многом симпатизировала позиция Кристофера, не смотря на то, что часто его поступки, слова и поведение в целом мне казались слишком правильными, я воспринимала его своим человеком – а это значит, не стеснялась, верила, и самое главное, доверяла.
Ему хотелось прислушиваться, с ним было комфортно молчать, и у меня не было этого гадкого ощущения и желания что-то поскорее ляпнуть, чтобы нарушить эту неловкую паузу. Рядом с Кроссом я в принципе забывала об этом понятии.
Я попросила сыграть снова, мне безумно нравилось наблюдать за этим процессом, а главное слушать, слушать и чувствовать своей кожей необыкновенной красоты музыку, когда даже невидимые волоски на руках встают дыбом, и все тело покрывается мурашками восхищения и возбуждения. Душа хочет плакать в унисон необыкновенному звучанию черного лакового инструмента.
Как пальцы скользят по поверхности молочных клавиш, как мускулы на спине танцуют плавный и элегантный танец, заставляя наблюдать за каждым движением. Дыхание становится все медленнее, глаза закрываются, я боюсь дышать и молю свое сердце биться тише, чтобы не прерывать эту магию, это вдохновение, это волшебство.
Казалось, что еще пару мгновений, и я буду двигаться в такт музыке, меня уносило, сносило с ног волной смешанных нот и тонов,  я думала о сестре, думала о том, что она бы почувствовала в этот момент? Какие мысли бурлят в ее голове в тот момент, когда она музицирует, когда из под ее тонких пальцев рождается искусство? Музыка – невероятная сила, владеющий ей – подобен Богу.
И Кристо сейчас был моим личным Богом, он словно спустился с небес и дарил мне то самое желанное чувство покоя. Я обнимала себя за колени, скидывая с ног тапки, смотрела в его спину и чувствовала себя… чувствовала себя в безопасности.
Когда музыка неожиданно кончилась, я даже встрепенулась, глядя на мужчину с некоторым недоверием. Рассказать…
- Я бы многое могла тебе рассказать, просто не многое из всего тебе бы хотелось услышать. Я верю, что музыка способна лечить душу, а ты как думаешь? – поднимаюсь с места, неуверенно шагая в сторону Кристо, останавливаюсь напротив, встречая его взгляд своим вопросительным. – Можно я попробую? Ты бы мог быть моим учителем?
- Моя сестра играет на фортепьяно. Ты же знаешь, что у меня есть сестра близнец? Как и у тебя, в копилку наших сходств можно добавить еще одно. – И доброжелательная улыбка, мне нравилось коллекционировать наши сходства и различия, мне казалось это забавной привычкой. – Мы не очень хорошо ладим, но мне бы хотелось ее понимать. О чем она думает, что творится в ее голове, считает ли она меня своим другом. – Что-то лишнее, надеясь сгладить это, продолжаю. – Хочу понять, что она чувствует, когда играет. Каждая композиция несет свое настроение, и если я могу пробраться в ее душу только таким путем, ты бы мог мне в этом помочь?
- Я буду хорошим учеником, мне это интересно, и я… Я могу платить за уроки, если понадобится.

