Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Mafia wedding


Mafia wedding

Сообщений 101 страница 120 из 144

101

Моя Мурка, упоминается Гвидо у алтаря (все будет ок, не переживай)

-Знаю, но это не значит, что я не могу поддержать свою жену, так сказать, в сухом законе, - улыбнулся я, вручая ей стакан апельсинового сока, - ты читаешь про беременность? - поинтересовался я, хотя в голосе не было удивления, я считал, что это нормально, когда женщина, будучи в положение, начинает интересоваться, как было у других и прислушиваться к чужим советам.
-Значит моего оставим здесь? - усмехнулся я, - чувствую, для спокойствия мне все равно придется выпить, - засмеялся я. Хотя что может случится с машиной? Единственное, что ее потом придется с утра забрать.
Однако с более радужных тем, мы перескочили на серьезную, и я бы даже сказал чересчур, потому как она сразу заставила нас погрузиться в думы.
-Я очень надеюсь, что когда-нибудь ты поймешь меня и мои чувства. Может это и не правильно мешать работу и личную жизнь, но так же неправильно волноваться каждый раз, когда ты ступаешь за порог, верно? Возможно, я слишком себя накручиваю, - вздохнул я и с уставшей улыбкой посмотрел на жену, - извини. Я всегда давал тебе то, что, как считал и считаю, ты заслуживаешь. И ты заслужила счастливую семью и любимого мужа, который видит в тебе, в первую очередь женщина, а уже потом полицейского, который может не только постоять за себя, но и спасти чью-то жизнь. Так что, давай не будем дальше развивать эту тему, я понял, что остаюсь сегодня в неведение, - я улыбнулся уже более искренне, допивая свой сок.
К нам подошел Винцензо, поприветствовал из вежливости, сделал комплимент Шер, что я постарался пропустить мимо ушей, чтобы лишний раз себя не накручивать. Тут началась какая-то суета и, как выяснялось, произошел небольшой пожар. С нами столкнулись какие-то парни, после чего я решил, что неплохо было бы уединиться в беседке, где спокойно и, пожалуй, безопасно.
В беседке я поделился своей новостью. Темы снова обрели краски.
-Да, правда идей нет, мои идеи будут слишком консервативны, я ведь фанат классики. Посмотрим, что моя команда выдаст, а я уж буду руководить парадом, - усмехнулся я, - хорошо быть начальником, думать не надо.
Я обнял Шерри, мы сидели в беседке и наблюдали за домом.
-Ты знаешь, я гость, так что, я буду свидетелем, а не соучастником, - улыбнулся я, - какая ты у меня опасная. Давай-ка без кровопролитий, не со стороны копов, не со стороны мафии. Прям карточная игра, - усмехнулся я.
Тут суета улеглась, люди стали выходить на улицу и занимать места.
-Пойдем, найдем свои места, - я встал и помог Шерри встать. Мы не торопились и просто прогуливались под руку по саду, смотря, как люди заполняют пространство.
-Слушай, а ты не жалеешь, что у нас не было такой пышной свадьбы и кучи гостей? - поинтересовался я, рассматривая все эти ленточки и салфетки, на которые ушло и уйма времени и такая же уйма денег, - просто, я настоял на своем тогда. Теперь даже как-то совестно. Но ведь все равно было здорово? - поинтересовался я, вспоминая собственную свадьбу, которая была относительно недавно, - зато на сэкономленные деньги мы купили тебе пежо в Париже, - засмеялся я, усаживая жену на свободный стул и присаживаясь рядом. Гвидо уже стоял у алтаря и было видно, что он напряжен и в раздумьях. Что же, узнаю себя, я тоже волновался, что моя невеста не выйдет, а еще я волновался, что она не скажет "да". И прокрутив в голове события свадьбы, я наклонился к Шерри, прижавшись к ее уху губами.
-Я люблю тебя.. - я замолчал и закрыл глаза, - спасибо за "да".
Это было странное "спасибо", но я настолько растрогался чужой свадьбой, что начал переживать события собственной. Не представляю, что было бы со мной, если бы я услышал отказ или долгое молчание. Поэтому и спасибо, поэтому и моя теплая благодарность. Все это время я держал Шерри за руку и, кажется, сжимал ее с каждой секундой все сильнее.

+3

102

Проклиная все и вся на чем свет стоит, на самом деле вцепившись руками в ни в чем неповинный руль своей машины, тренер сжал свои зубы до такой степени, что они должны бы уже вот-вот начать крошиться. А ведь Джейн мне говорила… а я упертый баран… А день ведь начинался очень даже хорошо.
Пробуждение, объятия любимой женщины… противная трель будильника, которым так и хочется хорошенько запустить об стену… приятная округлость ее животика, уже заметная, которую рука так и тянется погладить, провести подушечками пальцев сквозь ткань ее шелковой ночнушки… скованная после сна, но теплая и нежная улыбка ей, поднимающейся с кровати… холод по телу от того, что она встала…
Развалившись «звездочкой» на кровати, Том Флетчер совершенно не мог представить, что этот день прибавит ему достаточное количество седин. Джейсон собрался сам, поэтому в квартире сейчас царила тишь да гладь, и можно было спокойно пойти сначала в душ, а потом выпить кофе. Сегодня был очень важный день, поэтому планированием времени нужно было заниматься основательно.
Костюм и платье уже висели на почетном месте в их спальне, готовые к тому, чтобы хозяева красовались в них перед всем светом общества Сакраменто на свадьбе Дона Мафии. Застегивая последнюю пуговицу на рубашке, взял в руки гладкую ровную черную полоску нового галстука, повернулся к ней, она занималась макияжем.
-Завяжи, - улыбнулся, наслаждаясь созерцанием движений ее рук, ловких, но плавных, уверенных, и вот он уже готов к выходу.
-Я позвоню, - поцеловал ее, снова не удержался и провел рукой по ее животику. Люблю вас всех!

Знакомые, дорогие, уважаемые, принимайте опозданцев)
-Как это нужно ждать еще два часа?!! У меня нет этих часов, можете вы это понять? – жилы на шее вздулись от гнева, пока Том орал на ювелира. Специально заказанный ими в подарок гарнитур задержали при доставке из Европы. Какие-то там проблемы с таможней или что-то вроде, боксер не вдавался в подробности. Его волновал сам факт задержки.
-Вы себе не представляете, насколько это все важно и как вы меня сейчас подставляете! – чуть не заехал этому дяде еврейской физиономии по его кошерной морде. Но лишь сдержанно выдохнул, набирая Джейн смс о возникшей проблеме. Решения другого, кроме как сидеть и ждать заказа и быть не могло, ведь другого подарка будущей сеньоре Монтанелли они не приготовили. В наличии его ровно в день свадьбы они не сомневались, больше боязни было за подарок Гвидо. Но он, однако, уже упакован в фирменный пакет известной ювелирной фирмы и ждет своего часа в их квартире, а чертов гарнитур никак не окажется в руках австралийца.
Время тянуло неимоверно долго, и не раздолбал Том весь этот салон лишь потому, что боялся расстройства Джейн из-за испорченного костюма в придачу к безбожно потерянному времени. Поэтому сейчас он гнал со всей мочи, громко затормозив у подъезда дома. Благо, Джейн уже ждала его и вышла очень быстро, и теперь дело было лишь за тем, чтобы поскорее добраться до места проведения торжества.
-Надеюсь, не слишком опоздали… -подруку с женой со всех ног спешил в сторону красиво украшенную гостиную, куда собирались все гости. Они зашли туда в общей толпе, не слишком быстро, но все же найдя места, куда сесть, попутно выглядывая знакомые лица. Том помог Джейн сесть как можно удобнее в ее положении, поцеловав ее руку.
-Успели, - улыбнулся, приметив Джейсона и Линду рядом, так же достаточно знакомых лиц.

