Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Home, sweet home


Home, sweet home

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:Чета Моро
Место: Сакраменто
Погодные условия: Умеренная
О флештайме: После выходных на Гавайях Этьен сдается и решает показать Шерри их будущий дом. Зачем им новый дом? Что же, всеми виной Этьен, его суеверность, а главное - опасная работа Шерри. Так хочется, чтобы в новом доме было все более, чем хорошо!


Дом

+1

2

внешний вид
Как и всегда, во время полета, я крепко сжимала руку мужа. Наверное, это стало привычкой, потому что теперь Этьен летал с куда большим комфортом. Возвращаться домой было непривычно. Тропики сменились городской суетой. И хотя Калифорния всегда радовала неплохой погодой и солнцем, до Гавайев далеко, здесь даже пляжей таких не было. И все же, в хандру мне не дал впасть Этьен. Мы дружно разобрали чемоданы, я не переставала твердить, насколько сильно хочу увидеть наш новый дом! Все шутила, что он мне понравится настолько, что я не захочу сюда возвращаться, придется переехать, несмотря на то, что он еще не закончен. Не знаю, волновался Этьен перед сюрпризом или нет, но я была уверена в том, что он вновь порадует меня произведением искусства, в котором нам будет так же комфортно, как и сейчас.  Перед сном, француз решил побриться. Несмотря на мою огромную любовь к щетине, француз мне нравился любым, нужно было просто привыкнуть, ведь покалывание сменялось чем-то более гладким и нежным. Я заглянула в ванную как раз в тот момент, когда Тьен собирался нанести лосьон после бритья.
- Ой, а можно мне! – как ребенок, просящий игрушки, внезапно встряла я. – Можно? Ну пожалуйста! – и, как правило, отказать такому ребенку невозможно. – Пожа-а-алуйста.
Этьен сделал шаг назад, позволяя мне насести лосьон. Увлажнив им ладони, я дотронулась ими до гладких щек француза, от этого ощущения лицо невольно расплылось в улыбке. Через несколько секунд, как только все было сделано, я подалась вперед, к мужу, дотрагиваясь кончиком носа до его щеки, словно вдыхая приятный аромат лосьона. Я даже промычала от удовольствия, после чего дотронулась щекой до его щеки и, заметила, что она чертовски гладкая, приятная, прям мурашки по коже. Вскоре мы легли спать. Я намеренно повернулась на бок, лицом к Этьену, чтобы всю ночь ощущать гладкость его кожи. Проснулась я первой и, пожалуй, раньше обычного. Нет ничего удивительного, я все-таки хотела поскорее увидеть новый дом. И все же, француз спал так сладко, что я не решилась будить его в такую рань, пришлось терпеть, поумерить свое любопытство. Я наклонилась, прикоснувшись губами к его гладкой щеке, а после встала и направилась в ванную комнату. В часов десять, я уже снова вернулась в спальню, уместившись на кровать около мужа. Я откуда-то вытащила перо, которым начала щекотать щеку Тьена, а затем и целовать ее.
- Вставай…, - с широкой улыбкой протягивала я, а потом и вовсе привстала, начав целовать его спину. – Вставай, дорогой, иначе я сейчас умру от любопытства, - не отрываясь от его спины, произнесла я.
Наконец-то Этьен встал, подтянулся. Я же живенько чмокнула его в губы, а после подскочила с кровати и бросила мужчине халат, поторапливая его. Я успела приготовить кое-какой завтрак, так что мы подкрепились и отправились в путь. Этьен был за рулем моего Доджа, на протяжении всей дороги с моего лица не спадала яркая улыбка. Периодически я поглядывала на мужа, замечая, что мне непривычно видеть его без щетины. И вот мы останавливаемся, притом, далеко не в районе, где должны стоять жилые дома. В полнейшем недоумении, я смотрю на француза, а он с улыбкой сообщает, что это сюрприз, а значит, я должна завязать глаза. Несколько секунд бессмысленного сопротивления, и вот мы уже едем, мои глаза завязаны, если кто увидит, решит, что Этьен – похититель, а я бедная жертва. Наконец-то машина останавливается, около меня открывается дверь. Сердце мое стучит как ненормальное, я сильно волнуюсь. Чувствую, как рука мужа дотрагивается до моей, я поддаюсь, выходя из машины. Этьен встает за моей спиной, повязка развязывается, занавес падает, и… Шок. У меня правда шок. Рот приоткрыт, в глотке ком. Я не знаю, что сказать, я просто остолбенела. Мы в Сакраменто? Я такой красоты никогда не видела!
- Это… это наш дом? – улыбаюсь я, делая шаг вперед и указывая на дом Этьену. – Нет, правда, наш? Ты сейчас не пытаешься подшутить надо мной? – но муж, мягко улыбаясь, лишь кивает в ответ. И как мне выразить свои эмоции? Я не знаю! Я просто усмехаюсь, радостно и счастливо. Пальмы, сад, мощеная тропинка, камни. Дом заметно меньше нашего, но, боже, гораздо прекраснее. – Этьен…, - выдыхаю я, после чего разворачиваюсь и прижимаюсь к крепкой груди мужа. – Ты ведь понимаешь, что это прекрасно? – я крепко целую француза в губы, чувствую, как он обвивает мое тело своими сильными руками. Ну разве нельзя назвать меня самой счастливой женщиной на земле? Я стою около изумительного дома и чувствую дрожь по всему телу от объятий любимого мужчины. – Я люблю тебя, - обхватываю руками его лицо и снова начинаю целовать, губы и гладкие щеки. Не знаю просто, как еще выразить свою благодарность. – Никто и никогда в жизни не делал мне таких подарков. Ты… ты, - но, разумеется, у меня не нашлось слов, чтобы выразить, что он значит для меня, - ты мой волшебник, я тебя люблю, - в очередной раз повторяю я, после чего снова сливаюсь с Этьеном в трепетном французском поцелуе.   
Теперь за то, что мне понравился дом – можно не переживать. Оторвавшись от мужа, я счастливо засмеялась, после чего коснулась лбом его лба. Несколько секунд мы постояли так, после чего я изъявила желание пройти в сам дом. Уверена, там будет так же чудесно, как и снаружи. Улыбнувшись мужу, я приготовилась идти за ним, слушать его, смотреть на то, что он делал с таким интересом и любовью.

