Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не каждый ребенок способен на это


Не каждый ребенок способен на это

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:Хельга Рейхарт
Место:Алжир, военная база Германии
Время:2004 год, июль
Время суток:послеобеденное
Погодные условия: жара, небольшой ветерок
О флештайме:История освобождения. Решение принимается мучительно. Немного истории предыдущих трех месяцев, периодически всплывающих в ее мыслях.

Затерянные в долине песка, люди считались призраками.
http://s019.radikal.ru/i617/1311/19/e1f1fce26ffd.jpg

Отредактировано Helga Reichard (2013-11-17 17:51:52)

0

2

Жара. Сколько себя Хельга помнила, ничего кроме этой изнурительности природного оазиса для нее не существовало. Потоки воздуха, подаваемые в бункер, едва шевелили занавески на импровизированных окнах. Система нагнетания едва справлялась с обеспечением находящихся внутри людей хотя бы минимальным объемом кислорода. Коробка. Огромная бетонная коробка, вкопанная на три четверти в землю, имеющая шесть «этажей» под землей, словно многоуровневая нора крота. Даже прожив всю свою сознательную жизнь в этом странном месте, Хельга так и не видела нижние уровни, куда проникнуть могли только сотрудники в «серых костюмах» как она их называла.
Проснувшись едва ли не на рассвете, лежа на мокрой от пота кровати, девушка перебирала мысли последних трех месяцев. В жизни всегда так, беда приходит не с той стороны, где ты ставишь заслон. Она бьет точно в цель, ломая тебя, выкорчевывая все хорошее, заполняя пустотой, такой тягучей, что от ощущения ее прикосновения к сердцу, становится до жути страшно.
Сказать, что в семье Рейхарт царила любовь и нежность, нельзя было. Все между ними подчинено определенным стандартам, кодексам, внутренним распорядкам. Запланировано матери три раза поцеловать ребенка, значит три и будет. Четвертый против правил. Ингрид и Михаэль, взращенные в строгости, аккуратности, немецкой чопорности, также воспитывали свою дочь. Но Хельга по своему любила отца, как также обособленно чуждо относилась к матери.
Детей на базе было не так много, потому что не все будущие родители решались обрекать свое чадо на существование «заключенного». Ведь даже наличие родственников за пределами базы, не было веским основанием отпустить ребенка за забор. Хельга разительно отличалась от других своей белоснежной кожей, не загорающей на солнце вовсе, тяжелым взглядом и молчаливостью. Большинство же детей умели улыбаться, радоваться даже горячему, ржавому песку, который казалось, был везде: в еде, во рту, скрипел на зубах, зубной пасте, нижнем белье. Хельга мало общалась со сверстниками, увлеченная, с детства, игрой в шахматы, чтением, рисованием, которое потом переросло в страсть к изучению оружия. Ее первым понятным рисунком был пулемет, фото которого девушка видела на столе отца в рабочем кабинете. Одиночество? Ей не было одиноко. Просто в ее жизни это так надо было. Но человек такая натура, что привыкает ко всему.
Хельга ненавидит апрель. Черный апрель, с которого начался отсчет времени, отведенного болезнью, для отца. Михаэль молчал с неделю, стиснув зубы, уходил на свой этаж к чертежам. Но его дочь, возвращаясь с тренировки по силовому двоеборью, услышала стоны. Остановившись как вкопанная, Хельга не знала, что и делать. Уснувшие в ней эмоции сопереживания, слабо всколыхнулись внутри, заставляя ее двинуться к двери кабинета. Стоя у приоткрытой двери, девушка видела слезы отца, слезы сильного мужчины. Но раздавшееся позади тяжелое дыхание матери спугнуло Хельгу от двери, и, спрятавшись за створкой шкафа, притаившись, стала слушать разговор родителей.
- Ингрид, ты слышала приговор. И также знаешь, что мне не дадут залечь в больницу. Хотя какая тут лечебница? – столько горечи в голосе отца, Хельга еще никогда не слышала. – Мы обречены на вымирание без надежды на спасение. Я должен успеть закончить свои испытания, после чего могу позволить себе минуты роскоши перед смертью.
Ее мать не проронила ни слезинки. Хельга тихо ее за это ненавидела, потом все менялось. Девушка жалела женщину, понимая, как же тяжело ей даются эти крохи жизни ее любимого мужчины. Отец же как преобразился. Столько энергии, такого блеска в глазах, дочь не видела давно. Они с ним стали запираться в кабинете каждый вечер. Михаэль заставлял дочь в буквальном смысле штудировать все чертежи, что они с матерью когда-либо написали. И возможно благодаря этому, она и переносила все спокойно, уверовав в то, что тогда, за шкафом, она вовсе ошиблась, и отец здоров.

+1

3

Игры стоит, в архив!

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не каждый ребенок способен на это