Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .not burn it down...


.not burn it down...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники:Tom Flatcher, Christina Sanches, Linda Fortuno, Jane Marano, Agata Tarantino
Место: box-school "Knock-down"
Погодные условия: sunny, maybe, cloudy
О флештайме:1, November
Обычная тренировка, обычная группа, обычный состав тренеров и спортсменов. Все обычно, если бы не один громкий и характерный "бум"...

Отредактировано Tom Flatcher (2013-12-30 17:07:17)

0

2

-Бей! Бей! Низ бей! Низ! Двигайся! Не забывай о своем преимуществе! – вибрации от груши отчетливо бились о его руки, плотно сжимающие ткань молотилки кулаков, пока в ту ощутимо дубасили. Такова задача тренера – координировать удары.
Но та, кто сейчас стоял на противоположной стороне от спортивного инвентаря, совершенно не нуждалась в жестких поправлениях и координации, лишь в легкой корректировке тактики. Кристина вообще была одной из первых его удавшихся американских учеников, которые не бросили не просто этот спорт, а самого его как тренера. Таких было по пальцам пересчитать, ну, и Джейсон.
Каждый раз, наблюдая за ней, Том все больше и больше поражался, сколько может быть в человеке энергии, задора и здоровой злости. Вот и сейчас, Крис колотила инвентарь будто это был ну минимум Саддам Хуссейн, или еще какой говнюк, которого можно настолько ненавидеть. У самого Тома уже пот выступил на теле, ведь он старался удержать грушу в более менее устойчивом состоянии, а для этого тоже нужно было силушку приложить.
Сейчас Кристина была просто на высоте. Но била почему-то все время вверх.
-Хэй! Тормози! – громко, чтобы она услышала. Обошел грушу, сам весь взмыленный, смотря на нее, не менее мокрую и вымотанную, с задорной улыбкой довольного отца, гордого за успехи своего дитяти.
-Черт, будь твоя воля стать профессионалом, я бы тебя на такие вершины, с твоими-то способностями… Так, оставим лирику… Ты сама понимаешь, что косячно сейчас в твоем мини-бое? Ты, что, представляешь кого-то, что выше тебя ростом и желаешь расквасить ему морду? Уж не меня ли? – рассмеялся, встав ровно пред ней, заглядывая в глаза. В них легко можно потонуть, привязаться, такие там таились недюжинные знания и притягательность, что вот ну грех просто не.  Но не для тренера, наставника и без пяти минут женатого и любящего человека. А вот для Джекса… но нет, мафиозников нам и так хватает…
-Твой рост – твоя фишка, которой ты легко можешь манипулировать, и ты это знаешь. Зачем же берешь сейчас совершенно не свою и тебе невыгодную тактику? Давай, попробуй на мне, - легко перехватил ее хук, обходя и оказываясь позади нее. – Видишь, ты упускаешь оппонента. А вот если бы этот хук пошел снизу и попал в грудину… другой разговор. Это всё для тебя не ново, давай, вспоминай. И отключи мозги, где сидит это высокорслая заноза. Твоя задача – низ. Не бери выше.
Хлопнул ее по плечу, возвращаясь на свое место за грушей, но пока не беря инвентарь в руки и не начиная упражнения, жестом руки показал об этом Кристине, взглядом обводя зал на предмет непорядка или недочетов каких-то. Пока все выглядело до блевотины идилистично: в ринге была пара, за которой следил Джон, Мэтт, Джордан и Клейтон были ответственны за тренажеры и ковер, и за те двадцать человек, что занимались там. Даже мимолетного наметанного глаза хватило, чтобы отметить себе, кто работает верно, кто халтурит, а у кого что-то не получается. Несправедливо с его стороны тщательно заниматься с одними, оставляя за бортом своего индивидуального внимания других, но главный тренер тоже не может заниматься со всеми по отдельности. На то он и главный – для авангарда. А остальным следует заниматься тщательней, чтобы в этот самый авангард попасть.
Видимо, уже подходило время тренировки другой группы – в зале появилась Линда, уже приготовленная к занятию, но остальные и не думали сворачиваться. Раньше пришла, чтоли?
Приветливо кивнув итальянке, кивком сказал Крис начинать и, что есть силы, взялся за грушу, и та уже не думала двигаться с места. Опять та же самая вибрация пошла по рукам, а по ним уходила по всему телу в пол. А ступнями можно было чувствовать, что весь пол просто наполнен этими самым волнами, словно пытался подражать бурному морю или океану.
И, совершенно забыв, что с дальнем углу зала к стене стоят прислоленные пять новеньких боксерских груш, тренер даже и предположить не мог, что эту бандуру может вывести из состояния покоя какая-то никчемная вибрация пола.
А через мгновение на месте, куда все же упала одна красная тренировочная помощница, уже зияла дырка, а сам Том на миг оглох от громкого хлопка, по спине словно прошлись кипяточной грелкой, как при простуде, а краснота груши, которую била Кристина, стала слишком яркой.
На долю секунды мужчина спал в некий ступор, все еще оглушенный, но уже стал понимать, что оказался несколько впереди, чем должен быть, поэтому сразу же резко толкнул от себя в сторону грушу, не замедляя своего полета вперед, сгреб в охапку Кристину, падая на бок на пол, закрывая ее собой, спиной и рукой ощущая острую боль и жар.

+3

3

Внешний вид

http://92.img.v4.skyrock.net/1762/59791762/pics/3022453922_1_3_lgWnC26k.jpg

Сегодня категорически никто и ничто не сможет испортить мой день. Проснувшись в заслуженный выходной, по собственному желанию около часа дня, я встала невероятно отдохнувшей, посвежевшей и готовой к труду и обороне. Никаких особых планов, кроме очередной тренировки, не было. Контрактов не планировалось и даже если бы какой-то неожиданно свалился на голову, выполнила бы с улыбкой на лице, насвистывая новую мелодию, пританцовывая в обнимку с чьей-то головой. В госпитале была вчера, Кит идет на поправку, Агата уже давно дома, а Джейн снова на работе в самом боевом настроении.
Я приехала раньше, рас уж располагала временем, решив немного размяться самостоятельно перед основной тренировкой. Да и не терпелось размять косточки. Все таки несколько прогулов после месяца регулярных занятий уже сказывались. Начинаешь себя чувствовать человеком-киселем уже на второй или третий день. Настоящая ломка, почти как у торчков.
Выйдя из раздевалки, оглядываю зал взглядом и замечаю сначала Крис, потом Тома, еле сдерживающего грушу из-за побоев моей подруженции. Отчаянно махаю руками и расплываюсь в улыбке, когда меня замечают. Весело подпрыгивая, аки горная коза, несусь в их сторону и... проношусь мимо, запрыгивая на один из кардио тренажеров. Показываю язык Тому и, воткнув наушники телефона, начинаю наматывать километры под рев Фила Ансельмо и уже почившей Пантеры. Черт, как же я любила этих парней. Нет ничего лучше, для взятия нужного темпа, чем правильная музыка на фоне.
Пол сотрясается, тренажер покачивается из стороны в сторону, а я списываю это на жесткое соло Винни и только ускоряюсь. Очередной толчок таки заставляет меня вынуть один наушник и уже открыть рот, дабы выразить свои возмущения мирозданию, мешающему мне наращивать себе мышцу, как в одной из стен образовывается дыра, меня оглушает, тренажер падает и я вместе с ним, оказываясь придавленной грудой железа. Вокруг летает пыль, а в ушах звенит так, что я напрочь забываю кто такая, где нахожусь, что здесь делаю и что вообще происходит. Жуткий звон и писк не дают сориентироваться, минута и я начинаю различать грохот и чьи-то крики. Закашливаюсь, вдохнув чертову пыль, пытаюсь подняться и моментальной падаю обратно на пол неспособная встать от боли в ноге и тяжести свалившегося на меня металолома.
Бетонный туман оседает и наконец-то позволяет оглядеть местность. Замечаю не так далеко Крис и Тома. Осматриваю себя, понимая, что не все так плохо. Во всяком случае больших ран нет, мелкие ссадины и царапины не считаются, но боль в ноге говорит, если не о переломе, то, как минимум, о трещине. Молюсь, что бы был не открытый, иначе праздновать мне день рождение на костылях. Наконец валюсь на пол и перевожу дыхание, обдумывая произошедшее за последние несколько минут. В зале однозначно произошел взрыв, причем весьма нехилый. Такой взрыв от петард приходящих сюда подростков быть не может. Здесь что-то серьезнее. Но, черт, это может быть что угодно. На ум сразу же падает недавняя и, насколько я знала, до сих пор тянущаяся война с Традами. Том был нашим тренером. Месть? Попытка запугать? Но ведь он не в семье. А может конкурирующая группировка? Тоже не то, зачем им зал бокса? Какой-то неприятель Флетчера? Все может быть. проклятье, даже может оказаться банальный терроризм с взрывами по всему городу и одним как раз здесь. Что скажешь, везучие мы ублюдки, умеем оказаться не в то время, не в том месте. Но что гадать? Надо действовать.
С нереальным усилием, скрипя зубами и рыча аки кролик в брачный период таки сбрасываю в сторону тренажер, освобождая ногу. Подпухла, слегка посинела. Огромная гематома точно обеспечена, но кость нигде не торчит, даже под кожей, так что есть надежда на лучшее. Но попытка  опереться проваливается и мне еле удается обрести опору, встав на четвереньки, практически волоча больную ногу за собой. Пыхтя доползаю до Крис и Тома, начиная тех теребить и хлопать по щекам.
- Санчес! Том! Как вы? Целы? То вообще произошло?

