Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - let's go back to the start;


- let's go back to the start;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s6.uploads.ru/vkQ76.png http://s7.uploads.ru/9EYmG.png
who: Wanda Hafermann && Otto Monaghan
when: начало лета, чуть больше трех лет назад, поздний вечер. Знойный июньский воздух не успел насквозь пропитаться душным автомобильным смогом, но каждого прохожего вынудил практически избавиться от лишней одежды - мужские взгляды то и дело балуют полуобнаженные длинноногие девицы, вышагивающие по мостовым. К ночи, на гомонящих праздно шатающимися жителями улицах города, становится куда уютнее - каменные аллеи и асфальтированные дорожки остывают, приглашая всех и каждого размеренно прогуливаться тут и там.   
where: дешевый бар на окраине города, пользующийся сомнительной репутацией и привлекающий весьма специфическую публику. В злачном местечке можно встретить не только презрительных авангардистов, незадачливых музыкантов, уличных хулиганов или девиц облегченного поведения - как ни странно, чрезвычайно талантливые, но малоизвестные музыканты зачастую выступают именно в подобных заведениях.
what:

“Мог ли Отто вообразить, что музыкальную жемчужину отыщет среди малопривлекательной публики дешевого бара?”

Отредактировано Otto Monaghan (2013-11-10 20:25:24)

+1

2

внешний вид: темно-синие брюки из легкой ткани, легкая рубашка в красно-бело-синюю клетку с длинным рукавом, теннисные туфли на босу ногу; привычные вихры и тщательно выверенная небритость.