+1

3

Мы вернулись домой. Признаться, мне было немного грустно, пара дней а пляже - это далеко не отдых, а скорее затравка. Мы толком ничего не успели, а после жарких дней и ночей в компании любимой женщины, хотелось продолжить этот праздник жизни, хотелось еще. Порой я походил на капризного и жадного мальчишку, которому все мало, который никак не обуздает свои желания.
И все же Шерри подняла мне настроение. Она была живой и энергичной. Мы вместе разбирали чемодан, было приятно вытаскивать из сумки обновки, они будут мне напоминать о том кусочке рая, что подарила мне моя Шер. Я отнес одежду в стирку, мы с Шерри перекусили на ночь глядя, хотя мы давно не беспокоимся за наши фигуры, мы ребята подвижные и страстные, лишние килограммы к нам даже не сунуться, бесполезно же.
К слову, Шерри заметно нервничала. Она словно маленький ребетенок в Сочельник, который так хочет получить подарок. Но моей малышке нужно потерпеть, ведь она увидит наш дом уже завтра, ведь не долго осталось. Она буквально не могла усидеть на месте. Так она попросилась помазать мои щеки лосьоном после бритья, словно я сам не мог этого сделать. Но она выглядела такой милой и забавной, что я просто никак не мог ей отказать в этом удовольствии.
-Боже, мой ребенок, держи - улыбнулся я, протягивая ей баночку с лосьоном. Как только ее руки коснулись моих щек,  закрыл глаза, получая от этих прикосновений не меньше удовольствия, чем она от своих незамысловатых действий. Ее теплые ладони снимали раздражение после бритья лучше всяких косметических средств, которые производители придумывают и выпускают в свет каждый день в невероятных количествах. А рецепт от боли, даже такой незначительной и почти не заметной, прост - любовь. Именно любовь Шерри успокаивало мою горячую кожу. И я открыл глаза, как только она остановилась, и увидел глаза полные восторга, восхищения, счастья, любви. И я расплылся в счастливой улыбке, потому как для меня это бесценная награда видеть весь букет этих чувств в ее лазурных глазах. Даже сердце заколотилось быстрее, жена с улыбкой на лице коснулась моей щеки кончиком носа, и все внутри меня сжалось. Я словно ждал следующих ее действий. Ждал с замиранием сердца, мне даже было страшно дышать. Теперь она коснулась меня своей нежной, мягкой щекой, а я уже обвил рукам ее тело, я не хотел, чтобы она отстранялась, мне приятно было чувствовать ее щеку, ведь с щетиной и ощущения другие. А теперь я словно добрался до шелка ее кожи и теперь никак не мог насладиться этим ощущением.
Но время уже было позднее, нам пора было ложиться спать, ведь завтра Шерри точно не даст мне поваляться в постели, она уже сейчас готова ехать к дому. И, признаться, такой ее энтузиазм и рвение к дому вселяли в меня некий страх. А вдруг ничего не получится? А вдруг ей не понравится то, что я делаю. Однако я старался не думать об этом. Что мне помогало? Я просто представил, что бы сказала моя жена, если бы я озвучил свои мысли вслух.
Мы улеглись в постель, я прижался к Шерри щекой, и мой жест вознаградился ее сладкой улыбкой, от которой на душе стало как-то невероятно хорошо. Так мы и уснули.
Проснулся я от щекотливых ощущений, мне казалось, что все это происходит во сне. Но после этих ощущений, от которых я так пытался отбиться, ворочаясь в постели, я почувствовал теплые поцелуи жены. Не было сомнений, что она уже ждет не дождется, когда я проснусь и мы поедем смотреть дом. Шер была просто сгустком энергии, за которым мне было никак не поспеть, но, мне пришлось собраться, если я не хотел мести жены в такой день.
Меня ждал теплый душ и вкусный завтрак. Отличное начало дня. Как я и говорил еще на Гавайях, прежде, чем поехать в дом, мы заехали в офис, мне нужно было завезти папку с документами, а потом мы приблизились к желанному моменту.
Я остановил машину недалеко от жилого района, где идет застройка. Да, у нас будут соседи, но все же я очень надеялся, что они не будут походить на прежних, что вечно распускают про нас нелепые сплетни. Итак, Шер явно в недоумении.
-Дорогая, ты же не думала, что будет все так просто? Это ведь сюрприз! - я достал с заднего сиденья шарф Шерри, который успел захватить дома, и завязал ей глаза. Итак, еще минут пять, и мы были на месте. Я заглушил мотор, вышел из машины и помог Шерри выйти из салона автомобиля. Я остановился сзади ее, как-то было страшно развязывать ей глаза. Здесь еще не как на картинке, пока только крышу кладут. Я все же решаюсь развязать глаза, а Шерри молчит, я вижу на ее лице удивление.
-Дорогая, не молчи, тебе нравится? Я понимаю, здесь еще не так чисто и красиво, как должно быть, но ты сама захотела увидеть дом раньше времени! - только и успел я сказать в свое оправдание.
А Шерри в таком недоумении, что она даже не верит, что это наш дом. Но я вижу, что он ей нравится. У меня теперь у самого не хватает слов, чтобы описать свои чувства, потому что у самого сердце колотиться так, будто я сам увидел этот дом впервые!
Шер развернулась, я крепко обнял ее, не желая отпускать ни на секунду, она крепко целует меня и этот поцелуй, пожалуй, говорит все, что хочет сказать Шерри. Но остановившись жена все же пытается сказать обо всем словами, а потом се дополняет сладким поцелуем. И мы просто стоим и целуемся возле машины, возле нашего нового семейного гнездышка.
-Я тоже люблю тебя.. - шепчу я в губы Шер. Но теперь время экскурсии. Я тяну ее за руку.
-Это теперь не просто наш общий дом, это резиденция Моро, понимаешь? Сюда приедут жить муж и жена и их семья! И ты достойна такого подарка, ты достойна большего, достойна быть усыпанной подарками!
Я поздоровался с прорабом, которой и следил за строительством дома. Я Шерри с ним, но все же не стал долго заострять на этом внимание. Мы зашли в дом. Он, конечно, был пуст, но я хотел, чтобы Шер представила, что будет. Прораб принес все мои чертежи и эскизы. Так, разложив их на полу, я стал жестикулировать руками, стараясь разбудить воображение моей жены.
-Вот здесь, где мы стоим будет гостиная. Да, кстати, видишь двери? Открой! - я позволил Шерри открыть двери на задний дворик. Шер открыла и увидела бассейн, хоть он пока был и без воды и большой круглый мангал в углу, а главное - прекрасный вид, который и подкупил меня, который заставил меня купить этот участок и начать строительство.
-Пойдем, покажу тебе нашу будущую спальню! - радостно проговорил я, поднимая эскиз будущей пальни с пола. Как только мы зашли в пустую комнату, я поднял перед глазами любимой картинку, а потом убрал ее.
-Да, здесь будет наше гнездышко, здесь мы будем жить.. - промурчал я, обнимая Шер о спины и прижимая руки к ее животу.
После мы уже гуляли по заднему дворику, не стали мешать рабочим делать свое дело. Я присел на край мангала, Шерри села ко мне на колени, чтобы не испачкать свой белый костюм. Отсюда открывался красивейший пейзаж, который, пожалуй, невозможно описать, так же как и нашу с Шер любовь.
-Тебе нравится будущий интерьер по эскизам? Может ты хочешь что-то добавить? У тебя есть идеи? Ты говори, я хочу знать! - я дал Шер картинки комнат, а сам прижался губами к ее плечу, пытаясь выглянуть из-за нее и посмотреть, как она перебирает их в руках, - а знаешь что? Давай прямо сейчас поедем в мебельный и начнем потихоньку присматриваться. Можно даже уже и кухню заказать, пока ее сделают, думаю, дом уже будет готов. И, у тебя есть какой-нибудь знакомый садовник, чтобы привести в порядок задний двор?
Да, после рабочих здесь остается много грязи, кто-то же должен все это расчистить.
-Я так счастлив, что дом тебе понравился. Конечно, я хотел, чтобы это был сюрприз на твой день рождения, но ведь это ничего, что я не удержался? По крайней мере я теперь знаю точно, что мой подарок тебе придется по душе.
Я улыбнулся и поцеловал Шерри в щеку, крепко сжимая ее в своих объятиях.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-11-06 08:08:18)

