Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Gangster's paradise


Gangster's paradise

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Christina Sanchez, Vincenzo Montanelli, Guido Montanelli
Место: От Сакраменто до Сан-Франциско и обратно
Время: Начало ноября
Погодные условия: Для осени - ничего выдающегося
О флештайме: Калифорнийская Комиссия объявила сбор. Двое Монтанелли в качестве представителей Семьи, и Санчес в качестве их телохранителя - команда мечты...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-11-05 22:56:12)

+1

2

Пролог: Сборы в дорогу

Внешний вид
"Встречаемся завтра в девять у аэропорта, будь при полном параде. Ты поедешь со мной." - так гласило сообщение, поступившее на номер Энзо. Он и сам наверняка понял, куда ему предстоит сопроводить своего дядю и почему для этого необходимо одеться не просто прилично, а шикарно - о таких вещах не говорят открыто, тем более по телефону, даже в смс-сообщениях - не только лишь в целях безопасности, просто это не принято. Нагонять тайны вокруг встреч Мафии - это тоже своего рода традиция... Гвидо немного нервничал - ему ещё ни разу не приходилось заседать на сборах Комиссии; и это было ещё одной причиной взять Винцензо с собой - для поддержки. Впрочем, основной причиной была другая - Энзо определённо не будет вреда от знакомства с остальными калифорнийскими боссами, увидеть и понять, кто есть кто в этом штате, наравне со своим дядей - вероятнее всего, однажды именно ему придётся занять его место во главе Семьи. А в будущем, кто знает, может быть и во главе стола, где соберутся остальные доны - у Гвидо на это едва ли хватит сил, да и желания никакого. Управиться бы хоть с делами Семьи Торелли - это уже дело непростое. Удерживать Сакраменто, к счастью, уже не так сложно, как зимой, и помощь извне уже не требуется; пришло время заплатить по долгам - и заодно объясниться перед Комиссией, что именно происходит в столице Калифорнии. За всех - Джованни, Данте, Витторе, Анну... Так уж получается, что Монтанелли снова предстоит говорить от имени всех. Что ж, тем полезнее засветиться перед Комиссией в начале своего правления, и показать своих помощников.
"Я взял Хаммер из гаража. Будь у аэропорта завтра в девять часов. Нужно, чтобы ты свозила нас с Энзо к большим ребятам."
- Кристине, как раз наоборот, вряд ли известно о том, что происходит, и что за размеры у "больших ребят", к которым ей почему-то необходимо свозить Энзо и Гвидо - впрочем, ей едва ли это и интересно. Для Крис это скорее всего будет сюрпризом - Монтанелли не знал, приятным или нет; но то, как он поступает сегодня, как нельзя лучше символизирует его доверие к ней - кого-то другого он не стал бы показывать перед Комиссией, вернее, никому другому не дал бы возможности взглянуть на Донов. Что касается её неитальянского происхождения - ему наплевать, что про него подумают, точно так же, как было наплевать Витторе, раз уж на то пошло. К тому же, едва ли она будет единственной неитальянкой - под крылом Коза Ностры многие ходят, чтобы сидеть за рулём - быть членом Семьи не обязательно. Хотя, то, что она будет единственной женщиной на встрече - вполне возможно.
За главную в городе в этот день оставалась Маргарита. Сложно сказать, за что было более боязно - за то, что Триады или кто-то другой, с кем ещё не все вопросы утрясены, воспользуется этой лазейкой, или ею воспользуется сама Омбра, и вернувшись домой, троица не узнает Сакраменто; впрочем, их только несколько часов не будет - всё должно быть в порядке. А о встрече даже не все члены Семьи знают, как и обычно, заседания Комиссии проходят под грифом секретности даже для солдат, даже для тех, которых это заседание касается - так или иначе, мафиозо иногда и сами прознают о том, что происходит у их боссов, но решения оглашаются уже после сбора, когда и вступают в силу.
Хаммер, тот самый, что не так давно размозжил ворота байкерского клуба, ждал обоих у аэропорта, вместе с Гвидо, сидевшим на рулём и наблюдавшим, как через дорогу от него народ собирается ко входу, приоткрыв окно - он приехал пораньше, чтобы иметь возможность слиться с фоном и понаблюдать за ситуацией. Место для встречи могло бы показаться необычным, но с толпой прилетающих и улетающих слиться проще всего, к тому же Крис и Винцензо смогут быстрее добраться до аэропорта поездом; да и выехать за шоссе проще за городом, чем из самого города, тем более с утра. Им предстоит провести в дороге ближайшие часа три, что, впрочем, не так уж много - можно было бы добраться до Сан-Франциско и на поезде или самолёте, но Монтанелли не хотел светить ничьи имена лишний раз - пусть лучше их визит в другой город останется для государства тайной; конспирация в их деле играет огромную роль. К тому же, до Фриско не так уж далеко и по шоссе, особенно, если за рулём сидит Санчес. А под бронёй Хаммера надёжнее, чем под взором стюардессы или проводника - главам остальных калифорнийских семей, которым придётся добираться до места встречи из мест подальше, не так повезло. Гвидо глянул в зеркало, в очередной раз придирчиво осмотрев волосы и поправив галстук. Он нервничал - хотя, что было в этом странного? Вот потому ему и нужны были тот, кто наверняка мечтает оказаться за этим столом, и та, которой на эту встречу вообще плевать с высокой колокольни - кого можно найти ещё более спокойного по отношению к этой ситуации? Команда мечты.
Гвидо снова прошёлся взглядом по небольшому кейсу на заднем сидении автомобиля. Небольшой подарок Комиссии, как символ будущих хороших отношений - Монтанелли всегда обращал особое внимание на правила вежливости, традиции, в последнее время уже несколько подзабытые. Витторе не очень-то считался с мнением остальных боссов, а Данте и Джованни, похоже, даже не успели побывать ни на одном из заседаний; Гвидо опасался, что Торелли вообще исключат из Комиссии - ходили и такие слухи среди стариков. Его задачей будет не допустить подобного хода. Новость о смерти Донато и Риккарди, впрочем, может сыграть на их стороне. Взгляд на часы - восемь сорок четыре...

Отредактировано Guido Montanelli (2013-11-06 11:27:22)

+2

3

Внешний вид

http://s017.radikal.ru/i400/1311/27/660373475650.jpg

«В девять так в девять», - пожал плечами Винцензо, заметив сообщения уже ближе к полуночи. Он как всегда был занят в попытках кого-то ограбить, обмануть, отмыть деньги и найти место куда их можно вложить. В общем освободился он ближе к десяти вечера, после чего сразу же заехал к своей светловолосой подруге, которой на этот раз все-таки довез бутылку вина. Неплохой вечер, неплохое продолжение. И вот Катрин снова в полудреме лежит на постели, а Энзо, погруженный в свои мысли вертит телефон в руках.
- Я говорил тебе что мне нужно уехать? – спросил он у свое подруги.
- Нет, - сказала она устало повернувшись к собеседнику. – Когда?
- Завтра. Недели на две. По делам, - спокойно ответил он. Чем все это закончилось? Она не была оригинальна, конечно очередным скандалом. Хотя, чего ожидать от девушки, которую видишь от силы раз в две недели, когда работать сил уже не остается, а от остальных своих знакомых женщин уже тошнит? Гвидо бы наверное сказал, что его племяннику в личной жизни не хватает постоянства. А племянник бы наверняка парировал тем что тому не хватает постоянства в жизни деловой. Слава богу этот разговор так и не состоялся. В общем дома Энзо появился только к двум часам ночи не в лучшем расположении духа, после чего одним махом осушил стакан дорогого виски и лег спать. Будильник прозвонил ровно в семь часов утра. Через пятнадцать мужчина уже почистил зубы и принял душ. Теперь оставалось выбрать костюм, в котором он собирался поехать на столь ответственно мероприятие. В отличие от своего дяди смокинг он откинул сразу. Такого рода костюм люди надевают либо на торжественное мероприятие, либо когда едут в другой город чтобы хорошо провести время. Встреча же с комиссией была встречей скорее деловой, нежели дружеской, поэтому племянник дона надел строгий черный костюм и вместо нарядной бабочки завязал темный галстук.  Гвидо мог научить его многому, но точно не тому как нужно выглядеть и вести себя на подобного рода мероприятиях. Нет, на самих встречах ему побывать не доводилось, зато однажды ему довелось отвечать за безопасность, когда все доны Флориды собрались в Майами для обсуждения насущных дел. Там же он познакомился с несколькими влиятельными людьми. Теперь он жалел, что дела придется вести с людьми совершенно ему незнакомыми. Здесь придется заново производить впечатление и договариваться с верхушкой. Но несмотря на свое высокомерие и амбиции впечатление андербосс произвести умел. Без двадцати восемь итальянец уже сидел в такси. В этот раз он не счет нужным брат свою машину, чтобы добраться до аэропорта. Время позволяло не торопиться, а пара дополнительных купюр заставляли таксиста напрочь забыть о правилах и рваться к пункту назначения с рвением сумасшедшего. Что касалось подарка, Энзо тоже позаботился о том чтобы не ехать в гости с пустыми руками. Что припас его дядя оставалось загадкой, гангстер же посреди ночи заявился домой к своему старому знакомому, владельцу итальянского ресторана, вытащил его из постели и поехал с ним за бутылкой старого сицилийского вина. Ему было по меньше мере пара сотен лет, выращенное недалеко от Палермо оно, по мнению многих ценителей уступало французскому, но только не для человека, считавшего себя истинным итальянцем. Тем более для грядущей встречи эта бутылка была очень символична, Энзо даже подготовил речь по этому поводу. Можно было просто взять с собой чемодан с наличными, но ведь брата деньгами не купишь. А что есть семья и комиссия если не братство? Еще один плюс молодого поколения – его представители могли заговорить кого угодно. Энзо же мог сделать это с умом, так что к его словам невозможно будет придраться. В общем он сделал все, чтобы подстраховать своего родственника на столь ответственном мероприятии. 
- Здравствуй, - сказал Винцензо открыв заднюю дверь внедорожника. Усевшись на заднем сидении он положил бутылку рядом с собой и пожал руку своего родственника.
- Я смотрю ты принарядился, - улыбнулся младший из Монтанелли. Настроение у него было прекрасным как никогда, он был бодр и рвался в бой. Вчерашняя сцена Катрин вспоминалась уже с улыбкой. Пришла мысль о том что пора забыть эту женщину и двигаться дальше, слишком он к ней зачастил, пора было двигаться дальше.
- Кого мы ждем? – поинтересовался племянник Гвидо, глядя в заднее стекло автомобиля. Он пока не предполагал, что сопровождать их будет пуэрториканка, с которой они познакомились при весьма забавных обстоятельствах.

