Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Себастьян, давай заведём кота?


Себастьян, давай заведём кота?

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники: Eams Fitzgerald, Sebastian Underwood.
Место: квартира семейки Адамс.
Время: выходной. это должен был быть мой выходной спустя неделю после того, как мы съехались.
Время суток: всякая хуйня случается утром.
Погодные условия: важней всего погода в доме, и там такой ад, словно Локи идёт войной на Асгард, а на улице солнышко и все прелести жизни.
О флештайме:
http://25.media.tumblr.com/401aa36a4f278020f37da75124ef7aab/tumblr_mvswuud8jy1qjiauvo4_r1_250.gif http://24.media.tumblr.com/0d2929a0f542d07a38fb0fbf9ddd4b93/tumblr_mvswuud8jy1qjiauvo6_r1_250.gif
- Ну, пожалуйста, - Фитцжеральд умеет быть весьма умилительным, когда хочет.
- Смотри, какой хорошенький, - я бы назвал эту крысу никчемным комком шерсти, но на ней не ни единого чертового клочка этой самой гребаной шерсти.
- С ним даже гулять не надо, - и голубые глаза становятся раза в два больше, чем обычно.
- Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - и дохуя хочется завалиться назад и накрыться одеялом с головой, лишь бы не видеть две пары блестящих чёрных зрачков и не слышать душераздирающее мяуканье Имса и чёртового кота.
- Никаких котов, Имс.

+1

2

Лапочка же.

http://nostalgie.com.ua/modules/My_eGallery/gallery/Archive/chaocha.jpg

Если честно, я давно хотел завести животное. Чисто для того, чтобы не приходить в пустую квартиру, так как Алекс либо на работе, либо в принципе где-то в другом месте ночует, так что не слишком часто я ее заставал дома в тот момент, когда сам прихожу. Теперь, конечно, нас в лофте трое, но Себастьян приходит так же поздно, как и я, даже если не позднее. Я свою работу заканчиваю сам, а его работу заканчивают обстоятельства. Он может и остаться ночевать в типографии. А вот животное всегда будет встречать, радоваться твоему приходу и вроде уже не один в квартире, уже приятно. Мне всегда очень хотелось собаку, но если реально посмотреть на вещи, такую роскошь я не могу себе позволить. И дело, конечно, далеко не в деньгах. Для меня роскошь – время. Собака – большие обязанности, а я, например, не могу позволить себе возвращаться днем домой, чтобы отвести пса на прогулку. Собака – обязательно приходить домой на ночь, чтобы покормить и опять же погулять. Конечно, для всего этого, я могу нанять специального человека, но тогда какое удовольствие будет? Просто общение с питомцем? Нет, если берешь эту ношу на себя, то нужно брать на себя полную ответственность.
Почему-то такие размышления сегодня меня посетили на работе. Я начал отвлекаться от документов и телефонных разговоров, а потом я вообще провалился в свои мысли, и меня посетила прекрасная идея – кот. Кот – идеальное животное. Его не нужно выгуливать, он будет так же общаться с хозяевами, а еще… А еще можно побесить Себастьяна. Прекрасное животное, определенно. Зная породы котов, я мог сказать, что хочу только две: британцы (как проявление патриотизма, ну, и конечно у них очень трогательные щечки) и сфинкс. Эти инопланетные, прекрасные существа, с горячей, сухой, бархатной кожей. Гугл быстро ищет, а я быстро печатаю – мы прекрасно работаем вместе, поэтому уже через час усердных поисков и изучения сайтов, в моем блокноте были выписаны несколько телефонов заводчиков, который продавали котят. То, что я сегодня приобрету животное и принесу Андервуду, я был абсолютно уверен.
-Добрый день, я нашел Ваш питомник в интернете, у Вас действительно продаются сейчас котята? – и каждый раз следовал разный ответ. Либо остались только девочки, либо того львенка, на которого я положил глаз купили, либо почти все зарезервированы. Но все-таки в одном питомнике мне повезло. Тот парень, который мне понравился, был свободным, и я тут же договорился о встрече, чтобы посмотреть на него. Флоренс, как всегда, недовольной тем, что я сбегаю с работы, снова оставляя на нее дела.
-Когда-нибудь судьба Вас покарает, за то, что вы все сваливаете на хрупкие женские плечи, мистер Имс.
-Это проклятие, Флор? – а вдруг правда сейчас порчу наведет? Я всегда задумывался, почему она так несколько неформально выглядит, со своими черными, как смоль волосами, голубыми глазами, а так же я прекрасно знал, как она одевает вне работы.
-Обязательно сделаю вуду, уже отрезала вашу кудряшку, - развернулась на каблучках и уцокала, а я так и остался стоять, пытаясь понять: это она сейчас пошутила или у меня правда не хватает пряди? В любом случае, меня уже ждали и нужно бежать, поэтому я накинул плащ, выскочил из галереи, забрался в машину и помчался на другой конец города.
Малыш ползал у меня по коленям и казался абсолютно беззащитным. Такой сморщенный и розово-серый, с большими и почему-то грустными глазами.
-Вы ему нравитесь, -улыбнулась хозяйка. Это была молодая женщина, которая произвела на меня хорошее впечатление еще, когда я только позвонил. – Но Вы знаете, что сфинксы требуют большого ухода?
-Да-да, конечно, я уже почитал, да и раньше мне кто-то рассказывал. У меня из-за работы, большое количество знакомых, – все никак не мог оторваться от этого львенка. Он улегся на коленях и довольно заурчал, положил голову мне на руку, а когда я захотел убрать ладонь, недовольно положил лапу на нее и притянул обратно.
-О, Скай мальчик с характером, – кивнула девушка, - К маме первый бежал и расталкивал всех. Но он почему-то не шел к тем, кто приходил смотреть котят. Уже почти всех забрали, помет большой был, пять котодетей, остались только двое. Он и сестра. Какой-то не контактный был, а к Вам смотрите, как тянется.
-Значит, мы нашли общий язык, и я его беру, – в своих намереньях я был абсолютно уверен.
-Тогда я сейчас распечатаю договор, – девушка пошла в другую комнату, зашумел принтер, а я, держа на руках Ская и прижимая к себе, направился за плащом, где лежал бумажник и ручка. Котенка был действительно очень странный и необычный на ощупь, я таких горячих кошек никогда не встречал.
-У Вас есть где-то неделя, чтобы придумать ему имя, которое мы запишем в родословную, – все так же прижимая к себе котенка, поставил подпись в договоре, потом отдал деньги и попрощался с девушкой.
Ехать было не очень удобно, но варианта другого не было: Скай лежал у меня на коленях, прикрытый полами плаща, чтобы не замерз. Дальше мне нудно было заехать в магазин, чтобы купить все требующиеся вещи. В магазине так же ходил с львенком на руках, продавщицы умилялись этой картине: мужчина, с таким малышом, мордочка которого выглядывает откуда-то из сгиба локтя. Он, к моему удивлению, почти ничего не боялся и даже не прятался, а так и сидел у меня на руках, возможно, ему было достаточно того, что он был защищен верхней одеждой.

Странным образом время пролетело очень быстро, вот, на часах уже почти восемь вечера, в лофте горит свет, а значит, Себастьян уже дома. Я подхватил свободной рукой мешок со всеми вещами для котенка и вошел в холл здания. Ну что, поехали.
-Почему ты так рано дома? – с порога крикнул, поставил сумку. Ская я поставил на пол, но он все равно доковылял до меня и ткнулся в ноги. Быстро снял плащ, потом ботинки, подхватил котенка и пошел в спальню, где был Андервуд. Заглянул только головой, приветливо улыбнулся.
-Я знаю, тебе понравится, то, что я сейчас покажу, – и вошел в комнату, вытягивая в руках львенка, который барахтался, дрыгая лапками, так как хотел обратно удобно устроиться у меня на руках.
-Это Скай и он будет жить с ним.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2015-08-02 13:43:29)

+2

3

совсем не ОФФ

я, конечно, знаю, что ты меня через три строчки читаешь, но на описание отыгрыша ты вообще забил.

Трудо выебудни заводят не по-детски и не только со знаком минус. Просто чтобы выдерживать Фитцжеральда нужно обладать десятком разнообразных качеств. Чем выше прокачка каждого из них, тем лучше для меня. Правда, Имс иногда поступает довольно подло, положив член на всё самое лучшее, что в нём есть, и включая истеричную девицу, которой уже не светит выйти замуж. По крайней мере, счастливо. После Имса все остальные неприятности кажутся пшиком и доставляют не больше проблем, чем назойливое жужжание комара. У Имса дар, я бы сдавал его в аренду мамочкам, которые хотят, чтобы их дети подготовились к проблемам взрослой жизни.

Мысль настолько увлекательная, что я задумаюсь, встаю из-за стола, разводя руками в воздухе перед большим чёрно-серым шкафом - мол, вот, дети, смотрите - 32 летний гей-галерист (звучит почти как титул), ведущий себя чуть лучше 25 летней старой девы эпохи корсетов и шуршащих юбок , худшее, что может встретиться вам на вашем жизненном пути. Кстати говоря, фотографии Имса можно было бы поместить на буклеты, пропогандируюшие гетеросексуальные союзы, на ту самую страницу, где обычно пишут, почему трахаться с мужиком в задницу отнюдь не так хорошо и приятно, как это может показаться после просмотра большого количества фильмов известного содержания.