+1

4

Врятли найдутся слова, которыми бы я могла описать свое восхищение от увиденного дома. Такое ощущение, что мы даже не в Сакраменто, а может быть в каком-нибудь шикарном пригороде Лос-Анджелеса, как минимум. И это только одна сторона медали. Я знала, что дом был спроектирован с огромной любовью и желанием, отчасти поэтому и вызывал исключительно положительные эмоции, если таковыми можно назвать остолбенение и лишение дара речи. Наверное, это беспокоило Этьена, но ему не стоило волноваться, о чем свидетельствовали мои слова и яркая счастливая улыбка. О таком доме я и мечтать не могла, такой дом не представляла, ни на тропиках, ни здесь, пусть Сакраменто и является центром солнечного штата. Однако, мой муж сделал невероятное. Да что там, он всегда делает невероятные вещи, потому его дело, его архитекторское бюро и будет успешным!
- Ты талантливый архитектор, Этьен, - уже после сладкого поцелуя, улыбаюсь я. – И…, пусть это звучит эгоистично, но я рада, что львиная доля этого таланта направляется именно на такие проекты, на наши, - нет, это вовсе не намек на то, что все остальные проекты Этьена выполнены с меньшим трепетом. Вовсе нет. Просто, что этот дом, что тот, все выполнено как-то… особенно.
Стоит ли говорить, что я была счастлива пройти внутрь. Да, дом еще был не закончен, шли ремонтные работы, комнаты пустели, но это не мешало моей фантазии работать, тем более что этому активно способствовал Этьен. Нам принесли эскизы, я смотрела на четкие линии, представляя, где и что расположено. Я видела гостиную, я видела нашу спальню. Пожалуй, представляла даже мебель. Все это вызывало на моем лице мягкую улыбку, кажется, я с такой заинтересованностью вглядывалась в чертежи и слушала мужа, что все вокруг просто исчезло. Собственно, частично это так. Остается лишь закрыть глаза, и представить дом, готовый, с мебелью. Затем муж предложил мне открыть двери. Я усмехнулась, предвещая что-то интересное, и тут же, словно ребенок, которому разрешили совершить шалость, отодвинула двери. Стоит еще раз ахнуть! Дворик выглядел изумительно. И если для полноты картины, в доме нужно было поставить мебель, то здесь разве что заполнить бассейн водой. Иными словами, я видела всю прелесть этого места, пусть оно и не закончено. Но Этьен, прежде чем отправиться на улицу, предложил показать спальню. От этого я никак не могла отказаться, потому тут же развернулась и, протянув французу руку, двинулась за ним.
- Знаешь, что мне нравится? – уже в спальне прижимаясь спиной к груди мужа, и поглаживая его ладонь, покоящуюся на моем животе, протянула я. – Свет. Здесь так много света! И я надеюсь, после того, как мы расставим мебель, ничего не измениться. Я хочу, чтобы здесь всегда было много света.
После этих слов, я прижалась щекой к щеке мужа, а затем повернулась и чмокнула его. До сих пор непривычные ощущения, такая гладкая щека, такая приятная. Я улыбнулась этим новым ощущениям, после чего вновь прижалась к щеке губами. Этьен знал о моей любви к свету. Я больше, чем уверена, что эти большие окна и широкие застекленные двери были им спроектированы специально для этого, чтобы в наш дом всегда прорывался дневной свет, радуя тем самым меня. Одна наша спальня чего стоит! Здесь так уютно, так светло. Мне нравилась наша нынешняя спальня, но с этой не сравниться, и это несмотря на то, что здесь пока нет мебели. Пожалуй, теперь, мне действительно хочется переехать. А мы, тем временем, отправились на дворик, у меня появилась возможность рассмотреть его более детально. Конечно, из-за работы строителей все еще выглядело не самым лучшим образом, но общая картинка четко вырисовывалась у меня в голове.
- Нравится ли? – удивленно протянула я, уместившись на коленях мужа. – Шутишь? Я без ума! И бассейн, прям как я хотела, - улыбнулась я, кивая на бассейн, ведь сразу сказала, что хочу дом с бассейном. – А тебе не кажется, что присматривать мебель рановато? А вот заказать кухню не откажусь, - с этими словами я начала аккуратно поглаживать волосы Этьена в области виска. – Знаешь, хочется чего-то… спокойного, мягкого. А садовник есть. Тим. Он до сих пор ухаживает за садом моего старого дома, - тот остался для Денни, если не захочет там жить, продадим, но пока дом находится в собственности Реймондов и, разумеется, за ним приходится ухаживать.  – Мне кажется, сюрприз вовсе не испорчен, - усмехнулась я. – Когда дом заставится, он станет совсем другим. Еще лучше и уютнее. Вот и сюрприз! Хотя… не знаю, хватит ли у меня терпения, чтобы снова не напроситься сюда приехать, да и вообще, хватит ли терпения дождаться окончания ремонта! Здесь так красиво, что я готова переехать и прямо сейчас. Ты же все равно собирался покупать гамак, вот и будем на нем спать, на свежем воздухе!
Я засмеялась, после чего, обхватив голову мужа руками, аккуратно коснулась губами уголка его губ, правого, зачем левого. Я ярко улыбнулась, в то время как кончики наших носов почти соприкоснулись. Интересно, Этьен устоит перед моими предстоящими просьбами показать уже почти готовый дом? Что-то мне подсказывает, что нет. В этот раз пошел навстречу, так как дом совсем не готов, а там уже будет полноценный подарок. Мой мужчина умеет быть жестким и строгим, кого того требуют обстоятельства. В общем, мы еще немного посидели на заднем дворике, затем я снова попросилась в нашу спальню. Размер дверей, выходящих на задний двор, поражал, и я не могла перестать восхищаться тем, сколько света они пропускают.
- Ты знал, что делал, - восторженно произносила я. – Идеально, словно специально для меня. Ты угадал все мои желания, не об этом ли мечтает каждая женщина? Только... ты ведь не только о моем комфорте думал, но и о своем, правда? Я хочу, чтобы нам обоим было комфортно, - я вновь улыбнулась, все-таки, этой не мой дом, а наш. -  А где тут туалет? – понимаю, он еще не закончен, но строители же ходят куда-то. Этьен указал мне направление. Уже там я помыла руки, которые испачкались в пыли, а после замерла на отражении, видневшемся в заляпанном зеркале. Несколько секунд я смотрела на себя, внезапно появился Этьен. – Оу, я уже все, просто…мне кажется, что с черными волосами, я выгляжу как-то моложе даже. Не находишь? – я запустила руку в темные локоны.
Ну да, я испытывала некоторый дискомфорт по поводу возраста и того, как могу выглядеть сейчас и потом. Время идет, а оставаться навечно молодой невозможно, разве что в чьих-то глазах. А как хочется, чтобы любимый мужчина смотрел на тебя с восхищением, даже если на твоем лице заметные морщины, а фигура уже далека от идеала. Рано или поздно ведь это произойдет, и так страшно потерять что-то в его взгляде.