Отредактировано Vincenzo Montanelli (2013-11-11 12:24:20)

+2

4

Внешний вид

Адская трель будильника, как удар топора, разбивает мой сон. Никак не могу дотянуться до прикроватной тумбочки, чтобы перевести его на пять минут попозже и подремать еще совсем чуть-чуть. А лучше выбросить в окно и пролежать амебой до вечера, надеясь, что сегодня не будет мутить и выворачивать наизнанку. Но сегодня нельзя впадать в состояние сурка, потому что вчера от босса в лице Монтанелли пришло короткое, но очень доходчивое сообщение о выезде на какое-то очередное дельце. Какое – не знаю. Я не удосужилась узнать. Все равно. Главное, что сегодня я уж точно не буду сидеть в этой квартирной тишине и лениво листать ТВ-каналы, потому что в мастерской якобы справятся и без моих рук. Поэтому я собираю себя с кровати, глядя на дисплей телефона и подмечая пару пропущенных входящих звонков от третьих неопознанных лиц. Черт с ними. Календарь в свою очередь оповещает о том, что через пару дней я постарею на один год. Усмешка появляется на моем лице, а ладонь опускается на живот, мысленно прибавляя к тому, что внутри, девятую неделю.
Сборы проходят быстро: босиком на холодный кафельный пол, зубы, душ, невольное разглядывание в зеркало еще невидимого живота, завтрак в виде омлета, парочки поджаренных тостов со сливочным маслом и сладкого чая, переодевание в двуцветный комбинезон с внутренней биркой “восемьдесят процентов хлопка”, проверка и перезарядка своего Чезета, который обязательно вкладывается во внутренний карман утепленной куртки персикового цвета. Время не проверяю, только в прихожей беру ключи с комода, обуваюсь и вниз на лифте, а потом голосование на дороге. Такси поймать легко, поэтому через пару минут я уже забираюсь на заднее сидение, встретившись взглядом с водилой в зеркале заднего вида. – В аэропорт, - сухо называю конечную точку и откидываюсь на спинку, уставившись в окно и зевнув пару раз.
Утро встречает очередную машину с шашечками в общем потоке как обычно, то есть небольшой пробкой. – Да не едь ты по Линкольн, сверни на Шестнадцатую, потом по Эль и на трассу! - естественно я не могу не вставить своего слова, давая понять таксисту, что он в деле езды полный ноль. Я, конечно, все понимаю, это его заработок и он на этом заторе прилично с меня сшибет денег, да только не на ту нарвался. Водила недовольно кивает, что-то буркнув себе под нос, и на первом ближайшем перекрестке сворачивает, дабы избежать моих очередных замечаний и упреков. Не то чтобы мне жалко денег. Мне жалко времени, да и не люблю я непрофессионалов. Уверена, эта работа ему даже не нравится. Желтый Форд пролетает мимо огромного торгово-развлекательного центра, на витринах которого я только и успеваю увидеть таблички “sale” и прокрутить в голове сокрушительную мысль, что скоро мне придется обновлять гардероб.
Часы на дисплее телефона красиво светятся цифрами восемь пятьдесят две, когда я отдаю деньги таксисту и выбираюсь из типичного дешевенького салона, вдыхая полной грудью свежий воздух. Я оглядываюсь, нахмурившись и засунув руки в карманы куртки. Глаза моментально замечают тот самый Хаммер, массивным передним бампером которого я помпезно снесла ворота байкерского клуба. Пока ноги доставляют меня до машины, я подмечаю, что осень уже точно завладела всей территорией, выкинув пинком под зад то коварное и хорошо проведенное лето. Сейчас вокруг сыро после ночного дождя и прохладно. А запах плохо освещённых тротуаров, зябко вздёрнутых плеч и мокрых капюшонов на голове уже давно захватил всю калифорнийскую столицу.
Тем временем дверца была открыта со стороны водительского сидения, которое оказалось занятым Гвидо. Я насупилась. – Привет. Дай догадаюсь, будем учить тебя дрифтовать прямо на взлетной полосе? – на моих губах появилась искренняя улыбка. Всегда любила над всеми подтрунивать. Благо большая часть людей в моем окружении понимала этот нестандартный юмор, которому, казалось, предела не было ни в какой ситуации, будь она хорошей или хреновой. – Окей. Объяснишь хоть, что от меня требуется? – я махнула ладонью в знак того, чтобы он пересел на пассажирское место, упуская сантименты в виде “я так рада тебя видеть, босс”. И когда Монтанелли, одарив меня не самым добродушным взглядом, все-таки уступил мне руль, я забралась в салон, приземляя задницу на кожаное и удобное сидение. Мое правило было единственным: водитель всегда я, если, конечно, мне пулю куда-нибудь не всадят. Вот тут-то я и догнала, что в машине трое человек и, наверное, стоило разговаривать с боссом повежливее. Обернулась, вскинув брови и глядя на мужчину. К слову, оба они были одеты слишком официально и выглядели деловито, поэтому я похвалила себя за то, что не додумалась надеть сегодня джинсы с майкой и грубыми грязными ботинками в придачу. – И ты здесь? – я мотнула головой сама себе, неподдельно удивляясь нашей встрече. – Что ж, отличная компания, - оставалось лишь пожать плечами, глянуть на время и повернуть ключ зажигания, внимательно выводя внедорожник с парковочного места и наблюдая за снующими туда-сюда людьми. Я вопросительно глянула поочередно на обоих, молчаливо интересуясь, ради чего мы все здесь сегодня собрались.

+2

5

Энзо и Крис всегда были пунктуальны - по крайней мере, по отношению к Гвидо. Это тоже было хорошей причиной дать им продвижение, сделав племянника андербоссом, а Санчес записать в свою личную команду вместе с её братом и ещё несколькими ребятами. Монтанелли мог бы взять с собой в Сан-Франциско целый кортеж из охраны и сопровождающих, но прекрасно понимал, что это не только привлечёт к ним кучу лишнего внимания на протяжении всего пути, но будет ещё и абсолютно без толку - в комнате, где они с Винцензо будут находиться вместе с остальными членами Комиссии, телохранители им не помогут, а в одиночку Крис, которая будет ждать их в машине, попасть будет сложнее, чем в целую толпу людей. К тому же, на случай перестрелки или облавы, пострадают только они трое; и уж в чём Гвидо точно был уверен - что никто из них троих ничего не скажет, будучи арестованным, даже под пытками. Это не значит, что на этот раз всё снова обязательно пойдёт наперекосяк, как обычно и случается в последнее время, сегодня всё как раз должно было быть в полном порядке - схема встреч Комиссии отработана годами; но к неприятностям всегда стоит быть готовым. Глупо быть не готовым к ним, если уже начинаешь к ним привыкать... И это и есть теперь одна из его обязанностей, как босса - предвидеть неприятности и быть готовым к ним, и к решению их последствий. Принимать ответственность. Вот что точно должен уметь лидер - принимать ответственность на себя.
- Доброе утро. - Монтанелли пожал руку Энзо, кинув короткий взгляд на бутылку, перекочевавшей в салон вместе с ним. Верно мыслишь, племянник... Комиссию им придётся купить - она давно отвернулась от семьи Торелли, настолько, что в момент нехватки людей и сил пришлось просить помощи у противоположного побережья страны и у Италии, а не среди представителей немногочисленной на итальянцев Калифорнии - им доверяли меньше. Сегодняшняя их цель - положить этому конец. Им ещё может понадобиться помощь Комиссии.
Старое вино... Наверное, оно помнит ещё те времена, когда Монтанелли сами были виноделами, на Сицилии, а не в Америке - эта бутылка словно символ того, что они, спустя более сотни лет, вернули себе былое величие. Кажется, Гвидо как раз на пути к тому, чтобы фамилия Монтанелли снова получила приставку "дон" перед собой. От судьбы не уйдёшь... Не хотелось бы закончить так, как закончили те Монтанелли, которых называли "виноградными донами", но и их род перед тем, как исчезнуть на своей родине, просуществовали не одну сотню лет - чтобы продолжиться в Штатах благодаря деду Гвидо - прадеду Энзо соответственно.
- Я вижу, ты тоже. Хороший костюм. - похвалил Гвидо выбор племянника. Встречу можно считать и серьёзной, и торжественной, у людей их сорта между этими понятиями ведь такая тонкая грань; вероятно, у Монтанелли есть причина надеть выходящий из моды смокинг - для него всё то, что происходит, может считаться торжеством. Происходящее в Семье заставило его подняться на верх её иерархии - вернее даже сказать, всплыть... - Водителя. Вот, кстати, и она. - племянник не ослышался - именно "она". Не так давно они уже успели в очередной раз поспорить о роли в Семье женщин и представителей других национальностей, помимо итальянцев - теперь у него есть возможность посмотреть на эту ситуацию изнутри, а у Гвидо - дать понять племяннику о своём истинном отношении. Крис - его козырь в этом нескончаемом споре, была и всегда будет, с кем бы он не спорил, с Энзо, Комиссией или всей Мафией штатов.
- Привет, Крис. Почти. - Кристина сама не подозревала, насколько оказалась права - вся эта ситуация будет очень похожа на дрифтинг среди взлетающих самолётов, и Гвидо будет учиться держать руль в своих руках в эти моменты уже часа через три-четыре. - Залезай. - Монтанелли с небольшим трудом перелез на пассажирское сидение, забрав свою трость с собой. Нога всё ещё болела немного, но уже шла на поправку - скоро от надоевшей трости можно будет совсем избавиться... - Отвезти нас в Сан-Франциско и привезти обратно в целости и сохранности. Мы едем на встречу с Комиссией. - это и есть те самые "большие ребята". Что немаловажно - Гвидо скорее всего станет одним из них. Если всё пройдёт гладко, у него будет право голоса, касающееся многих решений, важных для всего штата, а у Крис, Энзо и остальных - возможность на него повлиять.
Пока Крис, заметив Энзо позади, перебросилась с ним парой фраз, Гвидо оглядел её, оценивая её внешний вид... и остался недоволен. Впрочем, именно этого он и ожидал, а потому загодя взял ситуацию в свои руки, навестив один из бутиков. Хочешь сделать что-то хорошо - сделай это сам.
- Встреча серьёзная, так что я купил тебе кое-что... Энзо, передай мне тот пакет, пожалуйста. - Монтанелли развернулся, принимая в руки пакет с маркировкой, к которой Крис предпочитала вообще не приближаться в своей обычной жизни. Часть её мыслей босс сам воплотил сегодня в жизнь - обновил ей гардероб; не в том смысле, конечно, но всё же. - В этом (ссылка) ты будешь выглядеть соответственно. - ничего сверхроскошного, никаких платьев, которые выделили бы её среди присутствующих мафиозо ещё сильнее - белая рубашка и брюки в полоску, которая давно уже не выходила из гангстерской моды. Крис впишется в общую "тусовку", теперь можно об этом не волноваться. - Переоденешься где-нибудь по дороге. - добавил Гвидо, и взглянул в зеркало на Энзо, словно ища его одобрения. - А я подремлю немного по пути, с вашего позволения... - Монтанелли действительно прикрыл глаза, удобно откинувшись на сидении. Руль у Крис, Энзо тоже вполне вольготно сзади, координаты вбиты в систему навигации, ему по пути больше нечего будет контролировать...

