Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I need a Hero to save me now


I need a Hero to save me now

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

I need a Hero to save me now
I need a Hero
Save me now

Ray Armstrong & Alexandra Bennett | Sacramento | May, 2014

http://s6.uploads.ru/XxWlH.gif
http://s6.uploads.ru/GfLEo.gif

Иногда добрые дела заканчиваются не самым лучшим образом. Александра лишь хотела помочь своей знакомой, которая выпила на вечеринке, но буйная спутница, а так же другой водитель, не справившийся с управлением, становятся причиной жуткой аварии. Иногда случайный прохожий, ставший свидетелем жуткой аварии может стать героем. Рэй даже не подозревал, что вечерняя прогулка может стать для него констатацией одной смерти и мучительным вызволением девушки-водителя из покореженной машины

I need a Hero to save my life
A Hero'll save me
Just in time

+1

2

Моя жизнь напоминает маятник. Качается из стороны в сторону — от работы к повседневности, и снова к работе, а потом — к жизни вне стен пожарной станции, и обратно. И так каждый божий день. Я молюсь на те редкие выходные, в которые удаётся выспаться. Хотя лично для меня это понятие весьма растяжимое по одной простой причине: привычка подрываться, когда за окном чуть светает, у меня в крови. Даже если я знаю, что завтра утром могу спать до обеда, проснусь с первым будильником моей соседки, из квартиры рядом. Он у неё, к слову, настолько громкий, что слышно даже из-за стенки. Сегодня был один из тех редких выходных дней, в которые я мог позволить себе всё что угодно, но только не работу. И это, несомненно, радовало. Я мог позволить себе пролежать в кровати, таращась в потолок ещё лишних полчаса, в то время как на смену я всегда собираюсь с армейской скоростью, не позволяя себе даже поспать, за выкуриванием утренней сигареты.
Но, как правило, выходные дни проходят в рутине и мне редко удаётся выбраться куда-то с друзьями. Чаще всего потому, что мои выходные попадают на их рабочие дни в стандартном графике. Так что приходится заниматься своими делами, таскать собаку к ветеринару, оплачивать счета и набивать брюхо сытной едой, которой я лишён в рабочие дни. На смене максимум, что удаётся перехватить — так это какой-нибудь захудалый бутерброд с изрядно заветрившимся сыром. От него, конечно, никто ещё не умирал, но желудку после такого веселья — тошно.

Сегодня выкроил вечер, чтобы смотаться к отцу. Родители готовили дом для зимы. И пускай зима здесь мало напоминала среднеевропейскую, сидеть три месяца в неотапливаемом доме — занятие опасное. Уже месяц мы с главой семейства пытаемся сделать ремонт. Из-за моего хромого графика — это получается довольно плохо. Мы едва ли успели покрыть крышу прежде, чем в Сакраменто зарядили осенние ливни. Теперь занимались утеплением изнутри, чесались от стекловаты и пили горячий кофе, который отец совершенно не умел готовить. Каждый раз он с храбростью полагался на кофеварку, но пластиковая подруга подводила его снова и снова; то не доваривала, то сжигала весь напиток к чёртовой матери.
На часах уже было начало девятого и я возвращался обратно в город. Родня у меня живёт в тридцати минутах езды от Сакраменто, в пригородном районе, и бед не знает. Район у них тихий, спокойный, а какие оттуда виды на город — загляденье. Но вот дорога туда оставляет желать лучшего. Трасса, ведущая к их району, вечно забита. Что днём, что утром, и даже ночью. Так что мне потребовалось не меньше полутора часов, чтобы кое-как протолкнуться среди застрявших машин ближе к городу. Всё-таки преимущества в мотоцикле есть. Тебе есть куда развернуться, где пролезть, где протолкнуться. Этим преимуществом я активно пользовался, получая в след завистливые и недобрые взгляды водителей. Почему? Просто потому что иногда, чтобы пролезть сквозь машины, приходится от них слегка отталкиваться. Хулиганство подобного рода практикую редко, но и со мной бывало.

Сейчас я мок под дождём стоя в пробке уже в городе. Сначала одна — следом вторая. А дождь над Сакраменто как назло зарядил что надо. Утепленная мото-куртка влагу конечно не пропускала, но в общем и целом, приятных ощущений от ливня я не испытывал, в то время как автомобилисты грели руки о печку автомобиля, сидя в сухости и комфорте. Вот он минус двухколёсного транспорта — желаешь прокатиться с ветерком и без пробок? Мокни под дождём.
Сегодня в городе было много аварий. Плохая погода, туман и скверная видимость, как следствие, лишали водителей бдительности. Сейчас, впереди эвакуатор оттаскивал искорёженный Шевроле от такого же помятого Мерседеса. Один не пропустил другого и, как итог, авария на две полосы, перегородившая дорогу всем остальным участникам дорожного движения. Иногда, в такие моменты я хотел иметь личный вертолёт, на котором без пробок можно было бы добраться до любой точки города в считанные минуты. Благо город то у нас был не таким уж и большим. Но, за не имением экзотического вида транспорта, приходилось в нетерпении ёрзать по плотной седушке мотоцикла и посматривать по сторонам сквозь защитное забрало шлема. Машины растащили, хозяева транспортных средств разошлись без мордобоя, но полосу так и не открыли. Я устало стащил с головы шлем, поставив мотоцикл на подножку и закурил. Из соседней машины появилась красноватая лысина неизвестного водителя. Мужчина лет пятидесяти пытался разглядеть происходящее впереди. - Что, на долго? - Раздражённо спросил он меня, поворачиваясь мне на встречу с сигаретой в зубах. Я только сдержанно кивнул, пожимая при этом плечами. Дорожные службы не отличаются своей оперативностью. Мужик раздосадованно попыхтел и попросил огоньку. Я услужливо протянул ему зажигалку.
Дорога зашевелилась спустя двадцать минут. Тронулась сначала левая крайняя полоса и все участники правой стороны тут же ринулись занимать свои места на «выход». Я вернул на голову шлем, протёр стекло и захлопнув его, тронул ручку сцепления, трогаясь с места и ушёл вправо, бесцеремонно выезжая на пешеходную зону. Но стоило мне только проскочить по перекрёстку, заваленному мелкими обломками недавнего инцидента и проехать буквально три-четыре квартала по непривычно свободной дороге, как у меня за спиной раздался громкий скрежет тормозных колодок, а следом за ним — удар. Да такой силы, что я невольно дёрнул руль и ударил по тормозам.

