Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Green Mile, 33


Green Mile, 33

Сообщений 41 страница 43 из 43

1

• дом принадлежал покойному дону мафии, другу Агаты, Джованни Риккарди
• ближайший соседний дом находится в километре
• дом стоит на берегу реки Сакраменто
• 1й этаж: гостиная, кухня + столовая, санузел
• 2й этаж (мансарда): две спальни, санузел
• двор: бассейн и выход к реке

Дом

http://s6.uploads.ru/9IHmR.png
http://s6.uploads.ru/fR6uJ.png
http://s7.uploads.ru/B2aWN.png
http://s6.uploads.ru/o2OLf.png
http://s7.uploads.ru/CI7Ga.png

0

41

Службой доктора Макалистера на флоте Гвидо не интересовался - даже не знал точно, на военном или на гражданском он проходил ранее службу, но слышал что-то на тему того, что раньше он был доктором на судне, от кого-то из тех, кто работал в больнице, хотя уже и не помнил, от кого именно такая информация поступила. В морге госпиталя Святого Патрика Монтанелли и самому приходилось бывать несколько раз, когда он сотрудничал с парочкой нечистых на руку людей оттуда на тему пересадки органов и некоторых веществ, помогавших ему делать свою работу - прежнюю работу, а не обязанности босса, разумеется. Естественно, Макалистер при этом не присутствовал, к числу соучастников Торелли и вообще преступников не относясь. В общем - это уже неважно, что там было в прошлом, оно ушло, но оставив неплохое наследие. Важнее, что сейчас у него возникало чувство дежа вю, и ещё - что из-за этого маньяка с его мёртвым другом и гостеприимности Агаты он уже начал несколько уставать одевать и снова снимать свои ботинки, курсируя из дома в сад и обратно.
- Поедем.
- согласно кивнул Патологоанатом. К теме доктора Макалистера и впрямь было решено не возвращаться - ну не убирать же его теперь самого, как свидетеля, из-за двух-то пальцев какого-то умалишённого. К слову, Тарантино, судя по её словам, даже по полицейской базе их пронести успела - и Гвидо даже спрашивать не стал, кто на этот раз ей помогал, чтобы лишний раз не провоцировать себя на ненужные мысли и действия. Агата давно уже живёт в Сакраменто, знает многих людей, и знает, как делаются такие дела. Со своей проблемой она и так сделала уже довольно много. И уже придумала, что можно ещё предпринять по поводу её решения, так что даже сам Монтанелли в этом случае становился всего лишь инструментом для выполнения определённого дела. Прямо по старой гангстерской присказке - пусть окружающие люди делают для тебя столько, сколько могут. Тата хорошо владела этим принципом, наверное, даже и не осознанно... Гвидо бросил куртку рядом, начав стягивать и футболку толстяка, отмечая, что на торсе жертвы действительно нету никаких следов насилия - ни кровоподтёков, ни ран, разве что жировые складки говорили о том, как этот человек пытал самого себя обжорством. Придётся повозиться, конечно, самое трудное - это избавиться от костей, здесь же и до костей придётся добираться какое-то время. Одним шлангом, конечно, не обойдёшься.
