Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Эй, пс


Эй, пс

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Wanda Hafermann, Jesse Pinkman
Место: бар
Время: 25 октября
Время суток: поздний вечер
Погодные условия: ясно
О флештайме: Вот Пинкман снова вышел барыжить и решил, что лучшим покупателем станет вооооон та молодая девушка. Но он не лучший продавец, да и вообще, не очень день был. Так что вот что получилось.

http://s7.uploads.ru/dQI7K.png http://s7.uploads.ru/aKz9g.png

Отредактировано Jesse Pinkman (2013-11-17 16:19:21)

+1

2

внешний вид (без гитары) + с собой
Забрав байк из отцовского гаража, я из пригорода еду в студию. После перелета в Берлин и обратно на меня напало какое-то странное состояние, будто в голове вертится идея, и я никак не могу ее ухватить, словно моя же фантазия дразнит меня. На энном километре мне приспичивает, пардон, пописать. Но не буду же я останавливаться посреди дороги и делать свои дела в кусты? При всей моей ненависти к забегаловкам, придется все-таки куда-нибудь заехать по пути. Да и минералка у меня закончилась уже, а ехать еще долго. На левой стороне дороги образовалось едва различимое здание, надеюсь там толчок для уставшей путницы найдется. Паркую мотоцикл, снимаю шлем, ловлю на себе восхищенные взгляды мужчин, вышедших, видимо, из заведения покурить. Умудряются присвистнуть мне вслед. Я понимаю, что кожаный комбез смотрится более чем сексуально, но блин, извините – осенью на байке как-то зябко ехать в джинсах и курточке, а мое обмундирование дает определенную гарантию того, что я не огребу сорокоградусную температуру, чихи и сопли по приезду домой. А взглянув на вас, красавцы с пивным волосатым брюшком, выглядывающим из-под кожаной жилетки, оборудованной заклепками и пряжками, я готова блевать дальше чем вижу. Уж извините.
В заведении необычно тихо, кто-то играет на саксофоне (это в придорожном баре – то!!), я прохожу в центр и двигаю в сторону стойки. Меня останавливает очередной такой красавец, образ которого я довольно подробно написала еще на входе. Это видимо здесь мода такая – пузяку наперевес, и подмышками ароматизировать все и вся вокруг себя в радиусе двадцати метров. Спасибо, Господи, что аллергия у меня в этой жизни только на духи и на превонючие лилии, а пот на меня не производит воздействия в стиле слезоточивого газа. Спасибо. Но воняет все равно изрядно, нос я зажала, поднимая на мужчину взгляд.
- Развлечься не хочешь, красавица?
- Благодарю покорно, но я лесби. – вру, безбожно вру, но зато это помогает за пару секунд отделаться от предложения руки и хрена. Разворачиваюсь на пятках ботинок, продолжаю свой путь к барной стойке. Присаживаюсь, фух, ну хоть бармен как человек моющийся выглядит. И пахнет тоже.
- Безалкогольные напитки? – улыбчиво спрашиваю я у парня за стойкой. Тот отвлекается от натирания стеклотары и рапортует в ответ: - минералка с газом и без, ягодные смузи, сок.
- Черничный смузи и минералку без газа с собой, открою сама, - о, заодно и «поужинаю», время – то недетское. Заказ исполнен в мгновение – я даже моргнуть толком не успела. Даже салфетки поставили, во сервис для занюханного паба! Пока допивала смузи (а правильнее сказать – доедала, густой коктейль получился, и правда поужинала!), взяла салфетку и стала писать на ней текст, которым наконец – то разродилась моя голова. Музыка у нас даже записана в студийке, а над словами я мылила разум наверное месяца… четыре! А тут вдруг вспомнила как в сентябре после института спонтанно выступила, и этот сумасшедший букет в гримерке, так будто черти понесли. Салфетка слабенькая, я пишу быстро, надавливая на нее, рвется, зараза. Но ничего, поди довезу до студии в целости, там и перепишу на нормальную бумагу. Главное – не забыть!
Так, минералка пусть пока постоит тут, а я все-таки сгоняю по делу, за которым, я в общем-то, сюда и заперлась – в сортир. Вежливо спросив у симпатишного бармена где находится нофелет, я удалилась справлять дела свои младшие. Через пять минут вернулась на свое место, к салфетке, ну совсем уж офигевшая: в туалете был даже освежитель воздуха, задорно чихнувший аккурат над раковиной (хорошо что я в это время была занята малость другим делом, чем мытье рук, вы удивитесь, когда попробуете в таком комбинезоне сходить в туалет), иначе у меня опять был бы приступ аллергии, и бармену пришлось бы реанимировать мою бездыханную тушку излюбленным способом романистов, специализирующихся на соплях для дам бальзаковского возраста. Дописываю текст на салфетке. Песня по сути готова. В голове прокручиваю параллельно возможный стиль вокала и записанный студийный минус. Останется только свести и отыграть вживую несколько раз – вдруг одновременно записать получится лучше, чем отдельно вокал и инструменталка?