+1

3

LOOK

Сегодня был прекрасный, теплый весенний денек, к тому же, сегодня был выходной. Сегодня мне хотелось немного расслабится и оторваться от своей реальности, чтобы забыться на несколько часов. Честно говоря, мне было неважно: что я буду делать? Убирать в квартире, помогать готовить маме или же отрываться где-то со своими друзьями. Я просто знала, что мне нужно расслабиться и снять напряжение, которое в последние несколько дней лишь нарастало, заставляя мои и без того расшатанные нервишки, натягиваться словно гитарные струны. Казалось ещё чуть-чуть, ещё хоть что-то произойдет и мои нервы, в прямом и переносном смысле этого слова, лопнут.
Так уж вышло, что мама с Уильямом сегодня отправились на пикник, решив побыть вместе в этот выходной. Да, они и меня с собой приглашали, но я-то понимаю, что они взрослые люди, которые просто хотят побыть наедине, поговорить о чем-то своем, да и вообще они просто хотят побыть друг с другом. А третьей лишней я совершенно не хотела быть. В квартире у меня, как на зло царил просто идеальный порядок! Казалось, что во всей квартире нет и пылинки! Вся посуда была вымыта, еда приготовлена, кошка накормлена и чиста. - Вот почему, когда надо, то у меня тут просто идеальный порядок? - Буркнула я себе под нос, недовольно скривившись при этом. Айрис терлась об мои ноги, тихо мурлыкая, довольная недавно полученным завтраком. А я сидела на стуле, подперев голову рукой, а второй нервно тарабанила тонкими пальчиками по поверхности стола, думая: чем же себя занять?
Наверное, есть на этом свете Бог, потому что мой телефон неожиданно зазвонил, из-за чего я вздрогнула, испугав при этом кошку, которая убежала куда-то в сторону ванны. Прежде, чем взять трубку, я мельком глянула на экран, где высветилось имя одной моей знакомой "Джесси".

Вся прелесть знакомых в том, что, обычно, ты им ничем не обязан и они тебе толком ничем не обязаны, а вспоминаете вы про друг друга только тогда, когда хотите, чтобы из статуса знакомого этот человек перешел в статус чего-то большего или же когда вам что-то от друг друга нужно. Так уж вышло, что Джесси очень любила различного рода вечеринки, но так же она не умела себя контролировать в плане выпивки, частенько перебарщивая с алкогольными напитками. Да так, что потом даже сесть в машину не могла, не то, чтобы её вести. Ну, а моим чудесным качеством было то, что на таких вечеринках, да и вообще, я не особо-то и любила выпивать. Один-два, максимум три слабеньких коктейля, и то, если я знаю, что не я за рулем, и да, это максимум для того, чтобы разогреться перед тем, как пойду зажигать на танцполе. Так вот, к чему это я? Ах, да. Джесси мне позвонила с предложением сходить на одну вечеринку к её знакомому, обещала заехать за мной на своей машине, но, конечно же, дальше последовала просьба, если что подвести её потом домой, если она будет не совсем в состоянии.
Я вообще человек не корыстный, но просто так уж вышло, что мне было выгодно съездить с ней на эту вечеринку, а потом завезти эту пьянчужку домой. Это, все же, лучше, чем тухнуть дома, поедая мороженное и анализировать все свои ошибки и жизнь, в целом, думая: что можно было изменить? Что можно было бы сказать иначе? И что можно было бы вообще переделать? Не любила я этот процесс самобичевания и саморазложения, пытаясь как можно дольше сбегать от него. Именно поэтому я быстренько натянула кофточку и брюки, обула туфли, легкий макияж и расчесать волосы и...Все! Вуаля! Я готова!

Вечеринка прошла на ура! По другому и не скажешь. Людей было очень много, и очень много из них очень быстро доводили себя до стояния не стояния. Я же растворилась в этой толпе, когда Джесси, ведомая каким-то симпатичным парнем, исчезла куда-то в сторону бара. Нет, я, конечно же, и не сомневалась. Так что я прекрасно справилась и без неё, протискиваясь мимо, колыхавшихся в такт музыке, тел куда-то в середину импровизированного танцпола. Музыка была громкой. Такой, что просто сознание уходило куда-то на задний план, оставляя лишь ту частичку, которая воспринимала эту самую музыку и помогала двигаться в такт ей. Пару раз ко мне подкатывали какие-то парни, но мне было совсем не до них, поэтому все они были вежливо отосланы танцевать в другую сторону. Хотя, нашлись и такие, которые были очень настойчивыми. Точнее, нашелся один такой. Но, честно признаюсь, мне и одного хватило. Прилип ко мне так, что я уже думала двинуть ему по голове чем-то тяжелым. Благо нашелся какой-то другой парень, кажется друг этой липучки, который, извинившись, увел это уже охмелевшее тело подальше от меня.

Честно говоря, дорога обратно домой была жуткой. Вечеринка проходила в одном из тех районов с частными домами, которые находились за городом, а вечером дорога обратно в город всегда сопровождалась много часовыми пробками. Но пробки - это пол беды. Самым жутким было то, что Джесси постоянно тошнило и она так и норовила вывалить содержимое своего желудка в свой же салон красного автомобиля Chevrolet Camaro. А ещё и погодка была просто супер! Если с самого утра светило солнышко и было так тепло и хорошо, то сейчас на улочки города опустился туман, а ещё и этот противный дождь! Дело не в том, что я не люблю дождь. Просто...когда у тебя на пассажирском сидении буйное тело, а видимость дороги при этом оставляет желать лучшего, то само-собой настроение быстро и резко спускалось до отметки "все дерьмово". Но я умудрялась держаться молодцом, то и дело отговаривая свою знакомую выйти из машины прямо на ходу.
Мы уже въехали в город, где едва ли не на каждом шагу я замечала разбитые машины. Кто-то просто кого-то задел, а кто-то конкретно так врезался, что один автомобиль был едва ли не всмятку. Меня слегка передернуло. Не любила я автомобильные аварии, уж слишком много жертв всегда было, редко кто оставался невредимым в таких ситуациях. Джесси в очередной раз умудрилась расстегнуть ремень безопасности, пытаясь при этом открыть дверцу машины. - Джес! Джес прекрати! - Повысив тон, я дернула девушку за руку, естественно, отвлекаясь от дороги. Внезапно я заметила, как одну машину на большой скорости занесло и что она летит прямо...Прямо на нас! Я резко вжала педаль тормоза до упора, пытаясь избежать столкновения, но...
Резкий удар в дверь водительского сидения и красный Шеви Камаро ещё по инерции слегка протащила таранящая его машина. Ещё во время удара моё сознание резко ухнуло куда-то в липкую темноту и, кажется, я очнулась лишь спустя несколько минут.
Мне было трудно дышать. Казалось, что что-то мешает мне сделать вдох, поэтому моя грудная клетка рвано вздымалась и опускалась в тщетной попытке наполнить свой организм кислородом. Постепенно я начинала чувствовать боль. Жутко болела голова, которой я, кажется, приложилась об руль. Жутко болел левый бок и там текло что-то горячее. Мой мозг пронзила жуткая мысль... - Неужели кровь? - Но проверить я не могла. Мне вообще было больно шевелиться, ведь машина влетела как раз в водительскую дверь. Это вообще чудо, что я осталась жива!
Я осторожно повернула голову в сторону своей знакомой. Смешно, наверное, но в состоянии алкогольного опьянения, даже будучи не пристегнутой ремнем безопасности, Джесс, по крайней мере внешне, отделалась лишь ссадинами да синяками, в то время, как я, кажется, попала по полной программе. Я постаралась осторожно нащупать телефон, который во время удара куда-то выпал из кармана, прихваченной мною с собой, курточки. От резкой боли в боку я не смогла сдержать крик. - Черт подери, во мне что, торчит кусок металла из двери?! - Я не видела, перед глазами все жутко плыло, но по ощущениям...По ощущениям все было именно  так

