Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Written In The Stars


Written In The Stars

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Victoria Blackmore & Roxana Crawford
Место: пригород Сакраменто, зона для кемпинга
Время: середина апреля 1994 года
Время суток: день, а потом сутки с утра до вечера
Погодные условия: днем тепло и достаточно солнечно, хотя ветер бывает еще слегка холодным и непреклонным; ночью все же еще довольно прохладно
О флештайме: еще есть немного времени до выпускных экзаменов, чтобы потратить его с пользой для духа и тела. Компания друзей решает провести выходные на природе в палаточном лагере, но не все оказываются так дружны, как хотелось бы... и все ли все еще именно дружат?

http://www.totaltravelguide.co.uk/wp-content/uploads/2013/05/camping-under-the-stars.jpg

+1

2

- Хей, ну перестань меня игнорировать! - распластавшись поперек кровати подруги, Виктория одновременно улыбается и хмурится. Она кладет голову на руки и одним лишь взглядом наблюдает, как Роксана изображает страшную занятость, намного более важную, чем нытье рыжей о выходных на природе.
- Ты всех их знаешь. Все свои. Будет весело! - наверно.
Виктория более чем прекрасно осознавала, что уговаривает Роксану согласиться на пикник, в компании полузнакомых разнокалиберных старшеклассников, куда все едут если не парочками, то с явным на то намерением, (тем более, выпускной уже не за такими уж скалистыми горами). Блекмор и сама готовилась поехать туда с Марком, надеясь, что вечер у костра как-то согреет их. Не раз и не два уже в голове Тори мелькали переменной красочности идеи о том, как бы подыскать пару и подруге, но не то критерии рыжая выставила слишком высокие, не то нечто подсознательное влияло на её выбор, но ни одного из кандидатов в "достойную" пару Роксане она так и не одобрила еще на этапе самостоятельного отбора.
Едва ли сейчас Виктория преследовала ту же идею - подружить с кем-то Роксану, наоборот - чувствуя постоянное замерзание их ранее весьма теплых и близких отношений, девушка хотела сменить обстановку, чтобы ярче и четче был взгляд со стороны на проблему, чтобы свежий воздух и легкий ветер принесли правильные мысли и правильные решения.
- Хватит уже штудировать свои книжки, Кроуфорд, они никуда не денутся за эти два дня, - перебираясь ползком по кровати, она приблизилась к подруге. - А если уж совсем не понравится, Марк отвезет нас домой. И я даже не стану тебя уговаривать остаться. Там. Тогда. Но не сейчас! - и по-щенячьи жалобные глазки посмотрели на Роксану с явной преданной мольбой. - Ну пожалуйста! Роксана. Я хочу, чтобы ты поехала. Ты нужна мне! - и даже в мыслях Тори не продолжила фразу сравнительными оборотами вроде "как поддержка", "как подруга", "как плечо для нытья и скуления", "как запасной человек, чтобы не было скучно", пожалуй потому, что ей сейчас и в голову не приходило, что Роксана может быть чем-то одним, вот таким конкретным, функциональным даже. Не меряя дружбу количеством лет, рыжая просто всегда знала, что Кроуфорд - её человек, что бы не случилось - она просто все сразу, "а на меньшее я не согласен"(с), и потому сейчас так важно было взять её с собой, взять как неотъемлемую часть себя, чтобы весело было, чтобы спокойно, чтобы целостно.
- Поедешь? - жалобно так, и глазками хлоп-хлоп. - Всего на два денечка, с одной ночевкой!

+1

3

Роксана в который раз пробегала глазами по строчкам, пытаясь вникнуть в смысл прочитанного. Получалось с трудом. Да и как получится, когда одно очаровательное рыжее создание не дает сосредоточиться? Виктория уже битый час уговаривала подругу поехать на пикник. За этот час Роксана успела сказать свое веское и решительное «нет». Затем «нет» повторить, дополнив отказ красочным описанием особенностей отдыха на природе. Бесполезно. Ни внезапный торнадо, ни нашествие пчел-убийц, ни больные бешенством дикие животные не смогли убедить Тори. Девушка продолжала свои уговоры и отступать, похоже, не собиралась.
В конце концов, Роксана решила игнорировать подругу. Устроившись за письменным столом и раскрыв учебник по истории Соединенных Штатов, девушка пыталась одновременно отвлечься, сделать домашнюю работу и решить, а достаточно ли веским было её «нет», если рыжая до сих пор не прекратила уговоры.
- Ты всех их знаешь. Все свои. Будет весело!
Тебе может быть. А мне перспектива все выходные наблюдать, как вы с Марком обниметесь и целуетесь, ни радости не доставляет, ни веселья. Нет, будь я мазохисткой – другое дело! Но беда в том, что я таковой не являюсь, - думала Роксана. Внешне же девушка оставалась совершенно невозмутимой, старательно изображая крайнюю заинтересованность изучаемым материалом.
Тем временем Виктория перебралась через кровать, на которой лежала и подошла к брюнетке.
- Хватит уже штудировать свои книжки, Кроуфорд, они никуда не денутся за эти два дня.
Мгновение, и учебник истории благодаря стараниям рыжей гостьи покидает руки хозяйки и летит на кровать. Роксана провожает его взглядом. Блекмор, кто тебя учил так обращаться с книгами? Брюнетка переводит взгляд на Тори и… Такая просьба-мольба застыла в глазах Виктории. С такой жалобной надеждой смотрела она на Роксаноу, будто шар земной перестанет вращаться, если брюнетка сейчас вновь откажет. Роксана мысленно воздела руки к небу. О Боже, дай мне сил!
Кроуфорд взывала к высшим силам, потому что чувствовала, что своих ей явно недостаточно. Трудно устоять перед этим взглядом. А если так смотрит девушка, занимающая в вашем сердце не последнее место, то сопротивление вообще оказывается бесполезным занятием.
- Поедешь? Всего на два денечка, с одной ночевкой!
Каков будет твой положительный ответ? Эта фраза из одного известного итальянского фильма, вспомнившаяся вдруг Роксане,  как нельзя кстати подходила под ситуацию. Брюнетка сдалась.
- Хорошо, Тори, я поеду, - произносит она устало. – Только перестань на меня так смотреть.
Виктория тут же исполняет просьбу. Теперь в её глазах плещется радость. На губах играет счастливая улыбка, и Роксане тоже хочется улыбаться.
Но если уж Роксана сдалась, то должна подписать акт капитуляции на своих условиях.
- Если мне что-то не понравится, Марк тут же везет нас домой. И мне нужна палатка. Отдельная. Я не собираюсь делить пространство с малознакомыми людьми. Как и не собираюсь торчать там всё воскресенье. Максимум до обеда и едем домой.