Отредактировано Linda Fortuno (2013-11-07 20:31:04)

+3

4

Вн. вид
Я уже давно поняла, что бесполезно начинать с Томасом серьезный разговор, пока не пройдешь пару разминочных упражнений и не покажешь ему лично, в какой ты сегодня форме. Даже не стоит пытаться открывать рот. Он все равно отправит тебя к груше, специально сделав вид, что не слышит. Или выперет на улицу, брякнув что-то вроде “здесь не место для отдыха”. В этом весь Флетчер и его вечная манера приучить бойца к дисциплинированности и развить в нем силу воли, ловкость и резкость. А учитывая то, что сегодня целью моего прихода в его школу бокса была отнюдь не отработка ударов, а лишь объяснения причины, почему я достаточно длительное время не буду посещать его занятия по боевой подготовке, то мне все-таки пришлось одеться во что-то более-менее спортивное и “ласкать” мешок боксерскими перчатками. Не стала проходить со всеми тренировку в режиме рваного ритма, а именно делать несколько резких отжиманий, прыгать на скакалке, ходить на корточках, бегать боком и спиной вперед. Нет. Пожалуй, от таких физических нагрузок теперь придется отказаться, пока это зерно внутри меня не выйдет наружу.
- Твою мать, Том! Я повторяю тебе, что не могу сегодня ничего делать. Я талдычу тебе об этом уже минут тридцать! - фыркнув в ответ на его недовольство по поводу моих слабых ударов и неправильно подобранной тактики ведения этого мини-боя, я бережно обнимаю грушу, сдувая мокрую челку, постоянно лезущую в глаза. Дышу шумно, пытаясь восстановить дыхание. Прислушиваюсь к своим внутренним ощущениям, пытаясь понять, все ли в порядке. Сейчас мне почему-то хочется завыть от всей этой безысходной ситуации с беременностью и невозможности работать в полную силу. И я не могу даже представить, что это будет продолжаться еще месяцев шесть. Не спятить бы.
– Да никого я не представляю! Только пытаюсь вспомнить, сколько сейчас дают за убийство копов. Не знаешь случайно? – я усмехнулась, без доли юмора в своем вопросе посмотрев на тренера. - Вчера какая-то дрянь вздумала обыскать мою машину на наличие запрещенных предметов. Нет, ну ты понимаешь вообще? Обыскать. Мою. Машину. Сука. – на этих словах моя правая рука, облаченная в перчатку, резко встретилась со снарядом. – Потом что-то вякнула о моих водительских правах. Клянусь, я еле сдержалась, чтобы не размазать ее мордашку о капот или первый попавшийся столб, - моя агрессия спала, когда я увидела появившуюся в зале Линду и махнула ей рукой в знак приветствия. Даже получилось натянуть на лицо улыбку и даже искреннюю. Я окинула взглядом помещение, где уже давно стеклась группа молодых парней, которые проходили общую тренировку под руководством пары других мужчин, имена которых я не удосужилась запомнить, но всегда приветственно улыбалась и перекидывалась парой-тройкой фраз, принимая какие-то действенные советы. Томас снова указал кивком на грушу, которую сильно обхватил, на что я закатила глаза, начав хаотично и как-то слишком уж непрофессионально колотить по ней, словно мстя кому-то невидимому за все испорченные нервы и вымещая всю злость, накопившиеся за последнее время.
- Поговорить надо… - только и успела произнести я. Хлопка от упавшей боксерской груши в углу помещения я не услышала, потому что следом раздался оглушительный взрыв, заставивший инстинктивно закрыть себя руками и пригнуться. Не успел затихнуть гул, как у меня над головой раздался звон выбитого стекла, а следом за этим чьи-то крепкие руки перехватили меня поперек туловища и рывком отбросили в сторону, закрывая от очага воспламенения. Только спустя несколько секунд я, все еще пребывая в сознании, но заторможенном состоянии, осознала, что уши заложило и все жуткие возгласы, призывающие хоть кого-нибудь помочь, доносились до меня сплошным бульканьем. Без возможности кому-либо помочь, я попыталась перевернуться, чувствуя, как сильно ломит плечо, на которое упала. Паника накрыла тут же: ребенок. Сердце чуть не остановилось, когда мозг понял, что произошло, и как это может сказаться на моем здоровье. Я не знала, куда деться: либо ползти, либо попытаться кричать и звать на помощь, не слыша саму себя. Я повернулась, глядя на того, кто укрыл меня от волны и ужаснулась, увидев тренера. Не понять, был ли он в сознании, но хотя бы один факт его травмирования был налицо – опаленная огнем спина. Руки затряслись. – Том! – крикнула я так громко, как только могла. Надеялась, что он откликнется. – Слышишь меня!? Том! – я зажмурила глаза от дыма, который заполнил все помещение, начала кашлять, затыкая руками уши, не понимая толком, что со мной происходит. Кажется, с улицы донесся звук сирены. Или это у меня в ушах до сих пор так звенело. Страшное чувство. Чувство безысходности.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-11-12 13:04:25)