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-11-17 14:33:20)

+1

3

Внешний вид

Джесси внимательно оглядел бар, перед которым оказался. Да какого черта вообще... Он тяжело вздохнул и выругался под нос, потому что какого пьяного мужика закосило в его сторону и он толкнул парня в плечо.
-Что за нах, - нет, Пинкман, конечно, мог бы полезть в драку, за ним не заржавеет, но все-таки он сюда совершенно не за этим пришел.
Еще с подростковых лет, когда сам покупал дурь, Джесси знал, что бегунки ошиваются во всяких придорожных барах, кафе и забегаловках, потому что тут собирается всякий смрад, который дурь эту и купить. Ты здесь был, но тебя здесь не было, потому что бармену ровным счетом ни до кого нет дела, лишь бы кассу не свистнули, да по голове не дали. Вот Пинкман и решил, что раз он сам в таких местах покупал, значит, тут он мог и продать. В кармане был пакетик мета, ну так, на пробу, как пойдут дела, и Джесси зашел в бар.

Снова связаться с наркотиками Пинкмана подтолкнула его материальная проблема. Он имел работу, причем стабильную и постоянную, но денег не хватало, потому что нужно было раздавать долги, оплачивать квартиру, чинить свою машину, а так же правильно заботиться о своей большой собаке. Он, как ветеринар, понимал, каким образом нужно ухаживать за животным, поэтому в итоге, все влетало в копеечку. Деньги, деньги, деньги, везде деньги, всем нужны деньги и без них ты далеко не уедешь. Поэтому люди идут на рискованные шаги. Только для кого-то это последний шанс, потому что у него даже работы нет, а Джесси... Джесси просто помнит все хорошо, он помнит, как на наркотиках можно навариться, так вот из-за чего бы не попробовать такой способ, нежели просто найти вторую работу?
-Ну я же Пинкман, в натуре, да, - бормотал он под нос, пытаясь придать себе уверенность и вселить надежду, что все-таки что-то получится. Вы когда-нибудь могли заподозрить своего милого, улыбчивого, дружелюбного и, по сути, безобидного ветеринара в том, что он барыжит метамфетамином, а может быть, даже и вашим детям? Конечно нет, он сам себя в этом даже не заподозрит.
Бар был заполнен всякими отвратительными личностями. У Джесси, в принципе, на таких был иммунитет, но тут он что-то подкачал, поэтому окружающие вызвали у него исключительно отвращение. Все были пьяны, а к таким подкатывать со всякими предложениями не стоит, мало ли еще что... Прокатят лицом по стойке и соберешь все стаканы на своем пути. Поэтому Пинкман сел за стойку, заказал себе пиво и стал выжидать какую-нибудь жертву. Либо кто-то придет, либо кто-то немного протрезвеет. Но все повернулось куда лучше чем он сам мог рассчитывать. В бар вошла девушка, сделала это очень уверенно, прекрасно отшила какого-то мужика лесбиянка, ага. Вы, девочки, любите дурью побаловаться, как я знаю. Джесси довольно потирал руки, мысленно, конечно, но ему казалось, что справедливость восторжествовала, что вот она - удача! Что сейчас все получится! Но подходить сразу не стал. Дал девушке сделать заказ, потом отлучится, а вот когда она вернулась...
Пинкман вынырнул из своей темени и будто взял часть ее: тенью подошел к девушке, очаровательно улыбнулся и заговорил.
-Что юная мисс забыла в таком месте? - а сам себя проклинал, потому что совершенно забыл, как нужно толкать дурь, как нужно начинать говорить с клиентами, если они сами тебя не находят. Все забыл спустя восемь лет, нужно снова начинать, снова учиться, а это его совершенно не радовало. Учиться - время, а долги не ждут. Ему каждый день обрывают телефон, что нужно выплачивать. Срочно, быстро, сейчас же. И казалось бы, только Мэгги, его собака, живет припеваючи. У нее всегда есть прекрасная еда, она гуляет в парках, а так же спит на мягкой большой подушке, либо вообще немного сдвигает самого Джесси.
-И мне кажется, ты немного опечалена, - Пинкман постарался включить на максимум свое обаяние. - Нооо... Я знаю, как можно тебе помочь, у меня есть кое-что, - почему-то появился страх, от которого сердце забилось где-то в ушах и казалось, слышат его все вокруг, особенно эта девушка. И вот, он показывается маленький пластмассовый мешочек с белыми кристаллами. Конечно, под стойкой, чтобы бармен, которому нет дела, не увидел.
-Знаешь, что это? - он склонился над ее ухом, параллельно осматривая всех вокруг, чтобы за них никто взглядом не зацепился. "Эй, смотрите, я просто клею телочку, не больше!"