Предлагаю завершить круг, и на следующем приступить к основной части)

+2

6

Комиссию действительно нужно было купить. Верней не свою комиссию – ее внимание, убежденность в том, что без Торелли им будет только хуже. Здесь не помогут деньги, Энзо был уверен, что среди донов будут более богатые люди, нежели они с Гвидо. Но даже если это не так – сложно подкупить человека доходы которого и без того немаленькие. Значит придется делать упор на идеалы и традиции их организации. На семью, итальянские взаимоотношения, Винцензо готов был прочитать лекцию о зарождении Коза Ностры если придется, но он добьется уважения от людей, многих из которых впоследствии назовет «старыми ублюдками». Это была его очередная цель и пожалуй только Гвидо в полной мере знал, что случается когда его племянник ставит себе задачу и начинает ее добиваться. Он может заполнить кладбище, на пару месяцев отказаться от отдыха да хоть украсть небоскреб если это понадобится. В такие моменты он был подобен коню, на которого надели шоры. В такие моменты он точно знал, чего хочет, когда же цель была достигнута наступали те несколько часов эйфории, когда он понимал, что живет не зря. Энзо был не из тех людей, которые просто зарабатывают в мафии. Для него мафия была стилем жизни. Он жил и дышал их общим делом, каждый день искал возможность пополнить свой банковский счет, бюджет семьи и самое главное еще раз самоутвердиться за счет успешного дела. В семье было много поверий, однако некоторые солдаты уже успели провести аналогию между Винцензо и его дядей. Если Гвидо не живет дома – значит началась очередная война. Если Энзо не появляется дома, значит снова работает, это нормально. И в самом деле, если он заскакивал домой три-четыре раза в месяц это уже был успех. Впрочем, итальянец не жаловался – в офисе его букмекерской конторы был удобный диван, порой чтобы не опаздывать на ранние встречи он снимал номера в отелях, благо он мог себе это позволить. Одним словом, никто доподлинно не знал, чем конкретно занимается андербосс в данный момент, но все точно знали, что если бесследно пропало что-то дорогое, скорее всего Винцензо что-то знает. И ему нравилась его репутация, жаль, правда, что при таком раскладе почти невозможно остаться незамеченным копами. Как бы аккуратно ты не работал – слава часто идет впереди тебя. Иногда это помогает, иногда путает все карты и как будет сегодня – оставалось загадкой.
- Я всегда слежу за собой, - усмехнулся итальянец, отправив дяде незримый подкол. Он до сих пор помнил тот костюм и то кафе, когда они общались насчет Анны и передела власти.
- Она, - повторил Винцензо до того как Крис появилась в салоне. Что ж, его дядя решил поехать на встречу с влиятельными людьми, которые всерьез задумались исключить его из своего круга выпячивая свои отличия от остальных членов комиссии. Пожалуй, даже Энзо не смог бы наплевать на их мнение сильнее.
«И как я сегодня буду говорить о традициях?», - спросил сам себя итальянец ничего не возразив по поводу их водителя. В конце концов, это решение дона, которое всем вокруг стоит уважать и которое андербоссу стоит принять как должное, хотя бы внешне. Даже если он не согласен.
- Я тоже счастлив тебя видеть, - колко усмехнувшись ответил Монтанелли, явно намекая на то что вежливости в ее приветствии могло быть немного больше, хотя бы для порядка.
- В другой город на машине? – с недоумением спросил подручный, когда речь зашла о Сан-Франциско. Нет, его дядя был прав, когда хотел в очередной раз остаться в тени, по крайней мере для полиции. Другой вопрос что два самых влиятельных человека семьи сидели сейчас в одной машине в сопровождении одной лишь пуэрториканки. В общем-то ничего страшного, если никто не знает, что ты куда-то собрался. Но если об их поездке узнают их конкуренты у тех не будет более благоприятной возможности нанести еще один, возможно сокрушительный удар по Торелли. Хотя Энзо свято надеялся на то, что это всего лишь его мнительность и все пройдет гладко. Тем не менее он достал из кармана пиджака зубочистку, тут же отправив ее в рот и проверил пистолет, вытащив его из-за пояса.
- Держи, - с этими словами подручный подал пакет, о котором говорил его родственник, даже не заглянув вовнутрь, но если бы он это сделал то обязательно бы отпустил пару колких шуток насчет того что сделать из Санчез мужчину у его дяди все равно не получится.
- Так вот ради чего ты все это затеял, - рассмеялся Винцензо, когда его дядя заговорил о сне. Действительно, зачем спать пару часов в самолете, если можно откинувшись на сидении выспаться в машине. Сам он предпочел бодрствование отдыху, во-первых несмотря на довольно ранний подъем он умудрился выспаться, а во-вторых, ему не хотелось, чтобы Крис, с самого утра проникнувшись общим настроением задремала и довезла их до ближайшего кювета.
«Дивная будет поездочка», - подумал подручный, сильней закусывая зубочистку.

+2

7

Дубль 2
Быть вежливой так утомительно, но все-таки иногда надо, наверное. Правда, что-то не слишком у меня это получается на протяжении всей жизни. Уж кем-кем, а истинной типичной леди мне никогда стать не суждено, да и незачем портить свою индивидуальность. Громко разговариваю, язвлю, насмехаюсь, ругаюсь матом, называю вещи своими именами, распускаю кулаки, а улыбаюсь, только если этого действительно хочется конкретно мне, а не кому-то другому. Могу болтать, пока собеседник не начнет задыхаться и просить заткнуться, превосходно умею оскорблять своей грубостью и сарказмом, но иногда становлюсь немой или очень сговорчивой, так сказать начинаю уничтожать всех той самой редкой вежливостью, которая почему-то сегодня никак не хочет просыпаться во мне. Или настрой не тот, или день, или погода, или…
- Могу поспорить, ты ожидал увидеть здесь явно не меня, - не заметить полный замешательства и сомнения по поводу выбора водителя взгляд младшего Монтанелли, стоило мне только появиться в салоне Хаммера, было невозможно, на что я лишь улыбнулась, мотнув головой и безмолвно выводя машину с парковочной площадки аэропорта. И я прекрасно понимала это недоверие со стороны андербосса, который некоторое время назад видел меня в спортивно-стрелковом комплексе, обезумевше разрывающей несколько мишеней подряд сороковками Смита и Вессона, стремительно вылетающих из моего Чезета с каждым остервенелым нажатием на курок. А теперь я, нахалка, еще и место водителя заняла и буду сопровождать двоих мужчин на важное мероприятие в Сан-Франциско под видом телохранителя в женском обличии. Действительно, что может быть лучше? Будь я сейчас на месте Винса, может быть, тоже поражалась бы выбору своего дяди и мысленно подкручивала пальцем у виска. Ничего, малознакомые люди ко мне привыкают постепенно. Сначала не доверяют, разумеется, видя перед собой слишком уж несерьезного человека, то и дело бесцеремонно выкидывающего очередные шуточки-прибауточки, а потом меняют свое отношение в куда лучшую сторону, как только попадают со мной в общую передрягу. Держу пари, Гвидо скорее всего первое время тоже бесила такая моя своеобразная манера общения, а теперь ничего… уже закрывает глаза на многое.
- Окей. Я так понимаю, до вечера мы хрен управимся, да? – выслушав короткое, но доходчивое объяснение босса, я выключаю звук навигатора, действующего своими никогда ненужными мне комментариями на нервы. Выезжая на трассу, бегло пробегаю взглядом по проложенному маршруту, доставая из внутреннего кармана куртки свой телефон и ставя на зарядку в углубление на центральном тоннеле. Дорога ровная, так что ехать по US-101 одно удовольствие, можно и выжать побольше, только не увлекаться. Все-таки доставить этих деловых мужчин надо не прямиком на больничную койку, операционный стол или гроб, поэтому семьдесят пять миль пока будет достаточно. Встреча с Комиссией. Твою мать, теперь понятно, почему все такие на галстуках и отглаженных пиджаках, а на заднем сидении катается бутылка с вином, которую я замечаю в зеркале заднего вида, когда Винцензо передает Гвидо какой-то пакет, который, по словам второго, предназначается мне, на что я незамедлительно хмурю брови, наигранно закатывая глаза. – Мог бы и предупредить о дресс-коде, - недовольно буркнула я, даже не заглянув в пакет с предоставленной мне строгой одеждой, дабы соответствовать этим двоим. Но босса мои возмущения мало заботят, поэтому он лишь невозмутимо откидывается на спинку удобного пассажирского сидения, прикрывая глаза. Еще бы. Нас всех выволок ни свет ни заря, дал указания и на боковую.
            Около двадцати минут почти бесшумной езды прошли молча, правда за спиной я отчетливо чувствовала нервозность и постоянное шевеление второго Монтанелли, явно не знавшего, куда себя деть и чем занять, в то время как его дядя отключился и уже сладко посапывал. - Ты мне не доверяешь что ли? – улыбнулась заговорчески, с прищуром посмотрев на него в зеркало заднего вида, - А я бы с удовольствием подремала чуток на твоем месте, - а потом перевела взгляд вперед на однообразный пейзаж по разным сторонам от машины, который изредка сменялся приветственными табличками небольших городков и съездами на автозаправку с маленькими уютными забегаловками, на одной из которых я остановилась через час нашей пустой болтовни с андербоссом только затем, чтобы пойти переодеться.
- Что это за…? – слов у меня не нашлось на то, что я увидела, только в женской уборной удосужившись заглянуть в переданный мне пакет. Матерясь, переоделась в черный с тонкой белой полоской брючный костюм и белую рубашку, аккуратно собрала шпилькой волосы и вышла в зал общественного заведения совсем другим человеком, не забыв при этом взять три стакана с кофе, оставив один себе, а другие вручив обоим Монтанелли со словами: - Не бразильский, но пить можно.
            И только когда внедорожник по Eastshore пересек Эмервилл и под моим умелым управлением свернул на  висячий Бэй бридж через залив, а затем проехал по туннелю под островом Йерба-Буэна, можно было вздохнуть, потому что оживленный Сан-Франциско спокойно и без лишних казусов встретил нас своим величием и свежестью.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-11-16 01:35:57)

+2

8

Дело было не в деньгах. Вернее, всё дело было как раз в них, если это касалось твоей собственной Семьи, но не в том случае, когда главы Семей собирались вместе, чтобы обсудить вопросы, образуя собой ту самую Комиссию. Им нечего было делить между собой - за одним столом они все были равными, само их присутствие говорило о могуществе и величии их Семей в Калифорнии, заработанное ещё задолго до их появления, но, как минимум, поддерживаемое ими. Шесть крупнейших мафиозных семейств штата, шесть человек за столом - двое от Лос-Анджелеса, один от Сан-Франциско, один от синдиката более мелких Семей Риверсайда, один из Сан-Хосе; место шестого достанется сегодня Гвидо - впервые за всё время; и всё внимание наверняка будет приковано к нему. На этот раз их принимал у себя дон Сан-Франциско, в следующий раз, вероятнее всего, членов Комиссии Торелли придётся принимать на своей территории. Они с Энзо думали об одном и том же, прекрасно понимая друг друга, хотя открыто не обмолвились об этом ни одним словом - расположение этих людей нужно будет купить; а затем - завоевать их доверие, и это будет гораздо сложнее. Доверие дороже денег и подарков. Доверие - это часть традиций. Но этническая составляющая роли не играет... Калифорния - это не Нью-Йорк, здесь всё сложнее. На первый взгляд. На второй - всё точно так же, только место ирландцев в качестве мускулов и евреев в качестве бухгалтеров чаще выступают представители других национальностей.*
- Что тебя смущает? До Фриско не так уж далеко. Скорее всего, мы управимся как раз до ночи.
- ответил Монтанелли сразу на оба вопроса. Естественно, он воспользовался бы другим транспортом, если бы встреча происходила в Лос-Анджелесе или ещё дальше, но сегодня был шанс не светить имена и паспорта на билетах, и проехаться в город на собственном транспорте, не завися от пилотов и проводников.

- А?.. - Гвидо проснулся только к тому моменту, как Крис принесла кофе. Но её внешний вид не мог не оценить. Всё точно так, как он и представлял - возвращаясь вместе с ним на вершину, Санчес тоже становилась большим человеком в мафии, даже не являясь посвящённым её членом; и училась выглядеть и поступать соответственно вместе с тем - даже Энзо, к примеру, вряд ли смог бы упомнить, сколько раз ему приходилось переодеваться в туалетной кабинке, собственной машине, или ещё где-нибудь, когда нужно выглядеть прилично, но времени на это почти нет. Расчёт времени - вот секрет успеха. Ещё один секрет - это количество знакомых. Кто знает, может, Крис тоже удастся завести парочку новых знакомство в Сан-Франциско - они не будут лишними. Что до Энзо, он их заведёт определённо. - Спасибо. Тебе очень идёт, между прочим. - он ведь знал, что нужно выбирать для своей "распорядительницы". Довольный собой, Монтанелли бодрствовал остаток дороги.