+1

4

- Хорошо, Тори, я поеду, - она не сдалась так просто и без боя, но знала, что рыжее существо не гнушается брать нахрапом, измором, шантажом, щенячьими глазками и, наверняка, какими-нибудь способами, запрещенными Конституцией сверхдержавы, потому выдержав должный уровень сопротивления и мхатовскую паузу, все-таки согласилась. – Только перестань на меня так смотреть.
Последних слов Виктория уже не слышала. Она вскочила со своего места напротив, а на её лице не осталось и тени от той жалобной физиономии мольбы - её заменил радостный восторг по случаю удачных переговоров. (Не честно? Не важно!) Восторженно провальсировав прямо за спину своей подруге, Тори, не особо сдерживаясь в эмоциях и их выказывании, сжала её крепкими объятиями за плечи, прижимаясь щекой к затылку и ласкаясь, как счастливый щеночек.
- Ура-ура-ура!
Еще несколько лет назад в честь этого можно было и на кровати попрыгать, но теперь же уже взрослая - не комильфо.
- Если мне что-то не понравится, Марк тут же везет нас домой...
Роксана даже не особо спешила освободится от пут Виктории и снова занять свое удобное положение заучки и всезнайки, но не забыла упомянуть и свои условия поездки.
- Хорошо, - слегка настороженно замерев на вдохе, все же согласно кивнула головой рыжая. Не то, чтобы ей очень хотелось вдруг сорваться и уехать в скучную домашнюю субботу, если подруге вдруг не понравится какой-то пенек или, как на нее смотрит белка, но с другой стороны - глупые и нелогичные отмазки всегда были прерогативой Виктории, а когда что-либо не нравилось Роксане, обычно стоило просто заткнуться и доверять. Время от времени Блекмор замечала, кстати, и то, с каким сомнением и порой плохо скрываемой неприязнью смотрит и говорит подруга с её парнем, но это был один из тех не многих случаев-исключений, когда она предпочла сделать вид, что ничего не замечает, каждый раз надеясь, что в следующий все изменится.
- И палатка - не проблема. Я возьму у Маргерит. Шикарная одноместная палатка со спальником, - чтобы уж точно не отказалась, заверила Виктория. - Да знаю, что до обеда, - капризно поморщив нос, Тори снова уселась на кровать подруги. - Но ты права, если мы скажем, что надо готовиться к завтрашним урокам, это будет выглядеть умнее и достойнее, чем запрет родителей "ездить по ночам с бандой ненадежных подростков, и не говори мне, что все будут трезвыми, - я не поверю", - пусть Марк и был в глазах Блекморов хорошим парнем и хорошей партией для Виктории, родители девушки не были настроены доверять уже совсем стопроцентно. - Хей, не смотри так на меня! Мы не будем пить! Много... - опомнившись, слегка исказила действительность Тори, вдруг учуяв, что рыбка может сорваться с крючка.
Решив, что дальнейшее её здесь пребывание может только усугубить ситуацию и привести к результату прямо противоположному желаемому, Виктория поспешила удалиться с поля боя.
- Я побегу собираться! И ты не тяни, - подмигнула подруге и скрылась за дверьми её спальни, крикнув уже снизу у входной двери: - Спасибо!

***
- Тор, ты уверена, что она согласилась, а ты не сама это выдумала? - стуча пальцами по рулю, поинтересовался Марк и посмотрел на часы. Выдавать желаемое за действительное входило в гадкую привычку рыжей, когда она напоминала другим об обещаниях, которых те не давали, но из врожденной тактичности старались выполнять. Она осознавала прекрасно, что сей метод попахивает подлецой, но когда он работал так прекрасно, так не хотелось от него отказываться.
- Уверена! - заверила, перескакивая через дверцу машины с откидным верхом. - Просто подожди здесь.
Она направилась прямо к парадному входу в дом Кроуфорд и уже готовилась нажать на кнопочку звонка, когда дверь отворилась прямо перед её носом, и появилась Роксана.
- Слава богу, а то я уже думала ловить тебя у заднего входа! - шутливо прищурила глаза Тори. - Привет, мистер Кроуфорд! - помахала она ручкой отцу Роксаны, что показался за её спиной. - Верну в целости и сохранности. Завтра, - подхватывая подругу за руку, Тори направилась к машине. - Всего доброго! - щурясь от солнца, попрощалась с отцом Роксаны, уводя за собой достояние семейства Кроуфорд.
Перемахнув через дверцу авто, Виктория забралась уже на заднее сидение, и смотрела на брюнетку взглядом "ну, и почему ты не делаешь то же самое?". Безнадежно надежная Роксана в некоторых вещах была правильной настолько, что шалость даже самой Тори начинала казаться едва ли не преступлением.
- Просто залезай сюда, и мы поедем! - заулыбалась рыжая. - По пути мы еще подхватим Дерека, а с остальными встретимся уже там.

+1

5

Кой чёрт понёс меня на эти галеры?! - было первой мыслью Роксаны ранним субботним утром. За пару дней, прошедших с момента разговора с Тори, брюнетка успела и пожалеть, и передумать, и отчитать себя за проявленную слабость. Но от поездки, тем не менее не отказалась. Не в привычках Роксаны было забирать назад однажды данное обещание.
Приняв душ и одевшись, девушка спустилась вниз. Странная картина предстала перед её взором. Мистер Кроуфорд, приучивший всю семью не будить себя в выходные раньше полудня, встал ни свет, ни заря и сейчас увлеченно копается в рюкзаке, который Роксана приготовила с вечера и оставила у входной двери.
- Не спится, папа? – насмешливо произносит девушка, подходя к мужчине и целуя в щеку. – Доброе утро.
- Доброе утро, - смущенно отвечает Генри Кроуфорд, явно не ожидавший, что его поймают с поличным. – Решил еще раз проверить, - кивает отец семейства на приготовленные дочерью вещи. И чтобы как-то выйти из неловкой ситуации, меняет тему. – Пойдем завтракать.
Отец и дочь беседуют за завтраком. Мистер Кроуфорд с наигранным безразличием расспрашивает Роксану о предстоящей поездке. Он задает те же вопросы, что и вчера, и позавчера. Девушка же терпеливо вновь на них отвечает. Юная мисс Кроуфорд понимает, что отец волнуется и переживает. Потому не следует говорить ему о том, что мальчиков едет ничуть не меньше чем девочек, и ребята наверняка возьмут с собой алкоголь.
Семейный допрос прерывает звонок в дверь. Роксана делает последний глоток кофе и направляется к двери. Отец следует по пятам. На пороге девушку ждет Виктория.
- Слава богу, а то я уже думала ловить тебя у заднего входа! – Роксана в ответ улыбается. Ей нравится видеть Тори такой. Радостной, возбужденной, предвкушающей приключения.
- До завтра, пап, - прощается девушка и позволяет подруге увести себя.
Навстречу им из машины выходит Марк, и настроение брюнетки тут же меняется. Она холодно здоровается с парнем. Тот отвечает, стараясь не замечать этого холода. Он и сам не в восторге от перспективы общения с Роксаной, но старается быть дружелюбным. Всё-таки лучшая подруга его девушки. Пока Марк убирает вещи в багажник, Тори перескакивает через дверцу машины и устраивается на заднем сидении.
- Просто залезай сюда, и мы поедем! – зовет подругу Виктория. Брюнетка же не двигается с места. Не королевское это дело, прыгать через двери. Девушка смотрит на дверцу машины так, словно пытается открыть ее силой мысли или же расплавить. Роксана еще не решила. На помощь бедной дверце приходит Марк. Управившись с вещами, он по-джентельменски открывает Роксане дверцу, и девушка с королевским достоинством, усаживается, наконец, в машину. Тори тут же хватает подругу под локоть, чуть ли не подпрыгивая на месте от нетерпения. Автомобиль трогается с места.

***

Виктория слегка приврала обещая Роксане «всех своих». Были в компании веселых туристов ребята, которых брюнетка совсем не знала. Но вопреки ожиданиям, субботний день оказался неплохим. Пока ребята занимались обустройством лагеря, девушки небольшими группками направились на осмотр местных достопримечательностей в ближайшие лесные заросли. На одну из таких достопримечательностей наткнулись и Роксана с Викторией.
Не спеша прогуливаясь по лесной тропинке и беседуя о пустяках, девушки неожиданно вышли на небольшую полянку, сплошь усыпанную весенними цветами. Тори тут же сорвалась с места, ныряя в эту красоту. В центре поляны девушка остановилась и радостно смеясь, закружилась на месте, раскинув в стороны руки и подставляя лицо весеннему солнцу. Роксана, напротив осталась на краю. Не в силах тронуться с места, она заворожено наблюдала, как весенние лучи, пробиваясь сквозь листву, устремлялись к центру поляны, освещая Тори, и запутывались в рыжих прядях, наполняя девушку светом. И казалось, будто Виктория сама становится светом. Легким, неземным, невероятно прекрасным созданием, к ногам которой сама природа сложила свои лучшие творения. А Роксана стояла в тени деревьев, боясь пошевелиться, боясь спугнуть это чудесное наваждение.
Позже все вновь собрались в лагере. Поиграли в мяч, побегали по лесу, пытаясь найти друг друга за широкими стволами деревьев. Развели костер и готовили походный ужин. Были страшные истории и песни под гитару. Было лицо Виктории, освещенное неверным светом костра. Были чужие руки на ее талии, и Марк, шепчущий что-то забавное ей на ушко.
Чем гуще становились сумерки, тем тяжелее становилось на сердце Роксаны. Тем тяжелее было гнать от себя мысль о том, что эту ночь Тори проведет с Марком. Роксана решила, что на сегодня она уже вдоволь налюбовалась влюбленной парочкой и пора бы уже поберечь свои нервы. Девушка пожелала всем доброй ночи и удалилась в палатку.