Просто в один прекрасный момент он оставляет на твоей подушке свои рыжие волосы, пользуется твоей зубной щеткой, потому что его осталась дома или потому что он забыл купить новую, ворует у тебя галстуки, нагло врет секретарше, что это его, только новый, и ещё много разных сюрпризов того же толка, от которых я, видимо, должен ссать кипятком и всячески демонстрировать, как я рад пожертвовать всем ради ближнего. Нихуя подобного.

Рабочий день заканчивается раньше обычного, потому что я вообщене планировал работать, но сучий потрох Имс не читает, что я пишу некоторые встречи плавно перенеслись на следующую неделю, а оставаться в офисе дольше, чем положено мне не хотелось. Хватит уже того, что я практически жил там до Фитца, настало время отдать предпочтение своей личной жизни. Прости, прощай, работа, но, учитывая, что вы одинаково ебёте мне мозги, разницы почти не чувствую.

У моего мужчины идеальный вкус и спорить с этим я могу с одной целью - выбесить его, довести до белого каления, заставить реагировать на меня. А вообще я доволен даже тем, что у него на окнах есть занавески, сочетающиеся с чем-то, что по фактуре напоминает... И мне никогда не понять всю ту абракадабру, к которой Имс способен обращаться ежесекундно. Я знаю это чуть лучше, чем его самого - есть темы, в которых я безусловно разбираюсь гораздо хуже, чем он. Мне не странно возвращаться в пустую квартиру, дело привыски, просто иногда хочется, чтоб всё было чуть более по-людски, но я уважаю его право на любимое дело, потому что он мириться со всем багажом моих недостатков и даже с тем, что иногда приходится ночевать в типографии. И никаких глупостей вроде - а ты, скотина, там точно на работе?  Он знает, знании верит, а остальное не так важно.

Без него есть не хочется, но, повинуясь привычке, достаю керамические ножи быстро нарезая овощной салат, мучаю мясо на разделочной доске, поджариваю отбивные, а потом ухожу в спальню. Редкие 10-20 минут абсолютной тишины, когда никто не пытается рассказать мне, какой он крутой, умный и о! Смотри какую я себе бабочку купил.
ага. И трусы в зелёный горох.

Торопливые шаги. Он заведомо недоволен тем, что я уже дома и не позвонил, чтобы сообщить. Пытаюсьразьепить глаза , сесть на постели и улыбнуться ему - ребёнку 32-ух лет, которого я так удачно сегодня продал в рабство. Увы, в своей голове. Психика срабатывает раньше, чем мозг, защищаясь, выбрасывает ему:
- Хуями, - два небесно-голубых глаза... Хотя, нет, погодите, уже четыре, таращатся на меня с восторгом и испугом. Лысая крыса в руках Имса неоднозначно даёт понять, что она вообще-то кот и тоже мяу, причём громче , чем её новый...хозяин?.
- Ты что купил его? - серьезно? Мудак, ты принес в дом кота? О да, я знаю это чувство, оно поднимается откуда-то снизу, заставляя нагнуться вперёд и угрожающе расправить плечи. Я не ханжа, не вселенское зло и в общем, не имею ничего против животных. Только бы они жили где-то ещё. Не рядом со мной. И на то есть свои причины.

Но Имс счастлив, и его счастье - единственная возможная истина мироздания. Кот доверчиво жмётся к его рукам, и трёх так, словно я вонзаю в его тело один из весёлых керамических ножей с салатово-зелёной ручкой. Кажется, я перестал дышать. Кажется, я перестал понимать. Маленькое орущее существо в его ладонях. Я к нему не притронусь. Перед глазами встаёт видение, почти выцветшее воспоминание - пожалуй, котёнок был чуть меньше, а ещё не крикнул ни разу за те два дня, что прожил. Пальцы сами собой сжимаются в кулаки, и я собираю растекающуюся волю в кулак, встречаясь с тобой безразличным взглядом.

Отредактировано Sebastian Underwood (2013-11-10 20:03:03)

0

4

Я довольно часто задавался вопросом: как мы до сих пор не убили друг другу? Ну ладно, не убили, но не разошлись. Потому что я прекрасно знаю, как бешу Себастьяна хотя бы своими опозданиями, как раздражаю его своей инфантильностью, которую сам порой даже не вижу. На мой взгляд, я веду себя абсолютно нормально. Если бы я был через чур инфантильным, то я бы не построил такой бизнес и даже на своих клиентов не производил бы впечатление делового человека. Действительно, я на работе и я дома - два разных человека. Я поменять себя не смогу, я исчерпал этот лимит, когда боролся со своими проблемами, да и если я теперь решу заниматься самокопанием и улучшением себя, то будут ли это улучшения? Имс не будет Имсом, а значит, я потеряю свою цену. Таким образом, если Себастьян действительно меня любит и ценит, то он должен мириться со всеми моими недостатками. Хотя, если он до сих пор со мной, согласился ко мне переехать, значит, все так и есть. Не нужны же ему мои деньги - у него своих достаточно. Потому что раньше я мог заподозрить своих пассий в том, что они ищут выгоду, тут же мы на одинаковом уровне и ни в чем не нуждаемся. Только если я нуждаюсь в нем.
Как бы то ни было, бесить друг друга вошло в привычку и было даже какого-то рода соревнование "кто, кого сильнее подбесит". Своим сегодняшним поступком я решил убить двух зайцев, то есть осуществить свою мечту и понаблюдать за бесящимся Андервудом, который уже вон, ручонки в кулачки сжимал.
-Стихоплет-хуеплет, хватит, - фыркнул и посмотрел на Ская, который во все свои прекрасные голубые глазки пялился на мужчину. Мне порой было интересно поинтересоваться у окружающих, как мы выглядим со стороны, потому что наши "любовные" перепалки выглядели порой довольно грубо, но никто из нас даже не собирался обижаться. Причем, довольно забавно, каких только отношений у меня не было, на такого рода еще нет.
-Да, я его купил, - утвердительно кивнул и сел на край кровати, отпуская котенка на нее. Тот только потянулся вперед и стал подозрительно принюхиваться, забавно двигая носом. - Смотри, какой он прелестный, - я провел ладонью по спинке животного и тот довольно потянулся за рукой, тут же зажмурившись.
-Потрогай его, он очень необычный и приятный на ощупь, - посмотрел на Себастьяна, а потом кивнул на Ская.

Дух враждебности просто витал вокруг Андервуда, и этот факт меня очень веселил. Что же такого в несчастном котенке? Он такой трогательный, беззащитный и необычный, даже волшебный. Мы вроде  бы видели таких котов, иногда на рекламах, я на картинах, у кого-то в гостях, но когда он оказался в руках, то показался еще больше странным, таким вне земным. Когда видишь что-то не понятное, сразу задаешься вопросом: "как природа создала такое?" Все эти мутации, закрепление генов, я не очень был силен в биологии и уж тем более генетике, но знания со школы еще остались.
-Посмотри, какой он хорошенький, - в нашем деле нужно правильно давить, прощупывать, искать за что можно поддеть. И я прекрасно знаю, что Себастьяна можно подкупить только мной. Мной во всех проявлениях: в желании, в эмоциях, в словах. Когда-нибудь да сломается, он не сможет долго терпеть напор двух пар голубых глаз, особенно тех, который принадлежат 33х летнему ребенку.
-Посмотри, посмотрииии, - ною, как маленький, только за рукав его не дергаю, пока просто тыкаю в колено и строю брови домиком. Когда-нибудь я смогу до него достучаться, я же знаю, что все это маска, что на самом деле он не такой, а только играет. И открывается мне. Иногда, но открывается. Решит избавиться от кота обретет врага в моем лице. Конечно, будет посмеиваться, мол, какой же из Имса враг, он же большой ребенок и так далее, но меня лучше не злить.
-Мы уже нашли с ним общий язык, правда, Скай? - не знаю, то ли котенок уже привык к своему имени и просто отозвался или понял, что обращается именно к нему или это просто стечение обстоятельств, но он одобрительно мявкнул, положив лапу мне на ладонь. - Вот видишь, вот видишь! - с настоящим восторгом смотрю на своего сурового мужчину. Что же ты такой камень? Неужели две пары несчастных голубых глаз тебя не подкупят?
-Себастьяяяяяяян...

