Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пересечение невидимых граней


Пересечение невидимых граней

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Helga Reichard, Guido Montanelli
Место: Склад на окраине города
Время: Сентябрь 2011
Время суток: Ночь
Погодные условия: Прохладно, возможен мелкий дождь
О флештайме: Когда опускается занавес, спектакль не оканчивается. Просто дальнейшее действие скрыто от взгляда зрителей, покидающих зал.
В сфере убийц тоже есть те, кто занимается уборкой сцены...

+1

2

Бывает так, что ты не видишь того, что лежит перед твоим носом. Можешь потратить день, неделю, ругаться на всех и вся, ломать карандаши, бить посуду, уходить в ночь на прогулку, лишь отвлечь себя от поисков и успокоится. И вот, сидя за столом, попивая чай, отдаваясь скучному созерцанию глупой передачи про фиктивные договора или аферы, опустив взгляд, видишь, твой маленький, такой нужный предмет лежит себе на краю стола, возле холодильника и молча «потешается» над тобой.
Вот это же и происходит с Хельгой. Девушка третий день пыталась разобраться казалось в элементарном, но упорно не видела очевидного.
Получив четыре дня назад «заказ», девушка также обнаружила на электронной почте закодированные чертежи. Язык знали лишь несколько человек, а это значит, что посредник знаком Абу. Ее ангел Востока всегда, словно тень кружил вокруг Хельги, не давая упасть или быть на краю пропасти. Сутки, не отходя практически от стола, Райхерт переносила чертеж на бумагу, расшифровывала предназначенную ей информацию. И поняв, что объект она должна убрать в замкнутом пространстве, глубоко вздохнув, оперлась о крышку стола, нависая над исписанными листами.
- Как?! Вот скажите как я унесу оттуда ноги. И почему, мой дорогой Абу, ты направил заказ на меня? Что это засада или я чего-то не вижу?!
Время неумолимо гнало ее вперед, ведь нужно еще осмотреться, начать «проверку» помещения, продумать все пути отхода, а она все еще топталась в «луже» мутной информации. Навзничь упав на кровать, зарываясь головой в подушку, Хельга мысленно пыталась понять, что хотели ей сказать черточки и точечки, кружочки и треугольники, складывающиеся в какой-то разнообразный, национальный мотив. Поняв, что если она не увидит хоть мельком это здание, то ничего так и не выудит из тайной записи. Девушка решила прогуляться налегке, взяв с собой блокнот, карандаш и бинокль, способный измерить любое расстояние, как в метрах, так и в шагах, и в градусах. Легкие из мягкой кожи ботинки как нельзя лучше подходили к ее «исследовательским прогулкам», костюм из плотной ткани и обрезанные перчатки – Лара Крофт. Неизменно в отворот ботинок лег скальпель, в ремень спрятаны пару ножей, пара патрон, способных сделать завесу плотного, без запаха туман, в рюкзак сложены бинокль, планшет с перенесенным на него чертежами, моток крепкой веревки.
Добираться до склада пришлось по объездной дороге, которая вовсе и не могла так называться: присыпанная щебенкой глина, смешанная сотнями тяжелым колес от грузовиков. Но именно по ней Хельга могла более незаметно подобраться к складу. Ее старый Форд проскакивал эту кашу благодаря высокому клиренсу и усиленной подвеске. Если придется уносить ноги, то тут меня и похоронят. Остановившись, включила навигатор, просмотрела отходные пути. Сделав выбор в пользу проходимости, Рейхарт проиграла в скорости, и поэтому на прямой трассе, в случае погони, ее будет спасать поток машин, который затормозит погнавшиеся за ней машины. Проследив пальцем маршрут, остановилась на мосту, который нависал, соединяя две части города, но не как отдельные островки, а как разгрузочная ветка магистрали.
Показался забор, а за ним и металлическая крыша огромного склада. Выводя машину на ровное земляное полотно, в тоже время, Хельга присматривалась к самой наружной конструкции здания, которую могла видеть, не покидая автомобиля. Собрав волосы под бейсболку, закрепив рюкзак на спине, выходя из машины, увидела снующих из ворот людей. Лишние глаза, нужно увести. Обойдя забор по периметру, наметив путь, который ее без видимых проблем «пропустит» внутрь, на противоположной стороне подкалила провод электропроводки, сплавляя медь внутри, и метра через три по проволоке сделала три надреза, портя стекловолокно. Сирена завыла так, то Хельга готова была упасть оглушенная на колени и завыть от боли в голове. Главное она сделала, теперь обратно, и там по плану Абу есть то, что она упорно не видит.
Перемахнув через забор, мягко приземляясь на пустые полеты, чуть пригнувшись, пробежала вдоль бетонного ограждения, оказалась около стены. Передней на стене была прикреплена лестница, ведущая на крышу. Ловко вскарабкавшись, непрерывно оглядываясь, дабы не быть замеченной, спрыгнула на крышу, немного задыхаясь от волнения разгадки.

