Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Unknown life


Unknown life

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://24.media.tumblr.com/b11534fc9ac0e58bfda78852df772bfa/tumblr_mx1yvgKwRq1rj4v7ho1_500.gif
Участники:
Daniel Kim;
Damian Salvatori

Место:
Bangkok-city; Baiyoke Sky hotel

Время:
two weeks ago

Время суток:
late night - early morning

Погодные условия:
жарко и душно

О флештайме:
Амнезия. Для кого-то - наказание, а для кого-то - шанс отомстить за прошлые обиды.

0

2

Бангкок был одним сплошным вау. Даже скорее ВАУ с округленными глазами и открытым ртом. Раньше Дамиан путешествовал только по Европе, двум Америкам, пару раз был в Индии - и теперь нещадно ругал себя за бесцельно потраченные годы. Азия. С ее абсолютно другим взглядом на жизнь, когда даже по внешности люди совершенно другие, когда язык впервые за долгое-долгое время кажется настолько непонятным - все это похоже на путешествие на другую планету. В перерывах между съемками вместо того, чтобы хоть немного отдохнуть и что-нибудь съесть, Дамиан тут же уходил гулять по ближайшим кварталам, заглядывал в маленькие лавки, делал зарисовки карандашом в блокноте - и все никак не мог заставить свою челюсть подняться с пола. Это был глоток не просто свежего уличного воздуха - это был кординально новый альпийский разряженный воздух, насыщенный жгучей мощной энергией! Дамиан ходил будто в вечной нирване и на какое-то время даже забыл о сигаретах, хотя раньше бесчисленное количество раз пытался бросить.
Должно быть, все было слишком хорошо, и вселенная решила дать Дамиану небольшую взбучку. Что-то типа "и ты давай на меня поработай, хватит прохлаждаться". И забросила в самый нужный момент в самое нужное место.
И даже не спрашивайте, чего это он вдруг захотел пойти к полицейскому оцеплению. Скажем так - просто интерес к тому, как выглядят полицейские в этой стране. Форма ведь другая, да и национальность тоже. Разрушенное здание, телевизионщики, мигалки. Пробравшись сквозь толпу зевак, парень смотрит, как на носилках выносят пострадавших, кого-то без конечностей, кого- то - и вовсе закрытым одеялом. Лицо одного из парней, что стонет на носилке, кажется знакомым. Дамиана вообще удивил тот факт, что он так уверенно определил его именно как "знакомое", ведь тут и без того была куча азиатов.
Возможно, когда ты просыпаешься с этой рожей много дней подряд, то она как-то въедается в память.
Дэниель-мать-его-Ким собственной черноволосой персоной какого-то немытого хрена делает в Бангкоке и почему-то в очередной сукин раз попадает в крупные неприятности. У Дамиана на секунду перехватывает дыхание, он перебирается через ограждение и бежит к парню, обгоняя кричащих на инопланетном языке полицейских. Он хватает того за плечи - он без сознания, весь в крови. Врачи относят Дамиана в сторону а офицер на ломаном английском спрашивает:
- Парень знать?
Дамиан кивает головой. Да, знать.
И не мочь забыть в придачу.
А сколько уже прошло? Два года? Три?