Основная часть: гангстерский рай.

Дела были сделаны, члены Комиссии разделили между собой ценные бумаги, которые привёз в подарок Гвидо - теперь боссы мафии Калифорнии делила поровну доходы от закрытого гольф-клуба на острове в Тихом Океане; пришлось пожертвовать кое-какими активами, но это было полезнее, чем независимость без поддержки. Сделку отметили вином, которое привёз Энзо, после чего закрепление Торелли в составе Комиссии можно было считать почти законченным; далее шло обсуждение вопросов и разногласий различного рода - дебаты, которым совсем недалеко до политических. Впрочем, это было не удивительно, учитывая, что в конференц-зале отеля собрались люди, влияющие определённым образом на судьбу крупнейшего штата Америки... Монтанелли был вымотан морально, но остался доволен результатами. Забравшись обратно в Хаммер, он развязал бабочку, оставив её висеть на воротнике рубашки, и подмигнул Крис, ожидавшей их с Винцензо всё это время вместе с теми, кто обеспечивал безопасность на встрече - в основном, представителями местной Семьи. Настало время возвращаться домой...

...потёртый Кадиллак серого цвета пронёсся мимо, едва не врезавшись в бок мирно следовавший по дороге Хаммер, сбил фонарный столб и окончательно остановился, влетев в кирпичную стену забора - так Крис, Энзо и Гвидо встретили окраины их города. Старший Монтанелли, снова задремавший по дороге домой, моментально проснулся, вглядываясь в темноту, пытаясь разглядеть место аварии - автомобиль заглох, потушив габаритные огни. Из-под смятого в четыре складки капота повалил белый дым.
- Fare una cacata... - проворчал Гвидо, не успевший даже испугаться. - Подъедь поближе, возможно, им понадобится помощь...
Как оказалось через несколько секунд - помощь им и самим явно не помешала бы. Едва только Хаммер осветил фарами разбитый автомобиль, пассажиры начали проявлять признаки жизни, с заметным трудом покидая автомобиль - четверо латиносов, облачённых в одежду свободно-спортивного стиля, среди которой в глаза явно бросалось преимущество жёлтого цвета, один из них лихо подвязал бритую голову ярко-жёлтой же банданой. А в руках у всех четверых было оружие - и ствол одного из них, видимо, наименее пострадавшего при аварии, уже смотрел в сторону лобового стекла Хаммера.
- Вылезайте из машины! - голос требовавшего был не без доли воодушевления - куда бы эти бандиты не спешили, они явно думали, что им улыбнулась удача в виде хорошей машины - и шанс на спасение вместе с этой улыбкой.
- Чёрт, Крис, двигай назад!..
Причина их спешки не заставила себя ждать - позади снова послышался визг шин, и дорога назад оказалась заблокирована чёрным внедорожником, из которого, как черти из табакерки, выскочили несколько чёрных парней, все, как один, с ярко-красными платками, скрывающими нижнюю часть их лиц; у одного из них в руках мелькнул автомат Калашникова - последнее, что Гвидо успел заметить, осознав, что они только что оказались посреди гангстерской разборки, избежать которой уже не выйдет. Послышались выстрелы, и хотя броне их машины они много ущерба не нанесли бы, перспективой быть в роли баррикады между двумя враждующими фронтами Монтанелли тоже не очень радовала.
- И кому будем помогать? - взгляд на Крис, затем на Энзо через зеркало, и Гвидо вытащил пистолет, щёлкнув предохранителем...

*Что касательно состава калифорнийской Комиссии, распределения сил и национальностей - это мой вымысел и домысел. Любое совпадение или несовпадение случайны и всё такое прочее

Отредактировано Guido Montanelli (2013-11-16 11:04:12)

+2

9

- Что меня смущает? – с недоумением переспросил Энзо, посмотрев на своего родственника в тот момент, когда он удосужился к нему повернуться.
- Помимо того, что мы едем втроем в другой город на машине без сопровождения, даже не удосужившись решить вопрос с триадой? – добавил он явно не понимая мотивов своего родственника. Нет, не светиться среди копов было вполне логично. Но стоило ли так рисковать…
- Не говоря уже о простых отморозках, - на этой фразе закончилось обсуждение транспорта. Винцензо прекрасно понимал, что решение окончательно и обжалованию не подлежит. Хотя бы потому что они уже тронулись и потому что его родственник в своем упорстве играючи обойдет любого барана.
- Я никому не доверяю, я параноик, забыла? – усмехнулся итальянец, глядя на девушку через зеркало заднего вида. Дядя мирно спал и пуэрториканка предложила подручному сделать тоже самое, однако тот встретил эту идею без восторга.
- Я выспался, - ответил он и затих, предпочитая Крис не мешать Крис вести машину, а Гвидо наслаждаться сновидениями. Потом отлучка водителя, переодевание и кофе… По мнению Энзо в Америке было три ужасных вещи: американская еда, американский кофе и американский образ жизни. И если на последнем члены семьи Торелли нередко наживались, то первым двум оправдаться было нечем. Подумав об этом младший Монтанелли воспользовался подстаканником возле Санчез не забыв поблагодарить ее за заботу.
«Так и ханжой стать недолго», - подумал андербосс, прекрасно понимая, что давно им стал.

После встречи:
В целом итальянец был доволен. По крайней мере тем, что среди постаревших донов так называемой «старой школы» попадались и более-менее молодые здравомыслящие люди, которые видели чуть дальше того, что именовалось традициями. Семьям нужно было что-то менять или по крайней мере начинать работать вместе – иначе крах итальянской мафии в Америке будет неизбежным. Об этом лучше всего знали доны из Лос-Анджелеса, которым приходилось на равных соперничать с черными группировками. Позор да и только. Но слова о дружбе между итальянцами, сдобренные вином и соглашениями на которые пошел Гвидо сделали свое дело. Семья Торелли осталась в комиссии, а Энзо понял, что позиция их семьи не самая шаткая в штате. На этом можно было играть, но прежде чем выйти на новый уровень им с Гвидо предстояло навести порядок у себя в городе. Мысли об этом захватили Энзо настолько что он пропустил тот момент, когда к ним сначала приблизился, а потом едва не протаранил Кадиллак.
- В этой стране отменили правила? – поинтересовался он глядя сначала на Крис, а потом на Гвидо.
«Да, давайте помогать всем криворуким идиотам на свете», - мелькнула мысль в голове подручного. После того как из машины вышло несколько человек, похожих на латиноамериканцев Энзо весьма выразительно посмотрел на своего родственника, всем своим видом спрашивая «разве я не предупреждал?».
«Выйдем, но тебе, ублюдок, это не поможет», - к тому моменту гангстер уже сжимал в руке пистолет. Ситуация стала еще забавней, когда сзади их прижал черный внедорожник, звук гулкого хип-хопа вскоре смешались с бешеными гулом беспорядочных очередей. Меньше чем за пять минут спокойная поездка превратилась в пекло, в центре которого попали члены семьи Торелли.
- Крис, скажи, что ты забыла под сидением автомат, - исполненный надежды попросил Винцензо. Но времени на то чтобы надеяться на чудо не было, не долго думая подручный немного высунулся из бокового окна и всадил пару пуль в грудь латиноса, который пару минут назад требовал выйти из машины.
- По-моему ответ очевиден, - пожал он плечами, вернувшись обратно в салон.
«Хотя я бы завалил всех», - подумал он пригнув голову как раз в тот момент, когда одна из пуль застряла в бронированном лобовом стекле.
- Нам обязательно стоять между двумя толпами кретинов, каждый из которых не прочь нас застрелить? – поинтересовался Монтанелли, до сих пор не верящий в то что чернокожие бандиты отплатят за помощь благодарностью. Если они сейчас выйдут из машины, то скорей всего получат пулю в лоб от латиносов, либо в спину от чернокожих. Нужно было что-то делать.

+2

10

Сан-Франциско меня никогда не привлекал. Все то время, которое оба Монтанелли отсутствовали, я “тусовалась” со своим контингентом, естественно оказавшись единственной женщиной среди всех водило-хранителей, с парочкой из которых перекинулась контактными данными на случай каких-то возможных дел в будущем. Время близилось к позднему вечеру, когда босс забрался на переднее пассажирское сидение Хаммера, коротко улыбаясь мне в ответ. Выйдя из дремоты и чувствуя не самое приятное ощущение где-то в районе своего желудка, смахнувшее бы на отравление, если бы не кое-что другое, я тоже изобразила на лице подобие улыбки в сторону обоих мужчин, которые явно были довольны исходом сегодняшних переговоров. Я же обрадовалась тому, что наконец-то смогу отправиться домой и наконец-то лечь спать, поэтому не теряя ни минуты, повела машину к федеральной трассе.

- Какого х..?! – резко вывернув руль в сторону, я не успела покрыть отборным матом подрезавший нас Кадиллак серебристого цвета, ибо сразу же за этим неудачным маневром автомобиль на наших глазах снес фонарный столб и полностью остановился только когда массивный бампер был смят о кирпичную стену. Я невольно сморщила нос: наверняка кто-то из них серьезно пострадал. И ведь стопроцентно это какая-нибудь обдолбанная в хлам молодежь, отправившаяся кутить в клуб, предварительно налакавшись всякого дешевого многоградусного дерьма. Сейчас сама лично добью этих сук.
- Мы забыли о правилах, как только на свет появились, - усмешка появилась на моих губах, пока нога вжала сцепление и вдавила по тормозу. - Может, еще копов вызовешь? – дерзя, зыркнула угольным взглядом на младшего Монтанелли в зеркало заднего вида, после чего взгляд метнулся к боссу, который еще пару минут назад сладко посапывал, откинув голову на спинку удобного сидения, обитого кожей.
Фары оставшегося заведенным Хаммера осветили зад Кадиллака, который, в отличие от массивного переда, остался цел. Из капота валил белый дым и, вероятно, воняло гарью: навернувшийся движок передавал всем пламенный привет. Мои намерения выйти из внедорожника и посмотреть, что произошло, на крайний случай набрать 911 с их телефонов и свалить, тут же были пресечены, потому что из салона начали выбираться пострадавшие, мало походившие на развлекающуюся шантропу. Рука на автомате потянулась во внутренний карман куртки, извлекая оттуда Чезет и снимая с предохранителя. Четыре латиноса, появившиеся из смятого салона  с оружием в руках ввели меня в ступор, на секунду заставив сглотнуть возникший в глотке ком. Внутри что-то нервно дернулось, заставив наглухо застегнуть куртку. На всякий случай. Хотя в случае чего, тут уж никакая куртка не спасет. Кажись, мы сейчас определенно не в выигрыше, несмотря на огнестрельное в наших руках. Напряженно сжав губы, наблюдаю внимательно за тем, как их главный вальяжно повязывает на свою бритую голову бандану ярко-желтого цвета и, щурясь от яркости хаммерских фар, нацеливает пушку прямо на лобовое стекло. На секунду в моей голове промелькивает мысль вылезти из машины со словами “эй, приятель, свою не признал?” Однако его хамовитый тон и совсем невежливая “просьба” выйти из салона и предоставить им свой транспорт мне не совсем импонирует. Пара секунд, и эта сволочь вполне может начать палить по нам. И тут уж никакой автомат под сидением не поможет, которого итак нет.
- Щас, только разбег возьму, - выплюнула я в ответ латиносу, намереваясь дать задний ход. Не успеваю, услышав визг шин, а в боковом зеркале видя черный внедорожник, из которого буквально на лету выпрыгивают представители афроамериканцев, лица которых наполовину закрывают огненно-красные платки, в руках автоматы. Плохи дела. Да тут разборка века что ли намечалась, а мы как всегда вовремя? Меж тем, пока латиноамериканцы замешкались,  Винцензо как-то слишком лихо опускает оконное стекло со своей стороны, а нам с боссом остается лишь увидеть, как две пули разрывают грудь бритогоголового, тело которого тут же обмякает и падает на асфальтированную дорогу.
- На хера ты выстрелил!? – выпаливаю я громко. Хотя… что наша жизнь? Стрельба. Не ты, так тебя.
Фора получена. Я реагирую мгновенно, выжимая сцепление и топя в пол акселератор, резко крутанув баранку влево. Не удивлюсь, если правые колеса Хаммера сейчас почувствуют мини-трамплин в виде убитого андербоссом латиноса. Плевать. Не успеваю отъехать, как пара пуль, выпущенных по всей видимости со стороны желтых и без прицела, пробивает лобовое стекло, оставляя дыры и кучу трещин, из-за которых видимость становится слишком слабой. Вроде бы я даже что-то выкрикнула от неожиданности и резкой острой боли, но руки и ноги остались там, где им быть положено. Только вот по щеке что-то противное побежало. Соленое, на вкус отвратное. – Да твою ж мать! – тыльная сторона ладони тут же проводит по лицу, смахивая кровь, которая вероятно из-за пропоротой кожи каким-то мелким, но острым осколком или мимо пролетевшей пули, на которые мне всегда везет. – Все живы? – выкрикиваю я громко, так как звуки выстрелов в нашу сторону не прекращаются, принуждая пригибать голову. Лишь бы погони теперь не было. И только не по колесам, умоляю.