+2

5

вся правда о котах. и об Имсантильности.

http://s019.radikal.ru/i634/1311/bb/44716fa3d3df.jpg

Для Имса весь мир - большая игра, в которой он, в сущности, не так часто проигрывает. Я знаю, что ему пришлось довольно рано потерять родителей, и этот удар вкупе с остальными жизненными невзгодами оказал большое влияние на его психическое состояние. И я вовсе не хочу сказать, что мой мужчина - псих, просто его излишняя инфантильность обуславливается нервным потрясением, невозможностью встретиться со своими слабостями и испить эту горькую чашу до дна. У Имса Фитцжеральда есть мощный барьер, и я не знаю, что будет, когда он сломается и плотину прорвёт. Я хочу сказать, что с удовольствием подарил бы ему кусочек детства, но, глядя на него ночью, когда падают все преграды, морщины сосредоточения на лбу разглаживаются, и он не может одеть маску беззаботной радости, я понимаю, что не смогу уберечь его.
от него самого никогда. ни в одной из мириад вселенных.
Имс канючит, и его голос звучит так жалобно, что я бы искренне поверил, но слишком хорошо для этого знаю свою мужчину. Голая кожа котенка задевает мою руку, и я отдергиваю её, словно на месте прикосновения останется ожог. Имс ищет благодатную почву, крутится, пытается найти брешь, вцепляясь в края зажившего шрама, расцарапывая его, цепляясь пальцами в сочащуюся сукровицей кожу, пытаясь втиснуть свои тонкие пальцы внутрь. Я думал, что с воспоминаниями покончено.
***
- Нет ничего дурного в том, чтобы ребёнок познакомился со смертью, - говорит он и кладёт руку мне на голову, поглаживая мягкие волосы. - Смерть, осознание её существования очень полезны для человека, - и я получаю разрешение идти. Мне 10, и мать вечно приглаживает непослушные волосы на моей голове своей широкой ладонью. Отец предпочитает игнорировать своего отпрыска, как будто от этого я исчезну, растворюсь и больше никогда не предстану пред его светлые очи. Старший Андервуд не уверен, что когда-либо хотел детей, а меня уж точно не хочет признавать своим наследником.
я недостаточно хорош.
Уютный комочек шерсти чуть больше моей ладони. Он не кричит с тех самых пор, как родился. Мать, видимо, придавила его, последнего и самого слабого во всём помёте. Это не мешает мне приоткрывать крохотный ротик котёнка, вдувая воздух в его слабые лёгкие. Снова и снова. Это не мешает мне откармливать его, пипеткой помещая каплю молока на крохотный язычок. Он трясётся всем телом, проглатывая каждую новую каплю, и мне больно, как и ему. И у меня под рёбрами отчаянно колотится сердце.
Я знаю, как выглядит смерть - на моей ладони лежит её костлявое предзнаменование.
Я кутаю тщедушное тельце в шерстяной шарф, но это не помогает и последние два часа своей жизни он трясётся, икает и снова трясётся, а я стою на коленях перед иконой, жарко упрашивая Бога, Дьявола, кого угодно оставить его мне. Откуда-то я знаю, что котёнок боится и не хочет умирать.
Нет. Не знаю. Я всего лишь наделяю его своим страхом.
Удушающим. Неконтролируемым.

Целуя холодный нос, я чётко осознал - бога нет. Нет никого. И не у кого просить помощи, если попал в беду, если не знаешь, куда идти. Если нет надежды. И ещё - все смертны. Неважно грешил ты или был праведником, прожил долгую, полную радостей и печалей жизнь, или только пришёл в этот мир. Никто не несёт за тебя ответственность.
Творец закрыл глаза и уснул. Быть может навсегда.
***
- Делай, что хочешь, - говорю я и поднимаюсь с кровати, стараясь лишний раз не смотреть в сторону кота. Я как-нибудь решу эту проблему. Не сейчас, когда внимание Имса целиком и полностью принадлежит этому крошечному существу. На ходу сглатываю ком, вставший в горле. Мне срочно нужно вдохнуть, и я делаю над собой усилие, раскрывая рот.
- Ужин на столе. Я ждал тебя, - бросаю через плечо, едва повернув голову в его сторону.

Отредактировано Sebastian Underwood (2013-11-14 13:50:40)

+1

6

За всю свою жизнь и время работы, я понял, что я могу предугадывать тех людей, которых знаю поверхностно, то есть моих клиентов, ну, и художников, потому что уже понял что большинство хотят. Я могу предугадать сестру, потому что мы выросли вместе, но это получается не всегда. А когда появился Себастьян... Я понял, что с ним еще сложнее, потому что реакции могут обуславливаться чем-то закопанным внутри, с тем чем лично я не знаком, потому что он возможно пока, а возможно никогда не расскажет. Я уважаю его и не давлю, не заставляю рассказывать "потому что мы вместе, мы должны знать все друг о друге". Вдвоем проще - действительно, но когда наживаешь эти проблемы вместе. Вот тогда просто обязан рассказать. А прошлое - есть прошлое, его больше не будет, только если это не какое-то потрясение, которое повлияло на тебя.
И почему мне только показалось, что рядом со мной два кота? Один, который совершенно спокойно устроился у меня в руках, а второй напуганный, который сидит передо мной? Второй производил впечатление животного, которому в дом принесли еще одного, а ведь он считал, что он единственный на свете. Мне Флоренс, кажется, рассказывала, как она при наличии взрослого кота притащила в дом котенка, так старший пять дней спал только спиной к ней, ел в ее отсутствии и не приходил. Или это что-то другое? Я просто заглядываю в глаза Андревруду, по-крайней мере, пытаюсь это сделать, так как он прячется, он эмоционально съеживается, собирается, собирается настолько, что я не смогу его пробить. Не сейчас.
-Себастьян,- уже иначе, проницательно, тихо, с долей вины. Это я притащил сюда животное и заставил его... нервничать? Что это такое? Его "делай что хочешь", звучит сухо, а для меня еще и с обидой. Да что же такого в этом милейшем существе? Я снвоа обращаю внимание на Ская, который уснул на кровати, подложив под голову мою ладонь. Малыш утомился за весь этот день, да и животные понимают эмоции, а тут такой накал и всплеск, так что неудивительно, что он моментально отреагировал. Я аккуратно прикрыл голую спину пледом и тенью пошел за Андервудом. Ужин, может быть где угодно, хоть в ванне стоять, но мне сейчас совершенно не хотелось есть, даже не смотря на то, что я опять забыл пообедать в своей рабочей суматохе. Б-же, ну почему я иногда так плохо ориентируюсь в эмоциях? Почему я иногда чувствую себя абсолютным пнем в этом деле, что не могу разобраться в том, что чувствует мой мужчина.
В такие моменты вспоминается экс, который понимал настроение с полуслова, да и вообще, все понимал. Почему я не смог такому научиться?
Он стоит на балконе, а я пока не решаюсь туда войти. С высоты пятого этажа виден город, который сейчас достаточно оживлен. Гудят машины, даже откуда-то доносится ругань, но я не уверен, что это с улицы. Возможно, очередная перепалка четы Роббинс - у них окна на другую сторону выходят. Я специально выбрал такой невысокий дом, потому что в Лондоне все дома маленькие, три-пять этажей.
-Ты был когда-нибудь в Лондоне? - тихо интересуюсь, становясь рядом. Я понял, что могу сейчас не получить ответа и ничего страшного в этом нет. - Не в командировке, а с возможностью посмотреть город? Вдоволь погулять по нему, насладиться этим... - мурчу под нос, зная, что такое может его немного расслабить. А меня расслабляют воспоминания о родном городе.
-Я тебе говорил, что хочу, чтобы мы туда съездили вместе? Я тебе все покажу, сам все расскажу, - с уверенностью заявляю, кивая. Осторожно приближаюсь еще и кладу ладонь на руку мужчины. Лишь бы не выдернул, лишь бы не выдернул. Очень надеюсь на это, иначе я буду в тупике и не буду знать, как себя правильно вести. Не писать же, в конце концов, сестре. "Слушай, я тут котика принес, а Себастьян на меня надулся, что мне делать?" Да она же посмеется над своим старшим братом. Вообще-то, она очень часто это делает.
Ладно, я выворачивался из разнообразных ситуаций и тут я смогу справиться, главное постараться и больше не совершать ошибок. Хотя бы, этим вечером.

+1

7

- конечно, - говорю я.
Дышать легко, и мне удается сконцентрироваться не на том, что случилось иного лет назад, а на том, что происходит здесь и сейчас. Я, наверное, заразился этим ребячеством от неугомонного Имса, а может уже достаточно давно хранил его в себе, чтобы теперь выпустить из раскрытой грудной клетки.
Рёбра трещат, кость лопается, взрываясь на миллиарды крохотных осколков, и это почти так же правильно, как и то, что я не скидываю его ладонь.
Ему важно показать мне город своего детства, и я буду рад увидеть его глазами Фитцжерада. Это совсем другое, воспринимается иначе. Я могу тысячи раз видеть одну и ту же картину, но и в тысяче первый я готов буду выслушать её описание от Имса потому, что одни и те же вещи мы воспринимаем по-разному.
Я чувствую себя слепым. Я отталкиваюсь ото дна, чтобы всплыть.
Не понимаю, почему не могу посмотреть на необходимость приобретения кота с этой же позиции. Или понимаю, но не хочу оформлять эту идею, заключать её в слова.  а Имс не требует. Сейчас точно нет. И вообще пытается меня успокоить. Так как умеет. Этого достаточно и даже больше, но говорить "спасибо" глупо.
Я думаю, что на закате Сакраменто только просыпается, что я сам приходил в норму только к вечеру, умирая каждое утро, а теперь... Когда всё изменилось? Когда появились эти обязывающие нас детали? Когда я усмирил свою гордость, свою дикость и положил за правило ложиться в одно - то же время, делать зарядку, не употреблять больше, чем пачку сигарет за два месяца. Когда я понял, что больше не принадлежу себе так, как принадлежал будучи шестилетним мальчиком, который имел смелость и свободу отречься от бога, не явившего ему своего чуда?
- Мы поедем. Я могу перенести... - и рву фразу. Потому что нет. То есть сделаю, конечно, сделаю ради него, даже если не могу. - Я перенесу все дела, когда у тебя будет получаться. Пошлём к чёрту Сакраменто.
Я знаю, что Лондон гораздо ближе к ненавистному мне материку, чем хотелось бы, но это имеет практически никакое значение по сравнению с тем, что мы полетим вместе. Вдвоём, оставив разрешение всех служебных вопросов на милость сотовых операторов.
Я знаю, что вернусь в комнату, и кот всё ещё будет там. Эта мысль привидением маячит где-то на задворках сознания, подкидывая образ жалостливых глаз - двух пар одинаковых глаз.
Несчастных, насаженных на булавки боли глаз.
Я думаю, что мы-разные. Слишком. В-то время как ты имеешь силу и решительность защищаться от своего прошлого, я позволяю ему ранить меня раз за разом, погружаюсь в чересчур яркие образы. Мы могли бы быть зеркальными отражениями, но самая уродливая и жестокая карикатура стремится слиться полюсами. Соединиться, чтобы стать идеальным единством.
Мы идеальны, пока мы ссоримся. Мы идеальны, пока не совпадаем.
- Боюсь, мне нечего показать тебе в ответ, - если ты конечно не хочешь послушать занимательные истории о вирусе папилломы человека, проблемах гомосексуальных прав, кастрации в...
- Есть несколько экзотических скелетов в шкафах, но я предпочту не высыпать их на тебя.
Где-то в глубине моей души живёт обиженный мальчик, которого совсем почти не любила мать, которого не принимал родной отец, но на которого, тем не менее, вся семья дружно возложила свои самые светлые надежды. И этим надеждам не было суждено оправдаться. Когда я слышу про "крепкие семьи" - хочется засмеяться. Нет семье крепче, чем наша, потому что ненависть - лучший клей на всём белом свете. Я чувствую себя пчелой, застрявшей в банке с мёдом и ещё немного мудаком, потому что "лучшие" мои черты Имсу достались приветом из тех далёких времён, когда родители пытаются гнуть своих детей, заставляя вести так, как нужно им.