+1

5

Когда я создавал дом, мне было тяжело. Тяжело совместить, пожалуй, несовместимое. Мы с Шерон были разными, но я всегда говорил: "Противоположности притягиваются". Мы вместе и мы дополняем друг друга. Именно поэтому мне нужно было создать целостный дом, чтобы все в нем не различалось, а дополняло друг друга. Конечно, я бы постарался добавить немного барокко, если бы знал, что Шерри оценит это. В конце концов, нам нужен был дом, что нравился каждому, чтобы на обоим здесь было комфортно. Поэтому нужно было найти нечто общее, что мы могли принять, и создать дом.
Собственно, я так и сделал. С самого начала я приглядывался к вкусам Шерон, возможно, я готовился к этому моменту с самой первой минуты, что мы стали жить вместе, и наши отношения стали приобретать очертания. И сейчас, показывая эскизы, я был переполнен энтузиазма.
Конечно, пока я все показывал, я думал о том сладком поцелуе возле машины, как благодарность за мою работу, и я до сих пор чувствовал вкус ее нежных губ, и как бы она знала, что я хочу снова повторить этот поцелуй, еще раз принять ее нежное и сладкое спасибо. Вспоминая этот поцелуй, я не мог про себя не отметить, что Шер выглядит весьма забавно, когда трется о мою щеку, словно маленький котенок, который пытается выпросить миску молока у своего хозяина. И, что самое интересное, Шерри всегда любила мои щеки. С щетиной они или без, ей нравилось прикасаться к ним, дотрагиваться кончиками пальцев, целовать или прижиматься своими мягкими щечками. Это было приятно, это было мило.
Я показывал ей дом, рассказывая с энтузиазмом и без прикрас, как все будет обставлено, как все будет выглядеть. Я был так вдохновлен, воодушевлен, что будь я безумцем, я бы рассказывал с пеной у рта, а руки бы мои тряслись от блаженства, которое я испытывал от одного только рассказа о будущем доме. Я хотел, чтобы мы здесь были, чтобы это было наше уютное гнездышко, наша крепость, в которой мы могли бы спрятаться от всех невзгод, от всех врагов. Я уже видел, как мы встречам утро, прижимаясь друг к другу в теплой постели, как мы улыбаемся друг другу, как мы дышим и согреваем этим дыханием кожу. Это не описать. И я уверен, что Шер тоже утопает в подобных фантазиях. Кажется, я сжал ее еще сильнее, прижима к своей груди. Хочется стоять так и не отрываться не на секунду.
-Я знаю, как ты любишь свет и просыпаться от лучей солнца. Поэтому эта комната будет нашей спальней, она восточная, а значит по утрам здесь всегда будет солнечно, а вечером будет уже прохладно, чтобы можно было уснуть! - я улыбнулся сам себе, а потом почувствовал, как Шерри коснулась щекой моей щеки. Она повернулась, касаясь губами моей кожи, отчего моя улыбка стала еще шире, а объятия еще крепче!
Решив, что не стоит мешать строителем, я вывел Шерри на дворик. К слову, в нашем нынешнем доме дворик ничуть не хуже. Я любил проводить вечера на свежем воздухе в компании любимой, а здесь не только уютный дворик, но и красивый пейзаж. Нам повезло, что наш дом стоит на возвышении и другие дома не будут сильно загораживать такую красоту. К слову, здесь можно смотреть на закаты, я даже знал, куда можно повесить огромный, широкий гамак, чтобы мы с Шер без проблем умещались на нем. Боже, я вижу это прямо сейчас, как мы лежим на гамаке, целуемся и периодически пьем вино. Это настолько восхитительно, что жалеешь, что нельзя щелкнуть пальцами и отстроить весь дом за секунду.
Мы с Шерри присели на большой, круглый мангал, я держал ее на своих коленях. Мы словно уже жили в этом доме и привычно проводили время.
-Я бесконечно рад, что у меня получилось создать что-то для нас. И, присматривать, это же не покупать, верно? - Шерри начала гладить меня возле виска, и я закрыл глаза. Мне нравилось, когда она так делала. Чувствовал себя счастливым котом, которого почесали за ухом. Улыбаясь и не открывая глаз, я промурчал, - все будет, и мягкое, и спокойное. Обещаю, это будет наше убежище, где мы будем отдыхать от всего мира. Только ты и я! - кажется, моя улыбка стала еще шире, а я если бы я действительно был котом, то неприменимо бы уже мурчал в руках своей хозяйки. Я не желал открывать глаза, Шерри могла видеть, сколько удовольствия я получаю от ее действий, закрыв глаза. Словно во сне, я пробормотал.
-Хорошо, дашь потом номер, я позвоню ему...
Наконец-то я открыл глаза и более или менее пришел в себя. Я был счастлив, по-настоящему счастлив, что дом понравился моей жене. Знала бы она, сколько я любви и нежности вложил в сам чертеж, как трепетно я следил за стройкой. Да, я приезжал сюда в тайне от Шерон, стараясь не нанести ущерб нашему свободному времени.
-Нет уж, родная, переедем после твоего дня рождения, если расписание стройки не сдвинется. И даже не думай, второй раз сюда уже не попадешь, только уже как хозяйка заведения, так сказать! - я улыбнулся любимой, когда она засмеялась и, прижав свои ладони к моим щекам, начала нежно целовать мои губы. Так сладко, так нежно. Она остановилась, но не отстранилась. Наши носы соприкоснулись, и я, закрыв глаза, снова широко улыбнулся. Я был невероятно счастлив.
Что же, я и сам хотел уже переехать сюда, как бы сильно я не любил наш прежний дом. Но нам с Шерри нужно держаться, потому как это очень тяжело держать все в секрете. Как видно, я сдался, и не хочу, чтобы все повторилось.