Отредактировано Helga Reichard (2013-12-01 19:17:37)

+1

3

Внешний вид

Убирать свежие места преступлений в некотором смысле даже проще, чем те, которым уже несколько часов - кровь, разлившись по всей территории, успевает загустеть, а тела могут закоченеть, что осложнит работу над ними в том случае, если придётся работать над ними прямо на месте. Под "работой" над мёртвым телом подразумевалось полное его расчленение и спуск в унитаз/водосток/любой другой прямой доступ к канализации по мелким частям; в отдельных случаях - тело можно было и сжечь, не вывозя далеко от места смерти индивидуума, сообразив кустарное подобие крематорной печи прямо в земле, хотя этот способ был довольно спорным и ненадёжным - настоящая крематорная печь работала куда лучше, но доступ к ней зачастую был связан с большим риском и большими усилиями, нежели к сантехнике - так что в том случае, если приходится работать с трупами в количестве от одного до троих, Монтанелли предпочитал делать работу прямо на месте. Ошибка большинства преступников, пытающихся замести следы убийства, в том, что они пытаются спрятать мёртвое тело и улики, а не уничтожить их - от покойников именно "избавляются", выбрасывая в воду с грузилом или закапывая в землю - дилетантство в чистом виде; для Гвидо было важно не оставить ни одного следа от ДНК после уборки, любой намёк на то, что на данной территории произошло убийство, мог служить поводом для начала расследования - а вот каковы будут результаты, это уже не более, чем лотерея. Не говоря уже о том, что если найдут мёртвое тело в готовом виде - даже спустя десять-двадцать лет после того, как кто-то его поместил в землю. Стараниями Гвидо, на протяжении вот уже почти тридцати лет, в Сакраменто многие люди пропадали без вести, а не умирали - учитывая, что о криминальных элементах немногие заявляют, уголовных дел чаще всего и не заводилось - а это лучший гарант спокойствия, как для полицейских, так и для бандитов. Монтанелли и сам не мог бы сказать, насколько облегчил работу уже нескольким поколениям следователей из убойного отдела - проклинать его им за это или благодарить, это уже личное дело каждого из них...
Работа Гвидо чаще всего касалась только деятельности Семьи - за это он и получал плату от боссов; но, естественно, это не было единственным источником его доходов, и чистильщик был известен далеко за пределами системы Мафии, не гнушаясь и сторонних заказов - особенно в том случае, если они достойно оплачивались. Учитывая, что он был единственным специалистом своего рода в городе (да и вообще очень мало человек занималось этой деятельностью профессионально и на постоянной основе), заказов поступало вполне прилично. У многих людей в Сакраменто были тайны, которые они хотели бы оставить тайнами. В этом и заключалась работа Монтанелли - хоронить секреты так глубоко, чтобы они больше никогда и нигде не всплыли. Расставлять скелеты по шкафами так, чтобы они не высыпались. И за все эти годы выпасть сумели очень немногие, хотя этого не запишешь в портфолио.
Чёрный Ford Econoline остановился в двухстах метрах от места предполагаемого действия, приглушив фары. Тел будет немало - об этом Гвидо был предупреждён; и потому любимый Тахо, предназначенный для одного-двух "пассажиров" сегодня оставался в гараже, уступив место более вместительному автомобилю. Скорее всего, покойников придётся увозить - иначе парад расчленённых тел затянется до состояния карнавала, предать их огню будет быстрее и безопаснее - способ проникнуть в городской крематорий ночью Монтанелли знал уже давно. Благодаря ему, некоторые считали, что там водятся призраки - за всё время единственным призраком, который Патологоанатом там увидел, был он сам.
Вытащив бинокль, чистильщик присмотрелся к происходящему. Он понятия не имел, что это будет за контракт и кто его будет исполнителем; в условиях его собственного контракта говорилось только время, когда он должен будет появиться на сцене - к тому моменту работа должна была быть завершена, и Гвидо сможет войти туда спокойно и уверенно. Если же к тому времени выстрелы не смолкнут, он подождёт некоторое время, и затем уедет - доделывать работу за киллеров в его обязанности не входило. Если убийца облажается - остаток ночи он проведёт в своей постели.
Ну а пока что, отложив бинокль, так и не увидев ничего интересного, Монтанелли откинулся на сидении, превратившись в ожидание - до его выхода оставалось без малого полчаса. За это время исполнитель должен выполнить работу и исчезнуть - скорее всего, им даже не придётся пересечься, Гвидо даже не был уверен, что он вообще в курсе того, что после него на складе должен появиться кто-то ещё этой ночью. Ещё одна причина не соваться туда раньше времени - даже если всё будет уже закончено, исполнитель вполне может вкатить пулю и ему тоже, если не как одному из указанных в контракте, то как случайному свидетелю. Забавно, что о таких, как он, не знают даже многие из самих наёмных убийц - те из них, кто немного стоит и недорого берёт, разумеется; из тех, кто мёртвые тела предпочитает после себя зарывать в землю. После них-то как раз прибираться и бывает труднее всего. Так ли будет на этот раз - время покажет уже совсем скоро.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-11-27 20:36:36)