Отредактировано Sebastian Underwood (2013-11-25 12:51:40)

+1

8

Какое-то время назад, уже не помню точно, когда, у меня появилось впечатление, что каждый раз, когда я с кем-то ругаюсь, то в этом виноват именно я. Это может быть и не так, но что-то все равно настойчиво скребет и стучит маленьким молоточком. Это ты, ты, ты, все ты, во всем виноват ты, ты мог этого не делать\не говорить\не думать. И каждый раз мне кажется, что все - конец. Раз есть ссора, то сейчас меня обязательно бросят. Сам себе напоминаю напуганного щенка, которого очень много били поводком и теперь при виде этого поводка, он уже рефлекторно начинает забиваться в угол. Подсознательно, на самом деле, я понимаю в чем причина. Точнее, в ком. Но, скорее всего, прост не хочу этого осознавать. Это не нужно, просто от этих ощущений нужно избавляться, ведь они глупы. Сколько раз мы с Себастьяном ссорились? Уже и не посчитать, но он до сих пор со мной, вот он рядом. И будто чтобы осознать это по-настоящему и я просто обнимаю его со спины. Теперь я чувствую его тепло и тихое дыхание. И плевать, если я выгляжу глупо, мне это требуется, потому что теперь и мне не спокойно, как и ему.
- Нет, мы поедем тогда, когда будет тебе удобно, чтобы ты из-за меня ничего не переносил, - хватит того, что он делает для меня. В конце концов, это я сам себе босс со своей галереей и сам смогу устроить себе отпуск, а у Андервуда иначе. Постоянная суматоха с изданиями, типографией, статьями. Мои картины никуда не денутся, их не нужно вешать к какому-то сроку.
Я прижимаюсь щекой к его плечу, закрываю глаза и почему-то чувствую себя маленьким. Я всегда буду для него маленьким, мне кажется, что Себастьян меня воспринимает всерьез, только когда видит в галерее во время выставок, когда я разговариваю с клиентами. И то, наверное, он представляет меня дома, когда я могу сидеть с ведерком мармеладок. Вот угораздило меня себя так преподнести. Хотя, я не могу отказаться от того, что мне все это нравится: и он нравится, и его отношение ко мне, я все это люблю. Как бы я себя не вел, сколько бы котов не приносил.
- Ты можешь высыпать на меня все что угодно, - мне нет необходимости повышать голос, потому что говорю почти над ухом, а после провожу кончиком носа по шее. - Конечно, если хочешь, я не буду заставлять. Но все-таки было бы неплохо, чтобы я понимал причины, - и тут прикусил язык. Возможно, я что-то не то говорю, а не хотелось бы всю ситуацию усугубить.
- Мне ведь можно... можно его оставить? - действительно, как маленький, будто у родителей спрашиваю разрешения.
Нам нельзя было держать животных в доме, потому что у отца была аллергия. Он сам очень хотел собаку, и у нас были все возможности ее завести, кроме этой аллергии, потому мы и остались с Алекс без котика или песика. А взрослые люди начинают осуществлять все то, что у них не получилось в детстве по каким-то причинам, поэтому у нас в кровати сейчас сопит львенок. Но если он скажет четкое "нет", я же буду вынужден отдать его. Скорее всего да, потому что мы должны друг друга понимать, мириться друг с другом и не доставлять каких-то сильных неудобств. Но что действительно плохого в котенке?
- Мне кажется, что если ты более внимательно на него посмотришь, он тебе понравится, - все так же аккуратно, будто наступаю на болото и вот-вот могу провалиться и больше никогда не всплыть обратно.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2013-12-16 15:09:58)

+1

9

- Твой дом, Имс, - говорю я. – Твои правила... Более внимательно посмотреть на него, говоришь? Ты знаешь, я попробовал, не сработало.  И я еще не набрался душевных сил, чтобы повторить попытку. Слушай, раз ты его купил, ты наверно все про него знаешь, да? Скажи, он скоро начнет метить территорию? Просто надо придумать, куда ботинки прятать.
Я все-таки бросаю взгляд на твое приобретение. За последние пять минут оно к лучшему не изменилось.
- У него и должна быть морда такая темная, или он уже где-то извозился? Мыть я его не буду, - расставляю я точки над i. – А то он уязвимый, как холодец. Сквозь кожу кишки просматриваются. Вдруг возьму неловко и покалечу. Могу класть ему пищу в миску и убирать лоток. И это всё!
Во всех квартирах с кошками, куда я вписывался, лоток убирал почему-то я. Как тот, кому небезразлично. Наверно, это неизбежная обязанность человека с хорошим обонянием.
Я выхожу подальше от греха на балкон и нервно закуриваю. Также я это делаю подальше от глаз Имса, потому что, когда я курю, он начинает нервничать. Его дом – его правила. Что делать, в современной Америке приличные квартиры в обязательном порядке оборудованы детекторами дыма. Я это узнал на своем печальном опыте, когда мне пришлось лезть на стул и под дикие вопли сигнализации выкрутить из него батарейку. Ох уж эта американская кампания против курения. Впрочем, когда температура на улице плюс тридцать два, грех жаловаться. И на балконе отлично. Только не надо забываться и выходить покурить после секса, в чем мать родила. А то соседи тоже иногда любутся звездами, в прошлый раз получилось как-то неловко.
- Как ты назовешь это, Имс? – спрашиваю я, возвращаясь. Никотин всегда придает новые силы для борьбы с превратностями судьбы. - Ну, то есть я уже слышал, что ты называешь это котом. Но у животного ведь еще имя должно быть. Хотя, погоди, ты сказал, Скай? Да разве же это имя? Или оно у него просто в документах записано, раз он такой породистый? Вот, я помню, жил в Париже, - припоминаю я, - англоговорящей няней там работал, так кота в той семье звали Цезарь. Серый дымчатый, оранжевые глаза. А вот в Белфасте у моего дипломного руководителя жили Бертрам и Присцилла. Он черный с белой грудкой, она рыжая. Потомства не имели, по понятным причинам. В Праге в помещении кинокомпании жил Мафусаил. Черный такой котище. Согласись, Имс, имена-то все представительные, исторические можно сказать. Ах да, в Барселоне кошку звали Моцарелла. Белая была кошка. Но не как он вот, - киваю я на твою лысую сиротинушку, которая поднимает ко мне свою худую морду. – Моцарелла была без розового оттенка и пушистая. Эхехе, - сажусь я на край кровати, где разлеглось животное, и гляжу на него, пригорюнившись. – Кто же тебя только вывел, породистого такого, а?
Животное молча смотрит в ответ круглыми голубыми глазами. Я отваживаюсь погладить его по тому месту, где оно наименее морщинистое. Наверное, это у него спина. Очень осторожно. Животное нервно дергает всей кожей. Я в свою очередь отдергиваю руку. Контакт состоялся.
Имс ободряюще улыбается, как бы говоря всем своим видом, что гладить мутанта это совсем не страшно.  Но я считаю, что к таким вещам надо привыкать постепенно. Я отступаю в сторону кухни.
- Ну ладно, я вам мяса на обед сделал, как вы на это смотрите? Или мутантам нужна особая пища?