Отредактировано Tom Flatcher (2014-01-09 21:39:59)

+4

103

Тьен
- Нет, я увидела это случайно, несколько лет назад, - улыбнулась я, отвечая на вопрос Этьена. – В моем возрасте уже поздно учиться быть мамой, хотя я все равно постараюсь.
После этих слов я усмехнулась. Несмотря на то, что я, вроде как, опытная мама, никогда не поздно учиться и накапливать новые знания. К сожалению, мы недолго провели с мужем в относительном мире и спокойствии. Мы зацепили тему защиты, которая для меня оказалась весьма щепетильной. Я не хотела сливать воедино личную жизнь и работу, но Тьен словно отказывался это понимать и принимать. Неужели защищать можно только там, только от пуль и плохих дядей?
- Правильно, сменим тему, - уже не слишком довольно произнесла я. – Только вот ты меня теперь оставил в полнейшем недоумении. Я не знаю, что думать и уж точно не знаю, как быть. Я всегда была уверена в том, что вне работы мне не нужен «бронежилет». Теперь, выходит, придется пересмотреть свою точку зрения. А все, что тебе нужно знать, я уже сказала, - имелись ввиду слова о том, что чуть ли не каждый второй из здесь присутствующих спустит курок, если это потребуется. Разве Этьену уже этого не достаточно, чтобы сделать какие-то выводы?
Разумеется, все это было образным представлением. Под бронежилетом я скорее понимала себя, такую сильную, женщину, которая всегда на стороже и всегда готова дать отпор. Вне работы я расслаблялась, я знала, что ни к чему быть такой, ведь рядом есть мужчина, мой француз. Так неужели мне снова придется «надевать бронежилет» и только потому, что в понятии того самого француза защита – это опекунство на работе? Для меня защита всегда была чем-то большим. Я ошибалась? Но недолго я рассуждала на эту тему, ибо появился Винцензо Монтанелли.
- Как официально…, - с яркой и слега нагловатой улыбкой протянула ему я. – Винцензо, - уже менее формально поприветствовала я мужчину. – Оу, спасибо. Всегда ради вас стараюсь, - не без сарказма прокомментировала я комплимент племянника Гвидо, намекая не только на внешний вид, но и на старания по профессиональной части.
Вскоре Винцензо ушел, снова оставив нас с Тьеном наедине. Правда, я уже успела отойти от неприятного, но важного, разговора, поэтому с неподдельной радостью и энтузиазмом встретила слова мужа о новом заказе. Как только француз напомнил о подчиненных, я невольно улыбнулась, вновь подаваясь вперед и касаясь его щеки губами. Таким образом, я безмолвно подбадривала Тьена. К сожалению, мы снова возвращаемся к теме об уверенности, а вот я уверена, что мой муж способен создать нечто непохожее на все остальное, забыв о своем консерватизме.
- Ты, в первую очередь, талантливый архитектор. А у талантливых архитекторов не должно быть рамок. И ты снова становишься не сексуальным, кстати, - засмеялась я, намекая на уверенность, которую он не чувствовал в своей профессиональной сфере. – Этьен, этот проект должен быть твоим. Я уважаю людей, которых ты взял на работу, но тебе не кажется, что первый проект подобного рода должен выполниться профессионалом, который покажет пример своим подчиненным? В чем смысл этого проекта, если ты не будешь над ним работать? – если я сначала радовалась, то теперь поводов для радости нет. Я горжусь фирмой, но хочу гордиться Этьеном. – Подумай об этом.
Через несколько минут почувствовалась какая-то суета. Кажется, церемония начиналась, чему я, несомненно, не могла не радоваться. Мы встали и присели на свободные места со стороны жениха. Где-то по-серединке, чтобы не мельтешить у преступников на виду, но и чтобы прекрасно видеть все происходящее. Пока ожидали невесту, Тьен внезапно вспомнил и о нашей церемонии.
-Мне понравилась наша свадьба, Тьен, - уверенно произнесла я, повернувшись к французу. – Тебе разве нет? Может и не было ничего грандиозного, но… свадьба – это праздник двоих. Мне было главное, чтобы жених не потерялся. Мне? А ты на ней ездить не будешь? – удивленно переспросила я, ведь ко всему имуществе относилась, как к «нашему». – Марго снова задерживается… Помню, как я волновалась. Кажется, я неотрывно смотрела на себя в зеркало около 20 минут, то и дело замечая какие-то недостатки. Волосы плохо уложены, там-то морщинка появилась, а с этой стороны платье мятое. Я так боялась, что тебе что-то не понравится, пусть ты и не подашь виду, - я усмехнулась, платье было идеальное, как прическа и макияж, но моим эмоциям нужен был выход. – Я бы и дольше смотрелась, если бы мама и Шанталь не выпихнули меня из комнаты. Знаешь, что самое смешное? У меня подкашивались ноги, однако увидев, как ты ждешь меня у алтаря, я пошла уверенно. Но вот когда священник задал вопрос, кажется, стормозила немного… Все еще одолевали мысли о том, что брак – убийца отношений. Тут я вспомнила твои слова, твои обещания о том, что ничего не изменится, станет только лучше, к тому же, ты был так уверен в том, чего хочешь, что я… не смогла ответить иначе, да уже и не хотела.
Я вновь улыбнулась, смотря на мужа. Тот, в свою очередь поблагодарил меня за этот ответ, прикоснувшись губами к уху. Закрыв глаза, я улыбнулась, после чего, уже смотря на него, безмолвно, лишь шевеля губами произнесла: «Я тоже тебя люблю». На лице появилась яркая улыбка, а после я наклонилась к Этьену и сладко поцеловала его в губы.
- А тебе спасибо за то, что спросил, - все еще касаясь губами его губ, усмехнулась я, ведь если бы Тьен не предложил в один прекрасный день стать мужем и женой, ничего бы не было. – Как думаешь, может свистнуть, чтобы поторопились немного? – уже выпрямившись, поинтересовалась я, в то время как Этьен уже сжал мою ладонь. – Или это будет слишком неприлично?

+3

104

Гвидо и Марго, считайте что вы не заметили нашего опоздания. Мы уже в рядах гостей.