+1

4

Когда ты каждый божий день работаешь на благо местного населения и сталкиваешься с критической ситуацией раз за разом, вид всё той же автомобильной аварии не кажется тебе таким уж ужасным. Ты перестаёшь бояться случая и можешь, в отличие от других прохожих помочь, вместо того, чтобы пройти мимо или достать мобильный телефон, чтобы снять происшествие на камеру. Я таких людей, если честно, не переваривал на дух. Особенно, если под взглядами их камер, тебе приходится работать. Меня всегда удивляло, почему, имея лишнюю пару рук и ног, а так же мобильный телефон для связи, нельзя помочь человеку? Что это, страх? Растерянность? Или может быть, безразличие? Но самое смешное в том, что потом эти зеваки, случись им попасть в непростую ситуацию, обязательно посетуют на человеческое бездушие и безразличие. Мол, мимо меня прошли мимо. Сделай добро — и это добро обязательно вернётся к тебе в трудную минуту. Я так считал. Правда до сих пор не смог доказать себе этого в полной мере.

Сейчас эти зеваки быстро стекались к крестообразному перекрестку, который я проехал минуту назад. Судя по громким крикам о помощи кого-то, чуть более смелого, из толпы, дело было куда хуже, чем я мог нарисовать себе в голове, услышав надрывный визг тормозов. И даже несмотря на то, что сегодня действовал мой законный выходной, отвернуться, закрыть забрало шлема и уехать отсюда просто так я не мог. Привычка реагировать на такие ситуации просто подталкивала меня в спину.  Обратно я домчался за считанные секунды. Пролететь два квартала прямо по сплошной — это я могу, особенно, если рядом нет сотрудников полиции. Мотоцикл пришлось оставить прямо на дороге. Впрочем, за него я не беспокоился. Байк тут же окружила толпа, защитив от случайной машины. Последняя, правда, вряд ли протиснулась бы сквозь живую стену из двух искорёженных автомобилей, но...лихачей хватает.
Зевак пришлось грубо расталкивать локтями, чтобы пробраться к месту действия и собственными глазами увидеть всё то, что тщательно скрывалось от меня раньше. Народ с телефонами упирался, закрывал меня локтями и недовольно оглядывался, кидая вслед колкие фразы насчет моего любопытства. Я даже не сдержался, двинув особенно назойливому режиссёру локтем в висок. Ударил не сильно, но вынудил непроизвольно клацнуть челюстью и выронить мобильный телефон на асфальт — там ему и место. Давать сдачи обиженный и оскорблённый не собирался. Битых пять минут, он искал батарейку от смартфона под ногами точно таких же, как и он, а потом и вовсе удалился. А мне предстала не самая приятная картина. Если честно, я надеялся увидеть здесь что-нибудь по-проще, но никак не практически лобовое столкновение. Уж лучше бы в лоб, честное слово. Красный Камаро был жестоко пришпилен Рейндж Ровером куда более внушительных размеров, решетка радиатора которого сейчас благополучно находилась в салоне спортивной машины. И пускай джип в данном случае казался куда более безопасной и укреплённой машиной, в Камаро водитель оставался в сознании. Я смог разглядеть, как сквозь бледную заводскую тонировку в растерянности крутит головой рулевой. А вот водитель джипа, кажется, не предпринимал попыток выбраться. Нос, казалось бы крепкого, паркетника уменьшился до размеров миникупера и сошёлся гармошкой под лобовым стеклом. Оно, к слову, было выдавлено ударом так, что я смог разглядеть макушку водителя, лежащего лицом на руле.

- Вызовите 911... - Растеряно бросил я стоявшей рядом со мной женщиной. Горожанка, лет сорока, растеряно смотрела на картину происходящего и прижимала ко рту ладонь, словно это могло скрыть весь ужас, выбравшийся наружу в виде эмоций. Я же опрометью рванул вперёд к машинам, в надежде застать там живых. Но каково же было моё разочарование, когда я не смог нащупать пальцами пульс на шее водителя Рейндж Ровера. Как не пытался просунуть руку сквозь искорёженную дверь — всё тщетно, пальцы упорно нащупывали молчаливую сонную артерию. Возможно причиной стал сильный удар головой о руль, возможно — сломанные рёбра и раздавленная ремнем безопасности, грудная клетка. Возможно — инсульт. Всё, что угодно. Тратить время на выяснение причин я больше не стал. В другом случае, например на работе, мне пришлось бы вытаскивать из машины бедолагу в попытке его реанимировать. Это моя обязанность. Да и рук у меня, как правило, куда больше, чем две. Сейчас же приходилось выявлять приоритеты и делать выбор. И я его сделал. Обогнув джип я сунулся в окно пассажира, натыкаясь взглядом на мутный взор этого самого пассажира, а затем и на обездвиженную фигуру водителя, молодой девчонки. Любопытно — права то у неё есть. - Мисс! - Рявкнул я, пытаясь перебить рёв разбитого в Ровере, клаксона. - Мисс, вы в порядке? - Глупый вопрос, но он без труда выявил реакцию девушки за рулём. Она в сознании. Я с третьего раза, без инструментов, сумел отковырять водительскую дверь от поврежденного замка и вытащить на свежий воздух пассажирку. Основной целью был водитель, зажатый в груде искорёженного металла.