+1

4

С ножом в одной руке, с отверткой в другой, Хельга ощущала себя черепашкой-ниндзя, который работает электриком. Едва отдышавшись, девушка, скользя по крыше, пальцами прощупывала каждый миллиметр полуметаллического настила, ища точку, в которую указывал на плане араб. Именно туда надо было вставить отвертку, поддевая ножом. Пальцев коснулся немного иного рода металл. Выровняв тело, Хельга ножом раскрыла скобы на подошве ботинок, чтобы зацепиться за края стыка пластин, покрывающих ангар. Вставляя отвертку, продавливая ту чуть глубже, в появившейся просвет тут же вошел нож. Потянув все на себя, не услышала и характерного скрипа. Странно. Но меня это не касается, главное фактом без звука. Отодрав кусок кровли, сделав его проходимым для себя, опустила голову вниз, рассмотрела внутреннее расположение паллетов и различных тюков, разбросанных по периметру. Удачно стояли несколько настилов, выделяя как бы закуток, к которому вела специально выведенная дорожка. Не свернешь, то что нужно. Загнать как овец в стойло. Главное, чтобы пастухов было немного, а то волка прям здесь «затопчут» свинцом. Нырнув внутрь, подтянувшись на руках, аккуратно вывернулась, концами ботинок становясь на ферму, держащую стены. Тишина царившая на складе «давила» на уши А охрана по улице гуляет. Ребят, что-то вы не то делаете. Присев на корточки, повисая на руке, присмотрелась к возможным нишам в расстановке паллетов, выискивая для себя удобную позицию, скрыться и также незаметно выйти, оставаясь в тени, сзади присутствующих. Предугадать, как расположатся собеседники трудно, а поэтому ей нужно сделать так, чтобы они встали, так как требуется ей. Спустившись вниз, крадучись подошла к двери помещения, в щелку рассмотрев стоящих охранников. Десять шагов до первого. Надо постараться. Отмеряя шагами нужное ей расстояние, стала сдвигать предметы как кубики, выстраивая коридор, куда она предполагала, зайдут объекты. Пройдя весь короткий путь четким шагом, каким бы зашел молодой мужчина примерного роста метр восемьдесят, веса в килограмм восемьдесят. Прикрыв глаза, представила его пружинистую походку, размах рук. Ведь ничего не должно ему помешать пройти именно в тот угол, который для него приготовила Рейхарт. А значит, проход должен быть «комфортным». Сегодня и завтра были выходными днями, и Хельга надеялась, что все ее рокировки останутся такими же, как она все задумала. Слева от прохода, сделала небольшой ход для себя, прикрыв тот брезентом, небрежно бросив тот поверх тюков. Запрыгнув опять под крышу, вылезла наружу, прикрывая не до конца себе лаз. Подойдя к краю крыши, дождалась, когда охранник минует место лестницы, скатилась с нее как пожарник, мелкими перебежками оказалась около стены. Еще раз, оглядев все вокруг, перелезла быстро через забор, побежала к оставленной машине.
Дома зарядив четыре револьвера, предварительно накрутив на них глушитель, хоть и понимала, что звук полностью не уберется. Ну не любила она эти современные полуавтоматы, да и пользовалась исключительно немецким оружием, запасные барабаны положила в рюкзак. Взяв Винторез, пошла в подвал, подумав выточить пару стволов, но отбросив эту глупую на данную ситуацию идею, вернулась обратно. Проверив винтовку, зарядила ее патроном, произвела выстрел через всю комнату и коридор, попадая в четыре слоя стоящие деревянные брусья по 20 миллиметров толщиной. Ее «девочка» даже не шелохнулась в руках, а отдала пулю легко и бесшумно. Взяв тиски, прикрутив те к столу, принялась распиливать патроны для убойности и точности знания, что попав пуля буквально почти распополамит тело, не оставляя шансов выжить. Заправив два магазина на 10 «рисинок» (как она называла патроны), положила винтовку в рюкзак, куда тут же легли три мотка крепкой веревки, бинокль, запасные перчатки и шапка. Аптечка всегда лежала на дне, да и в машине было две.
Выпив полтора стакана молока и съев полтора печенья, Хельга умывшись, уснула.
Будильник еле пробивался сквозь ее сонный разум, требуя подъема. Скатившись с кровати, припадая на руки, девушка отжалась ровно пятьдесят раз, тут же «повисла» вниз головой на лестнице, как робот отжала двести пресса и шестьдесят подтягиваний. Этот ритуал пробуждения никогда не нарушался с пятнадцати лет, что позволяло ей держать себя в форме. Плотно позавтракав, надела удобный костюм, под которым как вторая кожа, надет «мягкий» бронежилет, и ее неизменные ботинки, собрала вещи, девушка уничтожила следы своего проживания, вытерев всю мебель. Ключи будут опущены в канализацию, так что надобности отвозить их нет. Теперь же выбор пал на Ferrari, чтобы самой быть уверенной в убегании от внезапно возникшей погони. Да и до склада она теперь доберется другим путем, по более утрамбованной грунтовой дороге. Сев за руль, по привычке откинувшись, ровно дыша, настроила себя на собранность, заведя автомобиль, сорвалась с места, наслаждаясь скоростью.
Оставив машину примерно в двух километрах от начинающейся промышленной зоны складов, набросив рюкзак на плечи, побежала к нужному ей месту. Времени было с запасом плюс минут тридцать-сорок. Прислонившись к стене, вслушалась к тому, что творилось за забором. Рисковать не стоило, и Хельга забравшись на ближайшее дерево, которое росло рядом с забором, и было столь высоко и густа в кроне, что позволило ей увидеть нужное и в тоже время быть незаметной. Четыре охранника. Надо их сдвинуть в одно место, освободив себе проход на крышу. Но тут ее словно услышали. По рации раздался приказ о покидании территории. Значит, все серьезно будет, раз снимают охрану.
Выждав время, она, спрыгнув с дерева, побежала к месту, через которое планировала проникновение на территорию склада.
Действия, если бы смотрели со стороны были слажены. Одни уезжали, покидая ангар, с другой стороны человек перемещался в сторону помещения. А синхронность в том заключалась, что приближалась Хельга к складу на столько, насколько от него отъезжала машина с людьми.
Оказавшись на крыше, девушка быстро привязала веревки в трех разных точках крыши, укладывая их на краю. Пути к отступлению есть. Вытащив винтовку, проверила заряд, загнала патрон в патронник, оставила ее лежать около лаза. Сама же тем путем, что и день назад, проникла внутрь, располагая револьверы на поясе. Спрыгивая по настилам как по лестнице, в миг оказалась внизу. Проверив, что ничего не двигалось с момента ее ухода отсюда, юркнула под брезент, вытаскивая два револьвера и возводя курки, окунулась в ожидание.
Голоса раздались в помещении, легким эхом отскакивая от едва прикрытых стен. По тембру голосов девушка пыталась определить сколько человек зашло. Лязг закрывающейся двери в ангар и тишина, отрезавшая голоса на улице от нее. Отключившись от понимания смысла сходки, она как программа разделения голосов, прикрыв глаза, вычисляла количество мужчин. Потратив на это минут десять, чуть меньше чем планировала, вышла из укрытия, выставив левую руку вперед, правую держа на заводе вперед, готовая стрелять, если они стояли не кучно, а положить надо быстро всех. Стремительно выворачивая из-за угла, Рейхарт нажала курок. Выстрел. Висок. Выстрел. Висок. Выстрел. Затылок. Выстрел. Лицо. Она настолько включилась в режим автоматизма, что не заметила, что последний смотрел прямо ей в глаза, едва успевая подумать об оружии. Вложив револьверы за пояс, побежала бесшумно к двери, блокируя ту крепким брусом из сосны, длиной с метра полтора. Сырое дерево не так-то просто, дернув, заставить выпасть из ручек. Вернулась к трупам, отобрав оружие, аккуратно сложила его под дальний паллет, сама же забравшись на крышу, схвавтила винтовку, мягко спускаясь на край, встала в полный рост. Еще прикладывая винтовку к плечу, взглядом определила точный градус поворота плеча, чтобы обойтись одним патроном на человека. Выстрелив в дальнего, который беспечно курил, тут же перевела оптический прицел на ближнего, не давая понявшим двум другим, что бежать надо не близко к зданию, а от него. Увидев как один разворачивается для снятия ее с крыши, точным выстрелом разнесла ему череп. Последний из живых спрятался за машиной. Просчитав высоту днища автомобиля над землей, чуть отошла в сторону открывая себе обзор на торчащие под дверью конечности. Левой рукой, выдернув Arminius из-за пояса, выстрелила аккурат под дверью, заставляя показаться парня над дверью. Она его поймала в полуприседе, пытающегося укрыться. Звук падения тела. Восемь. В контракте было указано «По обстоятельствам». Все честно. Оглядев в оптику двор и окрестности, полезла обратно к рюкзаку. Количество голов не влияло на сумму, да и Хельге было без разницы, сколько она отправила на встречу с женщиной с косой. Выполнено точно. А это главное.