Сукин сын его бросил под самое Рождество.
Скорая, больница, врач с почти идеальным английским, видимо, обучался в Англии, британский акцент и порой совершенно заоблочные слова, которые и Дамиан не знает.
Амнезия. Может временная, может - на всю жизнь. Никто не знает, где страховка и паспорт Дэни, поэтому его быстро выпроваживают, а за осмотр Дамиан платит наличкой в местной валюте.
Дэни не говорит не слова, пока они едут в отель, местное время уже около четырех ночи, или скорее уже утра.
- Это было глупо. Ты не помнишь, но на самом деле ты часто совершаешь такие ебаные глупости, - наконец произносит Дамиан, который до этого говорил только с врачами и полицией. Те потребовали завтра явится в участок с документами, но чтобы думать об этом Дамиан был слишком сонный.
Бросил меня под ебаное Рождество - а я теперь разгребай его проблемы.
Так, как они оказались в номере Дамиана?
Возможно, Дэни думает, что это его номер. Слишком легко и беспрепядственно, только войдя в номер, он падает на кровать. Кровать Дамиана, между прочим. На которой он уже три дня спит и никому просит горничную не перестелать, поскольку ненавидеть спать на накрахмаленных гостиничных простынях.
Номер двухместный - но кровать всего одна.
Не выгонять же его на улицу, да?
Дамиан чешет затылок, усаживаясь на край кровати.
Почему они начали встречаться с Дэни?
Все просто - Дэни был крутым. Он был опасным, легко заводился, ломал вещи со злости - и эта негативная энергия притягивала Дамиана как красная тряпка быка. Как лампочка мотылька. И тут еще можно добавить пару подобных метафор. А еще Дэни был охуенен в постели, с его гибким телом, с его развратными клубными движениями, и даже с его фетишами записывать их секс на диктофон. Дамиан был не против.
Кажется, они встречались не больше месяца. Может два. У Сальватори всегда было не очень с датами, да и какая разница?
Пока Дэни отвернулся лицом к окну, Дамиан осматривает его голову, обвернутую бинтом. Ссадины на накаченных руках, он как обычно в абсолютно свободной майке, которая сейчас измазана кровью. Дурацкое желание позаботиться, обнять и приласкать уже начинает прорастать в его чуткой творческой душе, но тут ее прерывает куда более интересная мысль.
Он ведь так и не сказал, кто они друг другу, так?
Это очень подло, и не будь Дамиан таким уставшим и сонным, точно бы до такого не дошел, но сейчас он не находит ничего лучше, чем запустить в ход свою мысль:
- Знаешь, я в душе не ебу, какого морщинистого хрена ты забыл в Бангкоке, в то время как должен был кормить мою собаку в Сакраменто, - Дамиан вздыхает. - Переоденься, ты весь в крови. С утра поговорим о вычетах из твоей зарплаты, - парень падает на кровать и всем своим видом показывает, что больше он говорить не собирается.
Когда Дэни ранен и уязвим, запутан и потерян - так просто над ним доминировать. Пусть Дамиан в сексе и брал на себя роль актива большую часть раз, но так никогда и не смог почувствовать настоящую власть над этим помешенном на звуке парне.
И эта сука сам меня бросил.

