Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » If you want to hang out you gotta take her out.


If you want to hang out you gotta take her out.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Участники: Vincenzo Montanelli, Jemma Fisher
Место: Майами, один из клубов NCS
Время: июнь 2011 года
Время суток: начиная с часа ночи.
Погодные условия: 26°C, на улице большой ветерок, но все равно душно.
О флештайме:
Из маленького пакетика на стол высыпается белый порошок, похожий на муку. Карточкой, зажатой, меж пальцев, вместо пригорка за кратчайшее время появляются ровные длинные полоски. Вокруг играет музыка и ходят люди, но в этом месте не нужно прятаться в туалете, вытряхивая наркотики на крышку унитаза и внимательно прислушиваться перед втягом, напрягаясь с каждым шорохом. Если тебя сюда пригласили, то ты можешь делать все, что угодно, не боясь что тебя запалят легавые с неожиданной проверкой, даже если они будут в гражданке. Потому что им тут не место.
- Прошу. - Широкая и добродушная улыбка не идет этому типу. Пожалуй, он переигрывает уже по привычке. Взяв в руки трубочку, наклоняюсь над столом и вдыхаю через нос белый снег. На глазах сразу же выступают слезы, но я не обращаю на них внимания.
- Еще, еще. - Он пытается мне что-то ответить, но я требовательно рычу на него, облизывая пересохшие губы. У него не остается выбора, кроме как выделить мне свою дорожку (кокс - его профессиональная деятельность, на загнется). Кажется, у меня будет передоз, но сейчас это меня уже не волнует.

Отредактировано Jemma Fisher (2013-11-26 22:31:17)

0

2

Залитые солнцем пляжи, очаровательные женщины, которые ходят в купальниках едва ли не по всему городу. Культуристы, хвастающиеся наколками, городские банды, одна из лучших в США баскетбольных команд и тонны наркотиков, ежемесячно поставляемые на быстроходных яхтах и тяжелых кораблях – добро пожаловать в Майами. Здесь веселье длится целыми днями, богатые туристы и дети не менее богатых родителей сутками спускают деньги на ветер, показывая, как нужно жить прислуге и занудным офисным рабочим, которых непонятным образом занесло в этот город. Помимо пляжей здесь есть лучшие клубы на побережье. Один из них – закрытый клуб, владельцем которого является человек из итальянской мафии заслуживает особого внимания. Попасть сюда без особого приглашения практически невозможно, получить такое приглашение – весьма затруднительно. Несмотря на это каждый вечер клуб ломится от народа, карманы которого ломятся от денег. Все чего вы хотите. Девушки в откровенных нарядах? Здесь это не диковина, тут просто не бывает иначе. Развлечение? Нет человека, который бы не хотел дать здесь концерт. Выпивка? Трое барменов представят вам большую часть известных человечеству напитков по невероятным, грабительским расценкам. С другой стороны, если у вас нет денег – вам здесь не место. Звезды разного полета, спортсмены, дети воротил, все развлекались в неистовых танцах, у всех рябило в глазах от цветомузыки, а очередной диджей зарабатывал себе место на частной вечеринке обеспеченного клиента. Вся эта вакханалия продолжалась до самого рассвета. Двенадцать часов перерыва и все начинается сначала. Ах да, если вы любите средства, придающие тонус, но запрещенные местным законодательствам – вы найдете их здесь. Не надо бояться копов, продажные полицейские и нечистые на руку федералы нередко отдыхают среди остального народа. «Гоморра» – настоящий обитель греха, если вы не боитесь попасть в ад или расстроить своего священника – вам тут будут рады…
  Сегодня Энзо как всегда провел день в делах и заботах. Впрочем, в клубе он тоже появился не просто так, так уж сложилось что его владелец загремел в больницу и теперь капо приходилось помогать его заместителю смотреть за порядком. Обычно он отправлял сюда ребят, но сегодня решил наведаться сам. Тем более, был повод – шейх из Эмиратов получил свою личную коллекцию дорогих автомобилей, а семья получила неплохой доход, больше всех конечно получил капо, который очень не любил делиться, особенно тем, что было заработано на стороне.
- Все в порядке? – поинтересовался Монтанелли у внушительных размеров охранника. Получив кивок итальянец отправился дальше. В возможностях этого амбала он не сомневался, на днях тот взял за шиворот квотербека и вышвырнул из клуба как грязную тряпку даже не вспотев. Пожалуй, за это ему можно простить даже цвет кожи и имя, которое выговаривается раза с третьего и то при наличии черного акцента. Но со своей задачей он по крайней мере справлялся. Чего не скажешь о новом управляющем клуба, который за последнюю неделю прогремел на всю округу четырьмя передозами. Энзо же в свою очередь пообещал, что с появлением следующего он лично скормит ему пакет дряни, которой здесь торгуют. Похоже, случай не заставил себя ждать.
- У нас какая-то сумасшедшая решила снюхать весь кокс, - грубо выдохнул один из охранников, стараясь перекричать игравшую здесь музыку. Миновав пару девушек, уже пару минут занятых откровенным танцем друг с другом и не менее откровенным ласками Энзо пошел за охранником, явно не намереваясь присоединяться к веселью. Конечно, он умел отдыхать, но количество свободных денег никогда не било ему в голову. Наверное, потому в отличие от многих других членов семьи они у него до сих пор были.
- У вас проблемы? – флегматично поинтересовался Монтанелли, когда светловолосая девушка стоя к нему спиной и изогнувшись над столом вдохнула последнюю предложенную ей дорожку.
«Неплоха собой», - отметил Винцензо без стыда разглядывая собеседницу сзади пока она не решила выпрямиться и повернуться.
«Только занимается черти чем», - пронеслась вторая мысль как раз в тот момент, когда дилер заявил, что новой дозы гостья не получит.

