vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Посмотрела «Пилу» — придумала тесты на собеседование


Посмотрела «Пилу» — придумала тесты на собеседование

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Катчер и Тарантино
Место: кафе
Время: 17 ноября
Время суток: ближе к вечеру
О флештайме: Агата назначает Тайлеру встречу в небольшом придорожном кафе, чтоб обговорить его вступление в ударную группировку. Но для начала, мужчине придется пройти "собеседование".

+1

2

Половину всей своей жизни я провёл в подработках. Так уж случилось, что я не искал и даже не пытался искать постоянное место работы. Даже, если бы и нашёл, вряд ли продержался бы на одном месте больше недели. Так к чему тратить своё время, когда его можно отдать на куда более полезные занятия. Ко всему прочему, мой род деятельности никак не подходил для офисной работы. Превращать свою задницу в кирпич, отвечая на идиотские звонки или ловить неуклюжее «нет», посещая чужие дома с целью продажи какого-нибудь абсолютно бесполезного хлама - нет, такая работа точно не для меня. При виде только одной моей горбоносой рожи, потенциальные клиенты не откроют входную дверь, а разговоры по телефону с моим участием имели бы все шансы закончиться матерной триадой и мгновенным увольнением.
По природе своей, человек я – не ленивый. Трудолюбие и упорство – два положительных качества во мне, не успевших исчезнуть под гнётом отрицательных черт. Именно поэтому с некоторых пор в мою голову начала закрадываться идея о куда более надёжной работе. Нет, угоном тачек и мордобоем за деньги я мог бы заниматься и дальше, но увы, мой собственный заработок и денежный достаток зависел только от меня. Иными словами, приходилось зарабатывать под девизом: «Хочешь жить – умей вертеться». Вертеться мне, откровенно говоря, осточертело. К тому же теперь рядом со мной была женщина, которая ждала от меня ребёнка, а это означало, что зарабатывать мне нужно вдвое больше. Я, не имевший ранее опыта отцовства, и, будучи беспризорником и приютским ребёнком, больше всего хотел лишь одного – благополучия моего ребёнка и его матери. А под благополучием я подразумеваю достаток.
Вступать в ряды ударной группы Тарантино я не планировал. Разговор с Агатой сложился сам собой и, несколькими неделями ранее, не нёс в себе никакой смысловой нагрузки. Ровно до того момента, как Агата не перезвонила мне на мобильный с привлекательным предложением о работе. Звонок на мобильный раздался в половине двенадцатого вечера, разговор был крайне информативным и немногословным. Договорились встретиться в одном из неприметных кафе города на следующий день и обговорить детали. Я согласился без проволочек. Такая работа подворачивается нечасто, еще реже что-то подобное предлагают мне. Так что упускать свой шанс я не собирался и на следующий же день распланировал все свои дела согласно нашей договорённости.
Планы слегка попутала приличная пробка, растянувшаяся на добрую половину города. Авария на теплотрассе парализовала движение по большей половине Сакраменто, вынудив меня нервно барабанить по баранке Мустанга, поглядывая исподлобья перед собой. Впереди, заунывно сигналя своим соседям, толкались разномастные иномарки. Движение встало. Стрелка наручных часов тактично намекала, что до встречи с потенциальным работодателем осталось каких-то десять минут. Опоздать – было бы непростительной ошибкой. С каждым движением минутной стрелки к 7 часам вечера, я заводился всё больше и больше, нервно надавливая на педаль газа каждый раз, когда впереди появлялся спасительный просвет. Но пробка упорно не рассасывалась, а обстоятельства играли  против меня. Все. 7 минут до встречи – и я, нервно выкручивая руль до хруста стального «сустава» влево, выезжаю на встречку. Добросовестностью соблюдения правил дорожного движения, я никогда не отличался, особенно, если опаздывал. Так что сейчас низкобюджетные иномарки ныряли в соседний ряд, нервно обдавая мой форд, проносящийся мимо, надрывными звуками клаксонов. Через три квартала агрессивной езды по встречной полосе пришлось оперативно сворачивать в узкий переулок. Он разделял между собой ряд недорогих кафе, поэтому пришлось лавировать между коробок, переполненных мусорных баков и ящиков из-под фруктов только для того, чтобы не попасть в поле зрения проблесковых маячков полицейских машин. Не хватало ещё приехать на встречу часом позже, без прав, с внушительным штрафом в зубах.
В кафе я приехал вовремя. Дав по тормозам за пять метров до входа, кое-как притулил тачку на обочине и рванул ко входу. Успел. Часы показывали 18:56, что прямо пропорционально указывало на мою пунктуальность. Ею, я кстати говоря, никогда не страдал, но сегодня решил отличиться. В кафе, между тем, было на удивление много посетителей, несмотря на то, что выбрали мы не самое популярное место. Оставалось последнее – обнаружить на месте Агату.