Отредактировано Helga Reichard (2013-12-01 19:19:35)

+2

5

Так ли уж сложна его работа, если вдуматься? Чистильщик приходит на всё готовое - в противном случае, он и вовсе не возьмётся за заказ; к тому моменту, как он появится, все будут мертвы или близки к этому состоянию. Возможно, и придётся добить кого-то, чтобы не возникло проблем в дальнейшем, но это совершенно не то, что стрелять по тому, кто может выстрелить в ответ. Чистильщику для выживания не так важна реакция, как точность и аккуратность, во многих случаях у него есть довольно большой запас времени, да и работая с трупами, он сам не рискует жизнью, если исключить вероятность заразиться чем-то, допустив попадания его крови или чего-нибудь ещё в собственную кровь - этот же риск сопровождает и всех докторов ежедневно, санитарные нормы для всех одинаковы. Конечно, для здоровья близость с мёртвыми, особенно в полевых условиях, вряд ли является полезным, но прямой угрозы жизни от покойников едва ли можно ожидать. Да и в самой работе, по сути, нету ничего сверхсложного, все люди состоят из одинаковых частей, проявлять фантазию и не приходится - всё со временем становится доведённым до автоматизма, как на том же конвейере мясокомбината, где Гвидо работал официально. Если делать работу слишком уж топорно - отличий и вовсе почти не будет. Но это годится только в одном случае - при недостатке времени; и по-хорошему, такую работу нужно возвращаться доделывать, когда времени станет больше - если не станет поздно. Во всём этом деле, самое трудное - это моральный аспект. Это отлично от убийства - убийца не перестаёт видеть людей в тех, кого убивает, и в конечном счёте, убеждает себя в том, что лишая кого-то жизни, он просто делает свою работу - ничего личного. Для чистильщика же - человеческий труп это просто неживое мясо, такое же, какое можно найти в любой мясной лавке, и относится он к нему соответственно. В сфере организованной преступности так уж принято, в убийстве нету никакого неуважения (порой, даже наоборот, складывается так, что убить человека - означает признать его значимость; как опасного, как конкурента, как сильного - но просто так ведь никого не заказывают, верно?). Но вот расчленение и последующее полное уничтожение человека, стирание следов его присутствия, это может показаться довольно жутким. И пусть в циничном бизнесе по современным правилам многие готовы это признать, но сделать то же самое - единицы. Монтанелли был такой единицей.
Именно это его и спасало всё это время, было зароком его жизнии. Гвидо был представителем уникальной профессии в криминальной среде, возможно, даже самой уникальной из всех - и потому его мало волновало, кто как оценивает его деятельность или кто и что о нём думает. Да, пожалуй, его работа была связана с грехом, как и любая преступная деятельность, но, в конечно итоге - он не продавал наркотиков детям, оружия в руки террористам или сексуальных рабов в бордели. Что объединяет детей-наркоманов, террористов и невольных проституток? Все они живы. Гвидо работал только с мёртвыми.
Время. Гвидо завёл мотор, но не стал включать фар, и направил свой Форд в сторону склада. Бинокль всё это время покоился на приборной панели - Патологоанатом не собирался проявлять любопытства к тому, что именно происходит на складе. Любопытство в их деле - не всегда хорошее качество, да и немногие любят, когда за их работой наблюдают со стороны, даже и с такого расстояния; всё, что касалось его самого - это покойники и улики, относящиеся к ним, в самом здании и окрестностях. Их личности, как и личность убийцы или группы убийц, дело уже второстепенное. Хотя и нельзя сказать, что это неважно вовсе. Так или иначе, даже уничтожив трупы, не избавишься от памяти - череда событий, совпадений, так или иначе укажут на что-нибудь. О чём Монтанелли уже будет в курсе.
Форд вальяжно, словно танк на парад, въехал на территорию, ещё недавно бывшую театром боевых действий, и замер. Два автомобиля, и, как минимум, Гвидо увидел три мёртвых тела во дворе - в самом здании, вероятнее всего, будет больше. Открыв дверь, он вышел из машины, перевернув первое тело и осмотрел пулевую дырку в его голове. Этот клиент мёртв - можно даже и пуль не искать. Судя по входному и выходному отверстиям, калибр 9мм, но пуля вошла и вышла слишком аккуратно одновременно и для выстрела в упор, и для стрельбы с дистанции, да и не похоже, что кто-то подходил к жертве, чтобы приставить пистолет - следы на влажной земле были бы достаточно отчётливы даже в темноте. Скорее всего, стреляли сверху, и имея в запасе достаточно времени, чтобы прицелиться, вероятно - этот был первым, кто был застрелен во дворе; орудием смерти послужила винтовка с малым калибром, из неё же, возможно, убили и