Вытянувшееся лицо взлохмаченного водителя такси, секундой позже очертившееся скользкой сальной улыбкой, весьма прозрачно намекало, что тому хорошо известен названный мной адрес. И отметив про себя влажные пятна на дешевой рубашке и уродливую россыпь последствий подростковых угрей на лице, рассматривая краем глаза вульгарные наклейки извивающихся рисованных женщин, зазывно улыбающихся с приборной панели, я всерьез сомневался, что игра стоит свеч. Мне редко приходилось подолгу задерживаться в приграничных районах Сакраменто – на окраинах я бывал разве что проездом, – а искать там юное музыкальное дарование, способное изрядно разукрасить пресную шоу-программу клуба, и вовсе не приходило в голову. Впрочем, сомневался я и в том, что так рьяно расхваливаемая приятелем девчонка окажется стоящим приобретением для клуба – после чрезвычайно удачного тандема близняшек с уникальными тембрами голосов и эбонитово-черной кожей в комплекте с обесцвеченными волосами, – вся прочая экзотика меркла. Вот только искушенной и – надо заметить, – весьма ненасытной публике “El Dorado” хотелось новых открытий и непременно, чтобы от их выступления парализовало не только речь, но и дыхание. Чем черт не шутит,- обреченно решаю я, всматриваясь в чернильный вечер за окном: в этой части города горят редкие фонари, а многие из них – и вовсе разбиты, – а потому я слабо представляю, где нахожусь в эту самую минуту.
- Удачного вечера,- машина с легким шорохом останавливается у трехэтажного здания, обветшалость которого бросается в глаза даже в июньской темноте; и я снова ловлю на себе этот препротивный взгляд в зеркале заднего вида – липкий и неприязненный, он обволакивает, подобно паутине. Бросив на колени водителю несколько смятых купюр, я выскальзываю на тротуар, не произнеся ни слова – меня мало задевает сквозящее в его глазах понимание, но искренне удивляет иное - неужели он всерьез мог решить, что мне придет в голову подыскивать подружку в подобном месте? Прищурившись, поднимаю взгляд на моргающую вывеску на углу здания – дребезжащие зеленые диоды складываются в бессмысленные слова, - и я подавляю тяжкий вздох. Водитель не ошибся. Мне действительно придется последовать за стрелкой, указывающей куда-то в пол, а после – проталкиваться в малопривлекательной беснующейся толпе в поисках этой неизвестной певички и музыкантши – по совместительству. Черт побери, я даже не знаю, как она выглядит,- отмечаю про себя, осторожно спускаясь по выщербленным ступенькам в полуподвальное помещение – видимо, притон авангардистов и шлюх этого района не мог находиться над поверхностью земли. Я зажмуриваюсь и толкаю тяжелую дверь – глупо было бы ожидать увидеть у входа громилу-охранника в роли обходительного швейцара? – и мгновенно лишаюсь слуха. Полутьма, царящая в предбаннике бара, мало компенсирует дикую вакханалию из звуков, льющихся отовсюду. Я слышу скверно отлаженные инструменты, гомон нетрезвой публики и истерический хохот, и мне хочется оказаться в сотне миль отсюда, но навстречу уже спешит определенно обдолбанная хостесс – чего стоит глуповатая улыбка на бледном личике и зрачки величиной с монету. Она резко останавливается прямо передо мной – еще секунда и точно врезалась бы, – и молча хватает ртом воздух, словно разом позабыла все заготовленные слова от одного только моего вида.
- Что в программе на сегодня, honey?,- приторно улыбаясь (словно самой любимой клиентке!), решаю прийти на помощь и облегчить муки, и взгляд ее на несколько секунд становится осмысленным. Не представляю, что творилось в ее голове на протяжении этих мгновений, но от аморфности она вдруг перешла к весьма активной деятельности. Подмигнув мне, девица в секунду сокращает оставшееся между нами расстояние, и жарко шепчет на ухо, обдавая запахом дешевых духов, мятной жвачки и незнакомого алкогольного месива:
- Сегодня – будто специально для вас, – заглянули три симпатичные шестнадцатилетние сестрички, которые не откажутся пообщаться с привлекательным мужчиной,- я делаю несколько глубоких вздохов, дабы не окунуть голову этой идиотки в раковину в ближайшем сортире. Неужели я действительно похож на любителя не только подгнившей, но и зеленоватой клубники? Не ответив снова ставшей флегматичной девице, отодвигаю ее в сторону и смело шагаю в просторный бар с низким потолком, забитый людьми. В незнакомом пространстве ориентироваться весьма непросто, но внезапно я оказываюсь просто у барной стойки, несправедливо оставленной без внимания – бармен лениво протирает запылившиеся бокалы и без интереса посматривает на развлекающихся посетителей, а неподалеку от него, на краешке высокого стула сидит хрупкая белокурая девочка лет пятнадцати. Остановившись около бармена, я заказал двойной виски со льдом, и, взяв со стойки стакан с янтарной жидкостью, приблизился к девочке.
- Здесь всегда так шумно?- ничего не значащая фраза, призванная привлечь внимание блондинки, и вот она уже с интересом поглядывает на меня из-под челки. Не то, чтобы она произвела на меня впечатление – в общей массе разукрашенных девиц и пьяных работяг она выглядела совершенно чужеродным элементом, а потому мне вдруг захотелось усадить ее в такси и отправить домой. - Разве школьницам разрешено посещать подобные заведения?- не сдержался. В конце концов, школьница она или нет, и зачем явилась в этот низкопробный бар – вовсе не мое дело, но мне редко удается замалчивать собственные назойливые мыслишки. Взгляд невольно скользнул по ободку высокого бокала, стоящего рядом с ней на отполированной, но уже изрядно заляпанной барной стойке. Апельсиновый сок? Остается надеяться, что без водки,- делаю про себя неутешительный вывод, и встряхиваю головой. - Возможно, ты в курсе сегодняшней шоу-программы? Что за певица? – возможно, окажется, что она просто фанатка этой исполнительницы и преданно следует за ней по всем клубам и сценам города – даже настолько отвратительным, как сегодняшняя.

Отредактировано Otto Monaghan (2013-11-10 23:12:29)

