Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » твое время умирать.


твое время умирать.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://s6.uploads.ru/hsTQ7.gifhttp://s7.uploads.ru/C4Uqj.gif

[mymp3]http://content.screencast.com/users/WandaHafermann/folders/Default/media/e1fa0118-cde8-4ec1-b55f-3368eadbbf83/Skylar%20Grey%20-%20Words.mp3|words[/mymp3]
Участники: Wanda Hafermann as Faith Anna Connors, Jake Harper as Ricardo Montanelli
Место: дом на loveland street
Время: 30 декабря 2012
Время суток: вечер
Погодные условия: снег
О флештайме: никто не знает наперед, где его поджидает смерть. лишь оказавшись слишком близко, понимаешь, что шансов на ошибку больше нет.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-12-11 16:01:36)

0

2

Позвольте представиться: меня зовут Фейт Коннорс, я лечу в самолете и я медленно умираю. Умираю не от рака, не от кровоточащей раны, и даже не от СПИДа. Я умираю от яда. От тяжелого турецкого яда, который меня заставили выпить . Когда я доеду от аэропорта до дома, у меня останется ровно тридцать шесть часов. Тридцать шесть долбанных часов, которые я понятия не имею как потратить. Вся моя жизнь состояла из трех глаголов: бежать, драться и пачкаться. А теперь что? Пустой ноль в сухом остатке. Даже влюбиться как человек не смогла, хотя судьба старательно меня макала в это с головой.
Так, стоп, как это влюбиться не смогла? Я начинаю лихорадочно искать мобильник в сумочке. Нашла. Залезла на сайт с телефонным справочником, указала улицу, дом, и квартиру… Рика. Того самого Рика, от которого я двигала через окно, в опаске за свою жизнь и даже частично психическое здоровье. А сейчас мне по сути бояться нечего. Хоть оторвусь напоследок, выговорюсь, расплавлюсь как Терминатор в лаве. В первый и последний раз.
Самолет приземляется, у трапа меня никто не встречает. И это хорошо. Я беру такси, вежливый водитель помогает, кряхтя и тужась, погрузить мой чемодан и рюкзак в багажник. Скалолазное оборудование. Килограмм сорок. И кажется, я больше никогда не испытаю такого ветра в волосах, когда висишь на скале в трехстах метрах от земли и чувствуешь себя самой жизнью.
Таксист помог доставить вещи в квартиру, и вот я осталась одна. Один на один со своей жизнью, и один на один – со смертью. Подошла к зеркалу, взглянула на себя. В принципе, желание подохнуть во цвете лет исполнилось. Только когда это желание было актуальным, у меня все еще был выбор. А сейчас у меня только тридцать шесть часов. С половиной – меня довольно быстро привезли.
Я приняла душ, переоделась с дороги. Я наплевала, что на меня катастрофически слабо действует алкоголь. Я отключила мобильник – больше не понадобится. И я решила. Решила провести свои последние часы с тем, кто влюбился в меня, совершенно не зная. Влюбился просто так, искренне, без лжи и лести, просто в мое лицо. Я распахнула свою дверь, резво передислоцировалась к противоположной, и позвонила. Боже Господи, первый раз от стыда дрожу. Или от страха? Скорее всего, все вместе.
внешний вид + в руках бутылка абсента

+2

3

ВВ

Почему-то кажется, что я проклят, особенно в плане того, когда начинаешь задумываться, что все девушки, в которых ты имеешь неосторожность влюбиться, или хотя бы пустить в свое сердце на миллиметр дальше остальных – тебя бросают. Не всегда просто уходят, а их убивают. Так было с Викой, Джейн, и так будет с Фейт. Острым лезвием кольнуло в районе левой части грудной клетки, стоило мне просто представить эту девушку, что была точной копией моей последней и в какой-то момент единственной девушки, что я смог полюбить надолго. До появления Коннорс. Она свалилась мне на голову точно также неожиданно, как и её сестра, потом мы вместе застряли в лифте, а вообще оказалось, что живем в одном доме. Черт всех дери, как же я злился, когда эта… ведьма сбежала в последнюю нашу встречу, одним соседям известно, как ломился в дверь спустя неделю, когда семья отпустила меня. И твою мать, только мне известно, как долго я сожалел, что отпустил её.
А потом я узнал, что и где. Пытался с ней связаться. Но.. Наверняка мне не следовало наводить о ней справки, узнавать о ней всю подноготную. И я решил – а катись оно все лесом и перегаром задымиться на окраине. Плевать. Захочет – сама вернется, чертова ледяная королева. Мне за тридцать, а я тут нюни развесил как девчонка семнадцатилетняя в первую ночь своего сексуального опыта. Как будто она такая одна.
Одна.
И таких больше нет.
-Кого черт принес?! – ставлю бокал с виски на стойку, приглушаю музыку и направляюсь к двери. За мной скоро должны заехать, и я был одет не как добропорядочный семьянин, что проводит вечера дома. Отец не мог смириться, что я так себя веду, но я давно хотел своей жизни, без влияния родственников.
-Кого нечистая за порогом держит? – чисто для справки произношу около двери и прижимая пушку к двери со своей стороны открываю дверь, машинально снимая её с предохранителя. Да, я всегда во всеоружии и за поясом у меня частенько прячется красивая, немного потертый на рукояти мой верный кольт. – КОННОРС?! – нихрена себе люди заявились, - И что же на горе свистнуло, что вы собственной персоной ко мне завалились? Неужели дверь захлопнулась и ты забыла, что за этой дверью моя квартира. – вот так мы радуемся встрече с той, что владеет моим сердцем. Браво, Монтанелли, так держать, и через пару предложений она снова отожмет тебе яйца. Как в спортзале.
-Проходи, раз уж пришла. Окно сама помнишь где, - открываю двери, пропускаю её внутрь квартиры и незаметно прячу пушку за пояс. Надо бы выложить потом, а то отстрелю чего-нибудь.
-А бутылка тебе зачем, - закрываю двери, поглядывая на часы. - Или это плата за то, чтобы я тебя на балкон пустил? А может новый вид оружия по самозащите? - не замечаю, как после своей речи залпом осушаю свой бокал и с грохотом водружаю его на стол. - Как дела?