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-05-28 03:08:32)

+1

10

Мой дом? Ну, определенно, лофт оформлен на меня, определенно я его купил, но живем мы тут вместе. За неделю нашего совместного проживания я привык к тому, что это "наш" дом. возможно, потому что я этого хотел, может, потому что я в принципе быстрее привыкаю. А Себастьян нет.
- Это уже наш дом, - мягко поправляю его. Он явно недоволен котом, это меня несколько пугает, потому что я не хочу от него избавляться. Это моя детская мечта - завести животное. Да, я люблю таких странных, инопланетных кошек. Но в конце концов мне это можно простить, потому что мне положено быть странноватым и находить красоту там, где обычный человек ее не найдет. Это моя работа.
- Ну, мы я его планировал кастрировать, потому что заниматься выставками времени нет. Тем более, какой из меня заводчик? - я нахмурился. Я знал, что это дело затратное, но в деньгах нужны абсолютно не было. А вот во времени...
Иногда Себастьян выглядел грубоватым и холодным, будто совершенно не он меня ночами обнимает, утыкается в затылок и сопит. Будто не он меня любит, будто бы просто сожитель. После предательства, пусть и давнего, к такому сложно привыкнуть. Я понимаю, что это всего лишь такой стиль, с другой стороны мне кажется, что он правда именно так относится ко мне. Не хочется так.
- Это окрас такой. Блю-поинт называется, - не, ну вдруг интересно? Мыть я его буду сам. Да и все я могу делать сам, если ему так неприятно это животное. Себастьян удаляется, а я сажусь на кровать и начинаю успокаивающе гладить Ская. Все-таки животные потрясающе чувствую энергетику, потому он и был таким взволнованным. Бедняга забрался ко мне на колени и свернулся там калачиком.
- Мерзнуть будешь везде? - с улыбкой бормочу я, продолжая поглаживать по бархатистой, горячей спине.
Возвращается Себастьян с новой атакой.
А я снова собираюсь выстаивать.
- Это не оно, это он. Могу продемонстрировать доказательства, - стараюсь скрывать нотки раздражения в голосе, потому что это будет абсолютно лишним и еще одним фактором для злости Себастьяна. - У него небесно-голубые глаза, почему бы ему не быть Скаем? И да, в документах у него записано именно это имя.
Я спокойно выслушиваю рассказ Андервуда. Не нужно ему слишком много возражать. Я тоже достаточно кошек повидал. Разнообразных: и породистых и домашних. Имена были разными, но они подходили. И даже какое-нибудь простое, но красивое имя может подходить породистой кошке. Зачем извращаться как-то?
- Я знал прекрасного кота, который был просто Девоншир, а брат у него Данхилл. Не сказать что очень особенные имена, но они подходили ему.
Андервуд наконец садится рядом с нами и смотрит на Ская, который во все свои глаза смотрит на него в ответ.
Где вывели? А я читал, я читал! Сейчас расскажу.
- Вывели в Америке и в России. Более того, это естественная мутаций, ее просто закрепили. Так что это не извращения селекционеров, - очень довольно сообщил я, будто бы это все я проделал. И мутацию естественную создал и закрепил ее. Прямо молодец большой. Но на деле, я просто пытался как-то оправдать несчастное животное.
Но Андервуд держится молодцом и даже гладит Ская, который дергается, мужчина дергается в ответ. С какими нервными я живу, кошмар.
- Думаю, он будет спать, а я с удовольствием поем, - киваю ему. Промолчу-ка я, что опять позавтракал только кофе и больше ничего не ел за день, а то еще вломит и я буду чувствовать себя каким-то провинившимся 12-ти летним мальчиком. Нет, я так не хочу. Достаточно мне чувства вины на сегодня. Это чувство вины смотрит на меня кристально чистыми глазами, когда я ухожу на кухню, устраивается где-то в складках одеяла и, видимо, засыпает.

0

11

- Не надо доказательств, пожалуйста, Имс, я тебе верю! – Может, я и алкоголик, действительно, но я не зоофил. Тем более, не зоофил-вуайер. -  В России вывели? Правда что ли? Там ведь холодно, логично было бы наоборот побольше шерсти отрастить. Скай, так ты русский! – кричу я коту в спальню, где он деятельно осваивает нашу постель. К счастью, он применяет ее по назначению. Во всяком случае, пока.
И, пользуясь тем, что мы с Имсом остались наедине, я раскладываю по тарелкам еду – жареное мясо, печеный молодой картофель и салатик из шпината  и мелких помидоров. Накрывая на стол, я походя, но жадно осушаю слегка початую банку пива, которую забыл у плиты, и достаю пару новых.
- Я вообще-то люблю животных, Имс, - говорю я, оправдываясь. – Ты не думай. Они ведь отличные слушатели. Особенно кошки. Они слушают тебя с умным лицом, так что сразу понятно, что они-то понимают побольше тебя.  Слушатели – это то, что больше всего в жизни нужно любому гуманитарию. И уж тем более, любому ирландцу. Ну, на втором месте после сексуальных партнеров.
Зря я, наверно, здесь употребил множественное число... да что сделаешь, проехали. Имс глядит на меня как-то скептически. Как будто ждет подвоха.
- Любовь моя! – спрашиваю я. – Будешь пиво?
И наливаю нам еще по стакану, надо как-то разрядить атмосферу.  И тут я замечаю, что мы не одни. Вот! Вот кто, кстати, отлично разряжает атмосферу. Дети и животные. Какая-то польза от них есть.
- Так, а ты чего пришел, ты голодный?
Но Скай не отвечает. Он делает нечто значительно более неожиданное. Он запрыгивает мне на колени. Причем не как нормальная кошка, которая сначала бродит вокруг тебя, трется об ноги и вертит задом, прицеливаясь, как бы точнее прыгнуть.
Нет! Наш кот делает это быстро, по-мутантски, хоп и все.
- Имс, он сел ко мне на колени! – взываю я. -  Я ничего не делал, я просто спросил. А он залез на колени. Это точно самец? Мужик, ты ведешь себя как женщина, - обращаюсь я к коту.- Имс, у него есть когти, это нормально?
Шерсти у кота нет, а когти есть: удивительное рядом! Вот хорошо, что я джинсы надел. А то мог и в трусах сесть обедать, по-домашнему.
- Ты есть хочешь? – спрашиваю я кота, четко и ясно. - Или ты хочешь понюхать?
По-моему, мясо пахнет вполне вкусно. Скай тянет длинную шею к моей тарелке и настороженно обнюхивает край. С брезгливой миной. Затем отворачивается и начинает крутиться, выпуская когти и пытаясь найти местечко поудобнее. Мои колени, конечно, не перина, но он же это место сам выбрал! Какой-то он, право слово, непоследовательный.
- А то помню я одну зверюгу в Белфасте, правда не знаю, как звали, кот и кот.  Только отойдешь за пивом, а эта усатая рожа уже  в тарелке и съела половину твоей яичницы. Ну, и то сказать, когда квартиру студенты снимают вскладчину, кот приучается сам себе добывать белковую пищу.
- Слышь, разумная протоплазма,
- говорю я коту.  – Давай ты устроишься, и я наконец поем.
Два килограмма, а то и более, разумной протоплазмы сворачиваются у меня на коленях. Кот как на ощупь, так и по температуре  напоминает резиновую грелку. Я, не дыша, наклоняюсь вперед к своей тарелке и наконец принимаюсь разрезать мясо.
- Имс, - вскидываю я голову.  - Все в порядке. Вот видишь, ситуация под контролем. Ты кушай, а то ты бледный какой-то. На работе у тебя как? – Спохватываюсь я. - Все хорошо?

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-05-29 01:18:36)

+1

12

Не нужно показывать, так не нужно, только кричать не стоит. Я все понимаю с первого раза.
- Нет, Скай - канадский сфинкс, он как раз американец чистой воды. В отличие от всех проживающих в этой квартире, - усмехаюсь я. Я вообще тот, кто спустя 13 лет жизни в Америке до сих пор не потерял британский акцент. Вот Саша - да, я за это ругался даже. Хотя, стоит ей хоть недельку пожить в Лондоне, она снова начинает говорить, как прежде. - А вот есть еще донской и петерболд, как раз он выведены в России. А на Украине вывели вислоухого сфинкса. Вот там уже селекционеры на славу поработали, - я облизываюсь на мясо, которое передо мной ставит Себастьян. Кто бы знал, какое счастье иметь в доме кого-то кроме тебя, кто умеет готовить. Стиви вообще палил сковородки и его нельзя было допустить сделать яичницу. Саша умеет, но не слишком изысканно, довольно по простому. А вот Андервуд вполне неплохо справлялся с любым мясом и с легкостью делал к нему подходящие гарниры. С его переездом в моем доме к вину добавилось пиво, но я был не против, оно прекрасно подходило к жареной говядине или свинине.
- Кажется, животные в принципе умнее нас. Просто говорить не умеют, только мяукают или гавкают в ответ, - пожимаю плечами. Мне не доводилось проводить много времени с животными, но я не единожды видел художников, которые имели кошку или собаку, а то и тех и других сразу, да еще и в больших количествах. И эти люди говорили, что животные им помогают, поддерживают их, подсказывают. В мире существует столько всего неизведанного, столько непонятно. Да мы свой организм понять нормально не можем, что говорить о животных, о мистике?
- Твой неме разве не должен помалкивать и держать ирландца на поводке? Да, я буду пиво, - киваю ему, когда он мне наливает отпиваю из стакана и приступаю к еде - слишком уж голодный. Благо, сегодня руки не трясутся. Удивительное дело, что я со своим питанием не заработал себе какой-нибудь гастрит или не превратился в тростинку. Мои мужчины, конечно, любят посмеяться, что я одни кости да кожа, но на деле мои 80 килограмм вполне меня держат на земле и я могу идти против ветра.
Внезапно на кухне появляется Скай. Видимо, ему стало скучно и он пришел на голоса в компанию. Сразу видно, он один оставаться не хочет. Или, видимо, решил все-таки подружиться с Себастьяном, потому что пошел именно к нему.
- Это сфинкс, что ты хочешь? Они очень общительные, ласковые и любят сидеть на руках, - поясняю поведение львенка, который демонстративно морщится после пробы мяса. Ага, животное голубых кровей. - Расскажу тебе маленький секрет, - заумно начинаю я с лицом какого-нибудь профессора. Беру в руку стакан с пивом, делаю глоток, поправляю невидимые очки. - Это представтель felis silvestris catus. Иначе еще млекопитающее, семейства кошачьих, отряда хищных. Вполне очевидно, что у него есть когти, - пожимаю плечами. Мне непонятно откуда в моей голове такие познания, видимо, я слишком хорошо учился в школе или когда-то начитался в четыре утра на Википедии.
- Думаю, он не будет покушаться на твою яичницу. Он слишком хорош для нее, - я наконец принимаюсь за еду. - Очень вкусно, - похвалить стряпню пассии - обязательный пункт. Я слишком увлечен поглощением мяса, поэтому с задержкой вскидываю голову на вопрос Себастьяна. Сначала хмурюсь, потом активно киваю.
- Да-да, все в порядке, я просто очень голодный, - или не загоревший. Вот беда! В плане внешнего вида во мне просыпается гейская натура и я должен выглядеть хорошо. Я слишком бледный? Окей, нужно выбить отпуск и отправиться отдыхать на море, хоть на недельку.
- на работе все замечательно, - веду ножом, как дирижерской палочкой. - У меня появилась замечательная новая девочка Мишель. пишет отличные картины. Несколько депрессивные, апокалиптичные, но просто замечательные. Я хочу сделать ее выставку уже после нового года, так что мы активно с ней работаем, - я уплетаю всю тарелку и, кажется, не наелся, поэтому встаю и нагло отрезаю себе еще пару кусков мяса. С пивом правда прекрасно идут.
- А у тебя как? - украдкой смотрю на колени Себастьяна и улыбаюсь, потому что Скай все так же лежит у него на коленях и ему явно там нравится.