+1

3

ВВ

http://funkyimg.com/i/Ebb2.jpg

.
          Громкая музыка, бьющая по барабанным перепонкам; яркие лучи света, настроенные под каждый трек или выступление особой партитурой, бьет по глазам, освещает и прячет в темноту каждого, кто здесь находиться. Бешеные ритмы тел, слов, которые пытаются безуспешно заглушить громкость. В воздухе витает запах дыма от сигарет, алкоголя и сладкий, приятный от травки, которую в этом клубе курят чуть ли не самые отбросы. Это не то место. Это царство кокаина, дорогих коктейлей и бутылок, которые лежали в элитных подвалах столько лет, сколько еще нет мне. Люди двигаются, что-то хотят, смотрят и задают вопросы, а я лишь улыбаюсь и киваю им головой. Да, я хорошо отдыхаю. Да, давай выпьем, я подойду чуть позже. Да, конечно же, я покажу тебе свою грудь, как только раки на горе свистнут. Да, мне нравятся мои татуировки. Да, да, да, да. Я даже уже не знаю, на что отвечаю. Мой прекрасный спутник, с которым мы познакомились по моей работе, оставил меня в одиночестве, перед этим представив меня своему знакомому. Как оказалось, этот самый знакомый был дилером, который продавал тут кокс, будто раздавал пищу нуждающимся. Все за счет заведения, сказал мой кавалер, пытаясь таким образом извиниться после звонка. А я опять кивнула головой с волной коротких белоснежных волос. Да, иди дорогой. Да, позвони мне, как освободишься. Да, конечно же, я сниму трубку.
          У меня просто напросто не будет выбора, потому что, раз ты представил меня своему другу-торговцу, то кто еще есть у тебя в друзьях и кто ты сам? Хотя, честно говоря, меня это не волнует. Парня, с которым я познакомилась около недели назад, опять же на моей работе, вчера арестовали за подозрение в убийстве. Еще у одного был с собой внушительный пистолет. А про другого я вообще говорить не хочу. Мне наплевать на вашу профессию, психические расстройства и так далее до тех пор, пока вы меня не трогаете. Все будет гладко, мягко и тихо до тех пор, пока вы не достанете нож и приложите его к моему горлу, вот тогда я не только разбужу весь город, но и сломаю вашу руку и пробью висок каблуком. Конечно, я утрирую. Но высокий шанс есть.
          Он подцепил меня на шоу. Или я подцепила его на шоу, двигая обнаженными ножками, прямо у него перед носом. Кстати, обнажены у меня были не только ножки – где то пол минуты назад я сняла оду из последних вещей, оставшись практически голышом. То, в чем я была – нельзя было назвать одеждой, нельзя было назвать нижним бельем (и то и другое раскинулось по сцене). У нас это – сценический реквизит. Такой же, как и все остальное, только места занимает гораздо меньше, ежели перчатки.
          Мы познакомились с ним уже после шоу, когда я подошла к барной стойке, натянув на свое худое тело хотя бы минимум позволенного. Он угостил меня, мы разговорились и вот, спустя день он приводит меня в клуб, но, как я говорила, надолго не задерживается. Пытаясь хоть чем-то себя развлечь, посидела с мужчинами, наблюдая за их сделками, но чуть позже, когда мне это надоело, решила прогуляться до барной стойки. Шла я до нее около двадцати минут, за это время повстречала столько разношерстного народу, что от них начинала болеть голова. Заказав джин с тоником и две стопки абсента, расплатилась, выпила зеленую фею и пошла обратно.
          Они уже решили отдохнуть от работы, или партия на сегодня закончилась, или еще что, но теперь возле столика никого не было, но я же не все, я пойду вперед.
          - Что у вас тут? – Закусив нижнюю губу, поинтересовалась, склоняя голову чуть вбок. Они пододвинулись, предлагая мне место рядом с собой, но я отказалась, мол, постою, не старая же.
          - Мой дорогой товарищ скоро покинет нас. – Объяснил один из них, самый улыбчивый и веселый. С такой же маской, как и все остальные. Если ты будешь продавать наркотики и у тебя будут бегать глаза, то сделка может сорваться. Необходимо расположить к себе человека, подарить ему ощущение спокойствия. И не важно, что клиента могут схватить за сраку, сразу, как только ты скроешься с вида, главное, что уже получил деньги.
          - Ты сама то будешь? – Он посмотрел на меня и подмигнул. Ах, ладно. Махнула ему рукой, улыбнулась и добила джин, который отдавал еловыми шишками. Надо пользоваться моментом, тем более, кто знает, когда мы все умрем? Может это будет завтра.