Отредактировано Jesse Pinkman (2013-11-17 18:15:13)

+1

4

Я отстукиваю по столешнице ритм, шепча пришедший в голову текст. Настроение выше крыши, я наконец – то откопала в своей голове то, что долгое время не давало мне покоя. Это о различных людях, о том, что два парня могут мыслить совершенно отлично друг от друга, и каждый может быть и неблагодарным, и восхищенным от одной и той же девчонки. Просто, понятно, и в моей голове вмиг рождается гитарное соло. Я улыбаюсь, наклоняю голову низко к исписанной салфетке и поднимаю взгляд на обратившегося ко мне мужчину. Спасибо, что он хотя бы меня не узнал и не начал вопить: «глядите, здесь же Ванда Хаферманн, queen of shred!»*
- Что, простите? – переспрашиваю, потому что так резко не могу оторваться от того, что происходит в моей голове. Меня вообще не следует прерывать, когда я нахожусь глубоко в себе. Чиркаю на салфетке, будто стираю следы преступления. Хотя, какое там преступление – всего лишь песня, придуманная как попало, которой необходимо претерпеть еще уйму изменений, чтобы она стала похожа на что-то, что не стыдно продюсировать, отправляя на радиоэфиры и выступая с ней на всяких шоу типа «Доброе Утро, Сакраменто!», или «Эллен».
- Нет, нет, совсем не опечалена, просто немного зависла над собственными мыслями. Я заехала сюда случайно: у меня кончилась минералка, а ехать еще долго, – я поднимаю взгляд на бармена: - дай еще свежий лимон, пополам разрежь! Да, я обожаю эту кислоту-вкусноту, безумно. Мужик тер мне что-то о том, что я нуждаюсь в помощи и он, дескать, готов мне ее оказать, а я почти не слышала его. Наконец отсоображав, что со мной разговаривает представитель семейства людь, я устремила свое внимание на него, точнее туда, куда он указал взглядом. Я уж грешным делом подумала о неприличном. Но нет, все куда более прозаичнее: в руках собеседника возник пакетик с белым порошком. Неожиданно. Слишком неожиданно, чтобы я смогла среагировать медленнее.
- Это что еще за?.. – недоуменно вскидываю подбородок перед гостем бара. Нет, правда, мне хватает мужа наркомана… - барыга, что ли?
Момент великого и ужасного ХЗ настал. Я бросила презрительный взгляд на мужчину, затем оглядела себя, недопонимая, где в моем внешнем виде есть косяк, где хотя бы намек на то, что я поведусь на наркоту? Черт, я даже не знаю, как правильно реагировать в такой ситуации, ну не доводилось вообще ни с чем подобным в этой жизни еще сталкиваться. И сижу я с немым вопросом: «а я должна что – то ответить вообще после такого предложения?». Пф, ну я и дура. В полицию по такой фигне заявлять нет смысла, я итак уже как – то один раз во тьме ночной набила фэйсом об стену дилера, пришедшего к Малкольму: сломала нос, снесла пару передних зубов и отдавила все мужское достоинство, надеюсь он после этого хоть импотентом не стал – все какая никакая, а радость в жизни. Поэтому я сейчас просто вылупив свои прекрасные глазки, украшенные густыми черными ресницами и тихо, сквозь зубы, ляпну:
- Я за рулем, это раз. И два – неужели я похожа на ту, кто ищет развлечения в этом быдло – баре средь бела дня? Спрячь, пока руку не сломала.
Как – то слишком воинственно и самоуверенно для девятнадцатилетней девушки. Мало ли, может у него быдлоганы на службе, сейчас явятся, меня схватят и заставят это добро сожрать? Но дело сделано, будем надеяться на то, что я либо справиться с его подмогой смогу, либо паду смертью героя, и быть может спасу парочку невинных человеческих жизней. Нет, но мне реально интересно, за кого меня приняли. За нежного маленького и беззащитного ангелочка, или же за безбашенную тварь женского рода, готовую на любую авантюру? Или это виновато место дислокации?
Бармен приносит разрезанный лимон на тарелке. Не знаю, почему все удивились, включая даже его, но я со спокойной душой и тихим сердцем откусила вместе с кожурой, смачно, аккуратно жуя с закрытым ртом, абсолютно бесшумно. Вот такой он, мой наркотик! Не стесняясь, подмигнула незатейливому наркоторговцу и придвинула тарелку со второй половинкой ему, мол, на угостись. Повкусней будет, вот честно. Прожевав, я взяла зачирканную салфетку и спрятала ее в карман на попе, закидывая ногу на ногу. Сейчас доем, оплачу всю эту богодельню, и дальше в путь!