+1

3

Воскресение – Кто виноват?


Темнота. Голова пронзается болью.
Темнота. Боль. Тошнота. Дурацкое ТБТ. Наверно у такого состояние есть диагноз. И аббревиатура расшифровывается еще более дурацки. Он этого не помнил. Совсем. Еще чешется под коленкой, с внутренней стороны, но это наверно ничего страшного. А вот выблевать завтрак надо бы. Наверно завтрак. Почему-то он не помнит, завтракал ли или обедал, а может ужинал? А как давно это было? На пару секунд он выныривает из черноты, но ничего не слышит, только видит белый потолок машины и ощущает дикую тряску. Пытается встать, но его толкают в грудь и он подчиняется. Глаза сами слипаются. Боли нет.
Второй раз он очнулся в больнице. За ширмой из полупрозрачной ткани о чем-то разговаривали два голоса. Один что-то усиленно вдалбливал другому, а тот слушал и периодически вздыхал. Что-то про амнезию, про восстановление, знакомую обстановку, друзей. Часто звучало имя, наверно это было имя, Рано. Про кого это они, интересно. И почему решили говорить об этом тут. Мешают. Сесть получается не с первой попытки. Тело почему-то в ссадинах, царапинах, кое-где уже проступают синяки. Правое колено разбито и покрыто засохшей коркой крови.
Каких друзей? В голове парня полная пустота. Думать получается о вещах сумбурных. Например, о том, как светит в глаза солнце и о гребанной коленке, которая до сих пор чешется. Хорошо, что я в шортах, - под ногтями откуда-то грязь, а на месте, которое удалось поскребти, оказывается прилип маленький билетик с непонятными начерчениями, индефицированными в буквы. Что я делал, - вспомнить почему-то не получается. Перепил? Обычно после попойки такое. Мысли роются, но снова ни за что не зацепляются. До парня наконец-то доходит, что говорили про него. Привет, меня зовут Рано и я ничего не помню. И я тормоз. Это лечится? Странно, но не страшно. Просто нападает какая-то апатия. Пальцы привычно хватаются за цепочку на шее и перекатывают между фалангами гладкий кулон.
Переговоры за ширмой затихли и из нее показался какой-то парень - голос номер два. То, с какой бесцеремонностью он схватил Рано за запястье и потащил в неизвестном направлении выдавало в нем знакомого, может друга. Выглядел незнакомец довольно таки интересно: руки покрыты татуировками, какая-то специально порванная футболка. Да у него и на лице была татуировка… Рано казалось, что он их все где-то видел и мог сказать, что именно и где у незнакомца набито. Мотнув головой, парень уселся в такси и уставился в окно. Вот теперь он боялся. И паника постепенно его захлестывала с головой. Он сжал челюсти и крепко зажмурился.
- Это было глупо. Ты не помнишь, но на самом деле ты часто совершаешь такие ебаные глупости.
Он не знал, что можно сказать на это. Да и не хотелось совсем говорить. Прикусить кончик языка и завыть. Я никто. Интересно, а как мы были близки с голосом номер два? Мысли падали, как снегопад, быстро менялись и это было сложно переварить. Интересно, а так было всегда?
Наверно, нужно бы спросить, как его зовут.
Нет. Не сейчас.

Рано утомила эта поездка, бесконечный подъем на лифте и больница, он просто хотел спать. Мысли наконец-то покинули его и мягкая кровать на половину номера сделала свое дело. Он упал, не раздеваясь, как был в грязной, местами порванной майке и штанах. Задремал на пару секунд. Это было похоже на короткую потерю сознания, но Рано посмеялся над этой глупой мыслью и пробурчал что-то похожее на «подушка пахнет номером два».
Под бинтом немного зудело, усевшись, он попытался его стянуть.
– Знаешь, я в душе не ебу, какого морщинистого хрена ты забыл в Бангкоке, в то время как должен был кормить мою собаку в Сакраменто.
Переоденься, ты весь в крови. С утра поговорим о вычетах из твоей зарплаты.
Рано оборачивается и склоняет немного голову вбок. Он работает у этого человека? Наверно было бы логично тогда его уволить. Зачем возиться.
– Одежду дай… те, - вопросительно посмотрев, Рано озирается в поисках ванной. Он не хочет сегодня думать об этом. Он вообще, никогда больше не хочет думать. А этот человек может пока делать это за него. – Мне бы еще имя Ваше узнать, - улыбка выходит усталой. Так же не особенно соображая, он стягивает майку и начинает расстегивать ремень на штанах, когда замечает панику в глазах своего босса. Странная паника, сильно напоминающая что-то другое.
– Спать я могу на полу, - не дожидаясь ответа, он скрывается в ванной.