+2

5

Взрыв неслабо всколыхнул мужчину, и главным сейчас было как можно больше и сильнее закрыть, уберечь Крис, что сжалась сейчас под ним.
Создалось такое впечатление, что Том практически потерял слух. Реальность доносилась до него как через плотный комок ваты или еще чего-то, чем слишком обильно забили его уши. Глаза часто моргали, пытаясь придти в чувство после этой яркой вспышки. Хоть Том и находился спиной к ней, все равно, отражение от чуть блестящей поверхности груши сделало свое дело. Все тело ломило, а спину так вообще жгло, непомерно, что осталось только сцепить зубы и практически обессилено рычать, мотая головой. Не самый лучший выход, но все же другого, менее болезненного и более умного, чтобы хоть как-то освободить свои уши от этого совершенно ненужного наполнителя австралиец придумать не мог. Опора на руках, чтобы не наваливаться своим телом на Кристину, но все же хоть как-то прикрыть ее собой, стоит, кажется, титанических усилий, ведь спина уже не просто болит, что ты можешь терпеть, сцепив зубы, а уже дошла до такой степени, что тебе орать от этого хочется.
Проморгавшись, стал подниматься на ноги, стараясь не наступить на Санчез. Слух постепенно восстанавливался и тренер начал слышать стоны и крики все отчетливей. Разгоняя руками пыль, сам от этого нечеловечески закричав, упал на колени, благо, на мат, и стало не так больно. Нашел Кристину, а рядом оказалась и Линда.
- Целые? Не оторвало ничего? – обе были засыпаны белой крошкой, видимо, от этого неслабого бума все осыпалось со стен и потолка. Главное, чтобы сами стены и потолок устояли.
На шатающихся ногах подошел к каждой из девушек, которые теперь жались друг к другу.
- Линда, я надеюсь на твою помощь сейчас, если ты можешь помочь, - прокашливаясь проговорил, шипя от боли в спине. Уже было такое впечатление, что там наживую сняли кожу. – Я принесу чемоданчик первой помощи, у меня он там спрятан, в кабинете… Джейн с ним здорово помогает нам… главное – добраться до него… - рук мужчина не поднимал, они практически безвольными плетьми висели вдоль его тела. – Погоди меня здесь и, если можешь, уже начинай просматривать раненых. Крис, - стиснув зубы, придвинулся к Санчез. – Прости своего глухого тренера. Надеюсь, ты не передумала мне чего-то сказать, - скрежеща зубами, поднял руку и погладил ее по щеке. Сквозь грязь проступила чистая кожа и Флетчер улыбнулся. – Мы справимся.
Позволив себе громко закричать, выпрямился, поведя плечами, заметил, что от нахлынувшей боли начала кружиться голова. Но он не мог позволить себе такой слабости, как упасть сейчас. Он должен просмотреть всех и все и быть уверенным, что больше ничего не произойдет.
-Кто цел? Есть кто? – из тридцати человек таких оказалось всего пять. Они на удивление быстро пробрались к нему через пелену пыли, Мэтт и четверо парнишек. Они тренировались у дальней стены и их, видимо, просто сбило с ног. – Вы наша опора сейчас. Срочно открывайте все окна, включайте вентиляцию, чтобы этого смога здесь не было. Помогайте парням, кому-то повезло меньше чем вам. Бахнуло неслабо и снаружи наверняка кто-то уже вызвал 911. Все, вперед, действуйте, я к себе в кабинет, - в горле першило от попавшей туда пыли, он еле-еле мог говорить от все усиливающейся боли. Сжав кулаки, отвлекаясь на мимолетную боль от ногтей по коже, отправился в свой кабинет. Нужно поставить в известность Агату. Это связано именно с мафией. Это все они, с их подачи.
От «дневной» деятельности Флетчера таких последствий быть не могло в принципе, да и конкуренты действовали бы менее изобретательно – киллер у подъезда, ножом в живот. И все. Надежно и дешево. И тихо. Нет, взрыв значил либо громогласное заявление о себе, либо намек на большие жертвы при покушении. Скорее всего, второе. Ведь две груши из пяти новых предназначались для верхнего зала. И были они с отдельными белыми бирками, чтобы не перепутать. И террористы их тоже не перепутали.
Лестница наконец была преодолена и с новым громким криком Том открыл дверь в свой кабинет, входя и не закрывая. Шум работающей на полную мощность вытяжки заглушил его практически визг, тогда он начал работать руками, открывая сейф и доставая чемоданчик Джейн, а потом набирая на своем мобильном смс Агате. Про то, что уже ведет переговоры с клиникой, которая почти согласилась провести ей операцию, Том еще не сказал.
«Взрыв в школе. Случайно внизу. Расчет явно был наверх. Бомба была в инвентаре. Оповести Семью, рассчитывали покалечить их. Шумиха нам не нужна. Скорая скоро будет здесь. Договоритесь с полиций. Приедь, посмотри место взрыва, как профи, пожалуйста.».
Про свое ранение умолчал намеренно, зная, что по отношению к нему Агата друг, и Том надеялся, что она будет беспокоиться о нем. Но чего ей было не занимать, так это профессионализма в работе и это было бы большой удачей, если бы она потом приехала и все здесь посмотрела.
Не закрыв дверей, начал спускаться с мобильным в кармане и чемоданчиком в руках. Пылю рассеялась под натиском свежего воздуха, и с высоты лестницы вполне можно было оглядеть ущерб. На месте взрыва зияла дыра в полу, вокруг валялись ошметки красной ткани. Надо же, в десятке шагов от нас с Крис… Пара тренажеров опрокинуто, видимо, взрывной волной, весь пол усыпан белой пылью со стен и потолка, будто сахарной пудрой пончик. Сгорела ближайшая к месту взрыва груша и край ринга. Все стены, слава Богу, целы и стоят. Все остальное лишь грязное и свороченное со своих мест. Легко отделались.
Чего не скажешь о людях. Человек восемь точно были тяжело ранены осколками, другие обожжены в разной степени, другие в меньшей степени ранены начинкой бомбы или тем , об что их бросило взрывом, как Линду. Вот она, уже с замотанной ногой, уже помогает первой бригаде скорой, которая приехала, увозить тяжелого в больницу.
Том оказался среди пятерых целых, шипя и скрежеща от своей боли, прямо рядом с Крис. И уже хорошо услышал ее тихий крик.
-Что? – недоумело покосился на нее и стоящих рядом парней.
- У тебя вместо спины месиво… - прошелестел Мэтт, явно собираясь с силами. Видимо, зрелище было не из приятных. Дотронуться до себя Тому было жутко больно – пощупать и повернуться посмотреть он не мог, но посмотрел на свои бока. Так болтались обгоревшие края его майки. Взгляд на Мэтта, тот, сглотнув, провел пальцем ровно по позвоночнику главного тренера, что чего Том закричал так громко, что на него все обернулись, а сам он стал оседать на пол, опираясь на руки поддерживающих его учеников. На пальцах Мэтта была копоть, белая пыль, кровь, кожа и сукровица. Скривив гримасу, оттолкнул от себя руку, пытаясь встать.
-Я в порядке. Парням помогите, а я… только обезболивающее дайте, - махнул рукой на подбежавшую сестричку, грузно грохнувшись на пол. Голос его был слабым, глаза немного закрывались, накатила дикая усталость, будто он провел беспрерывную пятичасовую тренировку. Но зато он сделал все, что мог. Сознание не покидало его, а лекарство, побежавшее в его вены из иголки и маленькой дырочки на руке придало спокойствия. Смерть от болевого шока уже не грозила.
-Крис, так что ты хотела мне сказать?

+2

6

Живы, в сознании, отлично. Когда вижу открытые глаза Крис и уверенный голос Тома, страх за их жизни пропадает и паника отступает, сменяясь холодным спокойствием. Послушно киваю, выслушав указания тренера, и удивляюсь его внезапному крику боли. Яя не вижу никаких повреждений, во всяком случае, не настолько серьезных, что бы заставить Флетчера кричать. Да, он бледен, есть ссадины и царапины, будут синяки, но подобные травмы для человека, пошедшего не через один бой, и не травмы вовсе. Но вот он поворачивается, направляясь  на помощь другим, а я вижу причину такой реакции. Его спина, точнее то, что осталось от спины, все красное, в ожогах, футболка чудесным образом испарилась и теперь висит рваными лохмотьями по бокам, открывая глазам одну большую рану.
- Том, стой! – только и кричу вслед, но тренер не слышит, уже поднимаясь по лестнице к кабинету, а мне остается только удивляться, как он до сих пор не потерял сознание.
- О, Черт! Врач, мне нужен врач! – резко оборачиваюсь на крик Санчес и недоуменно смотрю на подругу, почему-то обхватившую свой живот. В голове тут же появляется мысль, что ей прилетел осколок. Если это так и если это было что-то острое… Раны в живот всегда невероятно болезненные, с большой потерей крови, человек умирает медленно, в мучениях. Черт! Резко хватаю Крис и одергиваю ее руку, задирая футболку, но ничего не вижу. Все гладко, даже число, что удивительно, учитывая все еще не до конца улегшуюся пыль.
- Ты чего кричишь? С тобой все нормально. Пара синяков не считово или… - в голове появляется еще одна красочная картинка с торчащим штырем из бока или спины девушки. Они падали, а значит, могли налететь на… да на что угодно! Но очередной быстрый осмотр моментально откинул и эту версию. – Да что с тобой такое? – Я никогда еще не видела Санчес такой испуганной. Черт, да я вообще не могла себе представить ее со страхом в глазах. – Что произошло? – Крис нерешительно закусывает губу, а потом наклоняется к моему ушу и шепчет.
А вот тут уже появляется паника у меня. Точно такой же ужас в глазах и точно такие же трясущиеся руки на ее животе. Пальцы ощупывают каждый миллиметр, убеждая мозг, что все в порядке, но я не доверяю себе, не доверяю собственному врачебному опыту, который еще минуту назад казался вполне сносным, а теперь ничтожно малым.
- Как? Когда? Кто? – параллельно начинаю закидывать подругу бессмысленными вопросами. Пытаюсь понять, как она сама относится к такому положению дел. Блять, мы слишком молоды для такого дерьма! Не с нашей жизнью. Не с нашей Семьей. Черт! Черт! ЧЕРТ! Слышу сирену скорой, и облегченно вздыхаю. – Не важно. Потом. Я позову врачей и мы унесем тебя отсюда. Не вставай. Не шевелись. Сейчас все будет. – Срываюсь с места, нога отдается болью, но тут же отмечаю про себя, что уже могу на нее наступать, хотя звезды в глазах при каждом шаге никуда не исчезли. Решаю, что это будет моя фишка, и пробираюсь к одной из бригад.
- Там в завалах. Девушка… уф… нужна медицинская помощь. Срочно! – активно жестикулирую, указываю рукой в сторону Крис и тяну белый халат врача.
- Успокойтесь. Мы осмотрим всех, в том числе и вас, - говорит врач, намереваясь усадить меня и осуществить свою угрозу.
- Сначала ее! Я сама могу о себе позаботится. Линда Фортуно, интерн хирургического отделения. Дайте мне пару бинтов и все буде в порядке. Идите к девушке. Немедленно! – последнее произношу натурально приказным тоном. Кажется, до медбрата таки доходит и он удаляется в нужном мне направлении. Сама залезаю в машину, нахожу все необходимое и быстро делаю себе перевязку. Выглядываю наружу и удовлетворенно выдыхаю, увидев, что Санчес бережно несут на носилках. Теперь ей займутся профессионалы.
Успокоившись за судьбу подруги, вкалываю себе новокаин и отправляюсь на помощь другим пострадавшим, пытаясь глазами найти вторую свою заботу, а именно Тома. Пара секунд поисков и нахожу его направляющимся к Крис. Замечаю все еще не обработанную спину и благодарю свой мозг за сообразительность и решение ограбить машину скорой. Набираю еще один шприц новокаином и несусь, ели мое медленное прихрамывание можно так назвать, к Флетчеру.
-Крис, так что ты хотела мне сказать?
- Что сейчас тебе будет больно, - отвечаю за Санчес и вкалываю обезболивающее тренеру. – Подожди, скоро попустит, а пока садись и не рыпайся. Тебя надо обработать.