остальных двоих... нет - троих; ещё одно тело чуть в стороне, оказавшись скрытым в темноте. Оглядевшись, Монтанелли только затем включил налобный фонарик и приладил его на голову, перебираясь от одного тела к другому, чтобы удостовериться, что все они действительно мертвы, и затем начал методично перетаскивать их к форду по одному, закидывая в кузов - со стороны теперь здание выглядит, как обычный склад, у которого припаркованы три автомобиля, вполне безобидная картина. "Загрузив" последнего в кузов, Гвидо подошёл к двери, толкнув её. Заперто. Изнутри. Замечательно, придётся искать другой путь внутрь... Вернувшись к автомобилю, Монтанелли извлёк "кошку" и обошёл здание сбоку, прикидывая возможность попасть в ангар так, чтобы не наследить или наследить по минимуму.

+1

6

Опустившись на крышу, Хельга перевела «дух», а на самом деле нужно было немного выждать, ведь крыса, хоть одна, могла спрятаться так, что не высовывала своего носа даже во время расправы над братьями. Ночь выдалась безлунная, скрывая все вокруг плотной завесой темноты, оберегая тайны ночных жителей. Ну что костлявая, у тебя сегодня пир. Славно поработала я на тебя, надеюсь задобрила и выкупила для себя еще лет пять пребывания на этом свете. Хельга очень любила мифологию Европы. И образ Смерти, спускающейся на поле боя за своими воинами, очень часто рисовался в ее воображении.
Осмотрев винтовку, поменяла магазин, хотела было уже двинуться снимать веревки, как на дворе послышалось шуршание колес автомобиля. Еле слышный звук тормозов, тихое движение двери. Рука Святой легла на винтовку, палец тут же принялся гладить затвор. Тридцать минут. Отсюда никто не выходил. Значит полиция или организации, кто прислал сюда переговорщиков, не знают о случившимся. Хельга начала прокручивать в голове все произошедшее ранее. Но, ни звука телефона, ни треска рации она так и не смогла вспомнить. Приподнявшись на ноги, словно тень скользнула по крыше на сторону, что давала вид всей передней части территории. Точка света от фонаря хаотично двигалась по земле, выхватывая из тени то руку, то ногу трупа, слышался звук двигаемого тела. Посмотрев в оптику, пригибаясь как можно ниже, рассмотрела человека, «нежно» обнимающего трупы и «упаковывающего» те в багажник. Дворник, убирающий упавшие «листья».
Едва луч от фонаря пополз по стене, а вернее по двери, ведущей в ангар, Рейхарт откинулась назад. Пора уходить. Перекатившись на живот, ползком двинулась к рюкзаку. Времени снять веревки, что были по бокам у нее не было. Вложив Винторез в сумку, крепко закрепив его там, проверила револьверы. В Хельге взыграло любопытство. Ведь за семь лет ее работы, впервые так скоро прибывал "уборщик". То, что у нее преимущество территории, которую она выучила как своих пять пальцев, девушка понимала, но также реально оценивала, что там внизу мужчина и его способности и ловкости Рейхарт не знала, а посему пойдет вслепую. Скинув веревку вдоль стены, оплела ноги, повисая вниз головой, ловко скользя одной рукой, придерживая скорость спуска, крутила головой, пытаясь рассмотреть с какой стороны возможно появление нежданного гостя.
Из-за угла показался «сверчок». Хельга вскинула револьвер, четко направляя ствол на приближающегося мужчину. Другой рукой перехватила меж ног веревку, высвобождая себя из пут, перевернулась, все также держа на прицеле объект.
Фонарь буквально выдернул ее силуэт из темноты, открывая Хельгу перед человеком. Слегка отклонившись, девушка соскочила с веревки, оказываясь рядом с мужчиной, приставляя револьвер к его лбу. Он был чуть выше нее, но не молод. Если бы снимали момент для фильма про такую встречу «друзей», то камера обязательно стала вращаться вокруг них, показывая, заинтересованность друг в друге, делая момент еще напряженнее.
Как хищники, оба стояли в ожидании действия другого. Рука Хельги потянулась вдоль ноги к поясу, где находился второй револьвер. Увернуться она успеет, если первый ее ствол будет если не выбит, то отведен рукой в сторону, ну а вторым она точно «накормит» мужчину свинцом.
- Удачная ночь для охоты, не правда ли? Вот только добычи слишком много. Но для вас это же не проблема, я правильно понимаю? А поэтому могу посоветовать подняться по той «лестнице», по которой я спустилась, и, сделав на крыше три шага вперед, один вправо, найдете прекрасный лаз внутрь.
Она понимала, что мужчине уже известно ее лицо, которое он разглядывал, запоминая детали. Ведь мелочи и их хранение в памяти основа их профессии. А поэтому, ее образ четко будет отпечатан в его мозгу. Она могла его пристрелить еще когда он «убирал» двор, но не в ее правилах стрелять в того, кто не в заказе и в того, кто не мешает и не предоставляет ей угрозы. А в данную минуту ничего не происходило.

