Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...and a groomsman.


...and a groomsman.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Quinton Guidoni, Guido Montanelli
Место: Многоэтажная парковка
Погодные условия: Ясно и тепло
О флештайме: Гвидо звонит Куинтону и назначает встречу на безлюдной парковке. Без подробностей. Что он задумал?..

0

2

Я задумчиво читал газету, заодно делая глоток ароматного кофе из чашки. Сейчас я чувствовал прилив бодрости. Конечно, ведь приняв душ ранним утром, я расслабился и заодно скинул тяжелый груз с плеч. Стоит только подумать! Вопросы, пускай даже маловажные, может решить напор горячей воды, и ни к какому психологу ходить не надо. Под душем талант певца и мысли философа просыпаются, да. Кстати, о голосе - он у меня определенно есть! Как жаль, что мир потерял такого замечательного певца. Был бы я сейчас, как Фрэнк Синатра этого времени или Хосе Иглесиасом. Да-а, Тарантино добивалась бы еще моего внимания! Хмыкаю, воображая себе, как моя женщина дерется в грязи с какой-нибудь чокнутой фанаткой. Хмыкаю. Моя фантазия и не на то способна. Знала бы Тарантино, какие эротические фантазии посещают мою голову, то давно бы порвала со мной. 
Надев белый махровый халат, доходивший до моих щиколоток, я первым делом направился на кухню, чтобы спокойно позавтракать. Агата спала в моей квартире, ее решение остаться на ночь обрадовало меня. Смотрю на часы. Двенадцать часов дня. А кто же будет готоихвить мне омлеты и ставить кофе? Соня.
На улице хорошо. Светит солнце, немного прохладно, не холодно. Такая погода мне нравилась. Не любил дождь и жару. Золотая середина - вот что мне по душе. А грозу я боялся еще с далекого детства. Тогда, забившись в угол и хныкая, маленький Куинтон закрывал ладошками уши, читая мольбу Тому Самому, чтобы он поскорее прекратил метать молнии. Став постарше, я не забивался в угол. Хотя, где-то в глубине душе закрадывалось чувство страха. Старые страхи остаются и терзают человека до самой смерти. Лучше бы я боялся убийства, чем грозы. Уберег бы себя от грязи, что осталась на моих руках.
Раздался звонок мобильного телефона. Я беру в руки мобильный, прикладываю к уху.
- Да? - знакомый голос на том проводе приветствует меня и я узнаю его. - Здравствуй, Гвидо.
Неужели что-то случилось? Попросту Монтанелли мне никогда не звонил. У него на все есть причина. Он не стал бы отрывать в воскресное утро от нечего делать. 
Говорит мне, что хочет встретится. Мне ничего не остается, как дать согласие.
- Куда? Хорошо. Приеду, Гвидо. Через час.

На одной из улиц перекрыли дорогу и мне потребовалось немного больше времени, чтоб приехать по нужному мне адресу. Гвидо попросил не опаздывать. Увы, его просьбы я не выполнил. Но не вижу ничего постыдного. Из одного края города в другой ехать как минимум час и даже при большом желании я не мог приехать вовремя. Не понимал, почему Гвидо выбрал местом встречи заброшенную парковку.
Останавливаюсь резко у автомобиля Дона. Хмурюсь. Он выглядел немного... взволнованно?
Выхожу из машины, хлопая дверцей. Гвидо стоял и ждал меня.
- Непредвиденные обстоятельства заставили меня опоздать. Надеюсь, не случило чего чрезвычайно серьезного?
А если бы случилось, Гвидо собрал бы каждого Торрельца, не только меня. Так что, наверняка, ему понадобилось видеть меня по работе, которая могла связать нас двоих.
А может хочет убить меня? Ха-ха... Смешная шутка, Куинтон. Безлюдная парковка, серьезный Гвидл Монтанелли. И мы с ним на едине. Ты уже становишься параноиком. Стареешь.