+1

6

Виктория была в числе первых девчонок, кто решил слинять с благоустройства лагеря и не обременять себя походным бытом с первых же секунд своего пребывания на отдыхе. Сначала они все держались небольшой компанией, уверенно шагая к какому-то живописному деревянному мостику над маленькой речушкой, но вскоре Тори умышленно стала идти на четверть шага медленнее, потихоньку отставая от основной группы, которая за своим щебетом ничего и не слышала.
- Когда я говорила, что все будут свои, - почти шепотом проговорила, склоняясь к уху Роксаны. - Я не говорила, что они все мне по душе, - и усмехаясь ехидно, но по-наивному широко распахнув глаза, Блекмор подтолкнула свою подругу в сторону с дороги на другую тропинку, к которой пришлось пробираться, пару раз перепрыгнув через низкий кустарник.
- Нет, я понятия не имею, куда мы идем, - призналась Виктория, когда через несколько минут об этом спросила Роксана. - Не волнуйся, я запоминаю дорогу. Я же обещала твоему отцу вернуть тебя в целости и сохранности.
Еще несколько минут, или несколько десятков минут пролетели за непринужденными беседами, и Тори снова чувствовала себя хорошо и спокойно рядом с подругой. Как она и надеялась, совместная поездка на природу, смена обстановки и приятный климат сделали свое доброе дело и для них двоих.
- Вау, смотри! - и бросилась бежать вперед, едва не спотыкаясь о сучки и веточки на тропинке. Впереди была поляна, живописная словно с картины: она уже во всю пестрела насыщенной зеленью трав и разноцветием весенних цветов, так ласково согреваемых прямыми солнечными лучами. Это место, словно оазис - такое неожиданное, приятное, дарящее наслаждение и радость. Тори кружилась и летала вокруг как лесной эльф или сатир, веселясь и играясь в лучах солнца.
- Ты почему здесь прячешься?! - возмущенно изогнула бровки рыжая, заметив свою подругу под сенью раскидистого дуба. Не осведомляясь о её желаниях, Тори вывела Роксану на середину поляны, под её солнце, вплетая в черные волосы наспех переплетенные вместе ярко синие цветки, так неожиданно прекрасно гармонирующие со всей этой ситуацией своей яркостью и нетривиальностью. Теперь они уже обе кружились, обгоняя воздух, пока не упали рядом на зеленый ковер травы.
- Я же говорила, что будет круто! - выпалила Виктория, улыбаясь широко и открыто.
Роксана тоже ожила рядом с ней, наслаждаясь обещанным ей отдыхом, и рыжая была счастлива, вот просто беззаботно счастлива без условий и объяснений. Ей давно этого не хватало, потому так важно было уговорить подругу на эту поездку. Марка Тори тоже любила и не отрицала, что бывала с ним счастлива, но не раз ловила себя на мысли, что если бы её поставили перед выбором: Марк или Роксана, она бы, не раздумывая, выбрала Роксану, и в этом была проблема её личной жизни. Но не в этот конкретный момент...
- Когда незабудка была маленькой, нам в руки как-то попала одна книга с разными легендами. Там было сказано, что у народа, который живет в Карпатах есть обычай, для самых отважных влюбленных, - в последний момент она остановила в себе последнее слово. - Они уходили вместе ночью в дремучий лес. И если их чувства были настоящими и сильными, то находили без труда безопасную цветущую поляну, на которой ждали рассвета и возвращались домой утром. А если все ложь - их больше не находили в лесах, - закончила Тори, щурясь от солнца, но продолжая смотреть вверх через листья деревьев. Потом она резко перевернулась и, опираясь на локти, с улыбкой посмотрела прямо в глаза подруге. - И напишут же такое в детских книжках, а! - а про себя подумала, что даже если захочет, то не сможет забыть эти минуты на безопасной цветущей поляне и ярко синие весенние цветки в черных как ночь волосах. Она положила голову на руки, но тут же встрепенулась, обратив внимание на стрелки часов. - Черт! Нас уже давно нет. Пора возвращаться.
Как и обещала, Блекмор отлично запомнила дорогу обратно, и к лагерю они добрались даже быстрее, чем хотелось бы. Там на нее сразу налетел Марк с упреками в неорганизованности и безответственности, но ей этого было не понять - она ведь была с Роксаной, а рядом с ней не существует понятия безответственность. День пошел своим чередом, с играми, шутками, песнями, как обычно это бывает в больших компаниях, периодически случались и перепалки, но в целом атмосфера была вполне дружная и веселая. То и дело Тори налетала на подругу, интересуясь её настроением и желаниями, первой тянула её в свою команду по пикинковому волейболу и отгоняла надоедливого парнишку, очевидно заинтересовавшегося её подругой. Она не могла точно объяснить для себя, почему это делает, но считала своим долгом поступать именно так.
Наконец настал вечер и вокруг костра мотыльки стали плясать, обжигая крылья. Марк достал из машины два пледа и передал один Роксане, а во второй закутал себя и Викторию. Она должна бы быть счастлива, но как-то не уютно, не комфортно. Под мелодичный перебор струн гитары, несколько пар начали танцевать за общим кругом медленный танец, и не особо сопротивляясь, Виктория оказалась в руках Марка, ведомая в танце. И снова должна бы быть счастлива, но она встречается со взглядом Роксаны и внезапно притворяется, что оступилась и потянула ногу.
- Все пройдет, я просто посижу немного, - объясняет спокойно, но Марк оглядывается на своих друзей и ворчит себе под нос что-то недовольное. Вскоре рыжая снова оказывается под одним с ним пледом, он шепчет на ухо ей какие-то нежности, а у нее ком в горле пробирается вверх. Она притворно улыбается, и даже смеется, изображая счастливую влюбленную, но ярко-синие дикие цветы в волнах черных волос не дают покоя.
Роксана прощается и уходит в свою палатку. Тори кажется, что глупо считать, что из-за нее, но в то же время именно себе в вину она ставит кроткое поведение подруги этим вечером.
- Не хочешь прогуляться и посмотреть на звезды? - касаясь носом чувствительной кожи над скулой, шепчет Марк, а у Тори мурашки по коже и вдруг хочется бежать подальше.
- Нога. Она все еще болит, - с легкой хрипотцой и несмелостью в голосе, чувствуя себя абсолютно растерянной, отвечает рыжая, отводя глаза. Он снова злится, уже более явно.
- Ладно, тогда пойдем спать! - подхватывая на руки и перекидывая через плечо, несет её к палатке, не особо реагируя на удары ладошками о спину.
- Опусти меня! Какого черта ты делаешь?
И он опускает, практически бросая на спальник в палатке и залезая следом. С не скрываемыми намерениями, он нависает над ней сверху и проводит ладонью вверх от бедер к груди.
- Уйди! - не крича во всеуслышание, но уже шипя агрессивно и твердо, командует рыжая и что есть сил толкает его двумя руками в плечи. Заваливаясь набок, он слегка деформирует конструкцию палатки, на что несколько человек у костра реагируют восторженными аплодисментами, представляя в своих фантазиях, конечно, совсем другое. Fuck! - хватается за голову Тори, и оба на какое-то время замирают. Она надеется, что он сейчас бросит ей с укоризной что-то вроде: "Оставайся, я переночую в машине", но он молчит; он лежит на спине, дышит глубоко, и Блекмор чувствует как он зол на нее, но он молчит.
- Доброй ночи, - наконец бросает рыжая и вылазит из палатки.
Запахнув на себе рубашку, спасаясь от ночной прохлады, бредет почти на ощупь в сторону палатки подруги, конечно, не хромая, ведь все выдумала. Пытается не реагировать на пьяные подвывания нескольких парней, засидевшихся у огня, но не выдерживает и демонстрирует средний палец - все равно утром забудут.
- Роксана, - полушепотом зовет подругу, остановившись у ее палатки. Девушка закрыла её изнутри, не ожидая гостей, потому все что оставалось Тори - надеяться, что брюнетка спит еще не слишком крепко и рыжая не перебудит половину лагеря в придачу. - Роксана, ты спишь? - присаживаясь на корточки у входа в одноместную палатку, шепчет Блекмор.