Отредактировано Nathaniel Hall (2013-12-07 21:37:30)

+1

4

Я упираюсь свободной ладонью в дверной косяк. Странное это ощущение, знать, что ты скоро сдохнешь, но чувствовать себя при этом совершенно как обычно. Насмотревшись клише в книгах и фильмах, мы представляем себе собственную смерть либо резко, мгновенно и неотвратимо, либо в кругу семьи, прощаясь с близкими и уходя в мир иной абсолютно счастливым человеком. Никогда не представляла себе ни того, ни другого. Честно.
И вот, долгожданный и любимый сарказм, не я одна плеваться ядом умею, ай молодца, была б я мужиком, попросила бы дать пять. Однако у папы материала не хватило, и получилась я, посему – буду просто комментировать.
- Если ты успел сменить пол и переквалифицироваться в работника преисподней, то конечно я тебе отвечу, что я шамаханская царица, приехала свататься, но как вижу, фаберже твое на месте, да и на черта не похож, поэтому нечистая держит на пороге твою… - да, я могу сказать что – то типа «занозу в сраке», но сдерживаюсь, и с легким смешком выдаю: - соседку.
Разминаю шею, улыбаюсь, и сегодня моя улыбка даже ничуточки не смахивает на оскал. Словно нет того напряжения между двумя старыми добрыми соседями, которые знают друг друга невесть сколько, и ходят по воскресеньям друг к другу с различного вида вкусняшками. Я вдруг четко начала осознавать, что мне именно такого общения за всю жизнь не хватало. Этакой простоты, ненавязчивости, граничащей с симпатией и в то же время нежеланием разрушать хорошую дружбу. Все к чертям…
- Хорош уже комментировать мое появление, я не Бог, и даже не Ангел Небесный, хотя, откровенно говоря, хотелось бы, - пожимаю плечами, - впустишь, или ко мне пойдем? А бутылка… Считай что наркоз. Для тебя. – протягиваю абсент, чуть наклонив голову и потупив взгляд.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-12-07 22:20:15)

+1

5

Какое-то время я тупо смотрю на неё, проводя аналогию с Джейн. Они похожи, но только внешне. Характер, привычки, интонация... Черт, если бы Фейт не раскрывала рот и молчала - точно бы принял за Джейн. Но нет, ей надо все испортить. Да блядь, ты издеваешься что ли?!
- Боюсь, что Господь не примет такого грешника как я, да и поздно что-либо менять. Я слишком люблю секс, выпивку и иногда убивать, - криво улыбаюсь, провожая её взглядом. Задушить? Скинуть с крыши? - выживет же, сучка.
Не знаю, в курсе ли она моего темного прошлого, но сейчас почему-то я чхать хочу на все то, что ей нравится. Честно, даже для себя решил - я готов её пристрелить. Выхватить кольт из-за ремня и тупо направить в голову. Но что-то в её поведении кажется мне странным, не тем, инородным.
-Ты не Фейт Коннорс, признавайся, куда ты её дела? - слишком громко в тихой комнате произношу, да так, что слова эхом отскакивают от стен. Если я прав, она была недотрогой, боялась меня как огня, и чуралась любого моего прикосновения. Да, удалось мне её пощупать несколько раз, о чем я ни капли не жалею. Будь у меня возможность, завалил бы прямо тут, на полу. А это идея! - подхожу к ней ближе, пока она стоит ко мне спиной и разворачиваю к себе лицом. Держу за подбородок, возвышаясь над ней, заставляю смотреть в глаза. Свободной рукой забираю бутылку абсента и ставлю на стоящий рядом столик. - Не заговаривай мне зубы, чертовка, - наклоняюсь ниже, ощущаю её вкус на своих губах, и чувствую, что крыша съезжает к чертям собачьим. - Что тебе нужно?! - я не обещал быть с ней ласковым, не обещал быть нежным, поэтому вдоволь насмотревшись в её глаза, отпускаю подбородок и отхожу к столу.
-Наркоз? - я смеюсь, ловко открывая её бутылку, - Он скорее для тебя, ведь это тебе чужды все человеческие чувства. Или ты решил меня убить, в конце концов? - отворачиваюсь от неё, достаю из шкафа два новых бокала, скорее даже стопки и наливаю в оба немного алкоголя. Ставлю на небольшой поднос, к которому пододвигаю соль. Затем лезу в холодильник и извлекаю на свет кухни лайм. Да, я фанат фруктов, особенно цитрусовых и в холодильнике у меня всегда есть заначка, словно ждет вот такого вот случая.
Нарезаю ломтиками лайм и складываю на блюдце.
-Прошу, все готово. Чур не играть в игру - слижи с пупка, я не буду.. - окидываю её взглядом, красноречивым таким, который говорит, что  о да, буду, и ещё как, - не буду я тебя облизывать. Хотя раньше не отказался бы.

+1

6

- Грешники нынче в цене, - повела бровью я, - с ними куда веселее, чем с праведниками. Я стараюсь изображать из себя воплощение спокойствия и пофигизма, но с каждой секундой все тяжелее. Тяжелее давит на мозг та «новость», которую мне необходимо сообщить. Я не знаю, каковой будет реакция, и не знаю, что я буду делать оставшееся мне время, но знаю точно, что теперь я ценю каждую секунду. И не собираюсь ее упускать.
- Да я это, я. Мне шрамы показать, или ты примешь во внимание, что раз в год и палка стреляет? – да, блин, актуальное объяснение. Дофига причем.
- Ничего не нужно. А было бы что – то нужно, то либо сразу сказала бы, либо вообще не пришла. И ты это знаешь едва ли не лучше меня. – со всей своей искренностью устремляю свой взгляд ему в глаза. Пусть знает наших. Никакой напыщенности, гонора и пафоса, маски сняты, обоймы разряжены в песок. Это настоящая. Настоящая я.
- Не спрашивай меня не о чем. Лучше выпей и сядь, я сама все расскажу. Так будет легче воспринять информацию, уж поверь. По крайней мере, для тебя.
Здравствуйте, мастер дохуя все усложнять в прямом эфире. Или это близость на меня так подействовала? Я сажусь на табурет, кладу ладони на стол, но тут же напрягаю пальцы, пытаясь скрыть в них мелкую, но весьма заметную дрожь. Первый раз за все мои года меня так трясет. Первый. И, наверное, последний. Кое-как сконцентрировав все моральные и физические силы где-то в мозжечке, я взяла предложенную мне стопку, и перелила ее содержимое в его.
- Пей, я дело говорю, а ты все о своих эротических фантазиях треплешься. Мое лицо серьезно, как никогда. Вряд ли я сегодня еще смогу улыбнуться.