+3

7

Ну почему я всегда оказываюсь не в том месте и не в то время? Чего мне сегодня не лежалось дома в мягкой теплой постельке или хотя бы не приспичило в голову заехать в мастерскую к Алексе? Да хрен тебе, Санчес! Размечталась о кренделях небесных! Меня, “везучую” сам черт отправил в школу бокса к Флетчеру, чтобы сейчас валяться на мате с вывихнутым плечом и едва не пробитой башкой в окружении орущих от боли и паники людей. Держу пари, сейчас еще и корреспонденты вкупе с копами съедутся на горяченькое, а я даже задницы, в отличие от некоторых, оторвать от пола не могу, чтобы слинять отсюда и избежать разговора и с первыми, и со вторыми, пускай и в качестве потерпевшей. Да что там, я боюсь лишний раз пошевелиться, просто-напросто боясь причинить вред своему ребенку. Я впервые так боюсь. Меня охватывает сильнейшая и совсем не свойственная мне паника. И несмотря на то, что я не чувствую резкой боли и текущей крови, как тогда в мае одиннадцатого года на парковке из-за ножевого ранения в живот, сейчас я все равно кричу что-то непонятное самой себе, но пытаюсь просить помощи, которая многим другим пострадавшим от взрыва нужна больше, чем мне. Мне страшно снова потерять его из-за каких-то ублюдков. Это несправедливо. Я не хочу. На какие-то секунды я теряю слух, затыкая ладонями уши, и зажмуриваюсь, чувствуя на лице засохшую известочную корку.
После непродолжительных громких выкриков и зова врачей, которых я, казалось, и сама не слышала на фоне шума и стонов пострадавших, отдававших в голове общим невыносимым гулом, ко мне подползает Линда, отнимая мои руки, которыми я уже оказывается давно обхватывала живот, инстинктивно пытаясь дать защиту тому, что у меня внутри. Девушка бегло осматривает меня, непонимающе смотрит, не видя никаких повреждений, за исключением пары ссадин после неудачного приземления и отрекошетивших осколков, из-за этого-то мне и приходится помешкать с секунды две, а потом шепнуть на ухо причину моей паники: - Я беременна. – после чего глаза Фортуно моментально округляются, словно вся моя паника через сказанное передалась ей, трясущиеся руки снова ощупывают меня, а с ее губ слетают совсем ненужные сейчас вопросы, на которые я все равно не даю ответа. Не надо так на меня смотреть, будто я сама знаю, как так могло получится при моем ранее поставленном диагнозе. Пытаюсь приподняться и чувствую боль во всем теле, которая скорее всего появилась лишь от внезапного сильного падения, но мой мозг понимает это совсем иначе, бросая в голову ужасные мысли о том, что все очень плохо и я в ближайшие часы снова попаду под нож к акушеру-гинекологу. Линда запрещает мне всякое лишнее движение, срываясь с места и наплевав на свои травмы.
Стоит отдать подруге должное, да и Томасу тоже. Уверена, не накрой бы он меня своим телом – я могла быть обожжена с головы до ног так же, как и его спина сейчас. И тогда бы точно врачей было звать поздно. К моему удивлению, Флетчер держится слишком стойко. Любой другой раненный на его месте уже бы упал и выл от сильных ожогов, а этот мужчина сжимает зубы так, что еще чуть-чуть, и они точно покинут его челюсть. Но его стойкость заканчивается, стоит ему только оказаться возле меня, осесть на свои колени и заорать во всю глотку от пронизывающей боли. Я вижу, как сильно его пальцы сжимают мат и вместе с ним переживаю этот ужас, наблюдая за тем, как Фортуно вкалывает ему обезболивающее.
- Все слишком плохо? - осторожно спрашиваю я у подруги, кивая на нашего тренера и игнорируя идиотские вопросы Тома, которому сейчас не разговор нужен, а срочная обработка ожоговых ран.
Я зажмуриваюсь. С детства не переношу вида уколов, хотя столкнись с ними сама, с легкостью поставлю – спасибо военной службе. Отворачиваюсь от невозможности слышать эти крики, закашливаюсь от пыли и дыма, из-за чего из глаз льется соленая вода, когда ко мне подбегает один из врачей. – Меня надо в больницу! – резко выпаливаю я сразу же, пока женщина не начала задавать вопросов о моих болевых симптомах и осматривать на предмет повреждений.
- Срок? – от ее внезапного и попадающего прямо в цель вопроса прихожу в легкое замешательство, из-за чего она переспрашивает снова, только более громко и нервно. - Сколько недель?
– Десять, - вынуждена ответить я, после чего лишь молча наблюдаю за ее местным осмотром. Нервно сглатываю возникший в глотке ком от ее громкого возгласа в сторону своего коллеги “Сэм, давай сюда носилки и в больницу ее”. - Нет, я могу сама, - я предпринимаю попытку поднять самой, но меня останавливают женские руки и однозначно отрицательный кивок головы с осуждающим взглядом зеленых глаз. Почему-то эта фраза заставляет затрястись меня еще больше, хотя я еще не догадываюсь, что меня просто отвезут в клинику, детально осмотрят, поставят пару капельниц, скажут, что все хорошо, и отпустят домой с условием соблюдать постельный режим. Сейчас я этого не знаю, поэтому боюсь и ожидаю того самого неизвестного мне Сэма, повернув голову к Линде и Тому, состояние которого оставляет желать лучшего.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-12-08 19:50:17)

+1

8

Обезболивающее, что вколола Линда, начало действовать не сразу, да и Том был уверен, что полного облегчения хотя бы на пару долей секунды он не получит, пока месиво, что сейчас было на поверхности его спины, не исчезнет бесследно.
-Ох, черт, а я думал, меня сейчас пощекочет, - чуть запоздало прокомментировал Линдину инициативу, уже когда она уже вытащила иглу из его предплечья, накрыв ее ватным диском. Ему казалось, что на место прокола даже кровь не пошла, ведь вся она начала вытекать из его тела сквозь разодранную в хлам спину.
-Снимите с меня эти тряпки… Ах…х*еть… - грузно шмякнулся на пятую точку, когда оказался окружен людьми во врачебной форме, так напоминающей ему пижамы. Сознание телеграфировало телу, что оно уже вполне так вне опасности, так что можно уже и немного отвалиться в обморок.
Но упасть сейчас в обморок означало подписаться в своей немощности и выпирающей на свет беспомощности. Нет, он и так уже достаточно уронил себя в глазах своих учеников своими орами и оседаниями на пол. Стыдно… но очень больно. Никогда бы и не подумал бы сам Флетчер, что у него, прошедшего порядком увечий, пару переломов и прочее, может быть такой низкий болевой порог. И не может у него быть там все серьезно. Ну, обожгло. Ну, пусть хорошо обожгло. То, что сожгло на нем майку, так это ровным счетом ничего не значит. Просто ткань то хлопчато-бумажная, легкая, тонкая, еще и с мелкую дырочку, так что это далеко не показатель. А то, что сгорела она именно на нем, это, да, могло прибавить к его ущербу еще кое-что…
Но больше всего его сейчас занимало то, каким образом в этой чертовой, как казалось, безобидной груше, обычном инвентаре любого спортивного зала, оказалась эта блядская бомба. То, что конкретно это было нацелено на тренировку группы солдат мафии, или, еще хуже, какого-либо из боссов или капо, тут вообще даже гадать не нужно. Но вопрос – в чем же тот косяк, что заставил это чертово устройство взорваться и раскурочить его зал??  Почему же не взорвалась при транспортировке? Значит, заложили ее уже в зале. Значит, во взрыве виноват сам Том? Виноват, что трое из основных его бойцов парней оказались сейчас на носилках и в больнице, непонятно на какой срок? В том, что Линда сейчас бегает по залу и посильно пытается помогать прибывающим медикам, а Крис… оглядев девушку, Том просто остолбенел. Она обнимала свой живот, но не как от боли, а в жесте защиты. Черт… не мог догадаться раньше…
Когда ее начали грузить на носилки, проводил взглядом, полным сожаления, громко шепча:
-Поздравляю… молодец… извини. Удачи, - закрыл глаза, давая себе небольшой отдых, опустил голову на колени, согнувшись. Спина уже не так сильно болела, начиная пощипывать и чуть даже стягивать. Черти что, заживает, что, как на собаке?? Ну и ладно… тем лучше…
Отгородившись от реальности за закрытыми веками, попал в плен своих мыслей, которые упорно винили его во всем произошедшем. И он не особо-то и отнекивался. А кто еще мог быть виноват? Только те, кто заложил эту бомбу. А Том виноват, что допустил это. Прошляпил безопасность свою и своей работы, почему-то пребывая в уверенности, что эта не особо приятная особенность связи с криминальной семьей его никогда не коснется. Ох, оказывается, насколько ошибался…
Агата поможет… Не оставит… поговорим с Гвидо… эти возьмутся… разрулим… черт, больно…
Резко открыть глаза и зажмуриться от яркого света, ударившего в очи, Тома заставил знакомый женский голос. Поднимая голову в сторону источника, увидел прорывающуюся сквозь медицинский кордон Джейн. Джейн??
С трудом поднимаясь с пола, опираясь на Мэтта, выпрямился, издав шипение, достойное самой настоящей кобры, поймал ее за плечи, не давая обнять себя, чтобы не почувствовала всю его увечность.
-Спокойно, только не плачь, не истери, я цел. Честно, - говорил сквозь зубы, смотря ей в глаза, прямо чувствуя, как по спине побежала одинокая струйка. – Успокойся, родная, все хорошо, - чуть свободнее сказал, наклоняясь к ней, лоб в лоб прикасаясь, не сдержал стона боли. – Выкарабкаемся… - чмокнул ее в нос. – Не смотри, там страшновато… - улыбнулся, добро смотря на нее, обнимая ее лицо ладонями, большими пальцами вытирал катившиеся из ее глаз слезы. – Не плачь, все обойдется.