Пардон, у Крис творческий кризис

Отредактировано Christina Sanchez (2013-11-23 23:37:26)

+2

11

Пассажиры Кадиллака вполне были похожи на шантропу, но вот на развлечение происходящее походило крайне мало. Впрочем, бытовало мнение, что в этой части города люди развлекаются стрельбой друг по дружке, но Гвидо был уверен, что всё это домысел - если преступник получает удовольствия от процесса убийства, это не преступник, а психопат, и место его в соответствующем заведении. Впрочем, даже там сумасшедшие - ребята не настолько компанейские, чтобы одевать одинаковую одежду по доброй воле и объединяться в банды. Про мафию тоже ходит много разных слухов, но когда в ход идут стволы - игры в любом случае уже закончены. Дело даже не в самих стволах, трупы - вот что всегда серьёзно. Именно потому Монтанелли сейчас ответил Крис за своего племянника:
- Может, и вызовем, если придётся. - мафиози - ещё не означает плохой гражданин. Да, они наживаются на гражданах страны, но это вовсе не значит, что они проезжают мимо аварий со спокойной душой или игнорируют чьи-то крики о помощи, в вызове "скорой" раненому или умирающему нет ничего, что выходило бы за рамки их криминальных понятий. Лучше позвонить и уехать с места происшествия, чем сделать вид, что не видел вообще ничего - не будешь обвинён в халатности, это как минимум. А можешь и стать героем, впервые выбившись за криминальные полосы газет, имиджу это во вред точно не пойдёт. - Хотя лучше ограничиться скорой...
Один из участников аварии затем явно показал, что "скорую" он тоже не хочет; что ж, это было его выбором. Затем Винцензо сделал свой, и лихой "гангста" упал на землю, а на его груди появились и стали расплываться два ярко-красных пятна, но на это Торелли, запертые между двумя бандитскими группировками, было некогда обращать внимания; если каким-то чудом латинос ещё был жив, то почувствовав на своих рёбрах вес Хаммера, наверняка испустил дух. Его друзья что-то прокричали вслед неразборчивым хором, один из них дважды выстрелил вслед автомобилю, но тут же сам был сражён очередью из автомата одного из чёрных ребят, воспользовавшихся преимуществом. Одна из пуль влетает в заднее стекло, пролетает через весь салон и застревает в лобовом стекле, усыпав всех троих осколками.
- Проклятье!.. - вторит Крис старший Монтанелли, услышав свист этой пули над ухом. Ему повезло больше, чем ей, и босс оглядывается сначала на Энзо, а затем - на происходящее позади. Третий из разбившихся распластался на земле, выронив оружие, один из их преследователей уселся на асфальт, прижавшись спиной к их автомобилю, видимо, тоже словив свою пулю. - Я в порядке. Ты как? - Гвидо видел, что их кровь теперь тоже оказалась пролита. К счастью, среди них троих не было тех, кто боится её вида...
Сзади послышались не только выстрелы, они внезапно смолкли, прервавшись сильным грохотом - внедорожник чёрных прямо-таки отлетел в сторону, несколько раз перевернувшись и оставшись лежать на боку, сбитый грузовиком с маркой строительной компании на кузове - очевидно, угнанный со стройки неподалёку, и об угоне, вполне возможно, даже сообщить ещё не успели. Трое чёрных разлетелись по сторонам, словно кегли на дорожке, чётвёртый, успевший отреагировать, получил пулю раньше, чем успел сообразить, что именно произошло. Из кабины выпрыгнуло ещё два жёлтых пятна, размахивая оружием и крича что-то последнему из пострадавших в аварии, кто остался на ногах; он указывал в сторону Хаммера, скрывшегося с места происшествия. Распределение сил поменялось в мгновение ока.
- Всё ещё уверен в правильности выбора?.. - спросил Монтанелли у племянника. Латиносы запрыгнули обратно в грузовик, с явным намерением продолжать погоню. Гвидо вдруг услышал эхо отдалённых выстрелов, в эту ночь стреляли явно не только на этом перекрёстке, и самое интересное происходило наверняка не там. Складывать оружие явно было рановато... Но лучшим вариантом было бы смыться отсюда, пока всё не стало ещё хуже. Ходовые качества Хаммера превышают скорость грузовика, так что шанс ещё есть. - Ходу, Крис! - куда они вообще умудрились ввязаться?.. По правой стороне дороги трое чёрных в красном лупили ногами ещё одного латиноса в жёлтом; увидев "хвост", который привели Торелли, все трое, как один, попрыгали через каменный забор и скрылись в переулке. Внимание Гвидо привлекло граффити в виде Солнца в чёрных очках и автоматом в руках, что было намалёвано на этом заборе...
- Мы на территории "Luz del sol", да? - всё становилось становилось понятно. "Солнечный свет" - одна из банд, что держала кусок территорий в западной части Сакраменто. Преимущественно в неё входили испаноговорящие ребята, из числа тех, кто вышел из мест дальше, чем Мексика... как Крис, если будет угодно. Сегодня, под покровом ночи, эта территория превратилась в театр военных действий. - А что за другие ребята? - с этими Гвидо пока не определился, но по иронии судьбы, или по выбору Энзо, именно они сегодня были их союзниками; и лучше бы придерживаться этого, пока они не покинут территорию - этот союз всё ещё был весьма шатким, учитывая, что те четверо, которым они помогли на перекрёстке, уже не жильцы.
- Чёрт, Крис!
- Гвидо в стороне успел заметить только руку в жёлтом рукаве, дальнейшее его внимание было приковано к бутылке, которая полетела на трассу - из её горлышка словно вырывался огонь... В такие моменты мир словно замедляет ход времени - Монтанелли успел даже разглядеть этикетку, что была на этой бутылке... - Тормози!! - раскалённые осколки разлетелись по сторонам, перед капотом Хаммера, прямо на дороге, моментально выросла стена огня. А сзади мчался грузовик...

+2

12

- В следующий раз я подожду пока они сделают в тебе пару дырок, - пожав плечами ответил Энзо огрызнувшейся Крис, глядя ей в затылок. Пуэрториканка сейчас была слишком занята машиной.
- Ты все еще можешь вызвать им скорую, - усмехнулся младший Монтанелли, отвечая таким образом на вопрос дяди. Он не жалел о сделанном выборе, просто потому что он был сделан рефлекторно. Когда человек видит направленный в его сторону ствол у него есть два пути – поднять руки и молиться либо достать пистолет и изрешетить неприятеля до того как он успеет дотянуться до спускового крючка. Энзо крайне редко выбирал первый вариант, настолько редко что эти случаи за его тридцать пять лет жизни можно было пересчитать по пальцам. Меж тем они уже мчались по незнакомым улицам, пытаясь оторваться от грузовика с кучей «желтых» латиносов.
- Баклажаны носят цвета «бладов», но я что-то сильно сомневаюсь, что они так далеко ушли от родного Лос-Анджелеса, - вставил слово племянник, когда Гвидо заговорил о бандах и их символике. Что касалось «Солнечного света», то Винцензо всерьез задумался о том чтобы приехать сюда завтра и повесить пару испаноговорящих господ прямо на въезде в их район – в чисто воспитательных целях. Но сначала нужно было добраться до той части города, где царят менее дикие законы. Окраины же сегодня были подобны Багдаду. Кругом шли бои и то и дело по улицам мелькали то желтые, то красные повязки. Чернокожие до торжествовали в уличных схватках, то у ужасе разбегались, увидев превосходящие силы латиносов. Крики, ругань на американском сленге и испанских наречиях. Все это под грохот хип-хопа, гнусавый голос латинских исполнителей, плевки пистолета и длинные автоматные очереди. Чтобы проникнуться здешней романтикой нужно было тут родиться. У приезжего от такого обилия громких, агрессивных звуков бы мигом разболелась голова. Энзо же в данный момент готов был перестрелять сколько угодно уличных гангстеров лишь бы на улице хотя бы на пять минут воцарилась тишина. Однако сила его бравого настроя явно уступала лошадиным силам, несущегося за ними грузовика.
- Гребаные латиносы, - выдохнул Энзо, поймав на себе неодобрительный взгляд Кристины. Но играть в «гляделки» было некогда. На пути внезапно образовалась стена пламени. Это не было похоже на обычный коктейль Молотова, это был карманный вулкан, бездна ада в одной бутылке.
«Что эти кретины туда мешают?», - мелькнула мысль в голове итальянца, как раз в тот момент когда он открыл заднюю дверь после резкой остановки. Ждать пока машину окружат два десятка «Хуанов», настойчиво просящих освободить машину не было никакого желания. Еще меньше – быть протараненным их друзьями, которые явно не знали, что такое тормоза как в прямом так и в переносном смысле.
- До Фриско недалеко, управимся до ночи. Управились, - нервно гаркнул Энзо. В момент резкой остановки он ударился лбом о подголовник Гвидо – так близко к дяде он не находился никогда. Выскочив из машины Энзо забежал за первый попавшийся угол и убедившись, что там нет ни одного человека, которому можно всадить пулю между глаз аккуратно выглянул наружу, в ту сторону откуда прилетела бутылка. Странно, что после так называемого заграждения никто не бросился к машине и не всадил в нее обойму из автомата, превратив в железное подобие дуршлага, тогда бы и идти было совсем необязательно. Впрочем, причина нашлась очень быстро. Верней причин было три – три автомобиля, в каждом по четыре чернокожих гангстера с автоматами наперевес. В этот раз они начали стрелять еще не остановившись, щедро нашпиговывая свинцом все что не похоже на черного, по ту сторону огненной баррикады. Вскоре подоспел грузовик, который на полном ходу протаранил внедорожник, протащив тот через уже угасающее пламя, а потом бесцеремонно выкинув с дороги. Люди в красных повязках меж тем задумчиво перезаряжали автоматы, готовясь встречать гостей из подоспевшего грузовика. Сегодняшние некрологи должны были сделать завтрашний выпуск местной газеты вполовину толще. Сам же Энзо сделал несколько выстрелов по появляющимся в зоне видимости латиносам, прикрывая Крис и Гвидо. В данный момент он ждал что будет дальше. И пока не имел ни малейшего понятия о том как они будут выбираться.