+1

7

То есть ты и не собираешься со мной пить, да? – с укором смотрю на неё сверху вниз, любуясь её чертами лица, вспоминаю, как выносил из лифта, прижимая к себе, совершенно незнакомую, но кажущуюся такой родной. Она красивая и мне кажется, что я до сих пор помню вкус её губ. Так, я стал слишком сентиментальным, кто увидит из подчиненных – не поверит, что я мог убивать людей. Надо завести себе любовницу и не сохнуть по одной маразматичке, что сейчас стоит напротив меня?
-Как хочешь, - пожимаю плечами, мой нагло-саркастический тон не имеет на неё никакого влияния. Фейт как обычно – серьезно настроена. Интересно, она когда-нибудь улыбается? Веселиться? Мне захотелось увидеть её другую, нежную, чувственную, как нормальную девушку, а не бабу с яйцами, каковой она являлась.  Мне никогда в ней это не нравилось, но я терпел, и эта её независимость и серьезность сама по себе даже меня возбуждала. Но сейчас. Что –то пробежало между нами - искра, или кошка, но мне кажется, что я почувствовал, как упал банан, - сказал бы мой лучший друг. Но я лишь сдавленно улыбаюсь, опрокидывая стопку текилы, удивленно смотрю в сторону девушки, когда она выливает в мою стопку содержимое своей.
-Что же ты собираешься мне сказать, Фейт? – я внимательно смотрю на неё, но текилу не пью, отставляя стопку в сторону. - Ты слишком серьезна, как и всегда. Я даже иногда тебя побаиваюсь. - последние слова я говорю тихо, почти бубню под нос. Становлюсь серьезнее, и сажусь на диван. Думаю, она должна сесть рядом. А может просто так и останется стоять там, около стола. Словно послушный мальчишка я складываю руки на коленях, и устремляю взгляд на гостью. Внутри бушует адское пламя, и борются такие противоречивые чувства. Я хочу вскочить, заткнуть её, заставить замолчать и не слышать того, что она мне говорит. Я не верю, что она пришла ко мне только ради этого, но втоже время я польщен что в итоге она пришла ко мне, вспомнила обо мне. И я не знаю что делать.
Молча встаю, подхожу к столу. Беру бутылку с текилой в руки, и хочу нилить дозу алкоголя в свой стакан. Вспоминаю, что стопка полная, и тупо, без эмоций,с мотря в никуда, подношу бутылку ко рту и пью. Мне надо отвлечься, я просто не верю.
-КАК…. Ты издеваешься, да? Замолчи! – сердце остановилось, я больше не чувствую. Меня убили, я мертв. Руки есть, ноги есть. Но я мертв. Судьба. - Какого черта ты вообще полезла в пекло? Дома не сиделось, да? - я прервал её в самом начале рассказа, я все понял и ничего больше не хочу знать. Мой голос гремит, бьет по ушам набатом, а в мозгу стучит одна и та же мысль. Ну какого черта, Фейт?! Нахрена?!

+1

8

Я запускаю пальцы обеих рук себе в волосы, откидывая их назад, и сползаю по стенке, усаживаясь прямо на пол. Стулья на сегодня придумали не для меня.
- Тридцать пять часов двадцать семь минут, - с пустым взглядом, направленным вперед, произношу я. Жду, пока Рик это переварит, и продолжаю, - мне осталось. Быстро так, да? Крепко сжимаю губы, зубы, чтобы не издать прямо сейчас первый всхлип истерики. Я должна удержать это в себе, я обязана справиться с эмоциями, я всегда…
- Меня очень давно преследовал один офицер засекреченной организации. Кто они я не знаю, но мыслят себя правителями мира. Я обнаружила заказанный мне артефакт – чашу, которая едва ли не Великому Сказителю принадлежала, и уже собиралась возвращаться, но меня взяли хитростью. Гнали, как зверя, зная, насколько я ловкая и быстрая в горах. Мне предоставили выбор – либо они сбрасывают меня с обрыва, либо дают мне немного времени. Я выбрала второе. У меня не было другого выхода, потому что если не убили бы они – убили бы заказчики. Артефакт, конечно же, у Бейкера. Мне залили в горло мощный турецкий яд – по сути, тикающую бомбу. До момента остановки сердца я буду чувствовать себя прекрасно, находиться в своей памяти, как обычно. А потом никакая экспертиза не докажет…
Не могу, не могу. Самое страшное проклятье, знать дату собственной кончины, но еще страшнее – иметь возможность точно отсчитывать минуты, секунды потихоньку вытекающей из тебя жизни. Я поднимаю взгляд на взбесившегося Рика.
- Я не могу сидеть дома, потому что это моя работа. Было работой…
Не выдерживаю, опускаю голову и издаю сдавленный крик безысходности, сжимая собственные плечи. А еще страшнее то, что я упустила… все упустила.
- Рик, прости меня, пожалуйста.

+1

9

Нет, я отказываюсь верить в то, что она говорит. Она врет, и это просто тупая, неудавшаяся шутка в стиле Фейт. Сейчас вот она улыбнется и скажет, что сегодня первое апреля, и это все ложь. Тогда я смогу без единого зазрения совести схватить её за горло и удушить своими руками.
Я догадывался, с самой нашей первой встречи там, в спортзале, что эта девушка не принесет мне ничего, кроме проблем, но я летел к ней, обжигаясь. Я, взрослый человек, почти тридцати трех лет от роду, не последнее лицо в семье Монтанелли, тот, кто своими руками убил с десяток людей – покорен какой-то девчонкой. Вообще, как можно быть таким чувствительным рядом с ней, почему сейчас, вместо того, чтобы сказать ей то, что накипело и то, что я сто тысяч раз репетировал в уме, я хочу сесть рядом с ней, прижать к себе, зарывшись лицом в её волосы, просто вдыхать её аромат и успокаивать, говоря, что никогда не брошу. Почему в такие моменты я вспоминаю её сестру, и чувствую на руках её кровь, понимаю, что никогда не буду счастлив, что моя участь – волк-одиночка, приносящий всем своим любимым одни страдания. Чем я заслужил такую карму? Просто тем, что родился во влиятельной семье, которая стремиться к власти, занял пост капо и однажды устав, решил сбежать от проблем?
-Ты всегда была проблемой, - еле слышно, почти шепотом, только зачем я это говорю, она прекрасно знает то, что я думаю. Она даже знает, что я никогда не смогу причинить ей вред, наверняка поэтому она и сбежала из моей квартиры, и сбегала всегда, когда я хотел сделать шаг навстречу. Сейчас же она сидит на полу, беззащитная и такая.. нежная, что я таю на глазах. Даже сам не верю, не ощущаю того, что руки начинают дрожать, а сердце колотится немного сильнее, чем обычно, что я становлюсь тряпкой. Но сейчас ситуация не та, меня никто не видит из подчиненных, и я могу не скрывать то, что чувствую.
-Фейт, - я быстро оказываюсь рядом с ней, прижимаю к себе, обхватив за плечи, и слегка улыбаюсь от её слов. – Мне не за что тебя прощать, ты лучшее, что случалось в моей жизни.Черт, сейчас сам разрыдаюсь.картина мслом - не ждали, - внутри кошки ржут от переполняющих меня чувств, под моими руками она содрогается от беззвучных рыданий, а может просто неровно дышит, ведь она не умеет плакать, не умеет волноваться. И сейчас её безжизненный голос всего лишь плод моей фантазии. –А знаешь, - ну не умею я быть серьезным иногда, и постоянно, когда случаются серьезные ситуации, быстро прячусь в скорлупу, скрывая волнение маской пофигизма и сарказма, - у тебя есть время, пусть и не атк много, но ты пришла ко мне, значит я могу сделать то, что не успел сделать раньше. Это очевидно, и ты какая есть, ровно как и я, - задумываюсь на пару секунд, стоит ли ей рассказывать всю правду, но потом решаюсь, вдь в конце концов, кому она расскажет.  –Куда бы ты хотела пойти, летать, повидать? Я ведь практически о тебе ничего не знаю.. – плевать, что в комнате в тумбочке лежит её досье и я знаю её подноготную. – Мы все успеем, обещаю.. – целую её в макушку, поглаживая по волосам и чуть убаюкиваю. Минута единения, мать его за ногу. Для того, чтобы растопить лед в этой девушке и убрать её яйца, надо было просто запихать в неё яд. Гениально! И как я сам до этого не додумался буквально полгода назад...