-Шерри, потерпи до своего дня рождения? Не долго ведь осталось! - я улыбнулся, убирая прядь волос с лица Шерри и касаясь кончиками пальцев ее теплой щеки. Мы еще немного посидели, и Шер попросилась снова в спальню.
-Учел, у меня будет большая кухня! - я засмеялся, - на самом деле, этот дом - симбиоз наших вкусов. Появится мебель и ты поймешь, о чем я толкую. Так что, я уже давно не думаю ни о себе, ни о тебе. Я думаю о нас!
Я широко улыбнулся любимой, она не должна думать, что я думаю о себе или о ней. Разве мы по отдельности существуем? Нет конечно. Мы маленькая семья, мы, главное, что мы!
Шер поинтересовалась, где туалет, я указал ей направление, а сам прошелся вдоль спальни, представляя, как здесь у стены будет стоять кровать, и как мы будем на ней спать, или же целоваться, или же радовать друг друга близостью. Это непередаваемо. Дом - наш замок, а наша спальня - это комната королевской четы. Четы Моро! Я хотел поделиться подобными мыслями с женой, поэтому последовал за ней, но так и не сказал, что хотел, Шерон меня переключила на другую тему.
-Только не говори мне, что боишься выглядеть старой. Тебе это не грозит. Знаешь, когда человек любит, он не видит ни одного изъяна в своей половине. И всякий раз, когда ты затрагиваешь тему о возрасте, я не могу понять тебя, потому я не вижу то, о чем ты говоришь. И мне сразу становится так обидно, только я не могу понять от чего. Что моя женщина врет про себя же или потому, что я не в состоянии увидеть чего-то.
Я встал сзади Шер, обнимая ее, и прижимая теплые ладони к ее животу.
-Знаешь, что я вижу? - я посмотрел на Шер через пыльное зеркало и почувствовал, как Шерри кивнула головой, - я вижу статную, невероятно красивую, величественную, сильную женщину. У нее живой и бойкий ум, что отличает ее от многих женщин. У нее выразительное лицо, такое разное. Доброе и злое, нежное и жесткое, но всегда любимое. Любимое мною. А эти глаза. Посмотри в ее глаза! Даже пыль на этом зеркале не могут скрыть этой глубокой бездны голубизны. Это нежная лазурь, это два бриллианта. А губы? Их так и хочется поцеловать, почувствовать их сладкий, словно мед, вкус. И цвет волос, как сама ночь, или же как спелая рожь, когда ее локоны покрыты золотом! Как такую можно не любить? Как она может постареть!? Никогда, родная. Я люблю тебя так безумно, что мы с тобой никогда не постареем!
Я начал целовать шею Шерри, нежно, ласково, словно хотел успокоить, отвлечь от таких грустных мыслей. Она прекрасна, прекрасна всегда. И она не должна думать так, точно так же, как и я не должен думать о том, что у меня кривые зубы или начинают седеть волосы. Мы идеальны в глазах друг друга. Я прижимал Шерри к себе все сильнее, одна рука была под грудью, другая чуть ниже живота. Губы мои уже ласкали ее ушко.
-Старики так любить не умеют. Мы всегда будем молоды, запомни это! - я повернул Шерри к себе и, обвив ее тело руками, поцеловал ее сахарные губы долгим и сладким поцелуем. Сердце стучалось как сумасшедшее. Я не знаю как, но кажется, с каждым днем я люблю ее все больше!
После нашей слабости в туалете, мы решили, что пора уже оставить строителей и заняться своими делами. Мы поехали в строительный, нужно было купить еще лака для дерева и посмотреть мебель. Слава богу все было в одном месте. Мы долго ходили, по рядам, рассматривали материалы, лампы, люстры, дошли и до ванны, посмотрели пару диванов, к слову, мы оба сошлись, что хотим мебель в гостиной лимонного цвета. Но все же мы дошли до кухни. Шерри наконец-то могла увидеть меня в деле. Сложно угодить человеку, который уже занимался дизайном домов.
-Я хочу барную стойку, вот так - и накидал на бумаге эскиз, потому как большой эскиз забыл в доме, - здесь должны быть шкафе, здесь будет холодильник. Дерево, думаю, орешник - я посмотрел на Шер, словно она понимала, о чем я, - или клен, меня интересует цена вопроса! Так, мне нужно как можно больше шкафов и ящиков!
Я долго воевал с консультантом, выбирал дерево и показывал Шерри, она лишь тыкала в понравившийся цвет и старалась не мешать. Я даже начал беспокоиться, что ей не нравится.
-Все хорошо? Тебе не нравится? - но Шер успокоила и просила не отвлекаться. После того, как я заказал кухню и оплатил аванс, мы поехали в кафе, чтобы перекусить.
-Ты была молчалива, когда я кухню выбирал. Просто, если я люблю готовить, это не значит, что кухня моя, понимаешь? - я улыбнулся, прижимаясь к Шер, потому как мы снова сдвинули стулья, чтобы сидеть друг к другу ближе, - надеюсь тебе понравилось, что я выбрал и ты кивала не из вежливости!
Нам принесли покушать, мы ели и болтали о нашем будущем доме.
-Это, наверное, звучит странно, но я вижу, как ты меня будишь утром в новом доме, как я улыбаюсь, но не хочу вставать. И переворачиваясь на живот, пытаюсь спрятаться от тебя. А ты забираешься на меня и пытаешься разбудить, щипая мою спину. И мы вместе принимаем душ, вместе завтракаем, и вместе едем на работу. Не по отдельности. А вместе. Например, ты меня довезла до работы и поехала в участок. Потом в обед заехала за мной, а потом еще раз по пути домой.  Мне кажется, мы стали еще ближе... - тихо шепчу я, уже забыв о еде и прижавшись к Шерон, я снова отдался к своим неуемным чувствам.
-У нас теперь свободный день. Поехали домой, поваляемся, а может быть ты снова станешь моим партнером по спаррингу? Или можем искупаться в бассейне. Как хорошо не работать, жаль, нам не могут платить за нашу любовь!