+2

13

Слава хрен знает кому, что эти носители ярко-желтых бандан, одного из которых удачно подстрелил Вин, не оказались выходцами из “Королей”, славящихся своей желто-черной символикой. На месте этих бритоголовых из Доминиканы, Сальвадора, Пуэрто-Рико и Испании я бы сто раз подумала, прежде чем присваивать себе похожую символику. Однако о них говорят в Сакраменто, западный кусок которого ярко-желтые прочно держат в своих зубах достаточно продолжительное время. Знаю лишь то, что эта банда обычно убивает любого, кто встанет на их пути, вне зависимости, мужчина ты или женщина, совершает налёты, а в последнее время увлеклась нарушением авторских прав. Но торговля наркотиками остаётся для них основным бизнесом, впрочем, как и для многих. Хотя, если мне не изменяет память, то королевские ребята, наоборот, являются союзниками с “Кровавыми” (признаться, не знала, что эти негроиды уже занимают территорию преступной части Фриско), которые сегодня решили устроить войну с “Солнечными” за так называемую сферу влияния. А как же, черт возьми, я несказанно рада, что мы на своем Хаммере не наткнулись на муравьев. Вот тогда бы и совершили дружно “прыжок внутрь”, не отделавшись какой-то там лже-экзекуцией.
           Стрельба со стороны красных прекратилась мгновенно, дав мне возможность стереть воротом куртки бегущую по щеке кровь и мельком глянуть в зеркало заднего вида на то, как грузовик сносит внедорожник черных, несколько секунд назад пустивших пули по всем своим недругам на сегодняшний вечер. Однако подкрепление желтых на вполне ходовом фургоне меня не обрадовало совсем, из-за чего рука инстинктивно оказалась на рычаге коробки передач. – Дострелялся, твою мать! – рявкнула я в сторону младшего Монтанелли, не отводя взгляда с труднопроходимой разбитой дороги, по разные стороны которой сначала мелькал забор, а затем появилось и подобие бедных стихших кварталов, для которых стрельба и визг шин, наверное, были чем-то обыденным и вполне привычным. – Можно было додуматься палить хотя бы не в тех, кто с тобой столичную землю делит! – отчего-то я была в бешенстве. Эти ребята сейчас сделают что угодно, наплевав на собственные разборки, когда в их огороде появились чужаки со своим уставом. Как бы это ни звучало, но некоторых из этой группировки, непосредственно в родном городе, я знала – никто никому не запрещал тусоваться на одних вечеринках со своими земляками, явно не знавшими, среди кого я числюсь. Хотя на таких мероприятиях среди алкоголя и марихуаны в их банде всегда присутствовали чужаки. Но если я еще хоть как-то могла скосить под них своим происхождением, правда, до расстрела одного из них, то вот эти двое мужчин точно нет. Реакция второго на “гребаных латиносов” меня бесит еще сильнее. Кто-нибудь напомните мне смачно дать этому знатоку вин кулаком в морду за косвенные оскорбления моей национальности, когда выберемся из этой сан-францизской задницы. Силы не пожалею. А пока баста!
          Внезапно громкая команда босса остановить машину заставляет вдавить ступню в педаль тормоза, из-за чего всех по инерции бросает вперед. И через секунду я вижу причину этой команды - разбившуюся бутылку, в момент образовавшую стену пламени в каких-то метрах от нас, которая сейчас так явно и точно отражается в моих глазах с долларовую монету. С задних сидений в очередной раз раздаются недовольные вопли племянника Монтанелли. Вот же ворчун, а! – Харе паниковать! – гаркнула в ответ, ожидая, когда босс наконец-то его заткнет. Но у нас всех нет времени заострять на этом внимания, нет времени у меня ощущать боль в разорванной брови или щеке – даже нет времени определить, что именно кровоточит. Я только хватаю с колен свой пистолет и, не медля ни секунды, выбираюсь из салона внедорожника, обходя с передней стороны. Отчетливо слышу визг шин сзади, когда вместе с Гвидо пытаюсь добежать до угла, за которым быстро скрывается Винцензо. Наверное, так быстро я еще никогда не бегала. Мало того, поддавшись инстинкту самосохранения себя и вышестоящих я даже забыла, что у меня в утробе ребенок. Мы не совсем успеваем из-за вновь раздавшейся автоматной стрельбы, скорее всего по ту сторону пламени, ибо вокруг себя я не увидела никого, кроме грузовика, на скорости сносящего наш Хаммер и буквально сбрасывающего с дороги. Желтые снова натыкаются на красных, устраивая обоюдную стрельбу, от рикошетивших пуль которой нам приходить лишь пригибать головы. Хорошо, что здесь темень и место освещается лишь угасающим огнем от горячего коктейля Молотова. Это дает нам уйти незамеченными, а мне заодно метко пальнуть один раз из Чезета в афроамериканца для того, чтобы его “собратья” сочли это за действие от латиноамериканцев и нашпиговали их в ответ свинцом. Простите, латинские солнышки, но зад мне свой дороже.
             В итоге мы все оказываемся за углом чьего-то дома. Я пытаюсь отдышаться, привалившись спиной к стене, непроизвольно обхватив руками себя под грудью и оглядываясь по сторонам, а также отчетливо слышу знакомые испаноязычные ругательства в сторону красных вкупе с чередой выстрелов. – Валить надо… – бросаю я обоим Монтанелли, шумно выдохнув и недовольно щурясь от неприятных пульсирующих ощущений на своем лице. Какая-то мизерная рана, а кровищи то дала. Представляю, какая у меня красивая мордаха сейчас - Бальтазар отдыхает. – ..по задним дворам этой помойки разве что, - добавляю я, в надежде через пару домов найти хоть какую-нибудь захудалую тачку и взломать ее к чертям, чтобы хоть как-то свалить из этого района. Признаться, здешняя атмосфера преступного гетто меня не очень-то впечатляла, поэтому хотелось сверкнуть отсюда пятками как можно скорее.

+2

14

"Солнечные", "Кровавые", "Короли", на самом-то деле не так уж важно, как себя называли эти ребята, и какого цвета униформу они носили, красную, жёлтую, хоть синюю - важна была только необходимость выжить в театре боевых действий этого M&M's, и проще всего это было сделать в том случае, если заручиться поддержкой одной из воюющих сторон - сами за себя трое стрелков на одной машине, один из которых, к тому же, хромает, немного смогут сделать. Впрочем, выбор, к кому из противостоящих армий им присоединиться на сегодняшний вечер, Энзо уже сделал - дальше оставалось только надеяться на то, что этот выбор был правильным. Более-менее ясно пока было одно - откуда бы эти чёрные не появились, скорее всего, они являются захватчиками, пытающимися выбить Солнечных с их подконтрольной территории. И это навряд ли играло на стороне случайно попавших в переделку Торелли: свой район латиносы наверняка знали хорошо.
- Я тоже. Если бы они стянули к Сакраменто такие силы - мы наверняка узнали бы это. - просто потому что такой отряд надо где-то расположить, машины надо где-то припарковать, оружие - хранить, и даже при условии удачного подобного военного манёвра - выходило, что кто-то поддерживал бы Бладов в Сакраменто, и значит, выступали они сейчас всё равно под чужими цветами. Возможно, понять это удастся лучше, если получится пересечься ближе с кем-нибудь из них, и не словить при этом пулю с их же стороны...
- Ну-ка успокойтесь оба. - изрёк Монтанелли-старший, почти не повышая голоса. Крис, попав в экстремальную ситуацию, связанную с вооружённым противостоянием, начинала раззадориваться, словно берсерк, да и собственная кровь, заливающее ей лицо, нервы тоже вряд ли способна успокоить, Энзо же был в своём обычном репертуаре циника, продолжая сыпать колкостями в адрес и Санчес, и дяди, и глядя на них двоих, Гвидо и сам начинал выходить из себя. А срываться, пожалуй, не стоило. Стреляли не в них конкретно - сегодня на окраинах Сакраменто стреляли во всех подряд. Пуэрториканка и двое макаронников, все трое в дорогих костюмах, для обоих мишень, не как потенциальная угроза, так как лишние свидетели - недаром на улице, превратившейся в натуральное месиво, они ещё пока не заметили ни одного человека, кто не носил бы цветов банды - все "гражданские" наверняка попрятались по домам. И с их стороны - это очень даже правильное решение. У Гвидо мелькнула мысль о том, что хорошо, что войны Мафии протекают не так - что черномазые, что латиносы, что даже китайцы, собственные подконтрольные районы превращают в зону боевых действий с горой трупов прямо посреди тесных улиц; они привыгли гадить там, где едят - вот потому-то трущобы и остаются их пределами.
Ещё бы пара сантиметров - и горел бы Хаммер, а не голый асфальт, а вместе с историей автомобиля закончилась бы и история троих мафиози, решившись добраться до дома транзитом через чужой район - машина, к сожалению, всё равно была обречена, а вот у них троих шанс спастись ещё был. Гвидо последним покидает салон, буквально вываливаясь из машины на дорогу, сжимая в одной руке пистолет, в другой - рукоятку трости, и успевает подобраться и отбежать вслед за Кристиной всего за несколько секунд до того, как грузовик сносит Хаммер со своего пути, и мощная машина исчезает за поутихшей огненной стеной, перевернувшись несколько раз и зацепив два из трёх подъехавших автомобиля по ту её сторону - пассажиры нещадно палят, не то по грузовику, не то по Хаммеру, не то уже просто не разбирая куда. Закон прост - если ещё способен нажимать на курок, выходит, ещё жив. Следовательно - надо продолжать...
- Вот дерьмо. Мне нравилась эта машина...
- Гвидо несколько раз выстрелил в ту сторону, откуда прилетела огненная бутылка, прикрывая Винцензо и Крис, и пытаясь поспеть за ними, превозмогая боль в растревоженной мышце. Из него всё ещё плохой вояка. Но хуже хромоты - это то, что патроны у них не бесконечные, да и в экипировке, даже с учётом местной моды, они уступали местным бандитам. К такой переделке они явно не были готовы. А помимо машины - ещё и новый костюм Крис, который он для неё купил, был тоже безнадёжно испорчен. Впрочем, о нём-то она вряд ли жалела.
- С этим... - усевшись задницей прямо на землю, прижавшись спиной к стене, Гвидо мотнул головой, указывая на свою ногу и необходимое дополнение к ней в виде трости, расположившееся рядом. - ...недалеко я свалю. - он злобно сплюнул и сорвал галстук-бабочку, швырнув её на землю. Поучаствовать на сходке Мафии со всего штата, чтобы наутро твой труп обнаружили среди десятка-другого тел цветных в какой-то грязной подворотне - вот уж великая честь. Грузовик латиносов стал для них же гробом, красные повылазили из своих автомобилей, похоже, вознамерившись взять штурмом здание, откуда в них бросили коктейлем Молотова. Пока всё стихло, был шанс смотаться, хотя бы из этого квартала...
- Пошли там. Крис, ты первая. Я прикрываю. - Гвидо поднялся, начав отступать назад, держа на мушке вход в переулок, откуда они сами сюда вбежали, укрываясь от пуль, и оглядываясь назад через каждые пару шагов, чтобы поймать Энзо и Крис в поле зрения. Впрочем, опасности, как оказалось, стоило ожидать не оттуда.
- Э, на... - таким глубокомысленным изречением Кристину встретил чёрный парень с пухлым лицом, вынырнувшим из-за угла, и тут же тыкнувшим в неё своим замызганным дробовиком. На голове у него была вязаная шапочка ярко-красного цвета - где только откопал такую гадость?.. Гвидо тут же развернулся, взяв парня на прицел. - Ты кто такая? И вы кто такие, мать вашу? И где наши нигеры из Хаммера, которых эти солнечные чудилы на грузовике прогнали через весь квартал?..

