В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Counter, bottle, and two broken heads...


Counter, bottle, and two broken heads...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Участники:

http://31.media.tumblr.com/455ed6e32acb255ed082793553d19b40/tumblr_mwl2imiSuI1ru12jho1_250.gif
Dylan McMillan

http://savepic.ru/4792928.gif
Christina Sanchez

Место: небольшой бар, дальше по обстоятельствам.
Время: начало лета.
Время суток: поздний вечер.
Погодные условия: сухо, легкая вечерняя прохлада.
О флештайме:
Рассказ о том, как не стоит делать, когда напьешься, подерешься и за тобой явится коп...

Отредактировано Dylan McMillan (2013-11-24 22:58:20)

+1

2

Внешний вид

http://www.hudozka.ru/images/news/4912.jpg

Слишком много информации за последнюю неделю, которую я не то что переварить не могу, а даже собрать воедино. Мой брат жив, цел и невредим, да еще и лихачит в группировке какого-то сумасшедшего доминиканца, едва не угробившего меня в апреле на гоночном треке; босс замешан в его лжесмерти и с похорон даже словом ни обмолвился о его возможном спасении; двух моих знакомых позавчера повязали и скорее всего в ближайшее время депортируют на родину, а я ничем не смогу помочь; земляк сослуживец, с которым мы бесконечно шутили на темы ниже пояса, был застрелен в Сирии – вчера пришло уведомление, звали на похороны в Иллинойс и просили помочь обзвонить остальных его приятелей. Завершается все тем, что я снова просыпаюсь одна в холодной постели, вернее на заднем сидении старого Бьюика, что стоит в моем боксе “Живой стали”, из которого я не вылезала уже неделю ввиду всех проблем, резко навалившихся на мою голову. Отключила телефон, погрязла в механизмах и мазуте и обставила себя кучей бутылок Короны Экстра. Не хотела никого видеть, слышать и что-либо объяснять. Сегодня напарник Сэм, не желающий больше видеть меня понурую, уставшую, убитую едва ли не пинком под зад выгнал меня из мастерской проветриться и развеяться, пообещав, что присоединиться чуть позже в баре под названием “Tapa the World” на Арден Вэй. Ну а что бы я, пуэрториканская душа, еще бы выбрала? Естественно испанская кухня, тапасы и очень большая винная карта.
             Поэтому когда за барной стойкой внутрь было опрокинута пара-тройка стопок текилы и закусана долькой спелого лайма, меня уже мало что волновало. Слизнув с ладони оставшуюся соль, я бегло осматривала все зоны этого заведения, невозмутимо сканируя взглядом всех присутствующих, а иногда и вовсе пересекаясь с ними взглядом на фоне шумной качающей музыки, лившейся из колонок возле диджейского пульта. Пожалуй, мой вид для некоторых посетителей этого заведения показался чересчур вызывающим: белая майка, джинсовые короткие шорты, голые ноги, обутые в грубые берцы. Наплевав на то, что все вокруг думают и чувствуют, разворачиваюсь обратно, опираясь локтями о столешницу и прося бармена повторить, доставая из заднего кармана шорт еще пару купюр.
             Настроение улучшилось, да только откуда-то сыскался смельчак, решивший его снова испортить.
– Нравишься ты мне, задница что надо, - раздался шепот возле уха, в то время как тяжелая мужская рука опустилась на мое плечо, а на задней части шеи почувствовалось неприятное дыхание, в ноздри ударил приторный запах дешевого спиртового одеколона вкупе с Red & White. Может быть, на моем месте какая-нибудь гламурная дамочка глупо и испуганно закричала “подонок, как ты смеешь трогать меня?”. Нет, я тоже не любила, когда какой-то неумелый пьяный пикапер пытался во всех красках описать свое восхищение от меня и моей задницы, вот только разбиралась я с такими совсем другими методами и словами. Я с прищуром посмотрела на мужчину, как ни в чем ни бывало забравшегося на высокий барный стул, севшего вполоборота ко мне и рассматривающего мои колени, на которых совсем недавно красовались синяковые пятна. Пару минут назад он приставал к молоденькой девушке за крайним столиком, которая в слезах убежала, сверкая пятками, из этого заведения. На вид ему около тридцати пяти, телосложение не дотягивает до эктоморфа, некрасивые руки с короткими пальцами, легкая небритость на лице в попытке скосить под мачо. Из всего мне нравится только его белая футболка, так что, дорогой, ты самое слабое звено, прощай.
- Давай-ка мы с тобой договоримся. Ты меня не трогаешь и не создаешь себе проблем, - предлагаю ему я, вперившись угольным предупреждающим взглядом в его осоловевшие. - Нужна задница – вали в Тропикану, - имея ввиду местный бордель, добавляю я, однако приятель, очевидно, не понимает простых слов и считывает это за вызов, потому что выражает симпатию к моей дерзости и языкастости, предлагая поскорее где-нибудь уединиться, и тянется своей лапой к моему бедру. А вот это зря. Я резко перехватываю его руку, выворачивая в другую противоположную от сгиба сторону. Показалось, что хруст вывернутой кости был слышен даже сквозь музыку, а стул, на котором он только что мял свой зад, громко опрокинулся. Мужчина взвыл, неосознанно хватаясь свободной рукой за массивную столешницу и снося с нее все стаканы вместе с пепельницей, чем привлек к нам внимание всех людей, находящихся в радиусе двух метров. – Сука! – задышал часто, терпит – алкоголь, залитый в желудок, ему прекрасно в этом помогает. Люблю такие моменты, когда превосходство перед такими тварями на моей стороне. Сука? Есть немного. По крайней мере, другие дамы, к которым он уже успел подойти и облизать противным липким взглядом, возможно, скажут мне сейчас огромное спасибо за такое небольшое отмщение. - Тебе объяснить по буквам, тварь, как надо вести себя с женщиной? - пора уже начинать ставить таких уродов, считающих каждую девушку проституткой, на место. Правда, я не понимаю смысла раздавшейся суматохи, когда на слова “пошла ты, шлюха” хватаю его за волосы на затылке и пару раз смачно прикладываю лицом о поверхность барной стойки, по всей видимости причиняя ему нехилый такой вред, ущерб или что там обычно говорит полиция, когда задерживает?
            Вижу охранника сего заведения, вероятно изъявившего наконец-то желание помочь мне разобраться с этим мужиком и вышвырнуть на улицу. Но твою ж мать! Мое удивление начинает набирать совсем другие обороты, когда вместо этой пьяни он оттаскивает меня, прося пройти за ним. – Отвали! – рявкаю в ответ, дернувшись и недолго думая, ударяя ему кулаком прямо в морду. Рослый парень не удерживает равновесия и валится на один из столов, опрокидывая всю посуду. В это же время первый обиженный мужик налетает на меня с криками “ах ты тварь”, который отправляется следом за вторым. Понятия не имею, кому все-таки удалось меня схватить и оттащить от этого очага на фоне мужских криков “давай-давай, детка!” и женскими “да эта баба сумасшедшая!”. – Может, тоже хочешь попробовать? – грубо выпаливаю в ответ осуждающим. За всей этой потасовкой отдаленно слышу голос кого-то из персонала, вызывающего полицейский патруль, который кажется находится совсем близко с данным заведением. Один квартал. Мне определенно уже не выйти чистой из воды. Весело.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-11-26 15:04:53)