+1

9

Дежурство выдалось легким, если можно так сказать. Ее не дергали в операционную, скорые не подвозили больных со скоростью три человека в секунду, небо голубое, а значит все просто замечательно. Джейн сидела в своем кабинете, заполняя карты пациентов, сортируя их по эпикризу, а внутри по степени тяжести. Сегодня она планировала сделать первое УЗИ, пройти несколько анализов для успокоения души Тома, который оберегал ее едва ли не от чиха, готовый носить ее на руках от счастья. Джейн собиралась сделать первое фото их маленького головастика, подразнить мужчину этим, который ждал когда будут ручки и ножки видно. Посмотрев на часы, девушка взяв заполненные карты, вышла из кабинета. За приемной стойкой стояли две медицинские сестры, одна из которых всегда работала под началом Джейн. Они даже старались смены брать вместе.
- Рейчел, я тут все расписала, раскидаешь по палатам, и вот этим, - протянула три карты отдельно, - сама сделаешь мои назначения. Я прошу тебя об этом.
- Джейн, все будет сделано. Тебе вредно нервничать, и да, иди, тебя ждет Алекс, - подмигнув, женщина ушла.
Ну вот, уже что все знают, что я беременна?! Взлохматив копну волос, Марано пошла к лифту, откуда на третий этаж. Помахав в знак приветствия врачам, она постучала в кабинет, за дверью которого раздалось
- Входи наша будущая мамочка.
Джейн, распахнув дверь, в шутку грозно уставилась на врача, который довольный сидел на высоком стуле, рукой приглашая ее на кушетку.
- Алекс, ты обожаешь паясничать. Уже вся больница, наверное, знает, что я сегодня делаю УЗИ. Да?
Увидев утвердительный кивок, простонав, девушка легла на холодную кровать, спуская штаны, оголяя слегка выпирающий животик. Холодный гель, аккуратно размазанный по ее коже, тут же был забыт ею, что вызвал дрожь, когда она увидела свое маленькое чудо на мониторе компьютера. Осознание того, что в тебе живет человечек ни с чем не сравнимо. Прикрыв рукой рот, Джейн старалась не дышать, не плакать от счастья, но когда она услышала сердцебиение, такое отдаленное, слабое, но уверенное, девушка разрыдалась. Глубоко дыша, Джейн пыталась привести себя в порядок. Алекс положив голову на кулак откровенно смеялся над ней.
Дверь открылась, и в кабинет вошел Майкл, лицо которого было мрачнее тучи.
- Джейн, понимаешь…, - парень второй раз в жизни собирался сообщить Джейн худшую новость в ее жизни. – В четырех кварталах отсюда, прогремел взрыв. В школе бокса.
Девушка вскочила на ноги, едва не падая от плывущего перед глазами силуэта друга. Опять. Нет! не может быть такого!
- Том…, - задыхаясь, проговорила она.
- Не знаю.
Уже громче и требовательнее, со злостью и умалением во взгляде, Джейн едва ли не прокричала:
- Том!
Дожидаться ответа стало глупо, и рванув дверь на себя, она уже бежала на улицу, в мыслях твердя Том Том Том. Держа руками стетоскоп, Марано выскочила на улицу. Невидящим взглядом, будто ничего и никого сейчас вокруг нее не существовало, она побежала в сторону школы Тома. Из-за угла показалась машина скорой помощи, направляющаяся в ту сторону. Джейн бежала, расталкивая всех локтями. Светофоры при ее приближении к переходу, сменялись на зеленый, пропуская Джейн дальше.
Завернув за угол, девушка увидела машины и скопление зевак плотной стеной обступивших вход внутрь. Джейн пробиралась сквозь толпу, была остановлена молодым парнем в костюме врача. Посмотрев на него, девушка отодвинула молодого человека в сторону, вырываясь из кольца людей. Уже пролезая по осколкам, Марано окликнула тех, кто находился в помещении:
- Том! Флетчер!
Поднимая глаза, она увидела как он поднялся не без помощи. Казалось, силы ее начали покидать, видя, что он жив. Джейн бежала, время будто остановилось, слишком долго ей чудилось она преодолела расстояние между ними. Вытирая глаза, размазывая тушь по лицу, девушка готова была целовать его всего, убеждаясь, что Том цел и невредим, что не верит глазам, а поверит губам своим.
- Милый, ты жив. Господи!
Джейн целовала его руки, не сводя глаз с лица мужчины. Она пальцами прошлась по его лицу, спускаясь на руки, тело. Видя, что ее прикосновения вызывают в нем боль, она потянулась к его губам, оставляя нежный поцелуй, смешанный с ее слезами.
- Я посмотрю. Присядь. Мне нужно посмотреть. Том, прошу. Хуже мне уже не станет. Главное что ты жив. Я так испугалась.
Опуская Тома на стул, зашла за его спину. Она видела многое в жизни, но то что сейчас, да еще на ее любимом мужчине, Джейн едва не зарыдала в голос, нервно закусила губу, больно сжимая ее зубами. Глубоко вздохнув пару раз, встряхнув руками, Марано попыталась включить в себе врача, отключая любящую женщину.