+1

3

Я снова могу слышать. И возвращение слуха уже несколько дней заставляло меня парить от счастья в воздухе. Как мало надо, да? Я начала верить, что теперь у меня все получится. И, пусть это покажется нелепым и смешным, я ощущала себя Женщиной ИКС. Словно я обладала скрытым даром, могла понимать о чем говорят люди даже не слыша их, а просто наблюдая за губами. Если раньше этот навык был моим единственным связью с миром, то теперь это стало моим преимуществом. И я больше не думала о том как достался мне слух. О том, что ради моих ушей убили человека. О том, что во мне микроскопическая часть кого-то чужого. Я теперь думала только о себе.
Может на меня повлиял так разговор с Биллом? Вернее, его появление? Ведь я весь год полагала, что он залег на дно, пропал и оставил меня в покое, но подсознательно хотела увидеть его вновь, пусть мы и пытались друг друга убить. Я все еще стараюсь сохранить остатки злобы и обиды на него, потому что такие вещи как отнимание у матери ребенка не прощаются. Но так хочется его простить. Именно он убедил меня шевелиться и двигаться дальше. И если раньше я находилась в роли бабочки, спящей в коконе, ждущей своей участи, то теперь я летела в верном направлении.
Убедил меня собирать людей. Тех, кто встанет на мою сторону. Тех, кто будет мне верен. Конечно, доверие и преданность приходит со временем, и я знала, что над этим мне придется работать. Но сначала нужен был сам продукт. Простите за циничность.
Да, я понимала, что интерес Билла к тому, чтоб я развивала ударную группу не просто так. Но пока что он молчал.
Первый человек, с которым я решила встретиться, выйдя из больницы, обретя слух, был Тайлер. Я предложила ему работу. Энтузиазма не ждала, но на встречу парень согласился.
Итак, кафе, вечер, несколько посетителей и запах сдобной выпечки.
Я прихожу раньше назначенного, чтоб утрясти свои дела и проконтролировать процесс появления Катчера. И если стоит оценивать его пунктуальность, то в данном случае, глядя на часы, я бы поставила ему «отлично». Не опоздал.
Тайлер ищет меня взглядом, я чуть приподнимаюсь со своего диванчика, кивая ему. Столик, который я выбрала, находился возле окна, посреди зала. Контингент в кафетерии, кстати сказать, собрался разношерстый: за банной стойкой сидел байкер в грубой косухе и повязке с черепом на голове. За местом, куда приземлился Катчер, сидел мужчина в выглаженном костюме, с красивым галстуком. Он читал воскресный выпуск газеты «Нью-Йорк Таймс» и следил за игрой на фондовой бирже. В углу зала веселилась группа студентов, хотя для студентов они были довольно взрослые.
- Здравствуй, Тайлер – улыбнулась я дружелюбно. О, Катчер еще не знает что я ему заготовила, от этого мое лицо светилось неподдельной радостью.
- Я рада, что ты пришел. И пришел во время – подметила я – У меня будет к тебе пару вопросов – но прежде чем их озвучить, к нам подошла официантка, женщина лет 35-ти, на каблуках и в передничке. Она положила два листочка меню перед нашими носами и достала блокнот.
- Кофе и салат «Карамболь» - заказала не задумываясь. Хотя я не думаю, что наши переговоры продляться долго, но, чтобы не вызывать подозрения на столе должно что-то стоять.
Приняв заказ, официантка удалилась за стойку, стуча каблучками. Итак, вернемся к нашим баранам, точнее вопросам.
- Ты убивал? – ой, ну кого я спрашиваю? – Сколько? – счет жертвам теряется после третьего десятка, либо когда хладнокровно относишься к своему делу. Но все равно, первое убийство запоминается. Потому что с этого момента ты переступил черту. Потому что с этого момента ты стал другим. С этого момента дороги назад нет. И это будет преследовать тебя всю оставшуюся жизнь. А может и после смерти. Будет это во сне, отдаваться кошмаром. Или это будут мстительные родственники погибшего? Убежать ты от них сможешь. А вот от своего неба… нет. И я хотела знать насколько Тайлер успел далеко зайти.
- Стрелять умеешь? Чем бы не закончился наш разговор, я предлагаю тебе как-нибудь пострелять по банкам на заднем дворе моего дома – поправочка: у меня нет дома.

+2

4

Когда я шёл на дело, я должен был быть уверен в том, что всё будет сделано именно так, как тому гласит ранее составленный план. Ещё за долго до начала моей криминальной деятельности, когда единственным моим стремлением был спорт — тренер говорил мне о созидании, сдержанности и понимании происходящего. Меня всегда учили быть в бою с соперником совершенно бездушным. Избивая свою цель, я не должен был поддаваться чувствам, таким как агрессия, злость, ярость, страх. Только спортивный интерес с работающей головой и совершенно пустым и спокойным сердцем. Этот урок я запомнил хорошо. Привычка держать себя в руках стала для меня обыкновенным делом и удачно переложилась на дела совершенно нелегальные. Так что каждый раз, когда передо мной вставала определённая задача — я выполнял её беспрекословно, прикладывая к этому только физическую силу и определенную долю допустимой смекалки. Кажется именно такое поведение ценится у убийц — хладнокровие.
С таким твёрдым расчётом и отсутствием нервозности (разве что пробка слегка разбередила) я шёл на сегодняшнюю встречу. О своём работодателе я знал немного. Пару раз нам с Агатой приходилось работать плечом к плечу, в одной команде. Одно побоище среди байкеров чего стоило нам обоим? Поэтому от этой встречи я ожидал многого. Я не только хотел получить работу, но ещё и узнать, с кем мне придётся иметь дело и работать всё так же, плечом к плечу.