+1

10

Что делать, когда разрушается вся твоя личность и все твои представления о себе? Как жить дальше, когда вдруг выясняется, что все это время ты жила неправильно? Это объятие, изначально нацеленное на то, чтобы как – то приободрить меня, убедить в том, что не все так плохо, оказалось самым настоящим очищением. Этакой исповедью, откровением. Впервые за всю мою короткую жизнь мне, самой настоящей стальной леди, бессмертной и непрошибаемой, безэмоциональной и в то же время мертвой по отношению ко всему, напоминающему что – то хорошее, почудилось, что я маленькая, беззащитная девушка. Нежное существо с хрупкими костями и тонкой кожей, которое нужно беречь и охранять от зла. Я съежилась в комок и прижалась к Рику всем телом. Я искала защиту, и ты мне ее дал. Дал в тот момент, когда я пришла, не прося о помощи, просто, словно чувствовал, что мне необходимо от тебя именно это. Мое холодное сердце оттаивает, я согреваюсь твоим теплом. Теплом твоего тела, твоей энергетикой, вуалью твоей души, призванной чтобы укрыть меня от моего страха, сжимающего в кулак мою диафрагму. Я бессильно уткнулась в тебя, не говоря ни слова.
Все эти полгода я боролась. Боролась с самой собой в жестокой схватке, стараясь как можно меньше появляться дома, опасаясь сталкиваться с ним. А сейчас… уже не так важно. Мне нечего больше терять, кроме рассудка, хотя есть большие сомнения в его наличии. Я боялась любить. Боялась сойти с ума, серьезно. Не знаю, как для остальных, а для меня любовь – это отдаться полностью, только ему. И я боялась, что ничего другого замечать не буду, что все рухнет, и мой мир будет только в этом человеке. А в людях нельзя быть уверенной. Дикость. Моя дикость, воспитанная предательствами, следовавшими в моей жизни строем, одно за одним.
- Нет, есть за что, - я поднимаю голову, смешно проезжая носом по его груди, и вновь всхлипывая, - есть за что, и не спорь. Я боялась. Тебя, себя, думала что такого не бывает. Мне раньше по-разному крышу сносило, конечно. А вот чтобы под фундамент – не было. С момента нашего пересечения в лифте. Когда мы падали… Всю жизнь я никого и ничего не боялась, а тогда испугалась. За тебя. Просто зная, что у меня есть определенная подготовка, как вести себя в такой ситуации, а насчет тебя я была не уверена. – глупо и бессвязно тараторю на одном дыхании. И смотрю на твои губы. Не отрываясь. Вспоминаю свою первую встречу с ними.
- Быть может покажусь стервой, которая хочет прожить свои последние часы, как королева… - по инерции высвобождаю руку из твоих объятий и пытаюсь потереть щеку, словно по ней покатилась слеза. Чудес не бывает – мое лицо сухо, как просторы Сахары, - помнишь, я когда – то тебя попросила никогда не целовать меня, пока сама об этом не попрошу?
Глупая, самонадеянная девчонка. Он просто жалеет тебя, и больше ничего. И плевать. Я чувствую, что это мой человек. Кожей чувствую, ребрами, всеми возможными способами осязаю, что сейчас я там, где должна была быть все это время. Мне не нужно даже говорить, чтобы он понял меня. Я в этом уверена.

Отредактировано Wanda Hafermann (2013-12-24 22:43:28)

+1

11

Когда у тебя все есть – ты не задумываешься о том, что будет, если потеряешь. Когда остается считанное время, то понимаешь, что отдашь все, лишь бы никогда не отдавать дорогую и ценную вещь. А что, если это не вещь, а дорогой тебе человек и ты настолько сильно в него влюблен, что после его ухода для тебя остановится жизнь, время и все остальное. Раньше я не задумывался о том, что такое случится, пока в перестрелке не погибла её сестра. Тогда время остановилось и я достаточно долго ощущал тяжесть и огонь её крови на своих руках. Но я сумел выжить, это лишь закалило меня, убедив в том, что влюбляться нельзя.
Но сердцу не прикажешь, особенно, когда на горизонте появилась она – неугомонная Фейт Кjннорс. Своими цепкими ручками она схватила мое сердце, словно стиснула в тисках. Без неё я в буквальном смысле не мог дышать, собираясь вырезать дикое чувство из своей груди, я бы с радостью вырезал сердце и положил его в сундук, как в том известном фильме. Но так нельзя, и я заливал свои чувства алкоголем, часто выезжал на разборки, старался не сидеть один и без дела. Да, именно из-за неё я открыл свое дело, и вкладывал все свои силы и время в него. Не поверите, я открыл турфирму, и сейчас расширял её возможности. У меня был отдел по туристическим выходкам в горы, особый клуб интересов, спортзал и я каждый месяц обновлял оборудование. Дело процветало, я же с головой уходил в бизнес.
- Помню, - как по наитию перед глазами встает тот момент, когда она шипела на меня, требуя никогда её больше не трогать, не переставая гладить её волосы, пропуская их через пальцы. Кажется, она говорила, что ей это не нраивтся, но какая сейчас разница? Рядом со мной беззащитная девушка, которая нуждается во мне, плевать на все, что было раньше. Пусть останется в прошлом. – И ты.. – осекаюсь, замирая,- просишь? – заканчиваю про себя, чуть отстраняя Фейт, держа её за плечи и.. Крышу сносит, унося как и здравый смысл, атк и его остатки, когда наши взгляды встречаются. Я понимаю, что умей она плакать – она бы рыдала навзрыд, но это выше её сил, и ниже достоинства.
Мои пальцы скользят по её щеке, обхватываю её подбородок притягиваю лицо к себе и опускаюсь сам. Робко накрываю её губы своими, едва ощутимо целую, сдерживая тот страстный порыв, который рвется наружу. Провожу руками по её плечам, опускаясь ниже, начинаю целовать настойчивей, продвигаясь к талии, и опускаясь ниже. Не чувствую того сопротивления, что был в ней всегда, когда я пытался её поцеловать, и иду в атаку, сжимая её ягодицы, приподнимая над полом и усаживая себе на колени. Прижимаю к себе, сжимая сильнее, и уже забываю себя сдерживать, страстно целую её. Дыхание сбивается, я дышу через раз, ощущаю, что ещё чуть-чуть и ширинка поедет по швам, настолько сильно мое желание. Рычу, следом глубоко дышу и останавливаюсь на минуту, чтобы задать самый глупый вопрос в своей жизни. Для этого отстраняю Фейт, держа её на расстоянии и, заглядывая в глаза, произношу:
-Ты... уверена? – как будто девственности её лишить собрался, честное слово. Пытливо продолжаю смотретьв  её глаза, дыша, словно бежал, долго, упорно, старательно. По сути правда, смотря что она ответит.