+1

10

То, что она вряд ли послушает его, было вполне ожидаемо, и он даже не пытался ей препятствовать. Покорно дал себя усадить для осмотра, снова грузно плюхнувшись, ибо силушек набираться ему только предстоит, мышцы просто сковала слабость расслабления и спокойствия. Теперь, когда рядом Джейн, и она сама взялась за его осмотр и явно будущее лечение, можно было не сомневаться за себя, любимого. Шутить пока получалось только в мыслях, потому что от начавшегося ощупывания пришлось стиснуть зубы и стараться даже не шипеть от боли – спугнуть Джейн совершенно ни к чему, она и так вся трясется. Еще и ее обморока здесь для полной картины нехватало. Это еще том не знает, что творится в ее душе, да и даже хотя бы на лице. И хорошо.
Усталым взглядом обозревал он свой любимый зал, сове детище, которое кто-то посмел своими корявыми руками изуродовать. Дыра в полу, медики, синимы всполохами мелькающие между народом, расположенным на полу. Краем уха прислушивался к разговорам, что все живы, повреждения не серьезные у большинства, в основном осколки и кровь из ушей от поднявшегося грохота. Видел, как и Линду под руку увели из зала, да и весь народ начал уже приходить в себя, подходя к нему, справляться о его самочувствии. Он здесь остался самый тяжелораненый.
-Все хорошо, парни, отставить волнение, дырку залатаем, снова встанем и покажем им всем, чего стоят боксеры школы Флетчера! – победоносно вздернул руку, от чего сам рыкнул от боли и одновременно с этим получил увесистый подзатыльник от Джейн, явно помешав ей что-то там творить со своей спиной.
-Все, все, умолкаю, - ответил он ее гневному лицу, вынырнувшему из-за его плеча, под общий гогот окружающих их парней. Хоть как-то атмосфера стала разряжаться. Выдохнув про себя, жестом попросил Джейн замереть на мгновение, опираясь на руку Мэтта, стоящего рядом, встал и обратился к парням:
- Вы все молодцы и вам чертовски сегодня повезло. Обещаю, что во всем разберусь. А пока, давайте все по домам. Если что-то со здоровьем не так – сразу бегом в больничку, узнаю, что запустили себя и не выйдете мне на соревнования – лично попридушу всех к какой-то там матери. Всем ясно, цыплятки? – с ухмылкой закончил, провожая мальчишек взглядом до дверей. Тренировка была у основной группы 17-18 лет, вес уже возмужавшие юноши, но по мыслям все равно мальчишки, сегодня стоически выдержавшие этот удар, за что Том был особенно горд и очень сильно волновался за самочувствие своих воспитанников.
-И ты иди, друг. Тебе отдельное спасибо, - пожал крепкую руку, на этот раз аккуратно садясь на свое место. – И ты иди, я свяжусь с тобой. Спасибо еще раз, - дальнейших слов не было нужно, старые друзья и так все поняли, и через минуту в большом опустевшем зале остались они вдвоем. Из звуков было только бормотание  Джейн и шипение Тома. Спина начала чесаться, что говорило о заживлении. Все же так уж и плохо.
-Спасибо тебе за твои золотые руки, - когда она закончила, повернулся к ней лицом, поцеловав каждый пальчик на руках. – Поехали домой, я тебя отвезу. А, нет, ко мне должен…э… придти эксперт, да, эксперт, чтобы оценить ущерб. Откладывать нельзя, никак, - поцеловал ее в лоб, обнимая за плечи.
-Все будет так, как ты скажешь, - выслушав все ее гневное мнение о ситуации, проводив до дверей на улицу, остановившись на пороге. – Но сейчас я останусь здесь, подожду того человека, сделаю с ним дела, а потом, да, на такси приеду домой. Там и встретимся, родная, -нежно поцеловал ее, провожая в сумерки, набирая смс Агате: «Я жду тебя, поторопись, прошу».

+1

11

Осмотрев повреждения кожи, огляделась по сторонам в поисках сама не знала чего. Едва начавшая подниматься в ней истерика, тут же была задавлена самой Джейн, едва она увидела свой чемоданчик. На ватных ногах подойдя к нему, посмотрела, не все ли оттуда взяли. Бинты были слишком малого размера, чтобы можно было прикрыть столь обширную площадь поражения спины мужчины, но у девушки не было выбора. Том должен был как-то доехать до дома, а там она его обработает по новой. Понимая, что в этих условиях ей не найти перекиси, достала оставшиеся бутылки физрасствора и перекиси, подойдя к мужчине, обработав ножницы в спирту, стала нежно срезать края кожи, которая кое-где висела, начиная приклеиваться, что могло вызвать заражение. Отклонив голову, чтобы ее слезы не попали на рану Тома, втянула в себя шумно воздух, успокаивая, что Флетчер жив, что они справятся вместе.
Забурчав на Тома, что тот мешает ей, легонько стукнула его по затылку, чем вызвала смех у находившихся рядом учеников Тома. как же, самого Грома «побила» женщина. Улыбка слегка освятила ее лицо от услышанного смеха. Казалось, жизнь возвращается и в это разрушенное здание, давая надежду на лучшее, веру в то, что все будет хорошо. Увидев, что том просит ее остановиться, подняла руки вверх в ожидании, когда тот подбодрит ребят и с улыбкой проводит тех домой, обещая скорого восстановления зала, и начала тренировок.
Подождав, когда Том сядет обратно, она облила его спину перекисью, видя, как шипит рана, тампонами стерильными промокнула сукровицу, которую смывала прозрачная жидкость. Нарезала пятислойные салфетки из бинтов, второй раз промыла спину раствором, наложила бинты, скрепляя их антиаллергенным пластырем, чтобы все продержалось до дома.
- Том, наденешь легкую свободную куртку, не застегивая. Прошу, не шевели много плечами, чтобы повязки остались на месте. Я с работы привезу лекарств и стерильного материала. Сразу домой. Я буду ждать. Том прошу, домой!
Она готова была его умолять забыть о браваде, чтобы не повредил себе еще больше.
Устало прижавшись к его груди, готовая опять разреветься, чувствуя его крепкие руки на своих плечах, его нежный поцелуй в лоб.
- Я на работу сейчас, дойду потихоньку. Но, - она сверкнула на него глазами, - ты будешь меня слушать! Я не стану с тобой спорить. Либо слушаешь меня, либо я тебя отправлю в больницу.
Получив заверение в том, что он будет ее пай-мальчиком, дала себя проводить до двери. Нежно поцеловав его в ответ, вышла на улицу, не стала оборачиваться, чтобы не видеть разрушений.
Один день может перевернуть в жизни все…

+1

12

Этой ночью, когда дети ходят по домам, ставя ультиматум "сладости или жизнь", мы с Марго совершили возмездие. С предательницей, которая намеревалась вернуть власть, покончено. И, казалось бы, мне должно было стать легче? Но нет. Нисколько. Только ядовитее мысли плыли в моей голове, оплакивая всех тех, кто не выжил. Кто умер на этой войне. Войне за что? За деньги, за власть, за авторитет, за страх.
Прекрасно зная, что уснуть мне удастся, так как мысли-демоны роились в голове, я съела таблетку снотворного и уснула где-то под утро, когда добралась до квартиры.
И я планировала проспать весь день, срывая к чертям свой режим, но интуиция (коей я не доверяла) разбудила меня. Так как до меня в последнее время трудно достучаться из-за глухоты, я первым делом глянула телефон на предмет звонков (кто наивно полагает, что глухая им ответит) и на предмет смс. На телефоне было 5 непринятых. Одно сообщение от Джозефа, другие два от оператора сотовой связи, и еще два от Флетчера. Я несколько раз матюгнулась, рывком встала с кровати, ощущая легкое головокружение и секундную потерю в пространстве.
Кинула смс Джозефу, чтоб в спешке приехал ко мне, и зная, что у меня есть минут 20, отправилась в душ и одеваться.
- Езжай к Флетчеру в "Knock-down" - дала указание я Клинтону, занимая место на пассажирском сидении. В дороге еще достала телефон, перечитывая сообщение. Черт! Дважды черт! Во-первых, нападение на солдат. Очередной геморрой нам не нужен. Я, конечно, могла предположить, что это последний "подарочек" Донато. Или не последний? Тогда это значит, что, обрубив гидре голову, мы не лишили ее жизни. А второе, что обеспокоило меня, что Томас спалился в сообщении, ведь телефоны так легко прослушать. А мой так вообще, наверно, давно взят под контроль еще агентами ФБР после связи с Фоксом. На всякий случай удалила сообщение, хоть и знала, что это ничем не поможет.
- Что стряслось? Выглядишь взволнованной? - спросил меня Клинтон, когда мы стояли на светофоре, развернувшись ко мне корпусом, чтоб я могла прочесть слова по губам. Но вместо ответа я мотнула головой, делая вид, что не поняла его вопросов. Просто я не знала какой ответ дать. Что будет правильным? Что я не выспалась или что действительно нервы шалят?
Мы подъехали к школе.
- Жди меня в машине - попросила я Джозефа, а сама вылетела из автомобиля, перебежала через улицу и скрылась за дверью здания, едва не столкнувшись нос к носу с какой-то женщиной. Но на нее я не обратила внимание, спеша узнать размер бедствия.
- Том! - я громко, как мне казалось, позвала мужчину, заходя в зал.
Еще не улеглась пыль и в зале словно стоял едва ощутимый туман. Я сразу же почувствовала запах гари, обоняние сейчас у меня было лучше волка. Бросила взгляд на ринг и то место, где и слепой увидит следы взрыва.
Проклятье. Я зло выдохнула, кусая губы. Мне надо собраться. Вряд ли Томас позвал меня сюда, чтобы я охала, да, ахала. Первым делом нельзя допустить сюда полицию. Хотя, наверно, уже все знают о взрыве, судя по количеству врачей и пострадавших. Значит, расследования не избежать, а вместе с ним не избежать и подкапывания под школу. А там уже и до Семьи добраться надо. Придется платить, чтоб это дело закрыли и списали взрыв на просроченный газовый баллон.
- Привет. Что произошло? Как ты? - вопросов у меня была уйма, начиная от состояния самого тренера, заканчивая какого черта он это допустил. Ведь это его оплошность, недоработка, раз посторонний человек может проникнуть в зал и оставить здесь бомбу.
Чтож, сейчас мне придется следить за каждым словом Томаса.
- На улице ждет мой человек. Я позову его, чтобы он, в случае моего невнимания, мог потом мне все пересказать. - я опустила глаза к телефону, отправляя смс-ку с просьбой присоединиться ко мне.
- Mierda (*Дерьмо) - не удержалась я в сквернословии на испанском и провела рукой по волосам.