+1

7

Роксана ворочалась с боку на бок. Так жестко, так неудобно, так холодно, а вот так жарко. То комары жужжат, то волки воют. Последний пункт был девушкой выдуман исключительно для количества. Брюнетке нужно было как можно больше причин для объяснения своей бессонницы, чтобы не признавать одну единственную. Ту самую. А причина, по которой мисс Кроуфорд оказалась этой ночью посреди дремучего леса в окружении диких зверей, вынужденная спать на холодной жесткой земле, сейчас, наверное, видела десятый сон, уютно устроившись в надежных объятиях Марка. Ладно, если спят. Воображение услужливо подкинуло девушке пару вариантов, чем может заниматься влюбленная парочка, если они не спят.
- Нет! Ну невозможно же так! – в сердцах воскликнула Роксана и рывком села на походной постели, подтянув колени к груди. Брюнетка дико ревновала Тори к Марку. Каждый раз при виде этого красавчика, в голове Кроуфорд вертелась лишь одна мысль: Убить!. Ей с большим трудом удавалось сдерживаться и вести себя с ним более-менее вежливо. Да, Роксана ревновала, ревновала отнюдь не как подруга, и категорически отказывалась признаваться в этом даже самой себе. Ведь признаться в ревности значило признать и тот факт, что Роксана Кроуфорд влюбилась в свою подругу. А признание это могло нести угрозу для их дружбы. Дружбы, которой брюнетка дорожила и была не готова её терять.
С поляны доносятся аплодисменты и пошлые шуточки. Да когда же они угомонятся? Разве можно уснуть в такой обстановке? Роксана поворачивается, чтобы поправить спальник и вновь пытается улечься поудобнее. Сквозь шорох девушка слышит своё имя. Брюнетка замирает, пытаясь определить, не послышалось ли?
- Роксана, ты спишь? – Голос, который Роксана узнает из тысячи. Девушка, включает  небольшой тусклый фонарик над потолком, подползает ко входу в палатку и резко дергает молнию. Брезентовая преграда, отделяющая ее от остального мира исчезает, карие глаза встречают взгляд зеленых.
-Тори? – удивленно спрашивает брюнетка, будто не веря, что подруга сейчас действительно перед ней. – Залезай. – Роксана отодвигается, освобождая место для Виктории.
- Ты с ума сошла, разгуливать ночью по лагерю? Да еще в таком виде. – Ловкие пальцы скрипачки быстро застегивают пуговицы на рубашке подруги. - Мало того, что холодно, так еще и пьяные парни по округе бродят. Чем думал Марк, тебя отпуская?
Девушка обрывает свою тираду. Пальцы замирают на последней пуговице, так и оставшейся не застегнутой. В полумраке палатки Роксана пристально вглядывается в лицо Виктории. Почему она пришла?
- Тори, почему ты здесь? Что-то случилось? Это из-за Марка? Что он сделал? Ну конечно этот придурок что-то сделал! - Не дожидаясь ответа, Кроуфорд направляется к выходу. Ей не обязательно знать, что сделал Марк. Достаточно просто знать, что ОН причина бед Тори. В голове крутится масса вариантов расправы. из которых сжечь поддонка в палатке самый безобидный. Роксану нельзя назвать импульсивной. Она достаточно хорошо контролирует свои эмоции. Но когда дело касается семьи или Тори, брюнетка готова броситься в омут с головой не думая.
Тонкие пальцы смыкаются на её запястье. Виктория тянет девушку назад. Улыбается успокаивающе. Говорит, что Марк не сделал ничего того, из-за чего его нужно убивать прямо сейчас. Да и вообще оно того не стоит. Брюнетка недоверчиво смотрит на подругу, пытаясь решить поверить ли. На лице рыжей отражается раздражение и усталость. И никаких признаков того, что Роксана не должна ей доверять. «Что ж, пусть так.»
Кроуфорд позволяет себе расслабиться и, наконец, замечает, что Тори дрожит.
- Замерзла? – спрашивает она подругу и получает согласный кивок в ответ. – А чего молчишь? Забирайся, - командует девушка, открывая спальник, и сама забирается следом. Спальник одноместный. Он  рассчитан на взрослого крепкого мужчину. Так что две хрупких девушки без труда в нем помещаются. Тесновато правда. Но это можно пережить.
Тори обнимает Кроуфорд за талию и утыкается носом в шею. Брюнетка обнимает подругу в ответ. Повозившись немножко, устраиваясь поудобнее, рыжая затихает. Роксана хотела было расспросить Викторию о том, что же всё-таки её сюда привело, но передумала. Захочет, сама расскажет.
Брюнетка лежит и не верит в реальность происходящего. Здесь сейчас в её руках находится самое дорогое сокровище на свете. Она ощущает тепло тела Тори. Чувствует, как кожи на шее касается её дыхание. Слышит биение сердца. Своего сердца. Так быстро, так громко оно бьется о ребра, будто птица в клетке. Роксане кажется, что этот звук наполняет всю палатку, поляну, лес. И далеко за пределами леса мир может слышать как бьется сердце Роксаны Кроуфорд. Из-за НЕЁ. Из-за Виктории. 
- Ну, согрелась немного? -  шепчет Роксана. Пытается говорить. Лишь бы не молчать. Лишь бы заглушить биение своего сердца. Шёпотом. Потому что знает, голос-предатель сейчас её подведет.