+2

3

внешний вид + ближе к мордашке
вы ничего не знаете о страхе, если у вас посреди ночи не падала стоящая у изголовья кровати гитара.
Седьмой раз я здесь. Седьмой раз я сижу за барной стойкой и пью апельсиновый сок перед выступлением. Каждый раз, всегда я делаю здесь что-то новое. Готовлю неделю и выдаю как только позовут. Мне на самом деле немного неприятно видеть определенные картины действий, демонстрируемые невежественными посетителями, неприятно лицезреть льющийся рекой дешевый алкоголь, но я умею закрывать глаза на все эти минусы. Здесь неплохо платят, и можно поймать такси, чтобы быстро добраться до дома, изобразив потом что я ночевала у девчонок, или совсем не выходила из дома. Конечно, с гитарой за спиной сложновато влезать на второй этаж дома… Но все таки, пока ни разу не падала.
Здесь всегда так шумно. Кто – то просто пьет и бьет посуду, кто-то пытается снять забаву на ночь, кто-то целуется, кто-то ссорится: жизнь в заведении бурлит, кипит и бьет ключом по голове тех, кто в нее вписаться в свое время не пожелал. О, вон второй бармен потащил пьянчужку к лестнице, видимо достал тот его. Смешные здесь люди. Каждый со своими гусями в голове, а мне нужно угадывать, что нужно в данный момент если не всем, то весомой половине присутствующего здесь народа. Я не боюсь сцены. Я не боюсь провалиться, я уверена в себе больше, чем отец когда-то был уверен перед поединками. Мне вот дико интересно: почему всегда незнакомцы стараются счесть меня школьницей? Негоже судить по одному внешнему виду, кощунство какое – то, неуважение к человеку, и к его, извините, соотношению роста и комплекции. Да, я малявка, но не спешите признавать меня совсем карапузом. Сок заканчивается, через пять минут мне на сцену, как только оттуда уберут того идиота со скрипкой. Скрипеть не умеет патологически, медведь на ушах лезгинку станцевал в детстве. Режет, режет мои абсолютнические ушки. Фуф, все, слинял. Меня, можно сказать, - отпустило.
- Почему вы так уверены в том, что я – школьница? – я изумленно вскидываю взгляд и направляю его на незнакомца, - я разве одета как-то не так, или слишком молодо выгляжу для того, чтобы просто сидеть за этой барной стойкой и пить апельсиновый сок? – и скрывать за этой же стойкой гитару, чтобы никто ненароком не сшиб кофр, проходя мимо. Я не шибко уважаю лишнее внимание к своей персоне, особенно перед выходом на сцену. Поэтому и стараюсь скрывать свой взгляд под шляпой. Хотя кто-то говорил мне недавно, что так я сохраняю таинственность, что тоже немаловажно. До сих пор в кошмарных снах себе представляю как меня узнают на улицах и что-то вопят, а предки смотрят косым взглядом. Да, сразу оба.
- Да, вроде говорили что будет какая-то девушка, гитарист. Лично с ней не знакома, но поговаривают, что она умеет словить тишину и заставить всех словно под гипнозом слушать ее. Бармены шебуршали что им во время ее выступлений не раз приходилось видеть как самые злачные буяны-рецидивисты данного заведения едва ли не в кубок сворачивались на своих местах, словно котята, пока она играет. Но стоит только ей уйти – все, данный кошмар вновь продолжается до утра. – врать, безусловно, нехорошо, но лишний раз отвести от себя подозрения – полезно. Тем более, насчет того, что говорили бармены – чистая правда.
- Ну, было приятно с вами пообщаться, надеюсь вы дождетесь ее, а мне, увы и ах, пора. – я сползаю со стула, и прошу бармена забрать стакан. Сок мне оплачивает заведение, как сотруднику, а Риккардо передает мне чехол через стойку. Не оборачиваясь на своего недавнего собеседника, я ныряю в служебное помещение, закрывая за собой дверь, прохожу несколько коридоров, которые мудро было бы назвать катакомбами, расчехляю инструмент, надеваю на себя ремень, несколько вдохов-выдохов, и пошла. Сейчас я буду умиротворять зал, не зря же хвасталась. Я никогда не перепеваю чужие песни, это личный принцип, поэтому начну пока с инструментальных каверов. Слышу из-за кулис как в очередной раз завязывается драка, выхожу, по пути надвигая шляпу на глаза по самый нос – все равно пока буду играть обратно залезет, не желая прикрывать мою мордашку. Настраиваю микрофоны, один для гитары, второй для себя: то, что я не пою чужие произведения ничуть не мешает мне общаться с публикой, пусть даже столь неприятной. Для меня это тоже люди, и от их реакции зависит мой гонорар.
- Добрый вечер всем, кто способен еще различать звук гитары и человеческого голоса, - у меня обезоруживающая улыбка, все так говорят. Этой самой улыбкой я и решила пальнуть в слушателей для начала. И как ни странно – сработало. Стоило мне заговорить, так все внимание публики было обращено ко мне. Когда на тебя смотрят пар восемьдесят так полупьяных полуспящих глаз, а которые резко приходят в себя от одного только звука твоего появления на сцене, это знаете, дорогого стоит в какой-то мере. Здесь лучшая публика для старта. Если ты задела эти глухие сердца, то приличных людей обласкать звоном струн будет куда проще.
- У меня есть небольшой сюрприз для вас. Но отдам я его только в одном случае, - на этом месте я едва не оглохла, потому что визгливо-крикливо-хрюкающий звук «Ууу!» разразился на все помещение, а меня Господь мониторинговыми наушниками как нормального артиста пока не одарил. Вот и глохну иногда.
- В случае, если вы готовы его слушать. – на конце фразы демонстрирую всем легкое смущение, опускаю взгляд, и прохожусь по струнам. Люди замолкают в ожидании. Первый трек, чтобы окончательно растопить ледышки в душах посетителей – этакая фоновая заставка от Kansas – dust in the wind. Умиротворение. Все сидят, покачивая в такт моим переборам головой, немного похожие на змей, которых дрессируют дудочками йоги. Следующее произведение немного расшевелит пух, и позволит проснуться. Бессмертный хит Майкла Джексона – Beat It, переложенный мною самостоятельно на акустику. Я срываю овации: негромкие, потому что народ не желает рвать эту тонкую грань между тишиной и прикосновениями к струнам моих пальцев. Затем вновь следует игра на контрастах: нежная, спокойная и очень уютная human nature затрагивает души пришедших послушать меня. Я расслабляюсь. Мне комфортнее чувствовать себя на сцене, чем вне ее: я совершенно не умею общаться с людьми просто так, по-человечески. Все свои чувства, эмоции, переживания и ощущения я изливаю с помощью звука. Так мне проще. Меня все слушают, словно завороженные, не в силах противостоять алкогольному угару, и, смею предположить, какому-то непонятному гипнозу, источаемому звуком моей prs angelus.
А теперь – рисковое предприятие. Дело в том, что несколько недель назад я сама написала две песни. И хочу пойти ва-банк, узнать пан или пропал, годны ли они для восприятия публикой, или им так и суждено остаться на нотной бумаге… Я двигаю свой высокий стул ближе к микрофону.
- Я знаю, что до этого момента я никогда не пела для вас, и думаю, что пора исправить это досадное недоразумение.
Первый раз за все мои выступления, которые я практикую уже добрых полгода в разных пабах Сакраменто, у меня затряслась диафрагма. Затряслась так, что унять это ощущение кажется невозможным. Я беру аккорд, дотрагиваюсь до струн, и начинаю петь. Остается только спокойно отреагировать на то, если меня закидают помидорами… Представляю как эти все эмоции красочно демонстрируются на моем лице, выгляжу наверняка как дерьмо.
Но нет. Уже на третьем припеве зал начинает аплодировать в такт и пытаться подпевать. Тот кто никогда не был на сцене, и никогда не исполнял собственные песни, наверное никогда не испытает такого облегчения. Ощущение, будто с груди свалился не то что камень – целый дом! Заканчиваю вторую песню, встаю со стула на поклон. Поднимаю взгляд, улыбаюсь, на секунду снимаю шляпу и спускаюсь со сцены. Сегодня я удивила всех, а что же будет дальше?