+1

13

Не успел и проводить взглядом Джейн, чтобы убедиться, что она успешно начала свой путь до работы, чуть отступив в глубину зала, ведь ее прекрасно было видно, как практически над ухом громогласно прозвучало его имя, и сквозь тонкую пелену пыли в воздухе он увидел силуэт той, которую очень, даже слишком сильно, чем нужно, ждал сейчас.
-Я здесь, Агата, не кричи, - подошел к ней, собираясь повторить все это, но по ее виду понял, что она услышала все, что он сказал. Оказавшись рядом с ней, просто пожирал ее взглядом. Именно ее уверенного взгляда и властного голоса ему нехватало сейчас, в тот самый момент, когда он храбрился для своей женщины, чтобы не усилить ее истерику, даже боясь думать, что будет дальше с ними, что придется перенести. А в этот момент, стоя близко к своей Бобмочке, сам как-то стал успокаиваться. Я же Гром. Да, после молнии всегда, но не значит, что не могу всколыхнуть.
-Да, конечно, как тебе удобно, - ожидая вместе с ней, собрался взять ее за руку, чтобы отвести к месту взрыва. Где еще, как не там, начинать мозги ломать.
-Со мной все в порядке, - начал было оптимистично, но, пока тянул ей руку для пожатия, сжал губы в нитку, чуть закрыл глаза и утробно рыкнул. После обработки там все начало чесаться уже всерьез, но и при любом движении появлялась боль. – Почти. Как я понял, волной спину обожгло, - похвастал ей замотанной спиной. – Майка сгорела целиком. Здесь были еще Крис и Линда. Крис закрыл я, и получил по первое число. У нее вроде только ушибы, больше ничего серьезного быть не должно. А Линда хромает. Два моих парня с ожогами в больнице, все остальные целые, но в шоке, - пошли до дырки в полу. Плотность воздуха не позволяла видеть слишком много и далеко, поэтому Том держался рядом с Агатой, стараясь говорить, четко артикулируя каждое слово, и чтобы она видела его губы. Даже не заметил, как за ее спиной появился пока безмолвный помощник. – Вот, бахнуло здесь. Новые груши. Сюда и наверх. Лежали в пирамиде, чтобы удобнее было. Вон, целые еще в углу валяются. Отбросило, наверное, - указал на ошметки ткани на полу и на оставшиеся три целых груши, в беспорядке раскиданные вокруг эпицентра. – Те, что наверх, были с маркировкой. Вон, как та, самая ближняя к тебе. С синей полоской. И вон, еще половина порванной лежит. Агата, я уверен, что это все было нацелено на солдат. Я обычный тренер, бывший спортсмен, давно не веду профессиональную карьеру, меня лично никогда не подкупали. Ну, пусть не никогда, но денег я за свои бои не брал и никогда не ложился. Чего не позволяю делать и своим парням. Мы выходим пока не на слишком значимые турниры, чтобы так выводить из строя группу бойцов, - выделив «так», смотрел ей в глаза. – Если конкретно нацелено было бы на меня, то вряд ли бы раздували до взрыва, согласись. Испортили бы машину, нож, яд, пуля, что угодно, но не зал! – эмоционально вскинул руки, заорав от боли, представив, как ему влетит от Джейн. – Это касается Семьи. Ты меня прекрасно знаешь, свою задницу я бы так прикрывать не стал. Целились в них. Если не в солдат, так значит, в верхушку. Ты прекрасно знаешь о личных тренировках. А это еще хуже. Я дам любые деньги, чтобы перед властями все это замять, но в этом нужно разобраться, - сгруппировался стоя, пытаясь хоть как-то унять боль в спине, да и уже во всем теле, только глазами наблюдая за ее движениями, готовясь слушать ее.

+1

14

Томас продемонстрировал свою спину и я, склонив голову, взглянула на бинты. Раз Флэтчер стоял на ногах и даже мог ходить, значит все лучше, чем стоило опасаться. Он назвал еще несколько имен, рассказав об их состоянии. Кто именно я не поняла, но зато знала, что обошлось без смертей. Это хорошо, если бы здесь были погибшие, тогда откупиться не получится. Хотя, я еще не уверенна, получится ли и сейчас.
С левого боку от меня подошел Джозеф, держа руки в карманы. Он сейчас впитывал информацию, внимательно слушал, чтобы потом пересказать мне еще раз то, что я могу не понять.
Том указывал то на место взрыва, то на боксерские груши, заставляя меня крутить головой и пытаться понять суть дела. Примерную схему в голове я уже нарисовала, чтобы было от чего отталкиваться.
Перевожу взгляд на Клинтона: - Вызови несколько парней со склада, пусть заберут все боксерские груши. – отдала я распоряжение. Нужно будет многое проверить, в том числе и старые груши. В моей голове даже успела мелькнуть мысль, что, возможно, сработали не все устройства, и нас ждет еще одно потрясение.
Пока мой помощник отошел звонить, я вернулась к разговору с Томасом.
– Это касается Семьи. Ты меня прекрасно знаешь, свою задницу я бы так прикрывать не стал. Целились в них. Если не в солдат, так значит, в верхушку.
- Верхушка? – переспросила я. Насколько я знаю, никто из капитанов или их помощников не занимаются тренировками, им это просто не к чему. А вот их охрана – вполне может быть, о чем мне неизвестно.
- Верхушка вряд ли, нет, это к ним не имеет отношение. – хотели бы подобраться ближе к команде, то заминировали бы клуб или автомобиль. Но здесь была речь в другом. И несмотря на то, что Флэтчер отрицал свою причастность, громогласно утверждая, что он никому не нужен, я взяла это под сомнение. Солдаты нужны еще меньше – простые шестерки. А вот добраться до тренера… Но кому и зачем? Логичнее было бы убрать человека, занимающегося оружием, чтобы лишить Семью на некоторое время вооружения. Хотя, моя очередь уже была… пол месяца назад.
- Хорошо, я тебя поняла – кажется – Сядь – попросила я мужчину, собираясь положить руку ему на плечо, но решила, что это отзовется ему новой болью.
- Полиции скажем, что взорвался баллон. Заплатим денег за нарушение техники безопасности и за то, чтоб не проводили расследование. А по поводу кто это сделал и зачем… - я поднесла руку к подбородку. – Бухгалтерия у тебя здесь храниться? Пойдем в твой кабинет, я сниму копии с некоторых документов. – надо проверить все организации, с которыми школа бокса сотрудничает: кому должна и кто должен ей. Но особенно меня интересовал момент, кто является поставщиком всех инструментов, используемых в зале.
- Заодно выпьем. Тебе вкололи обезболивающее? – я не стала дожидаться ответа, глянув на Джозефа и кивая ему, чтобы он подождал меня в машине. Парень понимал без слов, за что я ни разу не жалела, что взяла его в качестве своих «ушей».
- Как давно произошел взрыв? - спросила я, чтобы прикинуть когда прибудет полиция. Эти блюстители порядка реагируют всегда шустро, странно, что сейчас их не видно здесь.

