vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Месть всегда подается холодной


Месть всегда подается холодной

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

- Marguerita di Verdi, Agata Tarantino
- ночь с 31 октября на 1 ноября 2013 г.
- после двух неудавшихся покушений, разозленные женщины решают отомстить зачинщице происходящего, воспользовавшись отсутствием вновь принявшего роль босса Гвидо. И это будет темный Halloween!

0

2

Внешний вид

http://postjunkie.com/wp-content/uploads/2011/11/heidi-klum-halloween-2011.jpeg

Говорят, что месть, это блюдо, которое подается холодным. Наверное это истинная правда, ведь месть, которую осуществляешь  не продумав чаще всего бесплодна и совершенно неадекватна в своих последствиях, но ведь нам не нужны проблемы? План был продуман до мельчайших деталей  - возможно этому способствовало то, что я находилась последние несколько дней в соседних палатах с Агатой. Нет, ни в коем случае не потому что пострадала, а потому что потребовала себе внимание врачей после пожара, к тому же пора было проходить тесты на последствия летнего выкидыша, вообщем можно было посещать соучастницу в мести, не рискуя лишний раз нарваться на мужа. К тому же Гвидо, после пожара и обнаружения тела Джованни, имел  и без того достаточно дел, что бы следить за своей женой, которая до сих пор имела от него много тайн. И буду иметь, хотя бы потому, что я до сих пор не являюсь его женой. Черт, даже сейчас думаю об этом, хотя должна думать совсем о другом. Например - о платье на похороны Джованни, потому что его тело наконец выдали Семье, как ближайшим друзьям. Забавная ситуация. Я, например, подозреваю, что Анне помог кто-то из Семьи, чтобы убрать Джованни. Вопрос - кто? И зачем продал Семью.
- Она приехала в город пару дней назад... - Смотрю  в зеркало, а затем перевожу взгляд на Агату, которую также трудно узнать  в костюме, как и меня. Хэллоуин хорошее прикрытие для многих преступлений. Мало кто способен узнать человека в гриме, если увидит его без макияжа и костюма, в обычном его виде. Точно также тяжело опознать человека в наряде и с макияжем, если привык к его повседневному виду. У нас в багажнике лежало оружия гораздо больше, чем могло понадобиться. - Гвидо вернется завтра утром, думаю, стоит со всем закончить этой ночью. - На Агату лучше не смотреть - рефлекторно пугаюсь, понимая, что  и мой внешний вид далеко не идеален, стараюсь на себя не смотреть в зеркало.
Я привыкла убивать, убивать жестоко и без вопросов, и ограничений. И Анна для меня - лишь очередная жертва, к тому же осмелившаяся покуситься на мою жизнь и жизнь любимого человека. А значит сама подписала себе смертный приговор. Агате сложнее - Донато была ее подругой, и Тарантино далеко не сразу поверила в то, что ее подруга стала ее врагом, но думаю, у нее были свои подозрения. Наверное в этом основная причина, по которой испанка все же решилась на эту месть.
- Приехали. - Я уже привыкла поворачивать голову всякий раз, когда нужно что-то сказать Тарантино, что бы она разобрала то, что  я говорю.