Внешний вид семейства Флетчеров

http://s020.radikal.ru/i706/1401/91/843971d83144.jpg

Вставать не хотелось. Мерное и такое теплое дыхание Тома на шее, его вечная нога на ней, руки одна под подушкой ее! другая же словно здоровалась с малышом, всегда возлегала на ее животе. Иногда она сравнивала Тома с книжкой. Ей надо было перевернуться, он откроет себя, она переменит положение, и он снова ее закрывает, при этом даже не просыпаясь. Его привычка, что она всегда слева, раньше ее немного раздражала. Джейн пыталась сделать по другому. И засыпала на его половине, и когда Том засыпал раньше нее, валясь от усталости, оказывался на середине их большой кровати, девушка ложилась справа, но просыпалась неизменно там, куда он ее во сне перетаскивал. В итоге она перестала думать о странностях своего мужчины, ведь все равно Флетчер делал по-своему, а главное всегда рядом с ней.
Потянувшись, улыбнулась ему, сползая с кровати из его крепких рук.
- Мне надо проверить Джея, иначе убежит расхлябанным. Поспи еще.
Накинув коротенький халатик, вышла в гостиную, где во всю собирался ее братец. Подойдя молча к нему, взяв рукой того за лицо повернула к себе, категорично осмотрев, проговорила:
- Доброе утро, красавчик. Садись на диван, раз ты отказываешься привести себя в порядок сам. Джей это не обсуждается. Я чуть совсем подправлю.
Видя скривившееся лицо брата, скривилась в обратную, показала на диван. Взяв ножницы, присела к нему на колени лицом, повязала салфетку.
- Беременным не отказывают. Так что приготовься стать очаровашкой.
Ловко пройдя по его светлой бороде, выравнивая густоту волос по всему овалу лица, отклонилась, улыбалась, довольная своим результатом.
- Все. Ты свободен, - слезла с него на диван, подбирая ноги под себя, смотря как он рассматривает себя в зеркало. – Ну, совсем чуть.
Смеясь, проводила его из дома, ведь его ждала Линда, и им нужно было явиться раньше. Быстро приготовив завтрак, чтобы Том успел съездить за подарком для Марго. Смеясь, вспоминая разные моменты их знакомства, что пять лет длилось как сражение между Белой и Красной Розой, что стало полным поражением ее, сдав ему свою крепость практически без боя от натиска, но при этом оставив себе его как ценный приз, вырванный у судьбы. Джейн приняв легкий душ, в нижнем белье щеголяла по квартире, ловя на себе томные взгляды Тома, готового плюнуть на свадьбу и остаться дома.
Стоя возле зеркала, она слегка нанесла макияж, глядя на Флетчера, который преображался в рыцаря ее мечты, хотя им он стал будучи в тренировочных брюках и узкой майке. Повязав галстук, она нежно ответила на его поцелуй, сказав:
- Мы тоже тебя любим. Я буду готова к твоему приезду.
Слегка прибрав в комнате Джейсона, ее будто завела уборка ,так как ожидание было очень томительным. Час. Два. Смс Задерживаюсь. Джейн не имела привычки названивать, что могла бы сделать сейчас, расспрашивая подробности. Ведь если Флетчер сказал Позвоню, то так и будет. Сидя перед телевизором, все еще не одетая, Марано вспоминала как Том сделал ей предложение, трогая маленькое колечко, украшающее ее пальчик на левой руке. Раздавшийся звук пришедшего смс, Джейн стала одеваться, зная, как мужчина ездит без нее. И в точное рассчитанное ею время, раздался звонок. Марано одевшись, прихватила кофточку и подарок для Гвидо, спустилась к машине.
Казалось город вымер. Они буквально долетели до дома дона Гвидо, едва успевая зайти в гостиную в числе гостей, не сильно привлекая внимание как опоздавшие. Устроившись в объятиях Тома, Джейн сжимала его руку, на котором было надето подаренное ею кольцо, мечтательно смотрела на начавшуюся церемонию. Чуть повернув голову, улыбнулась смотрящему на нее Джейсону, губами произнесла Ты красавец. Я тебя люблю!
Крепкие руки Флетчера как стальные прутья слегка прижимали ее к себе, что Джейн стало немного жарко от его близости. Но жарко от желания, что все время он вызывал в ней. Повернувшись к Тому, прошептала:
- Чувствую, мы не будем тут долго, - нежно поцеловала того в щеку.

Отредактировано Jane M. Marano (2014-01-10 20:39:35)

+4

105

Не помню, чтобы ходил на какие-то вечера, посвященные радостным событиям, что-то вроде свадьбы старого знакомого или день рождениям. Где я намного больше бывал - это на похоронах. В принципе, у меня нет близких людей и может поэтом мне не удавалось разделить с кем-нибудь радость? Единственный, кто был так или иначе близок ко мне (по крайне мере, знал, чем я занимаюсь и где я был вчерашним или буду завтрашним вечером) - это Гвидо. Вообще, я счастлив, что он мне предложил немало важную роль свидетеля и то, что я вообще здесь, а не где-нибудь далеко за городом и не обсуждаю ненавистные мне разговоры с доверенными лицами. Можно сказать, что у меня сегодня полноценный отдых, чему я был несказанно рад.
Выхожу в сад, к огромному бассейну, где собралось немало людей почти что незнакомых мне. Крепко сдерживаю стакан с виски и стараюсь думать о чем-то, что не напоминало бы о нелицеприятном разговоре с террористкой.
Казалось, я сам себя заглушал в этом алкоголе, который плавно тёк по телу и растворялся где-то в крови. Стараюсь не брать и грамма этого яда, но рука со стаканом непроизвольно приближается к губам и я делаю ненавистный глоток, тем самым заглушая собственную совесть, которая должна давно заткнуться и прекратить тщетные попытки вразумить меня. Иногда возникает ощущение, будто бы у меня две личности в одном теле - одна из них ярая противница алкоголя и тому подобных расслаблений, а другая не прочь покутюжить. Первой редко, но удается взять над собой контроль до поры до времени. Удивляюсь, как у меня ещё крыша не поехала.
Чувствую, как вибрирует мой мобильный в кармане пиджака. Забираюсь рукой в потаеный кармашек и вытаскиваю телефон.
- Да? - сухо, ясно и четко. - На сегодня Куинтона Гуидони нет в живых - так и передай.
Кладу трубку и так же сухо, сквозь зубы, матюкуюсь на родном мне и любимом итальянском. Снова что-то произошло в моём клубе пока меня не было, как передал администратор. Но сегодня у меня  выходной и не к чему думать о проблемах.

Ещё немного и я бы опоздал, если только... Черт. Замечаю, как Гвидо проходит к алтарю. Мне ничего не остается, как пройти следом за Монатнелли, который уже был готовым к началу торжества и ждал невесту. Прохожу через тот же проход, через который прошел мужчина и занимаю место позади него.
Наверное, я самый не пунктуальный свидетель, коих можно встретить. Виню себя в том, что вышел на площадку в то время, как Гвидо дал мне поручение не подвести его в такой момент. Если бы он только знал, что произошло в ванной комнате и сколько я влил в себя янтарной жидкости, то не то что бы выгнал с вечера, но и я снял бы с должности капо. За что? За то, что имею возможность подставлять, когда не нужно и буянить в тех местах, где это не положено делать.

