Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Одно доброе дело ценнее сотни проповедей о добре.


Одно доброе дело ценнее сотни проповедей о добре.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://25.media.tumblr.com/2f46ca44f4588581e22c3f4029ce189b/tumblr_modlkbxqYA1r651nqo1_500.jpg


Участники: Katelyn McMillan and Catharina Goldman
Место: Переулок не далеко от дома Катарины, квартира Катарины.
Время: Пятница, 5 сентября 2013 года,
Время суток: Поздний вечер, 8 часов
Погодные условия: Oтличная погода, +25.
О флештайме: Катарина не может не помощь одному подростку, который может попасть в большую беду.

Отредактировано Catharina Goldman (2013-11-18 04:55:50)

0

2

внешний вид

Бегать по вечерам, это не вероятно прекрасное дело. Когда погода все еще такая прекрасная, даже не заметно как наступила осень, ибо за последние дни даже дождя не было. Для Сакраменто это было в порядке вещей, тут дожди начинались в конце октября, если вообще не в ноябре. Одна погода поднимала жителям настроения. Это же прекрасно, когда не нужно одевать несколько вещей под тёплую куртку и только думать когда зайдёшь в тёплое помещения, чтобы хоть немного согреться. Тут тёплые куртки нужны были только зимой и то не всегда, ибо часто тут даже зимой так не холодает. Катарине такая погода очень сильно нравилась, ибо в Голландии такого не было. Там уже в августе начинались дожди и было очень холодно. Иногда было так холодно, что не которые забывали о том что на улице уже лето. Из трёх месяцев лета, только максимально 2 недели были тёплыми, а в остальные дни, ветер, дождь или пасмурная погода. От таких дождей, реки начали выходить из берегов и начались наводнения. В Голландии и в Германии, это дело было привычное, поэтому никто с тревогой на это не реагирует. Все спокойно ходят на работу, в школу или университет, ибо то что говорят журналисты всегда оказывается ложью. Поэтому верить им категорически нельзя, это работа для тех кто хорошо врёт, ибо у них это получается на все сто. Рина никогда их не любила, ведь они всегда лезут туда, куда не следует, говорят не то, что нужно, обливают людей грязью или же дают ложные статьи из-за которых у людей бывают скандалы. И за что их любить ? Ведь все они предатели и доверять им, это последние дело, это равносильно самоубийству. В полиции, журналистов терпеть не могут, ибо эти репортёры со своими камерами, наглые до продела, лезут на провал, даже если этого делать нельзя. Поэтому их нужно опасаться и никогда не доверять. Хотя в этом мире уже ни кому нельзя доверять, все люди думают только о себе, а на других им плевать. Некоторым даже на детей плевать, только вот этого Голдман никогда не понимала. Ведь с маленьких лет её родители обожали и она знала, что им девочка сможет всегда доверять. Они не способны предать, никогда в жизни, скорее всего случится конец света, чем предательство родителей Каты. Хотя сама Голдман их вроде бы предала, сама шатенка в этом не уверенна. Ведь Рина сбежала и не сказала не слово, а скоро уже будет год и Кат до сих пор им нечего не сказала. Жива ли она или нет. С одной стороны этот поступок был чудовищным, ибо любая мать имеет право знать, что твориться с её ребёнком. Возможно Катарина еще таких чувств не испытывала и поэтому ей не понять, что такое потерять ребёнка или не знать где он и что с ним. Особенно если этому ребёнку повсюду угрожает опасность. Когда нибудь Голдман поймёт и надеюсь это будет в скором будущем, а не совсем поздно, ибо родители не вечны.
Ката как всегда бегала по вечерам по парку, именно в будние дни там бывало мало народу, по вечерам от силу пять человек. Это и нравилось Голдман, ибо ей хотелось побывать в тишине, после такого шумного дня. Вообще Рина всегда жила в тишине и поэтому слишком много шума ей совсем не нравилось. Шатенка иногда его просто не выдерживала. Хотя раньше было еще хуже, но прошёл уже почти год и она начала привыкать к этой шумной жизни и теперь ей будет сложно от неё отвыкнуть.
Рина пробежала уже три километра и как не странно, но силы у девушки уже не выдерживали и она решила вернуться домой. Обратно мисс пошла пешком, ибо сил бежать обратно не было. Ката никогда не использовала укороченную дорогу, ибо там тусовались не самые "сливки" общества, поэтому ей больше нравился парк. От туда проходить шатенка могла и не боялась, но было просто не приятно видеть их. Как они губят свою жизнь, которая и так на грани. Но сегодня ей не оставалось выхода пойти туда, ибо через парк было идти слишком долго, а Рина этого бы не выдержала. Ведь завтра не выходной, а работа, которая начинается в восемь. Мисс Голдман отправилась в те самые переулки, там было так тихо, как будто не давно тут произошла война и все вымерли. Голдман знала что через каждый полчаса тут проезжает полицейская машина и проверяет всех и это её с одной стороны успокаивала.
Катарина была в полу километре от дома, как вдруг заметила девушку, совсем молодую девушку, возможно она была подростком, лет 14-15. С далека Катарина не увидела, что она делает и поэтому подошла по ближе. Она разукрашивала стены, что было против правил. Голдман подошла еще ближе, но нечего не сказала, ибо боялась спугнуть брюнетку.

Отредактировано Catharina Goldman (2013-11-18 05:14:38)

0

3

Это было несправедливо. Очень несправедливо и почти бесчеловечно. Отец запер ее в комнате только потому, что узнал - на сегодняшнюю вечеринку она собиралась пойти с Джимом. Джима отец не переваривал, считая его зародышем наркомана или еще чего похуже. У Кэйтлин на этот счет было совсем другое мнение. Джим был афроамериканцем из бедной семьи. Слушал реп, носил широкие штаны и кепку, играл в баскетбол и просто шикарно танцевал РНБ и стрит данс. Уже только за одно это Кэйти его обожала. Нет. О романтике тут речи не шло (хотя отец был уверен в обратном). Но ей было приятно тусить с одним из лучших танцоров клуба. Страшно представить, что стало бы с отцом, увидь он, КАК они с Джимми танцуют. Кейт была весьма гибкой и пластичной, прекрасно вертела разными частями своего тела и неплохо украшала собой парный танец, прижавшись спиной к торсу Джимми и задорно-поддразнивающе виляя бедрами в такт музыке. Словом, вечер должен был быть прекрасным, но превратился в скучный домашний арест - излюбленная мера наказания ее отца. Кэйтлин была в бешенстве. Горячий нрав так и пер наружу. И больше всего девочка хотела как-нибудь насолить в отместку, чтобы  не совсем было обидно. Если уж отбывать наказание - так хоть заслуженно.