0

13

- Вислоухий сфинкс! – оцениваю я. – Смачно звучит. Неплохое ругательство может получиться, совсем как у Ремарка в «Трех товарищах», «ходячее кладбище бифштексов». Ну, значит, Скаю еще сравнительно повезло. Хотя бы с ушами у него все нормально.
Они даже великоваты для его худого интеллигентного лица. Но не буду придираться – Имс воспринимает критику внешности своего любимца болезненно, словно Скай его дочка на выданье.
Услышав про внутреннюю сцену БДСМа, я аж чуть банку не уронил, из которой наливал пиво.
- Немец ирландца на поводке! – угораю я. Литр пива, и все становится очень смешным. – Имс! Ничего себе фантазии! Мне бы такого и в голову не пришло, а я ведь снимался в порнофильме. Мне девятнадцать лет было, - оправдываюсь я, поскольку, кажется, сболтнул лишнее. – Деньги были нужны. Знаешь, такой возраст, гениталии уже в порядке, а ума еще нет. 
Нет, наверное за едой лучше говорить про котиков, а не на всякие щекотливые темы. Имс, похоже, разделяет эту точку зрения.
- Возникают некие вопросы. Если не по зоологии, то по логике. У всех felis silvestris catus есть когти, у Ская они тоже есть, хорошо. Пойдем дальше. У всех представителей этого отряда есть шерсть, у Ская что? – Я заглядываю вниз, на мирно спящее животное: нет, не отросла. – Шерсти не больше, чем у тебя на заднице, Имс. Необъяснимое явление!
Хотя что я придираюсь, в самом деле. Я тоже не зоолог.

Имс человек серьезный, и беседа с ним должна быть продуманной. Не то что в свое время с однокурсниками или товарищами по киномассовке, где был беспрерывный гон и ржание. Хоть Имс и упомянул, что животные умнее людей, но все равно рядом с ним я  чувствую, что должен доказывать свое интеллектуальное превосходство над прочими живыми тварями. И вот мы с Фицджеральдом беседуем о работе, как взрослые люди.
- Ну, ты же знаешь, новости города – мои новости, а чисто в редакции same old, same old. В следующем номере будет репортаж о семейных винодельнях в окрестностях города. Сделает Миранда, она заслужила. Я послал бы Мари-Клер, но ей двадцать один только в августе стукнет, оказывается. Бен-стажер пришел с татуировкой на полруки, и там гроб, розы, тернии, черепа, полный набор. У меня глаза малость закровоточили, говорю: «Ну и запилил! Как же ты ее сводить потом будешь? В зрелом возрасте». А он : «Сводить?! Да она как страдания, которые навсегда останутся в моей душе!» Он прикольный. Хотя что я смеюсь, я в девятнадцать, наверно, таким же был. Не помню... Вообще, удивительно, что люди с возрастом становятся жизнерадостнее. Хотя казалось бы, болячки, травмы, близких  теряем. Такое чувство, что чем больше живешь, тем больше за жизнь держишься. Понимаешь, то есть, что жизнь – это дар, и начинаешь испытывать благодарность. А в девятнадцать да, стоишь такой в черном плаще и думаешь: «Ну так и быть, поживу еще немного в этой юдоли скорби, где мне все должны, причем помногу, и почему-то, скоты такие, не желают это осознавать»... Вот Бен бы депрессивную картину, как у твоей Мишель, с руками бы оторвал. Но у него на монументальную живопись денег нет. Кстати, я замечал, что денежные люди любят сюжеты поглаже, ну, поспокойнее. Чтоб в гостиную повесить над диваном. Вот интересно, кто придет на выставку... А сама Мишель – мрачная личность, или картины не обязательно соответствуют характеру?

+1

14

За мою уже продолжительную жизнь у меня были разные мужчины. И наркоманы, и пироманы, и нимфоманы. Как я в таких вляпывался со всей свой воспитанностью и интеллигентностью понять не могу, но это факт. Где-то в глубине души я понимал, что у Себастьян ох как много прохладных историй, который определенно произведут впечатление. Но, черт возьми, не в такой же момент! Я аж пивом давлюсь.
- Что? Ты снимался в порно? -всего ожидал от этого мужчины. Хотя нет, не всего. Например не такого. С одной стороны смешно, с другой я ужасно удивлен. - Я обязательно должен иметь запись. Ты там в какой роли? Это гейское порно? - по закону жанра заваливаю вопросами, уже с невозмутимым видом продолжаю есть уже вторую порцию. Вообще-то, я абсолютно серьезно. Хотел бы иметь запись со своим мужчиной, даже если он там трахает какую-нибудь девулю.
Но мы вернемся к звезде сегодняшнего вечера  (благо, не из-за порно): Скаю.
- Кто сказал, что у всех felis есть шерсть? - вопросительно выгибаю бровь. Нет, Себастьян, это не логично. - Вот тебе представитель без шерсти. Наглядный пример, можешь еще раз потрогать, чтобы убедиться, - я тихо усмехаюсь, снова глотая пиво.
Себастьян начинает свой монолог, который я внимательно слушаю не только потому что я правильная жена и любящий мужчина, а потому что мне действительно интересно. Я то хмурюсь, то смеюсь от слов Андервуда, иногда киваю, поддержвая его.
- Я в молодости был вполне жизнерадостным, - пожимаю  плечами, вспоминая свою школу. На самом деле, достаточно мрачное пятно на моей веселой молодости оставили наркотики. Но я всегда был достаточно позитивным человеком. Нет, я не вспоминаю с радостью тот кошмар, но я помню, что после все было достаточно неплохо, почему бы за это не радоваться?
- Жизнерадостность, мне кажется, зависит от самой жизни. Если она серая и в ней ничего не происходит, чем радоваться-то? Это у нас с тобой интересно все, какие-то постоянные события на работе, поездки, много новых знакомств и людей в окружении. А кто-то офисный планктон. Дом-работа-дом, отпуск раз в год. А дома надоедливая жена, а не прекрасный мужчина вроде меня или тебя, - я расплываюсь в широкой улыбке. Хотя, тут можно поспорить. Геи тоже разные бывают. И бывают те, которые не особо рады от своего союза. Хотя, такие пары куда быстрее распадаются чем гетеросексуальные. Вот с какой стороны не посмотри, во всем гомосексуалы лучше. Шах и мат.
- Тут дело не только в жанре полотна, - хлебом не корми, дай мне поговорить про мои картины и галерею. - К сожалению, для большинства богачей, которые ко мне приходят. Картина - способ показать сколько у тебя денег. Я же этим пользуюсь  вполне удачно им картины впихиваю. Если я вижу в человеке задатки того, кто действительно ищет искусство, то я к нему применяю другой подход. А насчет Миши... Ну согласись, на каждого автора найдется своя аудитория. Я почти уверен, что ее картины пойдут очень даже хорошо. Так говорит моя чуйка, - которая меня, к слову, ни разу не подводила.  Иначе бы я не был успешным галеристом.
- Миша молоденькая совсем, ей девятнадцать лет. Юношеский максимализм, все дела. Но выглядит она достаточно готично, - хмыкаю, встаю и загружаю свою посуду в машину, потом сажусь обратно. - И да, спасибо большое, все было очень вкусно, - благодарно улыбаюсь Себастьяну, который так прелестно выглядит со спящим котом на коленях.