+2

3

Месть. Это способ ответить обидчику на боль, что он причинил нам. И становится гораздо легче, когда кара находит его. Мы говорим «да, окей, он получил по заслугам». Мы говорим «мы квиты». Это как уравнение. И когда мы его решаем, все становится ясно. Ответ найдет. Конец задачи.
Но куда сложнее принести месть человеку, что всегда звался твоим другом. Трудно смириться с мыслью, что тебе предал тот, кто был тебе близок. Кто хранил твои секреты, делил боль и радость. С кем вместе не раз пили чай и виски.
Конечно, после того как Агата узнала, что ее подруга и ее бывший мужчина вместе, это пошатнуло ее веру. Но все равно… сколько не доверяй людям, окажется, что не доверять надо было еще больше.
После выписки из больницы, пока они с Маргаритой искали Донато, у Агаты была неделя, чтобы ответить себе на вопрос «смогу ли я убить?».
Последние события выбили испанку из колеи, от чего ее злости уже не хватало. Она остывала, как звезда, которой миллион лет.
Злость на Анну отошла. Остался только холодный голос разума, твердящий ночами «она должна понести наказание». И не потому что было жгучее желание мести, а потому что так надо. Потому что Тарантино была за справедливость, даже если эта справедливость противоречит конституции Америки.
И почему бы не приурочить дату мести на Хеллуин? День всех святых. Раньше это был добрый праздник, сейчас же на улице дети и взрослые разодеты в устрашающие костюмы. Тарантино с Омброй тоже решили устроить свой маскарад. Свой бал смерти. И никто не испугается, увидев на женщинах капли крови или оружие в их руках. Просто маскарад. Просто желание спрятаться и слиться с толпой. Потому что в будничный день убийцам приходится добродушно улыбаться, прятать ствол за рубашкой, надевать плащ, чтоб шрам от пули был не заметен. В будничный день монстры маскируются и прячутся в шкафы. Но сегодня… сегодня они выползли. На охоту.
Марго забрала террористку у небольшого магазинчика, он как раз был по дороге до их цели – до отеля, в который поселилась Анна Донато.
- Она приехала в город пару дней назад...окей. Значит нападение на меня она планировала будучи в Италии. – сделала вывод Агата.
- Гвидо вернется завтра утром, думаю, стоит со всем закончить этой ночью. – хорошо, что Омбра не забывала поворачиваться в сторону Агаты. За это можно было сказать женщине спасибо. Ибо некоторые знакомые из круга Тарантино забывали о ее глухоте. Даже Куинтон и тот начинал, порой ,что-то говорить, что испанка не знала. Хотя, может это делалось специально – некий шанс высказать человеку все, что думаешь, при этом не схлопотать.
- Приехали. – сообщила Марго. Террористка выглянула в окно автомобиля. Обычный такой отель, задние бежевого цвета этажей в 6-7. Находится не в центре, но и не отшибе. По улицам гуляли прохожие: дети с родителями шли на концерт, подростки на хеллуинские вечеринки. А они… они собирались казнить человека.
Агата вышла из машины.
- Ну что, вооружаемся? – испанка подошла к багажнику, открыла его, окидывая взглядом весь арсенал. Учитывая костюм испанки, ей в руки просился нож. Но надо быть прагматичнее и подгтовленее, поэтому в комплект к ножу Та-Та взяла и ствол. Но вспоминая как Донато решила убрать тех, кто стоит на ее пути, с какой расчетливостью и изюминкой это было сделано, хотелось принести ей смерть в другом амплуа.
- Какой план?

вв

http://93.r.photoshare.ru/00933/008e77a3031bdcc92a3ec6662cc1302c57b89709.jpg

+1

4

Усмехаюсь, едва не отшатываясь от Агаты. Чертовы костюмы - все время забываю что  мы страшные  в них, интересно, Агата также шарахается от меня, когда просто оборачивается, забываясь, и не пугается ли она сама себя в зеркале, как это  уже пару раз сделала я. Возможно мы и оружие Семьи - смелые жестокие, упертые и своевольные, но все-таки остаемся женщинами, со своими слабостями, страхом старения, которые пока еще больше подсознательный, чем действительно ощутимый у той же Агаты, и вполне реальный - у  меня. Поддаюсь короткому порыву, и аккуратно поправляю ей бинт, свалившийся из прически, напоминающей гнездо, в котором вольготно "сидит" белая медсестринская шапочка вся в грязи и крови. Забавно, пока на ней бутафорская кровь, интересно, будет ли также смотреться реальная, которую мы намерены сегодня пролить.
- Вооружаемся. Выбирай что хочешь... - Пока Агата рассматривает наши "сокровища" в багажнике. Достаю сокровище иного толка - кожаный футляр с вензелем "М". Жестокий подарок от старого поклонника, носившего прозвище "Инквизитор", вполне соответствующий тому, что я держу сейчас в своих руках. "Малый набор инквизитора" или пыточно-хирургические инструменты по простому. А еще, сбоку к кофру приделан маленький ящичек, где в своих уютных бархатных гнездах, мило устроились бутылочки с плотно прикрученными пробочками - яды и химикаты, пара кислот, для тех, кого сложно напугать обычными инструментами. Или тех, кто вовсе не хочет говорить, или сделал что-то слишком серьезное, что бы просто умереть. Мне приходилось использовать этот набор всего дважды до сегодняшнего дня, и я четко уверена, что покушение на мою семью - достаточно веский аргумент использовать свой набор снова.
- Да никакого особого плана. Заходим, говорим, что приглашены для поздравления постоялицы. Направляемся в номер. И поздравляем до посинения и покраснения. Главное вовремя рот заткнуть. И до казни заставить сказать, с кем она связалась, и какого черта вообще все затеяла. Вот и весь план.