          Наклонившись, не сгибая коленей, в очередной раз над невысоким столиком, втягивая уже четвертую дорожку снега (на самом деле, не знаю, какая она по счету), я чувствую, как пульсирует моя голова. Где-то разноситься голос, но я его не слышу. Глаза наполнены слезами, но поспешно их смахиваю пальцами, которые немного трясутся. Черт подери, по ходу меня начинает накрывать, или уже давно накрыло? Я поднимаю взгляд на дилера и он тут же отбирает у меня трубочку, или что это за дерьмо, которым вдыхают кокс?
          - Больше нельзя. Или копыта хочешь отбросить? – Его голос то удаляется, то приближается. Коньки отбросить? Б-же, почему это так забавно звучит? Почему он говорит о коньках? Или он о смерти? Какая смерть? Она еще не скоро наступит. В очередной раз распрямляюсь, только теперь не в ожидании новой дозы, а для того, чтобы повернуться к тому, чей голос слышала, когда вдыхала в последний раз. Обладатель голоса никуда не делся и стоял прямо передо мной. Пальцами я стерла с носа остатки белого порошка и повернула голову к дилеру.
          - Марк, ты ужасен. – Немного обиженно проронила я и тут же улыбнулась, возвращая свое внимание на мужчину в костюме. – А у нас все в порядке. Мы уже закончили. – Остатки угасающего разума, которые еще не попали под влияние общей эйфории, набирающей обороты под влиянием первой дозы, говорили мне о том, что если я что-то сделаю неправильно, то меня будет ждать тотальнейший пиздец, извиняюсь за выражение. К тому же рядом с мистером Хмурым Костюмом стоял внушительного вида охранник, который тоже не обещал ничего хорошего.
          - Да ладно? – Продолжая дальше наблюдать за мужчиной, слегка улыбаясь, наклоняюсь к столику и слепо ищу стакан с водой или любой другой жидкостью. Я же помню, что он стоял тут. Ага. Через пару мгновений стакан у меня в руках, вот только в нем не вода, а что-то жуткое и неразбавленное. Мои вкусовые рецепторы сейчас на пределе, поэтому я почувствую сейчас любой вкус и запах. Дилер сзади меня закурил, от мистера Хмурый Костюм, пахнет приятным мужским парфюмом. Я не могу толком разобрать что это, но он так притягивает к себе. И я не отказываю себе в действиях, словно мотылек летящий на свет, я тянусь к мужчине. Из рук выпадает стакан и со звоном разбивается, расплескав всю жидкость на пол. Я больше не хочу пить.
          - Что это? – Чуть ли не на самое ухо тихо шепчу, но так, чтобы меня услышал. Ох, меня бы давно выносить отсюда и пихнуть мордой в помойку, но нет, этого пока не случилось. И это так хо-ро-шо. Зажмуривая глаза от нахлынувшей волны хорошего настроения и чувства всесильности, отодвигаюсь обратно и тихо смеюсь. – Вы только не ругайтесь, мистер и по попе не шлепайте, меня папа и так отругает. – Говорю так, как будто мне не двадцать четыре, а на десять меньше. Сейчас уже дорогой папа мне ничего не сделает, так как не поддерживает со мной никаких отношений, называя меня самыми унизительными словечками. А ведь он не прав. И мать не права, которая говорит, что маленькая Доминик перед всеми раздвигает ножки, сразу же после того, как снимет последний элемент одежды в своих, как она говорит, танцульках. Ах, мне бы сюда пилон. Кажется, я смогу сделать то, чего до этого у меня не выходило.

Отредактировано Jemma Fisher (2013-11-28 02:04:14)

+1

4

Мистер… Мистер…Мистер. Энзо не ненавидел это обращение чуть больше чем типично американский образ жизни и американскую же мечту. Было в этом обращении что-то обезличено заискивающее и в то же время унижающее. В общем, более неуместного обращения в адрес уважающего себя человека Монтанелли не мог. Потому никогда его не использовал, как и любимое многими жителями Северной Америки – мисс. Некоторое время он просто стоял и смотрел то на девушку перед ним, то на дилера, который по всей видимости был с ней знаком.
- Ты в притоне? – поинтересовался Энзо, увидев у курьера сигарету, которая была моментально затушена. Конечно, здесь были запретные плоды, но превращать клуб в прокуренную дыру мужчина не собирался, потому гости позволяли себе табак на улице, либо в специально отведенных для этого местах. Либо сами оказывались в местах, не предназначенных для того чтобы в них оказываться.
- Кто она? – поинтересовался Монтанелли и едва не оторопел еще не услышав ответа на свой вопрос. Та самая «она» потянулась к гангстеру, едва не коснувшись того всем телом, а потом словно дразнясь отпрянула обратно. Даже если она не знала кто перед ней хватило бы того что он пришел с охранником и тона, которым он говорит с ее сопровождающим. Но нет, ей все равно. Судя по запорошенным ноздрям это была не ее первая дорожка, и как она считала – не последняя.
- Танцовщица, она со мной, - пожал плечами тот самый Марк, поймав на себе недобрый взгляд Энзо.
- То есть за нее отвечаешь ты? – нахмурив брови поинтересовался итальянец и кивнул охраннику. Тот взял торговца за ворот и дернув на себя буквально вырвал его из объятий дивана и потащил к выходу.
- Надеюсь, он был здесь в последний раз, - добавил Монтанелли, охранник же кивнул и потащил дилера дальше.
- Разберемся, - вздохнул Винцензо, смерив собеседницу оценивающим взглядом. Не обижена фигурой, совершенно раскована и похоже без комплексов. Необычная женщина, даже для такого места, коим была «Гамора». Любую другую он бы вышвырнул отсюда вслед за ее дружком, но конкретно эта особа была интересна и даже в каком-то смысле полезна.
- Не хватает ярких ощущений? – спросил гангстер, приблизившись к Джемме, аккуратно стирая кокаиновую пыль с ее носа большим пальцем.
- Или может быть ты без этого уже не можешь? – так же тихо спросил он у нее, приблизившись примерно на то же расстояние что и она тогда и так же почти на ухо. В этом городе было навалом женщин, которые за дозу наркоты сделают для тебя все что угодно. Многие охотно этим пользовались – Энзо таких презирал. И сейчас он хотел понять кто перед ним стоит – очередная местная звезда, которой необходимо расслабиться или наркоманка, не видящая свой день без пары кристально белых дорожек и аккуратной элегантной трубочки. Ожидая ответов на свои вопросы он сел на место Марка и вгляделся в ее серые глаза, которые стали чуть темнее от расширившихся зрачков.
- Говорят, можно поймать кайф если втирать эту дрянь в десны – кивнув на остатки наркотика, лежавшего на столе сказал вдруг Монтанелли. Он был готов что девица в любой момент может не справиться с действием кокаина и упасть без чувств. Таких случаев было много, особенно здесь. Но он не спешил ее останавливать, было интересно сколько в этой барышне еще безумства. И на что еще она готова пойти. Впервые Винцензо испытывал удовольствие от непредсказуемости.