+1

6

- Что значит, не попаду? – наигранно возмутилась я, когда Этьен строго заявил, что это моя последняя поездка в этот дом. Следующая только после того, как тот будет готов. – Ну Этьен, а если приехать сюда, когда еще не будет мебели, но пол и стены уже будут готовы, м? Ну пожалуйста, пожалуйста, - с этими словами, я игриво улыбнулась и начала аккуратно касаться губ француза, это мой своеобразный способ давления!
Этот шантаж продлился недолго, вскоре мы решили посетить нашу спальню, а затем мне и вовсе понадобилось в туалет. Только там что-то произошло. Не знаю, какой клин ударил в мою больную голову, но замерев около заляпанного зеркала, я невольно задумалась о внешности. Сейчас неплохо, но что будет потом? Я же изменюсь, все меняются, но как на это отреагирует Этьен? Заметит ли, будет ли это для него важно? В этот момент появляется француз, словно услышав мои тревожные мысли. Мне даже как-то неловко, я вижу, что мои слова мужу не нравятся. И вот он начинает говорить, я внимательно слушаю, на моем лице виноватая улыбка. Затем Тьен подходит и обнимает меня со спины, я тут же прижимаюсь к его груди еще сильнее, дотрагиваясь ладонями до его ладоней. Моя щека прижимается к его щеке, я слушаю, пытаясь увидеть в испачканном зеркале то, о чем он говорит. Но слов в ответ не находится, вместо этого, я лишь прижимаюсь еще сильнее, словно пытаясь спрятаться в его объятиях от собственных переживаний и страхов. В один прекрасный момент Этьен развернул меня к себе. Лишние мысли тут же покинули голову, мы слились с ним в сладком французском поцелуе. Ладонями я медленно провела по его плечам, ощущая напрягшиеся мышцы, четкие рельефы, и постепенно обвила руками его шею. Поцелуй был прекрасен, я чувствовала не только губы мужа, я чувствовала его всего. Мы прижимались друг к другу, его тепло, его грудь, его сила – все это неизменно вызывало дрожь в моем теле. И вот поцелуй закончился, я мягко улыбнулась и, закрыв глаза, облизала губы, демонстрируя всю сладость этого действия. Затем, все с той же улыбкой, я провела ладонью по щеке Этьена, смотря в его карие глаза. Я не стала говорить, что меня все еще одолевают те мысли, мне все еще страшно, но всеми своими жестами и действиями я выказывала благодарность.
Итак, вскоре было решено отправиться в магазин. Я мало что понимала в выборе цвета мебели и прочих вещах, но было интересно посмотреть на то, как работает Этьен. Должна признать, я была впечатлена. Даже неприятные мысли о возрасте как-то на время покинули голову. Он так уверенно говорил, четко формулировал свои мысли, называл цвета. Консультантам было предельно понятно, картинка формировалась сама. А затем муж предложил присоединиться и мне. И тут я как-то растерялась. После его мастер-класса, я выглядела более чем неловко. Однако как-то выбирать надо, поэтому, не изменяя вкусам и характеру, я просто тыкала пальцами в то, что мне нравилось больше всего. Муж как-то начал волноваться, что мне неинтересно, на что я просто нежно поцеловала его в гладкую щечку, и уверила, что все великолепно, можно продолжать. Единственное, что мне захотелось добавить, так это отдельную небольшую полочку, для какао! А почему бы и нет? У нас этого добра дома хватает, так пусть будет отдельная полка. После магазина мы решили отправиться в кафе. Я снова как-то призадумалась. Теперь скрывать собственные переживания от мужа совсем непросто. Хотелось поделиться с ним тем, о чем я умолчала в том злосчастном туалете, но как я могла? Он выглядел таким счастливым, таким воодушевленным после магазина. Наконец-то мы оказались в кафе, тут же нашли столик, сели рядом друг с другом.
- Все в порядке, дорогой, - улыбнулась я, когда Этьен снова поделился переживаниями из-за моего молчания. – Ты высказывал наши мысли, даже добавить было нечего. За исключением полки для какао. К тому же, врятли я могла сказать что-то дельное, после тебя было стыдно даже рот открывать, - после я улыбнулась и аккуратно коснулась губами шеи возлюбленного. 
В этот момент нам принесли заказ. Мы отвлеклись, начав говорить на самые разнообразные темы. Муж поделился тем, как видит наш новый дом. Я не могла не улыбаться, такие четкие представления посещали и мою голову. Столько света в спальне! Утренние лучи солнца, его очаровательное сонное лицо. Единственное, что смущало, так это поездка на работу. Хорошо, что хоть в своей голове, в собственных фантазиях, ты можешь остаться в постели в объятиях любимого мужчины. И все же кое-что в рассказе Этьена меня смутило, от чего я тут же усмехнулась.
- А почему это я завожу тебя на работу? Ты что, не собираешься машину покупать? – как строгая мамочка проговорила я, но все это было наигранно. – Так вот огорчу себя, любимый, на этой неделе мы съездим в салон, и отвозить на работу будешь уже ты меня.
Чмокнув мужа в нос, я сделала очередной глоток кофе. Мы продолжили разговаривать. Однако чем дольше мы говорили, тем молчаливее я становилась, задумчивее. В итоге все сошлось на то, что диалог превратился в монолог, говорил только Этьен, а я молчала, притом пропала даже улыбка. Разумеется, муж не мог не заметить этих изменений. Поначалу я удивилась. «Что такое?» - вырвалось из моих уст. Я молчала и совсем не улыбалась, сама того не зная. Я была уверена в том, что и виду не подаю о том, что меня что-то гложет, но все оказалось иначе. И мне пришлось вернуться к старой теме. В конечном счете, скрывать это от Этьена было уже невозможно, хотелось поделиться, хотелось, чтобы он развеял все мои сомнения. Совсем невесело улыбнувшись, я дотронулась до его ладони.
- Тогда в туалете я промолчала, Этьен, но… не могу перестать думать об этом. Понимаешь, время идет, и с годами я не молодею. На женщине возраст смотрится не так, как на мужчине, - мне вот кажется, с каждым годом француз становился еще мужественнее и красивее. Или это говорят во мне чувства? Когда любишь, недостатков нет, однако, в данном случае, это факт: мужчинам возраст идет, с женщинами дела обстоят иначе. -  Каждый день, ты восхищаешься моей фигурой, моей внешностью и какой бы активной я не была, я начну меняться, и так боюсь этого. Боюсь, больше не увидеть твоего восторженного взгляда или не услышать восторженных слов. Наверное, и перекрасилась я только для того, чтобы выглядеть моложе, хотя знала, что светлые волосы тебе нравятся больше. Я никогда не задумывалась о своей внешности, в смысле… я ухаживала за собой, следила, но возраст и годы меня не пугали. Но потом появился ты, начал восхищаться всем этим, и я боюсь это потерять.  Боюсь в один прекрасный день не увидеть в твоем взгляде чего-то…, - глубоко вздохнув, я дала себе и ему несколько секунд, дабы осознать, какая же я дура, а может набраться смелости и все же вспомнить то, чего я вспоминать не хотела, что приносило мне не самые приятные ощущения. Пожалуй, следующие слова, и раскрывали главную причину этих страхов: - Когда-то ты мне сказал, что мы постепенно блекнем, считая, что мужчина должен нас любить. Но мужчина влюбляется в картинку, и когда этой картинки лишается…, - то либо запирается в туалете с журналом, на котором красуется другая с красивой грудью и прелестными бедрами, либо просто находит нового персонажа для плотских утех. Это были слова Этьена, которые он произнес в кафе почти два года назад, но слова, которые вселяли в меня страх до сих пор. - Эти слова прочно засели в моей голове. Прости, я понимаю, многое изменилось, но, я хочу знать, что ты думаешь сейчас, - снова глубоко вздохнув, я опускаю голову, дотрагиваясь лбом до его виска, таким образом, словно признавая собственную глупость. 
Но картинка блекнет – это правда, и многие видят эту правду. Но видит ли ее любимый, замечает ли этот тусклый поблекший свет, или для него ты всегда идеален, ярок и насыщен, как бы не выглядел на самом деле? Мы никогда не заводили разговор на эту тему. Я знала, что вижу. За последний год Этьен изрядно поседел, я видела это, но по-прежнему смотрела на него с восхищением, по-прежнему для меня – он самый красивый и соблазнительный мужчина на свете. И я знаю, что так будет всегда, даже если он отрастит себе животик и бороду. Все равно я буду видеть свою любовь, своего очаровательного красавца-француза. Но что мужчина? Почти два года назад Этьен твердо доказывал, что мужчина не может видеть красоту, если таковой нет, а что он думает сейчас? Будет ли восхищаться мной, если я пополнею, постарею, поседею? Глупые вопросы, знаю! И вроде ответ очевиден, но так хочется услышать, развеять все свои страхи.