Агату я нашёл практически сразу. Она приподнялась из-за столика, тут же попадаясь мне на глаза. Сегодня я решил, что быть сдержанным собеседником — лучшее, что только можно придумать в подаче себя. Я отличался довольно скверным характером и не слишком качественными методами общения. Санчез частенько корила меня за излишнюю остроту и несерьёзность в некоторых вещах. Сегодня я решил это исправить. Быстро прошёл между столиками до крайнего у окна и устроился напротив, пожав Тарантино аккуратно руку. Мельком взглянул на часы — ровно семь. Улыбнулся внутри. К чёрту пробки.
- И я рад, что ты не передумала. – «Пока» - ухнуло в голове, довершая сказанную вслух фразу. Наш приветственный диалог прервала официантка, нарисовавшаяся возле столика с дежурным выражением доброжелательности на лице. Понимаю — работа.
- Кофе, черный. Без сахара. - Бодрость мне уж точно не помешала бы. Со сном в последнее время серьёзные трудности. То не хочу, то не успеваю. Наш заказ был принят, а единственная помеха для нашей беседы, удалилась восвояси, прижимая подмышкой стопку меню, собранных за соседними, опустевшими столиками. Я снова переключился на Тарантино.

Если честно, я ожидал от неё абсолютно любых вопросов. Ничего, что могло бы быть сегодня в нашей беседе, нельзя было предугадать заранее. Я не ошибся. Агата тут же перешла в наступление, задавая вопросы «в лоб». Я был к этому готов.
Правда, ещё никогда раньше меня не спрашивали, скольких людей на этом белом свете я убил. Вопрос нестандартный, в кафе за заказом кофе его не задают. Но это Агата.
Киллером я никогда не был, но так уж случилось, что жизнь моя съехала под откос задолго до нашей встречи. В нашем случае собеседование носило зеркальный характер. Ответить «Да» - означает поставить в своём резюме зелёную галочку одобрения. Я так и сделал.
- Убивал. - Чётко, без проволочек, ответил я. Не знаю, как это прозвучало, как исповедь или констатация факта. Скорее второе. Головорезом я не был, на моём счету было всего лишь четырнадцать душ. Первую я помню слишком хорошо. С неё то всё и началось. Смерть вне ринга, в довольно жестокой драке, за которую то я и сел в тюрьму на несколько лет, замаливать все свои грехи. И если выходя из под стражи, я дал себе обещание — всё наладить и больше никогда не возвращаться к прежним «успехам», я себя обманул. Зарабатывать деньги приходилось по всякому. Дрался в клетке долгих три года, за это время смертей на ринге удалось повидать, а заодно реализовать и самому. Незаконные подпольные бои подразумевали под собой элементарный смысл — либо побеждай, либо умирай. Никто не остановит бой, если тебя будут лупить по морде, сидя верхом. Его остановят только тогда, когда ты перестанешь беспомощно махать перед собой руками, в попытке хоть как-то прикрыться от метких ударов. - Четырнадцать человек. - Немного пораздумав, ответил я. Помнил всех и каждого. Вряд ли я назову точную дату и время, но личности всех, убитых мною, могу смело озвучить. Убийство никогда не вызывало во мне страха, паники и дрожи в руках. Не знаю почему, видимо я для этого и создан. Вскрыв этот струп — кровотечение уже точно не остановить. Убив однажды — сможешь и ещё.
А вот со стрельбой дела обстояли куда хуже. Нет, стрелять я умел, но прибегал к этому методу крайне редко. Само оружие вызывало во мне страшную скованность. Глупая фобия, заработанная по чистой случайности. Звук выстрела заставляет меня вздрагивать каждый раз, когда я слышу его. Будь то шальная пуля, выстрелы салютных пушек или разборки, в которых я принимаю участие. Я мог бы поднять пистолет на свою цель и выстрелить, но что-то внутри меня после заставит мучиться ещё долго. Убивал с помощью огнестрельного оружия я редко, всего четыре раза. Но каждый раз, стоило мне только спустить курок, я испытывал непередаваемые ощущения, словно кто-то ударял меня по голове тяжелым металлическим листом. Это ощущение никак не покидает меня с детства. В приюте, на кухне у нас работала кухарка, крикливая, полная женщина преклонных лет, которой все страшно боялись. За мелкие шалости и провинности я частенько получал от неё нагоняй, а вот за серьёзные шутки огребал тяжелым подносом по голове. Помню этот гул в ушах от удара и грохот тяжелого подноса, как грохот грома. Этот звук стоит у меня в ушах каждый раз, когда я делаю что-то противозаконное.
- Умею. Хуже, правда, чем дерусь. - Я признался честно, после того, как молчал с полминуты, прежде чем дать ответ Агате. Стрелок из меня средненький. На шесть из десяти баллов потянет. Вот только никто прежде не спешил подтягивать эту статистику к десятке. Возможно Агата первая, кто решит приобщить меня к стрельбе. Я достал из кармана пачку сигарет и вопросительно взглянул на Тарантино. При женщинах курю редко. Предпочитаю спрашивать прежде.

Отредактировано Tyler Cutcher (2013-11-18 12:06:23)