0

3

Денек у МакМиллана был не из легких. Сперва ему пришлось участвовать в погоне за угонщиком, который умудрился украсть машину с системой GPS, но которому очень сильно не хотелось в тюрягу. Потом он четыре часа проторчал на месте ДТП, устроенного тем-же угонщиком и помогал регулировать движение, пока расчищали полосы. Ну и конечно-же обычная рутина любого патрульного - бытовые ссоры, жалобы на шум, мелкое хулиганство и так далее. Словом, нервишки Дилану подпортили изрядно, да еще позвонили из школы, Кэйтлин опять что-то выкинула и ему придется завтра заскочить в школу и узнать, в чем проблема. Так что, офицер МакМиллан был в шаге от состояния - не подходи, а то зашибу.
Знаете, а ведь это только кажется, что копы - машины, не способные уставать, они не могут поддаваться моральному истощению и вообще, им чуждо все человеческое. Кажется, что единственное, что они могут, это арестовывать и утихомиривать дубинкой, когда для ареста нет повода, но шум надо прекратить. Но на деле, это только броня, в которую облачены живые люди, у каждого из которых есть и личная жизнь и жизненные проблемы, есть эмоции и чувства. Но каждый день, одевая форму, они обязаны отгородиться безразличием и беспристрастием от окружающего мира, чтобы стойко и непоколебимо выполнять возложенные на них обязательства. Обязательства, возложенные на них не столько буквой Закона или обществом, сколько собственным чувством ответственности перед этим самым обществом. И кто бы что ни думал, под этой броней, под этим монолитом хладнокровия, психика подвергается жесточайшему испытанию. И всякий коп, который день ото дня выдерживает их, достоин того уважения, что выказывают ему, хоть и не все, но большая часть тех, чей покой он оберегает.
Но вот, вечером, когда до конца смены уставшего офицера МакМиллана оставалось всего каких-то пол часа и он уже предвкушал вечер в любимом кресле, с кружечкой пива и какой-нибудь футбольный матч, поступил новый вызов. Судя по адресу, место было совсем рядом с его текущим местом положения. Но Дилан уже порядком устал, а потому поначалу брать вызов он не хотел. Он взял рацию и поинтересовался, где находится другой патруль. Но ближайшие патрули были заняты и он был единственным в этом районе, так что ему ничего не оставалось.
- Триста тринадцатый, вызов принял. Арден Вэй, бар “Tapa the World”. Конец связи.
Ну и за что мне это все сегодня?
Раздраженно посмотрев в зеркало заднего вида и убедившись, что на соседней полосе никого, как и на встречной, он резко вывернул руль и описав крюк, развернулся и поехал назад. Ему предстояло объехать по кругу целый квартал, плюс-минус пару зданий. Район этот был относительно спокойным, но и тут порой случались разнообразные стычки и выяснения отношений. Крупные преступления тоже были, но где их не было? Витрины баров и магазинов, а так-же рекламные плакаты и простые люди на тротуарах проносились за окном. По рации продолжали передавать информацию в "фоновом" режиме, но конкретно, касательно вызова, ничего нового не было. Увидев впереди нужный бар, он включил и выключил "люстру", которая издала короткий писк характерный для урывка полицейской сирены. Во-первых, он давал понять машинам на встречной полосе, что собирается пересечь встречную, чтобы припарковаться прямо у бара. Ну а во-вторых, стоило дать нарушителям понять, что страж порядка и "Карающая Длань Закона" в одном лице, уже здесь, а стало быть никуда свалить у них не выйдет. Покинув автомобиль, он включил рацию и наклонив голову, произнес в прикрепленный к плечу микрофон.
- Триста тринадцатый прибыл на место происшествия. Приступаю к задержанию зачинщиков драки.
На улице, возле входа уже стояло несколько перепуганных клиентов бара, которые как раз высматривали его. Правда, тот факт, что Дилан был один, без напарника, их несколько смутил. А что поделать, напарники его долго вынести не могли и просили назначить им кого угодно, только не МакМиллана. Но ему было все равно, так даже легче, нет всех этих душевных бесед в машине и попыток залезть к нему в голову, чтобы понять, чем он дышит. Да, его можно назвать социопатом, да как угодно, главное для него, это процент выполненной им работы в виде задержаний и пресечения преступной деятельности, а что о нем думают, его уже мало щекочет. Пройдя к входу, под взглядами собравшихся на улице людей, он вошел внутрь. Зрелище его не порадовало, так как ничего хорошего оно ему не обещало. Как выпить дать, домой сегодня он придет гораздо позже обычного...
- Сохранять спокойствие и оставаться на своих местах, это полиция! - громко, чтобы все его услышали, крикнул МакМиллан, который одновременно с этим начал вычленять в толпе пострадавших и зачинщиков беспорядка. Но когда его взгляд остановился на Санчес, он осознал, его порция проблем на сегодня еще не закончилась.
- Ну почему из всех, кого я мог тут сейчас найти, я нахожу здесь именно тебя? А, Санчес?
Тут какой-то тип с расквашенной физиономией и, судя по виду, вывихнутой рукой, принялся во всех деталях высказывать свое мнение о Санчес и о ее роли в этой драке. Хотя, дракой назвать все это очень сложно, избиение, вот что это было. Но типчик этот продолжал свою тираду, состоящую в основном из ругательств, оскорблений и мата, где самыми приличными были части "в" и "на". Дилан выслушивать все это не стал, а потому оборвал мужчину.
- Выбирайте выражение, сэр, или я буду вынужден задержать и вас. А учитывая состояние, в котором находится ваша рука, процесс будет очень болезненным... - после чего переключил внимание на Санчес, - Опуская детали, все было как он сказал, и драку начала ты?
Но толпа принялась наперебой кричать о том, что все так и было и что Санчес одна повинна во всем, что тут творилось и ее требуется немедленно арестовать. Но Дилан призвал их к соблюдению тишины, желая узнать у "виновницы торжества", что она может сказать в свое оправдание. В принципе, Санчес он знал довольно давно и хулиганство с ее стороны было не в новинку, но тем не менее, прежде, чем производить задержание, он был обязан разобраться в ситуации до конца.

Отредактировано Dylan McMillan (2013-11-26 17:41:01)