+1

5

Агата не могла не оценить весь шик и блеск их костюмов. Иногда ей снились подобные сны, где гуляют люди без кожи или, словно отсылкой к Сайлент Хиллу, плачут кровавыми слезами уродливые женщины. Это были редкие кошмары, чтобы запомниться, но благодаря ним испанка с особым интересом и трепетом подбирала костюм. Это был своеобразный акт, ритуал, как у сатанистов. И все это время Тарантино не думала о том для чего, для кого, почему и когда все это потребуется. Хотя дата была известна предельно ясно. И все же, было куда легче говориться к Хеллуину, выбирая самый страшный костюм, а не подготавливаться к мести, надевая маску, чтоб тебя не узнали. Но от правды не убежать, да поздно, потому что террористка уже взяла в руки оружие, понимая, что сегодня ствол выстрелит.
Марго озвучивает план. Хотя с ним Агата была знакома, и все же надо было еще раз повторить все детали. Хм, детали? Нет, наверно все гораздо проще: ворваться, обезвредить и вытягивать информацию. По капле. И вопреки тому, что испанка желала покончить со всем быстро, избавить некогда бывшую подругу от мучений, она понимала, что как ни крути, им нужны ответы.
Наверно, Тарантино была человечней, чем сама о себе думала. Или просто время после войны ее расшатало? Она до сих пор не была уверена, что поступает правильно, но, конечно, умалчивала об этом. Обратной дороги нет.
- Идем – кивает Омбре, благодаря за заботу, когда женщина поправила ей бинтик, выбившийся из костюма. Какая идиллия!
Женщины проходят в отель. Их встречает метрдотель ошарашенным взглядом, чуть растерянный, но затем на его лице появляется понимающая улыбка. Улыбка становится все шире и шире, и казалось, что мужчина сейчас лопнет от увиденного.
- Сладости или смерть? – спросил он, уже смеясь.
- Ага – кивнула Агата – Нас пригласили.
- Это я уже понял – паренек окинул взглядом девушек – Сразу видно, что пистолет муляж – со знанием дела сказал он.
- Да, все уже разобрали – Тарантино развела руками, стараясь не задерживаться в холле. Они прошли до лифта, провожаемые мужским взглядом и искренней усмешкой. Пятый этаж. Лифт взмыл вверх. Звякнул на этаже, распахивая свои двери. Им надо было по коридору, вторая дверь с конца. Заранее знали, что последние комнаты не заняты, значит жалобы на громкий шум не поступят. Некого звать на помощь. Хотя что может сделать администратор или даже старый охранник против двух убийц? Все будет идти своим чередом.
Террористка замирает перед дверью, смотрит на набитый золотыми цифрами номер 58 и думает о том, что за этой дверью ее подруга. Ее некогда бывшая сестра. Та, с кем прошли огонь и воду. Значило ли это вообще что-то? Для Агаты точно значило, а вот Анне, оказалось, важнее власть и деньги, важнее статус и престиж, чем остаться человеком.
Испанка переводит взгляд на Марго, сжимает рукоять ствола. Наверно, морально готова она к визиту она никогда не будет. Так бы и стояла в коридоре, собирая пыль. Поэтому рядом есть Омбра, которая даст нужный толчок. А, значит, вперед.