playlist

[mymp3]http://content.screencast.com/users/WandaHafermann/folders/Default/media/bd0d5efb-38c0-408f-ad65-f4685be8555e/(Kansas)%20Dust%20In%20The%20Wind%20-%20Gabriella%20Quevedo_1.mp3|dust in the wind[/mymp3]

[mymp3]http://content.screencast.com/users/WandaHafermann/folders/Default/media/ebbb947f-f517-430d-a0f7-b9d4223ad739/(Michael%20Jackson)%20Beat_It.mp3|beat it acoustic[/mymp3]

[mymp3]http://content.screencast.com/users/WandaHafermann/folders/Default/media/156d3fe4-067f-4e46-9440-0e66a08695b2/Human%20Nature%20-%20Michael%20Jackson%20-%20Acoustic%20Guitar.mp3|human nature acoustic[/mymp3]

[mymp3]http://content.screencast.com/users/sacramentomuzyka/folders/Default/media/8ef78097-ca75-493f-bda3-f6e81e4d1a55/Orianthi%20Performing%20Drive%20Away%20(Acoustic)_1.mp3|drive away[/mymp3]

[mymp3]http://content.screencast.com/users/WandaHafermann/folders/Default/media/a9e81ff9-f8f3-4669-ae43-6b0c94e8d2dd/Orianthi%20-%20Bad%20News%20-%20Hard%20Rock%20Cafe%20Hollywood%2010-21-10_1.mp3|Bad News[/mymp3]

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-11-11 14:40:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - let's go back to the start;