+3

5

Я не узнаю Тайлера в гриме. Не то, чтобы я часто общалась с Катчером, но пару раз имела честь видеться с ним. То есть он не был для меня «сырым» человеком, как черт в табакерке, которого нанимают по объявлению и не знают с кем имеют дело. Нет, о Тайлере кое-что я знала. И знала его как человека вспыльчивого и рискованного. Да, безусловно, с таким трудно иметь дело. Уж на знаю на собственном опыте – выступаю со стороны, которую как раз трудно контролировать. И, может, это игра ва-банк. Но все-таки Билл убедил меня рискнуть. Для начала мне нужны люди, которых я уже знаю. Сформировать, так называемый, костяк. И я поставила на Тайлера, когда решила, что он согласиться взяться за эту работу и никуда не денется. С первым-то я не прогадала. А вот насчет второго покажет время.
Зато сейчас Катчер меня приятно удивлял – может же, когда хочет. Не думаю, что его серьезность связана с тем, что он хочет мне понравится или боится. Я понимаю, что для своих годков, мне рано внушать страх. Зато те, кто знает только мою фамилию, кому я представляюсь безликой(им) Тарантино, лишний раз на рожон не лезут. Может быть мне стоило оставаться в тени, чтобы, как волшебник Оз, быть великим и ужасным, но, вспомнив сказку, я поняла, что не хочу такого же разоблачения. Был у меня уже случай, когда поставщики, не зная меня в лицо и по имени, принимали меня за мужчину. И, признаюсь, мне это льстило. Потому что я понимаю, что ведение дел женщиной и мужчиной отличается. Женщины… они сентиментальны и склонны к ностальгии. Мужчины же руководствуются разумом. Поэтому дам не пускают в верхушку Семьи – мы все испортим. И поэтому мне так хочется подражать мужской половине… хотя бы в хладнокровном ведение дел. Думаю, раз я смогла убить свою подругу, с этой задачей пока справляюсь.
- Умею. Хуже, правда, чем дерусь. – отвечает Катчер на мой вопрос. Не беда, научим. Спросите меня зачем мне заниматься обучением кадров, вместо того, чтобы взять профессионала? Все дело в искре. Все дело в таланте человека выживать и рисковать.
На тебя нацелят дуло пистолета, и умей ты стрелять, не умей, это тебя не спасет. И тогда все зависит от того решишься ты прыгнуть с крыши или будешь стоять и ждать участи? Люди первого типа меня не интересовали. Тупые работы, блистательно выполняющие свою работу, но теряющиеся, когда ситуация выходит из их прописанной инструкции.

Тайлер достает сигарету и взглядом спрашивает меня. Киваю. Я не из того числа некурящих, которые нервно относятся к запаху дыма. Хотя, признаюсь, что запах сигареты может вызвать у меня желание сделать затяжку, но я борюсь с этим. Курила когда-то, да, недолго. Потом просто баловалась. Наверно, это было даже желание повторить чей-то привкус…
Полагаю, что в нашем разговоре я должна напомнить Катчеру о серьезности всей ситуации и ответственности. О том, что уйти так просто не получится. И уволиться не получится. Нет, я, конечно, оставляю право выбора и какую-то свободу действий и мыслей, но мы же не в детский сад играем, и не бухгалтером пришли работать. Думаю, это все Тайлер понимает. Не хочу его запугивать.

- Мне надо сделать звонок – сообщаю и выхожу из-за стола, чтоб скрыться из поля видимости мужчины. Когда я зашла за угол, все началось…
Мужчина, тот самый бизнесмен, что читал воскресные новости, сидевший за спиной Катчера, развернулся и закинул свой галстук, предварительно снятый, на горло Таю. Это была попытка не столько удушение, сколько желание сдержать парня, а сильные руки «бизнесмена» позволяли удерживать Катчера некоторое время. Достаточное для того, чтобы из-за барной стойки подошел байкер. Мотоциклист с лету накинулся на Тайлера, зарядив кулаком по лицу. Затем еще и еще раз.
Посетители в кафе замерли, но в их глазах не было паники или волнения. Никто не собирался звонить в полицию или помогать, словно об этой ситуации все знали. Словно ее планировали и ждали.

+2

6

Когда я договаривался с Тарантино о встречи, я знал на что шёл. У меня сложилось определенное впечатление о возможной работе. Я прекрасно понимал, что трудиться придётся не на благо паршивого государства, в котором я живу, а на защиту и поддержку интересов небольшой группы людей-индивидуалистов, группы, в которую я так же входил. Я понимал, что пахать придётся, и это не офисная-проклятая работа, в которой мне придётся отсиживать зад до приступов геморроя. Мне не придётся носить галстуки, потеть под гнётом начальника, катать отчёты, а по вечерам отстирывать чернильные росчерки с единственной, мало-мальски приличной рубашки. Это совсем другая работа — совсем другая жизнь. Здесь уж точно придётся выживать, каждый раз оправдывать все свои возможности, доказывать свою результативность в первую очередь себе. И даже не смотря на то, что за моими плечами была женщина и ребёнок, я не собирался выбирать что-то тихое, спокойное и совершенно не угрожающее моей жизни и жизни моих близких. Эдакий, хорошо завуалированный эгоизм. Я знал — Санчез меня поймёт. Она такая же, сумасшедшая, безудержная, отчаянная. За это я её и любил.
Но, собираясь на эту встречу я не имел ни малейшего понятия о том, как она пройдёт. Агата была способна на любые ухищрения в отношении потенциального кандидата. Я знал её не слишком хорошо, но успел понять один интересный факт — Тарантино любит эффект неожиданности. По случайному стечению обстоятельств, я забыл об этом, заходя в кафе. Всё здесь казалось совершенно обыкновенным. Посетители, интерьер, поведение людей, собравшихся в одном помещении. Не менее естественно вела себя Агата. Она вела со мной беседу негромко и, кажется старалась сделать так, чтобы наш с ней разговор оставался только между нами. И я, как щенок, ей поверил. Я поверил в то, что сейчас мы обсудим дела, я отвечу на несколько вопросов и, обменявшись рукопожатиями, мы несомненно распрощаемся и разойдёмся по своим углам, дав друг другу несколько шатких обещаний. Но, видимо, я ошибся. И я обязательно подумаю над всем этим, но потом.
Я закури, жадно затягиваясь сигаретой так, словно меня удерживали от никотина несколько дней. Нервничал я? Нет, вряд ли, однако...определённая доля волнения всё же имела место быть. В этот же самый момент Тарантино извинилась, поднялась с места и скрылась из поля зрения, сославшись на телефонный звонок. И я снова поверил.