+1

7

-То и значит! - стараясь говорить без улыбки, заявил я. Шерон еще не уехала, а уже мечтала о следующей встречи. Дом стал своеобразным магнитом для нее, который притягивал настолько, что она готова была остаться здесь прямо сейчас. Но этому не бывать, я вообще не должен был сейчас показывать дом. Моя слабость вышла для меня боком. А тем временем, Шерри не могла успокоиться.
-Родная, но здесь же будет холодно и неуютно, совсем пустынно. Его сделают и где-то через неделю я начну его заполнять мебелью, а потом мы обязательно переедем. В уже готовый дом. К слову, мы уже можем начинать собирать вещи. Так что, сюда приедешь только с ними! - улыбнулся я, давая понять, что мое решение окончательное. Но Шерри решила пойти на бесчестный ход, аккуратно касаясь моих губ. И так сложно отказать. Она же словно маленькая девочка, ребенок, которого так страшно обидеть, если не дашь то, чего он так хочет. И все равно я должен был сохранять волю духа, характер, но, как ни крути, я начал сдаваться
-Хорошо, я подумаю! - недовольно буркнул я, словно уже согласился на вторую поездку. Хотя, что не говори, а Шерри найдет нужные веревочки, за которые можно будет подергать. Что сказать, я начинаю понимать пословицу "Муж - голова, а жена - шея" со всех сторон. Куда меня Шерри направит, туда я и буду смотреть. И, с каждым днем у нее получалось все лучше и лучше манипулировать своим мужем.
После мы еще раз посмотрели спальню, а потом Шер скрылась от меня в туалете. И стоило мне прийти к ней, как я услышал далеко не лестные слова о ней же. Я прекрасно понимал ее страх, наши страхи были похожи, ведь я тоже не хотел стареть и выглядеть не достойным Шер. И она тоже обижалась на меня, когда я плохо говорил про свою внешность, или начинал грустить, глядя на свое тело в зеркале, ведь мне уже сорок, я в рассвете сил, но я не молод. И с каждым годом будет только хуже. И я старался не думать об этом. Потому что это действительно страшно состариться. Страшно, что она перестанет так же целовать мое лицо. Страшно, что она не захочет прикасаться к моим рукам, которыми всегда так восхищалась. Но я всегда старался молчать, а если и говорил, то скорее по глупости. Я знал, что ей больно слышать, как я отмечаю свои недостатки. Мне больно не меньше. Я говорил, она молчала. Я видел ее виноватую улыбку. Чем больше я говорил, тем сильнее я прижимал ее к себе, боялся отпустить хоть на секунду. Боялся, что она перестанет чувствовать мою поддержку, мою силу. Но она молчала. И так ничего и не сказала на мои слова. Даже после нашего долгого и сладкого поцелуя, от которого сердце рвалось из груди. Я не стал расспрашивать ее, не хотел давить. Я просто надеялся, что она поняла, что она прекрасна, словно пышная, алая роза. Я лишь хотел, чтобы она поняла, что она богиня, она совершенство, и такой останется навсегда.
Оставив строителей и дом, мы поехали в строительный магазин. По началу Шерри с интересом наблюдала за тем, как я работаю, как выражаю мысли. Видела бы она, как раньше я ходил с мальчиком-переводчиком, который пытался перевести все мои прихоти на английский язык. Время идет, я совершенствую язык, а вместе с тем и выгляжу убедительнее.
Но Шер загрустила и я почувствовал внутреннее беспокойство. Она была молчалива и все, что предложила - это полочку для какао, что было весьма свежо и необычно. Так что, я с радостью взял эту идею на вооружение.
Закончив с делами, мы поехали в кафе. Уже там, сидя совсем рядом, Шерри поспешила меня успокоить, что она не была молчаливой, просто не хотела мешать, да и сказать было нечего. Она коснулась губами моей шеи, а я лишь тяжело вздохнул. Я чувствовал, что что-то не так, но не понимал, почему жена не хочет со мной этим поделиться.
Я решил отвлечься от грустных мыслей, поделившись с любимой своими фантазиями, которые никак не выходили из головы. Однако Шер нашла, на ем заострить внимание.
-Я просто привел пример - удивился я, когда мне со всей строгостью, словно мальчишке, заявили, что мы поедем и купим машину, хочу я этого или нет. По крайней мере прозвучало это именно так, - без проблем, я буду возить тебя на работу хоть каждый день. Только при одном условии: ты будешь пристегиваться!
Да, я помнил события аварии. Пожалуй, этот ужас я не забуду никогда, тем более последствия всего этого кошмара. Шерри поцеловала меня в нос, что помогло мне отвлечься от тревожных воспоминаний. Мы говорили, как и всегда. Удивительно, но у нас всегда было о чем поболтать. Вот только сегодня болтал я. Я понимал, что она меня слышат, что она понимает, но она молчала, становилась задумчивее, и от того мне становилось все тревожнее, мне казалось, что я ее чем-то обидел, что-то сделал не так. Я коснулся ее руки, чтобы привлечь внимание. Она понимала, что ей молчать больше нельзя, иначе я впаду в истерику, потому как не понимаю, что произошло.
Она начала говорить. Каждое слово, упавшее с ее уст, ударялось о землю и разбивалось, осколками впиваясь в меня. Мне было очень обидно и больно слышать подобное от Шер. Да, мы вернулись к старой теме, и чем больше Шерри говорила, тем больше открывалось новых подробностей. Выслушав ее до конца, я сжал ее руку, в то время как Шерри прижалась лбом к моему виску. Я все сжимал руку, даже не зная, с чего начать и как не сорваться. Я вспыльчивый, а сейчас мне было обидно. Обидно до такой степени, что я готов был взорваться.
-Мы не молодеем. Но я уважаю тебя, и стараюсь не расстраивать тебя своими переживаниями. Посмотри на меня. Я почти весь седой, на моем лице морщины, зубы кривые, а щетину я отращиваю, чтобы не дай бог однажды утром увидеть старые, дряблые щеки. Если я не буду заниматься, то скоро в зеркале увижу безобразный живот, который потеряет свою упругость и будет походить на фруктовое желе. А если я буду есть столько, сколько реально хочу есть, то стану безобразно толстым. Но ты этого никогда не увидишь. Потому что ты видишь меня по-другому, так, как хочешь. Ты принимаешь действительность такой, что она тебе безумно нравится. И все мои минусы для тебя стали плюсами. Так почему ты решила, что у меня все по-другому? Шер, я влюбился в тебя без памяти. Это удивительно, но я до сих пор пребываю в состоянии юношеской влюбленности, в то время, как у нормальных людей она проходит через пару месяцев.
Я вздохнул и отпил из стакана холодного сока. Мне страшно подумать, что Шерри все это время носила в себе. Но я не хотел впредь слышать подобное. Последние слова кольнули в самое сердце.
-Что я думаю сейчас? Что ты явно не в себе, что происходит? Ты помнишь слова человека, для которого любовь не была чем-то святым. Он верил в Бога, но не верил в любовь. Ты помнишь слова человека, который даже не знал, что значит любить всем сердцем, быть нужным, любимым. Я убил в себе него. Ты понимаешь, что я все в жизни поменял, а ты просто не доверяешь, помня слова, сказанные два года назад! Ты даже не представляешь, как больно мне сейчас сделала. Мне казалось, мою любовь видно, видно, как я восхищаюсь тобой. Я думал, ты чувствуешь эту силу, силу тех чувств, что я испытываю, глядя на тебя. Да, мы меняемся, но я по прежнему люблю тебя. Буду любить и полную, и даже если ты на работе получишь безобразный шрам, я все равно буду любить тебя. Да, ты очень красивая женщина, мне повезло, но я не только за красоту люблю тебя. Я люблю тебя за твою индивидуальность, непохожесть на других женщин. Ты моя изюминка, понимаешь? А сейчас ведешь себя как обычные женщины, которые ноют по поводу своей красоты.
Я снова замолчал. Мне правда было очень обидно, я уставился на свою еду, которую, к слову, уже и не хотел есть.
-Я изменился для тебя. Я перестал видеть женщин вокруг, все они превратились в бесполых существ, в простых людей. А женщиной для меня стала ты. Любимая и одна единственная. Которую я буду любить, не смотря ни на что. Пообещай мне, что больше не затронешь эту тему, а тем более не будешь вспоминать слова, которые я сказал пару лет назад просто по незнанию.
Я повернул голову к Шерон. Нет, я не могу долго на нее сердиться. Не обращая ни на кого внимания, я припал к ее сахарным губам, сладко целуя их и замирая, как только закончил поцелуй.
-Поехали домой, я не хочу есть, - тихо проговорил я. Признаться, Шерри, дала мне много поводов для раздумий, - Шер, ты мне доверяешь? Ты знаешь, что я не изменю тебе? Или ты в этом не уверена? Я даже не мог подумать, что ты помнишь то, что я говорил так давно. Ты вообще уверена, что это я говорил? Ты ведь знаешь, что как только ты согласилась быть со мной, быть моей женщиной, я начал заново создавать себя, убивая в себе все то плохое, что создал за жизнь. И я думал, что ты не помнишь, а главное не веришь тем словам. Знаешь, как обидно? - проговорил я, уткнувшись в шею любимой. Я услышал, как подошел официант, но я все так же прижимался к Шер, словно пытался найти у нее защиты. Я слышал, как она попросила счет.