Девочка расхаживала по своей комнате, задумчиво теребя замок на своей черной мастерке. Под мастеркой поблескивал яркий, блестящий топ, который оголял добрую половину ее плоского, неплохо накаченного животика. И хорошо еще отец не заметил, в КАКОМ ВИДЕ она собиралась идти на тунцульки. Тогда бы одним арестом не обошлось. Еще чего доброго лишил бы карманных денег, чтобы не выкидывала их на такие неприличные, с точки зрения родителя, шмотки, больше подходящие для “шалавы на панели, чем для подростка из приличной семьи”. Кэйт сморщила носик, вспомнив их последнюю стычку на счет ее гардероба и эти слова всплыли в ее сознании прямо вместе с отцовским голосом и тем обвинительным тоном, в который он их упаковал. Это еще больше раззадорило девушку. Хотя за давностью происшествия дело смело можно было списать в архив.

“Думай Кэйт, думай!”
- бубня себе под нос эту мантру, девочка легонько стучала  себя по лбу основанием ладони. Планировалось, что такое вбивание мозга будет способствовать ускорению мыслительного процесса. И, как не удивительно, прием сработал. В глазах МакМиллан появился недобрый блеск, не предвещавший отцу ничего хорошего. Впрочем, как всегда больше всего пострадает сама Кэйтлин. Если, конечно, дело раскроется, а это далеко не факт.

Девушка быстро нырнула под кровать выуживая оттуда какие-то баллончики. Мысленно поблагодарив Джима, что тот оставил свое барахло на хранение, когда в прошлый раз его чуть не засекли. Джим был граффитистом - любителем. Разрисовывал ночами пустующие стены общественных заведений. Это было незаконно. Не слишком крупное прегрешение по части закона, но все же расценивалось, как мелкое хулиганство. Иногда, как вандализм. Но Кэйт не собиралась расписывать стены Дома Мэрии, так что особых проблем не будет даже если поймают. Ну пожурят, ну сдадут отцу, ну уплатит штраф и получит высказывание с занесением в личное дело. Подумаешь… Девушка небрежно покидала инвентарь хулигана в свой черный рюкзак и аккуратно, как можно тише приоткрыла окно. А что? Другого пути для побега у нее просто не было. Нужно поаккуратнее. “Черт, как неудобно лезть с этим чертовым рюкзаком, за все цепляется”, - раздраженно отметила МакМиллан, свесившись из окна. Привычный, надо сказать путь. Она уже не раз им пользовалась. Так что опыт был, риск травмы минимален. Повисеть, перелезть и спрыгнуть - отработанный маршрут, привычный прыжок и приземление, сгруппировавшись. Сначала на носочки, они амортизируют и смягчают удар, потом выставить вперед руки, чуть согнуть в локтях для погашения инерции и вуа-ля! Здравствуй, родная земля, привет свобода! Кейтлин пригнувшись выбралась со двора, распрямившись только под защитой скрывавших ее деревьев. Адреналин стучал в ушах. Если папе вдруг взбредет в голову выйти на улицу… Кэйтлин предпочитала не думать об этом. Еще чего доброго сама беду накличет. Она направилась в старый квартал. Отец запрещал ей туда ходить и это тоже было частью ее мести. Мозгом Кэйтлин понимала, что Дилан прав - этот район опасен и делать там в одиночку нечего. Особенно вечером. Особенно в темноте. Но сейчас злость и обида  усиленно били разум ногами по почкам. Тот стонал и задыхался от сбитого дыхания. Словом, заткнулся очень быстро.

Добравшись до желанного здания, Кэйт выпотрошила из рюкзака все свое скромное имущество. Задумка была такова - отец частенько проезжает здесь на патрульной тачке. Правильно, район-то неблагополучный! Так что завтра же утром он увидит это художество и будет в бешенстве. Вряд ли подумает на дочь, скорее на хулиганов из этого захолустья, которым исправно достается от назойливого копа. Кэйтлин не обладала особыми художественными талантами, так что решила обойтись простеньким рисунком. Зеленая леприконская шляпа, четырехлистный клевер - символика обожаемой отцом исторической родины. Рядом аккуратненько красовалась ладонь, свернутая в общеизвестном неприличном жесте, и крайне язвительная надпись: “FUCK YOUR IRISH OPINION”.

Довольная собой Кэйти уже почти дорисовала контуры и принялась раскрашивать зеленым шляпу с трилистником, как сзади раздался подозрительный шорох. Девушка вздрогнула, ощутив, как внутри что-то холодеет. На такой расклад она не рассчитывала. Оглянувшись, МакМиллан никого не увидела. И это напрягало еще сильнее. Девушка встала, все еще держа баллончик в руке и повернулась спиной к стене, как учил отец “всегда держи спину в безопасности”, - говорил опытный МакМиллан своей падкой на приключения дочери. Прищур серых глаз скользил по темноте силясь вычленить фигуру нарушителя ее спокойствия… Силуэт появился из-за соседнего здания и приближался. Кэйт сжимала баллончик, будто он был дельным оружием и мог ее спасти. “Если что попытаюсь попасть краской в глаза”, -подумала девочка, решив, что убегать глупо. Показать спину неизвестному противнику - почти самоубийство. Хотя нет, самоубийством было отправиться одной ночью в этот район. Кэйт бы в эту минуту обязательно признала правоту отца, окажись он рядом. Хотя нет! Окажись он здесь и увидь ее у этой картины с баллончиком в руках - девушка бы сама сдалась на милость грабителя. Это куда лучше и безопаснее, чем огрести от взбешенного таким надругательством над Ирландией  папочки. В этот момент фигура подошла довольно близко, чтобы принять довольно женские очертания. Это немного успокоило Кэйтлин. все-таки  с бабой справиться полегче…
- Тебе чего надо? - довольно грубо поинтересовалась девочка, собираясь сойти за местную.