+1

6

Ее правда. Не каждый человек готов слышать и слушать то, что готов рассказать его собеседник. Я наверное тоже не готов услышать слишком многого, потому что мне кажется, услышав я пойму некоторые вещи, к которым не готово мое сознание и мой мозг. Есть то, что нельзя торопить, а есть то, что торопится само, и в этой игре наперегонки сложно понять кто прав, а кто не очень.
Киваю девушке и пододвигаюсь на скамье. Тут вполне могут уместиться двое. Не знаю, почему хозяин квартиры решил, что это будет когда нибудь актуальным, но это актуально сейчас для меня и для Алисы, которая подобно своей сказочной тезке плутает в норе белого кролика. Плутает не знаю об этом. Мягко улыбаюсь ее словам. Да, и это тоже наше с ней сходство, и у меня тоже отношения из рук вон плохи с моим братом. Я даже ловлю себя на мысли что можно с ним поговорить, вообще узнать где он и как он. Но тут же всплывает та сцена дома, и все желание улетучивается. Я не хочу возвращаться к тому, от чего мне было больно. Даже если это звучит крайне эгоистично. Я имею право на этот эгоизм, потому что каждый раз готов отдать жизнь свою в замен другим эгоистам, решившим, что могут найти выход по проще.
- Если ты считаешь, что это поможет, я готов научить, - произношу задумчиво теребя серебряное кольцо на указательном пальце правой руки. Оно слишком непривычно сидит на тонких пальцах, наверное потому что я надеваю его крайне редко, а может потому что я помню когда и почему его приобрел. Но сейчас с ним достаточно комфортно, и не хочется думать о том, что за рояль или пианино я сажусь тогда, когда нет желание напиваться, чтобы скрыться от проблем и ошибок своей жизни.
- Не надо платить, - мягко смеюсь и разворачиваюсь полностью к клавишам проведя по ним пальцами, не позволяя при этом издать и звука. - Репетиторской деятельностью занимается Уил, мне всегда казалось, что я передаю информацию в разы хуже него. Но поскольку этого человека нет в городе, то я почту за честь научить тебя играть на этом прекрасном, без преувеличения, инструменте. - проговорив это я даже немного удивился, что удалось не скривиться и не ругнуться в адрес брата. - Начнем, - произношу уверенно и даже выпрямляюсь, на секунду зависнув на том, с чего бы стоило начать. Наверное с азов. С того, что есть инструмент, как он работает и что нужно нажимать, чтобы получить прекрасную мелодию.
И мы начинаем краткий экскурс в историю инструмента. Мой голос звучит мягко, ровно, но при это не монотонно, я постоянно смотрю на Алису, чтобы не потерять нить разговора, и подбираю слова, понятные для семнадцатилетней девочки, которая решила, что можно доверять практически незнакомому мужчине, придя к нему домой и попросить у него уроки.
- Расслабь немного кисть, - произношу держа руку девушки в своих и показывая как должна стоять ладонь на клавишах. - Почти. Возьми мою руку, - предлагаю я и когда ее пальцы касаются кожи я начинаю шевелить своими пальцами словно играя мелодию на воздушных невидимых клавишах. - Просто если у тебя будет в кисти напряжение, долго играть не получится, а некоторые произведения рассчитаны на пол часа и больше. Просто расслабь кисть, пальцы сами сделают свое дело. Вот так, молодец. А теперь повторяй за мной и не бойся. Музыка прощает ошибки, потому что на них учатся. - я начинаю наигрывать гамму, самое простое, что только может быть, и слежу за глазами и пальцами своей ученицы, ловя себя на простом и таком понятном ощущении - мне нравится с не заниматься, нравится приобщать ее к прекрасному.