Только пробравшись в тесный салон, я увидел полную картину происходящего. Хрупкая водительская дверь была неестественно изломана в сторону водителя. Обломок каркаса острым шипом вошёл куда-то в бок слева. Хорошо, что прошёл чуть ниже. Зашёл бы выше, между рёбрами и я бы так уже не суетился. - Эй-эй... - Я аккуратно пробрался ближе к девушке, пытаясь хоть как-то переключить её внимание с кровоточащей раны на меня. - Как тебя зовут? Ну ка посмотри на меня...эй... - Трогать девушку за голову я не рискнул, потому что при таком ударе могла быть повреждена и шея. У меня под рукой не было инструментов, не было никаких средств к первой помощи и я даже не знал, вызвал ли кто-нибудь скорую и спасательную бригаду, потому что публики вокруг машины становилось больше, люди не спешили покидать сцену. - Я тебе помогу. Не бойся. Я Рэй. - Без всякой логики тарахтел я, попутно отстёгивая ремень безопасности. Даже этот шаг дался непросто. Замок ремня заклинило от сильного удара. Ох уж эта автоматика. Пришлось рвать и без того надорванную прорезиненную ткань. Бесполезно. Так что спустя пять минут я расшатал замок и вытащил защёлку из него.

+1

5

Сложно сказать: верю ли я в судьбу и в то, что все в нашей жизни уже давным давно кем-то спланировано, а мы все, словно марионетки, просто следуем за ниточками, что ведут нас к тому или же иному событию. Сложно сказать: верю ли я в то, что моя ниточка судьбы сегодня должна оборваться. Все, что я сейчас могу сказать - это то, что мне очень страшно. Мне страшно от того, что я оказалась зажатой грудой металла, что до этого именовалась машиной марки Шевроле Камаро. Мне страшно от того, что моё тело пронзил заостренный кусок металлической обшивки покореженной и неестественно выгнутой в мою сторону, двери. Мне страшно от того, что я могу повторить судьбу моего отца, который когда-то очень давно погиб в похожей аварии. Я боюсь того, что меня просто не смогут, не успеют спасти, потому что я, как и он когда-то, потеряю слишком много крови. Мне страшно оставлять маму, потому что я даже боюсь представить её горе, если она меня потеряет. Мне страшно от того, что я хочу жить, но жизнь буквально утекает сквозь мои тонкие, бледные пальцы, окрашивая их в какой-то неестественный кровавый цвет. Или мне просто кажется, что он какой-то неестественный. Мне вообще сложно сейчас сосредоточится на чем-то конкретном. Мысли то и дело разбегаются в разные стороны, словно тараканы, когда ты заходишь на кухню и включаешь свет, за исключением одного...Перед моими глазами был далеко не свет, наоборот, казалось, что меня окутывала вязкая и всепоглощающая тьма.
С воспоминаниями об отце в грудной клетке все больно сжалось. Мне и так было трудно дышать, но теперь каждый вдох и выдох давались мне с какой-то особой сложностью. Чем дольше я была в сознании, ну, или подобии сознания, потому что мне было сложно что-либо сейчас различать. Не удивлюсь, если я периодически выпадала из сознания на несколько секунд или же минут.  В общем, чем дольше я находилась в сознании, тем острее я чувствовала боль в боку, а ещё я начала чувствовать боль в левой руке. Удивительно, что рука вообще ещё осталась частью моего тела, да и вообще, удивительно то, что после такого столкновения я была ещё жива. Вопрос лишь в том: надолго ли? Я осторожно пошевелила левой рукой, закусывая губу от ноющей боли. Но пальцами я, хоть и с трудом, но шевелить могла. Осторожно я коснулась области рядом с куском металла, торчащим из меня, нащупывая горячую и липкую жидкость. Посмотреть я не могла. Не потому, что боялась увидеть саму рану, и не потому что болела шея, а просто потому, что я боялась пошевелиться и боялась того, что от моих движений кусок обшивки может задеть какие-то важные органы или же сделать как-то ещё хуже. Я заметила свой выпавший телефон, но он был так далеко, что я просто физически не могла до него дотянуться, не сдвинувшись при этом с места. Я запрокинула голову назад, пытаясь восстановить дыхание, сделать его более спокойным, чтобы самой же себе не причинять боли. Но моё сознание вновь ухнуло куда-то в темноту.
Очнулась я даже не знаю через сколько. Просто сквозь окружающую меня пелену я услышала чей-то голос. Совсем близко и так далеко одновременно. Я не знала: кого зовут? Но мои серо-голубые глаза как-то сами собой распахнулись, заставив меня посмотреть несколько затуманенным взглядом в сторону, откуда доносился голос. Кажется, рядом с Джесс кто-то был, возможно это был молодой человек, мне сложно было пока что сказать, потому что перед глазами все жутко плыло. Я опять ухнула в темноту, хотя и отчаянно цеплялась за осколки своего сознания, увы, безрезультатно. Казалось, что я падаю в какую-то бесконечную пропасть, казалось, что моё тело было свинцовым, не позволяя мне даже попробовать пошевелится, казалось, что мне осталась лишь пара вдохов до того, как мои легкие перестанут работать, перекрывая поступление кислорода в организм. И не было ничего. Жизнь не пролетала перед моими глазами. Была лишь темнота. И я не знала: хорошо это или же плохо? Не знала: умерла я или ещё жива?
Я вновь услышала рядом с собой голос. Но в этот раз он был гораздо ближе. Мои веки вновь распахнулись и я слегка повернула голову в сторону...да, парня, это определенно был парень. Хотя мне было сложно сейчас различать что-либо в виду того, что картинка жутко расплывалась и смазывалась. - А...лекс... - Одно единственное слово. Ответ на его вопрос о том: как меня зовут? Но далось это слово мне ужасно трудно, а голос был будто не моим. Хриплым и слабым. - Теле...фон... - Я едва смогла поднять руку, чтобы указать в сторону валяющегося на полу телефона. Я хотела сказать больше, хотела попросить, чтобы он позвонил в 911, но...Но сил у меня на это пока не было. Моё тело сильно меня подводило и я боялась, что вновь могу окунуться в темноту. Хотя я и пыталась смотреть на незнакомца, как он и попросил. Странно, но со временем картинка стала как-то...Четче? Я уже могла хотя бы немного различить черты его лица. - Рэй... - Я неосознанно повторила его имя, наверное, просто для того, чтобы не забыть. А он тем временем начал активную борьбу с моим ремнем безопасности, который, в прочем, наверное, все же спас мне жизнь. Думаю, если бы я вылетела через лобовое стекло, то я бы вряд ли бы осталась жива. - Водитель...Второй машины..? - Кажется, моя способность говорить постепенно возвращалась. Я уже сказала целых два слова! - Джесс..? - Мне нужно было знать: что случилось с Джесс и со вторым водителем. Первая могла и не иметь внешних ран, но зато иметь внутренние, а о судьбе водителя, въехавшего в нас, я вообще ничего не знала.
Наконец я почувствовала свободу от ремня безопасности, тут же почувствовав и некую свободу в дыхании, тут же воспользовавшись этим и сделав несколько осторожных вдохов и выдохов. Я старалась контролировать себя в этой ситуации, старалась не дать себе сорваться, старалась не дать панике охватить меня. Пока что мне это каким-то образом удавалось, но надолго ли? - Там...В сумке...Сзади...Кофта... - Я хотела хоть как-то попытаться замедлить кровотечение. Не знала: как? Но хотела. Возможно кофтой хотя бы можно накрыть рану? Но поможет ли это? - Рэй, - я повернула голову в сторону парня, умоляюще на него посмотрев. - Выполни, пожалуйста...Одну просьбу... - Я пыталась сосредоточится на его лице, чтобы в этот момент не потерять сознание. - Возьми меня за руку... - Странная, наверное просьба, но...Когда мы с отцом попали в аварию, я все время до приезда скорой и спасателей держала его за руку. Мне даже казалось, что ему в какой-то мере легче было от того, что я его не бросаю, а сижу с ним, держу за руку, что я рядом. Может...Может, и мне будет легче? Хотя бы чуть-чуть? Я понимала, что мне нужно оставаться в сознании, я понимала, что для этого мне нужно что-то говорить, постоянно говорить. Не важно что, просто говорить. Мне не хотелось осложнять жизнь Рэю и спрашивать "умру ли я?" или же просить его пообещать мне, что он меня спасет. Я не хочу, чтобы человек потом всю жизнь корил себя за то, в чем был невиновен. Поэтому я решила поделится с ним другим. Более откровенным и важным. - Мой отец погиб в аварии...когда мне было...всего пять. - Я сделала более глубокий вдох, о чем тут же пожалела, скривившись от боли. - Эта хрень далеко...вошла? - Переключившись с темы про отца лишь на секунду, спросила я. - Я сидела на заднем сидении...и не пострадала...А он...Кусок металла из...корпуса двери...вошел глубоко, повредив...важные органы...Его не успели...спасти. - Я слегка прикрываю глаза, чувствуя, как их щипет от слез. Не хочу плакать. Не сейчас, пусть даже мне невыносимо больно.