+1

4

Сколько минут я пытаюсь абстрагироваться от этой суматохи вокруг? Все-таки те три стопки текилы сделали свое дело: после пары разбитых лиц все крики вокруг смешиваются с музыкой и сейчас долбят по моей голове, словно дятел. И какого черта меня до сих пор крепко держит какой-то тип? Вероятно, боится отпустить лишь по одной причине – получить после этого в морду за компанию со всеми остальными. Дергаюсь, высвобождаясь из чужих мужских рук и зло зыркнув на него. Я, конечно, соскучилась по крепким и сильным объятиям, но уж точно не по его. Опираюсь рукой о барную стойку, слыша возмущенные и матерного характера возгласы со стороны этих обиженных. Никак не реагирую на эти вопли, хотя первому, кажется, кто-то из присутствующих пытается оказать первую помощь – я сломала носовую перегородку бедолаге, белоснежная футболка которого сейчас в ярких пятнах крови. Похоже, женская составляющая этого заведения уже поскорее хочет от меня избавиться в силу того, что их мужчины теперь очень уж сильно заинтересованы моей персоной, в одиночку повалившей двоих. Вон как рассматривают, одобряюще свистят и зовут за свои столики. Мне остается лишь наигранно закатывать глаза, скрестив руки на груди и наблюдая за тем, как персонал ожидает на крыльце бара полицейскую машину.
           Естественно, меня никто не выпускает, думаете я не пробовала свалить под создавшийся шумок? Ладно, подождем копов. Тем более у меня сейчас этакое “правильное” состояние, когда особо рыпаться никуда не хочется, даже несмотря на содеянное, а чувствуешь себя так, словно тебя обернули бинтами, но не так как засушенную мумию, а мягкой и приятной тканью. Это похоже на плавание в бассейне, наполненном плавленным сыром, или на сотрясение мозга, но без необходимости получить для начала болезненный удар по голове. Признаться, от этой разборки я даже получила удовольствие: хоть все накопившуюся злость на братца сняла, пускай и на постороннем человеке. Так что извиняться за содеянное я ни перед кем не буду, только возместить причиненный заведению ущерб наверняка заставят. Что ж, Джеку Дэниелсу и Хосе Куэрво не впервой отдуваться за мои проделки.
            С улицы донеслись звук заглушенного мотора вкупе с идиотскими возгласами, наперебой докладываемыми обеспокоенными людишками появившимся офицерам со значками. Что я думаю о полиции? Мне кажется, туда пришли работать люди, которые с детства мечтали о профессии, в которой клиент всегда не прав. Но из всей этой непонятной мне суматохи, образовавшейся здесь, я сделала лишь один вывод: в этом заведении еще никогда не происходило ничего подобного. Еще бы, это ведь не Гадкий койот, где каждый день происходит стрельба, льется кровь, вылезают кишки и разлетаются мозги. Хм, а что бы тогда было, пальни бы я из своего Чезета пару раз? Слава Всевышнему, не додумалась взять пистолет с собой, а то бы сейчас меня точно загреб в полицейский участок этот… Дилан?
             Мои глаза округлились, увидев мужчину в полицейской форме, с которым мне приходилось уже встречаться и не один раз. Следом последовал облегченный выдох. Превышения скорости на дорогах общего назначения и бесконечные драки в общественных заведениях – сколько еще санкций данного содержания у меня валялось в бардачке Дженсена, выписанных ровным почерком МакМиллана? Много. Слишком много, чтобы накопиться и грозить нехилым сроком, учитывая то, что первое время я вообще представлялась ему левым именем.
- Ну, наверное, у тебя судьба такая – выписывать мне штрафы, задерживать и отпускать за отсутствием доказательств, - усмехнувшись и скрестив руки на груди, я посмотрела на мужчину, подошедшего ко мне ближе и желающего выяснить, в чем тут собственно весь сыр-бор. - Не о такой ли работенке ты мечтал, ходя пешком под стол? - я едва заметно улыбнулась. Итак, что можно сказать о Дилане? Первое и самое главное – он коп. Второе – неплохо сложен и глаза зеленые, что волей-неволей притягивает, учитывая, что среди моих знакомых ни у кого нет изумрудов и болота в глазах. Третье – он умен, весьма логичен, запутать его сложно, но заболтать всегда получается. Четвер… Так, пожалуй, пока прервемся.
- Тебе может череп еще проломить для полного счастья?! – рявкнула я через плечо МакМиллана в ответ отрезвевшей сволочи, который после однозначных намеков и лапаний моих ног вдруг решил обвинить во всем меня и выйти чистеньким из воды, прикрываясь теперь сломанным носом и наряду с толпой во всех красках описывая полицейскому, какая я негодяйка и хулиганка и должна быть задержана в срочном и обязательном порядке.
- Что? Я лишь доходчиво объяснила этому уроду, как не следует обращаться с женщиной, только и всего, - как ни в чем ни бывало пояснила я всю суть устроенного дебоша, который вполне мог сулить мне чем-то недобрым. И это “чуть” я называю сносом моей башки непосредственно боссом в случае моего попадания в места заключения. – Наручники сейчас на меня оденешь или на улице? – хмыкнув, глянула на мужчину, склонив голову на бок и с вызовом вытягивая ему свои запястья, на одном из которых уже итак красовался браслет. – В участок повезешь? – улыбка появилась на моих губах. Да бросьте. Я никогда не осыпаю людей в форме театральными криками вроде “не имеешь права” или “я больше так не буду”. Ни к чему это, тем более когда знаешь, что человек напротив немножко свой. Немножко.

Отредактировано Christina Sanchez (2013-11-26 21:49:21)

+1

5

Пока Санчес говорила, Дилан извлек из специального кармашка, прикрепленного к ремню, маленький блокнот и ручку и принялся делать заметки, чтобы внести их потом в рапорт по задержанию. Записывал все, что было важным: состояние пострадавших, состояние Крис, ущерб, нанесенный заведению, слова очевидцев, которые все еще пытались перекричать Санчес, рассказывая все происходившее, как видели это они. Разумеется, воспринимать такой большой поток информации довольно трудно, но Дилана еще в Академии учили тому, как запоминать и анализировать большой поток информации и вычленять из него только факты. В целом, картина была довольно ясной: к Санчес подошел мужик, скорее всего пьяный, а учитывая внешний вид Кристины, в нем взыграли мужские инстинкты и он попытался ее склеить. Санчес, как можно было понять, такое "заигрывание" пришлось не по душе и она отделала сперва его, а потом и охранника, который попытался ее остановить. Конечно, если парень с вывихнутой рукой подаст заявление, у Санчес возникнут серьезные проблемы и спасти ее сможет только хороший адвокат.
Когда Кристина протянула руки для того, чтобы Дилан мог надеть наручники, ему не могло не вспомниться их первое знакомство. Происходило тогда все куда более оживленно. Крис тогда еще не знала, что Дилан далеко не из того сорта копов, которые лопают пончики и не любят упражнения, а потому предприняла попытку дать деру. Ну а когда он ее все-же догнал, надеть на нее наручники было не так и просто. Вспоминая тот случай и наблюдая этот, так и тянуло улыбнуться, вот что значит создать правильную репутацию в глазах нарушителей порядка.
- Объяснить доходчиво можно и без членовредительства, а это как раз членовредительство, учитывая состояние его руки. Так что... - не отрываясь от записей, парировал МакМиллан, - Могу интерпретировать твои слова как то, что ты согласна с утверждением потерпевшего, что драку устроила ты и признаешь, что сделала это осознанно.
Ей повезет, если тест на уровень алкоголя в крови, будет достаточно высоким, чтобы признать ее невменяемость. При таком раскладе ее отмажет даже студент юридического факультета...
Говорят, многие копы довольно ироничны, в своей сути. Но тут дело заключено скорее не в самом человеке, но в его профессии. Так как порой невозможно оставаться спокойным и невозмутимым, не рискуя при этом заработать депрессию или чего похуже. Ирония, один из тех немногих способов разрядить обстановку, что не запрещены полицейскому. Когда-то, Дилан не понимал роли иронии во внутреннем мире копа, считал ее проявлением несдержанности и грубости. Но годы прошли и с опытом пришло осознание всего того, чего раньше он не мог понять.
- Санчес, неужели ты меня так плохо знаешь, раз задаешь такие пошлые вопросы? Или думаешь, что тебя плохо знаю я? - убирая блокнот с ручкой, произнес МакМиллан, слегка приподняв бровь, - Разумеется, надену наручники, но повезу тебя далеко не в БДСМ клуб, так что можешь не мечтать...
Участок и клуб БДСМ, уволят меня за такое сравнение...
- Но правила ты знаешь, так что... Повернитесь лицом к барной стойке, положите руки на столешницу...
Обыск, еще одна очень важная процедура, которую должен провести перед задержанием каждый коп. Разумеется, в правилах по данному процессу имелись определенные оговорки, но в штате Калифорния этой оговоркой зачастую пренебрегали ввиду сложной криминогенной обстановки. И об этом знал каждый коп, но далеко не каждый гражданин, а потому один только разговор об обыске женщины, проводимый офицером мужчиной вызвал бурю негативный восклицаний у части женской половины посетительниц бара. Но МакМиллана их возмущения волновали мало, он делал свою работу.
- Эй, мисс, если хотите, можете провести обыск вместо меня, - все-же отозвался Дилан в ответ на особо возмущенную фразу одной из посетительниц, которая распиналась о правах женщин, - Но тогда сперва запишу ваше имя и адрес. И если вы упустите что-то, какую-нибудь отмычку или колюще-режущий предмет и она меня или кого-нибудь в камере, пырнет им, отвечать будете вы. Вас это устраивает?
Возражения как-то отпали сами собой. Это же Калифорния, тут даже женщины могут иметь при себе спрятанное оружие. А зная нрав Кристины, Дилан был уверен, что поискать будет не лишним. Пусть она и одета так, что казалось бы, прятать оружие практически негде. Так что МакМиллану пришлось приступить к первичному обыску, вторичный проведут уже в участке и проведет женщина-офицер. Встав позади Санчес, Дилан начал бегло ощупывать ее на предмет спрятанного под одеждой оружия. Особое внимание он уделил ее обуви, в берцах спрятать складной нож или заточку - проще простого. Дилан был крайне внимателен, как и всегда при задержании, так что, если бы у Кристины при себе что-либо было, он бы наверняка это изъял. Закончив с обыском, он достал наручники и принялся надевать их на Крис, попутно зачитывая ей ее права.
- Кристина Санчес, вы арестованы за участие в драке и нанесение телесных повреждений персоналу заведения. У вас есть право хранить молчание, все что вы скажете, может и будет использовано против вас. У вас есть право на один телефонный звонок. Право на адвоката, если вы не можете позволить себе адвоката, адвоката вам предоставит государство. Ваши права вам были зачитаны, вы их услышали и поняли.
После чего он повернул Санчес к выходу и слегка подтолкнул, по направлению к двери. А ведь вечер еще только начинался...