+1

7

Гвидо едва ощутимо вздрогнул, когда луч света вычертил женский силуэт у стены ангара, хотя совладал с собой довольно быстро, сообразив, что здесь к чему - её экипировка, сумка, и верёвка, по которой она спускалась, говорили о том, что она принадлежит ни к одной из группировок тех ребят, что перекочевали в кузов его автомобиля - а судя уже по их манере одеваться и автомобилям, они принадлежали к различным группировкам. Наверняка сказать было нельзя, но по первому впечатлению - кто-то решил избавиться от представителей контрабандной группировки, не местной, скорее всего, и локальной испаноязычного картеля - склад, кажется, был как раз под его контролем. Впрочем, вряд ли "избавиться" даже будет верным словом, больше похоже на то, что они заключали здесь какую-то сделку, или просто назначили встречу, которую кто-то пожелал сорвать - и у него это получилось, судя по всему. Теперь же Гвидо предстояло замести следы этого срыва. Хотя исполнительница в число этих следов не входила; во всяком случае, не в число тех "следов", которые были в его ведении - если только она не перестанет наставлять на него оружие, потому что, вне зависимости от исхода, в этом случае ему придётся защищаться - отдать жизнь так просто, оставив заказ недоделанным, к тому же, Монтанелли, естественно, не мог. Правда, сейчас он не был даже вооружён, если не считать скальпеля, который, впрочем, нужно ещё было извлечь из чехла, чтобы тот превратился, или "кошки", которую в качестве оружия использовать ещё тяжелее. 
Его лицо вытянулось, когда глушитель коснулся его лба, но Гвидо послушно замер, приподняв руки - если бы киллер хотела выстрелить, она бы это уже могла сделать три или четыре раза, и это только считая эпизод у этой стены - ориентируясь по фонарику, она могла бы так же легко разнести ему голову и сверху, как поступила с предыдущими четырьмя ребятами. Так что провоцировать её на выстрел было тем более глупо. Но это не означало, что Монтанелли испугался - встреча была не рядовым моментом, но была рабочим и всё ещё держалась в этих рамках. Пока что он просто изучал лицо Хельги, даже не стесняясь своего внимания (девушка была симпатичной, этого у неё не отнять, но интерес Гвидо в данный момент был исключительно профессиональным - он никогда не старался быть похожим на тех ловеласов, которые крутят романы прямо на "рабочем" месте). Девушка была ему незнакома. И о немке - судя по лёгкому акценту, она ведь была немкой или австрийкой? - которая работает в Сакраменто в качестве наёмного убийцы-профессионала, Гвидо вообще ничего не слышал. Гастролёрша? Хотя в этом нет ничего такого удивительного, далеко не все наёмники ограничиваются географией одного города или области.
- За этим я здесь - собрать Вашу "добычу". - усмехнулся Патологоанатом в ответ. Его проблемы её мало касались, как и его - аспекты её деятельности; важно было лишь сделать работу - можно было даже забыть о том, что она общая, поскольку по изначальному плану, очень похоже, об этом и не должно было быть известно. Убийцы, по крайней мере. Гвидо всегда знал, что делает общую с кем-то работу - исключая случаи аварий или неожиданных смертей другого рода, которые были настолько редки за все его почти тридцать лет работы, что он мог бы пересчитать их по пальцам.
Краем внимания Монтанелли улавливал и её движения, анализируя её дальнейшие действия. Теперь на него смотрело уже два револьвера, одна рука страховала другую, и в случае чего - он мог бы расчитывать аж на две дырки в черепе вместо одной. Револьверы. Убийца отдавала предпочтение револьверам, хотя в наше время их использовало уже всё меньше людей - шестизарядники всё больше оседали на полках в частных домах и квартирах в качестве "гражданского оружия" для самозащиты; киллеры же чаще пользовались более современным оружием. Револьвер с глушителем - и вовсе был редкостью в двадцать первом веке. Любопытный факт, говорящий довольно многое о почерке исполнительницы.
- О. Благодарю Вас. - Гвидо уже и сам успел заметить "лестницу", по которой она спустилась - успел подумать и о том, что она присоединиться к мёртвым телам в багажнике, эта верёвка - такое же вещественное доказательство, как и трупы. И как гильзы - вот преимущество револьверов, в отличие от автоматического оружия, они не выплёвывают опустевших патронов; и если убийца не перезаряжала их, то ему и собирать их не придётся. Правда, если она успела их перезарядить, то гильзы могли теперь валяться где угодно, не обязательно в том месте, где она производила выстрелы. Впрочем, охранники перед входом вряд ли были убиты из револьверов - причина их смерти наверняка скрывалась в продолговатом чехле за спиной девушки, так что гильзы всё равно ещё придётся поискать. На этой же крыше, куда он собрался.
- Этих четырёх Вы сняли с фронтальной части крыши, верно? - Гвидо ожидал услышать такой же точный ответ, как и насчёт того, каким способом можно попасть внутрь ангара, а не просто желал поддержать беседу - раз уж на территории, где он убирался, находились посторонние, из-за чего он не может спокойно делать работу в одиночестве, то они ему либо помогают, либо не мешают - Хельга отняла у него время, она же может его и компенсировать. Монтанелли медленно опустил руки, но двигаться к "лестнице" не торопился, ожидая, пока револьверы дадут на это формальное разрешение, вернувшись обратно по своим кобурам.