+1

6

Вот почему я не любил автомобили. Цельнометаллическая коробка, от поведения которой ты совершенно не зависишь. Нет, конечно от того, как ты управляешь машиной, многое зависит, но на дороге, увы, есть и другие участники. Случись им допустить ошибку, последствием их оплошности может стать жизнь, которую у тебя с лёгкостью отнимет случай. Я любил мотоциклы – скорость, свобода и никаких ограничений. Даже если ты не справляешься с управлением или попадаешь в аварию – тебя спасёт твоя прыть и защита, которой ни стоит пренебрегать. И, даже не смотря на то, что мне частенько приходилось вытаскивать ребят из-под фур, или транспортировать мотоциклистов с диагнозом  отрыв лодыжки, до госпиталя – я всё равно верен двухколёсному транспорту, а всё потому, что он не запирает тебя в четыре металлические стенки, искорёженные мощным столкновением. Вот как сейчас.
Низкая крыша Камаро, помятый нос автомобиля и изломанный корпус и визжащая подружка, отделавшаяся исключительно шоком и царапинами – всё это играло мне далеко не на руку с моим то ростом и терпением. Я с трудом вывернулся так, чтобы наконец избавить водителя от ремня безопасности, который теперь служил далеко не средством защиты, а удавкой. Подругу, мало-мальски соображавшую в данной ситуации, успокаивать было некогда. Да я, собственно, и не собирался. Выволакивая её на асфальт, я ощутил стойкий дух алкоголя. Оставалось только надеяться, что девушка, попавшая в западню за рулём, не выпивала прежде, чем сесть в машину. — Алекс, отлично. Рад знакомству. — Довольно дружелюбно пробормотал я, дёрнув губы мимолётной, дежурной улыбкой. Вряд ли моя случайная знакомая вообще разглядела то, что я сейчас делал. Кусок металла, воткнутый в бок, попался мне на глаза тут же. Собственно говоря, это единственное, что заботило меня сейчас больше всего. Пока я вёл совершенно бессмысленную и невнятную беседу с полуобморочной девушкой, руки прощупывали проткнутый бок вокруг раны. Кажется, Александре придётся распрощаться с селезёнкой, но это лучшее, что могло произойти с ней за всю её жизнь. Пройди стальной кусок выше на несколько сантиметров и рёбра бы не спасли сердце.

Всё в порядке. Врачи уже в пути. — Я коротко посмотрел через треснувшее лобовое. Минутой назад женщина, которую я попросил позвонить в службу спасения, спешно набирала номер и называла адрес, где произошло столкновение. Значит осталось ждать недолго. Минут десять. И за это время мне придётся прилично постараться, чтобы удержать пострадавшую «на плаву». — Всё в порядке, не переживай. Подруга твоя тоже цела. — Я кивнул куда-то в сторону, где пара граждан, оказавшихся случайными свидетелями произошедшего, успокаивали и отпаивали водой бледную, как мел, девчонку, заработавшую одним махом знатную шишку на голове и, кажется, трещину в лучевой кости. Но это мелочи по сравнению с тем, как всё могло бы обернуться. Я отвлёкся от разговоров на какое-то время и подлез ближе к водительскому месту, пытаясь рассмотреть картину ближе. Вытаскивать стальной прут из бока сейчас было бы крайне неразумным решением. Стоит ране открыться – как кровотечение усилится в несколько раз. И вот тогда то мы вряд ли доживём до приезда спасательной службы.
Мы снова заговорили и на сей раз наш диалог казался предсмертным, честное слово. Так что я поспешил приободрить девушку и привести её в чувство. Кофту, правда, по просьбе Алексы я из сумки достал, нашарив её на заднем сидении машины, на расстоянии вытянутой руки. Трикотажная шмотка была хладнокровно пущена в расход и крепко прижата к кольцу раны. Только благодаря тому, что металлический обломок до сих пор торчал в боку – Александра не истекла кровью за считанные минуты. Вот так и становишься заложником ситуации против своей воли и понимаешь, что уже ни от чего не зависишь. Я молча взял Алекс за руку по её просьбе и мельком глянул на часы. Эти проклятые семь минут тянулись невероятно долго. С каждым приступом обморока и неестественной бледности девушки, мне казалось, что так мы просидели уже не меньше получаса. Я крепче сжал её пальцы, другой рукой прижимая тряпку, когда-то именующуюся кофтой, к поврежденному боку.
К слову, моя подопечная заметно приободрилась. То ли ей помогало присутствие постороннего человека, поддерживающего её здесь и сейчас, то ли шоковое состояние, наконец вступило в свои права, отключая все болевые рецепторы. Не знаю. Не разбирался. Но сей факт меня определённо радовал. Ко всему прочему, впереди показались проблесковые маячки двух служебных машин, несущихся по опустевшей встречной полосе друг за дружкой. Парамедики и спасатели – то, что нужно. — Поверь мне, ничего подобного с тобой не случится. — Поспешил я успокоить девушку, — Рана неглубокая, а твой отец там наверху сделает всё возможное, чтобы отсрочить вашу встречу. — Я кивнул вперёд, на вид из лобового окна Шевроле. — А вон и медики. Сейчас тебе помогут.
Руку Александры я не отпускал до последнего. Уж так сложилось, если человек просит у тебя поддержки – не отказывай. Помоги и твоя доброта потом вернётся к тебе. Спец-машины остановились в трёх метрах от нас. Задние створки скорой и спасательной машины отворились и нам на встречу высыпало не меньше шести человек, моментально облепив Камаро с двух сторон. — Проникающее ранение брюшной полости слева. — Тут же предупредил я сотрудников, отнимая тряпку от раны, чтобы продемонстрировать врачам и спасателям прут, торчащий из бока Александры. Чтобы не выдернули по невнимательности раньше времени. Ну а дальше – из Шевроле меня тактично исключили, потянув за локоть в сторону от машины с фразой «Сэр, пожалуйста отойдите». Не сопротивлялся – это их работа, только вдруг решил, что надо обязательно пообещать ей, обязательно поеду в больницу.