+1

12

Да. Я снимаю запрет. Полностью, ни единой его стены не остается в моем разуме. Разве не этого ты так желал? Или за каких – то жалких полгода ты успел остыть ко мне?
Тело яростно отзывается на твои поцелуи, прикосновения, кожа, закаленная солнцем, потом и скалами, снова начинает чувствовать. Я уже и забыла, каково это. Чувствовать тепло, жар, дыхание другого человека. Осознавать, что вся эта агония, захватывающая твое тело, в мою честь. Но что – то идет не так, в какой – то миг, я понимаю что все закончилось. Я не понимаю и хренею, дорогая редакция. Окай, придется – таки объяснить мои действия.
- У меня осталось не так много времени, чтобы прожить целую жизнь. Поэтому перед тем как уйду, я хочу чтобы меня запомнили. Хотя бы ты. Запомнили не как источник бед, а как того человека, который смог сделать кого – то счастливым. Я знаю, чего ты хочешь.
Показываю себя окончательно безоружной, закрывая глаза и обвивая ногами твой торс. Ты не можешь чувствовать прикосновений моей кожи через куртку, но это и хорошо, не выдавать же все сладкое разом. Хотя…
Я хочу узнать, кто я сейчас для него. Фейт, или моя безвременно ушедшая сестра. Я хочу знать, что прощается таким образом он именно со мной, с той, которую так горячо желал с первой встречи, с той, что решила не мешать ему жить своим существованием, потому что знала, что дружба со мной ни к чему хорошему не приведет, а уж любовь – так и вовсе ослабит нас обоих. И пусть эта ласка будет для него прощальным подарком. Подарком, что готовился целую вечность. Дорогим, изящным, запоминающимся, жарким.
Я чувствую твое возбуждение, но не предпринимаю никаких действий, просто сидя на твоих коленях и сверля тебя глазами. Нет, нет ничего приятнее ожидания с твоей стороны. Я хочу выжать все. До капли. В первый и последний раз я действительно желаю тебя, Риккардо Монтанелли. Потому что через сутки – меня уже не будет. И ты меня никогда не увидишь. Жаль, многого не успели. В конце концов, я надеялась на успешный исход операции, и сама грешным делом подумывала что устала, что нужно на покой, хотя бы на несколько месяцев. И я хотела прийти к тебе не как умирающая, до смерти напуганная собственной скорой кончиной, жалкой Фейт. Я хотела прийти королевой, и позволить себя любить.
Касаюсь жаркими губами твоих, словно отвечаю на вопрос, словно данного тобою времени хватило на то, чтобы окончательно взвесить принятое уже решение. Высвобождаю плечи от твоих крепких пальцев, толстовка летит куда – то за холодильник, я не спешу раздевать тебя, потому что мне, мне слишком жарко. Я не хочу ничего говорить, лишь отнимаю свои губы, чтобы снять и майку, оголяя свою грудь и демонстрируя недавно сделанную татуировку. Красивая птица, правда? Символизирует свободу, мудрость, спокойствие, и вечную готовность выклевать противнику глаза. Да, я успела снять лиф еще дома. Словно чувствовала, что накроет. С головой, окончательно.
Так и хочется, еще хотя бы миг помучить тебя, оставить в дураках, обыграть, чтобы радость от победы была еще более сладкой, я хочу все, полностью, без остатка. Я хочу, чтобы у тебя было желание остаться здесь, на этом свете, после того как меня не станет.
- Я не хочу тебя раздевать. – смешная фраза, особенно от той, которая осталась в одних только джинсах и мужских берцах. И почему – то вновь хочется перейти на русский… Накатывало возбуждение – резкое, почти нетерпимое. Требующее разрядки. Я буравлю тебя фирменным, колдовским взглядом. И вновь целую твои губы. Нежно, горячо, словно не имела никогда возможности попробовать их вкус. Кажется, их отпечаток давно стерся с моих, но это прикосновение я запомню до самой смерти. В прямом и переносном смысле. Сдавливаю бедрами твой торс, все еще облаченный в куртку, сильнее. Честное слово, если вздумаешь еще раз остановиться – пропишу на месте прямо в хлебало!