0

6

Внимательно смотрю на Агату - если замечу минимальное сомнение - предпочту убрать  и ее тоже, вместе с Анной - не хочу получить нож  в спину, особенно сейчас, когда Гвидо далеко  и совершенно не в курсе того, что затеяли мы с его любимицей. Ухмыляюсь - когда то с того, что  я назвала Агату его любимицей, а затем еще и окрестила его евнухом, началась новая страница наших с ним отношений, и наверное это очень яркий момент, потому что  я до сих пор помню эти ощущения, когда он взялся доказывать, что и на Агату ему плевать, и евнухом он не является. Наверное, совершенно неуместные сейчас мысли, но от них как-то снова загораются глаза, а потом уже в них появляется отблеск пламени сгоревшей недавно квартиры, где едва не сгорели мы вместе с мужем.
Двигаем по коридору, не спеша, пугая идущих навстречу людей своим внешним видом. В принципе, так и задумано - запомнят костюмы, а не нас, и никто не увидит настоящих лиц под масками и макияжем. Перехватываю пистолет удобнее - нет, сразу убивать эту тварь  я не стану, и Агате не позволю, хоть  и понимаю, что  ей будет тяжело удержаться от помощи, той которую она называла подругой. Черт, ну зачем я так подставляюсь, неуверенна в партнерше, не получила разрешение мужа, который теперь снова станет моим боссом. И я бы, на его месте, убрала бы себя с должности консильери - слишком уж своевольно я действую в последнее время, еще начиная с назначения. Просто если раньше я успешно скрывала свои делишки, то теперь почти не таюсь, что вряд ли нравится мужу.
- Готова? - Стучу в дверь. прижимая пистолет к бедру.
- Кто?
- Сюрприз от гостиницы к празднику! - Пытаюсь добавить в голос веселья, и убрать напряженность. Делаю большие глаза Агате, что бы не подавала голоса. Не хватало, чтобы Анна ее узнала.  Дверь открывается медленно, и женщина выглядывающая в нее, вряд ли подозревает, что будет происходить дальше.  Резкий рывок в сторону, отбрасывающий Анну от двери, и быстрый перехват, когда в ее руках оказывается пистолет. Успеваю ударить раньше выстрела, и оружие летит на пол с металлическим грохотом. Вижу, как Агата скручивает ту, что была когда-то ее подругой.
- Здравствуй, Анна.