+2

4

Шатенка подошла поближе и увидела девушку во весть рост. Теперь Лия была   уверенна что это была девушка, ибо в этом районе бывает все возможное. Катарина бы нечему уже в этом мире не удивилась, после того что она видела за этот  год. В этом году было много чего плохого, но были и к счастью и  хорошие ситуации. Рина многому смогла научится за последний год, девушка даже представить не могла, чтобы делала если бы не попала бы в  полицию. Они сделали из неё ответственного человека, хотя пока еще делают. Возможно тогда её родители будут ею гордиться, хотя они скорее всего разозлятся так что год говорить не будут. Начнут следить, охранников наймут больше, чем было, чтобы они с ней даже в туалет ходили и наверное еще укладывали спать. Этого шатенка больше всего не хотела, ибо в начале ей это нравилось, но потом начинает доставать. А вскоре ты мечтаешь убить их или хоть на день оказаться на необитаемым острове одной, где никто никогда её не найдёт. Это настоящее счастья, лучше этого придумать нечего  невозможно.
Когда Кэйт повернулась, то Голдман сразу же  узнала в ней дочь одного полицейского. Шатенка не отводила от неё взгляда, она не была в этом уверенна, но надеялась, что ошибается. Ведь если тут проедет полиция, то ей точно не поздоровиться. Брюнетка видимо очень сильно любила рисковать, если пришла сюда в такое время. Тут её ждали две проблемы, полиция и бандиты, интересно кому из этих двоих категорий  повезет? Сероглазая  видимо не думала не о чём, когда сюда пришла, хотя возможно она на наркотиках или пьяна. Катарина была знакома с Диланом и Рина точно знала, что он из приличной семьи и никогда такого себе не позволит. Интересно в кого дочь пошла? Хотя Амалия по себе знает и по своей семье, что такое бывает. Лия очень часто вспоминает моменты, когда ей приходилось прикрывать сестру, а иногда даже помогать. Ката помнит как стыдно было отцу за свою дочь, которая не понимала что такое слово "прекрати". Ариана наоборот все пыталась сделать назло и тем самым доводила всех до успокоительных таблеток. Виллем-Александер все время боялся читать газеты, журналы или открывать новости в интернете, ибо они приводили его в шок. Все время он думал, что Ари связалась с плохими людьми, которые проявляют на неё такое влияния. Хотя дело было не в ней, а в самом Виллеме, он слишком мало уделял своей младшей дочери время. Возможно раньше он занимал не такую должность и поэтому мог быть с ней по чаще, но все изменилось и Ари должна была к этому привыкнуть. Но к сожалению у неё не получилось, хотя все еще надежду не потеряли, даже если ей 19 лет. Когда нибудь все наши качества смогут  измениться, если мы этого сами  захотим. Только для этого дела, нужно самое главное вещь в мире. Цель, целеустремленность, без неё никуда.
Голдман не стала нечего говорить Кейт, о том что она знакома с её отцом и видела её пару раз в участке. Из разговора девушек можно было понять, что Кейт не в курсе, что Катарина из полиции. -И тебе, доброго вечера!-проговорила девушка, её голос был слишком спокойным. В голосе Кейт было слышно её наглость, её Амалия везде узнает. Катарина не стала нечего говорить девочке о том, что она из полиции, ибо в этом случаи эта история может закончится очень плохо. А если она под наркотиками, то мало что брюнетка может хранить у себя под одеждой.
-Для начала, тебе не кто не позволял говорить со мной в таком тоне,-ответила грубо Ката, Голдман ненавидела когда ей грубо отвечают, в этот момент, она готова наговорить много чего лишнего, после чего будет об этом  долго жалеть. -Затем, ты ведь в курсе, что полиция проезжает тут каждые полчаса? Так, что у тебя времени слишком мало, чтобы как можно подальше уйти отсюда.-серьёзным голосом сказала Амалия, в данный момент именно это её волновало. - Это только начало, так что можешь не надеяться, что ты   сейчас уйдёшь. Скажи мне, пожалуйста,-Ката подошла немного ближе к школьнице и продолжила разговор.-Какого чёрта ты тут потеряла? Ты в курсе что эти переулки одни из самых ужасных мест в этом городе? Поспорила с кем-то? Если да, то парни этого не стоят, он сидит себе в гостиной пьёт пиво и смотрит порно или футбол, а ты тут из себя героя строишь.- добавила Лия. Девушка любила читать нотации, если она начинала, то остановить её было очень сложно, а иногда вообще невозможно.
-Скажи мне честно и я не вызову полицию, я знаю в твоём возрасте бывают проблемы, большие проблемы. Я смогу тебе помощь, обещаю. Только объясни мне, почему ты здесь? Ты пьяна и боишься что отец узнает об этом? Ты куришь и отец узнал об этом? С родителями поссорилась? С парнем может быть рассталась? Или тебя подруга предала? Хотя возможно ты беременна,-сказала девушка вопросительным голосом, ей так хотелось узнать ответы на заданые ею вопросы, но Кейт все тянула и тянула.  Ката не как понять не могла, почему у Кэйтлин такое поведения, что она вообще делает в такое время, в этом месте. -Также, тебя не учили нормально разговаривать с людьми? Вдруг мне помощь нужна или я потерялась, подошла узнать дорогу, а ты "напала" на меня как будто я твой злейший враг. А если ты захотела побыть такой крутой, то могла бы что-то по лучше придумать. -Амалия ненавидела людей, которые возомнили из себя королей, хотя сами не на что не способны, они умеют только грубить и драться.
- Сразу видно, что ты не от сюда, по твоей одежде, по твоим волосам. Ухожаная девушка, вряд ли тут такое делают. Я  не разу не видела. Краски слишком дороги, чтобы быть "местными", их купил человек который слишком хорошо в этом разбирается. Тут такими не пользуются. - Шатенка уже начала проводить своё маленькое расследования, которое она так любила делать. Расследования, давали ей силу и энергию и ей хотелось продолжать и никогда не останавливаться.
-Написано грамотно, что говорит, что в школу ты ходила.-сказала девушка и улыбнулась во все 32 зуба. - Так, вот я тоже не от сюда, так что боятся меня не нужно. Разве будет кто нибудь тут бегать? Я уверенна, что нет. Да и пистолет и другое оружия, я бы не положила в лифчик или в кроссовки. Убивать и грабить людей, я точно не собираюсь.  Так, что можешь доверять мне или мне придётся вызвать полицию. Решать тебе, а телефон я всегда беру собой, поэтому ты попалась. Бежать тебе не советую, ибо я тебя догнать точно смогу.- сказала Амалия и посмотрела в серые глаза брюнетки.

+2

5

Испуг сменился злостью. И тут наезд! “Нет! Ну что у меня за жизнь?!”, - мысленно бесилась Кэйт. - “Дома отец читает нотации, здесь эта”, - другой более пренебрежительной характеристики, чем просто презрительное “эта” Кэйтлин подобрать не смогла. Внутри нее все бурлило от бешенства. Девушка горделиво выпрямилась, вздернув свой острый подбородок и небрежно отбросив в сторону баллончик с красками:

- Ну для начала, я не помню, чтобы спрашивала у Вас разрешения, - слово “вас” было сказано так презрительно, что никаких оскорблений не надо. - Или может Вы королева? Так извините, Ваше Величество, в темноте корону не разглядеть, видно сразу ширпотреб, а не золотая. Золото-то блестит! - насмешливо заявила юная хулиганка, по-пацански пряча руки в карманы джинсов. Ленивым взглядом девушка изучала влезшую не в свое дело особу. “Вот какое тебе дело,дура? Шлабы своей дорогой, дубина ты этакая!”, - мысленно обратилась к ней Кэйтлин. Ей еще надо было закончить рисунок, а эта особа мешала творческому процессу. На местную она была не похожа и это приободрило Кэйтлин.