+2

106

Это почти как игра - держаться за локоть Энзо и не отпускать его. Ну что же ты, Омбра, ты ведь так этого хотела и наконец получила! Ну же, стоит только пройти пару метров по ковру,  и принять то, что предначертано. По другому уже не может быть. И другого пути просто нет. Смотрю чуть искоса на напряженного Энзо. Его поддержка оказалась совершенно незаменимой в этот момент, его привычный, чуть настороженный взгляд и спокойствие. словно буря бушует под шкурой спящего тигра. Вздыхаю, глядя на него... может стоило все же запереться в комнате, и завершить проверку до конца? Впрочем, это глупо - неужели я настолько сошла с ума, что готова была изменить мужу с его племянником за несколько минут до свадьбы? Все вполне в стиле Омбры. Но ведь не Омбра любит Гвидо, и Гвидо любит не Омбру. Так что снова выдыхаю, и настраиваюсь на праздничный лад, откидывая все лишние мысли.
Наконец гости расселись, шум поутих настолько, что даже стало слышно, как что-то втолковывает священник Гвидо. Он оказался практически одного возраста с женихом, и кажется его что-то не устраивало. Кто-то совершенно быстро заткнул всех. Ухмыляюсь мысленно благодаря того, кто включил чертову музыку. Я не слишком хотела слышать свадебный марш, а потому играла "Сарабанда" Генделя, чуть ускоренная для того, что бы не напоминала похоронный марш. Энзо крепко держит меня под руку, словно уверен, что  я упаду, или постараюсь сбежать. Кстати, хорошая идея....
Энзо доводит меня до алтаря, и делает шаг назад, отпуская руку. Поднимаю глаза, едва заметно улыбаясь Гвидо. Да, я хотела выглядеть совершенно по другому, я хотела иную свадьбу, но разве это важно? Сейчас, когда он берет меня за руку, а в глазах горит такой огонь, что кажется мы вдвоем здесь - и никто не мешает нам быть вдвоем.

+3

107

Отчего он разволновался?.. От него ведь не так уж много требуется, всего-то нужно стоять и ждать невесту у алтаря, под взглядом всех гостей, что присутствуют на торжестве, и при поддержке своего свидетеля - Гвидо ведь уже проходил через это однажды, шестнадцать лет назад - его пора волноваться должна уже пройти. Странно, да и попросту смешно уже всю свою свадьбу держаться спокойно, и разволноваться только у самого алтаря - как-то даже... по-женски, что ли? Гвидо улыбнулся про себя. Хорошо, что никто не сможет прочесть его мысли - потому что если не он один сочтёт их правильными, будет совсем не красиво. Не для того он собрал здесь всех своих друзей, родню и коллег, чтобы выглядеть перед ними бабой... Рука ложится на плечо подошедшего Куинтона, взгляд коротко, но внимательно пробегает по его лицу, словно ища в глазах алкогольный блеск - найти его там не составляет особого труда, впрочем, но от Куина требуется и того меньше. Стоять прямо, пока их с Маргаритой будут венчать, и дать жениху его кольцо - только и всего... Гуидони справится. Он справлялся с поручениями гораздо сложнее. Да и кому ещё быть свидетелем на свадьбе чистильщика, как не торговцу людьми? У них даже имена созвучны - вернее, его имя, и фамилия Куинтона. Пара представителей, пожалуй, самых грешных из всех греховных криминальных профессий - настоящая команда мечты. Учитывая ещё и присутствие экс-террористки со стороны невесты - неудивительно, что священник чем-то недоволен, и странно, как алтарь вообще ещё не обвалился, задавив их всех троих до того, как невеста до него дойдёт. Гвидо тихо улыбнулся капо, переводя взгляд на Агату и подмигивая ей, практически игнорируя слова святого отца, только слегка кивая на них. Троим бандитам не удастся купить Бога, чтобы обвенчать одного из них с четвёртым; но всегда можно купить одного из его слуг...
Кто-то включил музыку, заставив всех повернуться в зал. Выбор Маргариты показался Гвидо несколько странным, да и не ему одному, вероятно, но на этот счёт у всех мужчин есть одно очень мудрое правило - не мешать будущей жене планировать свою свадьбу; Гвидо не вмешивался - у них с Марго было и без того достаточно скандалов, чтобы спорить ещё и по этому поводу. Хотелось бы надеяться, что теперь все они останутся позади, и свадьба будет шагом к укреплению их отношений - по крайней мере, так должно было быть. Гвидо смотрел на то, как его племянник выполняет роль посаженного отца, ведя невесту к алтарю - правильно, Энзо, держи её крепче... Кажется, он отобрал эту роль у Дольфо, хотелось бы надеяться, что мальчик на это не обидится; впрочем, он сам виноват - в большой семье, как известно, зевать не принято; а семья тех, кто собрался на этой свадьбе, действительно была огромна. Семья - во всех смыслах этого слова.
Гвидо тихо улыбнулся, глядя на них - Винцензо лучше смотрелся рядом с Марго, нежели его пожилой дядюшка, как бы ни горько это было признавать, стоя у алтаря; и кажется, эти двое действительно сумели "спеться" между собой. Забавно, если приглядеться - свидетели по левую и правую руку Гвидо ещё час назад готовы были чуть только не переубивать друг друга, а впереди него шли двое людей, которых он назначил своими первыми лицами как раз с той целью, чтобы они двигали Семью, стараясь конкурировать между собой... что ж, его теория на практике провалилась. Осталось верить, что ссоры в Семье Торелли, как Агата и Куин сейчас стояли, останутся за его спиной; а впереди будут новые надежды и новые планы... и они будут двигаться навстречу, как Энзо ведёт Марго навстречу ему. В импровизированном зале было полно гостей, но Гвидо видел только Энзо и Омбру - и помнил каждый шаг, который они сделали на пути к алтарю, когда они сделали последний, и его племянник отпустил руку Маргариты, чтобы уже старший Монтанелли смог взять её за руки, исподтишка рассматривая её подвенечное платье. Он не видел её более суток - так мало, если судить по их ссорам; так много, если в любви... Гвидо хочет сказать многое, но молчит - настала очередь священника говорить...