+1

5

.
          Мысли быстро прокручивались в моей голове. Они летали из стороны в стороны и каждый раз мелькали новые картины или воспоминания. Такие, что их не уловить, а я вот сейчас могла, погружаясь в то, во что раньше не было возможности. Сцены, музыка, цвета и запахи. Я моргаю, а за это время успеваю узреть сквозь общую темноту едва ли не бесконечность, которая распахивает передо мной свои мягкие лапы и шепчет мне на ухо о том, как я хороша. О, я хо-ро-ша. Я всесильна. Если я спрыгну с крыши, то я полечу и смогу отправиться так далеко, что меня никто никогда не найдет. Я пролечу сквозь защитные слои, побываю в космосе, на других планетах, в других вселенных и увижу все. Все, что только захочу. Все, от чего открещивается церковь и мечтают маленькие дети. Их рисунки, песенки и рассказы, для меня это превратиться в реальность, стоит только щелкнуть пальцами. Только где он, этот щелчок пальцев? Где крыша, с которой я должна полететь? Где это? Я всего лишь в клубе и сегодня превратилась в кокаиновую девочку с алыми губами и белоснежными локонами. Я могла бы купаться в белом порошке, как модели в роликах рекламы лежат в бриллиантах. Только на кокаин падать не больно, а бриллианты, алмазы, они ведь и убить могут, впиваясь в кожу, мышцы и ломая кости.
          Похоже, удача сегодня улыбается именно мне. Мужчина прожигает меня глазами, но достается не мне, а Марку. Он ничего и сказать не успевает, как охранник хватает его и утаскивает из зала. Его выкинут на улицу, как ненужную шавку и парню ничего не останется, кроме как уйти домой или в другой клуб похуже, где он сможет затолкать остатки своего товара.
          - А я уж думала, выставит мне цену за кокс или нет. – Провожаю его глазами, возвращаю внимание к мистеру Костюму.
          Мне кажется, что он меня запросто сможет сломать мне хребет.
          Мне кажется, что это будет очень забавно выглядеть со стороны.
          Мы остались наедине, не смотря на то, что вокруг около пятисот человек. Завтра, когда я выйду на работу, мне не сдобровать. Из-за Марка и его друга, который меня сюда привел – они потеряли неплохие деньги, ведь Марк мог толкать снег чуть ли не всю ночь. А самое ужасное, что тот парень знает, где я работаю и, где я живу, ему так же не составит труда узнать. Я попала в капкан. И мне было бы даже немного грустно от этого, если не было так весело.
          У него темные, почти черные, глаза.  Приближается ко мне и сирает крошки кокаина с моего носа. Он делает это так, как будто смахивает пыль с одной из коллекционных хрустальных фигурок. Того и жди, что поставит на полированную полочку и закроет стеклянной дверцей. Что он хочет? Что нужно такому человеку как он, от такого как я? Ощущая его теплое дыхание на мочке уха, чувствую, как по коже пробегает волна мурашек. Я же вся обострена. И поэтому все это чертовски приятно. Не тороплюсь с ответом, а жду до тех пор, пока он не отходит от меня, а до того момента осторожно дышу его запахом. Если бы это был наркотик, то был явно лучше кокаина.
          - Это похоже на сон после трудного дня. Долгий сон, когда ты закрываешь глаза, зная, что увидишь что-то прекрасное и действительно отдохнешь. – Аккуратно присаживаюсь на подлокотник дивана напротив, положив ногу на ногу. – Я танцовщица, а не светская львица. Я не могу постоянно находиться во сне, зная, что все сделают за меня. – Такова реальность… к счастью. Если в один прекрасный день у меня не останется возможности работать, то я совершенно спокойно выйду в дверь. Сидеть постоянно под воздействием психотропных веществ, не зная, чем еще себя занять – далеко не в моем стиле. Я не писатель и не художник для того, чтобы делать попытки создать шедевры, о которых не буду помнить с утра.
          Его голос возвращает меня из мира грез. Прислушавшись, теряю координацию, скатываюсь с подлокотника на мягкую подушку и поглядываю на остатки ореха на столе.
          - Можно словить. – Киваю, как болванчик. Раз, два, три. – Но действие будет менее насыщенным. Си можно хоть в ректально вводить, эффект будет в любом случае. А еще его смешивают с героином и вкалывают в вены. – Мои пальцы тянуться к столу и медленно двигаются к остаткам порошка и карточкой, лежавшей рядом. Пальцем я разрываю полоску длиной в пятнадцать сантиметров и рисую непонятный узор. – А вы что? Кем вы работаете? Ммм… Серьезное лицо, костюм, охранник под боком, вот ведь черт. – Подношу указательный палец к губам, приправленный си и раскрываю губы, но, практический дотронувшись до подушечки языком, останавливаюсь и с совершенной наглостью впиваюсь в мужчину серым блеском. Я вижу каждую деталь. Каждую черточку его лица, как лежат его волосы, складки на суставах пальцев. Я вижу совершенно все. И не будь его глаза похожи на ночь, то заглянула бы и в душу.
          - Вы так напряжены, так устали. Не говорите мне, что вы одиночка по жизни. Это слишком легко. Людям тоже нужен отдых. – Карточкой придвигаю кокс поближе к нему. – Или как? Вам нужен дорогой алкоголь, красивая девушка, которая сделает все, что вы захотите? – Не выдерживаю и начинаю смеяться. Все мои слова звучат смешно. Мой голос, немного нараспев, кажется мне смешным. Мои волосы кажутся мне смешными, все происходящее. Музыка завораживает, но люди, которые под нее танцуют, кажутся едва ли не разрезанными червяками. – Почему бы и нет? – Сквозь смех, указываю на дорожку, ладони к лицу, пытаясь унять волну.