+1

4

Одежду дай… те.
Сейчас кончу. Рано обращается к нему на "Вы" - это просто предел фантазий на его тему. Рассеянный взгляд - тоже еще то невиданное чудо. Обычно парень был собран, понимал, что и как делать. А теперь - ну точь-в-точь потерявшийся щенок. Просто ми-ми-ми.
А, да, вещи. Естественно, по номеру валялось куча шмоток. Дамиан быстро отыскал в этом казалось бы полном хаосе большую, просто огромную футболку-парашют и чистые (Вроде чистые...) трусы.
Мне бы еще имя Ваше узнать.
- Дамиан Сальватори. Просто Дамиан, - наверное, стоило добавить еще хоть что-нибудь информативное, но в это время Рано начал задирать майку... Черт, как же шикарно на нем смотрелись синяки, ссадины. Обычно Дамиану нравились татуировки, но на Дэниеле он мог вообразить себе разве что увечья, увековеченные в форме цветных татуировок.
Еще он понял, что хочет Дэни прямо сейчас и здесь, хочет опять этого дикого спонтанного секса, которым пестрили их отношения. Дамиан попытался отогнать ее от себя с ужасом - нельзя ведь так просто сдаваться. Я должен отомстить, а не снова вешаться ему на шею.
Небольшой факт о Дамиане: крайне редко в жизни он следует плану, особенно, когда сам его составляет.
Дамиан пытается собрать мысли в кучу, а Рано тем временем слишком быстро уходит в ванную. Слышится шум душа, и парень понимает, что лезть сейчас в ванную нет ни сил, ни желания. Дамиан никогда не был особым чистюлей, в душ ходил скорее "из приличия", чем действительно от неприятного ощущения немытост, ну и "по долгу службы" перед фотосетами. Вот с утра он уже мылся, и из них двоих он был куда менее грязным, под взрыв-то не он попал.
В общем, оправдать Дамиан себя всегда мог.
Поэтому с чистой совестью снял с себя одежду и одел широкие семейники для сна вместо узких трусов.
Из душа Дэни вышел все такой же потерянный. Стоит ему хоть что-то о нем рассказать.
Дамиан даже не придал значения тому, как легко подался секундному порыву взять полотенце из рук Дэни и начать методично вытирать его мокрую после душа шевелюру. Дэни был чуть пониже Дамиана, стоял к нему лицом, а тот уставился куда-то поверх его волос. И оба были слишком усталыми, чтобы придать этому эпизоду слишком много значения.
- Врач сказал, что у тебя остались базовые знания. Язык, какие-то сведения о мире. Мышечная память, - голос был тихим, ровным. - Тебя зовут Дэниель Ким, но ты предпочитаешь ник Рано. Кажется, ты переехал из Кореи, когда был совсем маленьким. Часто ввязываешься в драки, любишь чистоту и лошадей. Врач сказал, что память может вернуться завтра, а может через неделю. Тебе легче вспомнить отрывки, если будешь находится в знакомой обстановке, послезавтра мы возвращаемся в Сакраменто.
Дамиан вспоминает, что Дэни не любит, когда прикасаются к волосам. Даже через полотенце. А теперь стоит спокойно.
Он не знает, стоит ли упоминать о маниакальной тяге к звукам и всему, что с ними связано. И про экстримальные виды спорта.
Наверное, пока не стоит. Когда еще он сможет увидеть Дэни таким... не-дэни?
Он убирает полотенце и чуть встречается взглядом с парнем - но тут же отводит глаза. Слишком опасно. Где твоя сила воли?!
- Кровать большая, я не дам тебе спать на полу, а сам на нем заснуть не смогу. Не бойся, я не дерусь по ночам, - Дамиан широко зевает, падая на кровать и зарываясь под одеяло.
Глупо отрицать, что Дамиан хотел бы сейчас обнять Рано. Не смотря на все протесты и недовольные рожи - прижаться к нему и поцеловать в грудь. Дамиан любил телесные контакты, ему было нужно ощущать чье-то тепло рядом. Хотя порой он начинал шипеть от любых прикосновений и проникновений в его личное пространство: творческое пмс, понимаете ли.
-Buona notte, - Дамиан сам не заметил, как перешел на родной итальянский, но стоило его голове упасть на подушку, как он тут же отключился. Слишком длинный день и слишком много эмоций, Дамиан любил спать после такого, сон был глубоким и успокаивающим.
Может стоит ему сказать правду...