+1

7

Конечно, Анна не ждала никакого сюрприза. И точно поняла при первом слове, что это уловка. Наверно, любой дурак почувствует подвох, когда к нему приходят в гости со словами «сюрприз от гостиницы». Потому что в этом продажном мире все сюрпризы платны. И добрых жестов воли нет и не будет.
Донато открывает дверь, уже готовая спустить курок в незваных гостей. Но Омбра, резким броском, как квотербек, вырывает оружие из рук женщины.
Тарантино подоспевает к безоружной, хватая ее руки и заодя за спину, чтоб щелкнуть наручниками. Неприятно, конечно, что дальнейший разговор пойдет таким образом. Испанка хотела, чтобы ее подруга, поправка: бывшая подруга, находилась с ними наравне, чтобы ничто не смущало ее вещать истину. Уж за годы общения Та-Та знала итальянку, женщина была недопустимо горделива и любила задирать нос, поэтому из, опять же, своего высокомерия, она могла замолчать. Ну чтож, на этот случай есть кулак. Хотя не хотелось бы применять жесткие меры. Во-первых, их могут услышать. А во-вторых, всегда надо оставаться человеком.
Анна сидела на полу с застегнутыми наручниками и смотрела на своих убийц. В том, что Агата и Марго ее убьют, сомнения не было, и Донато, кажется, тоже это понимала. Поэтому в ее взгляде читалась победа. Победа и ни грамма вины. Это начало злить Агату. Она думала, что увидит подругу в прежнем обличае, того близкого человека, которому доверяла. Увидит и усомниться. Но сомнения все ушли. Нет прощения предателям. Только на смертном одре.
Тарантино снимает маску с лица и усаживается на кровать, напротив Донато.
- Знаешь, я все же рада тебя видеть. Лежа там, в могиле, скрепя песком на зубах и раздирая пальцы в кровь, я столько думала о нашей встрече – голос испанки был похож на шипение, словно гадюга подползала все ближе и ближе, чтобы вцепиться ядовитыми клыками в горло. Ее яд ненависти уже начал просачиваться в воздух.
- Ой, мне очень жаль – на лице Анны проскользила улыбка. И это не означало сожаление. Женщина перевела взгляд на ди Верди, выражая и той свое наигранное сожаление. В этот момент Тарантино не удержалась и влепила итальянке пощечину. Губу не разбила, зато звук звонкого шлепка заполнил комнату. Анна отклонила голову, и на ее лицо упали волосы. Спектакль «жертва двух монстров» в театре Донато началась! Только вот у Агаты чувство жалости куда-то испарилось. Она сама стала удивляться как могла даже думать о том, что бывшую подругу можно простить. Как она могла сомневаться в том, чтобы казнить ее?!
- Кто тебя поддерживает? – твердым голосом спросила Тарантино, кладя рядом с собой нож. Явно намекая женщине, что в случае молчания будет больно. Больно и не красиво, если лезвие пройдет по лицу. А зная Анну, испанка понимала, что Донато боится боли и пыток. Разговорить ее можно, главное сделать телевизор громче, чтобы не сбежались соседи и администратор. Иначе, одним трупом не отделаться. Кровавая бойня в отеле в день всех святых. Звучит заманчиво, но не их вариант. Надо следовать установленным правилам.

0

8

Задумчиво изучаю ту, которая еще полгода назад была консильери Семьи Торелли и душой этой Семьи, внезапно исчезнувшей и оставившей мне, своей наследнице во власти, осколки и обломки, вырвав что-то и заставив меня заново выстраивать каркас семейного бизнеса и иерархии. Анна сама напоминает мне обломок, наверное еще и потому, что у нее нет будущего. Она сама лишила себя его, вырвавшись из этой хватки, она сама написала на своем лбу "No fate", а может стоит вырезать у нее на лбу эту надпись? Достаточно тонкий скальпель  у меня есть, к тому же в наборе юного инквизитора хватает различных кислот  в специальных металлических склянках. Инквизитор педантичен в своих инструментах, и мой подарок также педантичен. Ухмыляюсь, прислоняясь к столу и давая Агате оторваться на полную. Забавно наблюдать как меняется отношение Та-ты к бывшей подруге. Словно на глазах спадает маска, которая стала маленькой и непригодной для ношения.
Я пока предпочитаю не вмешиваться, чтобы дать Агате удовлетворить свою собственную  жажду мести, и оставить мне самое лакомое на закуску, потому что после моего "допроса" Анна вряд ли сможет говорить нормально, да и себя тоже вряд ли будет напоминать. Ее лицо сейчас - лишнее напоминание мне о том, что может сделать власть с человеком. Что может сделать потеря близкого человека, исковерканная горнилом излишних возможностей. Мне, пожалуй стоит  запомнить этот урок, что бы не повторять ее ошибок.
- Думаю, стоит поинтересоваться, кто подает ей идеи, ведь это из Италии ты приехала такая умная? - "Мило" улыбаюсь и снова уступаю право сильнейшего Агате. Пусть наиграется и удовлетворит все свои потребности в "общении" с подругой.