+1

8

- Тори? - удивленно спрашивает Роксана, глядя прямо в глаза Виктории, словно для нее было шоком, что они вообще оказались на одном пикнике.
- Конечно, нет! Я вампир из той дурацкой страшилки, и ты должна меня пригласить, чтобы я могла войти, - смеясь шепчет Тори, слегка вздрагивая, не то от упоминания о вампирах темной ночью в лесу, не то от случайного ветерка. - Ну или хотя бы подвинуться уже, - снова смеется. - Мы не гордые, и без приглашения вломимся.
Услышав все таки приглашение, хоть и несмелое и явно шокированное, Виктория на коленях проползла в палатку. Как только вслед за ней скользнул вниз зиппер, снова "запирая" ночное убежище, Роксана, словно мама-волчица с укором и недовольством, но все же нежно и внимательно принялась ухаживать за Тори, ловко перебирая маленькие пуговицы рубашки, плотно упаковывая рыжую в имеющуюся на ней одежду.
- Мало того, что холодно, так еще и пьяные парни по округе бродят. Чем думал Марк, тебя отпуская?
- Угомонись уже, - накрывая ладонью руку Роксаны, старалась осадить волнение Тори. - Во-первых, те у костра сегодня больше не в состоянии встать и бродить, а во-вторых, когда это пьяные парни были мне угрозой, ну что ты в самом деле? - пусть такая неосторожная отвага и была для рыжей приобретенной, натренерованной еще в детстве, когда защищала незабудку от дворовых мальчишек, сейчас она была уже ее неотъемлемой частью, хоть и приносила порой неприятности. Виктория слегка нервничала, но старалась этого не показывать, хотя её и выдавали нервные потягивания за рукав рубашки, и голос нарочито бодрый и радостный, неестественно звучащий для тех, кто знает. А Роксана знает.
- Тори, почему ты здесь? Что-то случилось? Это из-за Марка? Что он сделал?
Ну вот! Блин! Виктория понимает, что не годится для тайной разведки, и её тело и мимика полностью её выдают, вот хоть просто вставай и беги. Но данное действие вдруг решила предпринять Роксана. Что? Что ты...? Куда?! Блекмор была ошарашена еще больше, пожалуй, чем её подруга, увидевшая её на пороге своей палатки несколько минут назад. Никогда еще ей не случалось видеть Роксану такой взбудораженной и нелогичной, ведь Тори была точно уверена в том, что её рыцарь-защитник еще и сама не знает, что собирается сделать.
- Роксана! - рефлекторно хватает её за запястье, останавливая руку. - Остановись, - просит тихо и вкрадчиво, когда встречается с её прямым взглядом. - Все хорошо! - пытается улыбнуться, и даже слегка смеется, подхватывая подругу за поясницу и опуская на спальник. - Совсем не обязательно лишать его жизни и достоинства прямо сейчас, - смотрит сверху вниз, не отводя взгляда, заправляя растрепавшиеся волосы за ухо. - все хорошо. Просто банальная ссора, одна из тысяч, и нервов таких не стоит, - Тори вздохнула слегка тяжело и не удержала приступ дрожи, сковавшей плечи.
- Замерзла?
Виктория не собиралась признаваться и только усугублять волнение Роксаны, но тело взбунтовалось, и легкий кивок головой выдал её с потрохами.
- Я не молчу. Это пустяк же, - попыталась оправдаться рыжая, но только расслышав предложение подруги, тут же, не развязывая стянула кеды, поправила носочки, и юркнула в спальник.
Взрослый одноместный спальник не сразу понял, что от него хотят, потому их попытки улечься напоминали борьбу гусеничек за кокон. Тори смеется и все пробует улечься, но в итоге приходит лишь к одному варианту расположения, самому правильному - спокойно, почти по струнке, окунаясь в спальник, она обнимает за талию Роксану и греет холодный нос у шеи подруги. Брюнетка вздрагивает сначала слегка, но быстро привыкает, согревая ночную гостью своим теплом. Её волосы пахнут лесом и костром, и даже через одежды виктория чувствует, как обезумев колотится в груди её сердце. Так волнуется? - не подозревая об истинных причинах, улыбается про себя рыжая, крепче смыкая руки и прижимаясь к подруге. И вот снова Тори тепло и уютно, как будто дома, как будто именно так все в идеале и должно быть, но она тяжело дышит и пытается отогнать грустные мысли о том, что такого может никогда больше и не быть - скоро экзамены, скоро университет, скоро совсем другая жизнь, а у нее совершенно никакого плана, как забрать туда Роксану. Да и согласилась бы она?.. Неужели это просто школьная дружба?! Она поднимает на девушку встревоженный взгляд.
- Ну, согрелась немного? - шепчет ей Роксана, очевидно, не понимая, о чем так на нее смотрит Виктория.
Рыжей тепло. Комфортно. "Мгновенье стой!" И обводя взглядом лицо девушки, замечает запутавшийся в темных локонах ярко синий маленький лепесток. Уверенно врет:
- Нет, - и не разжимая рук вокруг талии девушки, кладет голову на подушку совсем близко.
- Помнишь, мы и раньше так спали? - улыбаясь, вспоминает первые годы их знакомства, почти детские. - Только кровать была попросторнее... и мягче, что уж, - уже тихонько смеется. Роксана, наверно, уже понимает, что Тори согрелась и ожила, но не спешит отстраняться. Если человек может обойтись без объятий, это не значит, что они ему не нужны.
- Маргерит до сих пор мне вспоминает, как тогда завидовала нам. Такая смешная - говорит, что хочет себе такую же Роксану, - шепотом рассказывает Виктория секреты своей младшей сестренки и замечает огонек в темных янтарно-карих глазах совсем близко от себя. - Немного подрастет, еще и такого же Марка себе захочет, - смеется рыжая, но вдруг умолкает, замечая, как сменилось настроение Роксаны при упоминании о парне Тори. - Скоро он перестанет тебя раздражать, - уже не осмеливаясь встретиться взглядом. - Он готовит документы для поступления в Стэнфорд и твердо намерен покинуть Сакраменто.

+1

9

Что человеку нужно для счастья? Что такое счастье? У каждого свое определение и мера его измерения. Порою нас делают счастливыми совсем простые вещи. А само счастье поджидает в неожиданных местах. Разве могла подумать Роксана Кроуфорд, предпочитающая комфорт походной романтике, что будет счастлива, лежа в палатке посреди леса?
Роксана была счастлива. Просто потому что обнимала Тори. И не было рядом никого другого. Только они. И пусть за тонкими стенками палатки начинаются и заканчиваются войны, рушатся миры и время бежит стремительным горным потоком. Всё неважно, не имеет значения, когда Виктория так близко, что можно почувствовать биение ее сердца.
Юная мисс Кроуфорд не считала себя сентиментальной или романтичной натурой. Но рядом с Тори именно такие романтичные глупости лезли в голову. Роксана же не собиралась сдаваться просто так и признаваться самой себе или кому другому в уже столь очевидных вещах. Она старалась дышать ровно и глубоко, пытаясь унять обезумевшее сердце, и гнала прочь ненужные мысли. Мысли тоже сдаваться не собирались.
Виктория кладет голову на подушку. Расстояние между лицами девушек так мало. Губы Тори так близко, что близость эту становится практически невозможно игнорировать. И всё же Роксана игнорирует. Изо всех сил. Нет, Кроуфорд, ты не хочешь целовать свою подругу,-  убеждает себя брюнетка. - Откуда у тебя вообще такие мысли?
- Помнишь, мы и раньше так спали?  - Помню… - Только кровать была попросторнее... и мягче, что уж.И проще тогда всё было. Гораздо проще.
Тори рассказывает о своей сестренке. Роксана с улыбкой слушает. Минуты летят незаметно. Кажутся такими правильными, столь естественными. Этот разговор, смех Виктории и сама она такая теплая, такая близкая в руках Роксаны.
- Немного подрастет, еще и такого же Марка себе захочет. – Имя, словно камень, потревоживший гладь безмятежного озера. Ну зачем, Тори, зачем ты сейчас о нём? Состояние безмятежности и идиллии разрушено неосторожно оброненным словом. Руки брюнетки непроизвольно сжимаются на талии Виктории, прижимая девушку ближе, крепче к себе. Будто имя может отнять рыжую у Кроуфорд. Виктория понимает такое поведение подруги по-своему.
- Скоро он перестанет тебя раздражать. Он готовит документы для поступления в Стэнфорд и твердо намерен покинуть Сакраменто.
Только ты с ним не уезжай!-  Хочет просить Роксана, но не может, не чувствует себя вправе. Раньше в их дружбе, отношениях были лишь двое. Теперь… Теперь их всегда трое. Марк, словно тень, всегда с ними. Между ними. Долго так продолжаться не может. Кто-то должен будет уйти.
Кроуфорд отстраняется, пытается разорвать объятия. Но это довольно сложно сделать в плену спального мешка. Потому руки брюнетки продолжают лежать на талии подруги, но лишь лежать, не обнимая, не прижимая к себе.
- Стенфорд - хороший выбор. Отличная программа и преподаватели. Диплом университета ценится не только в нашей стране, - перечисляет Кроуфорд, будто читает с брошюры для абитуриентов. Она и сама раздумывала о поступлении в это учебное заведение. Только прежде нужно закончить школу. До этого Роксане еще целый год. А у Виктории не остается времени. Совсем скоро выпуск. Решение нужно принимать уже сейчас.
- Ты решила, куда будешь поступать? – Вот он главный вопрос. Вопрос, на который Роксана не хочет знать ответа. Потому что скорее всего ответ ей не понравится.