+1

5

  - Gute Nacht – тихо слетает с губ Дэни. Он, недоумевая, оглядывается на Дамиана Сальватори тире своего босса и усаживается в удобное кресло. Сон, как рукой сняло. Размышлять о многом не получается. Рано пытается вспомнить, но лишь хмурится и злится на самого себя. Интересно, он был в более странной ситуации? Дамиан Сальватори говорил, что я люблю драки. Хм, - подойдя к зеркалу, парень задрал огромную футболку и прощупал свои ребра. Бок отозвался ноющей болью, но она была терпима и поэтому совсем не вызывала опасений. Мда, качком я точно не являюсь, - упав обратно в кресло, Рано принялся рассматривать своего боса. Никаких воспоминаний. Что там говорилось про знакомую обстановку и близких друзей?
Надо попробовать поиграть в игру: что я люблю. Дэниэл вспоминал всякие разные вещи, а потом прислушивался к своим эмоциям. Начал с простого сладкое, соленое, рыба, рис, гречка. С алкоголем было сложнее.

Естественно уснул он все в том же кресле и на следующий день к болящей голове и ноющим ребрам добавились каменные мышцы. У Сальватори было нереальное количество шмотья и как хороший работник, Дэни принялся скидывать его в одну кучу, пока босс «быстро» принимал душ. Похоже, я ненавижу бардак, - проскочила мысль в чугунной голове. Футболки и майки летали по комнате, а Рано получал какое-то мазахистское удовольствие, когда наклоняясь чувствовал свою затекшую спину, как никогда в жизни.  Возиться с документами хотелось меньше всего, но и тут повезло. Ранним утром позвонили в номер и сказали забрать справку, по которой можно было выбраться домой. Они там сделали какие-то запросы, сообщили родным и еще куча блаблабла. Родные почему-то сами забрать Дэниэла не захотели.
– Сколько мне лет и почему я не общаюсь с семьей? – видимо вопрос застал Сальватори врасплох,  он вздрогнул, заматываясь в махровый гостиничный халат.
– Мне же нужно это знать, хотя бы для общего развития, – фыркнуть тихо не получилось и Рано уже приготовился выслушать нотацию про свое наглое поведение, но ее не последовало. Это было странно. В каких, интересно, мы отношениях. Наверно не нужно было разглядывать своего босса так откровенно. Он почему-то засмущался и, выхватив из огромной кучи на кровати штаны и пару вроде бы чистых футболок, снова скрылся в ванной. Дэниэл только пожал плечами и подыскал что-то для себя. Вещи были безбожно велики, но это ничего. Переживу. 
Они позавтракали в маленькой кофейне, рядом с отелем и дальше для Рано все было будто в дымке. Его наконец-то срубило так, что за зевками он не слышал Сальватори, а если и слышал, то не вдумывался в сказанное. Нужна фотография? Да нет проблем. Фотограф матом его покрыл три раза, пока Дэниэл наконец поборол свою сонливость и попытался раскрыть глаза.
Как парни снова оказались в отеле Рано не помнил, он упал на кровать и заснул, смотря как Сальватори матерится, засовывая в чемодан свои вещи.

Растряс его злой Дэмиан, они уже опаздывали.

+1

6

Сколько мне лет и почему я не общаюсь с семьей? Мне же нужно это знать, хотя бы для общего развития.
Это не самые обычные вопросы, которые слышит Дамиан после душа. Ему приятнее что-то вроде "оставишь свой номер?" или "тебе кофе с сахаром?" или вовсе "напомни свое имя?". Его застает врасплох и все еще, даже после длительных водных процедур, не включившийся мозг слабо воспринимает картинку.
Дэни обычно отвешивал какую-нибудь пошлую шутку с утра. Типа "ты там так долго лысого гонял?" или "душ - лучший друг девушки". Но никак не глубокие вопросы о семейных отношениях.
Сказать честно? Да Дамиан вообще ничего особо о семье Дэни не знал, особенно о внутренних отношениях. Чем старше ты становишься, тем меньше об этом хочется говорить.
- Тебе двадцать три. Твоя семья... Вы не очень близки, это все, что я знаю. Они не особо одобряли твои... хобби. Ты любил ходить на грани, - странно было говорить это все в прошедшем времени. Главное - не выдавать все сразу. Дамиан понимал, какую большую часть жизни Рано занимает его нездоровая одержимость адреналином. Вспомни он про это - может и вспомнит про то, кто он есть на самом деле. Вовсе не горничная.
И чтобы не палить себя больше, Дамиан схватил вещи и побежал обратно в ванну. Как будто внезапно обрел всегда чуждое ему чувство стыда.