0

15

-Нет, ты что, я в то время даже не знал, что гейское порно существует! Это была нормальная кондовая порнография, классика практически. Собственно, как все получилось, я в Праге снимался в массовке исторического фильма. А на съемочной площадке один тип околачивался, говорит: «Ребята, хотите подработать?» Ну, мы конечно захотели, какая зарплата у массовки? Да и вообще прикольно. Те, кто серьезно собирался стать актером, конечно, отказались, чтоб не засвечиваться своим лицом где попало. Но актерские способности там и не требовались, моих как раз хватило. Помню, я был сантехник. В комбинезоне на голое тело захожу в ванную, хозяйка такая из пены всплывает, как два дирижабля: «Вы представляете, я начала принимать ванну, и вдруг из крана пропала вода!» А я такой, медленно снимая комбинезон: «Сейчас посмотрим, хозяюшка, что у вас тут случилось». И понеслось... Конечно, у меня нет этого фильма – шестнадцать лет прошло, Имс, елки-палки! Такие фильмы снимали на коленке, переписывали на эдакие старые кассеты для видака, не знаю, помнишь ли ты такие, и толкали где-то в Гамбурге. В общем, не бойся, в интернете на это не напорешься. А знаешь, почему я не сделал карьеру порнозвезды? Я съемочную группу смешил. Знаешь, некоторые люди, когда стесняются, нервно хихикают. А я к тому же начинаю хохмить и прикалываться. Можешь себе представить, каково режиссеру порнофильма, когда у него на сете все ржут впокатку. В общем, после пары-тройки эпизодов меня попросили покинуть помещение, как слишком умного и речистого. Мой член попросили остаться, но он не согласился. Из мужской солидарности.
Слушай, вот я припоминаю, и получается, я тоже в молодости был жизнерадостный! В этом мы с тобой сходимся, Имс!

И я смотрю на Имса, который вполне весело доедает свое мясо, рассказывая о находке, столь украсившей его галерею.
- В девятнадцать лет персональная выставка?! – поражаюсь я. - Так она же, эта твоя Мишель, новый Рафаэль, получается! Дело не только в жанре, здесь я с тобой соглашусь! Бывают настолько живые работы, что манера исполнения выходит на первый план, и уже какая разница, что они изображают.
Или в Америке хорошо продаются хреновые картины, выдвигаю я про себя другое предположение. Вообще-то про это мне уже говорила Мира, тридцатисемилетняя художница-график. У них там в Восточной Европе люди лет пять рисуют гипсовые статуи и обнаженку с натуры, прежде чем закончат художественное образование, вот стандарты и другие... Нет, я должен обязательно выяснить правду!
- Имс, можно я приду к тебе на выставку? – прошу я. – Мне ужасно любопытно взглянуть на картины, и на художницу тоже, что это за вундеркинд такой. Рекламу, правда, не обещаю – ты же знаешь, у нас в журнале общий курс на позитивчик.
Я крайне рад, что мясо понравилось. Вот ведь, человек умеет быть благодарным!
Я так и сижу с котом  на руках, как Мадонна с младенцем. Чтобы отойти к холодильнику, надо либо дождаться, пока он проснется, либо собрать волю в кулак и взять это существо руками. И неизвестно, что произойдет раньше! Кажется, на десерт у меня сегодня будет пиво. Ну что ж, не худший вариант!
- Слушай, любимый - спохватываюсь я. – А Александре известно, ну, про эту новость? - я выразительно опускаю глаза на мирно дрыхнущего представителя этого столь нелогичного семейства Felis. – А то у нее ведь шок может быть. Если она внезапно увидит, без подготовки.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-06-03 00:52:44)

0

16

Сколько бы Себастьян не болтал, с какой бы скоростью он это не делал - я готов слушать его постоянно. Во-первых, это все-таки любимый мужчина, во-вторых, наконец, говорю не я. Потому что всем известно, что Имс Фитцжеральд отличается болтливостью. Он может говорить на любые темы, но особенно много начинает говорить, конечно же, об искусстве. Благо, делает это интересно и люди не устают.
Но серьезно. Вот так вот встречаешься с мужчиной, жить его к себе зовешь, вроде бы все серьезно, а случайно посреди вашего совместного ужина, после неприятной стычки из-за кота, ты узнаешь такой интересный факт из его биографии.
- Я бы с интересом посмотрел такую кассету. Может, стоит съездить в Прагу, вдруг там еще остались кассеты? Раритетные. Я готов отвалить за такую достаточное количество денег, - рассмеялся, отодвигая от себя пустую тарелку. Ужин был действительно хорошим, да и потом как же приятно наконец насытится. Тем более, мой организм реагирует на сахар и у меня от голода начинают трястись руки. А вот после долгого голода чувствуешь абсолютную гармонию с собой и своим сытым организмом. Прелесть.
- Мне кажется, я и сейчас достаточно жизнерадостный? – даже несколько удивленно смотрю на Себастьян. Мне так многие говорят, и не раз говорили, что я для своего возраста даже слегка инфантилен. Да вон, можно просто у Саши спросить! Она много найдет много фактов, которые докажут, что я по сей день крайне жизнерадостен. И если честно, если мне скажут, что это не так, я действительно расстроюсь. Для меня жить в тоске и грусти просто неприемлемо. В жизни столько мелочей, которым можно радоваться, просто нужно уметь их находить, вот и все.
- Ну, не могу сказать, что она новый Рафаэль.…Но что-то Тернеровское есть в ней, особенно когда пишет пейзажи. Но ты же знаешь, что просто я так выбираю художников. У меня не встретишь всякой мазни, с коей в наше время у большинства ассоциируется современное искусство. Конечно, я один не исправлю такой взгляд, но хоть в какой-то кругу донесу людям, что существуют действительно талантливые художники. А там, возможно, сарафанное радио сработает, - пожимаю плечами. Мне действительно обидно, что у огромного количества людей такой ошибочное впечатление о современных картинах. Лично я сам не поддерживаю мазнью. Или когда ставят туалет и говорят, что это искусство. Это туалет, даже я в этом ничего не вижу. И мне кажется, что люди, которые ходят вокруг с умными лицами просто прикидываются.
- Да, конечно, приходи, - с готовностью киваю и потом делаю глоток пива. – Я тебе сообщу, когда будет выставка. Могу даже красивое приглашение торжественное выслать, - смеюсь,  затем устало потираю переносицу.
- Ты забыл, что мы с ней выросли вместе, и у нас у обоих не было животных? Не думаю, что она будет против, - пожимаю плечами и вновь опускаю взгляд на мирно спящего Ская. – Хочешь, возьму его, а то похоже ты не можешь даже пошевелиться, - но на самом деле, картина была все-таки очень милой.
- Ну, или я могу написать Саше, что-то в роде "а у нас дома голый кот, приходи быстрее!". Уверен, она не особо удивиться от получения такого сообщения от меня, - встаю со стула и подхожу к Себу с котом, которого аккуратно глажу по горячей спине.

+1

17

- Съездить в  Прагу – это бы неплохо, - с энтузиазмом киваю я. -  Но если там что-то и искать, так лучше нормальный антиквариат, а не порнуху двадцатилетней давности. А то могут не так понять. Могут нас с тобой  принять за извращенцев, Имс. Давай лучше будем искать какую-нибудь эндемическую пражскую синицу и лазать за ней по кустам в парке на холме! Я там раньше только спьяну лазал, в те же девятнадцать. Даже не знаю, как этот парк называется... В конце концов, если уж очень припрет, порнуху можно и самостоятельно инсценировать.
И тут я вдруг осознаю, что эта мысль чересчур смелая, осекаюсь и принимаю скромный вид, опустив взгляд на кота. На его упитанную задницу с голубеющими под тонкой белесой кожей венами. Вот кто может с успехом буквально за секунду отбить мысли о любой порнухе.
- На выставку мне сходить не проблема, что ты, Имс, приглашение на блюдечке с голубой каемочкой! – я смеюсь. - Я и без приглашения как-нибудь. Мне уж очень интересно посмотреть, что за человек. Ужасно любопытно. Я ведь нечеловечески любопытен, Имс, из-за этого меня и в журналистику занесло. Если мне загорелось узнать про какую-ниудь личность, то хлебом не корми, только дай все выяснить... – Вопрос о жизнерадостности заставляет меня улыбнуться, и я подтверждаю: - Ты жизнерадостный, уравновешенный и с весьма здоровой психикой, в этом даже сомневаться не приходилось. Просто в тридцать лет, если человек успешно занимается своим делом, жизнерадостность - это скорее норма. А вот в девятнадцать  большая часть современных людей считает, что жизнь – это боль. Как будто они еще не приспособились и не нашли себе в ней места. У меня эту боль смягчили только активные поиски. Как только возникала мысль: «Что было бы, если бы сейчас я был где-нибудь еще?» - я срывался с места и бросался искать ответ на этот вопрос.