+1

10

Тори не чувствует, она точно знает, что взболтнула лишнего, или не вовремя. Движения Роксаны становятся все больше скованными, отстраненными, словно она бы предпочла уйти, но из последних сил себя сдерживает. Её рука уже просто лежит на талии Виктории, бесцельно так, как будто случайно. Это хуже любого природного холода. Блекмор понимает, что одним словом разрушила сейчас все, что так старательно пыталась починить, что, как ей казалось, починить ей даже удалось. Показалось... Она закусила губу и сильнее сжала руки в кулаки, зажимая в них кофту Роксаны. Так просто она её не отпустит, даже если брюнетка в это не особо верит, даже если Кроуфорд этого не очень-то и хочется.
- Стенфорд - хороший выбор. Отличная программа и преподаватели. Диплом университета ценится не только в нашей стране, - как по заученному, монотонно и не выказывая заинтересованности, говорит Кроуфорд, не то для того, чтобы не допустить неловкой паузы, не то из последних сил стараясь показать, что она не видит Марка в адовом котле на медленном огне, а даже пытается быть в курсе дел.
- Да, - спокойно соглашается Виктория, так и не встречаясь взглядом с подругой. - И он всего в нескольких часах пути от Сакраменто, - разборчиво, но очень уж тихо говорит рыжая, снова опасаясь взболтнуть лишнего. Они с Роксаной еще не говорили об этом, словно наложив табу на тему дальнейшей учебы, обе притворяясь, что после выпускных экзаменов Тори ничего не изменится, и новый виток жизненной спирали ничем не будет отличаться от предыдущих. Блекмор тоже готовила документы для поступления в Стенфорд, оставалось только дождаться экзаменов.
Еще сильнее сжала руки.
Только сейчас она поняла, что это не вдохновляющие речи и лозунги Марка, брошюры и горы инфы о потрясающих возможностях повлияли на её решение поступать в Стенфордский университет. Она просто боялась остаться одна. Она всегда была с кем-то. В разных ситуациях, в разных ролях, но всегда кто-то был с ней рядом. Вдруг неконтролируемая крупная дрожь промчалась по телу огромными мурашками. Вздрогнули плечи. Она ладе растерянно всхлипнула. Случайно. И уперлась лбом в плечо подруги.
- Ты решила, куда будешь поступать? - уколола вопросом Роксана, словно прочитав эти растерянные, измученные, истерзанные мысли, и решила, что Виктория еще не достаточно наказана за свою оплошность.
- Я... думала, что хочу туда же... в Стенфорд, - тут уж сколь искусным мастером эвфемизма не будь, а иных выражений и не подобрать, но она произнесла их медленно, словно пробуя на ощупь и решая, можно ли опереться и идти дальше.
Роксана вырвалась из цепких рук рыжей и умудрилась все-таки развернуться на сто восемьдесят градусов. А Виктории это даже не показалось странным, или не логичным, только стало еще холоднее по коже и туманнее внутри.
- Я меняю свои мизерные решения по несколько раз на дню, - глядя в потолок палатки и щурясь от света фонарика, говорила Тори. - Но все по-настоящему значительный, значимый выбор всегда делали за меня другие люди или обстоятельства. Сейчас назвать это привычкой или потребностью? Наверно, мне страшно. И нужен кто-то рядом... даже если этот кто-то - Марк, - последние слова она сказала, так будто едва ими не подавилась, будто они - самое мерзкое, что она пробовала на вкус. Да что со мной?!

+1

11

- Я... думала, что хочу туда же... в Стенфорд, - Роксана оказалась права в своих предположениях. Ответ ей не понравился. Не понравился настолько, что она каким-то неведомым образом умудрилась в тесном спальнике развернуться спиной к Виктории. Брюнетка предпочла бы сейчас оказаться в любом другом месте, только бы не слышать слов Тори, не знать. Но она здесь. Вопрос задан. Ответ получен. Остается его принять. Но кто бы знал, как чертовски сложно это сделать!
Что она говорила? В нескольких часах пути? Да это непреодолимая пропасть! Люди порою, живя на соседних улицах, годами не видятся! А тут другой город. Если в Сакраменто у них еще был шанс сохранить дружбу, то вот так… Да и не уверена уже Роксана, что хочет видеть Тори только подругой. Слишком больно думать о том, что Кроуфорд придется отпустить Викторию. Слишком сильно желание быть рядом. Слишком сложно представить себе жизнь, в которой не будет этих озорных зеленых глаз, счастливого смеха, дарующих покой рук. Разве друзья должны чувствовать так?
Она уедет. Уедет с ним. Да и почему должно быть иначе? С ним у Виктории будет всё, о чём мечтают девушки. Красивая свадьба, дом, дети, счастливая семейная жизнь. Ради чего ей здесь оставаться? Ради глупых детских секретов? Или беззаботных воспоминаний? Она уедет. И ты должна её отпустить. Детство кончилось. Да здравствует взрослая жизнь, будь она неладна!
- Я меняю свои мизерные решения по несколько раз на дню, - сквозь поток спутанных мыслей прорывается голос. - Но все по-настоящему значительный, значимый выбор всегда делали за меня другие люди или обстоятельства. Сейчас назвать это привычкой или потребностью? Наверно, мне страшно. И нужен кто-то рядом... даже если этот кто-то – Марк.
Последние слова, точнее тон, которым они произнесены, зажигают в душе Роксаны надежду. Если всё так, тогда останься, Тори! Останься здесь! Останься со мной! Брюнетка резко разворачивается к Виктории, приподнимается на руках, нависает над девушкой, смотрит сверху вниз. Слова чуть было не срываются с губ. Роксана ловит взгляд рыжей, и слова на губах замирают.
До брюнетки вдруг доходит, что просить Тори сейчас остаться – эгоистично и нечестно. В глубине зеленых глаз разливается страх, смешивается с растерянностью. Если Марк для неё просто «кто-то», рыжая действительно может остаться. Но кто даст гарантию, что останется она именно из-за Роксаны? Кто подтвердит, что брюнетка для Блекмор больше, чем еще один «кто-то»? Кто поручится, что оставшись, Тори станет счастливее, если выбор этот будет сделан за неё?
- Тори, - тихо, но уверенно, глядя в глаза, - а чего ты сама хочешь? Если убрать страх и потребность в ком-то, каким ты видишь своё будущее?
Устроили ночь вопросов и ответов. Роксана понимает, что ответы на эти вопросы тоже могут ей не понравится. Но сейчас это не имеет значения. Сейчас главное – Тори. Кроуфорд понимает, что подруге сейчас тяжело. Она стоит перед важным выбором, который, быть может, определит всю её жизнь. Она должна выбрать место, где получит образование. То, в свою очередь, откроет ей путь в карьере. Она должна выбрать людей, что будут рядом, радоваться вместе с ней успехам и помогать в трудную минуту. Виктория должна выбрать. Но не может, потому что запуталась. Роксана должна помочь. Даже если ей самой от этого будет хуже.
Виктория молчит. Смотрит в глаза подруге и молчит. Хорошо, попробуем иначе. Брюнетка набирает в грудь больше воздуха, замирает на секунду, как перед прыжком в бездну, и произносит:
- Тори, ты его любишь? Ты любишь Марка?