+4

108

платье
Немножечко Аиде
          - Не давай мою кроху в обиду, хорошо? – Пристально, с толикой выразительности, посмотрела в глаза Алана, опираясь на дверцу машины, докуривая сигарету. Наверное волнуюсь. Хороший способ расслабиться – проехаться на мотоцикле, но, увы и ах, в длинном платье не сможешь особо сильно насладиться поездкой. Тем более когда отправляешься на свадьбу. Сегодня я практически не спала – проснулась чуть солнечный диск начал заходить над землей. Причины переживаний не смогла объяснить ни я, ни Барнз, которого я разбудила по неосторожности начав греметь кухонной утварью, в поисках банки с кофе, а затем и своей чашки. Алан был недоволен – лег позже меня, буквально пару часов назад – но заснуть заново у него не вышло, поэтому он с недоверчивостью наблюдал за мной с дивана, изредка опуская голову к блокноту, в котором что-то рисовал, коротая время в ожидании того момента, когда я наконец соизволю испариться из квартиры для того, чтобы он опять смог заснуть; хотя мы оба прекрасно знали, что у него это не выйдет. Одни только глаза Барнза надвигали на мысль, что в любой момент он может вызвать Сатану, который выпорет меня ремнем и выкинет из окна, но я настолько привыкла к внешнему виду моего друга, что не обращала внимания на угрозу в его глазах, пытаясь дальше прийти в себя одной, двумя, тремя чашками кофе и так до бесконечности. Душ, затем привести себя в порядок, а время на часах идет и идет, хотя и не так быстро, как хотелось бы, потому что я была полностью готова за час до выхода из дома.
          - Ты же меня не будешь убивать, да? – Мы сидим на диване. Я при всем параде и он в одних трусах. – Представь, если бы у проституток был профсоюз? – Вопрос ни к чему, так, в голову вплыла странная каша, как иногда бывает.
          - У проституток есть профсоюз, - Алан потер глаза и широко зевнул, - Даже, один в двух кварталах от нас. Бордель называется.
          - Ну они же не устраивают забастовки и все в этом роде.
          Лениво встав со своего дивана парень сонно зашагал в сторону кофеварки, но мигом развернулся в мою сторону и округлил припухшие от недосыпания глаза.
          - Стоя-ать! Почему это ты заговорила о проститутках? - теперь уже высоко поднятые брови и веки сменил подозрительный прищур, - Ты точно на свадьбу собралась?
          - Точно, точно. – С усмешкой взяла оставленный блокнот в свои руки и перелистнула пару листов. – Мне данная профессия совершенно не прельщает. Но ты только представь – сотни куртизанок двадцать первого века, маршируют по кругу с плакатами, требуя медицинскую страховку и повышения заработной платы, дополняя тем, что перестанут работать. Трагедия.
          Остаток времени я все же провела за разговором на балконе, а когда подошло время уезжать, то меня даже проводили до машины. Видимо в надежде, что отберет у меня ключи и я больше никогда не вернусь обратно. На самом деле дела у нас шли не так плохо. Я до сих пор не могла до конца понять, что заставило меня остаться тут более чем на месяц. Я продолжала работать в клубе, попутно помогая с рабочими делами. Мне это было не сложно, ведь мне хотелось оказывать эту помощь. Специализированные клубы есть не в каждом городе, тем более такого хорошего класса. За них нужно держаться и не отпускать, потому что найти что-то подобное очень, ну просто очень сложно.
          Попрощавшись с другом, села наконец в автомобиль и отправилась в сторону места венчания. Мы добрались быстро и без пробок, даже на светофоры практически не попадали, что не могло не радовать. Погода радовала своей легкостью, в воздухе парила странная и необыкновенная чистота, как будто весь мир на сегодня сошел с ума, а подарки лежали на заднем сидении. Интересно, как отреагирует на мое появление Марго, с которой мы не виделись несколько лет? Она то наверняка не знает о моем присутствии, ведь так? Хотя этот вопрос меня сейчас очень мало волнует. Скорее даже вообще пока не волнует.
          Остановив машину, возле пункта назначения, водитель макана начал терпеливо ждать, пока я не соберусь с мыслями для того наконец вылезти и пойти на церемонию.
          - Припаркуйся неподалеку. – Когда работаешь в таком деле, как я, то невольно обрастаешь связями и, если хорошо постараться, эти самые «связи» будут готовы многое сделать для того, чтобы лишний раз хотя бы увидеть. Этот человек никуда не денется, только салон прокурит, да и только. Подарки я оставила внутри, не побегу же я с ними во время венчания к алтарю, прерывая церемонию?
          Еще снаружи я поняла, насколько все масштабно, а зайдя внутрь так вообще поразилась количеству людей внутри. Мужчины и женщины разных возрастов переговаривались между собой, в ожидании начала церемонии. Оглядев зал, присмотрела себе место в одном из рядов спереди – имея невысокий рост позади я могла просто ничего не увидеть, а мне ведь было интересно наблюдать за происходящим. Пройдя вперед, села во втором ряду практически с краю и почти мгновенно выхватила старую знакомую за руку, слегка потянув на себя.
          - Аида, какая радость. – Мягко улыбаюсь, показывая на пару свободных мест рядом с собой. – В последнее время мы не столь часто видимся, нужно это исправлять. – Спокойным голосом продолжаю и украдкой поглядываю на часы. Слово за словом и оставшееся время пролетело, словно мгновенье. У алтаря появился Гвидо, а чуть позже, под сопровождение музыкой, появилась Марго, которую вел под руку Энзо. Становиться все интереснее и интереснее, не так ли? Голоса стихли, все чуть ли не сверлили взглядом брачующихся. Воздушная невеста, которая немного волнуется, что видно по тому, как она держит племянника Гвидо. Сам Гвидо, который, на мой взгляд, хочет чтобы его будущая жена быстрее подошла. Между прочим, очень красивая картина. Еще пару шагов и они стоят совсем близко друг к другу. Пришло время говорить священнику.

Отредактировано Jemma Fisher (2014-01-13 03:17:03)