+1

6

- Здесь они вряд ли что-то кому-то выставит, - усмехнувшись заметил Монтанелли. Такая мелочь и такая потеря дохода в один день. Притом, скорее всего вместе с пропажей подруги, которая была разрисована как Сикстинская капелла. Разве что рисовал на ее теле явно не Микеланджело. Улыбнувшись своим мыслям итальянец ее раз скользнул взглядом по всему телу Джеммы от головы до ног, внимательно, но не жадно.
- После таких снов кто-то не просыпается, - мрачно добавил Винцензо. Таким сновидениям он предпочитал обычные. Казалось бы, чем выше забираешься тем меньше можно работать и больше отдыхать – заблуждение. Да и капо был не тем человеком, который позволял себе бездействовать больше пары дней. Дела, заботы, а потом пара дней в объятиях кровати и казалось бы, он снова в норме. Но все же этот ритм порой изматывал. Задумавшись Винцензо чуть не упустил нить разговора, вернувшись к своей собеседнице только в тот момент, когда она упала с подлокотника, снова потянувшись к наркотику. Прослушав лекцию о том как можно употреблять кокаин итальянец кивнул, давая понять, что понял, но не особо заинтересовался. Он видел, как продают наркотики, как покупают, как употребляют, но никогда не задумывался о том чтобы самому вдыхать порошок.
-Я улаживаю конфликты, - пожав плечами ответил Монтанелли. – Можно сказать, я дипломат, - усмехнулся он следом. Переговоры он конечно вел, заканчивались они, правда, не всегда мирно. Почувствовав на себе пристальный взгляд Энзо расслабился, возможно, вопреки ожиданиям своей собеседницы. Он не видел в ней угрозы, сейчас мисс Фишер была похожа на котенка, попавшего в непонятную ситуацию. С одной стороны она знала, что вела себя неприлично, с другой не знала, как ее за это накажут и накажут ли вообще. Весь этот разговор ни о чем, фразы брошенные просто так были направлены только на одно – отвлечь внимание собеседника. Только так, она могла перехватить инициативу. И эта светловолосая незнакомка пыталась перехватить инициативу. Она уже приготовила ему дорожку – итальянец посмотрел на нее с интересом.
«Она правда думает, что я вдохну эту дрянь?», - с недоумением спрашивал себя Монтанелли, он-то был уверен, что не похож на идиота.
- Дорогой алкоголь у меня есть, я почти не пью, - утвердительно ответил Винцензо. – Что касается красивой женщины… - начал он и замолк на несколько секунд уже более детально изучая Джемму.
- Об этом стоит подумать, - положив руку на подлокотник ответил Энзо. Совсем недалеко танцевали какие-то люди, но звуки музыки постепенно стихали в ушах сначала итальянца, а потом, наверное и сидевшей недалеко от него девушки под кайфом. 
- Иди сюда, - позвал мужчина, поманив девушку ладонью. Когда она оказалась рядом он взял ее за руку и потянул на себя, заставив приземлиться рядом на диван, садить ее к себе на колени капо пока не торопился.
- Так кто же ты такая? – уже тише поинтересовался Энзо, прекрасно зная, что Фишер его слышит. – Как ты тут оказалась и главное… - продолжил гангстер теперь уже пристально глядя собеседнице в глаза с пожалуй слишком уверенным выражением лица. Казалось, он о чем-то задумался, вот только о чем именно пока оставалось тайной.
- Главное, что мне теперь с тобой делать? – поинтересовался Монтанелли, глянув на стол с порошком.
«Нужно будет все это выкинуть».
- Какие у тебя предложения? – сложив руки в замок спросил Энзо. – На что готова конкретно эта девушка?

+1

7

.
          - После таких снов не просыпаются только идиоты. – Покачав головой, даже и не думаю причислять себя к ним с немереным количеством дорожек за последние пол часа. Хотя я уже потеряла счет времени. Все происходящее настолько закружило меня, что я уже и забыла о том, как я тут оказалась и с кем была изначально. Имя дилера отражалось в голове лишь слабой тенью и постоянно теряло очертание букв и звуки до тех пор, пока не превратилось в ничто. Опасность из-за того, что мистер Костюм выгнал отсюда барыгу по моей вине и все остальное, тоже испарилось.  Это прелести кокаина, с которыми нужно смириться. Конечно, это не так должно заботить как то, что на следующий день после сегодняшнего я забуду практически все, что творилось под кайфом и вспомню лишь в том случае, если приму еще одну дозу. И так будет продолжаться до бесконечности. Поэтому совершенно любой человек может воспользоваться ситуацией, засунув в такое дело, что мне потом придется за них мотать сроки, так как все улики и свидетели могут показывать исключительно на меня. Весело, не так ли? Но мне действительно весело и интересно развитие событий, которое будет ждать меня с этим мистером Костюмом, который, к тому же, оказался еще и дипломатом, улаживающего конфликты. Ой, да хватит гнать, знаю я какие ты конфликты улаживаешь, чего таить! Я нахожусь в «Гаморе», где достаточно таких людей, как этот тип. Это видно по их лицам, стилю отдыха и взорам, направленных на других. У них даже запах специфический. От них пахнет этим непревзойденным чувством опасности и потаенным желанием вселять в других страх. Вы знали, что женщины чувствуют запахи намного лучше мужчин? Они чувствуют любые изменения в своих детях, узнают о плохом настроении, даже не бросая взгляда на знакомую или друга. Моя наглость пока веселит его, но до каких пор так будет продолжаться?
          Джемма, ты играешь с огнем.
          Ты же понимаешь это?
          Я ничего не могу с этим поделать. То есть вообще ничего, меня просто несет напролом. Я не контролирую себя, не контролирую свои слова и действия. Меня схватила за руку эйфория и она меня не отпустит до тех пор, пока не пройдет действие си, за которым последует наиотвратнейшее настроение, во время которого, если дать мне в руки пистолет, я застрелю любого, кто хоть как-то косо на меня посмотрит или скажет лишнее слово. За хорошим всегда следует плохое и я прекрасно знала об этом, перед тем как склонилась над этим журнальным столиком, вставляя в ноздрю трубочку и вдыхая белый пушистый снег, за мгновенье просвербивший полностью носоглотку. Внимательно пытаясь слушать его, пытаюсь сосредоточиться для того, что не потерять начало разговора. Мне важно то, что он говорит. Мне интересно это, потому что именно этот человек стал моим объектом для добавления морального экстази в мой мозг и я слышу только его голос. Вокруг нас кричат, что-то делают, но это потеряло всякий смысл. Если в противоположном углу взорвется бомба слабого действия и начнется паника, то я не обращу на это совершенно никакого внимания. Люди ни на что не обращают внимание, когда им хорошо. Сейчас я греюсь в его черных глазах, которые изучают дюйм за дюймом мое немного худощавое тело. И, не удивительно, что я сразу же встаю и иду к нему, стоило ему лишь позвать, а затем, утянутая рукой, полу-валюсь-полу-сажусь рядом, положив руки на голые коленки.
          Кто я? Я могу быть кем угодно. Даже сейчас я не я, поэтому я могу притвориться совершенно любым человеком. Я могу быть знойной и раскованной, а могу быть только иллюзией, являясь на деле скромной девчонкой, которой однажды удалось сюда попасть. Я могу быть танцовщицей, а могу быть на деле юристом, врачом или учителем глухонемых детей. Любая маска, которая висит на длинной стене иллюзий, совершенно любая и я могу ее одеть, если того захочу. На короткое время я даже задумалась над этим вопросом, но потом отмахнула его, покачиваением светлой головы.
          - К чему все эти вопросы? – Я сажусь в полуоборот, опираясь левой рукой о гладкую обивку дивана. – Я же не на допросе, ведь так? К тому же, кто-то тут дипломат и я не думаю, что – легкий смешок, – будет огромным трудом разыскать меня. Но я здесь точно не задержусь. И исчезну так же, как и появилась в нем. Обо мне уже никто не вспомнит через неделю, а ты забудешь и вовсе завтра с утра. – Проследив за его взглядом, смотрю на дорожку из кокаина, которую старательно выстраивала трубочкой. Жалко конечно, но… Чуть нагнувшись, сдуваю его, словно пыль. Он поднимается в воздух и тут же исчезает, в общем дурмане. Пока, веселая пыльца.
          - Что со мной делать? Я думаю, что ты можешь применить на мне свои дипломатические методы урегулирования проблем. – Я чуть склоняю голову набок и облизываю пересохшие алые губы. Я прекрасно знаю и понимаю, что сейчас сморозила. – А можем покинуть это место, после чего, ты покажешь, что люди в костюмах умеют не только сверлить глазами и отдавать распоряжения охранникам, но так же могут хоть капельку веселиться. – Пересаживаюсь чуть удобнее и приподнимаю руки на уровень груди ладонями вверх. – Первый вариант. – Я покачала правой кистью. – Второй вариант. – Проделала тоже самое с другой. – Выбор только за тобой.