+1

3

Внешний вид

Гвидо и впрямь нервничал немного, но, в какой-то степени, это было даже приятно - в ожидании чего-то столь же торжественного, как предстоящее событие, трудно оставаться абсолютно спокойным, особенно учитывая тот факт, что никто, кроме него самого, не был в курсе, что именно всё-таки происходит. Нет, несколько адвокатов знали о том, что Монтанелли официально разошёлся с Барбарой, Алекса знала о том, что он заказал бронированный лимузин - она же сама и принимала участие в изготовлении в своей мастерской, Дебора из салона Korloff - о том, что он заказал эксклюзивное кольцо, так как она и занималась оформлением этого заказа и выступала в роли посредника; но притом, о истинных намерениях своих поступков Гвидо не сказал никому из них - да и вообще никому не собирался сообщать, Куинтон будет первым, с кем он заговорит об этом открыто. Свидетелем и соучастником "преступления", которое готовил босс Семьи.
- Опаздываешь, Куин. - с напускной серьёзностью изрёк Монтанелли, словно и в самом деле собирался упрекнуть капо в непунктуальности - впрочем, опаздывать в их сфере попросту не принято, к назначенным встречам относятся серьёзно; особенно к тем, которые сам назначил - Гуидони ведь сам сказал, что прибудет через час, так кто виноват, что он не совсем корректно рассчитал время своего пути? Это было не так уж важно прямо сейчас, но всё равно давало капо повод задуматься - что-то ведь и действительно могло произойти, и Монтанелли, или не он, а любой другой член Семьи мог бы на него рассчитывать в данный момент. - Вообще-то как раз случилось. Садись в машину. - на лице Гвидо словно застыла непроницаемая мина. Сродни той, что сопровождающие демонстрируют соучастнику, готовящемуся стать членом Семьи, когда везут его до места церемонии, или в подобных же ситуациях, пытаясь заставить кого-то поверить в то, что его хотят убрать. Многие убийства, впрочем, в Семье совершается с улыбкой. Не все - но многие. Улыбкам друзей проще поверить, чем каменной физиономии, и расслабиться, чтобы свинцовая пилюля, которая войдёт в тебя, легче усвоилась организмом. О том, что Куина, скорее всего, не собираются убивать, говорит и тот факт, что Монтанелли приехал на собственной машине - стал бы он портить обивку? Впрочем, и стал бы, возможно, если бы так необходимо было заставить кого-то поверить. Гвидо всегда действовал наверняка, Куинтону это хорошо было известно.
- Знаешь, Куин, мы только что пережили очень непростые времена. Желтомордые, байкеры, Анна, и все остальные... - прошла всего пара дней, как Риккарди предали земле. Гвидо так хотел бы, чтобы Дилинджер был бы в числе гостей на его свадьбе - хотя на тот момент он не задумывался о том, что вообще будет играть свою свадьбу, в какой-то степени, именно произошедшее и подтолкнуло его к тому, что он планировал - собственное решение с этой точки зрения оказывалось чуть ли не предсмертным подарком от Джованни. Вся эта череда смертей и покушений словно напомнила о том, что никто из них не вечен - стоит использовать время, пока оно ещё есть. Кто знает, что будет завтра, и не окажется ли Семья втянутой в новое противостояние. - Ты хорошо держался, и я очень ценю то, что ты делал всё это время. Для Агаты, для меня, и для всех нас. Но... понимаешь, есть момент, когда нужно двигаться дальше. Понимаешь, о чём я говорю? - Гвидо замолчал на несколько секунд, давая Куинтону передышку, чтобы переварить всю ту очевидную ерунду в стиле итало-американских средней руки гангстеров, и затем вдруг мышцы на его лице, продолжавшим сохранять крайне серьёзное и строгое выражение всё это время, дрогнули, и Монтанелли попытался удержать улыбку, но прыснул, и каменная маска окончательно отвалилась, разбиваясь в пух и прах. Гвидо улыбался - в это само по себе было тяжело поверить, но это ещё не окончательный диагноз - он улыбался над своей попыткой пошутить.
- Видел бы ты своё лицо... Ладно, не напрягайся, я просто валял дурака. Но мне действительно от тебя кое-что потребуется.
- если бы он собрался убрать Куина, всё было бы не настолько классически, пожалуй - Гвидо никогда не был приверженцем классики, его профессия в криминальных структурах была относительно новой, и методы работы тоже имели мало общего с классическими - он предпочитал действовать наверняка. И уж точно не стал бы пытаться запудрить Гуидони мозги, потому что это давало больше шансов ему самому, чем Гвидо. - Я собираюсь сделать Маргарите предложение. - Куин был первым, кто услышал от него эту новость, и теперь был единственным, кто был в курсе планов Монтанелли. Как бы он сам не относился к его идее - кто-то сказал бы, что им с Маргаритой давно пора обвенчаться, другие, вероятно, осудили бы это стремление, увидев в этом либо повторение истории с супругами Донато, либо просто посчитав, что Гвидо назначил ди Верди на место консильери потому, что они спят вместе и имеют общего ребёнка - так или иначе, ну Куин обладал информацией. И правом выбора - потому что от предложенного далее он мог бы и отказаться. - Ты согласишься быть свидетелем у меня на свадьбе? - кто ещё должен занять место шафера на свадьбе чистильщика, как не торговец живым товаром? Пожалуй, тяжело было бы отыскать более жуткую пару преступников, но даже преступники имеют неотъемлемое право заключать браки со всеми формальностями и по всем правилам. В этом случае они точно находились тех местах, которые и должны были бы занять. - Если она состоится, конечно. Я ведь не знаю, что она ответит. - но если она примет его предложение, они с Куином оба будут знать, что требуется друг от друга.