+2

15

Все друг друга прикрывали, все смотрели за спиной товарища, забывая о себе… Проще говоря в действиях Монтанелли на тот момент было не больше слаженности чем в маневрах уличных гангстеров. Энзо машинально выругался, меня магазин в пистолете. Один расстрелян, один заряжен и еще один в кармане. Дела были плохи, патроны заканчивались, а целей только прибывало.
- И что ты предлагаешь? Лечь и умереть? – поинтересовался Монтанелли, когда его родственник заговорил о своей ноге. Энзо в свое время повезло с парой пулевых ранений добраться до больницы, потому отговорки дяди по поводу его больных конечностей ничуть не впечатляли. Потом их бегство в переулок под все те же звуки странных бандитских песен и выстрелов. Нельзя сказать, что люди в кровавых повязках не умели стрелять – по крайней мере латиносов после их очередей изрядно убавлялось. Но вот то что случилось дальше никак не впечатлило младшего Монтанели. Перед Крис появился чернокожий и притом заговорил еще до того как она успела его снять. Что касалось Энзо, он, как и Гвидо взял его на мушку, разве что на пару секунд быстрее – сила рефлексов. Только в отличие от дяди он не стал ждать от негра глупостей. Вместо этого итальянец опустил пистолет и встал между ним и пуэрториканской, полностью заслонив собой последнюю.
- Слыш, братан, да ты походу сбрендил, - заговорил итальянец на неприятном для себя чернокожем сленге. Знал он всего пару слов, но при понимании манеры этого было вполне достаточно, чтобы обескуражить собеседника.
- Какой я тебе братан? – возмутился черный гангстер, махая дробовиком в сторону, казалось бы, свихнувшегося Энзо.
- Твои нигеры из хамера сейчас валяются на асфальте плоские как блины в кафе. Такие наглухо расплющенные рисунки на асфальте. Врубаешься? – уже более дерзко заявил Монтанелли, стоило дать слабину и этот черномазый разнесет его на куски одним выстрелом дробовика еще до того как Гвидо успеет нажать на курок. Конечно, потом баклажана пристрелят, но вот Винцензо от этого легче не становилось.
- И пока мы точим лясы твоих братков валят на улице, - скривив лицо добавил Энзо. Получилось весьма по-гангстерски в черном понимании этого слова, да только скривилось оно скорее от презрения к тем словам которыми приходилось разговаривать с кретином, который вряд ли закончим школу и вообще продвинулся в развитии дальше третьего класса. Находить с такими язык было сложнее, чем с неподкупными копами – от тех по крайней мере знаешь, чего ждать.
«Вооружат стада идиотов, а потом говорят о проблемах с преступностью», - выругался про себя Винцензо.
- а вы, типа, кто такие? – родив в своей голове очередной гениальный вопрос поинтересовался пухлолицый.
- Туристы мы. Свернули не в том переулке и заехали в гости к банде гребаных отморозков, - ответил Энзо. – Ты пришел сюда разговоры разговаривать или делом заниматься? – как раз в тот момент раздался выстрел из переулка, который вследствие разговора с чернокожим Монтанелли упустили из виду.
- Fascina,* - выругался Энзо, пуля пробила стену в сантиметре от его головы, сделав первый выстрел навскидку, прицелился он только ко второму и мексиканский деятель с пистолетом наперевес упал на землю, вскоре должны были появиться его друзья, которые то ли отступали, отдав черным здание, то ли планировали какой-то другой маневр, укладывающийся только в голове местного обитателя.
«Да пошло оно», - мелькнула мысль в голове итальянца и вместо того чтобы продолжать разговор с черным на который уже не было времени андербосс кинулся на негра, который до сих пор смотрел в сторону расстрелянного латиноса и сбил его с ног.
- Слушай внимательно, баклажан и вникай с первого раза, - начал свою речь Монтанелли, прижимая дробовик к груди чернокожего.
- Я с друзьями тут случайно, мне все равно что за помойку вы тут устроили и кто кого-то завалит. Ваши желтоголовые приятель отчего-то очень любят по нам шмалять. Если твои братки будут смотреть в кого стреляют, то скорее всего не попадут под раздачу. Объяснил понятно? – поинтересовался Винцензо. Собеседник кивнул. Кивнули и еще пятеро вооруженных чернокожих, шагнувших на свет из тени переулка. Им, кажется, тоже все было понятно.
«И почему меня не пристрелили еще в машине?» - спросил себя Винцензо, отпуская пухлолицего и поднимаясь на ноги.

Странновато получилось)

+2

16

Больше всего меня поражал тот факт, что Гвидо сейчас заботит тот крупный кусок металла, оставленный нами на дороге, который сейчас не без помощи афроамериканских морд превратился в решето. Даже я при всей своей любви к автомобилям сейчас думала о продырявленном убитом Хаммере в последнюю очередь, убегая, сверкая пятками и прикрывая кудрявую башку от пуль. Радовал тот факт, что ранить никого не успели, только вот нога босса не давала нам быстро двинуться дальше и покинуть неспокойные кварталы.
- Еще раз заворчишь или упрекнешь, клянусь, я пробью тебе башку самолично! – сверкнув злым взглядом, выпалила грубо младшему Монтанелли я, когда меня достали панические нотки и причитания в его словах. Он тут якобы дела важные делает, а мы так… погулять вышли, прохлаждаемся. Ладно хоть от пуль прикрыл, уж на этом то и впрямь можно сказать ему спасибо. Только не вслух.
- Уверен? – переспросила я босса, кивая на больную ногу, на которой он сам недавно акцентировал свое внимание. А не надо было, потому что держится Монтанелли даже получше меня, сжимающей заряженный чезет в руке. Ну, хотя ему по статусу положено.
Как только показались в переулке, не обошлось без выстрелов. Удивительно, как и в этот раз наша троица не схватили пулю в лобешник, особенно я со своей гребанной везучестью везде и всегда. Мы были почти на повороте, от которого рукой подать до другого, более тихого и спокойного переулка, да черт возьми как не кстати прямо передо мной взялся какой-то черный хрен, выставив дробовик едва ли не промеж глаз. Честно говоря, я от неожиданности даже сделала крупный вдох, рефлекторно выставляя руки вперед в знак защиты, мол, паренек ты поосторожнее с этой штукой, она и застрелить меня может на раз-два. Я чувствовала, как сердце бешено заколотилось. В любой прошлой ситуации я никогда не чувствовала такой паники, как сейчас - наверное, мое весьма пикантное положение забивало чувство безоговорочной сумасшедшей смелости и отваги. Меня определенно не привлекала перспектива встретить смерть здесь, в каком-то богом забытом хламовнике среди кучки черномазых красных мужиков, не поделивших что-то с латиносами. Я всегда представляла себе смерть своей машине, будь это убийственная гонка, на кону которой поставлена жизнь, либо меня должны были расстрелять с моим благоверным как Бонни и Клайда. А на меньшее я не согласна.
- Э, на...Ты кто такая? И вы кто такие, мать вашу?...- наблатном языке заговорил этот парень в красной вязаной шапочке.
- Опусти пушку, - осторожно, но уверенно попросила я, чуть склонив голову набок и выставив вперед ладонь в знак того, что и я стрелять не стану. Все-таки это слишком неприятное ощущение – направленный на тебя заряженный дробовик, который рано или поздно к добру не приведет. Твою мать, ну почему я не успела его пристрелить до того, как он начал вякать? Определенно, теряю сноровку.
Вин никаких просьб делать не стал и уж тем более ждать, да и не в его это стиле, судя по двум пущенным пулям в латиноса н-ное время назад. Минуты не прошло, как передо мной показалсь его спина, а пистолет в его руках был наведен на “противника”. А у него ничего спина такая, крепкая… Кхм. Младший Монтанелли заговорил с черным на его же сленге, по так называемым понятиям, а мне лишь оставалось, прищурившись, оглядывать местность и заметить в тени еще несколько чернокожих, а затем посмотреть на Гвидо и предупредить о них кивком головы на всякий случай. Разговор Энзо и этого выходца из гетто был коротким, но доходчивым, только вот внезапно был прерван выстрелом. Пуля пролетела в нескольких сантиметрах от головы андербоса, попав в бетонную стену обветшалого домишки, но тот, выругавшись на родном языке, быстро среагировал, обернувшись и почти не глядя стреляя в того, кто наглым образом решил устроить стрельбу по нашим спинам. Я обернулась, нацеливая пистолет туда, откуда был произведен выстрел, но латиноамериканец уже упал на землю. Других я пока не видела, но прицела не сводила, оглядываясь на чернокожих, одного из которого Вин сбил с ног и сыпал угрозы до тех пор, пока тот послушно не кивнул.
- Где нам взять тачку? – выпалила я, подходя ближе, шаркнув пару раз грубым ботинком по асфальту, пока Вин поднимался на ноги. По ходу, своим действом я напугала не только "красного", но и своих. Навела пушку на афроамериканца, щелкая пару раз предохранителем. Его братки, кажется, больше не ожидали подобного, поэтому ринулись вперед. – Не подходить! Стой там, иначе я застрелю его, – ага, и в следующую секунду повалюсь рядом с ним. – Где взять тачку? – повторила я свой вопрос, глядя на чернокожего. Нам надо было валить отсюда как можно скорее. Задницей чувствовала, что сейчас либо к этим подтянется подкрепление, либо латиносы подопрут нам выход с другой стороны. Красный кивнул, ткнув пальцем в конец переулка, брякнув что-то вроде “там парковка”. Я лишь отвела пистолет в сторону и подождала, пока он, обезоруженный – дробовик отлетел, когда Энзо сшиб его – поднимется.
Глянула на обоих Монтанелли мельком, обходя его по кругу, рискуя словить пулю от кого-нибудь еще. В следующую секунду раздался еще один выстрел, оставшись застрявшей во лбу пулей у того, с кем мы точили лясы. Я оглянулась, уставившись на младшего Монтанелли – если это сделал он, то это была очень грубая ошибка. Но нет, за нашими спинами оказались другие “желтые” латиноамериканские рыбки, нашедшие своего приятеля убитым. Красным, казалось, уже стало наплевать на нас, потому что дробовики в момент нацелились на противников. Открылся огонь, в который я лишь успела крикнуть:
- Валим! -  и отбежать к стене какого-то дома. Прошли секунды, и ко мне присоединились Монтанелли, явно не желая больше мешаться в разборках этих группировок. Оставалось лишь добраться до парковки, надеясь, что этот пухлолицый нас не обманул.