* - королева гитарных риффов

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-11-20 15:27:47)

0

5

Если можно было бы читать мысли людей, и вы забрались бы в голову к Джесси, то удивились бы какой там беспорядок. Он скачет с одного на другое, иногда думает о какой-то бредятине, а сейчас его мысли были похожи на мысли подростка, который надеялся, что девушка, которую он тащит в постель ему не откажет. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Чуть ли под нос себе не бормотал. Но если бы так сделал, то смело мог бы забрать приз "самый никудышный барыга года". В таком случае, хотя бы победа в такой номинации могла бы ему поднять настроение, которое медленно скатывалось все ниже и ниже.
На самом деле, телочка совершенно не клеилась. Хоть ты ПВА возьми, небось все равно не приклеилась бы. Хуевый из меня барыга, вот что. Денег не будет сегодня никаких, да и не факт, что он в будущем сможет кому-то толкнуть хоть пару грамм, если сегодня не смог загнать такой маленькой девочке.
Наверное, все-таки жизнь изменила Пинкмана, как раз то что хотела его мать. Чтобы он имел нормальную работу и не имел отношения ни к криминалу, ни к наркотикам. Он честно старался соблюдать это и последние восемь лет вообще никак туда не лез. Он работал и работу свою любил, ходил в группу поддержки, а в кармане вертел жетончик "5 лет". Пять лет без наркотиков - Джесси чист. Джесси молодец! Но один раз оступившийся не сможет стать таким же? Часто он это слышал от родной мамы, значит, мама права. И вот он, Джесси Пинкман, который думал, что смог стать нормальным, пытается продать наркотики не факт что совершеннолетней. Как когда-то продавали ему, тому сорванцу в широких штанах и большой толстовке. Деньги. На все поступки людей толкает нехватка денег. А вот ты, девочка, чтобы ты сделала, если бы у тебя оставались на две недели последние двадцать долларов, а на это двадцать, за пятнадцать ты покупаешь своей собаке поесть? Ты бы разве сама не шагнула под откос? На прямой вопрос о его деятельности Пинкман дернулся, быстро запихнул руку обратно в карман, чтобы никто не увидел и выпрямился.
- Ну откуда я знал, что ты за рулем? - спросил так, будто ничего и не предлагал сейчас. Просто разговор и все. Стыдно-то как, ужас. Нужно быстрее отсюда валить. Благо они друг друга больше не увидят, а то Джесси не смог бы справиться с чувством стыда.
- И день уже не белый, - пробормотал под нос и взглянул в окно, как бы убедившись в правильности своих слов. За окном было уже темно, а на часах значилось что-то около десяти вечера. - И мало ли кто что тут ищет. Знаешь, каким дамочкам я толкал? Никогда бы не сказал, что они могут дурь брать, - пожал плечами. И вообще, все что Джесси говорил было похоже не оправдание. Он не любил, когда последние слово было не его и когда его несправедливо обвиняли. Хотя, в данной ситуации нельзя сказать, что его обвиняли прямо таки не справедливо. Но частично же!
Девушка взяла лимон и смачно так откусила от него. Даже почти не поморщилась. Непонятно почему, но Пинкмана эта сцена заворожила, поэтому он остался стоять и смотреть на нее. Он сам иногда поедал лимоны, но не так. Это верх мастерства просто.
- Воу, палехче просто, в натуре, - протянул парень, затем перевел взгляд на вторую половинку лимона, которую девушка пододвинула к нему ближе.
Все неловкость ситуации отходила на задний план и выдвигалась вперед странность. Пинкман, почему с тобой все время какие-то истории происходят?
- Угу, спасибо, - эксклюзивное угощение, но Джесси взял этот кусочек и откусил мякоть, стараясь не морщится. Ужс, ужс, ужс. К лимону прекрасно подошел бы джин, но у него не было денег заказать, поэтому пришлось отложить лимон и просто кивнуть девушке.
- Спасибо, - такое многозначительное "спасибо". И за угощение и за то что не стала звонить в полицию или кричать на весь бар, что тут толкают наркотики, иначе бы Пинкман совсем вляпался бы.