+1

8

Как странно поменялась атмосфера. Теперь он уже не такой грозный руководитель этого клуба, а она не смущенная своим положением гостья. Всего одна фраза позволила ей сократить дистанцию и резко перейти на «ты». Энзо не был ханжой, потому воспринял это без недовольства. Усмехнувшись он посмотрел на заговорившую с ним Джемму и откинулся на спинку дивана.
- Не на допросе, - кивнул Монтанелли. – Но можешь там оказаться, - забавы ради добавил он. Пожалуй, вызов полиции тоже был неплохим выходом. Итальянцы покажут, что в их клубе царит порядок, а наркотики нечто из ряда вон выходящее. Но нет, в их организации привыкли иначе решать проблемы.
- Может быть и с утра. Все зависит от того как мы с тобой расстанемся, - спрашивать ее имя снова Энзо не стал. Он не любил задавать один и тот же вопрос дважды. Если она решила остаться инкогнито – пусть так. Писать ей письма он не собирался, продолжать общение дальше – тем более. А значит его совершенно не интересует ни ее имя, ни фамилия, ни вероисповедание. Ничего кроме того, как она тут оказалась и как она будет оправдываться за свое поведение.
- Какие такие методы? – итальянец улыбнулся, посмотрев в глаза в конец осмелевшей танцовщицы. До этого момента она его забавляла, но теперь, похоже решила взять ситуацию в свои руки и вырвав инициативу из рук итальянца выйти сухой из воды, более того, не без пользы для себя.
- Ты предлагаешь мне поехать куда-то с нанюхавшейся порошка девушки, которую любой патрульный примет за шлюху? И далеко мы уедем? – абсолютно откровенно поинтересовался Монтанелли. Нахлынувшая смелость Джеммы начинала надоедать. Хотя ее манипуляции с собственной грудью тоже не остались незамеченными. Встав с дивана капо отправился к шторке, задернув которую он оградил себя и девушку от взглядов посторонних глаз. Столик стоял недалеко от стены, по обе стороны от него стояли диваны, штора служила последним подтверждением того что одурманенная собеседница гангстера оказалась в чилауте, где можно отдохнуть от шумной толпы и расслабиться… почему-то в этой ситуации подобное слово приобрело для Энзо неоднозначный оттенок.
- Давай начистоту, - сев на диван рядом с Джеммой начал Винцензо. – Я не поклонник развлечений с девушками, которые балуются наркотиками, следовательно я продолжу буравить охранников и хмуриться. Что касается тебя, - с этими словами мужчина коснулся подбородка танцовщицы двумя пальцами.
- Назови мне хотя бы одну причину, по которой мне не стоит поступать с тобой так же как с другими торчками, - Энзо говорил непривычно тихо, не громче чем было нужно чтобы его голос не глушился музыкой вокруг. Как поступают с такого рода людьми он так же говорить не стал. Пусть пофантазирует на этот счет.
«Твой ход», - мысленное обращение к Джемме и отблеск триумфа в глазах. Смелые девушки были интересны, но наглости Монтанелли не терпел, даже от столь неоднозначных созданий каким была миссис Фишер.