+1

13

Poets Of The FallSleep
Обхватываю талию, чуть сильнее сдавливая в своих руках. До сих пор не могу поверить, что все, что происходит сейчас со мной – явь, а не один из моих многочисленных кошмаров. Правду говорят, что любовь делает нас слабыми, зависимыми, но в тоже время – она закаляет нас, учит добиваться своего, и заставляет терять разум, становясь мягче рядом с любимыми. Фейт много раз подтверждала мои догадки, что любить её – опасно не только для меня, но и для неё. Она сбегала, не давая нам шанса, а я упрямо добивался её, пока она не исчезла и я не потерял надежду. А сейчас? Сейчас она вернулась с «радостными новостями».
Отвечаю на твои поцелуи, сдерживаясь, чтобы тотчас не скинуть с себя и не овладеть просто на полу, по животному быстро и грубо. Нет, сейчас так нельзя, хотя.. Всё же нет, надо растянуть то удовольствие, что нам осталось.
Сметая грустные мысли, отключаюсь от реальности, для меня сейчас существует только одна реальность, - ты! Ты не похожа на свою сестру, нет! Ни капли, ни грамма, совершенно нет, даже внешность у вас, кажется мне разной. Ты более опасная, обжигающая, завораживающая. В тебе нет той нежности, которой светилась сестра, но в тебе есть та женственность, которой не было в ней. Она была одуванчиком, а ты роза с шипами, которые колются, оставляя в памяти болезненные прикосновения, но не отталкивающие а лишь притягивающие желание укротить, покорить, завоевать.
- Я и не видел… - когда твоя майка летит в сторону, провожу кончиками пальцев по коже, очерчивая контуры татуировки. Понимаю, что ты изменилась, но все изменения мне нравятся. Я становлюсь слишком медлительным, стараясь запомнить каждую черточку твоей фигуры, задержать в памяти твой образ настолько, насколько смогу, тщетно пытаясь выкинуть мысль о твоей скорой гибели. – Мы такие, какие есть, - зачем-то шепчу в твои губы, снова приникая к ним, как к живительному источнику, прижимая к себе, гладя твою спину и опуская поцелуи на щеки, подбородок, шею. Ты сводишь меня с ума, грозя остаться в моих объятиях до самого конца, но нет, я не согласен.
Сам снимаю рубашку, слегка приподнимая уголки губ, когда ты заявляешь, что не собираешься мне помогать. И не надо, родная, я сам тебе помогу. – может, тебе сложно признать, но ты сдалась, хоть и в самом конце, ты признала, что я победил в какой-то мере, но боишься даже сейчас мне в этом признаться. Твой приход – уже победа, ты могла провести последние часы в гордом одиночестве, но нет..
Дыхание замирает, сердце бьется через раз, когда я опускаю руки на плечи, сжимая их, и чуть опускаюсь, скользя губами по твоему обнаженному телу. Переворачиваю тебя, опуская на спину, и нависаю над тобой, пожирая глазами, томя себя и тебя в ожидании, подогревая то возбуждение, которое накрывает нас обоих. Мне нравится твоя податливость, дыхание, содрогающееся все тело, пересохшие губы, которые я хочу облизать вместо тебя.
-Ты прекрасна, - еле выдавливаю кое-какие слова, и задыхаюсь, наклоняясь к тебе, чтобы уже не так нежно впиться в твои губы. Проникаю внутрь рта и сплетаю наши языки, руками шаря по телу, опускаясь к шортикам, одной рукой расстёгивая их и двигаясь дальше. Поцелуями прокладываю дорожку вниз, оставляя след, прикусываю кожу, свожу с ума нас обоих. Останавливаюсь на мгновение, чтобы перевести дыхание на остатках терпения подразнить нас обоих.

+1

14

Я всегда оставалась мрачной. Наверное, мне просто так нравилось, или я не умела по-другому. Я не привыкла быть счастливой, мне слишком чуждо это чувство. В той жизни, где мне постоянно приходилось бежать, спасаться и пачкаться, не было места даже по настоящему счастливым минутным моментам. Я кремень. Не знаю почему, но этот крест взвалила на себя я сама. И из-за своих комплексов, росших с той же скоростью, как грибы после дождя, я лишила себя всего. Еще тогда. Полгода назад.
- Я сделала ее через два дня после того как сбежала, - нет, никакой связи между этими двумя событиями нет, скорее всего, я захотела обозначить свою свободу более детально. На память.
- Хреновый я подарок на рождество…
Мне хочется спрятать глаза, набрать в грудь побольше воздуха и заявить, что это все шутка, всего лишь очередная моя не наделенная особо умом выходка, что он лишь игрушка для меня, что это все ничего не значит и я в любой момент могу это прекратить, стоит мне только пожелать. Нестерпимо хочется. Но я не могу. Потому что это все всерьез. И я продолжаю отсчитывать в секундах, в уме, сколько мне осталось. Поверьте, это очень тяжело при наличии внешнего раздражителя, от которого закипает кровь в жилах, пусть я сама его и призвала по собственную душу.
Обнимаю тебя крепче, словно желая переломать твои кости. Это сложнее, чем кажется: за то время, что мы не виделись, ты изрядно раскачался. Так и хочется сказать какую – нибудь ядовитую гадость, но что придумать, чтобы разъярить тебя еще сильнее, Рик? Что мне сделать, чтобы ты захотел убить меня раньше, чем это сделает яд в моем теле?
Слежу глазами за твоими действиями, ты спускаешься вниз по мне, я выгибаюсь навстречу, обнажая зубы. Придумала.
- Длительное воздержание? Кроме меня девчонок в радиусе не наблюдалось?
Да, я хочу сыграть на твоей слабости сейчас. Ради твоего же блага – я всего лишь хочу, чтобы ты дальше жил. Такая мощная привязанность к человеку, обычно возникающая из ниоткуда, из воспоминаний, из дублирования, к хорошему концу не приводит. И да, я осознаю, что все это время, не зная ни твоего характера, ни твоих предпочтений, ровным счетом ничего о тебе не зная, кроме некоторых мелких и совершенно неважных фактов, я любила тебя. Любила, всеми своими силами стараясь это скрыть, прячась, скача по горам и весям, подальше. Подальше от опасной близости с тобой. Потому что точно знала: когда мы вместе, мы слабеем. А я не хотела подвергать тебя опасности.
Я поедаю тебя глазами. Мой взгляд настолько разъярен, что может казаться, будто я вот – вот выскользну из под тебя (кстати, весьма тяжелого!) и достану из ниоткуда пистолет, собираясь стрельнуть. Словно я мстительная, желчная, противная тварь и последняя дрянь. Я именно такая. Мудрая. Сгоревшая в огне своих эмоций, но скрывающая это ото всех и вся. Умершая от любви. От любви, которая не щадит, которая не жалеет. Которая уничтожает дотла. Я такая. Я жила, покуда любила, а теперь – я всего лишь тень. Я всего лишь существую строго отведенное мне время.
Ты оголяешь мое тело, лишаешь последних остатков белья, и я, как это ни странно, чувствую себя немного не в своей тарелке. Окончательно. С губ срывается тяжелое, горячее дыхание – так хорошо я себя не чувствовала никогда. В физическом, разумеется, плане. Холодная и расчетливая тень. Так ты все еще любишь меня?
- А ты сильный. – играя бровями, отвечаю я на комплимент сквозь зубы. Все правильно. Принцесса внизу, а Король сверху. Все так, как и должно было произойти полгода назад. Я расслабляю хватку своих ног, опускаю лодыжки, путь свободен. Можно не беспокоиться о контрацепции. Вообще ни о чем. Кроме нас.
Чуть приподнимаю голову, провожу костяшками пальцев по твоей груди, останавливаясь на талии, прикусываю кожу от шеи. Да что там мелочиться – почти вгрызаюсь в ожидании интимной феерии. Это должно быть так. И никак иначе.