+1

7

Мои веки становились свинцовыми и я буквально боролась с тем, чтобы не закрыть глаза и не позволить себе провалиться в темноту. Я боялась того, что если сейчас закрою глаза, то больше не открою их. Я боялась позволить себе расслабится. Если уж я и стала заложницей ситуации по прихоти капризной леди Судьбы, то я собираюсь бороться до конца, я не хочу сдаваться и позволить ситуации плыть по течению, ведь не известно: куда это течение может привести. Я точно знаю, что я не хочу умирать. Хотя моё тело предательски сдавало позиции и я уже чувствовала, как медленно начинают неметь кончики пальцев рук и ног. Но я не хотела говорить об этом Рэю. Он и так был той самой соломинкой, за которую мне посчастливилось ухватиться. Если бы не он, то возможно меня уже невозможно было бы спасти. Если бы не его присутствие, мне кажется, я бы не смогла бороться.
Не смотря на то, что перед глазами все плыло, а картинка была такая, словно я смотрю на мир сквозь калейдоскоп, мне все же чудом удалось разглядеть его улыбку, когда он сказал, что рад знакомству. Я усмехнулась. - Не самый лучший способ знакомится...с парнем, - грудную клетку все ещё болезненно сдавливало, хотя от ремня безопасности новый знакомый меня уже давно любезно освободил. - Мне трудно дышать... - Призналась я, поворачивая голову в сторону Рэя, который в этот самый момент нещадно рвал трикотажную тряпку, до этого именуемую кофточкой. Когда он прижал к ране ткань, я слегка поморщилась от болезненных ощущений, прикусив губу, чтобы не казаться совсем размазней. Мне хотелось сейчас быть сильнее, чем я была на самом деле, хотя в такой ситуации я уже готова была выть от боли и биться в истерике не смотря на то, что в моем теле торчит гребаный кусок металла.
- А что со вторым...водителем? - Хотя я и так уже знала ответ. Если человек не хочет расстраивать чем-то другого человека, он старается промолчать, недосказать, даже не зная, что благодаря уже таким действиям дает понять человеку правду. - Он умер? - Откуда-то из грудной клетки вырвался всхлип, а на глаза навернулись слезы. Совсем не так я представляла сегодняшний день. Совсем не так. Даже не смотря на то, что именно благодаря этому второму водителю я сейчас нахожусь где-то на волоске от смерти, мне было жаль того человека. Никто не заслуживает смерти. И он или она, я точно не знала был ли водитель женщиной или мужчиной, не заслуживает того, чтобы вот так погибнуть. Я откинула голову на спинку своего сидения, крепко зажмуривая глаза. Уже, ведь, ничего не сделаешь. К жизни человека слезами не вернешь, а если я буду продолжать дергаться, то ничего хорошего сама себе же не сделаю.
А вот Джесс была цела. Черт подери, может и мне нужно было залиться алкоголем? Может быть тогда бы я тоже отделалась бы парой царапин да испугом? - Конечно цела, - фыркнула я. - Максимум, что ждет эту заразу...Это жуткое похмелье на утро. - Прошипела я, скривившись. Я чуть сильнее сжала его руку своими немеющими пальцами. Мне казалось, что если отпущу, то уже не смогу бороться, не смогу бороться с болью, с желанием закрыть глаза и провалиться, с желанием пустить все на самотек и путь оно там будет, как будет. - Спасибо тебе, - я попыталась изобразить какое-то подобие улыбки, но, кажется, вышло как-то не очень. Но, плевать, главное, это то, что я должна была его поблагодарить за то, что Рэй сейчас рядом со мной, за то, что он крепко сжимает мою руку и не дает раскиснуть, за то, что он прижимает к ране ткань, которая помогала хоть немного замедлить кровотечение.
Я  и не заметила, как к месту происшествия приехали спасатели и скорая, их появление даже несколько удивило меня. Хотя я была очень рада тому, что меня скоро вытащат из этого дурацкого куска металла, который когда-то был прекрасной машиной марки Шевроле Камаро. - Нет, нет, нет, - запротестовала я, когда Рэя попросили вылезти из машины и ему пришлось отпустить мою руку. Паника тут же нахлынула на меня с новой силой, как будто мой новый знакомый был той самой дамбой, которая сдерживала её до этого времени. - Нет, пожалуйста, - я хотела дотянутся до парня, чтобы не дать ему уйти, но не смогла. Теперь, когда его не было в машине, мне казалось, что это все, это конец, что на самом деле меня никто не спасет, хотя вокруг Камаро и было много людей. Я пыталась контролировать свой приступ паники, но получалось, откровенно говоря, крайне хреново. - Мисс, мисс, успокойтесь, все будет хорошо, - место Рэя занял какой-то другой человек, но он меня уже не мог успокоить. грудная клетка рвано вздымалась и опускалась. Я зажмурила глаза и пыталась унять дрожь в своём теле, но все было тщетно.
Что происходило дальше я вообще понимала крайне смутно, потому что моё сознание решило весело помахать мне ручкой на прощанье, прежде чем ускользнуть. И я начала падать. В пропасть, которая складывалась из моих воспоминаний. Перед моими глазами действительно начала проносится вся жизнь и это...это пугало. Я боялась, что это конец. Что когда воспоминания закончатся, я упаду в темноту, из которой выхода нет. И я отчаянно пыталась карабкаться обратно. Когда я приоткрыла глаза, я поняла, что водительской двери больше нет, но почему-то я отчетливо чувствовала тот проклятый кусок металла в своем теле.  Наверное, если его сейчас извлечь, то я просто напросто истеку кровью. - Рэй... - Я позвала его из последних сил. Он был мне нужен. Да, эгоистично, не спорю, но без него вся ситуация казалась мне ещё более жуткой, чем все было на самом деле. Меня аккуратно вытащили из машины так, чтобы то, что раньше называлось обшивкой двери, не вошло дальше в моё тело, и уложили на носилки. Оказывается, вокруг места происшествия собралось множество зевак, но мне сейчас нужен был только один человек, которого я отчаянно высматривала среди всех.