0

9

Все вокруг так быстро менялось, а может просто я была слишком медленной. Мир, давивший на меня, распадался на кусочки и я поднималась все выше и выше. Полная сил,  энергии и способная на совершенно все. И, хоть мне и угрожала опасность загреметь к фараонам или куда похуже, я чувствовала, то мне все будет по плечу. Я просто не могу так просто сдаться – это будет самый плохой вариант. Если раньше я казалась себе маленькой песчинкой на бесконечном дне океана, то теперь я выплыла на поверхность, становясь все больше и больше. Странное чувство, на самом деле. Может из-за него люди совершают столько преступлений, пока находятся под влиянием наркотиков? Наверное, дело в том, что они идут на это, потому что без этого слишком слабы личностью? А я могла бы так поступить? Мне кажется, что нет. И дело не в том, что я считаю себя сильным человеком, а в том, что у меня просто нет причин делать что-то, что может покрыть слоем грязи мою отсутствующую репутацию и запятнать фамилию Фишеров кровью или чем-нибудь украденным. Никогда не увлекалась подобным. Мне это не нужно. Мне это не важно. Как то так.
          Я хотела было уже ответить Энзо, что на настоящий допрос, про который он имеет в виду, я не попаду никаким образом. Если он решил сдать нанюхавшуюся девчонку фараонам, то ему придется объяснять, что она делала в этом клубе и почему она напудрила носик именно в данном заведении. Я же не буду молчать, как кроткая овечка и утяну его за собой. Ну, ладно, у такого человека есть деньги и связи, чтобы откупиться, да и меня под коксом навряд ли кто будет воспринимать всерьез. Но вопрос остается открытым. Почему же вы все такие хорошие и приличные притащили девчонку под дозой, которая приняла именно в вашем клубе. Выходит, в нем не все так чисто, правильно?
          - Съем шлюхи подпортит твою репутацию и оставит пятно на твоем идеальном костюме, действительно? – Я не могу толком контролировать то, что срывается с моего языка. Сведи нас судьба в другом месте и при других обстоятельствах, то, возможно, мы бы даже завели нормальный разговор. Но я уже чувствую его руки на своей шее и ладони сжимаются все сильнее и сильнее. Моя фантазия настолько реальна, что, когда мужчина поднимается со своего места, я немного отстраняюсь назад, будто он действительно собрался убить меня прямо но здесь. Но нет, он всего лишь закрывает нас от посторонних глаз шторкой и возвращается обратно ко мне, садиться рядом и продолжает буравить меня взглядом темных глаз. А они совсем близко. Похожи на ночное небо в мегаполисе – ничего не видно. Непроглядная темнота. Я не отрываюсь от его глаз даже тогда, когда его пальцы касаются моего подбородка. Облизываю губы, задумываюсь, но не могу найти ответ на его вопрос. Я действительно не понимаю, что я тут до сих пор делаю. Почему я отсюда не ушла и почему он держит меня здесь. И держит ли вообще? Может, я могу в любой момент подняться и исчезнуть в потоке людей? Хотя нет. Не смогу. Передо мной сидит не такой простой человек, я это сразу же поняла. Нужно вести игру, брать все в свои руки, но отблеск в глазах, дает понять о том, что я сейчас нахожусь на шаг позади.
          - Мне кажется, что ты знаешь ответ на этот вопрос. – Говорю совсем тихо, в тон его голосу. Я пытаюсь понять то, что сейчас можно сказать, но не могу собрать мысли воедино. Дурь портит голову. Я сейчас выгляжу полной дурой, затеявшую не самую благоприятную игру.
          - Почему ты не поступил со мной так, как с остальными торчками? – Отвечаю вопросом на вопрос и прищуриваю глаза. Я и не хочу, чтобы со мной поступали как с остальными торчками, даже не знаю что с ними делают, но по ходу не супом откармливают. Я бы могла спросить зачем все это, но моментально проиграла бы. Я бы могла спросить, что он хочет, но сорвалась бы с пьедестала и улетела в пустоту – идти на его условия, какими бы они ни были это… один из самых плохих возможных вариантов развития событий. Я ничего не могла сейчас придумать такого, чтобы это завершилось хорошо – наркотик подгоняет меня на необдуманные поступки. Если я проснусь завтра утром в кровати, а не где-нибудь, то должна постараться не жалеть о том, что не помню произошедшее ночью. Ладно. Пусть думает, что берет верх.
          - Джемма Доминик. – Изогнув губы улыбаюсь, а потом поднимаю руку к своему подбородку и осторожно отвожу пальцы темноглазого чуть в сторону, но не отпускаю их. – Кто ты? – Только не говори, что это не имеет значения.