+1

12

Нечто мятежное, упрямое, неиссякаемое и неисправимое она чувствует в Роксане, но не в силах в полной мере это познать и воспринять. Растерянным взглядом щенка, выброшенного под дождь и грозу, Виктория смотрит на напряженные плечи, поднимает руку и прикладывает ладонь к спине подруги - чувствует, как та напрягаясь, пытается свести лопатки. Что происходит? Для Блекмор никогда не было секретом, что к Марку Роксана относится холодно, если не сказать, что ничего, кроме неприязни, она к нему не испытывает, но ведь и раньше они говорили о нем, и не раз. У Тори уверенно складывалось ощущение, что она проспала самый переломный момент в их отношениях. Как такое может быть? Роксана! Подруга, словно слышит её мысли и тут же оборачивается на зов. Пара секунд - и она уже так близко (слишком близко! откуда это "слишком"?) смотрит прямо в глаза Тори, одним только этим взглядом заставляя её замереть, прижатой к земле и учиться не дышать.
- Тори, а чего ты сама хочешь? Если убрать страх и потребность в ком-то, каким ты видишь своё будущее?
Все тот же растерянный взгляд зеленых глаз, в котором страх заставляет плясать отражающиеся на радужной оболочке огоньки. Глаза Роксаны сейчас темнее ночи, Виктория видит это и понимает, что с ней творится что-то действительно серьезное, важное, живущее в каждой клеточке, терзающее каждый нерв. Виктория не знает причины, она искренне верит, что даже и представить себе не может, чем вызвано такое поведение подруги рядом с ней, ведь сама Тори ни капельки не изменилась... или в этом и дело? Роксана упорно требует Викторию к ответу, но рыжая молчит. С чего начать? Что говорить? Если убрать страх... Если бы так просто можно было убрать страх, то все были бы отважны в этом мире. Для Блекмор это было невыполнимой задачей.
- Тори, ты его любишь? Ты любишь Марка? - друг с другом сейчас так близко, что Роксана практически выдыхает эти слова в губы Виктории.
Рыжая улыбается и запускает руку в черные волосы подруги. Пальцы шевелятся аккуратно, едва заметно.
- Смотри, - случайно, касаясь ладонью щеки брюнетки, она подносит ближе ярко синий лепесток. - Я думаю, это незабудка. Ты принесла лепесток с той нашей полны в лесу, - отвлеченно улыбается Тори, любуясь насыщенностью и нежностью лепестка. Такой сейчас была Роксана - преисполнена чувств и эмоций, мыслей и вариантов решений, полна решимости во всем разобраться, но все равно она так аккуратно прижимается к ней, такая теплая рука лежит на груди Виктории, такая нежная на ощупь кожа.
Всего один лепесток. Как ни гадай - любит!
Отводит взгляд в сторону, улыбается.
Стоп! Я... я должна так реагировать на мысли о Марке! О Марке думать! Она спросила... о Марке. Люблю? Мне бы букет ромашек и незабудок - чтобы уж точно знать...
- Марка? - переспрашивает Тори, растягивая время. - Ты же и так прек-красно знаешь, - с внезапным подрагиванием в голосе пытается выговаривать слова Блекмор. - Мы с ним давно вместе, хорошо ладим. Да и наши родители довольны и принимают, как в свою семью... Но и ты тоже часть моей семьи! Я... Ну же! Скажи: "Я люблю Марка!", - но она смотрит в эти темно-карие омуты и не может им лгать вот так напропалую. - Не знаю... - тихим-тихим шепотом, словно одними только губами отвечает Виктория. Она опускает глаза, глядя куда угодно, лишь бы не на Роксану. Её щеки предательски краснеют от осознания своего стыда. - Кажется... - и замолчала на вдохе. "Кажется, да" или "кажется, нет" звучали бы сейчас совершенно одинаково - "кажется" - уже поражение, так что дальнейшие слова уже не столь значимы.

+1

13

Лишь два выхода есть для того, кто шагнул в бездну. Или разбиться, достигнув дна. Или взлететь в синеву небес. А Роксана… Роксана просто зависла где-то между. Она  вглядывается в зеленые глаза подруги. Колдовские. Так пишут в книгах. И сейчас у Кроуфорд нет оснований книгам не верить. Как ещё объяснить то, что творится с ней каждый раз, когда Тори рядом? Колдовство.  Нежность, радость, восторг, боль, тоска и печаль. Разве можно чувствовать всё это одновременно? Роксана чувствует. Каждый раз, когда смотрит в эти глаза.
Брюнетка замерла, почти перестала дышать, вся обратилась в слух. Она ждет ответа. Она готова к нему. Думает, что готова. Но рыжая медлит. Улыбается. Запускает руку в черные пряди, невзначай касается щеки. Прикосновение мимолётное, нежное, обжигает кожу. Роксана вдруг замечает, как в действительности ничтожно то расстояние, что сейчас их разделяет. Как близки губы Тори, как желанны. Да, желанны. Обманывать себя больше нет смысла. Роксана вынуждена признать поражение. В битве за своё сердце она проиграла. Теперь остается лишь смотреть в глаза победительнице и ждать приговора.
- Марка? Мы с ним давно вместе, хорошо ладим. Не знаю... Кажется...
Что кажется? Да? Нет? Что? Неужели ты не видишь, что делаешь со мной? Неужели ты не понимаешь, как важен твой ответ?
- Ох, Тори… - Имя срывается с губ. Роксана со стоном опускает голову. Утыкается лбом в плечо Виктории. Вновь обнимает девушку, крепко прижимает к себе. Зачем? Брюнетка сама толком не знает. Ей так хочется, чтобы рыжая почувствовала, поняла, каково сейчас Кроуфорд. Догадалась о том, что творится на душе. Как важен сейчас чёткий уверенный ответ, а не это «кажется».
Роксана злится. Как так? Это ведь твои чувства! Так сложно понять? Да или нет?
- Ну так же нельзя! Это не ответ! А кто тогда знает, Тори? Кто? Неужели так сложно определиться! Всего два варианта: да или нет! А ты «не знаю»…
Кроуфорд понимает, что не должна была этого говорить. Но сдержать себя уже не в силах. Слишком много эмоций для одного дня. Марк, держащий за руку Викторию, и помогающий выходить из машины. Тори купающаяся в солнечных лучах посреди цветочного ковра. Танец с Марком у костра, она в его объятиях. Счастливая улыбка рыжей, когда он шепчет что-то ей на ушко. Тори в объятиях Роксаны. То вверх, то вниз. Как на американских горках. Да, Роксана умеет быть сдержанной. Но даже для неё это уже слишком. Она вновь поднимает голову.
- Ты ведь уехать с ним собралась.

+1

14

- Ох, Тори… - словно безнадежно выдыхает Роксана слова прямо в губы подруги и опускается ей на плечо, отводя глаза.
Какие-то секунды, или даже минуты, Виктория лежит неподвижно, собираясь вновь с мыслями. Она чувствует себя маятником между положениями "Марк" и "Роксана", и её не покидают предательские мысли просто резко остановиться где-то на середине - стать Викторией для Виктории, а не для кого-то еще. Но вдруг оказывается, что её плечо как будто создано для того, чтобы на нем вот так лежала Роксана, и отрицать это было бы глупостью, хоть и факт сам по себе близок к невероятному. Аккуратно и неспешно, она снова обнимает одной рукой подругу за талию, сначала слегка напряженно, как будто боится, что та в любой момент может расправить крылья и вспорхнуть испуганной птицей ввысь, где Тори её больше не найдет. Не чувствуя явного сопротивления, рыжая уже смелее проводит рукой по спине, успокаивающе поглаживает, и прижимается щекой к затылку брюнетки. Гладкие упругие черные локоны пропитанные запахами этого леса и перебранные весенним ветром, приятно холодят кожу. Очень редко Виктория видела Роксану такой, но это первый раз, когда она не могла понять истинной и полной причины такого поведения - именно это сейчас неподдельно настораживало, и даже пугало Блекмор.
- Ну так же нельзя! Это не ответ! А кто тогда знает, Тори? Кто? Неужели так сложно определиться! Всего два варианта: да или нет! А ты «не знаю»…
Она не видит ее лица и только чувствует, как вздрагивает юное тело, как сбивается дыхание в груди, только представляет, какие эмоции сейчас скрыты от ее глаз. В растерянности, Тори только теснее прижимает к себе подругу, обнимая рукой хрупкие плечи. Роксана ей безумно дорога, и она бы искренне желала уметь решить все её проблемы и унять беды, вот только все крепче становится понимание того, что на данном этапе именно Виктория - суть проблемы, а не её решение. Радует лишь одно - ключи для ответа всегда скрыты в самом условии задачи, осталось только понять, о чем она.
- Жизнь ведь не точная наука, ты же знаешь, - шепотом спокойно говорит Виктория. - То, что варианта ответа только два, не значит, что все не развернется по третьему сценарию... ровно как и не значит, что ответ вообще имеет значение, - немного погода добавила Тори, возвращаясь мыслями к Марку. Вот она видит его улыбающееся лицо после победной последней пробежки в матче по волейболу между школами округа, вспоминает, как он вымазал нос кетчупом и был таким смешным, рассказывая, что это самый вкусный бургер, который он когда либо пробовал, а еще он был галантен и вежлив с её мамой, серьезен и деловит с отцом, и даже как-то прошелся с Маргерит до её школы, вызывая к ней зависть всех девчонок вокруг - она помнит о нем столько хорошего, доброго, он славный, надежный малый, но сейчас, в этот самый момент, Виктория чувствует, как Роксана дышит ей в плечо, как ласкают прохладой шею её темные, как эта ночь, волосы, как впиваются тонкие пальцы в её тело - и это все, чего она хочет, это все, что ей надо - и как тут найти правильный ответ?!
- Ты ведь уехать с ним собралась, - поднимая снова голову, заглядывает в глаза Роксана.
Что ты делаешь?! Не смотри на меня! Я же пытаюсь! Я же пытаюсь мыслить здраво! Не смотри на меня!
Надрывный выдох. Надо быть тверже, увереннее! Хотя бы начать...
- Я собиралась ехать не за ним, а... на учебу... В тот же университет, - пыталась подбирать слова, но все не получалось складно. - Легче ведь освоиться и втянуться в учебу, когда есть надежная поддержка рядом, а не только голос по телефону. К тому же, - снова глубоко вздыхает и не смотрит в глаза подруге. - Отношения на расстоянии долго не живут, - произнесла слова со спокойствием человека, который думал над ними сотни раз и просто пережил их и смирился, принял. - Да и в университете быстро забываются школьные привязанности, - печально-ироничная усмешка. - Кто знает, как быстро и кардинально мы изменимся... - и наконец она переводит взгляд из пустоты на Роксану, и говорит почти шепотом: - Ну хоть первое время он побудет рядом, а там... наверно, уже будет неважно, привыкну.
Вот так путано и замысловато изложен защитный механизм, взращенный психикой Виктории Блекмор из семян страха и неуверенности.