Отредактировано Dylan McMillan (2013-12-05 15:35:38)

+1

6

“Меньше надо пить” – гласит мудрость всех народов, но до моего сознания дойти она явно не может уже на протяжении десяти лет. Да и черт с ней. Однако многие спросят, почему я постоянно нарываюсь на полицейских? Мне так хочется. Мне так весело. Наверное, где-то в глубине своей развратной и не совсем чистой души я мечтаю быть их коллегами, подчинять и измываться над задержанными. Хотя… у меня и без того получается это на раз-два, судя по тому парню со сломанным носом и вывихнутой рукой. Так что я ни капли не жалею о том, кем могла бы стать после возвращения из Афганистана, засовывая звание «сержанта» как можно глубже.
Итак… копы. Пожалуй, это единственные забавные ребята в городе, которые все время чем-то заняты: регулировкой движения на центральных дорогах, проверкой документов, бесконечных обысков, преследований и, конечно же, спешкой к месту происшествия, коим сегодня оказалась обычная драка в “Tapa the World” на Арден Вэй, которую можно было замять парой сотен баксов, если бы вон тот кретин не вызвал полицию. И вот, пожалуйста, МакМиллан после утвердительного кивка всех присутствующих на то, что дебош устроен этой вульгарно одетой девушкой в легких берцах, уже обыскивает меня на наличие запрещенных предметов, считая самой злостной преступницей и нарушительницей закона. Все представительницы женского пола, находящиеся в этот момент в  заведении, мгновенно начали протестовать и защищать меня, плюясь слюной в копа. Меня это даже улыбнуло. Я уже давно перестала бороться за чьи-то права, лишь всегда пыталась вбить всем одно - женщина может быть не только объектом для удовлетворения потребностей, женой или матерью, она, прежде всего, имеет право быть бойцом, играть с мальчиками, получать от этого удовольствие. И за это ее нужно уважать. А тот, кто не уважает, получает в морду. Все просто.
– Пошлые вопросы? Да ты сам похлеще меня все опошляешь в своей голове, - глаза наигранно закатились в недовольстве, а с губ слетел смешок, пока ладони опирались о массивную деревянную столешницу барной стойки, а тело ощущало осторожные мужские прикосновения. Моя самая любимая часть при задержании. Только слабовато как-то. Вот я бы обыскала дак обыскала. Что говорить, обмундирование полицейских так и тянет сказать что-нибудь иронично-пошлое, поближе рассмотреть и пощупать: они все обвешаны какими-то причиндалами, которые вызывают двусмысленные ассоциации: на боку – пушка, на поясе – наручники и ещё какие-то затейливые штучки, напоминающие секс-игрушки. Так, о чем это я…?
Не успеваю я мякнуть хоть слово, как он скручивает мои руки, на запястьях которых в момент защелкиваются металлические браслеты, а над ухом громко и четко зачитываются мои права и оглашается возможность вызвать адвоката, которого у меня нет. Вернее есть, но подставлять своих я не буду – не в убийстве все-таки обвиняют.
– И в номинации "самый строгий коп" побеждает Дилан МакМиллан, - фыркнув, я оборачиваюсь, пытаюсь дерзить, глядя на него недовольным угольным взглядом, на который мужчина не обращает внимания, лишь подталкивает к выходу.
– Не имеешь права! – выпаливаю резко, когда мы оба оказываемся на улице, и меня хорошенько обдает порывистым ветром. Черт возьми, как похолодало. – Да прекрати уже рисоваться перед ними и сними их, - я киваю на свои руки, спрятанные за спиной, пока меня настойчиво подталкивают к патрульной машине.
- Этот кретин все равно к утру проспится и ничего не вспомнит, а заведению я заплачу штраф, - дергаюсь, пытаясь избавиться от наручников, но тщетно – явно не идиот сделал эту металлическую цепочку. Задняя дверца открывается, заставляя меня начать упираться и одновременно с этим подметить, что Дилан почему-то без напарника: место рядом с водительским пустует. - Ты что шутишь? Меня снимает скрытая камера? Так скажи, куда улыбаться! – я все еще надеюсь, что меня отпустят, не желая садиться в машину. – Я не езжу на задних сидениях, - идиотский аргумент найден, отрицательный кивок головы подтверждает сказанное. Оборачиваюсь, глядя невозмутимо на мужчину в тёмно-синей, цвета ночного неба, форме. Следующим будет "Я не поеду в участок", определенно.

Отредактировано Christina Sanchez (2014-01-12 12:19:01)

+1

7

- Да-да, самый строгий коп, всегда к вашим услугам, с восьми до одиннадцати, шесть дней в неделю, каждый месяц, круглый год... - иронично бросил МакМиллан, выводя Санчес на улицу.
В принципе, такой "титул" был больше лестным, чем оскорбительным или насмешливым, так как Дилан отнюдь не был мягкотелым и всегда жестко реагировал на любые правонарушения. Многие в участке считают, что у Дилана есть какой-то сдвиг на почве правонарушений, а психолог, консультирующий полицию и проводящий сеансы с полицейскими, вовсе пришел к выводу, что МакМиллан страдает из-за посттравматического синдрома двенадцатилетней давности. Лично МакМиллан не считал себя страдальцем. Да, ему было больно, когда умерла жена, он не может ее забыть, как и заполнить оставшуюся пустоту. Но страданиями он это не назовет, так как у него все еще есть люди, которые ему дороги и ради которых он и пошел в полицию. Да, он крайне требовательно относится к людям и крайне суров, когда кто-либо нарушает законы. Но тем не менее он и сам неоднократно нарушал закон, неся свою службу. Нарушитель ловит нарушителей, так можно увидеть это со стороны любого преступника. Преступник нарушает закон, чтобы удовлетворить свое эго, жажду денег, насилия и власти. Но Дилан не преступник. Да, он нарушает законы иногда, действует грубо и не по инструкции, но это еще не делает его преступником. Он делает это, для достижения требуемого результата и порой у него все получается как надо и его огрехи списывают, но чаще все-же он огребает от жизни и от начальства очередную затрещину. Но в любом случае, его цель - установление настоящей справедливости, а не эфимерного правосудия, которое зачастую дает преступникам уйти сухими из воды.
- Не имею права? Иди ты?... - несколько удивленно переспросил МакМиллан, открывая заднюю дверцу патрульной машины.
Не имеет права, ха... Не будь он настолько уставшим за целый день нервотрепки, он бы наверняка улыбнулся и посмеялся даже. Но он был не в духе, а потому к этой неудачной шутке он отнесся инертно. В настоящий момент он действовал четко по инструкциям, так что его права были предписаны ему законодательством Соединенных Штатов Америки, и коим он неукоснительно следовал. Так что текст оказался несколько не к месту. Хотя, по сравнению с тем, что ему приходилось слышать за двенадцать лет службы, это было самое безобидное и мирное, не смотря на тон, коим эти слова были произнесены. А Санчес тем временем продолжала свою речь праведника несправедливо задержанного и ущемленного наручниками на запястьях. Ну прям Нельсон Мандела в плоти, а не Кристина Санчес.
- Это почему-же я вынужден их снять? Или ты думаешь, что я собираюсь отпустить тебя так просто и перечеркнуть свою репутацию, потерять работу и уважение? Прости. Вот сколько мы уже знакомы? Сколько раз я тебя задерживал за дебош и всевозможные выходки и нарушения ПДД? Кстати, последнее меня задевает сильнее всего, так как в твоем случае это наиболее частое явление... И дело не в штрафах или в том,  что парень пойдет писать заявление. Задержать тебя и отвезти в участок, стало для меня делом принципа, так как ты упорно не желаешь исправляться и продолжаешь нарушать законы. Однажды, я возьму тебя не на административном, а на криминальном преступлении. И когда за тобой закроется тюремная решетка и ты обернешься, напротив твоей камеры буду стоять я. Так как это дело принципа. И пока этого не произошло, я буду задерживать тебя столько раз, сколько понадобится, а дальше ты либо исправишься или сядешь, причем надолго.
Когда он подтолкнул Кристину к машине, и та заглянула внутрь, она начала кричать что-то о розыгрыше и о том, что на заднем сидении она не поедет. Должно быть на нее так алкоголь подействовал, возможно хмельной бред. Дилан когда-то так упился, что не мог проснуться пару дней и все это время ему снились кошмары. В принципе, он ведь напился тогда с горя, а как отпустило, пошел подавать документы в полицейскую академию, так как понял, что предаваясь унынию, его на долго не хватит, а у него еще есть дочь и близкие ему люди. Ну а Санчес, должно быть она просто слегка перебрала, вот и несет чушь про розыгрыши. Спустя пару секунд, Дилан догадался, что смутило Кристину и легонько вздохнул.
- А, ты об этом... Последний мой напарник попросил о том, чтобы ему назначили другого напарника... Слабак. Подумаешь, какой-то отморозок его ножом в ногу пырнул... Я то тут при чем? Я вообще троих на себя взял и досталось мне покрепче... Так что извини, знаю, это бьет по самолюбию, но тебя взяли не двое копов, а всего один и им оказался я. Оркестр и приветственный парад приехать не смогли, но они ждут тебя в участке...
Конечно, у него возникло желание применить силу и засунуть Санчес в машину принудительно, но бодаться не было настроения. Так что он решил проявить терпение и притопывая ногой, сложив руки на груди, кивнул ей внутрь. Но на Крис это не подействовало, а потому он все-же промолвил.
- Давайте, ваше высочество, лимузин ждет и шампанское в пятизвездочной камере греется... Поживее, не заставляй меня запихнуть тебя силой...