+3

109

Казалось бы, нет ничего проще, чем выставить незваную гостью за порог дома. Сабрина считала, что справится с этой задачей на пять с плюсом, учитывая свои превосходства как морального, так и физического плана. Вот только девушка совсем не учла, что полуголая малолетка может ей чем-то ответить. И не столько было больно от царапин, которые блондинка нанесла брюнетке своими прекрасными ноготками, а столько было обидно от того, что какая-то, простите, мимо проходившая девица вот так вот беспардонно подпортила личико сбытчицы. Впрочем, Сабрина сдержалась и не вырвала клок светлых волос, а успешно отвела незнакомку, которая позволила себе лишнего, к воротам, простив ей даже  плевок виде шампанского, которое неприятно пощипывало рану.  Кажется, всё позади и блондинистая особа вышвырнута за ворота дома, вот только без эпичных сцен не обошлось, и ей было мало шампанского и царапин, поэтому девушка не поскупилась на слюну.  Если бы не ворота, то битвы добра и зла было бы не избежать, вот только состоял вопрос, кто здесь кто. Рина ринулась  к воротам, собираясь навредить обидчице, нанести ответный удар, который имел бы не меньшую силу. Вот только отец пришёл так вовремя для незнакомки, и совсем не вовремя для Сабрины, потому что девушка едва не ударила в порыве бешенства своего отца и, если бы это случилось, то пришлось бы стоять уже по другую сторону ворот и с блондинкой они были бы скорее друзьями по несчастью, чем врагами.  Монтанелли лишь крепко обняла отца, словно боялась упасть то ли в его глазах, то ли в глазах гостей. Благо, отец всегда её понимал лучше чем кто либо другой и в этом Сабрина убеждалась раз за разом, от того и постоянно оправдывала его, чтобы он не сделал. Слишком дорог ей был этот человек, чтобы его винить в чём-то кроме того, что он девятнадцать лет назад дал начало зарождению  его головной боли, которая сейчас покорно сидит на стуле, пытаясь осмыслить произошедшее. Рина была будто в каком-то трансе, так как буквально игнорировала то, что отец проявлял заботу, наверное, она бы ещё минут десять могла проходить с той смесью крови слюны и шампанского на лице. Плюнули в лицо… До чего же это обидно звучит, даже не так, как в фильмах, где после этого обязательно слёзы и сломанные ногти. Впрочем, всё это было, Рина молча плакала, стараясь не поднимать на отца взгляд. Хотела как лучше, а получилось как всегда. Отец просил, но Сабрина была просто не в состоянии это сделать и даже её хвалёное актёрское мастерство здесь не помогало, так как слишком уж сильно были оскорблены чувства девушки. Конечно, можно показать их самому родному и близкому человеку, но сейчас это сделать девушка была не готова. Но Гвидо был слишком настойчив, и Рине с трудом удалось не разрыдаться, смотря на отца. Его праздник, свадьба, которой она была рада разве что чуть меньше его, всё будто летело в тартарары.
- Спасибо за совет, - сильнейшей пыткой оказалось просто улыбнуться на слова отца, которыми он хотел поддержать свою любимую дочь. Подошедший Фрэнк вселил новое беспокойство, так как вряд ли бы стал говорить  поздравление жениху столь тихо. Гвидо изменился в лице и теперь Сабрина понимала, что поддержка была нужна не ей, а теперь отцу. Сжав его руку в своей, Рина хотела узнать то, что сказал этот мужчина, вот только никто не собирался посвящать Сабрину в эти дела. Пришлось отпустить отца, да и что она могла? Ничего, кроме того, как подняться со стула, привести своё лицо с поцелуем росомахи в порядок и вернуться к Марго. Месть местью, но с блондинкой она разберётся позже и это будет не здесь, и точно не сегодня. Зайдя в дом девушка почувствовала неприятный запах и дело тут не в испортившихся продуктах.  Монтанелли была готова дать голову на отсечение. Что этого отвратного запаха не было раньше, да и суета, а после и пробегающая мимо пара людей, лица которых Сабрина запомнит на долго. Бежать за обидчицей было бессмысленно, вернее просто не хотелось очередных неприятностей. Таковых было достаточно за сегодняшний, ещё не прошедший, день. Кто же знал, что всё выйдет таким позорным образом, да, если бы Монтанелли знала, что из-за этого платья поднимется такой сырбор, да и позор, который не скоро удастся забыть,  то гори оно всё огнём. Кстати об огне, Рина вскоре поняла, что это запах самой настоящей гари и, судя по тому, что людей не эвакуируют, то помощь её не нужна, а понять то, что отца позвали именно по этому поводу, это просто, как дважды два.  В комнате с зеркалом удалось разглядеть весь ущерб, который нанесла Сабрине блондинка. Всё было не так страшно, как казалось и, благо, косметика творит чудеса, кажется, что через пару минут лицо Рины вновь было прекрасно, вот только было больно улыбаться, но превозмогать боль это нечто привычное,  семейное.  Выйдя из комнаты, Сабрина первым делом попыталась найти своего младшего брата, так как просто была уверена в том, что из старшего нянька, как из неё журналистка. Найти Дольфо не составило большого труда,  тем более, что эту шумную компанию нельзя было не заметить : Дольфо, Аарон и Боппо, что может быть прекраснее и опаснее этой троицы? Сабрина собиралась взять эту банду под свой контроль, в каждую руку по мальчишке, да и, судя по тому, что гости двигаются к алтарю, нужно занять одни из лучших мест, ведь не последние люди для жениха.
- Так, пойдёмте-ка со мной, - усмехнувшись, протягиваю мальчишкам руки и, видя сомнения Аарона, дополняю, - я не укушу и Дольфо не даст мне соврать.
Благо сбытчице удалось внушить доверие таким маленьким человечкам и вскоре она стояла почти у алтаря,  смотря то на отца, то на приближающуюся Марго в сопровождении Энзо. Трогательность этого момента мало кого могла оставить равнодушным и, Сабрина была не исключением, утирать слёзы не было возможности, так как руки были заняты и макияж, который был испорчен уже во второй раз,  не имел значения. Сабрина Монтанелли была слишком счастлива за своего отца, чтобы думать о своём внешнем виде, но в тайне надеялась на то, что её дела не так ужасны.

+3

110

Эллион, упоминаются все, кто у алтаря

Постепенно дыхание пришло в норму, и я наконец начала успокаиваться. На самом деле в моей ситуации хорошего и плохого было поровну. Память стремительно приходила в норму благодаря ежедневным занятиям, и я была почти уверена, что уже через неделю о блокноте можно будет забыть. Да, именно так, не просто - я о нем забуду. Можно. Будет. Забыть. По собственному желанию, а не из-за причуд кратковременной памяти, нарушенной опухолью. И это было хорошо. Нет, даже так, не просто хорошо, а очень хорошо! А вот плохо было то, что на место провалов в памяти пришли участившиеся панические атаки, так и намекающие на то, что они не прочь перерасти в маниакально-депрессивный психоз. Для полного и беспредельного счастья мне не хватало только этого красивого диагноза!
Ну да ладно, главное - сейчас мне удалось этого самого приступа избежать.
Я вовремя вернулась, моего отсутствия (что, в прочем, совершенно не удивительно), никто не заметил. Не особо рассчитывая на то, что сегодня кто-то за блеском красоты невесты разглядит мою скромную персону, а украдкой оглядела гостей, старающихся устроиться группками по интересам. Кто-то оживленно переговаривался шепотом, создавая ненавязчивый звуковой фон. Эдакий мирный улей. Жужжит себе и жужжит. Кто-то что-то изучал в телефоне, кто-то, как я, глазел по сторонам, кто-то оглядывался на часы, кто-то неотрывно смотрел в сторону алтаря... За разглядыванием гостей я как-то пропустила момент, когда ко мне подошла давешняя роковая брюнетка в синем платье. Нет, ну нельзя же так пугать! У меня сердце чуть не выскочило из груди, когда рядом раздался ее тихий голос.
Кивнув в знак согласия (нет, я совсем не возражаю, присаживайтесь), я попыталась вновь вернуть лицу подобающую беспристрастность. Сделать это с первого раза не получилось - после болезни я стала значительно хуже контролировать собственные эмоции. Совсем не владею собой... Впрочем, никогда не умела сдаваться, а потому усилием воли осадила галоп собственной четырехкамерной мышцы, которую некоторые художники-любители по недомыслию, не иначе, изображают в форме перевернутой задницы, и нацепила на лицо самую дружелюбную улыбку.
- Приятно познакомиться. Наташа. Таша Освальд. - Быстрый взгляд в сторону алтаря, где уже нарисовался, наконец-таки, жених, - Теперь, когда мы представлены, у меня наконец есть повод сказать вам, что вы прекрасно выглядите. О, а вот и невеста.
В самом начале дорожки к алтарю и вправду показалась Маргарита, влекомая под руку эффектным мужчиной. Я еще раз подивилась тому, какими разными во всех смыслах были жених и невеста, но, в то же время, как гармонично они друг друга дополняли. Вот мужчина подвел невесту к Гвидо и вложил ее тонкую изящную кисть в его ладонь...
Завороженная этим зрелищем, я даже ощутила некий укол зависти. А все потому, что моя первая несостоявшаяся свадьба порядком подпортила мне кровь, а моя вторая - состоявшаяся... ее я помню крайне смутно. Если уж честно - совсем не помню. Да и брак тот продлился каких-то пару дней, оставив после себя горько-терпкий привкус недосказанности и сожалений на тему: "а ведь могло бы..."
И все-таки зависть - поганое чувство. Именно в этот момент я пожалела о том, что память приходит в норму, ведь эта гадина коварная сразу же мне подкинула последние разговоры с Джейсоном, а потом и момент нашего мучительно-болезненного расставания. А ведь я думала, что наконец-таки...
Так, стоп! Хватит хандрить. Радуйся. Не за себя, так за других...

+5

111

Все в сад!