0

15

Что-то во мне ломается, давая слабину. Наверняка кто-то считает, что мафиози не должен проявлять никаких чувств. Я и не проявляю, с одним но.. Она мое но. Рядом с ней я теряю контроль, это стало понятно ещё тогда в зале, когда мы только-только познакомились и я понял, что вижу перед собой призрак бывшей подружки, погибшей на моих руках. Если бы я знал, на какую дорогу ступаю, какой тропинкой буду блуждать по жизни, стараясь пересечь наши пути. Но мне плевать, знаете ли. Будь второй шанс все исправить, как говориться, я бы снова наступил на эти грабли. К слову о граблях, надо бы убрать с крыши кое-какое оборудование, пока Фейт снова не смылась от меня через окно. Не хочу, чтобы она снова исчезла, я неготов её отпустить...
-А ты хотела бы, чтобы я был слабым? – она права, и хоть я не люблю говорить о своих достижениях, но когда она в очередной раз покинула меня, я просто ушел с головой в работу, тренировки, чтобы меньше времени оставалось на размышления и депрессию. Не выдаю своих мыслей а улыбаюсь, наклоняясь к ней и едва касаясь губами губ. Она послушная, чем озадачивает меня ещё больше, она податливая, и этим вводит меня в ступор. Я не могу привыкнуть к этой Фейт, она даже пугает меня.
-Я ведь все ещё… - могу остановиться, если ты не хочешь, -договорить, к счастью, не успеваю, ведь крышу сносит окончательно. Рычу, как дикое животное, упираясь руками в пол, нависая над своей «жертвой». Сейчас она действительно нуждается во мне, или же она снова играет моими чувствами. Плевать, пофиг, она в моей власти, нагая подо мной. О чем ещё можно мечтать в такой момент?
Медленно погружаюсь, давая ей время привыкнуть к ощущениям и начинаю размеренно двигаться внутри. С каждым толчком ускоряюсь, покрывая её поцелуями и шепчу какие-то слова, сам не разбирая своего голоса. Я хочу доставить ей удовольствие, хочу чтобы ей было хорошо, чтобы она забыла о времени, которого остается все меньше и меньше, а дел только прибавляется. Мне мало контакта с ней, я должен касаться её, постоянно ощущая нежность кожи под пальцами, дыхание на своей коже, слышать голос, тот страстный шепот, что сейчас раздается глухим эхом по комнате.
Я хочу бросить к её ногам весь свой мир, показать то, от чего она так отчаянно бежала, но потом, сейчас нас ждет седьмое небо и врата Рая на земле в единении с друг другом. Она должна почувствовать, должна понять то, как сильно я в неё влюблен. А потом можно будет подумать о том, как её спасти, но толкьо потом..
-Тебе хорошо? - как будто девственницу лишаю невинности,с сбитым голосом выдыхаю в её губы, прикусываю нижнюю, провожу по ним языком. Опускаюсь ниже, ласкаю её тело одной рукой, вижу, как её кожа покрывается мурашками. Замедляюсь, в какой-том момент даже оставляю её, чтобы снова начать те простые движения, которые обещают доставить нас к наслаждению.

+1

16

Катастрофически. Окончательно. Незыблемое, твёрдое решение прийти к тебе в этот час было единственно правильным. Сколь угодно я могу жалеть об упущенном времени, о задушенных на корню эмоциях, сколь угодно... Сколь угодно могу наслаждаться тобой, твоим присутствием, прикосновениями, мощным и крепким телом. Ты словно соткан из мышц, также как и я. Кожа трепетно отзывается на твои поцелуи, а внутренний голос кричит, что та, давно запрятанная в недра диафрагмы, нежная, добрая, доверчивая и ласковая, та, настоящая Фейт, не отравленная предательствами и ложью, хочет еще. Больше, больше тебя, и навсегда. Господи, как бы я хотела сейчас, ощущая твою плоть в своем теле, получить еще одну жизнь. И провести ее с тобой. Быть маленькой, хрупкой, беззащитной, но бесстрашной к любым неприятностям, потому что ты со мной. Стена, камень, металл, бетон. Непрошибаемый, несокрушимый, неспособный меня покинуть или обмануть, потому что любишь больше жизни. Меня. Не ту, мою сестру, а именно меня, такую, какая я сейчас: преисполненную желчью и сарказмом, но такую живую, заставляющую твою кровь течь в жилах с умопомрачительной скоростью, такую родную, прикосновениями тонких, но сильных пальчиков к твоей коже, заставляющую таять от наслаждения.
- Я не хотела быть твоей слабостью. Поэтому сбежала. Тогда, - бегло произношу на русском, позабыв родной язык в этой гонке тел. Сейчас все изменилось. Я погибаю, но не от яда, я погибаю и возрождаюсь в твоих руках, словно птица Феникс, от каждого нового движения, прикосновения, ощущения горячего дыхания на своей коже. С прискорбием представляю, от чего же тогда отказалась, прикусываю твою губу в ответ, оставляя кровавую полосу рассечения на твоей спине. Шикарный получится шрам. Я делаю это не из-за желания продемонстрировать тебе, какая я гадина, а просто потому что не знаю, как сказать по-другому, как же на самом деле сильно я тебя желаю и люблю, не знаю. Ты ведь не обиделся, правда? Вижу, что не обиделся. А хотя нет, не вижу - чувствую. Чувствую всем своим естеством, нутром своим чувствую. Мы быстрее, поцелуи жарче, объятия крепче. Я обнимаю тебя ногами, помогая войти глубже, со всей силы. Я не хочу, чтобы этот момент заканчивался. Я хочу превратить эти свои ощущения в воспоминание вечности, которую мне в скором времени придется постичь. Кричу, стонаю от твоей силы, захлебываюсь от восторга, растворяюсь в тебе. Ты разрываешь меня изнутри, это больно, и это так приятно. Я не боюсь смерти. Теперь уж точно.
Все тело пульсирует в агонии этого бешенства, кажется еще немного, и я лишусь памяти, возможности трезво мыслить, но это и хорошо. Не хочу думать. Пусть не будет ничего. Кроме этой кухни, этого пола, и тебя рядом. Ты ураган, ты цунами, ты зверь, вырвавшийся из клетки. Я всю жизнь прикрывалась щитами похуизма, недоступности, прокачивала навык отведения бед от собственного разума, но в глубине души, я все таки искала. Искала того, кто при всех моих способностях, таланте к убийству всех возможных чувств ко мне, окажется сильнее всего этого, и даже сильнее меня.
Я нашла тебя. И скоро потеряю, как и свою жизнь...
Ты неутомим, тебя нереально остановить, ты разделываешься со мной, словно хищник с добычей. Жестко, продуманно и в то же время так нежно, как у меня ни с кем еще не было. Ты - элемент номер пять, ни дать ни взять.
Ненасытной вампиршей впиваюсь в твои уста, словно благодарю за такую любовь. Наслаждение, дремавшее внизу живота, горячей лавой разливается по телу, я покрываюсь испариной.
Не хочу отвечать тебе ничего. Ты сам знаешь, что хорошо. Было бы плохо - я бы вырвалась, ты ведь знаешь мой несносный характер.
Вампиршу сменяет изнеженная принцесса, кошкой выгибающаяся под тобой, тяжело дыша я вновь впиваюсь ногтями тебе в спину. Хорошо, да. Лучше и быть не могло. Ожидание усиливает желание, ну а дальше путем нехитрых вычислений, выливается просто-напросто в бешеный секс, для обоих явившийся такой удачей.
Не думала, что скажу это когда - то, но...
- Кажется... люблю тебя. - шепотом. Чтобы даже ты едва мог расслышать. Обнимаю тебя крепко, хоть и не в силах сломать тебе кости. Кусаю за ушко, ведь теперь я могу себе позволить эту маленькую наглость и слабость одновременно. Кошка довольна, и расслабленно мурлычет. Внутри меня. Не хочет выпускать тебя из объятий. Да что там, она готова в любой момент крепко и настойчиво вцепиться в тебя когтями вновь, лишь бы ты не исчез, словно мираж, иллюзия, созданная воздействием яда на ее нервную систему.