+1

15

- Легче ведь освоиться и втянуться в учебу, когда есть надежная поддержка рядом, а не только голос по телефону. К тому же, отношения на расстоянии долго не живут. – Слова тонкими иглами впиваются в сердце. Виктория говорит о своих отношениях с Марком. Голос звучит спокойно, рассуждения логичны. Выходит Блекмор обдумывала всё не один раз и всё решила. Роксана ошиблась, посчитав, что Тори запуталась и не знает, какой выбор сделать. Выбор давно сделан. Остается лишь страх. Страх перед новой жизнью, перед неизвестностью. Но там, в новой жизни будет Марк. Он сможет развеять страхи, успокоить, поддержать. Он будет рядом. Роксана уверена в этом. Как бы она сама не относилась к парню, в его надежности девушка никогда не сомневалась. И может быть, действительно, не важно, любит его Виктория или нет. Марк может дать то, что ей нужно.
А у Роксаны останется лишь голос по телефону и отношения, которые  на расстоянии долго не проживут и превратятся, однажды, в светлые воспоминания о детской дружбе. Останутся ещё чувства к Тори, которые брюнетка лишь начала осознавать. Но Кроуфорд не позволит им оформиться во что-то ясное и конкретное. Она никогда не даст им названия. И никогда не скажет о них Виктории. Зачем? Тори сейчас и так нелегко. Никому ненужные признания не добавят уверенности. Роксана тоже всё решила.
Брюнетка смотрит сверху вниз на свою подругу. Долго. Внимательно. Любуется ставшими за столько лет родными чертами лица. Роксана знает как на дне зеленых глаз рождается грусть, как в этой зелени искрится счастье. Помнит, как Тори закусывает губу в моменты волнения, как радостная улыбка трогает эти губы. Закрыв глаза, Роксана может представить, как выглядит Виктория в минуты печали, гнева, спокойствия, задумчивости, восторга. Кроуфорд знает Викторию разной, и всё же сейчас, внимательно вглядывается, запоминая, рисуя в памяти прощальный портрет. Я буду скучать по тебе... Очень скоро всего этого не будет в жизни Роксаны, как не будет непередаваемого ощущения полноты самой жизни, что дарит Тори одним своим присутствием. Я уже скучаю!
Роксана улыбается грустно, привыкая, смиряясь с неизбежностью. Как же больно тебя отпускать! Как невозможно трудно это сделать! Протягивает руку, поправляет упавшую на лицо Виктории рыжую прядь. Подушечками пальцев невесомо касается щеки. Задерживает руку чуть дольше, чем это нужно для дружеского жеста. Ладонь опускается на плечо, скользит вниз  и замирает на тонкой талии. Брюнетка вновь опускает голову, на этот раз на подушку. Немного погодя спрашивает, не глядя в глаза:
- Значит уедешь?Кажется получилось не выдать голосом своих эмоций, но и не казаться отстраненной. Кажется...
- Знаешь, Стенфорд это ведь Стенфорд. Туда действительно стоит ехать. И хорошо, что с тобой там будет Марк. Он о тебе позаботится. Он хороший парень. - Роксана впервые говорит что-то хорошее о Марке, чем немало удивляет Тори. - А ссоры... Ссоры бывают у всех.

Отредактировано Roxana Crawford (2013-12-08 22:29:58)

0

16

Тори говорила это все и видела перед собой Марка, их прошлое и будущее: как весело им было вместе, как интересно друг друга узнавать, как они привыкали друг к другу и учились быть терпимее; потом она представляла, как они держась за руки пройдут через парадный вход главного корпуса Стенфордского Университета, как будут прятаться в комнатах друг друга в общежитиях, чтобы остаться на ночь, а потом наступит зима, по всем направлениям. Виктория все еще с ним, все еще его, а он её, но она словно видит будущее, где их нет в месте, и в этом будущем всё... нормально - сердце бьется спокойно и ровно, не трескается на части, не колется осколочками, не будит по ночам. Интересно, он тоже об этом знает? Она знала, что это не та самая вечная любовь из баллад и легенд. На примере собственной матери, она с детских лет вбила себе в голову, что такой и вовсе не существует, потому сейчас все обошлось лишь предательским покалыванием на кончике носа и грустным монохромом мыслей, но и это прошло.
...тем более Роксана всегда рядом, такая ответственная не по годам, серьезная, надежная - прочти противоположность рыжей бестии - она всегда знает ответы на вопросы, всегда умеет видеть ситуацию и действовать соответственно. С ней Тори точно не пропадет.
С ней.
С тобой...
Виктория неосознанно следит за рукой Роксаны, как котенок за игрушкой, думая совсем не о том. Как такое возможно?.. что Тори ни разу за это время не задумывалась, что через каких-то несколько месяцев, которые пролетят, как водится, незаметно, она больше не почувствует прикосновения к себе вот этих рук, таких добрых и родных. Это Марк был увлеченностью, влюбленностью, не вечными отношениями, но Роксана - это же безусловная константа в жизни Тори. Мысль, что она может исчезнуть просто не имела права на существование. И до сего момента она это право свято соблюдала...
- Значит уедешь? - уже спокойнее, словно смирившись, умерив пыл и страсть говорит Роксана, снова опуская голову, теперь уже на подушку рядом с Тори. Даже в тусклом свете фонарика такой чудной и красочной кажется игра рыжих и черных прядей. Сердцебиение Блекмор прошлось судорогой по всему телу и неотложно требовало выпустить его через височную область. Слова остановились на кончике языка так резко, как останавливаются машины, стирая шины об асфальт со страшным визгом.
- Уеду?.. - хрипло и тихо переспросила Виктория, словно напрочь забыла, о чем они говорят этой ночью. Уеду? Отношения на расстоянии? С ней!.. Нет! Она едва сдержала себя, чтобы не выпалить как в бреду: "Поехали со мной!". Поддержка Марка на новом месте - ничто. Ей нужна будет команда опытных психологов, чтобы научить жить без нее. Без Роксаны. Как такое вообще возможно? Тори видела, что её подруга что-то говорит, но в итоге не поняла ни слова, просто обняла её крепко, прижимая к себе, когда та замолчала, и прижалась лбом ко лбу подруги. Нет. Надо спать. Утро вечера мудренее. Надо просто спать.
Недалеко от палатки послышались медленные шаги и хруст мелких веточек. Затем голос Марка:
- Виктория! - громкий шепот. - Виктория, не дури! Возвращайся!
Он логично рассудил. что скрываться она может так долго лишь в одном месте.
- Скажи ему, что я сплю, и чтоб проваливал, - прошептала совсем тихо Роксане.
И голос послышался уже совсем близко:
- Тори, ты здесь? Давай поговорим.
Но Виктория услышала, как прогнала его Роксана, учтиво не употребляя слова "проваливай". Рыжая улыбнулась в полумраке.
Неужели это может быть не навсегда?..

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Written In The Stars