+1

8


- А по мне так...необычный способ. Видишь, я же клюнул... - Прижимая к ране тряпку, когда-то бывшую довольно дорогим текстилем, я продолжал говорить. Мне редко приходилось попадать в такую ситуацию, когда я остаюсь один на один с жертвой. Странно, но это действительно было так. Чаще всего я приходил на помощь и я был этой помощью, способной вызволить и помочь. А сейчас, я был лишь промежуточным звеном между спасателями и пострадавшей. Не так то это просто, удержать её в силах прежде, чем случится что-то непоправимое. Если честно, я совсем этого не хотел. Нет ничего печальнее ухода молодых. Сколько раз приходилось сталкиваться со смертью юных людей. Им бы жить ещё и жить и творить дела, быть успешными, заводить семьи. Кто-то разбивался на машинах, кто-то горел заживо, кто-то кончал с собой и от этого становится так горько. Меня нередко охватывал страх. Застёгивая черный непроницаемый мешок за бледным лицом какого-нибудь подростка, юноши или девушки, я нередко задумывался: «Чёрт, да он моложе меня?» или «Мне ведь столько же...». Это навивало какую-то неудержимую панику. Вот и сейчас, стоило только представить себе не самый положительный исход дел, как в груди моментально спирало дух и самому становилось тяжело дышать. - Тише...Тише, дыши глубже. Ни о чём не думай. Вдох...выдох... - Я бы мог сделать большее, будь у меня соответствующее снаряжение, чуть больше возможностей и ещё одна пара рук. Но в данной ситуации, я вынужден был беспомощно сидеть рядом, болтать всякую чушь и прижимать к ране тряпку как можно сильнее. Настолько, что затекала рука.

- Не думай сейчас о нём. Всё хорошо. - Я невольно бросил взгляд в сторону намертво вставшего джипа, в нескольких метрах от нас. Матовое стекло, покрытое заводской тонировкой не позволяло разглядеть за ним разбитую голову бедолаги. И слава богу. Когда несколько минут назад я пролезал рукой к его шее в надежде нащупать пульс — его не было. Нет смысла вести беседу о том, чего уже не исправишь. К тому же вряд ли это облегчило бы мучения Алекс сейчас.
К моему удивлению — она шутила и оказалась весьма бойкой девчонкой. Другая бы на её месте потеряла бы дар речи и способность соображать от одного только вида испачканной в крови подушки безопасности, вылетевшей при ударе из рулевой колонки. Алекс же держалась молодцом. Я видел и понимал, какую сильную боль она испытывала, но девчонка умудрялась не поддаваться панике. Редкие порывы психануть быстро пресекались самостоятельно. Это здорово. Это характер. И он ни раз поможет ей выжить в ситуации, какой бы тяжелой она не была.

На помощь подоспели спасатели — и я вынужден был отступить как ярко-выраженная помеха. Меня потянули за плечо прочь из машины и я не стал сопротивляться, правда отпустить руку Алекс было не так просто. - Алекс, Алекс, всё нормально. Я здесь, я никуда не ухожу. Тебе сейчас помогут выбраться. Потерпи немного, слышишь? - Успел дотянуться ладонью до её щеки, мазнув по ней кончиками пальцев.
Стоило только покинуть машину, как дышать стало легче. Я отошёл на два шага в сторону, видя всю картину со стороны. Дышал глубоко, согнулся в спине упираясь руками в колени. От чего-то так внезапно начало мутить. Странно. Работаю ведь во всём этом не первый год. Столько всего нагляделся, а сейчас, волнение как у ребёнка какого-то. Постороннего. Неумеющего. Глупого какого-то. Идиотизм.
Ребята работали быстро и слаженно. Гидравлическими ножницами сняли дверь. Спилили часть крыши, аккуратно вытаскивая Алекс из машины вместе с водительской седушкой. Мою просьбу приняли во внимание. Отлично. Штырь, впившийся в бок молоденькой девчонки наполовину спилили, оставив лишь небольшой огрызок торчать из её бока. Нос камаро уже заливали пеной пожарные. Слишком угрожающе останки автомобиля шипели.

Я не терял времени зря и, сквозь толпу сотрудников полиции, спасателей и медиков, пробрался к машине скорой, куда загрузили Алекс. Нырнул внутрь, никто меня не остановил. Девчонку уложили на носилки, аккуратно разогнули из сидячей позы, пристегнули защитными ремнями и одели кислородный намордник, помогая глубже и спокойнее дышать. Тут же засуетились с капельницей, спасая Алекс от кровопотери стандартным физ.раствором. Потом наверняка перельют порцию-другую. Ей придётся ещё помучиться на операционном столе. Я расположился рядом, за головой, снова взял за руку. Как обещал.
- Вы родственник? — вопрос прозвучал внезапно. Я растерялся. - Да. Родственник. - О моём родстве никто не поинтересовался. Мне просто кивнули и, захлопнув задние створки машины, тронулись в больницу. Я остался внутри.
В госпитале я провёл в неудобном кресле без малого три часа, пока Александру оперировали за тяжёлыми дверьми операционной. Туда не пускали. Ни слова не говорили и игнорировали моё присутствие. Оно и понятно. Врачи. Оставалось только ждать, нервно дёргая ногой и вращая в пальцах стаканчик из-под кофе. Не понимаю, зачем я поехал. Наверное просто минутный порыв. Не больше не меньше.