Ага, я в курсе, - подтвердила девочка, - и плевать я хотела на твоих копов, пусть хоть всем департаментом сюда явятся. Может, я их тут как раз и жду? - все тем же наглым тоном продолжила Кэйт. - Пожалуйста, - пожав плечами, равнодушно повторила девушка на призыв выскочки сказать “пожалуйста”, - Ну что мамочка, пожалуйста я послушно сказала, теперь можно идти? - со смешком поинтересовалась Кэйт, не собираясь расставаться со своей затеей, переждет где-нибудь, пока эта идиотка уберется отсюда и вновь возьмется за свой рисунок. Времени у нее много. Отец, наверняка, смотрит телек и скоро вообще под него заснет. Он даже не заметит отсутствия дочери. По крайне мере, Кэйти хотелось в это верить. Заверения о бескорыстной помощи вызвали у МакМиллан новый приступ скептицизма и презрения. Ага, как же! Поможет она. Уже поверили. Девушка терпеливо слушала этот бред со снисхождением на юном лице. Все эти умозаключения так утомляли и были так похожи на папочкины нотации. “Папочка!” - в голове Кэйти тут же родился куда более милый план, чем даже эта чертова картинка на стене. Внутренний голос подсказывал, что делать этого не стоит, но так хотелось поиздеваться над этой псевдовсезнайкой, что Кэйтлин просто не могла сдержаться. Если бы она знала, что эта девушка папина коллега - ни за что бы на такое не пошла. Но девочка думала, что незнакомка ничегошеньки не знает, ни о ней, ни о ее семье.

Неожиданно для говорящей, МакМиллан прервала поток ее речи сдавленными всхлипываниями, будто отреагировав на реплику той о проблемах. Плечи девушки затряслись и она сползла спиной по стене, присев на корточки и закрыв лицо руками. Получилось крайне натурально.

- Да какое дело мне до Ваших проблем, если у меня своих по уши, - голос проходил сквозь ладони и от этого был глуше обычного. Плечи девочки тряслись - она явно плакала. Простой фокус, нужно было только сосредоточиться, подумать о том, что у нее нет мамы, о том как ей без нее одиноко и все - слезы сами текут по щекам. Хотя плаксой Кэйти никогда не была. Совет идти домой вызвал еще больший поток рыданий, девушка подняла на свою зрительницу заплаканное лицо. Серые глаза, наполненные слезами сверкали в этой темноте, как два больших кристалла необычной огранки. По щекам тянулись мокрые дорожки: - А что если мне некуда идти? - смесь злобы и обиды, слились в этом вопросе, обжигая веявшим от них одиночеством. Кэйтлин сама уже почти поверила в это. И от части в ее словах была доля правды. Припрись она сейчас домой - отец устроит ей ТАКОЕ за побег! Нужно было дождаться, пока он уснет и только тогда возвращатьсяя в дом. Иначе не вариант.

- Поможете?! Да чем вы мне можете помочь? - Девочка зло вскочила на ноги и сжала кулаки в бессильной злобе, проникнувшись своей ролью жертвы. - Может вы фея с волшебной палочкой? Или миссис Клаус? - продолжая всхлипывать. Кэйтлин небрежно вытерла рукавом слезы с лица: - Хотите знать, что случилось, да? Вам везде надо сунуть свой нос? Хорошо! Я скажу Вам, сами напросились. Я беременна, - Кэйтлин с вызовом подняла побородок, пытаясь выглядеть гордой, но тут же опустила плечи и снова принялась всхлипывать. - Да… беременна… У меня нет мамы, понимаете. Совсем нет… А когда я рассказала отцу… - Кэйтлин подняла на девушку полные ужаса глаза, но быстро отвернулась, будто не желая делиться своим страхом с незнакомкой, - Он накричал на меня и попытался ударить,- Кэйт замолчала. В этот момент она вдруг задумалась. как бы поступил Дилан, если бы вдруг она заявила ему, что беременна, непонятно от кого. Начал бы на нее кричать? Ударил бы? Он никогда не бил дочь. Волна стыда накрыла ее сердце за разыгранный сейчас концерт. Но ведь сейчас она говорила не о нем, верно? Это всего лишь небольшой спектакль для всезнайки сующей нос не в свое дело. - Я не вернусь туда… Я не хочу делать аборт… Пусть я еще ребенок, плевать. Зато у меня будет хоть кто-то, кто будет меня по-настоящему любить, и нуждаться во мне, по-настоящему. И всегда будет со мной… Больше никакого одиночества, понимаете? - девушка вновь посмотрела на свою обличительницу, полными слез и одинокой тоски глазами. Прямо в глаза. Кэйт просто хотела убедиться, что спектакль нашел своего зрителя и публика прониклась увиденным…