+1

8

- Тебе бы сидеть в участке, подбивать дела, допрашивать каких-нибудь мелких воришек, а не на бытовые разборки выезжать, которые я могла бы прекрасно завершить, отделавшись парой-тройкой сотен баксов. И без твоего участия, черт возьми! – я фыркнула, чувствуя неприятное ощущение металла на своих запястьях, да еще и скрученных за спиной. Даже красноречивый фак теперь не показать в сторону этого заведения, где десятью минутами ранее я изрядно подгадила интерьерчик и раскрасила пару морд персонала, о чем не пожалела ни капли, пускай и стою сейчас около полицейской машины в качестве задержанной. Клянусь, будь сейчас наручники спереди, давно бы применила их в качестве удавки сначала к копу, а потом к тому бармену, правда, до шеи первого хрен дотянешься с моим то ростом в 160 с копейками.
Отрешенно выслушивая болтовню МакМиллана, я огляделась по сторонам, замечая несколько лупоглазых зевак и заядлых курильщиков возле гриль-бара, с интересом наблюдающих за нашими мини-разборками и явно ждущих от надебоширившей посетительницы зрелищ в виде побега. - Окстись, Дилан, меня даже могила не исправит, - брякнула я в ответ на длинную нудную речь полицейского, содержащую нотации и бессмысленные нравоучения. – Ммм, не удивлюсь, если у тебя на меня целое досье лежит в тумбочке у кровати, - скрестить руки на груди и встать в позу вызова сейчас не получалось, поэтому приходилось сыпать колкости и оставлять усмешки на своих губах. - Я знаю, ты просто жаждешь упечь меня за решетку, но вынуждена тебя огорчить, что криминальными делишками я не увлекаюсь. Это абсурд, - наигранно закатив глаза, я невозмутимо и прямо посмотрела на мужчину, словно в моих руках никогда не держался пистолет, а на майке не было чужой крови. Всегда любила заворачивать правду в ложь. – Так что не рассчитывай получить повышение за поимку Кристины Санчес, которая отпахала срок в Афганистане, а сейчас пашет обычным механиком в местной мастерской, коллекционирует виниловые пластинки и иногда напивается в хлам только потому, что дома достало слышать собственное эхо! - отчаянно, грубо выплюнула я в его сторону, а затем, замолчав, забралась на заднее сидение патрульной машины. Сейчас сказанное и ложью назвать нельзя было. Алкоголь всегда имел свойство пускать человека во все тяжкие и говорить то, что на трезвую голову он никогда не скажет и хранит в себе до поры до времени. Я не была исключением. Проблем в жизни у меня было выше крыши, как и у многих других, но еще с подросткового возраста я справлялась с этим только посредством горячительных напитков, плюя на беспокойства родителей и их обещания сдать меня со своей зависимостью в клинику. После войны все усугубилось, потом в моей жизни появился бокс, став единственным средством выбивания из себя всего негатива. Бесконечные пьянки и дебоши в компаниях забылись, но этим летом ввиду некоторых шокирующих событий вспомнились вновь.
Спорить сейчас, да еще и не на совсем трезвую голову, да еще и с этим мужчиной, словно машиной, никогда не знающей сострадания, было бессмысленным. Ну еще бы, полиция всегда отличалась особо человеческой манерой проявления бесчеловечности. Нет, я себя не оправдываю. Может, даже когда протрезвею - осознаю свою вину в полной мере. А протрезветь надо как можно скорее, иначе в этом мне поможет кто-нибудь из моих “криминальных знакомых”. Проследив краем глаза за МакМилланом, забравшимся на водительское и выводящим машину из этого района на главную улицу, я села вполоборота, ибо руки неприятно давило от наручников. Поехали молча, а перед глазами у обоих тут же замелькали неоновые вывески магазинов и пабов, заманивающих все больше посетителей яркими словами “акция” и “скидки”.
- Я слышала, в следующем году ваши корыта должны заменить на Чарджеры с восьмеркой и полным приводом, - горячая пуэрториканская кровь не давала мне соблюдать тишину никогда, поэтому через пару минут, за которые я успела оценить вождение МакМиллана на слабую четверочку, все-таки пришлось заговорить, перед этим придирчиво и скептически оглядев стандартный салон патрульной машины, не найдя в нем ни одной лишней побрякушки. – Фокс-Ньюс, - добавила я название телевизионного источника, откуда была получена информация. – Правда или вымысел? – не сдержав смешка, я посмотрела в зеркало заднего вида, встретившись со строгим и сомнительным взглядом Дилана. – Тяжелый день? – ухмыльнувшись, я снова попыталась найти удобное положение для своих скованных рук, невольно отвлекаясь на пролетевшую мимо машину скорой помощи.
- У меня тоже денек тот еще был. Утром доделывали Форд какого-то хренового водилы, потом к нам эвакуировали Мазду какой-то профурсетки, попавшей в ДТП и утверждающей, что она ехала правильно. Видел бы ты, во что она превратила ее, руки с ногами оторвать мало. Там вот настолько бочина пробита… - забывшись, я попыталась показать руками масштабы повреждения, но осеклась,  громко ойкнув, когда металл врезался в кожу. - Черт! - буркнула я в спину копу, который, казалось, вообще плевать хотел на меня и мои упреки. Снова замолчали, пока в мою голову снова не пришла сумасшедшая идея и желудок не отозвался голодным нытьем.
- Слушай, заверни на какую-нибудь автораздачу, а? – я снова нарушила тишину, сползая на край сидения, чтобы глянуть вперед в лобовое стекло и заприметить красную вывеску KFC. Затем осторожно глянула на Дилана. – Пожалуйста. У меня деньги есть, - кивнула на свои шорты, в заднем кармане которых была парочка зеленых купюр. - Ну будь ты хоть раз человеком! Я ужасно хочу есть, а если ты меня сейчас на пятнадцать суток упечешь, то хрен я увижу нормальной еды, а ваш местный автоматный кофе просто отвратительный! – я говорила сто слов в секунду и убеждала, как могла, все еще надеясь, что смогу разговорить этого упрямого мужчину и отвязаться от поездки в полицейский участок, где мне придется контактировать уже с бабой. А с ними я очень редко нахожу общий язык. Нет, уж лучше я проведу вечер в компании этого полицейского, чем кого-либо еще из органов по охране общественного порядка.