Буквально через секунду, стоило только темноволосой итальянке скрыться из поля зрения, всё произошло. Мужчина, сидевший ко мне спиной и читающий биржевые сводки, в одночасье стал для меня врагом. Я, в общем то, по природе своей всех записывал в потенциальные враги, стоило только им проявить физическую силу в мой адрес. Таков уж мой характер. Левую щеку я не подставляю, когда меня бьют по правой. Просто даю сдачи, и желательно так, чтобы повторных попыток сопротивления не случилось.
Сейчас, я оказался в довольно затруднительном положении, когда мою шею резко стянула чужая удавка. Я только и успел подсунуть под неё кончики пальцев прежде, чем незнакомец слегка усилил удушение. Пришлось оттопырить челюсть, напрягая тем самым мышцы шеи, чтобы не позволить себя придушить. Мозги, которым пришлось экстренно включиться на режим драки, не сразу дали мне сигнал, что человек за моей спиной всего лишь лёгкая помеха, средство к моему сдерживанию. Я врубился в это только тогда, когда передо мной нарисовался байкер, только что сидевший за стойкой. У крепких мужиков, наученных бить морды, удар довольно хороший. Я совру, если не скажу, что услышал звон в собственных ушах, когда последний съездил волосатым кулаком мне по морде. В районе правого виска я услышал глухой щелчок, отдавший в уши. Удар по челюсти. Такой нередко выводит из строя и дарит, как минимум, нокдаун. Но, по скольку я сидел за столом, упасть было довольно проблематично, пускай ножки стула и шваркнули об пол, угрожая перевернуть меня со стула на пол.

Что мне нужно было сделать в первую очередь? Очевидно избавиться от помехи, которая мешает мне двигаться свободно. Этой помехой был человек за спиной, крепко державший меня галстуком за глотку. На глаза попался стол, что собственно и неудивительно. А точнее предметы, лежащие на столе. Мой мобильный, пачка сигарет, кружка с горячим кофе, принесённая пару минут назад, салат Агаты и, бинго, столовые приборы. здешние официанты, очевидно, не обучены разбираться на тему «кто что заказал». Поэтому, заказанные блюда стояли в середине, а рядом, сиротливо лежала вилка. Мне то она и была нужна. Однако, чтобы дотянуться до оной, надо, как минимум оторвать спину от спинки стула, что для меня было практически невыполнимой задачей. Я рванул пальцы, кое-как цепляющиеся за удавку, на себя, рванулся вперёд и корпусом. Мысль о том, что передо мной довольно крепкий парень, умеющий держать удар, меня подстёгивала. В любой момент он может двинуть так, что из глаз посыпятся искры. Я рванул вперёд ещё раз, на несколько сантиметров придвигаясь к столу. Тщетно. Вилка далеко.
Черный кофе без сахара, только из кофеварки, наверное, был хорош. Но я почему то был уверен, что мой оппонент, застывший крепкой фигурой у меня за плечами — будет слегка иного мнения, или напротив, оценит горячий напиток по достоинству. До чашки я дотянулся. Пришлось пожертвовать мизерным расстоянием между галстуком и шеей и нарочно придушить себя, отпустив руки. Рывок удался и я схватился за чашку кофе — как за последнее спасение. Знаете, как бросают в фонтан или океан монетку через плечо? На удачу. Чтобы вернуться. Вот точно так же я сейчас плесканул горячим кофе в лицо тому, кто крепко держал меня позади, периодически выдавая себя тяжелым дыханием, стоило мне только вынудить противника приложить чуть больше усилий, чтобы меня сдержать. Надеюсь, после нашей встречи, он перестанет пить кофе и перейдёт исключительно на зелёный чай. Он полезен.