+2

6

Слушая эту особу, Катарина даже поверить не могла, что она дочь её коллеги. Она плохо знала Дилана,  если честно, то шатенка   почти его не знала, но по разговорам которые он вёл и по его поведению, можно было понять, что он приличный человек. Ката представляла себе, образованную девушку, которая соблюдает правила, ибо когда Рина её видела в участке, она вела себя по другому,  Голдман  казалось, что девочка очень воспитанная. А сейчас когда Ами увидела вот эту особу, Голдман даже поверить не смогла, что это на самом деле та воспитанная девочка. Возможно у Дилана есть две девочки, близнецы? Хотя он  всегда говорил только о Кейт и не о ком другом, а может он её скрывает. Ката верила во все что угодно, но в то, что эта дочь Дилана, она поверить не могла. Голдман была уверенна, что сама девушка не признается где и кем работает её отец, она начнёт рассказывать лживые истории и надеяться, что "дура" Ката во все поверит. Только она не знала кого она обманывает, таких детей как Кет у Каты в месяц по 15-16 штук и у некоторых характер и проблемы еще хуже. Поэтому ей это не в первой и девушка точно сможет разобраться с проблемами этого подростка, Ката была уверенна, что они у неё не по хуже, чем у взрослого человека. Но все равно какие проблемы бы у неё не были, она все равно не имела право говорить так с работником полиции. В данный момент брюнетка очень сильно рискует, на её  месте любой бы сначала подумал с кем говорит, а потом уже начал бы орать. Ведь в полиции не тупые работают и они всегда могут притвориться кем угодно, чтобы достать нужную информацию. Кейт должна была знать это как никто другой, ибо её отец не первый год в полиции.
Катарина выслушивала Кэйтлин, но нечего не отвечала, ибо она знала с такими как она лучше не начинать скандал. Эта девочка ведь того и хочет, но свою злость показывать нельзя, ибо так эта ссора никогда не закончится. Надо дать брюнетки высказаться, возможно эта злость не на Кату, а на кого-то другого. Так, очень часто бывает и людям иногда даже помогает. Голдман спокойно слушала девушку и не показывала не какой реакции, как будто они спокойно разговаривают. Только вот когда сероглазая напомнила Амилии о короне, то в  душе ей стало не по себе. Лия сразу же попыталась не думать об этом, но слова Кейт её задели. Шатенка не показывала свое разочарования и то как ей стало не по себе. Но Слава Богу, тема быстро сменилась и Катарина позабыла о тех словах, теперь шатенка снова направила своё внимания на Кэйтлин. Выслушав девочку, Катарина не сразу поверила ей и с каждым словом её история становилась все лживые и лживые. Слышал бы сейчас  её отец, ему наверно бы понадобилась скорая, вообще-то он крепкий мужчина, но такое бы точно не выдержал. Особенно история про то как он свою дочь избивает, Рина была на все 99 процентов уверенна, что быть такого не может и только на 1 процент сомневалась, ибо в этом мире возможно все. Шатенка читала газету, где стояла, что верующий человек с маленькими детьми, с женой которая помогает в церкви, он стал убийцей и не простым убийцей, а серийным. Хорошо что одна из его жертв выжила и только с помощью её они его нашли.  Для семьи и в особенности у детей был шок, а потом боль и стыд за отца, как эти дети потом людям в глаза смотреть будут? Ибо в их крови течёт его дьявольская кровь. Бедные дети.
Девушка продолжала смотреть на брюнетку, а затем на пару секунд отвела свой взгляд в сторону. Увидев картину, ей стало не понятнo. -Причём тут Ирландия?-Это понять Амалия не как могла. -Чем тебе Ирландия не угодила?-спросила шатенка и снова  улыбнулась. Голдман решила рассказать брюнетке об этой стране, может тогда её мнения измениться. Попытка никогда не кому не помешает. - Ирландия-это прекрасная странна. А ты видела Дублин? Я там пару раз была, очень красивый город. Река Лиффи, очень красивая, я бы на неё часами смотрела бы, если бы не дела. А была ты в Дублинский замке? Его начали строить в 1204 году и длилась эта работа не так уж и быстро. Они закончили его строить в 1230 году. Я советую тебе пойти туда с человеком, который хорошо знает историю. И не говори, что не знаешь нечего о Соборе Христа, его можно увидеть с реки Лиффи. Кстати помню мне рассказывали, что эта река впадает в Дублинский залив Ирландского моря.-проговорила девушка и улыбнулась, а затем продолжила рассказывать. -Возможно ты зла на них из за религии? Я понимаю тебя, я сама протестантка, а там на них  так плохо смотрят, хуже чем на другие религии. У них даже вместе учиться нельзя, хотя раньше в некоторых странах Европы так и было, но сейчас кроме Ирландии такого никто не делает. Там каждый второй католик и поэтому любят они только католиков. Поэтому прежде, чем поехать туда смени религию. Также если ты из Англии, тогда они могут  тебя недолюбливать, ибо все таки нельзя забыть войну между ними.- сказала Катарина спокойным голосом, в данный момент она была похожа на экскурсовода. Может ей еще не поздно пойти учиться на факультете истории, ибо по истории у неё всегда были отличные оценки. - Вообще-то ирландцы очень- очень дружелюбный народ, они одни из самых дружелюбных стран в Европе, после Шотландии. Я много ирландцев знаю и мы никогда с ними не ссорились. Мы всегда находили общий язык, я не разу не видела злого ирландца, который бы не помог мне или поступил плохо. Американцев и Америку они обожают и восхищаются ею, мечтают быть похожими на нас и для них было бы очень больно видеть эту надпись. Даже если они сделали что нибудь плохое, они попытаюсь загладить вину, я уверенна в этом, надо просто дать им шанс. Только не надо унижать их, они это не заслужили. Если ты думаешь, что я из Ирландии, то нет, ирландских кровей у меня нет, но все равно это не красиво, ненавидеть нацию, которая тебе нечего не сделала. Даже если, кто-то из ирландцев с тобой плохо обошёлся, например отец ребёнка, то не нужно злится на всю нацию. Ты ведь понимаешь, что дальше рисовать ты не будешь, если Ирландию ты ненавидишь, то рисуй у себя дома на стене, а не здесь.-строгим голосом сказала Катарина. Когда Кэйтлин начала рыдать, Амалия ей почти поверила, но во время одумалась.
Рина положила руку ей  на плече. - Хорошо, если ты беременна, то переживать не надо, аборта не будет. Поняла? Сейчас ты встанешь и мы пойдём ко мне. Ты покушаешь и мы все обсудим, бери рюкзак, если он тяжелый, дай мне. У меня ты сможешь остаться ночевать, у меня две комнаты,  в одной комнате будешь спать ты. Возле меня есть киоск, он работает 24 часа. Сейчас зайдём туда, купим тебе чай, шоколад и что тебе нужно. Не волнуйся дома у меня еда есть, фрукты вроде бы тоже и овощи есть. Если останешься на пару дней, то одежда тоже есть, если нужен телефон, можешь позвонить кому надо. Телевизор у меня есть, а вот  интернет  у меня не очень хороший, но я думаю что ты переживаешь. Тем более когда девушка беременна, за компьютером долго сидеть нельзя.- проговорила Голдман и улыбнулась, затем шатенка протянула руку Кейт.

Отредактировано Catharina Goldman (2013-11-21 04:53:47)

+2

7

Кэйтлин уже заранее придумала ответ на этот вопрос. К гадалке не ходи, любопытная особа сразу же узрела плод художественных поползновений юной преступницы. Вообще-то, глубокий смысл картины - не ее ума дело, но этот изящный, совсем недлинный нос, видимо, вечно лезет во все щели. “Может потому и не длинный, что уже укорочен в следствие любопытства?”  подумалось Кэйтлин, и эта задорная идея едва на рассекретила несчастную угнетенную “мамочку”. Девушка вовремя спохватилась, не позволяя маске отчаяния сползти с лица. Едва она открыла рот, чтобы сообщить, что папочка ее ребенка - ирландец (а что еще оставалось сказать?!), как блондинка из темного переулка затянула лекцию об этой стране. Нет! Как будто она от отца мало наслушалась. “Прям как в музее”, - язвительно подумала Кэйтлин, закусывая губу и с явной скукой глядя на проповедницу. “Угу вот прям щас побегу за билетом в твой сказочный мир бешеных лепреконов! Найду там волшебный чертополох, встречу золотогривого единорога и Святой Патрик разом решит все мои проблемы”, - дискутировать с этой ненормальной училкой истории или культурологии получалось только мысленно. Вставить даже слово МакМиллан просто не успевала. “Вот же болтушка-то!” - искренне удивилась Кэйт. Это было даже забавно. Кем, скажите на милость, надо быть, чтобы бегать ночью по темным переулкам в таком виде? Да любой местный житель ее бы быстренько… А черт! Какое ей, Кэйти, вообще дело до этой особы и ее безопасности? У нее, поди, с головой что-то не то. Может уже приложил кто чем тяжелым? Иначе как объяснить такое поведение. Нашла себе свободные уши. Вроде собиралась спасать и решать проблемы, а сама устроила проповедь в стиле Папы Римского. Кэйти была готова картинно стукнуть себя по лбу, проявляя свое отношение к странной девушке. “Зря я маньяков опасалась”, - заключила она. - “Есть вещи и похуже”. - длинный совсем неинтересный ей рассказ, содержавший, к тому же, мало новой и полезной информации, уже окончательно достал Кэйт. - “Тебя бы с папочкой свести!” - подумала она, сделав глубокий вдох.