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-19 21:35:13)

+2

17

Мечта, к которой я стремился, чувства, которые, как мне казалось, затухли. Теперь все разгоралось с новыми силами, сжигая все внутри, выжигая на сердце её имя огненными буквами. Я горел, возрождаясь из пепла, как тот Феникс, понимая, что не смогу без неё, физически и морально. Она становится частью меня, я сам растворяюсь в ней, рассыпаясь на мелкие кусочки, её прикосновения каждый раз отправляют меня  к вратам Рая. Как давно я мечтал об этом единении и слиянии с ней?

-Мне кажется или, … - словно слышу какой-то шум за дверью уже потом, когда мы оба, спустя пару часов, распластались на ковре, а я прижимал Фейт к себе, аккуратно ведя пальцами по её коже. И Наблюдая как по ней бегут крохотные мурашки, а сама девушка едва заметно вздрагивает. Льщу себе, вспоминая её слова, - И я люблю тебя, - касаюсь губами её макушки, как вдруг…
Дверь, моя входная железная дверь, которую мне недавно поменяли – с глухим звуком вылетает и я успеваю откатится в сторону, подмяв под себя девушку. Сразу, вслед за дверью в квартиру влетает дымовая шашка, заполняя все едким газом.- Вот даже… - потрахаться, - осекаюсь, понимая, что буду слишком груб, - даже интима лишают, - охватывая взглядом комнату, размышляя над планом побега. Фейт, кажется нам стоит что-нибудь накинуть, иначе два голых человека на улице могут вызвать весьма неординарные отклики у местных, - быстро подымаюсь, смотря на то, как одежда, раскиданная по комнате поглощается дымом, и на корточках продвигаюсь к спальне, показывая жестом девушке двигаться за мной. Все вокруг напоминает атмосферу неудавшегося порнофильма, а может даже какого-нибудь блокбастера, но достигнув спальни быстро достаю себе штаны и майку, и протягиваю Фейт ещё один свои штаны и рубашку.
-Не твой размер, но на первое время покатит, главное сейчас смотать удочки отсюда. – быстро одеваюсь, - У меня есть выход на крышу с квартиры, думаю, ты не откажешь мне прогуляться по ночному городу и спустится на первый этаж твои любимым способом?

+1

18

Казалось еще пару секунд наше спокойствие, наше наслаждение друг другом казалось таким нерушимым, невозмутимым и незыблемым, но эйфория вынуждена была исчезнуть, оставив после себя некий страх. Потому что вслед за появившимся из коридора шумом автогена, в квартиру рухнула дверь и последовала дымовуха. Отлично. Меня устранить вроде как они устранили, так хоть последнее удовольствие в жизни дайте спокойно закончить! Но нет. Организация решила меня добить. Бейкеру мало было видеть меня растоптанную, когда я покидала скалу. Он захотел уничтожить меня лично?
Не дамся. Если по приезду я была готова погибнуть не раздумывая, не желая прожить отведенные мне для очищения разума и чувств часы, то теперь я буду сражаться. Биться за каждую секунду, проведенную рядом с ним, до последней капли крови, удара сердца, выдоха, опустошающего мои легкие навсегда.
Принимаю шмотки, любезно брошенные в мою сторону Риком, одеваюсь, затягивая ремень потуже – как ни крути, а объем талии у нас существенно различается все ж таки. Рубашку застегивать нет времени и смысла – завязываю ее под грудью.
- Оружие есть? – закрывая морду лица, а точнее дыхательные ее части подолом рубахи, чтобы не дышать этой шипучей вонючкой, воинственно катающейся по полу. Пока он одевается, я распахиваю окно и в лицо тут же ударяет яростный поток воздуха. Голова взорвалась болью, а в животе резануло. Воздух в груди расширился и стремительно покинул легкие. Хеликоптер, вашу мать! Они прислали вертолет, чтобы уничтожить одну всего лишь бабу!
- Ааахренеть… - так и застыла, держа у рта ткань. Не ступор, но весьма странное состояние – будто и в рожу противнику плюнуть хочется, а блин сделать – то это никак невозможно, потому что этот сукин сын сидит за штурвалом этого долбанного вертолета, нахально улыбается, полный решимости прибить меня прямо сейчас. В голову закрадываются невинные сомнений, ай да Бейкер, неужели меня с ядом наебал? Хотел бы убить – убил бы прямо там, значит он хотел меня на самом деле ослабить… впрочем, не меня одну.
- Рик, у тебя есть дела с Джоном Бейкером, офицером разведки?? – кричу что есть силы, соображая, что дергать нам надо будет все же через дверь, и желательно в пару мгновений родить либо противогазы, либо…
Мой взгляд падает на два полотенца, висящие на крючках под шкафом. Метнулась к раковине, намочила, завязала морду по самые глаза себе, и приперла второе ему. Это единственный бюджетный вариант, возможный сейчас.
Выхватываю у него из рук два автоматических пистолета-пулемета марки «Хеклер-энд-Кох» (мои любимые, кстати!), себе еще найдет наверняка. Мафиози по минимуму даже дома оружие не хранят – бьюсь об заклад, у него здесь целый схрон.
- Окно не вариант – там вертолет по нашу душу. Только высунемся, пристрелят как котят, будем парить в воздухе пока не ебнемся на самую задницу. Найди себе очки. Я привычная к пыли и песочным бурям, к палящему солнцу и вижу в дыму куда лучше, чем заправская кошка в темноте. Итак… приключения начинаются! Мы принимаем бой.

Отредактировано Wanda Hafermann (2014-01-26 20:19:24)

0

19

В архив

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » твое время умирать.