Отредактировано Christina Sanchez (2014-01-15 17:13:12)

+1

9

- Бытовые разборки, это когда муж с женой повздорят из-за тарелки холодного супа. А это уже нарушение порядка в общественных местах, а так-же нанесение телесных повреждений. Так что не пытайся мне тут умничать и изображать знатока, оставайся задержанной дебоширкой, а обвинения и задержания это уже моя забота, - ухмыльнувшись, заявил Дилан.
Слова Санчес не могли не поднять настроения, немножко, но настроение улучшилось, пусть и незначительно. Еще бы, представить себя до пенсии сидящим за столом и разгребающим бумаги. С плешью на голове, с пивным брюшком, седеющими волосами, морщинами... Такое представишь и хохотать охота. Нет уж, патруль он ни за что не променяет на бумаги, даже когда детективом был, он предпочитал действие тупому рытью в документах. Он уличный коп, полицейский в патруле, а не канцелярская крыса, лопающая целыми днями пончики и жалующаяся на депрессию и неинтересную жизнь. Пусть в его жизни было полно темных пятен, но скучной свою жизнь и свою работу он не назовет. Она интересна уже тем, что он подчищает улицы от всяких придурков, которые не умеют нормально жить, а потому и другим не дают. Одни только наркоторговцы чего стоят...
А между тем, Санчес решила поиграть на жалость, поведав о тяжелой судьбе ветерана Афганистана, которого дома никто не ждет. Отчасти, ему было знакомо состояние одиночества, когда погибла Елена, он места себе не находил. А внутри разверзлась такая пустота, что никаким алкоголем не зальешь, как бы он не пытался. От наклонной его спасли слова дяди и последующее решение пойти в полицию. Да и потом, у него была маленькая дочь, о которой он чуть не забыл в попытках утопить свою боль в выпивке.
- Для того, чтобы не чувствовать одиночество, не обязательно пить. На пьянках и мордобое - счастья не построишь. Вместо того, чтобы пить и жаловаться, взяла бы себя в руки и попробовала бы изменить в своей жизни то, что не устраивает. А если будешь продолжать в том-же духе, то лучше тебе не станет. Хуже - да, лучше - никогда. Уж поверь мне на слово, - сказал он, наклонившись к забравшейся в машину Санчес, после чего закрыл дверцу и сел за руль.
- Диспетчер, говорит триста тринадцатый, нарушитель задержан, направляюсь в участок. Как поняли? Прием... - взяв микрофон рации, сказал МакМиллан.
- Вас понял, триста тринадцатый. Конец связи, - донесся мужской голос на другом конце.
Заведя мотор, Дилан тронулся с места и они поехали в сторону участка. На улице уже было довольно темно и только уличное освещение, да вывески магазинов разрезали темноту своим светом. А где-то там, его уже ждет его Кэйтлин, в компании телевизора и плюшевого медведя, которого он ей подарил пару лет назад. Он уже должен был смениться и приехать домой, но вот он, все еще при исполнении. Так что дочка должно быть волнуется сейчас. Но как только он доставит Санчес в участок, он тут-же домой, даже заслуженное пиво выпить не пойдет, оставит на следующий раз. Тем более если Рейчел застанет его так поздно в своем пабе, она первой на него наедет, так как Кэйти в первую очередь звонит всегда ей, не видела ли она поблизости папулю...
Между тем, Санчес не унималась, решив поболтать с Диланом, которому сейчас было не до болтовни. Глянув в зеркало заднего вида, он встретился с насмешливым взглядом Кристины. Вот ведь...
- Дорожной полиции штата такие цацки может и светят, но местной полиции такие врятли достанутся, - коротко и лаконично парировал Дилан разговор о машинах.
Но Кристина продолжала наседать с болтовней и МакМиллан пришел к выводу, что лучше будет промолчать, того и глядишь, и она сама успокоится. Но куда там! Теперь она упрашивала его заскочить в какой-нибудь фастфуд и накормить. Мол, ты меня задержал, так хоть покорми, да заскучать мне не дай.
- Слушай. Мое дежурство уже должно было закончиться. Дома меня ждет дочь, которая сидит одна у телевизора и которая не успокоится, пока я не приеду домой. Так что имей совесть, сиди спокойно и не дергай меня...
Спустя какое-то время, они были уже в участке. Но когда МакМиллан повел Кристину в сторону камер, оказалось, что его беды не закончены на сегодня. Камеры были переполнены задержанными проститутками и сомнительными типами. Не иначе, отдел нравов устроил облаву на очередной нелегальный бордель и взяли всех, включая клиентов и персонал. Решив спросить дежурного, Дилан столкнулся с второй проблемой. Вместо офицера Билкса, на месте дежурного сидел Таннер, который подозрительно был рад появлению Дилана.
- Таннер? Что ты тут делаешь? Билкс где?
- У него жена рожает, отпросился у начальства на пару часов. Оу, да ты не один, я вижу. Прости, номеров нет. А я ее не приму, так как я всего лишь подменяю, да и мое дежурство уже закончилось... Ну а поскольку, ты все еще несешь ответственность за задержанную Санчес и оставить ее просто так ты не можешь, ты остаешься, а я домой. Удачно провести время... - сказав это, он поднялся со стула и направился к выходу.
Вот урод...

+1

10

А ведь МакМиллан отчасти был прав. Меня многое не устраивало в своей жизни. Не устраивало, что брат разыграл свою смерть, которая ударила по нашей семье болью и слезами, порой до сих пор невольно льющимися из глаз матери. Не устраивало, что босс скрывал от меня это важный факт на протяжении пяти лет, даже словом ни обмолвившись о возможном спасении Мигеля и его незаконной жизни теперь уже вне штатов. Не устраивало то, что человек, которому я симпатизировала и сама же сдуру предложила свободные отношения сейчас скорее всего забирался кокаином и кувыркался в постели с какой-нибудь блондиночкой, которую я потом обязательно буду окунать мордой в унитаз. Не устраивало, что подруга снова уехала решать свои проблемы в Рио, оставив меня без возможности высказать хоть кому-нибудь то гадкое и омерзительное чувство, осевшее на душе. Казалось, я сделала в этот вечер все для того, чтобы меня изолировали от этих людей: напилась в баре, избила нескольких человек и устроила хаос в общественном заведении. Плевать. В тот момент я хотела попасть за решетку по любому поводу, лишь бы не видеть знакомых лиц. Правда, протрезвев, я действительно пожалела о содеянном, представляя, как мне наставляют в мафиозных верхах, окажись я на допросе совсем по другому делу.
– К твоему сведению меня абсолютно все устраивает, поэтому не надо читать нотации о том, что мне надо делать и как мне надо жить. Это ни к чему, - невозмутимо зыркнув на копа угольным взглядом, я, шмыгнув носом, отвернулась, уставившись в окно на замелькавшую мимо архитектуру города, щуря глаза от неоновых рекламных лучей и молча слушая, как Дилан передает информацию в диспетчерскую о задержании нарушителя закона. Возможно, знай бы он о том, какие страшные статьи я действительно нарушила в своей жизни, то сейчас бы относился ко мне намного пренебрежительней и строже и докладывал о том, чтобы в срочном порядке освобождали камеру для злостной преступницы и готовили премию.
– Не надо мне жаловаться на свою работу, из-за которой твоя дочь сидит теперь одна. В конце концов, это не я прыгнула к тебе в машину и заставила надеть на меня наручники, которые, кстати, очень сильно мне мешают, - процедила я сквозь зубы, придвинувшись на край сидения и глядя на профиль Дилана, выражение лица которого так и оставалось крайне серьезным. Интересно, он когда-нибудь может расслабиться и с улыбкой пошутить на тему “Крис, у тебя никогда не получится меня охмурить”? Зато, оказывается, мы оба волей-неволей умели жаловаться на жизнь: я, будучи пьяной, а он, будучи уставшим как собака после своей смены. Правда, наличие у этого мужчины ребенка я никак не могла представить до того, как он не обмолвился о данном пару минут назад. Выходит, заиметь выгодные связи с полицией у меня точно не получится – наверное, у копа еще и жена имеется. Теперь понятно, почему он такой упрямый, строгий и неподкупный при задержаниях дамочек-дебоширок. Хорош, что еще сказать. Уважаю.
– Не знала, что ты у нас семьянин. Почему бы тогда тебе не отпустить меня и не поехать домой к своей малышке? М? – поинтересовалась я, разочаровавшись в том, что попытка разжалобить и напроситься на ужин не удалась.
Признаться, идею с дорожной общепитовской забегаловкой, в которую я упрашивала полпути его заехать, ссылаясь на голод и нежелание питаться дерьмовой едой в их участке, я придумала не для того, чтобы действительно досыта набить желудок и душевно точить с ним лясы. Нет, я была не против, но не тогда, когда наручники давили на запястья и сковывали все движения. Разумеется, я собиралась удрать при удобном случае. Хоть через черный ход, хоть через окно дамской комнаты, в которую он вполне мог отпустить меня без наручников. У меня бы получилось. Всегда получалось. И, наверное, это понимал МакМиллан, поэтому на мои просьбы реагировать никак не стал, проехав мимо всех кафетериев и свернув к полицейскому участку, в который мы попали сразу же, как только Дилан припарковал свою патрульную машину и заставил меня следовать впереди него. Я успела только поглазеть по сторонам, заметить какого-то отморозка, которого скрутили и буквально волокли до участка, и поежиться, ощутив пробежавший по всему телу озноб ввиду моей легкой одежды и усилившегося к позднему вечеру ветра.
Вот она, главная обитель правопорядка, где все поголовно облачены в эту идиотскую форму и делают насмешливые выражения лица, как только видят в радиусе двух метров человека с металлическими браслетами на руках. По моему внешнему несколько вульгарному виду, можно было вполне сказать, что Дилан поймал ночную бабочку, оказывающую в основном бдсм-услуги. Кто-то из его болтливых коллег даже решил подшутить по этому поводу, за что получил грубый ответ от МакМиллана и мою усмешку.
К моему счастью и постоянному везению, камеры оказались переполнены проститутками и нормальными такими “а-ребятами”, толкающими кисеты наркоты на остановках. Пришлось сесть на скамейку “ожидающих” и смотреть на спину доставившего меня сюда полицейского, пока он разбирался с дежурным, который через пять минут благополучно свалил.
- А я тебе говорила, что нужно было меня отпустить, - насмешливо глянув на Дилана, я, уже не скрывая смешка, посмотрела по сторонам, а затем снова вернула взгляд к полицейскому, вскинув брови вверх и улыбнувшись. – Давай уже поедем по домам, ну? - обнаглела, разговариваю с ним, как с напарником-угонщиком, да еще и находясь на вражеской территории.