- А, вот так, значит? Ультиматум? - Монтанелли усмехнулся в ответ, бросив футболку к куртке и начав стягивать и штаны, обойдя труп. Нельзя не отметить, что образ жизни Тарантино становился всё больше и больше затворническим, как и взгляды на эту жизнь, и хорошего в этом было немного, конечно, но с учётом того, сколько дерьма на неё вылилось за последний год - неудивительно. Собственно, не ему судить её - он и сам был рад не вылезать из дома, когда Маргарита сбежала, и Фрэнк был свидетелем тому, в кого он превратился на этот период, ровно как и сама Агата, даже свитер, в котором он появился перед ними, был одним и тем же. Хотя объяснить отказ звонить Линде можно было ещё много чем, помимо нежелания видеть у себя дома кого-то постороннего - например, её состоянием, а накидалась Тата явно не за то время, пока он до неё ехал, а гораздо раньше. Или недоверием... доверять можно только тем, с кем работаешь бок о бок - даже внутри одной Семьи. - Нет уж, милая, сама ты тут такого напорешь... - не говоря уже о том, что провозится как раз до завтрашнего утра. Да и вообще не стоило ей давать ничего острого в руки сейчас - не дай Бог пьяная, но очень самостоятельная Агата себе по руке нечаянно тяпнет тесаком, пока будет избавляться от этого "постороннего". Стянув с покойника и трусы, Гвидо кинул их в общую кучу тряпья и положил её у борта, и сам выбираясь следом. Всё ещё никаких увечий, никаких следов от физических контактов, очень похоже, что смерть человека была естественной; и непонятно даже, хорошо это или плохо. Определённо хорошо то, что труп был свежим, и не придётся решать проблему с его начавшимся гниением...
- Ладно, значит, как в старые добрые. - улыбнулся он, разогнувшись. Как в старые добрые восьмидесятые, когда его путь, как чистильщика, только начинался, коллекция инструментов сформирована ещё не была, медицинский опыт ограничивался двумя курсами, опыт расчленителя - тем, чему научили на мясокомбинате, а Агату ещё качали в колыбели... Конечно, Линда и её инструменты - это был бы более простой и правильный выбор, но с другой стороны - так ли часто они с Тарантино видятся? Когда они поедут куда-нибудь - можно будет и пообедать заодно. С такими условиями - явно до обеда он и провозится, даже, наверное, и дольше чуть-чуть.
- Можно я пошарюсь по твоей кухне и гаражу? Мне понадобится несколько ножей, топор, может и ещё кое-что, если это у тебя найдётся... если пожертвуешь мне фартук и резиновые перчатки - вообще будет замечательно.
- обычная кухонная мясорубка - тоже было бы неплохо. Можно даже комбайн использовать, но придётся тогда задействовать все удлинители в доме, да и технику было бы жалко испортить таким образом... Уже всё то, что он задействует, придётся продезинфицировать потом - хотя Агата может и просто это выбросить, но тут - пусть сама решает, как быть. - Своего у меня почти ничего не осталось. - оправдался Монтанелли, разведя руками. Он уже год никого не "причащал" самостоятельно - инструменты ему были уже без необходимости, кое-какие Линда освоила, другие - просто пылились где-то в доме или были отправлены в мусор после пожара в их с Маргаритой квартире.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-03-12 09:45:04)