+1

9

Все было словно не наяву, словно все, что сейчас происходило было просто слишком плохим сном и казалось, что если я сейчас закрою глаза и усну, то все закончится. Но, увы, на самом деле все только начиналось. Я почувствовала, как кто-то взял мою руку, сжимая её в своих ладонях. Я невольно приоткрыла свинцовые веки, что, в прочем, мне далось с огромным трудом, чтобы посмотреть на человека, который сейчас находился рядом. В расплывающемся образе я смогла различить своего нового знакомого. Рэй был рядом, он был моей поддержкой, он был тем, кто сейчас держит меня за руку и не дает упасть в бездонную пропасть. Странно, но абсолютно незнакомый человек, который, в принципе, мог бы этого всего и не делать, но...Я знаю, знаю, что именно ему и его поддержке, тому, что он был рядом со мной в машине, благодаря тому, что он прижимал к ране тряпку, некогда именуемую кофточкой, останавливая кровотечение, благодаря тому, что он и сейчас, в машине скорой помощи рядом со мной, именно благодаря ему я все ещё дышу, а мое сердце все ещё отбивает, хоть и сбивающийся, но ритм. Я слегка сжала его руку насколько это вообще позволяло моё состояние и мое положение, чтобы дать ему понять, что я пока что ещё в сознании. Хотя я уже сомневалась, что надолго, потому что мне становилось все труднее не закрывать глаза, а сознание предательски ускользало от меня, пока вокруг меня возились медики, стараясь поддержать мою жизнь до момента приезда в больницу. Я честно старалась из всех сил, но, увы, в один момент я просто провалилась в темноту, даже не представляя: чем это все закончится?..

"...- Папа! Папуля! - Маленькая девочка с каштановыми волосами и большими серо-голубыми глазами отчаянно тормошила мужчину, водителя, который был без сознания. Я словно находилась в стороне и в то же время это я была той маленькой девочкой. - Папулечка, очнись пожалуйста, - на глазах девочки выступили слезы, но она все так же отчаянно пыталась разбудить своего отца. На ручках, на коленках, даже на лбу были видны ссадины, из которых крошечными хрусталиками, собираясь в небольшие струйки, текла кровь. Мне захотелось забрать девочку, не заставлять её переживать это, не заставлять СЕБЯ переживать это во второй раз, мне захотелось утешить её, сказать, что все будет хорошо, но...Увы, я была лишь немым зрителем и когда даже пыталась что-то сделать или закричать, это не давало никаких результатов. Меня не слышали. Я сама себя не слышала. - Существую ли я вообще? Может быть, я...умерла? - Тем временем мужчина очнулся, медленно открывая глаза и пытаясь понять: что же произошло? Ведь несколько минут назад он спокойно ехал со своей дочерью домой, а сейчас... - Папулечка! - Вскрикнула девочка, тут же кидаясь отцу на шею с объятьями. Ему больно, но он все-равно, сцепив зубы, обнимает своего ребенка. - Как ты, солнышко? - Ласково спрашивает он, хотя и так видно, что девочка не пострадала, отделавшись лишь синяками, ссадинами, да испугом, в отличии от самого мужчины. - Хорошо, - выдыхает девочка. - Папулечка... - Шепчет девочка. Она ещё толком не понимает: что происходит, но она понимает, что что-то с её папой совсем не так. - Все хорошо, милая, все хорошо, - он улыбается ей. Девочка тоже пытается улыбнуться, но отчего-то ей хочется плакать. Только от чего? - Возьми меня за руку, - просит мужчина и девочка тут же берет отца за руку, сжимая её своими маленькими ладошками. - С тобой все будет хорошо, Александра..."
Воспоминание начало пропадать, как будто пленка в старом фильме начала медленно сгорать, забирая все самые ценные кадры вместе с собой, в небытие. - Нет...Нет...Нет!

- Нет! - Я резко распахнула глаза, но, увы, мне тут же пришлось их закрыть, ибо яркий свет тут же ударил мне в глаза. Сознание медленно возвращалось ко мне и я даже начала различать пока что ещё непонятные для меня звуки. Что-то совсем рядом со мной пищало, где-то вдалеке я слышала голоса людей, где-то недалеко прозвучал звук сирены. Я вновь попыталась открыть глаза, но уже не так резко, пытаясь осмотреться по сторонам и понять: где же я? И что вообще произошло? Первыми меня встретили своей унылостью белые стены. А пищащие звуки издавали какие-то приборчики, провода от которых тянулись ко мне. Смутно, но я поняла, что я нахожусь в больнице. Постепенно ко мне пришло и понимание того, что я действительно попала в аварию и что рядом со мной постоянно был... - Рэй? - Я медленно повернула голову в одну сторону, а затем в другую, но парня так и не обнаружила. Хотя, он и не должен тут быть. Он и так много для меня сделал, но...Честно говоря, мне хотелось хотя бы поблагодарить его, ведь я действительно чувствовала, что обязана этому человеку жизнью. В палату заглянула медсестра, но почти сразу же вышла через несколько минут вернувшись в палату с доктором. - Как вы себя чувствуете? - Спросил мужчина средних лет, доставая из кармана халата фонарик, - следите за светом, пожалуйста, - я сделала, как и попросил доктор. Честно говоря, я ещё не совсем нормально соображала, поэтому так долго пыталась выдать ему, в принципе, элементарный ответ. - Хорошо... - Мой голос звучал тихо и хрипло, будто и вовсе не принадлежал мне. - Вы помните: как Вас зовут? Сколько Вам лет? - Спросил мужчина,  всматриваясь тем временем в показания приборов. - Александра Оливия Беннет, мне девятнадцать. - Прошептала я. - Я попала в аварию. - предугадав следующий вопрос доктора, сказала я. - Со мной был парень...Нет, не так...Он помогал...Рэй...Он здесь? - Я умоляюще посмотрела на доктора. Странно, но меня сейчас меньше всего волновало: что со мной? Не знаю даже: нормально ли это? Но доктор решил сначала осведомить меня именно о том: что же со мной? - Вы поступили в больницу в состоянии средней тяжести. Нам пришлось срочно проводить операцию. Вам очень повезло, мисс. Инородный предмет, металлический штырь, удалось успешно извлечь из Вашего тела. Он задел селезенку, но нам удалось зашить её, не удаляя части органа. - Честно говоря все его речь была для меня откуда-то из области фантастики, потому что я была так далека от медицины, зная лишь: как оказать первую помощь и не более того. - Ещё у Вас легкое сотрясение мозга, - добавил доктор, но заметив мою излишнюю не заинтересованность его словами, он просто тяжело выдохнул, - Ваш друг в коридоре. У вас есть несколько минут. Вам нужно много отдыхать. Вы потеряли очень много крови, - сказал доктор, выходя из палаты и впуская ко мне Рэя, который, к моему величайшему удивлению, кажется, все это время находился тут. - Ты все это время был в больнице? - Удивленно спросила я как только молодой человек переступил порог моей палаты. Нет, это конечно, мне очень льстило, но, черт подери, всю ночь? Всю ночь он тут был? Ушам своим не могу поверить.

0

10

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I need a Hero to save me now