+2

7

Я не соврала, сказав, что мне надо сделать звонок. Набрав номер Билла и сообщив ему о том, что «собеседование» началось, я отключилась. Мы с Биллом не те люди, кто будут вести долгие телефонные разговоры. Да я вообще не тот человек, который любит мобильники. Всегда выбираю живой разговор, чтоб держать визуальный контакт, чтоб изучать поведение человека по его рукам, глазам, даже дыханию. И нет, психологом я не была, но минимальные основы знала. Да и просто вести разговор удобнее, когда перед тобой человек. А учитывая мой род деятельности, трубка – самое простое, чтоб можно прослушать. Вон, недавно Сноуден на всеуслышание заявил как Америка любит быть в курсе всех и вся.
Итак, я отложила телефон в карман и отправилась в туалет припудрить носик. О том, что сейчас происходит в зале, я знала. И была уверена, что у меня есть несколько секунд, чтобы убрать волосы за спину и смочить сухие губы. Вернувшись обратно в зал, заняла удобную позицию за углом, притаившись за высоким зеленым цветком в горшке.
События развивались по стандартному сценарию: Катчер сопротивлялся, но явно не был готов к такому повороту события. Что ж, могу похвалить себя – я прекрасно сыграла свою роль и не выдавала ничем себя. Чтобы люди поверили в твою ложь, надо самому поверить в свою ложь. Хотя человеком я оставалась довольно откровенным и не любила врать. Но как не врать и не юлить, когда работаешь в криминале? Приходится обманывать поставщиков, стараясь урвать там и сям лишний процент прибыли. Приходится недоговаривать что-то начальству, чтобы расхлебать кашу самой. Лгать родным, потому что радо знать сыну о том, чем я занимаюсь. И как же во всем этом остаться верной себе и своим принципам? Ведь меня с детства учили, что любая ложь всплывает наружу рано или поздно.
А в это время, параллельно моим мыслям, Тайлер пытался справиться с двумя моими людьми. Попросила охранников и солдат сыграть спектакль. И если приглядеться к деталям, то станет понятно, что женщина, работающая официанткой никогда не станет ходить на каблуках. Потому что за весь день ноги превратятся всмятку. Уж мне то не знать? Сама на 7-м месяце беременности носилась с подносами, пытаясь скрыть от начальства свой живот, чтоб не поперли с места. Ведь деньги мне тогда нужны были как никогда: надо было платить за комнату и что-то есть. А учитывая, что по вспыльчивости и глупости своей, я сбежала от родителей, мне приходилось буквально выживать…
Вижу как рука Тайлера рыскает по столу, в надежде зацепить что-то острое. Я одновременно болею и за своего «байкера», в желании, чтоб он двинул Катчеру еще раз и обезвредил его и, в тоже время, волнуюсь за гонщика, потому что непройдя он это испытание, мне придется признать, что интуиция у меня херовая. Я сделала ставки на Тайлера. Он нужен был мне.
Удавка на шее гонщики становилась все туже, а я сжимала крепче кулаки. Переживала, да. Наверно, не очень профессионально. Но у меня были и личные отношение к Катчеру. Пусть мы не столь тесно общаемся, но я уже кое-что о нем знала и имела честь работать вместе, а это уже не просто безликий человек, это уже соратник. Не хочется, чтоб соратник посрамил честь.
Тайлер делает рывок и цепляет кружку с кофе. А кофе миссис Роман сготовила паршивый – мол, еще одно испытание стойкости. Затем выплескивает дымящийся напиток в лицо «бизнесмена». И тут я испугалась уже не за Тая.
«Бизнесмен» отпускает руки, крича и хватаясь за лицо. Рукавом пиджака пытается стереть горячий напиток, но все равно теряет непозволительно много времени. Конечно, его прикроет «байкер». А знаете кем работает этот суровый, волосатый мужчина в косухе? Он бухгалтер. Нет, правда. Мой бухгалтер на складе. Пригласила поучаствовать в массовом маскараде по старой дружбе – вместе ведь сидели до полуночи, сверяя остатки.
А бухгалтер оказался парнем не промах, с сильным ударом правой. Он еще раз кидается на Катчера, раскраивая тому бровь.
Завязалась драка. В рукопашном бою у Катчера есть преимущество, поэтому бухгалтер стал пропускать удары и получать тумаки. Что ж, я видела достаточно. Не хочу лишиться людей, поэтому решила вмешаться.
Выхожу из-за своего укрытия, приближаясь к мужчинам.
- Хватит – произношу. От моего голоса «байкер»успокаивается, отходя в свой угол.
- Впечатляет. Ты принят. – как говорится: реакция есть – дети будут. А Тай показал себя человеком, умеющим импровизировать и переиграть ситуацию как хочет сам.
- Есть вопросы? Кофе? – улыбаюсь, кивая на наш столик, сервировка на котором пострадала.

+2

8

Бросок содержимого кофейной чашки оказался удачным и попал точно в цель. Об этом несложно было догадаться, услышав рядом с левым ухом вскрик несчастной жертвы. Если бы я знал, что это постановка, то не стал бы действовать такими жестокими методами. Но, увы, я не был оповещен о планах Тарантино, поэтому действовал исключительно ради собственной выгоды. Как только удавка на шее ослабла, я моментально содрал её пальцами и немедля двинул локтём в область лица обидчика, скрытого за ладонями. Вряд ли удар нанесёт ему существенные повреждения, но точно даст понять, что ладони от ошпаренных глаз лучше не отнимать. Впрочем, не успел я кое-как отделаться от одного противника, как тут же отхватил леща от второго. И по скольку на сей раз меня никто не держал со спины, последствием удара по роже стал красивый полёт орла со стула, со вскинутыми вверх пятками. Со стороны наверное всё выглядело достойно.
Байкер тут же оказался рядом и принялся молотить меня кулаками. Я только и смог, что выставить вперёд предплечья, принимая на них основную серию беспорядочных кулачных ударов. Приходилось щуриться на один глаз, потому что рассеченная бровь нещадно кровоточила. Байкер точно попал под глаз, разбив и без того тонкую, часто рвущуюся кожу под бровью. Фигня.
Помимо того, что руками удавалось защищаться от ударов, ими же периодически получалось простреливать из глухой защиты, попадая то в нос, то в челюсть. Такие точечные удары прекрасно расшатывали противника и в какой-то момент позволили мне выйти из тупикового положения «на спине», переворачивая под себя довольно неслабого мужичишку.