+1

42

Глядя на то как Гвидо раздевает мертвяка, обнажая толстое, нелицеприятное тело, я задумалась о том, что надо было закопать этого жмурика в своем лесу. Это как иметь труп на заднем дворе, только с большей вероятность, что моего Толстяка не найдут.
- Нет уж, милая, сама ты тут такого напорешь... – в ответ я красноречиво и громко фыркнула, показывая, что и в этой ситуации мне бы удалось выйти сухой из воды. Хотя, наверно, не очень хорошо, когда одним из твоих качеств является не гибкий ум и умение работать в команде, а удача. Удача непостоянна, и на нее рассчитывать нельзя, но ведь именно к ней я чаще всего прибегаю, когда вляпываюсь в очередную какаху.
За работой Чистильщика я никогда не видела. Знаете, не любитель фарша, да и само по себе это занятие, которым не будешь любоваться как картинами Сальвадора Дали, это просто надо делать. Но, черт, я хотела глянуть как дон Монтанелли будет возиться в мясокишкикровь подкинутого мертвеца, чтоб потом было что вспомнить со словами «Хей, Гвидо, а помнишь те былые времена…». Примерно с такой речью я могла обратиться к Джованни или Данте или Витторе, припоминая им как мы грабили банк… на мусоровозе. Стоит сказать, что это было больше развлечение и высказывание своего неуважения как к правительству, так и к банковской системе. Но в этом и была Семья Торелли во времена правления Донато. И таким как я, она была родной.
- Знаешь что… - начала я, глядя как мужчина оставляет толстожопого без трусов – Самое забавное, что за последние пол года голую задницу мужика я вижу у трупа, подкинутого мне в бассейн. Нет, я не жалуюсь, просто… - что просто? Просто хочу поговорить о Верноне, с которым была заключена сделка и которого я не видела с того раза, как раскрылся мой и его обман. Просто я готова была наплевать на собственную гордость и приехать к нему домой в слезах и соплях, а еще с кулаками и воплями обманутой женщины. Хотя, в той ситуации обманутой я была в меньшей степени.
- Э… не важно – махнула я рукой и поднялась на ноги.
- Можно я пошарюсь по твоей кухне и гаражу?
- Да, бери что хочешь, если это поможет избавится от трупа. Хотя я бы воспользовалась проверенным дедовским методом и закопала его где-нибудь в лесу – я махнула рукой на расстилающийся лес вокруг. – Но раз тебе седина ударила в бороду и бес в ребро, не стану мешать – сказала по-доброму и усмехнулась, кивая Гвидо, чтоб шел за мной.
В гараже удалось найти все необходимое, эти инструменты принадлежали некогда бывшему владельцу дома. Тут же и бензопила есть, и топор. Хотя Гвидо с бензопилой мне нравился больше.
- Хочу предложить Декстеру жить вместе. Съедемся ради сына. – попутно рассказывала я. – А то судебный процесс закончился не так хорошо, как я того хотела. Хотя… это было частью нашего соглашения: он пишет заявление, чтоб мне вернули родительские права, а я не претендую на то, чтобы Аарон жил со мной. – может, в виду сложившейся у меня не здоровой ситуации, этот договор с Декстером был и кстати. А может, если бы у меня была семья. Настоящая семья. То ничего и не случилось бы.
- Это все, что тебе потребуется? – спросила, когда поиски инструментов подошли к концу. По итогу Монтанелли не только перчатки с передником нашлись, но и прозрачные очки, судя по всему, в них косили траву или стригли кусты.
Никогда не видела как расчленяют человека, и хотела за этим понаблюдать. Но когда Толстяк лишился руки, я поняла, что мои нервы не так крепки, а чувство брезгливости слишком высоко, чтоб сидеть на бортике бассейна и наблюдать за процессом.
- Черт. Я пойду в ванную. А то мне кажется, что Толстяк кричит. Не могу на это смотреть – скривилась я и быстро удалилась, чтоб провести час-другой в пенной ванной с книгой в руках. И чувствовала я себя при этом буржуем, который заставил чернокожего раба работать. Надеюсь приглашение на ужин компенсирует доставленные неудобства?