- Да, действительно, напиши  Александре скорей сообщение! – загораюсь я . - Если у человека с детства не было животных, так это естественно, что он на лысого кота отреагирует восторженно. Ничего другого и ожидать нельзя! Извини, я как-то не подумал... Может быть, сразу снимок пошлешь? Чтобы она его хоть краем глаза увидела.
Действительно, идея многообещающая!  Я хватаю свой телефон со стола, откидываюсь на спинку стула и осторожно поворачиваюсь, чтобы выставить кота в наиболее свете. Чувствуя, что его лежанка сдвинулась с места, Скай сначала открывает один голубой глаз, затем вытягивает тонкую кожистую шею вверх, как Лох-Несское чудовище, и ЗЕВАЕТ. И вот этот-то кадр мне удается запечатлеть!  Скошенный голубой глаз, прижатые  уши, розовая пасть, которая явно больше самого кота, и отличные белые зубки, смахивающие на змеиные.
- Смотри, Имс! – восторгаюсь я, демонстрируя снимок. – Я сейчас его Александре сам пошлю, в качестве иллюстрации. Кот тут выглядит, как настоящая кобра. Ой! Скай, твою мать, аккуратнее!
Убедившись, что покоя от меня больше не дождешься, котик решил спрыгнуть с колен и, конечно, не потрудился спрятать когти, а чувствительно оттолкнулся ими, придавая себе ускорение. Если бы не джинсы, остались бы неприятные царапины. Да, отныне в этом доме надо ходить только в штанах.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-07-05 20:52:14)

+1

18

- Это не просто порно! На том порно ты! - несколько возмущенно отвечаю, но после все-таки смеюсь. - Мне же интересно увидеть своего бойфренда в такой киноленте. Не каждый может похвастаться. И думаю, что нас не примут за извращенцев. Только за ценителей... Прекрасного, - задумчиво добавил я. Нет, ну я же не могу сказать, что Себастьян не красив. Очень даже красив, и я не раз замечал, как на него кто-то посмотривает. Такие взгляды вызывали уколы ревности, поэтому я мог позволить себе даже нагло взять его за руку. Выглядело, конечно, достаточно по-детски, но так я успокаивался.
- Два интеллигентных, взрослых мужчины, будут лазать по кустам, - я, как это сейчас называется, фейспалмлю. - А потом меня спросят: мистер Фитцжеральд, а как вы провели свой отпуск? А я буду только странно хихикать, вспоминая нашу поездку, - когда же Себастьян заговорил про самодеятельно порно, я сначала даже брови удивленно поднял. Эк его сегодня несет.
- Тебе наскучила наша сексуальная жизнь? - я расхохотался, закидывая голову назад. - Мне стесняться нечего, его хочешь, можно снять домашнее порно. Потом выложим в интернет и будем следить, сколько наберем просмотров, - поддерживать какую-то чушь я научился у сестры. Точнее, благодаря ей, я это делаю: она начинает, я продолжаю. Таким образом, Андервуд прекрасно вписывается в нашу семью.
- Как только будет выставка, я тебе скажу, - уже перехожу на серьезный тон, хотя, улыбка пока не сходит с моих губ. Я ему киваю в ответ, тихо поддакиваю. В итоге наш разговор уходит совершенно в другую степь.
Темы про молодежь заставляют меня чувствовать возраст. Лет с двадцати пяти я начал переживать, что жизнь идет, я не молодею, хотя у меня даже не появились возрастные морщинки или седые волосы. Как известно, все проблемы из детства, возможно, моим переживаниям дал начало возраст родителей. Когда я появился им было уже по сорок лет. Собственно, с тех двадцати пяти я неизменно пытаюсь уговорить себя, что все в порядке, что каждый возраст хорош, да и мне еще не шестьдесят и я молод. И с каждым годом это получалось все успешнее и успешнее. Но как только мне говорили про двадцатилетних или я с ними встречался... У меня происходил коллапс. Я видел активных молодых людей, я таким уже не буду. А еще на что я потратил те годы жизни? Вообще лучше не вспоминать.
- Зачастую, все молодые люди, которых я вижу - художники. Они достаточно жизнерадостны, хотя, бывают исключения. В целом, я мало общаюсь с молодежью, потому что найти что-то общее достаточно сложно, - задумчиво пожимаю плечами в ответ. Как бы молодые девочки ни хотели со мной общаться, я им этого не позволяю. Потому что я знаю, что они мечтают меня соблазнить, не зная, что я гей. Им этого, ясное дело, не светит, ну а из нашего общения ничего путного не выйдет.
Себастьян с восторгом фотографирует животное и демонстрирует мне фотографию, которую я внимательно изучаю.
- Мне кажется, Саша примет его за злобно животное, - задумчиво резюмирую. - Но пошли. Она придет, увидит, что он милый, - даю добро. Кот спрыгивает с колен мужчины и обходит кухню. Тут я вспоминаю, что не поставил миски с кормом и водой. Иду в коридор, где беру мешок с сухим кормом и пару красивых, глиняных мисок, затем возвращаюсь в кухню, где одну наполняю чистой водой, вторую едой и ставлю на пол, так, чтобы никто не споткнулся о них, но и кот мог легко найти. Скай сразу направляется к той, в которой налита вода.
- Вообще, она должна уже скоро придти, - я посмотриваю на часы. Алекс обещала сегодня не задерживаться.

+1

19

- Какого черт, Себастьян?
С экрана телефона на меня смотрит зловещее существо, в чертах которого я не сразу узнаю кота. Что-то из породы сфинксов, заснятое в не самом удачном ракурсе. Этот загадочный ребус застает меня врасплох, и я задерживаюсь в машине еще на пару минут, гадая, что же этим хотел сказать бойфренд моего парня и что, возможно, ожидает меня внутри. Он сходил на депиляцию? Или, может быть, я нагрубила ему утром и не помню? Вряд ли этот снимок имеет художественную ценность или Себастьян отправил мне его так, ради смеха. Что ж, возможно мы очень скоро это выясним, и нет смысла откладывать, потому что послание это настигло меня за процессом парковки и дома я окажусь совсем скоро
Уж пусть дело лучше будет в депиляции, - вздыхаю я, вставляя ключ в дверь. За порогом меня ждут мои мужчины – даже не сразу ясно, рады ли они меня видеть. Из кухни появляется странное существо, с первого взгляда только отдаленно похожее на представителя семейства кошачьих.
- Ох, да неужели, - почему-то выдаю я, сама еще не определившись, что чувствую по поводу этой нашей встречи с котом. Кот всем своим видом демонстрирует, что чувствует примерно то же самое. Полностью игнорирую Имса и Себастьяна и шагаю через всю комнату, чтобы рассмотреть нового жильца поближе. К моему удивлению, кот даже не сопротивляется, только смешно растопыривает лапы, когда я беру его на руки.
- И кто тут у нас? – произношу я, должно быть, не слишком доброжелательно. Приобнимаю кота, в то время как он с любопытством тычет носом мне в подбородок. Мои мужчины выглядят сейчас как два нашкодивших школьника, хочется сразу же кинуться проверять наличие поломок в квартире. Но сдается мне, причина легкого напряжения в воздухе сидит у меня на руках.
- Ну и что? Кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит?
И они объясняют. Быстро, перебивая друг друга, но очень логично и понятно, так что я снова вспоминаю, что никаких школьников тут нет – только высокообразованные самодостаточные мужчины, привыкшие использовать голову для решения любых проблем. Однако я уже невольно почувствовала себя судьей, потому что хоть никто и не говорит этого вслух, но я понимаю, что они оба рассчитывали на мое появление. Ссорой тут конечно и не пахнет, если ее зачатки и были, то буря уже давно миновала, однако они оба как будто ожидают от меня чего-то.
- И чего вы от меня хотите? – Вздыхаю я. – Значит, Скай, да? Я не против, но меня в это не втягивайте. – Разглядываю кота на вытянутых руках. Кот, судя по размеру все-таки котенок, разглядывает меня. Горячая шкурка, наощупь напоминающая спелые персики и сонный недовольный взгляд голубых глаз, как будто говорящий: «нежнее, человеческое существо!» Я не смею ослушаться и ставлю животное на пол. Кот, сбитый с толку таким немедленным подчинением, тут же валится на бок, несколько секунд смотрит куда-то в сторону, затем приподнимается, отставляет в сторону заднюю лапу и принимается демонстративно наводить чистоту. Вот что он думает обо всех наших разногласиях.
- Не пойму, Имс, у него это умение стойко воспринимать невзгоды от тебя или от меня, - задумчиво произношу я, затем поворачиваюсь к Андервуду, все еще серьезная. - Себастьян. Меня чуть удар не хватил от того фото. Что я тебе сделала?
Может быть, я еще придумаю, как ему отомстить, но об этом подумаю позже.
- А вообще, ребята, животное – это большая ответственность, - рассуждаю я, прогуливаясь по кухне и оглядывая ее в поисках еды. Это, пожалуй, единственное, о чем я могу сейчас думать. – И говорят, что их заводят, когда пришло время задуматься о детях.
Теперь я уже откровенно веселюсь, слежу за реакцией и подмечаю, насколько изменились лица.
- Но честное слово, от меня вы никакой помощи не дождетесь. Кормление или… смена подгузников. И я подозреваю, что это была идея Имса, так что на твоем месте, Себастьян, я бы пообещала то же самое.
Все логично: во-первых я, в конце концов, действительно много работаю, во-вторых – коты вообще не мои животные, я, если хотите, предпочитаю собак. Но Скай пока, кажется ничего, смотрит недоверчиво, в порче имущества замечен не был, проблем с шерстью явно не будет, ведет себя, игнорируя все рамки приличия – может мы и подружимся. И в-третьих. В-третьих что-то подсказывало мне, что принимать чью-то сторону в этом молчаливом споре может быть опасно, а с инстинктом сохранения у меня пока все было прекрасно – иначе не выдержать на моей работе.
- Так что у нас сегодня на ужин? – Плавно меняю тему я. Одно мне не нравится в этом животном – как бы он не отобрал себе все внимание. И теперь я планирую вернуть его себе.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Себастьян, давай заведём кота?