Отредактировано Étienne Moreau (2013-11-12 22:17:29)

+1

8

Все начиналось так здорово. Этьен пообещал подумать над тем, чтобы привезти меня в этот дом во второй раз. Я лишь довольно улыбнулась и коснулась губами его носа, ведь знала, что это фактически согласие! И я же не просила показывать готовый дом. Просто одним глазком гляну, как он выглядит «голым», без мебели и прочего. Кстати о мебели. Мы решили прямо сегодня заказать кухню. Я увлеченно наблюдала за действиями мужа, пусть порой и смущала его своим молчанием. Он был хорош. Когда мужчина знает, чего хочет и может это объяснить – это бесценно, прекрасно, соблазнительно. И все же, не все было идеально. Прошедший разговор не мог покинуть мою голову, и даже выбор кухни ненадолго избавил меня от насущных мыслей. Что делать? Я решила, что будет правильно поделиться с мужем. Возможно, он посмеется, но скажет что-то ободряющее, опровергнет все мои слова! Да, пожалуй, мне только то и нужно было, чтобы он просто сказал, что я не права. Однако Этьен отреагировал не так, как я ожидала. Он просто выказал обиду. Я сидела, прижавшись лбом к его виску, но как только француз начал говорить, сразу отстранилась, смотря в его глаза и внимательно слушая. С каждым словом, я хмурилась все сильнее. Не знаю, как мы пришли к этому. Я просто хотела, чтобы он избавил меня от этих мыслей. Даже не сомнений! Знаю, что муж сильно изменился ради меня, я ведь тоже изменилась и буду меняться. Но я хотела и услышать, что он думает, пусть опровергнет, пусть переубедит. Я же не говорила, что я страшная, старая и кривая, я просто высказала опасения по поводу будущих перемен, чего не сказать об Этьене, который сразу начал описывать свою внешность. 
- И спасибо на этом, потому что твоя самокритика похлеще моей, - тут же встряла я, как только муж отметил, что не говорит мне о своих мыслях относительно своей внешности. - Ты привлекательный мужчина, Этьен. И говорит то во мне не только любовь, но и объективная реальность, веришь ты в нее или нет. Твое «почти весь седой» не дошло и до половины головы! – я махнула рукой в его сторону, бросив мимолетный взгляд на голову. Он должен быть уверен в себе, как мужчина, но вместо этого говорит ерунду. Седина и вправду не покрывала даже половины его волос, а порой была и вовсе незаметна. Так к чему это, если речь идет о моих страхах? Не критике внешности, а о боязни того, что будет дальше, и как я в будущем изменюсь? И это не говоря о том, что возраст идет мужчинам, признает это Этьен или нет. Он не молодеет, но это не лишает его обаяния, красоты и привлекательности.  - Ты что, седых людей не видел? Так что, пожалуйста, давай ты не будешь об этом, не будешь говорить о том, чего нет. У меня ситуация другая, - я говорила о реальных опасениях, а муж просто рассказал о своих неоправданных комплексах.
Слышать это неприятно, не удивительно, что я начала злиться.  Понимаю, отчасти, виновата сама. Завела такую тему, возможно, затронула его чувства, но у меня не было в планах ругаться, оскорблять кого-то, хотелось просто поговорить. В общем, не удивительно, что у меня не было сил сдерживать собственные эмоции. С каждым словом мужа, я злилась все сильнее, хмурилась, но все же молчала, надеясь, что ссоры можно избежать. Этьен много рассказал, опровергнул и мои мысли, но говори он другим тоном, все бы было иначе. А так, часть слов я и вовсе пропустила мимо ушей, ведь была сосредоточена лишь на одной мыли: только бы не сорваться. Собственно, у меня неплохо получалось. Наверное, встретив француза, я даже стала как-то спокойнее, менее вспыльчивой, что ли. И все же, после очередной фразы, которую я посчитала оскорблением, удержаться не смогла.
- Знаешь, Этьен, открою тебе секрет. Я – женщина. У меня мужская профессия, возможно, не самый лучший характер, но я остаюсь женщиной, которые по природе своей не могут не думать о внешности, если их кто-то любит! – ну разве могу я не задумываться об этом, когда меня любит такой презентабельный мужчина? Мужчина, который так изменился, ради меня? И я тоже хочу быть для него всем, меняться, нравится. Быть достойной его, и внутренне и внешне. Ему просто стоило сказать, поделиться мыслями. Мне бы хватило, но все перелилось в обиды. - Надеюсь, этим открытием тебя не разочаровала.
Итак, глубоко вздохнув, я сделала несколько глотков вина, смотря куда-то в сторону. Мы оба замолчали, словно давали друг другу прийти в себя. Но если Этьен мог быстро отойти от небольшого конфликта, то у меня дела с этим обстояли немного иначе, и даже тогда, когда муж прижался ко мне, я думала лишь о его словах, превращаясь в колючку. Я расценила это как оскорбление, которое прочно засело в моей голове. Француз прижимался, а я лишь попивала вино, смотря куда-то в сторону. Но вот он снова говорит, выказывает обиду, а я лишь усмехаюсь.
- Я знаю, что действительно обидно, - уже более спокойно, протягиваю я, поворачивая голову к Этьену. - Когда ты делишься, и хочешь лишь одного, чтобы любимый поддержал тебя и развеял все твои сомнения, но вместо этого он называет тебя простой… даже не женщиной, бабой, и требует забыть прежние слова. Но знаешь что? Я верю в то, что ты изменился, - и это читая правда! Я знаю, потому что чувствую его любовь, каждый день, чувствую эти изменения, и мне есть с чем сравнивать. -  Но иногда… об этом нужно и слышать. Я не виновата в том, каким ты был и что говорил два года назад. Не виновата я и в том, что эти слова меня задели. И да, я переживаю из-за своей внешности. Вот такая я простая женщина, такая же как и все остальные. Счет принесите, пожалуйста, - тут же бросила я в сторону официанта, который проходил мимо. - Не стоило мне заводить эту тему, - в итоге произнесла я, допивая остатки вина. - Я давно думала об этом, переживала, и решила, что… должна поделиться с тобой, потому что это правильно, ведь ты мой муж, я должна делиться. Но я совершила ошибку. Больше не повторится, прости. Забудь об этом разговоре. Спасибо, - нам принесли счет. В этот момент зазвонил телефон и, пожалуй, впервые, я почувствовала облегчение от того, что меня отвлекают от мужа, вернее, не от него, а от той обиды, которую я по отношению к нему испытала. Ему обидно? Что ж, теперь и мне тоже. – Да. Нет-нет, не отвлекаете. Хорошо, без проблем, - выключив телефон, я встала из-за стола. – Я нужна на работе. Буду поздно, не жди. Пока.
С этими словами я покинула ресторан. Обычно, ничто не могло отвлечь меня от любимого мужчины, но сейчас я боялась, что это настроение и навязчивые мысли выльются в новую ссору, во время которой я уже не смогу остановиться. А я умею задевать, говоря то, о чем даже не думаю. Потом жалею, но жалеть-то поздно. Лучше скрыться сейчас. К тому же, мне нужно время, чтобы остыть, подумать. По сути, ничего серьезного не произошло. Ведь не произошло?

----> дом

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Home, sweet home