- Окей! - МакМиллан выставила вперед открытую ладонь, в предупреждающем жесте. - Я поняла, что ты питаешь глубокую любовь к этому народу. Избавь меня от лишних подробностей. Неубедительно. Я осталась при своем мнении. И да. Я не думаю. Вообще. Это вредно - потом голова очень болит. А у меня и без того головной боли хватает, - довольно резко осадила Кэйт. Рисовать что-то подобное у себя дома?! Да эта дуреха с ума сошла! Папочка бы тогда точно оторвал ей голову за такие картинки. Даже представить страшно... Кэйтлин бросила расстроенный взгляд на свой незаконченный шедевр. Нет, все равно, конечно читаемо, но не так красочно и смачно, как могло быть. “Ладно, потом дорисую”, - подумала Кэйт, отворачиваясь от своих художеств.

- У меня нет привычки давать кому-то второй шанс,
- соврала Кэйт, явно намекая, что первый эта мадам уже использовала, причем бездарнейшим образом. Женская рука легла ей на плечо и Кэйт повела им, чтобы сбросить эти неожиданные и мало приятные оковы. Девочка вообще не любила, когда ее лишний раз трогали. Это правило касалось даже родных, не то, что незнакомцев. Сама не зная, почему, Кэйти терпеть не могла сокращение личного пространства. Ей становилось трудно дышать, когда человек подходил слишком близко и сразу же хотелось хорошенько рубануть его под дых, защищая свою территорию. В этот раз Кэйт сдержалась. Хватка была цепкой и сбросить просто движением не получилось, так что девушка демонстративно, двумя пальцами ухватилась за руку своей псевдо спасительницы и сняла ее ладонь со своего плеча:

- Хорошо, я пойду. Только без рук! - предупредила она. - Хватит, налапались уже. - Кэйт передернула плечами и категорично добавила: - И без нотаций! Я за сегодня наслушалась на год вперед. Не припомню, чтобы от стенаний червяк в матке рассасывался сам собой. Так что нет смысла меня пилить постфактум. Хочешь помочь - валяй. Но иметь мне мозг не надо. Поди не мамочка. - получилось грубовато, но ниче. С какой радости церемонится с этой? Она ее видит то первый и последний раз в жизни! Кэйт решила принять приглашение этой странной девушки. Что она теряла? Посидит пару часиков и сбежит под шумок, пойдя в туалет. Или когда уже “ляжет спать”. Остаться с ночевкой она не могла. Утром отец точно кинется искать свою беглянку-дочь. Лучше вернуться, когда побег еще не обнаружен. Спокойнее и безопаснее в разы.

Предложение защитницы звучало даже дружелюбно и Кэйти стало немного стыдно за себя и проявленную  грубость. Сменив тон на более человечный, она добавила уже без агрессии и наглости: - Спасибо. Мне бы не помешало, посидеть в тишине и не на улице, - “призналась” несовершеннолетняя “мамаша”. - Я не очень голодная, - сообщила она, но тут же вспомнила, что сама отказалась от ужина после ссоры с отцом. Так что желудок моментально заурчал, будто подтверждая эту догадку. - Была не очень голодная, видимо, - подытожила девочка, все еще с сомнением разглядывая протянутую ей руку. - Сейчас, краски соберу, - наконец сдалась она, быстро попихав кое-как свои пожитки в рюкзак и небрежно закинув его на одно плечо. - Не тяжелый. Идти далеко? - уточнила она, хотя предполагала, что девушка вряд ли бегает совсем уж далеко от дома.