0

7

Не смотря на резкую критику в свой адрес, я действительно считала Кристо хорошим преподавателем, я ему верила и доверяла, доверяла тому, что именно этот мужчина сможет провести меня за руку в поразительный мир музыки, в мир грез и мечтаний, в мир, где так часто пропадала моя сестра.
Музыка помогает думать, под исполнение Кристофера, я привыкла называть спасателя полным вариантом его имени, мою светлую голову посетило много светлых, и я предполагаю, правильных идей. Я должна отыскать сестру, я не должна позволять событиям нашей суровой жизни забрать у меня близкого человека. Близкого, но такого далекого. Хотя, мы сами вырыли огромную яму между нами, ссыпая на головы друг друга упреками, не желая слушать, понимать, пускать постороннего в свои мысли и душу. Но как может быть посторонним человеком тот, кто даже на свет появился вместе с тобой. Долгих девять месяцев мы пробыли с тобой вместе, наедине лишь друг с другом, в невесомом молчании, обмениваясь лишь только мыслями, говорят, такие как мы, такие как мы с тобой, сохраняют в душе этот талант – переговариваться без слов, понимать друг друга лишь с помощью взгляда. Зачем мы подавили в себе эту особенную способность? Руни, ты слышишь меня сейчас? Что происходит у тебя на душе? Скучаешь ли ты по мне так же, как скучаю я?
Присаживаюсь ближе к мужчине, внимательно следя за его движениями, пытаюсь правильно сложить ладонь, но с первого раза сделать все верно у меня не получается. Никогда бы не подумала, что можно оступиться уже на такой мелочи, как правильно держать руки. Мои пальцы немного дрожали, я волновалась, волновалась сделать что-нибудь не так и получить от Кристофера не самый лестный отзыв. Я всегда остро реагировала на критику, увы, мое стремление к идеалу всегда давалось мне слишком тяжело. Я часто могла бросить дело на полпути, услышав слишком грубый отзыв. Возможной причиной тому был лишь юношеский максимализм, либо же мой уже сложившийся характер – постоянная критика в мой адрес дома все-таки давала о себе знать.
Но сейчас я все же старалась держаться молодцом, в тот момент, когда мне все же удалось повторить движения кисти, я с радостью посмотрела на своего учителя, стараясь не пропустить следующий урок.
- Хорошо, спасибо, я постараюсь. – Немногословная, как и обычно, слишком увлеченная нашим обучением, инструментов и своим собственным отчаянным азартом поскорее научиться. Я не умею ждать, в моей крови недостаточно терпения, часто это не очень хорошо сказывается на моих желаниях, но сегодня – сегодня я не была намерена сдаваться.
Мы играли гамму, я радовалась как ребенок, понимая, что у меня получается, и в общем-то, я легко запоминала несложные мелодии. Одно но, ноты, музыкальная грамматика, я совершенно не желала разбираться в этих странных для меня знаках – слишком сложно, слишком не интересно, и даже уговоры о том, что играть серьезные произведения без нот я вряд ли смогу – никак а меня не действовали.
- Я буду запоминать все на слух. – Мой слух, я не могу сказать, что у меня идеальный музыкальный слух, но память отменная, и интуитивно я почти всегда верно нажимала клавиши, с легкостью повторяя музыкальные прелюдии за Кристофером. Вряд ли ему нравилось бодаться с моим нравом и нежеланием учиться этому виду искусства полностью, хотя честно сказать, его мнение на этот счет меня сейчас мало волновало.
- Давай попробуем посложнее, я смогу, я уверена! – Время уже перевалило за девять часов вечера, а я все никак не могла отпустить спасателя от фортепьяно, совершенно забыв про то, что у него могу быть свои дела, что меня ждут дома, что Чарли наверняка уже взорвал мой телефон своими сообщениями и попытками до меня дозвониться. – О нет, телефон! Я забыла включить звук!
Лишь эта паническая идея заставила меня оторваться от повторения последнего простого этюда. Я подскочила со скамьи, быстрым топотом удаляясь в сторону гардероба, где оставила свою тряпичную сумку, что сшила недавно на уроке технологии в школе. Роюсь в карманах, доставая старенький кнопочный аппарат – все никак не накоплю на модный смартфон как у Эльзы, да и не за чем он мне, постоянные переписки с Люком давно в прошлом, да и сейчас я не могу позволить себе тратиться на дорогие гаджеты.
- Чарли звонил. – Грустно подытоживаю я, оборачиваясь через плечо и заставая усталого Кристофера в дверном проеме. – Ой, прости, я заняла у тебя столько сил и времени. Мне, правда, неловко. – А сама уже думаю о том, когда смогу прийти к нему в следующий раз и украсть из его жизни еще пару часиков на мучения с е самой послушной ученицей, что встретятся на его пути. – В следующий раз я обещаю, что мы будет прерываться на чай с кексами! Я испеку что-нибудь сама. – Или попрошу Эльзу, она готовит гораздо лучше меня, и ее вкусности явно задобрят Кристофера больше. – Ты же не откажешься поучить меня снова? – И судорожно одеваю обувь, предвкушая обиженный взгляд мистера Хантера и обидки на тему – я звонил, а ты мне не отвечала! - Спасибо тебе, это так важно для меня.