Драка, начавшаяся ни с того ни с сего, была так же внезапно остановлена по одной только команде «Хватит!», а мой занесённый в воздухе кулак для удара замер едва не сорвавшись на резкий хук справа, который у меня, к слову, тоже был неплох. Я резко повернул голову в сторону дверного проёма, где замерла Агата. Вместе со мной тоже самое сделал мужик подо мной, который только что избежал перелома скулы. На несколько секунд в зале кафе повисла гробовая тишина. Кто-то на кухне уронил тарелку и громко выругался, создав лёгкий оттенок комичности сложившейся ситуации. Лица, незаинтересованные в потасовке смотрели на всё происходящее взглядом испуганных овец, участники события, все, кроме меня, отреагировали на команду «Стоп» довольно спокойно. И тут то до меня допёрло. - Что? - медленно опуская руку переспросил я, получив в ответ «Ты принят». Сперва мозги и вовсе встали раком, озвучив немой вопрос «Куда принят?», но спустя пару минут я всё-таки врубился в происходящее, отпустил смятый воротник футболки бородатого мужика и поднялся на ноги, прижимая к лицу салфетку. Рассечение, мать его, кровоточило щедро.
- Спасибо... такого собеседования мне ещё никто не устраивал. - Честно признался я, поднимая стул, перевернутый на пол под весом моей туши. Мужчина, который только что душил меня собственным галстуком, отвернулся, но кажется до сих пор скверно видел на один глаз. Я бы, наверное, извинился, да только не сейчас. Нечего было без предупреждения набрасывать на меня петлю.

Теперь весь мой внешний вид говорил только о том, что я готов к очередной подставе. Агата, правда, выглядела всё так же легко и непринуждённо. Как кукловод, задача которого вовремя дёргать за ниточки, создавая для себя выгодную обстановку. Я присел обратно за стол и криво ухмыльнулся, услышав предложение выпить кофе. С одной стороны — неплохое решение, если мне снова придётся кого-нибудь ошпарить. С другой — я видеть не мог эту густую болтанку. Не полюбилась она мне с первого взгляда. - Пожалуй обойдусь минеральной водой. - Напряжённо ответил я и поглядел на салат, заказанный Агатой. Увы и ах, в результате борьбы, его элементы хаотично разбросались по столу. Взял из пачки сигарету, закурил и поднявшись из-за стола решил сам сделать заказ у стойки. Заказал себе холодной минералки, а Агате повторил салат. Невежливо как-то получилось.

- Агата, а можно спросить? - Я приложил к роже салфетку и присадил собственную задницу на стуле, который благодаря моим же стараниям начал скрипеть на левую ножку. Красиво я видать опрокинулся. - Все кандидаты проходят...такое собеседование или мне повезло быть избранным в этом деле? - Я шмыгнул носом. В левой ноздре нещадно зудело после знатного леща байкера. - Если все, то посмею поинтересоваться...все дожили до конца интервью? - Опрометчиво было расслаблять булки так скоро. Нутро, где-то глубоко-глубоко, мягко намекало мне о том, что это ещё далеко не конец. И любой, находящийся в этом месте, случайный посетитель или сотрудник — может быть очередной целью.

+2

9

Я очень надеялась, что после такого приема Катчер не сбежит. Иначе мой бухгалтер зря пострадал – вон, у бедняги разбито лицо и кулаки. А моему охраннику придется пару дней капать глазные капли. Черт, наверняка эти двое уже жалеют, что ввязались в сей цирк. Ну, парни, вы сами хотели прибавку к жалованию.
Тайлер рухает на стул, я сажусь на диванчик и сцепляю руки в замок.
- Пожалуй обойдусь минеральной водой. – глядя на его вид, который выдавался не только разбитой бровью, но и какой-то озадаченностью в глазах, мне даже стало стыдно. Не настолько стыдно, конечно, чтобы извиняться, но чтобы крикнуть Лауру и попросить у нее лед, да, пожалуй.
- Лаура, принеси лед, пожалуйста. – обернулась я в сторону стойки, где на каблуках крутилась официантка. Женщина кивнув, двинулась на кухню потрошить морозилку. Так как холодный компресс сейчас нужен был аж троим.
- Все кандидаты проходят...такое собеседование или мне повезло быть избранным в этом деле? – о, я ждала чего-то подобного. Устраивая все это, я отнюдь не хотела выглядеть жестокой или циничной, пусть в какой-то степени и была такой. Но мой поступок и эта сумбурная идея была, скорее, желанием действительно проверить Тайлера. Да, я видела его во время драки, но мне он казался парнем легкомысленным и ветреным, поэтому проверка больше заключалась в том, чтобы посмотреть уйдет мужчина или согласится работать со мной.
- Ну, ты пока первый. Я раздумываю использовать такой метод в дальнейшем в практике или не все оценят… - я пожала плечами, не считая нужным открывать всех секретов. К этому времени подошла Лаура с мешочком со льдом, бутылкой «акваминерале» и салатом.
- Вообще-то, мой день давно закончился – смешав улыбку с раздражением, произнесла женщина. Лаура не работала тут официанткой, как и многие из присутствовавших никогда не заходили в это кафе. Поэтому они ждали, когда я скомандую «вольно».
- Всем спасибо – наконец обратилась я к сидящим в кафе, хотя работали они явно тут не за «спасибо». Посетители тут же начали подниматься со своих мест, спеша оставить зал пустым и тихим. Все разошлись. Остались только мы с Катчером, да двое других участников драки. Сидели и зализывали раны.
- Американский ублюдок – процедил сквозь зубы «бизнесмен», все еще протирая глаза от кофе. Рокки, так звали мужчину, был по национальности латиноамериканцем, чем не сильно далек был от американских корней, которые он так любил проклинать.
Я снисходительно глянула на Роки и кинула тому пакет со льдом. Пусть остудиться.
- Не обижайся на него – хотя на кого Тай и мог злиться, так это на меня, инициатора заварушки. Но в данном случае я знала, что могу себе позволить этот небольшой цирк. Итак, все уже позади, можно обсудить насущные вопросы, перекусить или помочь Катчеру с оказанием первой помощи – намазать ему бровь зеленкой, аки завоевателю.
- Все-все, подвохов больше не будет – успокаиваю я мужчину, передавая ему лед и салфетку, чтоб вытереть кровь.
- Итак, что тебе надо будет знать: заказы буду передавать я. Оплата будет зависеть от сложности и высоты полета шишки. Поначалу, чтобы тебе освоиться и, простите, «набить руку» буду давать командные заказы. Не против со мной поработать? – не обижусь, если после сегодняшнего гонщик воздержится от сотрудничества со мной. Хотя он видел меня уже в деле и знает, что ко мне можно повернуться спиной.