+1

15

Слова Агаты немного сбили Тома с толку, и он поспешил ответить подруге:
-А ты разве не знаешь, что у меня не только группы бойцов занимаются, но и члены семьи с индивидуальными тренировками? – встал напротив нее, произнося четко, чтобы ей все было ясно. – Здесь довольно часто бывает Маргарита, Винцензо… Не сбрасывай эту версию со счетов так быстро. Все, как и всегда, вряд ли окажется слишком просто…
-Да, как скажешь, полностью доверяю тебе, Агата, - присел рядом с ней на скамейку, отставленную в сторону. – А пройдет ли этот номер? Дырка в полу практически вблизи середины спортивного зала, где газовому баллону и быть-то не особо положено… Ох, - закрыл лицо руками, разминая его, потирая глаза. – Я согласен на любой вариант и сумму, которую скажешь… лишь бы избавиться от этого кошмара. Черт, а ведь могли пострадать мои парни, которые к этому не имеют никакого отношения… - опустил локти на колени, наклонившись вперед телом, зашипев от боли. Джейн точно убьет меня. Без сомнений.
-Все в моем кабинете, да. Моя отдельно, касающаяся Семьи отдельно. Что-то последнее время стало тяжко мне с этим всем справляться, нужно нанять бухгалтера… Да, как скажешь, - поднимаясь по лестнице вверх к своему кабинету, по привычке поддерживал ее руку, как мужчина, хотя боль в спине была уже не такой сильной, но все же порядочно ощутимой и немного ему мешала. На город наступала ночь, похолодало, и Том начал передергивать плечами.
Открыв дверь, первым делом пропустил вперед Агату, зашел сам и надел олимпийку, застегнув на замок, заорав так, что сразу поймал на себе ее взгляд.
-Все нормально. Сейчас пройдет, - на лице появилось выражение явного страдания, но дальше показывать, что может быть больнее, Том не стал. Подошел к своему рабочему месту, открыл ящик стола, доставая кипу бумаг, протянув Агате.
-Так,  вот, это договор купли-продажи здания, там все про риэлтора, который этим занимался. Зал я покупал сразу за полную сумму, без процентов, кредитов и прочего. Вот, договора на работу обслуживающего персонала, сводка их расчеток, месячная, за последний год, потом… вот, база, где я заказываю инвентарь. Все, реквизиты, контакты… - протянул ей самый важный листок. Думать можно было только на них. Но и исключать того, что бомба могла попасть при транспортировке со склада в зал, было нельзя. –О, нет, погоди… это старая… Сейчас мне посоветовали новую компанию, в ней заказ делал. Китайская, - за новой порцией бумаг полез в сейф, который был мало кому заметен и содержал информацию о «ночной» работе Тома. – Эти груши пришли от них. Я не знаю, изготавливают их в Штатах или нет, но вот мой заказ на груши, - положил бумаги перед Агатой, разворачиваясь в другую сторону. Сторону заветного ящика, где был спрятан коньяк.
-Есть только выпить, - в отличи от их последней посиделки, еда из кабинета испарилась, и времени закупиться не было. Наполнив наполовину два пузытых бокала, один поставил перед Агатой, сторой одним залпом осушил сам, сразу потянувшись за второй порцией. – Делали укол, иначе бы я тут как раненый медведь метался. Черт, я же сам домой ехать собирался… придется завтра заказывать, чтобы машину к дому пригнали. Ненавижу эту жизнь, - выпил вторую порцию, садясь напротив Агаты. – Чем это все может обернуться, а?

+1

16

Было не просто собрать воедино все слова, что говорил Томас, хоть он и старался делать это медленно и отчетливо. О том, что в зале занимаются еще и Марго с Энзо я знала. Думаю, не одна я. Поэтому если бы расчет был на них, то это слишком самонадеянно со стороны покушителя полагать, что бомба взорвется, когда в нее ударит Омбра или Монтанелли.
- Не сбрасывай эту версию со счетов так быстро. Все, как и всегда, вряд ли окажется слишком просто…
- Нет – возразила я, качнув головой – Действовали на везение и случайность, явно не целясь. Иначе бы нашли другой способ добраться до верхушки, а не рассчитывать, что именно кто-то из них подойдет к этой груше.
- Черт, а ведь могли пострадать мои парни, которые к этому не имеют никакого отношения… - я не знала чем можно утешить Флэтчера, потому что испытала на горьком опыте как это нести ответственность за чужие жизни… Какого это не уберечь… Поэтому все, что я могла сказать, так это «привыкай, друг». Но такое сейчас Томасу явно не следует слышать. Я замолчала.
Мы прошли в кабинет, где тренер, первым делом накинул толстовку. Я взглянула на то, как он открыл рот, а лицо передернуло в муках боли. Крика я не слышала, поэтому не могла оценить весь спектр его страданий, но взгляд постаралась изобразить сочувствующий.
Том стал выкладывать бумаги, и я не успевала следить за его словами и параллельно изучать листы. Пришлось ненадолго поднять глаза, чтобы только читать по губам, уж по буквам потом я прочту запросто.
- Сейчас мне посоветовали новую компанию, в ней заказ делал. Китайская.
- Посоветовали? – переспросила я, надеясь, что ошиблась. – Кто? – если Флэтчер принял этот совет, значит, человек был ему близок. А если именно эта компания причастна ко взрыву, получается, его человек предатель? Еще одна крыса? Или дело все-таки в транспортной компании, которая могла подменить товар?
- Я заберу копии документов – сообщила я, прежде чем подойти к копировальной машине и сделать ксерокс.
Тем временем мужчина достал коньяк и осушил быстро свою стопку. Я же собиралась воздержаться, - мне нужен был трезвый ум. Да и глушить боль мне не требовалось, по крайней мере физическую. Про душевную я молчу… ведь еще сегодня ночью, несколько часов назад, я убила свою подругу. Сама назначила себя судьей, покарав за предательство. И в миг, в тот момент, когда из дула вылетела пуля, потеряла все. Ну да, может у меня и был повод напиться, или, еще лучше, повеситься, но сначала я должна помочь Томасу.
– Чем это все может обернуться, а? – а я и сама не знала чем. Посадят всех, что тут еще. Но, опять же, с ответом решила промолчать, пожав плечами: то ли не поняла вопроса, то ли не знала подходящего ответа.
- Пойдем, я провожу тебя в машину к Джозефу. Он отвезет, а потом вернется за мной. Я успею тем временем разобраться с органами правопорядка. – мне кажется тех уже должен был на пороге сдерживать Клинтон, пытаясь им объяснить, что повода для паники нет. И это вовсе не акт терроризма.

+1

17

Реальность милостиво начала расступаться и Том вдруг понял, что Агата как-то странно наклонилась в сторону. Под углом градусов в сорок пять, наверное. Но не суть. Нужно было отвечать на ее вопросы, сохраняя более менее твердое положение тела в кресле.
-Да, посоветовали. В старой моей компании. Они перестали поставлять те перчатки, которые нужны мне. Они же разные бывают. Мне нужны были лапы, ну, которые для тренировки одевает тренер, ну, ты понимаешь, да? – в голове шумело и язык начал немного заплетаться. Прекрасно понимая, что это уже конец его трезвого ума, Том все равно потянулся за третьим бокалом. – Вооот, те, старые, начали слишком рваться, я начал разбираться, а они взяли и послали меня нахуй, и к этим китайцам заодно. Избавились от наседливого меня, вредного, так сказать, даа,- в голове метались мысли, что ему должно быть стыдно за такое свое поведение, что он позорится перед своим другом. Но все это погреб под собой алкоголь, не оставляя шансов на спасение своей репутации сегодня.
-Ну и к перчаткам груши заказал. Перчатки пришли раньше. Черт, я не знаю, ничего не знаю, блять, - слова начал мять свое лицо руками, пытаясь немного придти в себя. Не помогло.
-Нет, не нужно. Я вызову такси. Этот парень тебе самой нужен. Вот, - встряхнулся, встал, подпрыгнул, сделал себе только хуже, чуть не упал, шатаясь, снова упал в кресло, доставая из верхнего ящика чековую книжку в кожаном переплете. – Вот, сумму впиши сама, сколько скажут, - расписался, протягивая ей чек. – Все ликвидно, банк обналичит, подпись действительна будет. Должно хватить Ну, не миллиард же они потребуют! – встал из кресла, начиная искать в списке контактов номер оператора такси.
-Ты, кстати, права. Либо нам везет, либо они не просекли… Хотя, первое реальнее, - замолчал, начиная разговор с оператором. А пока внимательно следил за действиями женщины. Благодарность, которую он к ней испытывал сейчас, не описать словами просто. Можно сказать, бросив свои дела, она оказалась здесь, помогает ему. Закончив разговор и повторив про себя информацию о машине, из дальнего ящика достал бутылку подарочную хорошего вина, поставил на стол рядом с чеком и положил рядом ключи от зала.
-Вот, хочу, чтобы ты взяла это себе. Спасибо, что сейчас здесь, - она подошла к нему, и он е крепко обнял. По-дружески, до боли в своем теле, но сдержался, лишь улыбаясь. – Широкий ключ от внешней двери, круглый резной от моего кабинета, ну, разберешься, скважины все разные. Огромное тебе спасибо! – еще раз обнял ее, проведя пальцем по щеке. Раньше никогда не делал так, но сейчас показалось это практически необходимым.
Когда садился в машину такси, волнение у него все усиливалось. Он ведь собирался сегодня сказать ей насчет хирурга в Сан-Франциско. Чертова переменчивая жизнь…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » .not burn it down...