Падре Николас вещает!

падре Николас собсвенной персоной

http://i022.radikal.ru/1401/d1/321a2d938793.jpg

Падре Николас немного запылился, пока дождался начала церемонии. Он был давним знакомым Гвидо Монтанелли и с огромной радостью согласился провести обряд бракосочетания. Человек дон Монтанелли был не простой, так что и свадьба оказалась далеко необычной. Но теперь, когда все скандалы, склоки и передряги оказались позади, падре Николас широко улыбался, приветствовав новобрачных около красиво переплетенной цветками роз ритуальной арки. Все гости были в сборе и их взгляды, наконец, были сосредоточенны только на красавице-невесте и счастливом женихе. Падре развел руки в стороны, а потом соединил их вместе. В его руках была Библия в потертом переплете из бардового бархата. В прочем, он начал говорить без ее помощи.
- Библия называет браком вечный союз между мужчиной и женщиной, в котором они достигают духовного и телесного единства и становятся единым целым. Установление брака происходит в финале сотворения мира.  Согласно свидетельству Бытие 2:18–24 человек нуждается в помощнике. В одиночестве он не может исполнить стоящую перед ним задачу «возделывать и хранить» Божье творение. Для этого оказывается необходимым полное единство двух разных существ. Библия гворит, что это единство превосходит всякие земные связи, включая даже кровные. «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть». – Сделав короткую паузу, падре Николас посмотрел на кого-то строгим взглядом в толпе. Кто-то болтал с ним в такт. Падре мягко кивнул головой и продолжил уже в полной тишине.
- Подобно другим таинствам, брак — это великое знамение веры и его действенность будет тем больше, чем больше семья и брак будут верны благодати Бога, полученной через таинство, и будут сотрудничать с этой благодатью.
Падре Николас был великолепен. Слова будто бы слетали с его губ. Опыт и талант давно сделали ему незыблемый авторитет в религиозных и светских кругах. Однако настало время перейти к самому главному. Гости затаили дыхание. Еще минута и брак можно считать состоявшимся.
- Возлюбленные Гвидо Монтанелли и Маргарита Флавиана ди Верди, вы слушали слово Божие, напомнившее вам о значении человеческой любви и супружества. Теперь от имени святой Церкви я желаю испытать ваши намерения.Маргарита Флавиана и Гвидо, имеете ли вы добровольное и искреннее желание соединиться друг с другом узами супружества?
Получив положительный ответ, падре Николас продолжил.
- Имеете ли вы намерение хранить верность друг другу в здравии и болезни, в счастии и в несчастии, до конца своей жизни?
Еще одно «Да»
- Имеете ли вы намерение с любовью принимать детей, которых пошлёт вам Бог, и воспитывать их в христианской вере?
Снова «Да»

Вот теперь можно было перейти к самому трогательному – к свадебным обетам. Падре Николас подал знак жениху и невесте повернуться друг к другу лицом  и подать друг другу правые руки. Падре тут же связал их столой. Слова клятвы должны быть произнесены вслед за падре, сначала их говорит жених, а затем невеста.
- Я, Гвидо Монтанелли, беру тебя, Маргарита Флавиана ди Верди в жены и обещаю хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей.
После того, как дон Монтанелли  все повторил, падре Николас обратился к Маргарите и продолжил:
- Я, Маргарита Флавиана ди Верди, беру тебя, Гвидо Монтанелли в мужья и обещаю хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей.
Когда все клятвы были произнесены , таинство брака можно было считать свершившимся.
- То Бог сочетал, того человек да не разлучает. И заключённый вами супружеский союз я подтверждаю и благословляю властью Вселенской Церкви во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь.
Вслед за падре Николасом все гости повторили: «Аминь».
Настало время для благословления на обручальные  кольца. Сначала Гвидо Монтанелли одел его на палец своей жены, а затем и сама Маргарита на палец новоиспеченному мужу.  Вот собственно и все. Везде слышатся поздравление, а падре Николас тоже поздравляет «молодых» и спешит откланяться. Дела.

Отредактировано Mordecai Stellman (2014-01-15 02:01:39)

+7

112

Падре Николас произнёс отличную речь - настолько отличную, что Гвидо действительно начал прислушиваться к ней; его слова были не просто торжественной, но и напутственной, из которой все присутствующие могли бы изъять ценный урок, не исключая и самих жениха и невесты, несмотря на то, что по возрасту под эту категорию не котировались уже и ни Маргарита, ни тем более Гвидо. У них попеременно что-то не складывалось то с "возделывать", то с "хранить", не получалось у них с единством - пожалуй, только с "одной плотью" всё складывалось, и то, только в те моменты, когда они не находились посередине очередной бурной ссоры. Им сложно жить по Библии, даже наполовину, как это способны делать Альтиери, из которых только Фрэнк связан с организацией, или другие солдаты Торелли, у которых есть жёны и дети; в их с Маргаритой семье только Дольфо остался невовлечённым в Коза Ностру; даже Лео и Сабрина стали частью общего дела. Гвидо взглянул на дочь, взявшую Дольфо и Аарона за руки, и не смог сдержать тихой улыбки. Он не успел заметить, как она повзрослела... Рине самой уже почти впору становиться невестой. Да и Лео тоже пора задуматься о будущем, не только в той его области, где он будет напоминать своего кузена.
- Да. - отвечает Гвидо первый раз, глядя в глаза своей невесте. Добровольное и искреннее - по-другому и не скажешь, силой невозможно заставить кого-то терпеть Омбру рядом с собой столь долгое время, Гвидо хотел этого добровольно. На свете только трое смельчаков, которые осмелились её любить - он сам, их сын, и того, кого она пожелала называть своим братом.
- Да. - произносит он снова, любуясь тем, играет солнечный свет на её волосах, которые она не стала прикрывать фатой (наверное, кто-то из начинающих мёрзнуть гостей уже клял Николаса, растянувшего речь); и эта часть клятвы для него наиболее священна, поскольку Гвидо уверен, что действительно не сможет никогда изменить ей - и вовсе не из страха того, что она расправится с ним за это. В семейной жизни Монтанелли никогда не было места изменам; после разъезда с матерью Лео и Рины у него было много других женщин (а Маргарита, кстати, стала первой из них), но теперь всё снова возвращалось на свои места.
- Да. - говорит он в третий раз. Он хочет стать отцом ещё раз, и в этом невеста уж точно с ним солидарна. Они говорили об этом незадолго до того, как Гвидо сделал ей предложение. Может быть, Бог и правда "пошлёт" им ребёнка, хотя бы теперь, когда он будет официально считаться его сыном, что не придётся доказывать ни через мирской суд, ни через Божеский?..
- Я, Гвидо Адриано Монтанелли, беру тебя, Маргарита Флавиана ди Верди в жены и обещаю хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей.
Он смотрел на неё, наслаждаясь, как эта клятва звучит из её уст - жаль, что нельзя будет использовать это против Маргариты в будущей семейной жизни, впрочем... может, кто-нибудь это снимает?.. В любом случае, даже услышать то, как она будет его любить и уважать, от самой Омбры, было невероятно приятно. Затем, взяв у Куинтона коробочку с кольцом, Гвидо надел его на безымянный палец своей невесты, и протянул левую руку, чтобы и она могла сделать то же самое. И когда все формальности окончательно соблюдены, наконец-то целует её...