+1

8

Секунды бежали, отсчитывая время до рассвета, который осветит эту территорию. Первые рабочие, если таковые будут, ничего не найдут и продолжат работать за свою мизерную зарплату, гробя здоровье на перетаскивании мешков, ведь никаких лебедок Хельга не обнаружила внутри. Фонарик немного мешал девушке в зрительном контакте, ослепляя, давая слегка размытое изображение того, кто стоял перед ней. Поведя револьвером, Рейхарт приподняла «светлячка» вверх, вернув ствол в обратное положение.
- Вы работник «земли», а верно размышляете. Гильзы можете не искать. Ни от револьверов, ни от винтовки. А вот пули…
Хельга всегда старалась работать чисто. Слишком ее подчерк был разителен в отличие от других киллеров. В свое время она прочла не мало отчетов спецслужб, что доставал Абу, даже была найдена, затерянная в горячих песках Эфиопии, потрепанная тетрадка одного руководителя повстанческого движения, в которой он подробно описывал искусство «темного гения». В мире существовал определенный шаблон киллерской работы. Большинство не утруждали себя в изыске выполнения заказа. Но Хельга с детства приученная к качественному оружию, просто не могла себе позволить переключится на американское или израильское оружие, которое в мире ценилось чуть меньше немецкого качества, не говоря о винтовках спецназа русских. Хоть и говорят кругом, что русские запустили, иными словами забросили свою оборонку, узкий круг специалистов знал, разработки живы. Гильзы она собирала в этакий гофр, прикрученный к стволу винтовки в районе затвора. После выстрела гильза отскакивая попадала внутрь цилиндра, ударяясь, падала вглубь него. Внутренность этого устройства, которое для себя придумала девушка, было смазано смолой вперемешку с искусственной ватой, ворсинки которой и создавали эффект «мягкого приземления» гильзы. Затем гофр просто снимался, и руками сдавливался, чтобы в спешке засунутый в рюкзак, не занимал много места. А уже потом, когда она залегала на дно, избавлялась от этого устройства. Ведь вытащить прилипшие гильзы невозможно практически, да и металл на цилиндре был мягким, а вытягивать его да еще облитый смолой не было смысла. На новое задание делался новый комплект приспособлений.
…- по характеру тел внутри вы поймете, откуда их вытащить надо. А вот те, кто бегал по двору, не уверена в легкости уборки.
Убрав револьвер от лица мужчины, девушка зачехлила его, оставляя второй все еще в руке, но отвела в сторону. Но тут она заметила веревку, которой была связана «кошка», лежащая на плече человека. Усмехнувшись, потрогала сквозь перчатку плетение, чувствуя разрушенность некоторых волокон внутри. Чистильщики ведь практически не торопятся в своем деле, но даже такие непредвиденные обстоятельства как лазание по крыше должен учитывать каждый.
- Совет. Проверяйте не только острие ножа, что удобно дробит кости, но и веревки. Жаль будет если вы сорветесь. Пули во дворе можете не искать, их не будет уже через пять минут. Не смею задерживать.
Она исчезла в темноте, словно накинула на себя плащ, но все оставалась рядом с мужчиной. Легко обегая здание, подняла голову, просчитывая свою позицию, вспоминая движения объектов. Предстояло найти четыре пули от винтовки и одну от револьвера. Две нашлись быстро у машины, когда четвертый пытался прятаться за дверью машины. Первая нашлась тоже быстро, хоть и была придавлена упавшим телом. Вторая исчезла. Хельга руками пошарила по песку, как бильярдист высчитывала угол полета пули. Но нет ничего. Возможно не вышла, удачно закрутившись, запуталась в кишках. Вспоминая положение третьего, и как раскроила ему череп, ногой нащупала более плотный песок, который намок от крови, стекающей не большой лужей, а мерно пропитывала песчинки. Мягкая подошва ботинка наткнулась на что-то. Нагнувшись, она извлекла пулю. Я быстро переквалифицируюсь.
Понимая, что сделала все что могла, убрав свои следы, выбежала сквозь ворота, уходя к месту парковки своего автомобиля. Собранность переходила в дикую усталость, которая грозила ей трехдневным сном практически без пробуждения.