+1

9

Мне никогда не нравилась фраза «добиваться любым путем», ведь как знать куда тебя может завести этот путь. И глядя на Анну я понимала, что она зашла далеко. Она в раз перечеркнула все, что мы имели. Ладно, я могла понять, что Донато пыталась убить Гвидо и Марго, но когда вонзаешь нож своим друзьям… Наверно, дела Донато были совсем плохи. Хотя с чего бы? Многие мечтают о такой жизни: растить в роскошном доме в Италии двоих близнецов, управлять ювелирным магазином в Штатах, ездить в магазин за продуктами на «Лексусе».
- Думаешь, я мечтала о такой жизни? – словно услышав мои мысли спрашивает Анна. Я удивлено вытаращила глаза.
- Думаешь, я этого хотела?!
- А чего ты хотела, Анна? – прошипела я зло сквозь зубы. Мне не нравилось, что Донато своим скорбным видом пытается вызвать жалость. Уже поздно, дорогая подруга одевать траур.
- Хотела, чтобы было все, как раньше – она все еще держится за зудящую щеку, поднимаясь на ноги.
Как раньше? Это словно иное измерение: не прошлое, не настоящее, недосягаемое… Мы можем не помнить всех картинок, но мы помним какие испытывали чувства: защищенность, стабильность, надежность… Помним, что тогда, раньше, все было хорошо, и пытаемся вернуть. Используем подручные средства, стараясь подпереть разрушающийся замок гнилой палкой. Похоже, что Анна считала, что ее счастье, ее безопасность и беззаботность заключалась во власти. А я считаю, что «как раньше» - это когда был Витторе и Анна супругами, когда я и Данте жили по соседству, когда Рик ездил на мусоровозе. Друзья – вот мое «как раньше». И когда Донато взялась что-то исправлять и возвращать, она разрушила мой замок, вытащила ту шаткую гнилую палку.
- С тех пор как не стало Витторе, я начала задумываться о том, что скоро власть ляжет в другие руки. В Италии я набирала силы. Думаете у Витторе не было приспешников там, на родине? – Анна усмехнулась, поправила волосы за ухо, и продолжила. По ее глазам я видела, что экс-консильери знает, что ее конец близок, и было бы непростительным упущением похоронить ее гениальный план по возвращению в Семью, вместе с ней.
- И все было проще простого? Наемники делают грязную работу, выстилая телами пусть к твоему трону… - без какой-либо эмоциональной окраски констатировала я.
И вроде все предельно ясно, только почему остается ощущение недосказанности? Возможно, я ждала, что Анна раскается и прольет скупую слезу. Но о чем она и жалела, так это о том, что попалась так легко.

+1

10

Это скучно. Присаживаюсь на край стола, давая Агате вдоволь наобщаться со своей бывшей подругой. У меня нет друзей. Так уж сложилось, что у убийцы как-то не получается заводить отношения ни личные, ни дружеские. И если с личными отношениями происходили какие-то изменения, в отношениях с Гвидо, который становился все ближе, хотя у нас периодически случались конфликты, но мы искали консенсус и находили его раз за разом. А вот с друзьями все было гораздо хуже - Осо стал почти родственником, но у него была своя жизнь, братья Вицци были верными соратниками, но в друзья я их не собиралась записывать, слишком уж отличались наши отношения от дружеских.
А может это и к лучшему?
Достаточно было посмотреть на двух бывших, таких близких подруг, которые были едва ли не сестрами, а сейчас, одна сидела перед другой, едва не убив ее ранее, а вторая била ее и добивалась нужной информации. Это сложно было назвать настоящей дружбой. И кто виноват в этом - сложно сказать.
- Позволишь мне? - Подхожу к Анне, спокойно без лишних эмоций, хотя очень хочется порвать эту суку на заплатки и развеять их над Сакраменто, что бы даже памяти не было о том, что была когда-то такая Анна Донато. Копирую ее жест, зеркально убирая волосы за ухо, и глядя в ее глаза. - За тобой стоит семья ди Капо? Или Могильщик? Может семья Андролло? - Мне нужно лишних слов, я вижу как меняется выражение ее глаза. Значит все-таки Могильщик... Прикрываю на мгновение глаза, а потом снова отхожу, давая Агате свободу действий. Что она оставит мне - я не знаю, но и пытка и смерть - это всего лишь акт этой странной пьесы, а закончить ее просто так... не хочу. Все должно быть наказано по заслугам.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Месть всегда подается холодной