+1

6

Я не знаю, что повлияло на меня, но это что-то заставило меня посмотреть барыге в глаза. Определенно никакого негатива. Обычно я видела толкачей либо с активным желанием истребить искушенную толику рода человеческого, или с принципами скинхэдов, а здесь… походу история другая. Что – то толкнуло этого парня заняться столь опасным, сколько и прибыльным делом.
- Эй, как там тебя, налей парню чего – нибудь к лимону, пока ему челюсть от лимонной кислоты не свело. За мой счет. – бармен понял меня, и почти мгновенно на стойке нарисовалась стопка с чем – то горячительным. Мне же, как человеку всей душой обожающему всяческую кислятину, такие напитки не нужны.
Мне захотелось разговорить торговца. Просто понять, что такого могло произойти, раз он встал на скользкий путь к финансовому благополучию. Плевать, что я девчонка, на данный момент наши весовые категории не равны, поэтому я не считаю ничем предосудительным угостить барыгу.
- Как тебя зовут? – обращаюсь уже к собеседнику я, словно не собиралась несколько минут назад уходить. Нутро начинает чувствовать какую – то необъяснимую опасность. Словно вот – вот что – то должно случиться. Пытаюсь купировать это чувство – получается, но с большим трудом, - Я Ванда. И не смотри на меня как удав на кроля, я совершеннолетняя. Даже замужем, – поднимаю правую руку, сверкнув кольцом с бриллиантовым булыжником чистой воды. Малкольм не скупился в своих желаниях, чтобы у его жены было самое лучшее. Только вот сам категории «самое лучшее» не соответствовал. Даже до середнячка не дотягивал. Потому что наркоман. Потому что это диагноз на всю жизнь.
- Давай я не буду спрашивать, что могло произойти, раз ты стал толкать дурь, но скажу одну вещь. Самая темная ночь обычно перед рассветом, и никогда не бывает постоянной черной полосы. Я это по себе знаю, все когда – то имеет свойство заканчиваться. Поэтому… посоветую – ка я тебе просто перетерпеть этот момент и не заниматься этой херней. Целее будешь.
Я всегда остаюсь немного грубой, пошловатой, с хорошим чувством юмора и много улыбаюсь. Бесстрастно, нежно улыбаюсь. Рядом с такой девушкой чувствуешь себя не таким, каков ты на самом деле. Пытаешься быть лучше, а это тяготит. С такими предпочитают дружить, чуть-чуть флиртовать, делиться откровениями. В таких редко влюбляются, но зато все таких любят. Я, конечно, представляю внутреннюю реакцию барыги на все сказанной, на мою энергетику, харизму и обаяние, и решаю его тихонечко добить – достаю из кармана брелок, случайно взятый в качестве сдачи на предыдущем привальном пункте, в пригороде.
- Смотри, вот тебе бегемот. Он тяжелый, большой, толстокожий, никогда никуда не спешит... Вот тебе сейчас и надо стать таким бегемотом.
Дружелюбно улыбаюсь, словно не обещала сломать руку. Осознаю, чувствую кожей, что за ним вряд ли стоит кто – то крупный. Этот парень одиночка – уж наверняка. Но от «задушевной» беседы моему чуянью жопой опасности легче не становится. Я слышу шорох за дверью, на улице. Это не дождь, не ветер, и даже не выдранный из земли сорняк – перекати поле. Там кто – то кучкуется, я это чувствую.
Бросаю несколько зеленых бумажек на стойку, бармен довольно улыбается: для меня это мелочь, а для него – вполне приличные чаевые.
- Кто – то за дверью. – не смотря на собеседника, произношу я, - будь готов резко дергать, потому что обычные посетители по полчаса не стоят перед входом в такие заведения – они открывают дверь с ноги и вваливаются сюда навеселе. Там есть выход через женский туалет. Я нервно стучу пальцами по столешнице. Господи Иисусе, только не говори, что здесь устраивают облаву на мелких наркоторговцев… Этого мне только не хватало!
бегемотик

+

сорри, ай эм соу слоу временами( торжественно обещаю исправиться!

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-01 13:01:57)

0

7

В Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Эй, пс