+2

8

Брюнетку можно было понять, она была беременна и как все нормальные женщины в это время немного была не в себе. Катарина не обижалась на Кейт и все слова которые слышала шатенка, девушка пропускала мимо ушей.  Кэйтлин была очень нервной и агрессивной особой, поэтому Ката решила её вообще не трогать, а то мало что она может натворить.  Рина стояла и только слушала  высказывания этой молодой девушки, кивая головой как будто со всем была согласна. Ей не хотелось спорить с подростком, ведь это было безполезно. Девушка будет продолжать стоять на своём и будет дальше высказываться. Поэтому с ней лучше вообще не начинать больше тему про Ирландию. Ведь в следующий раз может пострадать сама Голдман. Кейт очень напоминала Катарине её младшую сестру, та тоже была не послушной и никогда не слушала взрослых. Ей нравилось поступать им назло и делать так как она считает нужным. В этом мнении они расходились с Риной, ибо она всегда слушала взрослых и никогда не поступала против них. Ей наоборот нравилось с ними общаться, узнавать много нового от них и учиться жить. С ними было интересней, чем с ровесниками  Голдман. По этой девочки не скажешь, что она вообще с кем-то общается, она как будто не с этой планеты. На всех кричит и только оскорбляет своими намёками. Хотя таких как она очень много, намного больше, чем культурных-образованных людей. Странно, что девушка не блондинка, а то её поведения очень похоже на поведения тупых блондинок. Которые считают, что они богини мира и мир существует только для них. Жаль, что Дилан воспитал такую дочь, может быть она в будущий измениться. Будем надеется.
-Идти 10 минут, дом мой не далеко.-проговорила девушка и они обе отправились к Амалии. Свежий воздух помогал расслабится и Рина не хотела возвращаться домой. Девушке хотелось дальше гулять по городу, пока не наступит утро. Ведь о такой погоде мечтают все, а особенно в сентябре. Хотя не у всех получается её увидеть, поэтому некоторые уезжают в тёплые странны. Амалия помнит те времена когда ей не хотелось даже во двор выходить, не то чтобы бегать в парке. В Голландии бывало даже летом холодно, поэтому на тёплую зиму никто не надеялся. Поэтому очень часто родители уезжали в тёплые странны на каникулах и рождество они проводили в Аргентине или в Испании. Когда семья Голдман проводили каникулы  в Аргентине, то они встречались со своими родственниками. Бабушка и девушка Катарина все время рассказывали о прошлом матери Каты. Девочке это нравилось слушать, но она замечала, что была единственной кто слушал бабушку и дедушку.
По дороге никто не сказал не слово, все тихо и миро дошли до дома Амалии. Дом выглядел немного страшновато, он был коричневым, везде был выключен свет. Было такое  ощущения, что там никто не жил. Пожарная лестницы у девушки к сожалению не было. -Моя квартира на седьмом  этаже, лифта к сожалению нет.-сказала Рина и улыбнулась. Девушки вошли в дом и поднялись по лестнице, света не было и было очень холодно. -Не беспокойся, так не всегда бывает и в квартире тепло. -Они поднялись на самый последний этаж, Амалия открыла свою светло зелёную  входную дверь и они зашла домой к Амалии. -Добро пожаловать. Вещи можешь оставить в коридоре, а потом можешь проходить в мою гостиную. Диван, стол и кухня все там. -проговорила Катарина. Девушка оставила свои кроссовки в прихожей и отправилась в кухню. Девушка не одела тапочки, ибо пол был теплым и в квартире было очень жарко. Было такое ощущения, как будто они были в сауне. Амалия подошла к холодильнику и достала от туда курицу, которую готовила еще вчера. Она поставила её в микроволновку, а затем достала из холодильника замороженную картошку фри. Шатенка достала сковородку из правого шкафа, а масло из левого. Рина поставила сковородку на плиту и потом напилила немного масла, затем после минут пять, шатенка высыпала всю картошку. Пакет от картошки Амалия сразу же выбросила. -Прости я не очень хорошо готовлю, но вот курицу мне помогала готовить подруга. Я надеюсь тебе понравится. Кстати, какой салат хочешь? Помидоры и огурцы или морковь с сыром? Или оба хочешь, их я очень хорошо могу делать. -нежно спросила Амалия, а затем улыбнулась.  Лия достала из правого ящика две большие тарелки и положила их на стол, который стоял в гостиной. Одну тарелку девушка положила на правой стороне, а вторую на левой стороне стола . Из нижнего ящика Ката достала яблочный и вишнёвый сок, а также простую воду и фанту. У Каты были алкогольные напитки, но она их не вытащила. Положив их на стол, Рина заметила что Кэйтлин скучно и тогда девушка предложила ей посмотреть телевизор.- Если хочешь посмотреть телевизор, можешь пойти в мою спальню. Кстати если воздуха не хватает, то поможет выйти на балкон, выход на балкон в  спальнe. Кстати, ты будешь спать в спальнe, а я посплю на диване. -проговорила девушка и улыбнулась во все 32 зуба. Голдман думала, что Кейт сможет сбежать, если её оставить в гостиной, а так она не сможет пройти через гостиную где спит Амалия. Рина не собиралась спать, ибо она на все 100 процентов была уверенна, что девушка сбежит. Из комнаты ей не куда было бежать, ведь она не броситься с седьмого этажа, а запирать брюнетку в квартире Ката не собиралась. Вообще-то шатенка собиралась после ужина узнать номер Дилана и позвонить ему, поговорить, может он Кату послушает и не  будет давить на дочь.
Катарина продолжила накрывать на стол и готовить, курица и картошка были готовы, оставался только салат. Колбасы, хлеб и сыр девушка положила на стол, вдруг Кейт не захочет есть курицу. Затем Катарина нашла в своей кухни кетчуп и майонез, они также отправились на стол. Рина пока готовила, включила современную музыку, но не громко, вдруг Кейтлин не понравится. Когда Рина все положила на стол, то тогда девушка позвала Кейт. Ката  надеялась, что Кэйтлин все понравится, ибо Амалия очень старалась.

Отредактировано Catharina Goldman (2013-12-23 05:21:44)

+1

9

Кэйти проигнорировала сообщение о примерном времени. По пути она думала, попытаться ли улизнуть сейчас или лучше все-таки подождать. Наверное идти в гости к незнакомой дамочке с какого-то черта решившей вдруг проявить волонтерские качества, было не очень умно. На улице ночь, темно, она одна, без оружия, без защиты и без денег. Даже без документов. В рюкзаке кроме банок с краской нет ничего. “Ага и в голове тоже!” - ехидно поддакнул внутренний голос: - “Кроме глупых мыслей, естественно”.
“Интересно. если я решу убежать, она станет меня догонять?
” - думала Кэйт, исподтишка разглядывая свою конвоиршу. - “Вроде и не арестованная, а чувствую себя именно так” - озадаченно заключила девочка. Десять минут оказались тянулись куда дольше, чем можно представить. Совершить попытку позорного бегства МакМиллан так и не решилась, отчего-то подозревая, что эта прилипала так просто не отделается. И привязалась же. Хуже фараонов! Кэйтлин поймала себя на мысли, что неплохо бы отучиться использовать столь экспрессивные нарицательные. Хотя бы из-за того, что ее собственный отец коп. Сделать это было сложно, учитывая, что все в ее окружении представителей правоохраны недолюбливали. И… если уж совсем признаться… не все люди в форме честны и надежны. Кэйти была в этом уверена. Правда, отцу своих мыслей никогда не высказывала и даже в дискуссии не бралась вступать, боясь вызвать шквал эмоций, бурю гнева и кучу неприятных последствий на свою голову.

Дом любительницы ночных гуляний не вызывал доверия. Вообще-то ничего кроме ощущения неприятностей не родилось внутри МакМиллан при виде этого неприветливого во всех отношения строения. - Хорошо не в подвале, - огрызнулась Кэйтлин, не очень веря, что в этом замке темных эльфов вообще хоть кто-то живет. Седьмой этаж не был проблемой. Подумаешь… Кэйт снова пожала плечами выражая свое равнодушие к услышанному. - А если по пути мне станет плохо, ты понесешь меня до квартиры на руках? - с легкой язвительностью в тоне уточнила она, само-собой наплевав на правила хорошего тона и переходя на ты. Чего уж теперь выкать, когда она все равно наговорила незнакомке кучу приятностей. Как-то поздно уже демонстрировать знание правил приличий. Да и желания никакого. На самом деле, Кэйт не была такой уж оторвой и шалопаем, какой считалась среди учителей, знакомых и родных. Даже отец, кажется, верил, что его дочь - трудный ребенок. Если присмотреться, она вполне неплохо училась. Никогда не была лучшей в классе, но и худшей не была. А если вызывали к директору - то только за поведение. Грубиянкой и нахалкой она тоже не являлась, хоть такая слава и тянулась за девочкой длинным павлиньим хвостом. Она просто была остра на язык. Не любила хамов, не лезла за словом в карман и никогда не позволяла кому-то себя заткнуть за пояс. К большинству незнакомых Кэйтлин относилась довольно уважительно, пока те не давали повод вести себя иначе. Именно она всегда улыбалась продавцам в магазинах, людям на заправке, служащим. Неизменно говорила “спасибо, пожалуйста” и даже желала удачного рабочего дня или всего хорошего. Но эта особа подле нее лезла не в свое дело, затронув шатенку там, у стены. “Поборница вандализма, черт бы тебя побрал” - в который раз выругалась девочка, бредя вверх по ступенькам. Если бы они встретились при других обстоятельствах Кэйт, возможно, и вела бы себя иначе. Но она ненавидела тех, кто сует нос не в свои дела. “Ну шла бы себе мимо и все! Нет же ж. Захотелось нотаций почитать”. Как будто в жизни Кэйтлин мало таких желающих. Впору в очередь выстраивать и вешать на входную дверь расписание приемных дней!