Черт-черт-черт... Все эти часовые пояса не шли на пользу парню. Как и не шло его слишком забвенное увлечение незнакомым местом - он совсем выпал из реальности. Спас только звонок одной из коллег с осторожным вопросом:
- Ты ведь помнишь, что у нас сегодня самолет?
Выебанного черта, конечно, он не помнил!
Вещи летали по номеру так высоко и беспрерывно, что войди кто может нарароком подумать, что попал в комнату ведьмы, пока та колдует заклятие, а все вещи парят в воздухе, покорно ожидая своей очереди. Котел, в современной версии - чемодан, был куда больше, чем надо. А все из-за чего? А все из-за того, что Дамиан категорически не умел собирать багаж систематично и аккуратно. Как из дома, так и домой - он просто кидал все вещи подряд, надеясь, что и на этот раз сможет во всем этом хаосе найти приличную комбинацию.
За всей этой кутерьмой, запихиванием сувенирных слоников и новых шмоток в и так рвущийся чемодан, Дамиан и вовсе забыл, что у него есть хоть какие-то гости. Вспомнил уже чуть ли не перед выходом, вовремя боковым зрением глянув на кресло с мыслью - Бля, неужели я еще что-то не упаковал.
- Проснись и пой, принцесса хуев, пора домой! - Дамиан орал очень громко, когда ему был от этого прок.

Слава современным технологиям - они заказали билет для Рано прямо из такси. Повезло, что рейсов много, да и не сезон в общем-то. Но окончательно успокоится, после всей беготни по аэропорту, с таможней, с чистой зоной, с забегом по зоне дюти-фри в поисках своего выхода и объявления "Господин Сальватори, Господин Ким, просим срочно пройти на посадку", парни смогли только в самолете. Межконтинентальный перелет обещал быть долгим, поэтому нигде кроме бизнес-класса Дамиан не собирался проводить столько часов своей жизни.
Для начала - бокал красного вина, глубокий выдох, я все успел.
Опять, вновь, снова.
Дамиан Сальватори - мастер "тютелька-в-тютельку".
Даже вытаскивать успевает как раз в нужный момент, если вас это интересует.
Объявляют взлет, пристегнуть ремни, убрать столики, привести спинки кресел в вертикальное положение.
Пока стюардесса рассказывает о безопасности, Дамиан умудряется "без палева" пялиться на ее ноги и в конце концов получить смущенный неловкий взгляд в ответ. Заметила.
Дамиан обожал стюардесс. Они были почти космичны и чем-то напоминали отдельную внеземную расу.
Вух, ничего вино меня торкнуло.
Пока девушка удаляется обратно за шторку, Дамиан достает что-то из кармана. Айпад и наушники. Роется, в поисках нужного альбома, затем отдает девайс Рано.
- Тебе нравилась эта группа, - да, Дамиан пытается быть милым. Музыка ведь ничего не сделает? - Может музыкальные вкусы не поменялись. Полет будет долгим.
Сам он просит еще один бокал вина.
Когда Дамиан отдает пустую тару обратно он ненароком вспоминает, что под одну из песен они ужинали в вечер первого свидания. Как раз после той ужасной конной прогулки.
Господи, сколько в мозге Дамиана все-таки сентиментальной романтики, не дай Боже кто узнает, стыд и срам.
Хотя он ведь европеец, ему можно.
Надо будет рассказать ему о лошадях.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Unknown life