+1

43

Говорят, пьяному море по колено - но даже в этом случае он выходит из воды в мокрых ботинках, и это если учесть, что море, которое он перебрёл, находилось в состоянии штиля на протяжение всего пути; Агата же, если возьмёт тесак в руки, тоже будет мокрой, это как минимум - но от крови, а не от воды. Кровь, конечно, смывается, а вода сохнет, но удача - это не то качество, которое будет сопутствовать всегда, пьяному ли, трезвому ли, да и так ли Тата удачлива - это ещё с какой стороны посмотреть: едва ли можно назвать везением сам факт того, что её послали в район боевых действий, причём, в тайне от твоих же друзей, которые способны были убить; да что там друзей -  даже её сын понятия не имел о том, куда исчезла мама и где она находится. В этом Гвидо сейчас очень понимал Аарона - примерно такая же ситуация сейчас была в его жизни насчёт Энзо. Хотелось бы надеяться, что он не на войну уехал таким же образом. И что если он вернётся, то не оглохший или без какой-нибудь из своих конечностей... Когда Тарантино вернулась - она ничего не слышала. И вот каково было ей тогда - Монтанелли уж точно не представлял. Назвать это везением - то же самое, что назвать везением то, что она оказалась рядом с ним одновременно с теми китайцами... То есть, повезло, конечно, что она была рядом в тот момент - но что китайцы там оказались, это удачей не назвать ни с какой стороны. Хотя и неудачей это тоже не было. Это было последствием его решений и действий. Везением было то, что в этот контракт входил один Гвидо - без Медеи, без Санчес, без самой Агаты, и вообще без всех, кто присутствовал на той сделке.
Впрочем... везения вообще не существует. Это ирландцы верят в удачу - итальянцы же говорят, что случайностей не бывает. Любой поступок имеет последствия, любое действие - противодействие. Что такого совершила Агата, чтобы заслужить вот такого "поклонника", вопрос, конечно, сложный. Может, сам Господь посылает ей неприятности - расплату за её прошлое в качестве террористки? Ну, в любом случае, Гвидо не хотел считать, сколько людей Тарантино лишила жизни своими бомбами в прошлом. Как чистильщика, его задачей было разобраться с проблемой в настоящем, как босса - планировать будущее. Странно, что за столько времени, как они знались, Тате так и не привелось увидеть, как он работает... Наверное, сама судьба давала возможность исправить это упущение. Если у гангстеров есть свой ад и рай, может быть, у них есть и какая-то своя, особая, судьба - ну или, вернее, то явление, та сила, что выстраивает её линию?
- Нет, раз уж начала - давай говори. - Гвидо вылез из бассейна, и присел на его край, рядом с Агатой. Она уже второй раз за утро говорит о своей личной жизни, и то, что у неё сейчас далеко не самый лучший период в отношениях с мужчинами, Монтанелли уже понял - к тому же, обещал с ней поговорить в процессе. Торопиться особо и впрямь некуда, труп никуда не убежит, тем более в голом виде, а то, что она считает "неважным", ставя работу на первое место, на самом-то деле - очень даже важно. Нету среди них роботов, если кто-то упадёт - недостаточно будет просто заменить батарейку, чтобы он встал и пошёл дальше... Но Агата уже встала и удрала от разговора... опять.
- Это непрофессионально. - привычно отрезал Гвидо, следуя за ней. Похоронить труп в своём саду - с этим она вполне могла бы справиться и самостоятельно, зачем ей вообще бы понадобилась его помощь в этом случае? Монтанелли так не работал. Он избавлялся от тела так, чтобы его наверняка никто не нашёл бы, никогда и нигде, не смог бы опознать и сказать бы, какой смертью он умер и где - а если покойника закопать в этом саду, его, вероятнее всего, всё равно найдут когда-нибудь, может, через сто лет, но всё равно останется что-то. Даже если от тела не останется ничего - скорее всего, будет всё равно видно, что здесь была могила.
- Что ж, это очень серьёзное решение. Но мне кажется, что так оно будет и к лучшему.
- Агата, наконец, решилась заговорить о семье - словно какую-то плотину прорвало, которой она отгораживалась от Гвидо всё это время, всё ещё считая его, похоже, частью своей работы, а не личной жизни, несмотря даже на то, что он устроил её в своём доме, когда она заболела. - Честно говоря, я не понимаю, что вообще мешало вам так сделать всё это время. - невесело усмехнулся он, и наткнулся взглядом на бензопилу Джованни. Превосходно. Отчего-то о ней он сразу и не подумал - а тем не менее, цепная пила была бы даже гораздо полезнее топора, особенно на первой стадии разделки тела, да и в дроблении костей уже сыграла бы свою роль. И даже тот факт, что она создаёт подозрительно много шума, на участке Агаты роли не играл - соседи не могли бы оценить аккорды бензопилы, как и ту картину, что она будет рисовать.
- Даже более, чем всё... - улыбнулся Гвидо, надев прозрачные очки и взглянув сквозь них на кучу различных инструментов, что появилась недалеко от бортика бассейна. Бензопила, набор нескольких ножей, колотушка, шланг, уже пристроенный к крану, отвёртка - чтобы вывернуть шурупы и снять со сливов решётки фильтра, исключая для них возможность намотать часть Толстяка на себя, и многое другое. Куртка Монтанелли тоже легла на траву, и затем он надел фартук, обул резиновые сапоги, найденные в том же гараже, надел перчатки, и спрыгнул во всём этом обмундировании в бассейн, словно водолаз в океан.
- Да, можешь пару часов пока отдохнуть! - прокричал Монтанелли, не став заглушать бензопилу, продолжая и дальше лишать тело толстяка конечностей и запасов крови. Смотреть за тем, как он работает, было вовсе не обязательно, Агата и так видела достаточно неприятного за последнее время... Какое-то время рёв бензопилы ещё разносился по участку, затем на некоторое время его сменило эхо от мощных ударов лезвия топора по мясу, после всё стихло - Гвидо приступил к мелким "деталям", начиная вручную перемалывать остатки костей и органов до состояния жидкого фарша, который без проблем ушёл бы в канализацию вместе с водой из шланга.

=Конец эпизода=

Отредактировано Guido Montanelli (2014-03-12 14:27:57)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Green Mile, 33