МакМиллан поежилась. Да в этом доме холоднее, чем в морге! И так же тихо. Может эта тетка маньячка? Ну там серийный убийца. Расчленяет свои жертвы и потом хранит,  как кабаньи тушки в этом богами заброшенном доме. Как раз климат подходящий - не гниет, не воняет. Типа большого холодильника. Можно даже каждый вечер по куску отрезать на ужин-то. Кэйти поморщилась от этой мысли и обхватила себя за плечи потирая руки.

- Ты вампир что ли? Только они в морозилке живут. Ну и трупы еще. Но на труп ты как-то не тянешь. Слишком упитанная и розовая, - освежеванных тушек вдоль лестницы не висело. “О да”, - протянул внутренний голос. - “А ты ждала, что тут прямо гирлянды развешаны? Наверняка ж все прибрано в тайные места. В том же подвале. Или на чердаке...” - Кэйти почувствовала себя идиоткой. Как ни странно, страшно все равно не было. Хотя уже должно бы по идее. Все еще оставался шанс успеть позвонить отцу. Если уж все совсем плохо. Хотя, звонить Дилану - последнее дело. Ведь его-то дочка по идее давно должна уснуть от скуки в своем заточении. “Все равно надо папе как-то намекнуть потом, чтобы заглянул сюда со своими ищейками в черном. пусть проверят на всякий… вдруг она внучка Джека потрошителя?” - отметила про себя подозрительная дочь блюстителя порядка. - “ну если жива останусь, естественно”, - добавила она уже с меньшим энтузиазмом.

“И дверь-то какого цвета! Самое то для психически неуравновешенной особы. У нормальных людей двери какие? Черные! Или коричневые! Или белые. Ну совсем на худой конец бордовые. Но кому придет в голову жить в квартире с зелеными дверями? Только шизофренику с многолетним стажем!” - Кэйт неуверенно шагнула внутрь, стараясь не выдать своих мыслей. Психам нельзя говорить, что они психи. От этого у них буйство начинается. Неконтролируемое. Себе дороже, одним словом… Кэйт огляделась.  “О как! У нее даже диван - стол и кухня все в гостиной! Ну точно чтобы разделась жертву, пока та не врубилась, что да как. Посиди на диванчике, я сейчас салатик порежу.. Ах что? Нееет. С мясом! Со свеженьким!” - Кэйт не стала расставаться с рюкзаком. Краски, конечно не топор, но баллончики тоже не из ваты. Огреть если приспичит можно и ими. Девочка не очень уверенно двинулась к обозначенной гостиной. Со стороны ее поведение выглядело как стеснение. С той лишь разницей, что ведшая себя как хамка Кэйтлин едва ли могла считаться стеснительной особой. Квартирка выглядела нормально. Признаков психической неуравновешенности, кроме любви к ночным одиночным прогулкам и зеленой двери выявлено не оказалось. Кэйт старалась держать хозяйку квартиры в поле зрения. Еще не хватало оказаться огретой по башке чем-то тяжелым.

С облегчением девочка отметила, что мясо явно куриное. А то подадут тебе бифштекс. Гадай потом, как звали хозяина. Толи Буренка, то ли девочка Мэри, любившая гулять в одиночку поздними вечерами в темных районах. В ход пошла картошка и извинения о неумении готовить. “А разделываешь хорошо?” - едва не уточнила МакМиллан, сдержавшись исключительно усилием воли. - “Вооот. И подруга у нее есть! Интересно. тоже маньячка? Или она потом просто следы заметает? Ну типа чистильщика?”- признаков подруги в доме не значилось. Может прячется в соседней квартире? Или в соседней комнате, куда так настойчиво отправляла свою гостью хозяйка квартиры. “Хрена с два я туда пойду. Сама свой телек смотри!” - мысленно огрызнулась Кэйт. Мало ли, что там в той спальне? Может и спальни то никакой нету. Пыточная в стиле времен инквизиции. - Лучше помидоры и огурцы, - пожелала девочка. Это тоже испортить сложно. Следя, чтобы ничего лишнего в салат не попало, подозрительная МакМиллан предпочла остаться на псевдокухне, наблюдая за ходом приготовления пищи. Пока все шло по плану и согласно общепринятой рецептуре. “С каких пор ты стала параноиком?”, - спросила сама себя Кэйт и тут же, не задумываясь, ответила: - “да с таким папочкой не только параноиком станешь. Разве не он вечно жужжит о страшных опасностях, поджидающих беззащитных девочек на улицах города?”

“Спать в спальне? Еще чего не хватало! Оттуда хрен слиняешь”, - подумала МакМиллан и надежда ускользнуть принялась таять как попавшее в тридцатиградусную жару мороженое.  Вряд ли удастся ускользнуть, миновав этого Цербера в трениках, а прыгать с седьмого этажа с балкона не самый подходящий план. Она же все еще хочет жить. Может все-таки позвонить папе? Нет. Пока ничего страшного и супер подозрительного не случилось можно выждать еще немного. Может стоит разговорить и разжалобить этого кулинара-недоучку? Вдруг поможет? Или претвориться, что плохо и попроситься в больницу? А там уже сбежать под шумиху? Стоило об этом подумать. Вот как раз за приемом пищи можно и разработать план. А то на голодный желудок плохо думается о серьезных вещах.

Кейт уселась за стол, приладив рюкзак на спинку. Пусть лучше будет под рукой. мало ли как дело повернется. -А чай есть? - поинтересовалась Кэйтлин, решив начать с самых бытовых тем. - Ты давно тут живешь? - спросила она, оглядев комнату. - Одна?

+2

10

Игра в Архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Одно доброе дело ценнее сотни проповедей о добре.