+1

10

Такое со мной было впервые. Нет, правда, я проходил много собеседований, на совершенно разную работу и как правило я их заваливал, но на сей раз всё сложилось иначе. Если бы каждый работодатель так дельно подходил к кандидату, я бы уже имел пост вице-президента какой-нибудь чернушной конторки. Но, надо признать, мне повезло. Случайное стечение обстоятельств и реакция, в кое то веки не заторможенная пивком и прочей ерундой. Я оглянулся на байкера, потиравшего колена, по которому я успел ощутимо двинуть открытой стопой, следом на рыдающего мужчину в костюме. Последнему повезло меньше всех. Горячий кофе в глаза вряд ли пойдёт на пользу его зрению. Виноватым я себя не чувствовал, напротив, ощущал себя отмщённым и при том собственными руками. Не терплю я такое внезапное нападение со спины и, если мне удаётся выбраться из непреднамеренного клинча, как правило приходится наказывать за такую выходку. Горячий и не очень качественный кофе оказался под рукой вовремя, и я не повременил им воспользоваться, за что и получил в дальнейшем довольно яростную брать в свой адрес.
- Оценят то все. - Уверенно поделился я собственной точкой зрения, вытирая салфеткой разбитую бровь. Мелочь, а кровоточит, собака, нещадно. Если в клетке тебе удалось рассечь кому-нибудь бровь, хорошо так рассечь, сантиметра на три — считай победа за тобой. Остаётся только целенаправленно бить в это же место, усиливая кровотечение, а потом работать с полуслепым соперником, как заблагорассудится. - Вот только не все выдержат. - Добавил я, хмыкнув на пару крепких парней, пострадавших от моей внезапно нахлынувшей прыти, в паре с агрессией. Я, правда, был уверен в одном: если получу эту работу, то наверняка буду одним из слабейших звеньев группы. Агата говна-с не держит-с. И не отбирает-с. Факт.

«Все свободны» прозвучало так, словно сейчас я сидел не за столиком кафе, а на скамье подсудимых. Стоило только прозвучать этой команде, как все в кафе зашевелились, поднимаясь из-за столов и бросая свои мнимые дела. Даже группа студентов, на которых я и вовсе не обратил внимания, зашевелились в углу, покидая насиженные места. Я молча хмыкнул, окидывая уходящую публику взглядом. Мне стоит быть внимательнее к таким мелочам — Агата преподала мне прекрасный урок. В следующий раз буду умнее, буду заходить в кафе с ней на встречу, по дальней стене заведения. Шучу.
Обиды на своих искусственных противников я не держал. В конце концов, сработал на уровне рефлексов. Если кто-то душит тебя со спины, а другой — бьёт, значит с этим рано или поздно надо разбираться, в противном случае поимеют тебя, что есть мочи. - Извини за кофе... - небрежно втыкая докуренную сигарету в пепельницу, пробормотал я, посылая мужчине в костюме какой-то незамысловатый, рассеянный жест. Надеюсь мои средства самообороны не приведут к отслоению сетчатки. Ну а поскольку мой оппонент не сильно возмущался и вовсе заткнулся, после того как Тарантино бросила ему пакет со льдом, значит ему заплатят кругленькую сумму за страдания. Иначе визгу здесь было бы больше. Я отвлёкся от парней и переключился на разговор. Публика незаметно утекла из кафе, оставив зал совершенно пустым. Странно, для этого времени суток, если честно. Террористка хорошо постаралась.

Единственный вопрос, который сейчас был задан в мой адрес, был воспринят вполне адекватно. Мне предлагают работу, по моей собственной воле. И не просто работу, а то, что я наверняка смогу делать хорошо. И пускай с Агатой мы общались всего лишь пару раз, и то вскользь, мы знали друг о друге чуть больше. Мне ни раз приходилось работать вместе с ней и, надо признать, на эту женщину я вполне мог положиться в критической ситуации. А какой у неё удар слева — загляденье. - После всего, что здесь произошло? - Я криво ухмыльнулся небритой рожей и оторвал зад от скрипучего стула (хорошо что за порчу мебели платить не придётся), протягивая Агате широкую ладонь с покрасневшими костяшками. - Я только за.
Осталось последнее — обсудить новую работу с Санчез. Я, засранец, не сделал этого заранее, но, почему то был уверен, что черноглазая оценит. Она не видит меня в качестве какого-нибудь долбанного курьера, или ещё того хуже, клерка в замыленной рубашке с мятым галстуком и потными подмышками. Если когда-нибудь я устроюсь на такую идиотскую работу — после первой же зарплаты пущу себе пулю в висок, клянусь богом.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Посмотрела «Пилу» — придумала тесты на собеседование