Отредактировано Christina Sanchez (2014-02-22 13:47:15)

+1

11

Чем больше Кристина говорила, тем явственнее был тот факт, что она попросту пытается выкрутиться. Конечно-же, он понимал, что Санчес просилась в фастфуд не ради еды или кофе. Это был старый трюк, типа "ой, я так много выпила, хочу отлить, сними наручники, чтобы я смогла сходить", а потом ищи свищи, так как форточки в туалетах достаточно широки, чтобы через них можно было выбраться наружу. Но у МакМиллана был многолетний опыт службы, да и дураком он не был, а потому не велся на подобные штучки. О том, что каждая вторая задержанная женщина безрезультатно пытается запудрить ему мозг или очаровать, можно было и не упоминать. Была одна такая, считала себя секс-богиней, а потому надеялась, что МакМиллан отпустит ее после аварии, которую она устроила в пьяном состоянии, только из-за того, что она вызывающе одета и молила его томным голоском. Дилан на это не повелся, даже не вслушивался в то, что она ему там обещала в знак благодарности. Ну а когда он ее чуть ли не силком втащил в участок, он была уже в бешенстве, еще бы, такой удар по самомнению, эта дамочка сказала, что раз он на нее не повелся, значит он гей. Над этой дамочкой все смеялись еще пару дней, еще бы, она то была слепо уверена, что в мире нет такого мужика, с нормальной ориентацией, который бы не ползал перед ней на коленях. А тут Дилан, обычный коп, не подпал под ее очарование и не поддался на ее уговоры...
- По домам? Это как сказать. Я то домой поеду, а вот ты точно заночуешь здесь. И это не обсуждается. А что мест нет, это поправимо... - с этими словами он взял Санчес за руку и повел ее к рабочему столу Билкса и посадил на стул.
Он освободил одну руку Кристины, но только для того, чтобы просунуть браслет под специальной трубой и затем опять заковать руку дебоширки. Таким образом Санчес оказалась прикованной к столу, который, в свою очередь, намертво прикручен к полу. Могла бы и спасибо сказать, что теперь ее руки не за спиной закованы, а не сверлить его своим взглядом. По сути, в чем он виноват? В том, что выполнил свой долг перед законом и общественностью? Или может он в ответе за проблемы Кристины? Неа. Проблемы Санчес в ней самой, но она не может позволить себе их признать. Отчасти, Дилан мог ее понять, сам далеко не подарок и тот еще упрямец, но он ни за что не стал бы устраивать проблемы другим. "Живи и дай жить другим", вот его девиз.
- Ты вроде бы была зверски голодной и тебя мучила жажда? Посиди тут и никуда не уходи... - последнее было чистой шуткой, так как у Санчес в данный момент не было возможности встать, по крайней мере прямо, и куда либо пойти.
Оставив Санчес сидеть, где сидела, он вышел в главный зал, где добыл из торгового автомата пару бисквитных пирожков с джемом и налил в два одноразовые стаканчики кофе. Вернувшись с "добычей", МакМиллан поставил один кофе перед Санчес, как и один из пирожков. Захочет, сможет наесться и напиться даже в наручниках, прикованная к столу. Сев на стул дежурного, прямо напротив Санчес, Дилан не спеша распаковал свой пирожок и начал его есть.
- Вот видишь, хорошо сидим... - произнес он откусив и прожевав очередной кусок пирожка, -  Не знаю как тебе, а лично я вполне готов проторчать тут еще пару часов. Хотя мы оба могли бы быть в настоящий момент где-то еще. Тебе-то уж точно не хочется сидеть здесь. Но если вдуматься, мы оба находимся здесь не по своей воле. Меня то обязывает закон, я должен следить за порядком. А вот у тебя был выбор, пить или не пить, устроить драку или проигнорировать... Твоя беда в том, что ты и сама до конца не знаешь, чего хочешь. Вот я точно знаю, чего хочу. Я хочу, чтобы моя дочь жила в спокойном, свободном от преступности городе. Именно потому я сижу здесь и на мне эта форма. Ну а ты, чего хочешь ты? Каковы твои цели в жизни?
Дав Кристине немного подумать над этим, он поднес к губам стаканчик с кофе и отхлебнул его. Неплохой кофе, хотя, будь он погорячее, было бы куда вкуснее. Эх, а дома сейчас сидит Кэйтлин и волнуется, так как его все нет и нет. Мобильный в кармане молчал, его доченька звонит на мобильный только в экстренных случаях, они так договорились. И хоть как бы его не беспокоил тот факт, что его девочка сидит дома одна и ждет его, внешне он сохранял спокойствие и никак не выдавал своей раздраженности по данному поводу.
- Может тебе пора остепениться, а Санчес? Ну там, завести семью, ребенка... Вот станешь матерью и твои приоритеты резко изменятся, это я тебе гарантирую. Когда ты в ответе не только за себя, но еще и за ребенка, все, что раньше не замечаешь, приобретает смысл. И если ты меня все-же послушаешь, запомни одно: не облажайся. Завести ребенка, дело не хитрое, но это еще не означает, что ты уже родитель. Быть родителем - это целая наука, большая ответственность, внимание и терпение. Кто-то этому учится, а у кого-то это в генах. Тебе бы я посоветовал не брезговать книгами для начинающих родителей и семинарами...
О да, когда Дилан вымотан, его так и подмывает устроить лекции. Как правило, этот огонь вызывает на себя Кэйти, но раз он застрял на работе с Санчес, ей придется отдуваться вместо нее. А между тем, МакМиллан заметил приоткрытый ящик стола и заглянув в него, он обнаружил там колоду игральных карт. Билкс большой любитель пасьянсов, так что было бы странно не обнаружить здесь карты. Каждый убивает свободное время как умеет. Поставив колоду на стол, он вопросительно глянул на Кристину.
- Сыграем? Блэк-Джек или Техасский Холдем?