Отредактировано Helga Reichard (2013-12-08 01:37:47)

+1

9

Самый лучший способ "засветить" место убийства - это не залить его кровью, кровь возможно стереть, даже если её очень много, и не завалить телами - даже если придётся потратить только несколько часов на их перетаскивание, рано или поздно они закончатся. Самый надёжный способ испортить работу чистильщика - это сломать что-нибудь на территории, где он должен работать, нанести чему-то непоправимый вред - например, выбитое окно как ничто другое сможет сказать о чьём-либо присутствии, а замена стекла - процесс слишком долгий и слишком заметный, хотя и не исключаемый полностью - в теории, возможно и такое. Настоящие паразиты - это дырки от пуль, застрявшие в стенах, полах, потолке; предмет, который ими прошили, в крайнем случае, можно унести, стерев следы его существования, можно даже заменить его на другой, если это возможно - найти такую же лампу, которая была разбита при неаккуратной стрельбе, к примеру; если есть подозрение, что кого-то пропажи лампы заинтересует столь же, сколь пропажа его владельца. Но если пуля вошла в стену, то даже если вытащить её, останется характерной формы отверстие, происхождение которого для полицейского эксперта тайной не станет. Потому-то места глобальных перестрелок "зачистить" на всю сотню процентов всё равно невозможно; так работал, к примеру, один стрелок Мафии, неплохой знакомый Гвидо - Дуэйн Пегорино, в совершенстве владевший умением стрелять с двух рук. Он был способен целиком уничтожить небольшую группировку за полминуты, взяв по пистолету-пулемёту в каждую руку, но притом от трети до двух пуль уходило в "молоко", то есть - куда угодно. Один раз Монтанелли приходилось начинать делать ремонт в том месте, где поработал Дуэйн, за ночь не только смыв кровь со стены, но и замазав дырки и переклеив обои - новый рулон, естественно, выделялся на фоне старых какое-то время, но за ним ничего так и не обнаружили. Пули вообще не лучшие друзья для чистильщиков - для Гвидо не было лучших авторитетов, чем убийц, которые были способны делать свою работу без помощи пуль. Яды притом тоже были не самым лучшим вариантом, поскольку большинство их них остаётся в крови покойного, тем самым ставя под риск того, кто им занимается. Гаррота - пожалуй, вот лучшее оружие; если её используют умелые руки - после работы устранителя не остаётся ничего, кроме трупа, который ничем не деформирован - готовый клиент, которого можно транспортировать без всяких заморочек, особенно если он был один, а исполнитель не умудрился оставить других следов.
- Простите?.. - работник "земли"? Гвидо не очень понял, что именно имела в виду девица, окрестив его этим определением. Что ему в ближайшее время придётся ползать по земле, сводя к минимуму остальные следы их присутствия, или волочить по ней ещё несколько тел - а что-то подсказывало, что внутри не одно? Земля - для чистильщика уж точно не лучшая стихия; она, конечно, способствует разложению останков, но, как общеизвестно, недостаточно быстро. Те же динозавры, вымершие миллионы лет назад, всё ещё радуют археологов... в полиции тоже есть археологи - и находкам они тоже чаще всего бывают рады.
- Спасибо. А те, кто бегал по двору - теперь они уже моя забота.
- усмехнулся Монтанелли в ответ. Естественно, он поймёт,  откуда нужно вытаскивать пули перед тем, как отправить тела в крематорную печь - а наведаться сегодня предстоит именно к ней, скорее всего; четыре тела - это ещё можно принять в качестве ручной работы, но внутри склада находятся ещё несколько, о чём ему сразу было известно. - Как и пули, впрочем. Так что можете их не искать, следов снаружи и так достаточно. - не факт, что рабочие склада на них обратят внимание в начале трудового дня; да и возможно, что дождь поспособствует их исчезновению, если грозовые тучи, что делают сегодняшнюю ночь особенно тёмной, всё-таки прорвутся. Хотелось бы, конечно, чтобы дождь не пошёл, пока он не сделает хоть часть работы - грязи вокруг и так достаточно, не хватало ещё и пол окончательно заследить землёй снаружи. - Встречный совет - старайтесь уходить вовремя. - ухмыльнулся Гвидо в ответ. Как большинство итальянских гангстеров, отличающихся своей гордостью, он терпеть не мог, когда ему советуют, как делать что-либо - но, как профессионал в области, далёкой от рэкета и вообще зарабатывания денег, он умел себя сдерживать и старался никогда не превращать разговоров в споры на пустом месте - на "работе", во всяком случае. Они находились не в ресторане или кабаре, да и Хельга была не какой-нибудь "Goomba". К Коза Ностре происходящее здесь и сейчас вообще никакого отношения не имело. Здесь всё было сложнее... и потому он не просил ничьей помощи. Он был достаточно уверен и в ноже, и в верёвке, и во всех остальных инструментах, и в своей способности отыскивать гильзы и пули. Вообще-то, не стоило доверять ей собирать их самой - это было не совсем профессионально с его стороны. По-хорошему, он отвечал за каждую улику, что здесь находилась. 
- Как Вас зовут? - вопрос, похоже, был адресован уже пустоте - Хельга всё-таки последовала его совету, растворившись в темноте, выполнив своё обещание больше его не задерживать. Ничего не оставалось делать, как подниматься наверх, в очередной раз прикидывая в уме, что и в каком порядке нужно сделать. Все верёвки, которые она оставила на крыше, тоже подлежали уничтожению...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Пересечение невидимых граней