+2

8

Касания к клавишам, Как касание к чему-то большему. Странно то, что будучи учеником музыкальной школы я редко задумывался о том, что с инструментом можно и нужно общаться как с кем-то более живым, чем человек. Я воспринимал обучение как каторгу только потому, что не желал изучать то, что желала для меня мать, но вот спустя годы, я был благодарен ей за то, что она настояла на моем музыкальном образовании, считая что мне это пригодится. Наверное, это как и части пазла под названием обстановка и люди, помогали не соскользнуть окончательно в цинизм и не стать одним из многих спасателей, которые просто хорошо делали свою работу. Удивительный факт - я научился сочетать в себе разные лики, но не нашел до сих пор тот, который был бы моим. Поэтому путешествовать на волнах музыки мне казалось прекрасной возможностью просто уйти от забот и проблем, не всегда же напиваться до зеленых чертиков, к слову последний раз мне за это крайне стыдно до сих пор перед Чарли и Джесс, которые нашли меня не в лучшем состоянии в баре. Но это жизнь, и эта жизнь моя, так же как и факт того, что я учу девушку играть на фортепиано, и что эта девушка явно пойдет дальше в своих стремлениях, чем ей сейчас кажется. 
- Не торопись, - мягкий смех отражается от стен впитывающих музыку льющуюся из рояля, музыку которая идет от сердца, а не только из под пальцев и сначала робких, А потом и более уверенных касаний души самого инструмента. - Музыка не любит небрежности по отношению к себе. Уважай ее и она склонит голову пред тобой, - добавляю поправляя мягко девушку. Я не давлю на нее, даже не стремился, я вообще не призван обучать кого-то таким тонким вещам, по крайней мере мне всегда так казалось. Музыка мое хобби, но вот, мы сидим и играем, наигрывая легкие и мелкие произведения, и в конце концов, я оставляю попытки что-то исправить, потому что она ощущает идеально то,ч то нужно, баланс силы и нежности, и прикрыв глаза слушаю то, что она играет.
Увы, игра отрывается так же резко как и вообще начался наш урок. Я провожаю Алису взглядом и тоже поднимаюсь со скамьи потянувшись и разминая спину. Долгое сидение на одном месте это почти забытая привычка, не иначе. Прохожу в прихожую, облокотившись на косяк плечом, заложив руки в карманы джинс и наблюдаю за ней. Немного взбалмошная, немного робкая, немного потерянная, но светлая и искренняя в своих чувствах и эмоциях.
- Ничего, - усмехаюсь и отклеиваюсь от дверного проема выпрямляясь, - Это было слишком хорошей тратой времени, чтобы жалеть об этом, - наверное, именно это она хотела услышать от меня. О том, что мне тоже было приятно заниматься и о том, что она сделала большее, чем многие люди, просто придя и отвлекая меня от разного рода мыслей и переживаний, погрузив в волшебство сотканное в четыре руки.
- Не откажу, - мягко улыбаюсь ей когда возвращаюсь с ее верхней одеждой, что она оставила у рояля, - Не надо печь, я тебя сам накормлю домашними вкусностями в следующий раз. - киваю абсолютно уверенный в том, что мы еще не раз буем разбирать нашу жизнь через призму музыкальных произведений.
- Алиса, - я смотрю на девушку, которая уже выпрямилась и стоит как будто ожидая что-то еще, - Я работаю день через три. У меня завтра дежурство на сутки, а потом три дня дома. Так что в мои выходные приходи когда хочешь, рояль будет тебя ждать, и чай тоже, - я ей не предлагаю ничего больше. Лишь взаимовыгодные уроки музыки, которые дадут нам больше возможностей понять самих себя и тех, кто нас окружает. В конце концов, мы все люди, и если понять других не можем со своей колокольни, стоит попытаться с той, которая рядом и имеет все шансы оказаться полезной.
- Скажешь Чарли, что была у меня, он не будет ругаться, поверь мне. А еще передай ему привет, и что предложение все еще в силе. Он знает какое. - хотя не секрет, что я его давно пытаюсь вытащить на небольшой поход двух отцов, по дальше от городской суеты и телефонов с работой. Просто чтобы разобраться в наших дальнейших шагах в жизни. В конце концов, друзья ведь даны не только для того, чтобы пьянствовать с ними и гулять. Друзья даны для того чтобы можно было им доверять и положится на их мнение там, где кажется что свое недостаточно.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Музыка — универсальный язык человечества