0

10

-Пятно на репутации? Вряд ли, - улыбнулся Монтанелли. – А насчет костюма – все зависит от умений шлюхи, - без доли стеснения добавил он. Капо никогда не пользовался услугами путан, он просто недоумевал как можно променять случайную возможность и интригу на пару сотен долларов и секс с женщиной, которая будет хвалить тебя в постели и проклинать как только ты с нее встанешь.
- Потому что я думаю, что ты заслуживаешь немного большего, - слукавил Винцензо. Он видел эту девушку в первый раз . Ее внешний вид делал ее похожей на представительниц древнейшей профессии, однако обилие татуировок говорило об обратном, в этом городе, как и в любом другом предпочитали относительно чистое тело. Если же она была развлечением для гурманов, то у местного дилера бы просто не хватило денег на то, чтобы позволить вечер с такой красавицей. Сама она утверждала, что занимается танцами, что ж может быть. Разговор за занавешенной шторой не то чтобы не клеился, скорее двигался неспешно в отличие от ритма здешнего клуба, где народ в режиме нон-стоп сходили с ума. На что она надеялась, приходя в клуб со столь сомнительным ухажером? На долгую любовь и смерть в один день? Едва ли. Он не знал осведомлена ли девушка о том, что бывает с подобного рода сопровождением, но сам гангстер знал о том более чем достаточно. Обычно им давали порошка, не слишком много, но достаточно для того чтобы на него подсесть. А потом смазливая девушка готова на все что угодно ради того чтобы вдохнуть щепотку порошка, любой каприз за белую пыль. И еще недавно лежавший на столе кокаин был тому подтверждением.
- Как меня зовут ты завтра и не вспомнишь, - отмахнулся Монтанелли. Это действительно было не столь важно. Услышит она его имя, вспомнит – испугается, не вспомнит – не беда. Об Энзо ходили разные слухи, но многие так или иначе сводились к тому что в жизни он любил три вещи – власть, деньги и женщин. В Этом случае ему удавалось совместить как третий так и последний пункт. Слухи врут не всегда.
- Никто не будет держать тебя насильно, не в моих правилах, - подвинувшись к танцовщице чуть ближе заявил Винцензо. Встань и уйди она из этого клуба – он не станет держать, в конце концов он не был насильником. Запустив руку в волосы своей собеседницы мужчина посмотрел ей в глаза. На фоне суженных зрачков танцевали разноцветные огоньки, долетавшие с танцпола через штору, которая хоть и скрывала их от посторонних глаз – не мешала освещению.
- Ты можешь встать и уйти, после чего никогда здесь не появишься, - заявил гангстер, тем не менее не отпуская своей собеседницы.
- Либо остаться и принести более весомые извинения, - рука в волосах стала тверже и теперь не настаивая пыталась прижать голову ближе к лицу итальянца. Целовать ее самостоятельно мужчина не торопился. Да и кто знает собирался ли он вообще ее целовать. Ему выпала возможность неплохо провести вечер, а ей проверить так ли фееричен секс под кайфом как его описывают.

+1

11

...
          Подобные мужчины как тот, который попался мне столь недавно и привел в сие место, хотел не столько провести один вечер в обществе танцовщицы, сколько впоследствии привязать меня к себе. Из города в город, везде я наблюдала а, порой участвовала, в одном и том же. Это игры из серии «как сделать из девушки рабыню за пару ночей». Правила просты: тебе дают кокаин в большом количестве и совершенно бесплатно, а потом, когда у тебя появляется ломка, начинают диктовать действия, после которых ты сможешь получить новую дозу. И, хоть, в таком состоянии ты готов убивать и снимать с людей кожу заживо, ты все равно сжимаешь зубы чуть ли не до ломоты и делаешь то, что тебе скажут, потому что твоя жизнь превращается в большое черное пятно и единственный вариант хоть как-то внести светлые краски – посыпать эту темноту белоснежным снегом, который будет делать мир лучше хотя бы еще на пару часов. А потом все начинается заново. Мне в этом деле больше повезло – при моей работе даже алкоголиком стать не можешь, не то чтобы наркоманом. Вечные переезды с места на место, постоянно новые люди, новое общение. Все, что остается с утра – лишь горевание о вчерашних воспоминаниях, канувших куда-то в пропасть, и хмурое настроение, с которым можно справиться и без кокса. Но сегодня, стоит признаться, я совершила ошибку, когда начала вдыхать вторую, а затем третью, четвертую и так далее дорожки. Если бы не появился этот человек в строгом костюме, то, кто знает, чем бы закончилась эта история? Может, у меня бы случился передоз и меня бы везли в больницу, или просто кинули бы на улицу, как ненужную вещь, которой по сути и являлась, а, может, я все же в конце превратилась в кокаиновую девочку, которая ради дозы готова на все, совершенно все.
          На самом деле я об этом сейчас ни черта не думала. Отголоски сознания, где то внутри совсем перестали проявлять себя. У меня немного кружилась голова, уши перестали воспринимать музыку, как, если бы, она была включена совсем тихо. А сердце отбивало бешеный ритм. Чувствуя руку на своей голове, в волосах, я ощущала тепло, проходившее волнами по всему телу, как будто этот человек был Джонни Штормом, превращая свою кисть в чистый огонь и полностью сжигая меня. Я не могла ни подобрать никаких слов на его речи, ни как то достойно отреагировать на все это. В его черных глазах плясали огоньки – это все словно гипнотизировало меня и я не могла оторваться. Ощущение опасности пропало, все пропало. Осталось только желание. Непонятное, неподдающееся описанию и навязчивое до безумия, превращаясь в идею фикс сегодняшнего вечера. Голос мужчины казался мне бархатистым и мягким. Он отдавался в голове приятным гулом, перекрывая все остальное. И, если бы он не придвигал меня к себе, то я бы сама это делала, проводя языком по своим немного пересохшим губам багряного цвета. Я уже не желала никуда уходить. Я хотела быть здесь и сейчас рядом с этим человеком, имени которого даже не знаю. Не ради каких-то там извинений или чего-то подобного, а ради себя, собственного эгоизма и желания получить то, что я хочу. Похожая сейчас больше на дорогую шлюху, резко отличалась от того, какая была в обычное время. Если бы я могла, то мне бы сейчас опять стало искренне жаль за то, что он узнал меня именно такую, сформировав у себя в голове первое впечатление, где я выгляжу наивной дурочкой и никем больше. Его твердая уверенная рука остановила меня на небольшом расстоянии от своего лица, мои же руки, сложенные на коленях, покрывались дрожью каждый раз, как я чувствовала его спокойное дыхание на своем лице и мой мир тонул, тонул, тонул, и, хоть краски становились ярче, все, кроме мужчины смазывалось в единое пляшущее цветное пятно.
          Без возможности устоять, без желания отодвигаться, лишь коротко улыбнулась, а затем самостоятельно стерла расстояние между нами, касаясь губами губ. Руки на время потеряли былую дрожь и я поднимаю их к его лицу, кладу на лицо и дальше, дальше до затылка, зарываясь в короткие волосы. Губы двигаются сами собой, я двигаюсь сама собой, на полном автомате, без возможности даже открыть свои глаза и лишь спустя некоторое время, могу, наконец, оторваться и чувствую, что дышу, словно огнем, а сердце начало шуметь в ушах.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » If you want to hang out you gotta take her out.