Отредактировано Christina Sanchez (2014-01-02 12:19:08)

+2

17

Гвидо заткнулся на время, давая возможность Энзо и Крис самим разобраться в ситуации с чернокожим, своё внимание решив потратить пока на то, чтобы приглядеться к окрестностям, прикрывая остальных - племянник был прав, некогда было долго разговаривать, здесь они все четверо - просто кучка мишеней в тире; правда, для фанерных фигурок они производили слишком много шума, который мог бы привлечь к ним остальных, и, хотя у них тоже было, чем стрелять, долго они едва ли продержатся - для них огонь станет перекрестным, нянчиться с ними не будут ни красные, ни жёлтые. Как раз уже началось - хотя они даже не успели начать разговор толком; Гвидо выстрелил несколько раз в сторону переулка, откуда показался один из "солнечных", и удовлетворился, увидев, как его тело упало, но продолжил держать проём в поле зрения, лишь кивнув Кристине - красных хотя бы было видно, и стрелять они не собирались. Пока что, во всяком случае - но бояться было глупо, если перестрелка всё-таки начнётся, они все трое даже и заметить мало что успеют. Вот почему Гвидо больше заботил автомобиль, чем собственная жизнь - смерть возьмёт только своё, а вот эти цветные с обеих сторон могут и всё остальное забрать, начиная от автомобилей - заканчивая оружием, а может даже ботинками и очками.
- Замерли! - увидев, что ситуация накаляется, Монтанелли и свою пушку перевёл на братков пухлого, помогая Крис взять ситуацию под контроль; пятеро черномазых встрепенулись, но выстрелить всё же никто не осмелился. Всё-таки верно говорят - здесь понятна только сила. Стоило только Энзо применить её по отношению к этому типку в вязаной шапочке - и остальные его тут же зауважали. Ну в точности, как у стаи зверей... впрочем - на войне, как на войне; офицер ведёт - солдаты следуют. Судя по его болтливости, лидером у них был именно этот парень.
И этому "офицеру" подняться было уже не суждено - вынырнувшие вслед за предыдущим, жёлтые снова открыли беспорядочный огонь; и несколько пуль, впрочем, достигли целей - одной из разворотило лицо пухлого, сделав её похожей по цвету на его шапочку, и навсегда зафиксировав его пухлый указательный палец, показывавший в сторону парковки. Другая прошила плечо одного из его соратников, заставив вскрикнуть от боли и выронить потёртый "Tec 9" на асфальт. Остальные успели пригнуться, собираясь последовать совету Кристины и свалить куда подальше - в том числе и Гвидо, но, спасибо больной ноге, его манёвр не удался, и босс Семьи растянулся рядом с пухломордым на асфальте...
- Я прикрою! Уходите! - пистолет-пулемёт подранка, уведённого его друзьями, перекочевал в другую ладонь, и Гвидо ударил по обоим куркам, "угостив" жёлтых с двух рук, попутно стараясь отползти в сторону - подстрелить удалось только одного или двоих, зато остальные вновь скрылись в переулке, дав несколько секунд передышки, чтобы выкинуть вслед за пулями чужой ствол с опустевшей обоймой, подобрать трость и убраться вслед за остальными, скрывшись за углом дома.
- Ситуация сегодня, похоже, не в вашу пользу, ребятки, так что самым разумным решением было бы свернуть вашу наступательную операцию. Отведи нас к парковке, мы по дороге поможем, чем сможем.
- Гвидо щёлкнул затвором, вставив в пистолет другую обойму взамен пустой - последние двадцать патронов, которые следовало бы расходовать экономнее. Да и у этих бандитов запас их тоже не бесконечен... - Дай-ка сюда. - Монтанелли сорвал бандану с бритой головы одного из негров, наспех пристроив её на своей. И уловив взгляд Энзо и Крис, лишь пожал плечами. - Что? Красные дважды подумают, чем стрелять по красным. Даже и с белой кожей. Уматываем, пока не поздно. Энзо и вы двое - вперёд, Крис, и ты, помогайте дойти раненому. А ты пойдёшь последним вместе со мной, прикрываем остальных. Пошли. - у Винцензо с его трофейным дробовиком появилось двое ребят с пистолетами для поддержки, Кристину прикрывал парень с "Ингрэмом", безоружный подранок с пулей в плече следовал за ним. Прикрывали команду Гвидо и последний чёрный с автоматом Калашникова, приклад и ручка которого были обмотаны скотчем таким ужасающим слоем, что казалось, будто владелец боится того, что оружие развалится в его руках - но для прикрытия это было лучше, чем ничего. Группа Энзо пересекала улицу первой.

- Эй, белоснежка, а ты случайно не Монтанелли? - вопрос на ходу одного из парней был обращён, как ни странно, к младшему Монтанелли, а не к старшему. Видимо, Энзо и на улицах имел некий авторитет - от славы, дурной или доброй, нельзя убежать далеко. - Я слышал о тебе. Вы-чудилы же из Семьи Торелли, в натуре? Мафии? - в голосе паренька слышалось некоторое уважение - во всяком случае, отсутствие пренебрежения, которого в этой ситуации уже можно считать таковым. - А эта доминиканка какого хрена с вами тогда делает?..

- Дай мне пушку, хоуми, я могу стрелять. - слабо пробормотал раненый, убрав окровавленную ладонь от плеча. Кристину он словно бы игнорировал, пытаясь скрыть страх - она была одной расы с их потенциальными врагами.
- Заткнись, Малик, я тебя умоляю, заткнись на хер и просто иди, ниггер! - сплюнул второй пропустив его вперёд, затем - Крис, и сделав жест Гвидо и остальным следовать дальше, оценив, что участок чист.

- Что вы за организация? Не из "Бладов" случайно?
- - Чё? Нее... Мы, типа, Красные Семёрки. С Солнечными давно уже не в ладах. Мы решили отобрать у них этот район. Неправильно они им рулят, ваще не по понятиям. - парень сплюнул. Кажется, он по возрасту был даже моложе, чем старший сын Гвидо, и его пафосный автомат явно был ему великоват. Наверняка сам нашёл его где-нибудь.
- Отобрать район вот с такими вот пушками?.. Всё с вами понятно.
- уловив "сигнал", Гвидо пошёл следом, тяжело опираясь на трость. Вот уж привет от китаёз - они и сейчас ему мешали, хотя в заварушке даже не участвовали...

+2

18

Слова о пробивании собственной головы стараниями доминиканки мужчина разумеется пропустил мимо ушей. Во-первых, в конце этой истории он обязательно скажет, что пристрелит ее как собаку, если она не начнет следить за словами, а во-вторых, все латиносы слишком много болтали, это была их отличительная черта. Но задумываться об этом не было смысла, их дон, а по совместительству его дядя вдруг вспомнил о том что он гений военной стратегии и вот Энзо с группой из двух «баклажанов» шел впереди по простреливаемому то тут, то там району. До какого-то момента им везло, но так не могло продолжаться вечно и перед одним из поворотов мужчина поднял вверх сжатый кулак, предварительно остановившись. Санчез, как человек военный все поняла и остановилась сразу, неграм пришлось объяснять на пальцах.
«Господи, как можно быть такими идиотами?», - спросил сам себя Винцензо, осматривая парковку. Она была не заполнена, скорее забита ребятами в желтых повязках, которые, похоже, решили перекрыть атакующим все пути к отступлению. Судя по тому, что где-то еще громыхали выстрелы, выжившие «семерки» не ограничивались теми, что сейчас шли рядом с итальянцами.
- Назовешь меня так еще раз – я вышибу тебе мозги, - пообещал Монтанелли, толи имея в виду белоснежку, толи чудилу. Использовать сленг больше не требовалось, этим ребятам нужен был кто-то, кто умеет воевать, для того, чтобы выбраться отсюда. Крис умела потому что была на войне, а Энзо… Энзо воевал всю свою жизнь с разными перерывами, да и вся его жизнь — это череда разборок с разного рода врагами семьи.
- Итак, господа, - начал Энзо, предварительно оценив ситуацию. У них было время для того чтобы составить план – во всем квартале бандиты были слишком заняты друг другом, для того чтобы заметить группу, пробивающуюся к машинам.
- Суть проста, вы двое идете к машинам с края парковки, оттуда начинаете отстреливать желтых, вопросы?
- Но там же двое гребаных латиносов! – сказал один из «красных повязок», который вроде бы был чуть старше остальных.
- Это пока. Крис, мы постараемся прикрыть, пока вы займете позицию, - кивнул Энзо и присев на корточки не спеша отправился в сторону испаноговорящих господ, которые охраняли машины, перегородившие стоянку. Спрятавшись за газетный ящик мужчина присвистнул.
- Это еще что за твою мать? – на ломаном английском спросил мужчина в желтом у своего коллеги, оставленном с ним на одном посту.
- Сходи проверь.
- Сам сходи проверь. Кино не смотрел? Там обычно сидит какой-нидь гребаный суперагент, который вырубает нахрен того, кто идет на него смотреть, - в отличие от чернокожих речь не сопровождалась бурной жестикуляцией. Препираясь еще с полминуты они решили идти вдвоем. Винцензо это было только на руку.
- Э, слышь, выходи давай, - распорядился один из латиносов, всматриваясь во тьму. Еще одно преимущество на стороне нападавших – парковка была хорошо освещена, в отличие от всей территории вокруг. Когда же они подошли почти вплотную к ящику один из них обнаружил нож в ребрах, но не смог об этом сказать потому, что сталь пробила легкое, а второй получив в начале удар под дых с такой силой ударился о ящик с газетами, который давно никем не использовался что пробил голову. Итак, две жертвы были убраны относительно тихо. Взяв дробовик до того момента висевший на плече мужчина занял позицию за одной из машин, вместе со второй они словно образовывали клин, смотревший внутрь парковки. Прекрасная позиция для атаки, жаль прорваться дальше после ее начала будет непросто. Тут у итальянца возникла еще одна идея. Снова сменив дробовик, на этот раз на две беретты он отдал своим людям команду атаковать, а сам с двух рук расстрелял добрую половину лампочек на стоянке. Началась перестрелка, в которой понятно было только то, что двое чернокожих стреляют по доброй толпе латиносов, укрывшись за машинами. Вскоре двое из ближайших «солнечных» бандитов лежали навзничь, похоже «семерки» все же кое-что умели, хотя не попасть с такого расстояния мог только тот, кто никогда не держал в руках оружия. Впрочем, стрельба стрельбой, а зону нужно было зачищать, притом, чем скорее тем лучше. С этой мыслью, уловив паузу во время которой противники начнут перезаряжаться после беспорядочной стрельбы Энзо перемахнул через одну из машин и меньше чем за десять секунд укрылся за одной из следующих. Там ему и пригодился дробовик – немногие знали, что если нажать на спусковой крючок, вести огонь можно просто передергивая помпу. Энзо знал, именно поэтому трое латиносов за машиной превратились во что-то неприглядное, после настоящей очереди с дробовика. Бросив бесполезное ружье, которое нечем было зарядить Монтанелли вновь вооружился двумя береттами, надеясь на то, что его надежно прикрывают сзади, проще говоря, что Крис заняла свою позицию. Сам же он выстрелил по одному из желтых платков, мелькнувших в темноте. Попал или нет – оставалось загадкой. Плотно прижавшись к автомобилю с другой стороны которого, лежали трое трупов Энзо ждал того, какой шаг предпримут его противники.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Gangster's paradise