Отредактировано Guido Montanelli (2013-12-05 16:00:08)

+1

4

Все же, мне действительно было не по себе. Да, я успокаивал себя мыслями, что у нас с Гвидо могла появится общая работа, и может поэтому он позвонил мне и назначил встречу. А с другой стороны, у нас не было общих точек соприкосновения. Я - убийца, он - чистильщик. Вполне возможно, что я должен был убить кого-то, но тогда какого черта просить меня, когда в нашей семье немало людей, которые хорошо обращаются с оружием? Появилось еще одно предположение - повышение в должности, но это, честно говоря, не выглядело убедительно.
- Вообще-то как раз случилось. Садись в машину.
Повинуюсь словам босса. Хмурю брови. Монтанелли любил говорить загадками и фиг отгадаешь его шарады. Говорил Гвидо посторонними замысловатыми фразами - вот в чем он был искусен.
Я слушал каждое его слово, изредка кивая головой, но так не понимал их смысла.
- Да, пережили многое - согласен. Но так что? Что случилось?
- ... Есть момент, когда нужно двигаться дальше. Понимаешь, о чем я говорю?
- Честно? Нет. Это у вас метод убийства новый такой, да? Назначать встречу в безлюдном месте, начинать беседы издалека? Я его оценил, хм.
Нет, ну какого черта устраивать этот цирк? Конечно, я должен быть солидарен с Гвидо. Он старше, выше меня по должности, уважаемый человек, как никак. Но я не считал, что со мной можно обходиться, как с доверчивой мальчишкой. Я требовал ответного уважения. Без этих слов. Строго по делу, а если нет дела, то зачем звонить?
- Видел бы ты своё лицо.
Какого?... Может, у Гвидо Монтанелли проблемы? В следующую секунду он заулыбался и я выдохнул. Убирать меня с дороги никто не собирался, так что я успокоился.
- ... я просто валял дурака.
- А я думал, Вы серьезный человек, Гвидо. - улыбаюсь в ответ. - Наверное, что-то все таки произошло, раз я удостоился чести попасться на Вашу шутку?
- Я собираюсь сделать Маргарите предложение.
Ди Верди? Глаза мои, наверное, округлились с пять копеек. Нет, я не следил ни за чьей личной жизнью и поэтому даже не догадывался, что Монтанелли встречался с Ди Верди. Хотя, это было итак ясно. Я слишком слеп.
- Свидетелем? - переспрашиваю. Иногда у меня такое чувство, что это не у Агаты были проблемы со слухом, а у меня. Но я ясно расслышал каждое слово. Все логично. Вот почему меня позвал Гвидо. - В свете прошлых событий, я очень рад за Вас. Я сочту только за честь быть шафером на вашей свадьбе.
- Если она состоится, конечно. Я ведь не знаю, что она ответит.
- Состоится. Я уверен, что Маргарита не откажется.
Значит, я знал еще до невесты о скорой женитьбе Дона? Что ж, это честь - быть шофером на свадьбе у Гвидо. Надеюсь, эта свадьба будет не последней. Тем более, есть Агата и я. Кто знает, может у нас дела дойдут до алтаря?
Рано думать, конечно. Впереди нам предстоит нелегкий путь и его нужно преодолеть. Тем более, Агата всё ещё держит меня на расстоянии и я не знаю, когда она сможет впустить меня в свою жизнь.