+1

12

Я уже давно поняла один простой факт – когда ведешь беседу с копами, главное, не болтай лишнего, веди себя естественно и по возможности ври, да так, чтобы все вокруг думали, что ты либо неудачник, либо святой, либо козел отпущения, которого так поступить вынудили определенные обстоятельства в жизни. Разумеется, полицейским чуть ли не каждый день приходится выслушивать этот бред, не имея возможности вывести на чистую воду того, кто подозревается в чем-то более серьезном, чем драка в общественном заведении или вождение автомобиля в нетрезвом виде. Ведь здесь у кого ни спроси, якобы загребли случайно или по чьей-то ошибке. А что они хотели? Чтобы мы сказали правду и добровольно протянули ручки вверх? Мы никогда не признаем свою вину, потому что не помним, что такое чистая совесть, не помним, что нельзя обижать, не знаем, что нужно любить, жалеть и прощать. Возможно, мы запутались, сбились, и в нас не осталось ничего, кроме подлого «я». А может люди подаются в криминал и совершают преступления от одиночества и невыносимой тоски? Решают, что если их никто не любит и не дорожит, тогда все можно? Кто знает. Мне плевать на остальных. Я пришла в этот мир совершенно по другой причине, с подорванной после войны психикой и диким желанием отомстить за погибшего брата, который, состоял в мафиозной структуре и, сволочь такая, оказался живым, окунув и меня в ту преступную грязь, откуда я никогда уже не выберусь. Да и не захочу.
Копов мне не жалко, однако некоторые все же вызывают уважение. И как раз не те личности, кто за деньги идет на уступки. Странная я. Пытаюсь выбраться, надавить на жалость, привлечь внимание, (разве что не вульгарным внешним видом и сладким голосом, чего я терпеть не могу в бабах), а сама уважаю этих людей в синей форме именно за эту чертову неподкупность и несговорчивость, которая мне очень необходима в подобных случаях. Это заставляет меня придумывать новые отмазки и новые варианты сбежать, при чем якобы честным дли полиции путем, которая не может мне ничего предъявить, разве что выдать очередную санкцию за преувеличение скорости на дорогах общего назначения. Может быть, когда-нибудь меня и поймают за что-то серьезное, но только не в этот раз.
- И охото же тебе торчать здесь полночи, оформлять меня и выбивать место в камере, - наигранно обратив глаза к белому потолку, я усмехнулась, глядя на подошедшего МакМиллана, который, несильно схватив меня за руку, вынудил подняться и поплестись за ним, шаркая подошвами тяжелых ботинок по паркету. Секундами позже я была снова усажена на стул возле стола, за которым некоторое время назад сидел тот колоритный мужичок, с коим по нашему прибытию в участок говорил Дилан, сейчас «приковавший» меня к моему месту немного по-другому. Новое положение по прежнему скованных наручниками запястий мне тоже не пришлось по душе, однако уже не доставляло такого дискомфорта спине. Зыркнув на МакМиллана недобрым взглядом в знак того, что и без этих маневров итак бы никуда не убежала, я огляделась по сторонам, чуть щурясь от потолочных ярких ламп.
- Была бы возможность - с радостью, - буркнула я ему вслед на его «сиди здесь и не уходи». Отличная шутка, коп. Браво. Запомню и обязательно скажу ему то же самое, если когда-нибудь мне удасться обмануть его и так же приковать к чему-нибудь наручниками. И почему я не обладаю способностями фокусника-иллюзиониста, как тот мальчик из фильма, которого сыграл Джесси Айзенберг? Однако, дернуть пару раз руками я все же попробовала в надежде, что сейчас эта проклятая цепочка чудесным образом порвется. После пары тщетных попыток, я вздохнула, склонившись над руками, чтобы пальцами потереть уставшие глаза. Довольствоваться одиночеством пришлось недолго – через несколько минут передо мной был поставлен одноразовый стаканчик автоматного кофе и подобие пончика, завернутого в пищевую пленку.  Пускай этот напиток и захотелось с превеликим удовольствием вылить кому-нибудь на голову, я все-таки кивнула севшему напротив меня мужчине в знак благодарности. - Ты прям сама щедрость, - буркнула, наклонившись к стаканчику и отхлебнув горячего напитка в попытке хоть как-то взбодриться и освежить протрезвевшую голову.
- Выбор был у того мудака, который, не подумав, решил ко мне подкатить. Может быть, с какой-нибудь шлюшкой у него бы это прокатило, со мной – нет. Это дело моего принципа, не уважаешь женщину – получаешь от нее в морду, - бесцеремонно перебив Дилана, я хмыкнула, категорически отказываясь принимать факт своей вины, и попыталась распаковать пирог, однако искренне удивилась дальнейшим вопросам МакМиллана, которые конкретно озадачили.
- Цели – это иллюзии и… у меня они каждый день меняются. Сегодня я хочу денег, поэтому работаю без перерывов, чтобы получить премию. Завтра я хочу выиграть в гонке и трачу на тюнинг все заработанное. Выиграв, я снова при деньгах, которые спускаю этим же вечером на качественный алкоголь. Если во мне просыпается невыносимая тоска по семье и любви, за ней я еду в отчий дом, иду потрепаться на могилу к брату и отцу, гоняю в футбол с мелким или выслушиваю какие-нибудь очередные материнские причуды. Если я хочу секса - отправляюсь к любовнику и не парю ему мозги женитьбой и розовыми чувствами, которые может быть и испытываю, но оставляю при себе. Я каждый день выбираю себе цель. А все эти стандарты вроде карьерного роста, кучи денег, большой семьи и  мира во всем мире – хрень собачья, - щурю переносицу, когда договариваю и наконец-то вгрызаюсь зубами в мягкую мучную булку, запивая подобие кофе и глядя на своего ночного собеседника. А что? Он спросил, он получил ответ. Только вот когда речь заходит о так называемом остепенении, мне хочется встать и уйти, чего я не могу сделать. Он затронул то, что я давно пытаюсь утопить в себе. Утопить и забыть события двухлетней давности, не вспоминать о том, как тебе на парковке вспарывают живот и оставляют с бесплодием.
- А вот это уже, увы, не получится, - многозначительно ответив, усмехаюсь очередной разведенной им демагогии по поводу семьи и детей и молча опускаю глаза в опустевший наполовину стаканчик, сведя до боли скулы. Я не могу говорить об этом, потому что уже никогда не смогу этого ощутить.  Вернее, оказывается смогу, но пока еще не знаю о том, что в будущем судьба преподнесет мне еще один шанс. – Смени тему, МакМиллан. Или тебе не с кем поделиться радостями и горестями семейной жизни? – ответ выходит слишком грубым, после чего тему  для нас обоих и впрямь стоит замять, да как можно скорее. Я не хочу совать нос в его жизнь и спрашивать, почему, имея дочь, он не носит обручального кольца и никогда в своих разговорах не упоминает жену, да и сама не собираюсь делиться своими проблемами касательно невозможности иметь детей.
Дилан быстро сумел выйти из тупика, извлекая из ящика стола колоду игральным карт, отчего мои брови поползли вверх от удивления. Я огляделась и одобряюще присвистнула. – Только в случае чего не вздумай обвинить меня в том, что это я предложила играть на мое освобождение, - надо отметить, что я заметно оживилась. Почему бы и нет? Все равно он меня не отпустит, хотя уже давно мог бы снять эти наручники и поехать к своей дочке. В конце концов, это его проблемы, что он захотел остаться и сидеть здесь со мной. – Холдем, - без раздумий отвечаю, дожевывая пирог. – Условия? – смотрю на него с вызовом, не забывая улыбнуться. Я выиграю свое освобождение. И он даст мне это сделать. Уверена.

Отредактировано Chris Sanchez (2014-04-14 19:42:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Counter, bottle, and two broken heads...