+1

5

Безлюдное место, старый знакомый, беседа для отвлечения внимания, автомобиль - а что в этом методе было нового, в их мире это уже давно стало классикой. Настолько избитой, что шутки по этому поводу тоже уже были в ходу так давно, что никто уже не помнил, кто пошутил первым - и тем не менее, все продолжали смеяться. Или Куинтон сам так никогда не прикалывался над молодыми солдатами?.. Гвидо не знал, как проходило его посвящение. Он много раз присутствовал на церемонии, несколько раз сопровождал на неё новичков, в том числе и Агату, но на церемонии Куина он не присутствовал, их знакомство состоялось немного позже, хотя от этого менее продуктивным оно и не стало - Гуидони был одним из самых лучших "клиентов" Монтанелли, поскольку он не являлся убийцей, но его производство имело те "отходы", которыми Гвидо и занимался, будучи чистильщиком - просто приезжал, забирал мёртвые тела и уезжал, чтобы сделать всё необходимое, никаких улик, никаких отпечатков, никакой крови; и никаких вопросов - они оба всегда знали, чем занимается другой. Теперь Монтанелли чистильщиком уже не был, передав свои дела и попытавшись передать свой опыт Линде Фортуно, так что по этой части Куинтон, теперь в статусе капо западной стороны, сотрудничал уже с ней; Монтанелли же теперь получал долю с его операции и с его солдат, приглядывая за делами в качестве босса. Если начать вдумываться, у Семьи много чего случилось в последнее, и почти всё было серьёзно, времена вообще были неспокойными, как по китайскому проклятию - 2013 стал для Торелли эпохой перемен... Похороны Джованни состоялись позавчера, Агата и Марго нашли Анну ещё раньше, чуть позже после неё Гвидо и ди Верди устранили и Хабиба - хотелось бы надеяться, что на этом "эпоха перемен" и закончится. Куин не должен стать очередной переменой. На это нету никаких причин, да и перемен было уже слишком много.
- Пожалуй... - Гвидо бы такую уверенность. Два дня назад, на похоронах Джованни, он отдал приказ, который Маргариту уж точно не обрадует - избить двух членов синдиката, которые пришли на церемонию вслед за ней, чем вызвали открытое неодобрение со стороны Агаты, и более скрытое - со стороны многих других присутствующих друзей и солдат Джованни. Зная свою будущую невесту, Гвидо был уверен, что без внимания она это не оставит, но каковой будет её ответная выходка и каковы её последствия, он не знает. Один из тех ребят, которые били братьев Вицци, не появлялся дома уже два дня - вот это ему уже известно. Но "сообщение" он передал так, как от него требовалось... видно будет, чем это обернётся, хотя хорошего в этом мало - немногим больше, чем в этом синдикате, который здесь начал набирать силу с тех пор, как Марго вернулась из Рима... И лучше не посвящать Гуидони в подробности, наверное - незачем втягивать его в свои тёрки.
- В любом случае, будь готов. Я уже заказал кольцо и свадебный автомобиль, так что... - он пожал плечами. Так что Гвидо играл ва-банк, спустив весь свой последний доход на подготовку к свадьбе, которая ещё даже не факт, что состоится - что тут сказать? Любовь кружит голову. Куинтон не просто узнал о происходящем до невесты, а был первым, кому Гвидо открыто сказал о своих планах; Алекса знала лишь о том, что ему вдруг понадобился бронированный лимузин, оценщица Дебора Гарднер из ювелирного салона Korloff - о том, что он хочет купить кольцо для любимой женщины, хотя речь о том, что оно - обручальное, у них не заходила (конечно, брачная аферистка смекнёт, что тут к чему, да и из мастерской тоже могут поползти слухи - но слухи остаются слухами).
- Спасибо, Куинтон. - Гвидо крепко пожал ему руку, отвечая на его согласие, почти так, словно Куин уже поздравлял новобрачных, а не только что согласился стать свидетелем на будущей свадьбе. Маргарита заслуживала красивой свадьбы, и чтобы всё на ней было по правилам, и католицизма, и сообщества, к которому они оба принадлежали уже очень давно... Монтанелли не одобрял многих поступков Маргариты, и ему не всегда нравился путь, которым она ведёт свои дела, но тем не менее - он любил её. Эта любовь заставила его перешагнуть через себя самого, и пересмотреть свои собственные взгляды в какой-то степени, и лучше понимать, как удавалось сосуществовать супругам Донато в их тандеме - жаль, что сейчас он уже не сможет посоветоваться с Витторе об этом... Но у Куина и Агаты, кажется, та же самая ситуация - они оба в деле, они оба посвящены в Семью. И для Тарантино такое положение вещей уже не в новинку... - Только не говори об этом никому. Я хочу сделать для Маргариты сюрприз, ну, и знаешь, не хочу, чтобы слухи поползли раньше времени. Ладно? - спросил Гвидо. Куинтон сумеет что-нибудь придумать, если даже кто-то был в курсе того, что он поехал на встречу с Монтанелли - в конце концов, босс решил лично встретиться с одним из капо, не такое уж и большое дело. Особенно, учитывая, что Гвидо привык работать по старинке, стараясь не собирать всех основных людей вместе, страхуясь от полицейской прослушки и сводя к минимуму возможность сделать из верхушки Семьи одну большую мишень. Сборы мафии - это ведь всегда потенциально опасно. Следить будут за одним, а накроют всех - и даже в одной отдельно взятой Семье нужно убедиться, что нету ни хвостов, ни прецедентов для их роста.

+1

6

в архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » ...and a groomsman.