+7

113

Эллион, Гвидо и Марго. Все.

И вот сижу я на скамейке вся такая как пыльным мешком по голове стукнутая, а на глаза слезы наворачиваются. Стыдно, однако, за то, что это не только слезы счастья и умиления, но и слезы обиды. Господи, дожили! Наташа настолько с головой не дружит, что начала уже, как в старые добрые времена полового созревания, жалеть себя-любимую. Ну не складывается у меня личная жизнь, но какие мои годы? Вот, Гвидо и Маргарита нашли друг друга уже далеко за двадцать, а я?... Но я-то так не хочу!
Черт, да! Да! Я уже мысленно поженила нас с Джеем, каюсь. Боже, это же было так недавно... Еще летом мы строили совместные планы, а потом...
Ладно, хватит, возьми себя в руки, дура. У кого-то ведь бывает и хуже. В конце концов, сейчас в твоей жизни что-то происходит. Что именно - пока сказать трудно. Но дома ведь тебя ждет мужчина... Ага, сама себя перебиваю, с которым целовалась-то один раз, и то после того, как он решил пообниматься с капотом твоей машины.
Бред.
Лучше подойди к молодоженам и поздравь их.
Медленно встаю, украдкой смахивая слезинки с ресниц, киваю Эллион и направляюсь в сторону пары, уже окруженной толпой поздравляющих. Нужно вручить первую часть подарка. По дороге незаметно взмахиваю рукой музыкантам, еще недавно игравшим Генделя для входа невесты. Концертмейстер улыбается мне и подает знак своим подопечным.
Почти нежное касание палочками барабана, которое тут же подхватывают тамбурины и клавишные. А я делаю глубокий вдох и начинаю петь...
- Она пела для тебя прошлой ночью, она услышала твой зов,
Проливая потоки слёз тысячи раз,
Твой дух парил, твой дух искал
На облаке снов.
Лунный луч ярко озарил город ангелов,
Возвращая мечтателей из грёз обратно в жизнь.
И они будут делать так каждый раз,
Пока не утихнет их боль.
А сейчас не бойся,
Закрой глаза,
Сегодня вечером она охраняет тебя.
Иди вперёд,
Без сожалений,
Жизнь направит тебя.

Я улыбаюсь, хотя во рту горчит, а песня отдает тупой болью в сердце. Но это песня специально для них. Для Марго и Гвидо. Нет, не его любимый джаз или блюз, скорее довольно нетипичная этника, но суть не в стиле, а в тексте. А текст для них и только для них.
Я не обращаю внимания ни на что, просто медленно иду по проходу к жениху и невесте. Простите, уже к мужу и жене, хотя чего уж там - они давно муж и жена. Иду медленно, будто воздух стал плотнее в пару десятков раз. Будто преодолеваю встречный поток. Будто ноги отнимаются.
Петь трудно, в конце концов, я очень давно не практиковалась. Но не беда. Главное, не сбиться.
А я не собьюсь.
Музыка нарастает, заполняя собой шатер, где только что прошла прекрасная церемония. Голосов вокруг я не слышу, да и не важно мне это. Важно, что эти двое услышат и, надеюсь, поймут. Должны понять.
А по щекам опять предательски бегут слезы, но я заставляю свой голос не дрожать. Вот поэтому я не пою на эстраде. Это слишком... личное? Да, личное. Как будто душу перед другими препарируешь, а они жуют попкорн и говорят тебе: "да, круто, детка, давай еще, продолжай". Нет. Слушатель должен быть причастен, а песня должна быть адресной. Эта - адресная.
Звук девятым валом поднимается вверх и опадает. Я смущенно улыбаюсь и развожу руками.
- Это только первая часть. Основной подарок ждет вас в доме. Гвидо, Маргарита, мои искренние поздравления!

собственно, песня

+4

114

Я не успела и глазом махнуть, как череда событий поглотила меня. Пока Маргарита собиралась, я занималась гостями. А потом пришла пора встать у алтаря и дождаться невесту. Неужели, и правда дождались? А то я начала волноваться, что моей эпатажности и умения удивлять не хватит, чтоб скрашивать ожидания гостей.
Я вздохнула, когда заиграла мелодия и улыбнулась Гвидо. Наверно, он нервничал, хоть и скрывал это. Человек, который не будет нервничать, собираясь дать клятву перед Всевышним, либо лжец, либо труп.
На Гуидони я предпочитала не обращать внимания. У того своя голова на плечах, и этой самой головой, он все разрушил сегодня окончательно, когда ему пришла в голову идея поднять на меня руку.
Когда говорил священник я пыталась не слушать. Простите, но я человек давно потерявший веру, поэтому церковь и религия не были для меня близки.
- Я, Гвидо Адриано Монтанелли, беру тебя, Маргарита Флавиана ди Верди в жены и обещаю хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей. - до конца твоих дней - подумала я, усмехаясь про себя - надеюсь, вы не сведете друг друга в могилу раньше, чем это произошло с супругами Донато. Отбросив гадкие мысли в сторону, я сделала шаг вперед к молодоженам, когда падре Николас объявил их мужем и женой.
- Маргарита! - я заулыбалась женщине, обнимая ее и целуя в щеку. А ес, я первая, кто удостоился чести поздравить дона и консильери мафии с их союзом. - Чтобы больше не думала обижать Гвидо. Ему я передам тоже самое - хохотнула я, подходя к Монтанелли.
- Гвидо, я рада за тебя - и ведь это было искренне! Я надеялась, что в браке с ди Верди, он найдет спокойствие и любовь. Обнимаю дона, слишком крепко и долго, чем обычных знакомых. Но мы с ним и не обычные знакомые. За эти пол года, как я вернулась с войны, мы успели пройти период от ненависти и желания убить друг друга до крепкой дружбы и привязанности. Я гордилась тем, что могла назвать Гвидо своим близким человеком. И очень надеялась, что это взаимно, и Чистильщик меня не оставит, как это делают все остальные.
- Ты должен мне танец - предупредила я Монтанелли, занимая очередь. Не вперед Омбры, нет, это был ее день и первый танец будет за супругами.

+3

115

Внешний вид

http://s7.uploads.ru/RU8Lm.jpg

Свадьба Гвидо и Маргариты — такое не пропускают при всем желании. Портить отношения с Гвидо равно самоубийству, к чем как раз она не была склонна, а говорят, что итальянцы в этих вопросах достаточно щепетильны. Справедливости ради стоит заметить, что на самом деле Джейн очень даже хотела пойти на их бракосочетание, как-никак дон семьи Торелли жениться. Фэннинг находилась в легком состоянии эйфории и волнении: переставляла вещи с места на место, перебирала платья и украшения, проверяла достаточно ли хорошо упакован подарок. Такая мелкая суета слегка успокаивала. Так, уже нужно бежать в салон и привести себя в порядок, нельзя выглядеть растрепой. Глянув на часы, Джейн за считанные секунды собралась и поехала наводить красоту. Простояв в пробках, она добралась до салона и пулей залетела к своему мастеру.
- Сегодня я должна выглядеть на все 100! - сходу заявила она.
Пока мастер колдовал над ней, Джейн думала о том, как удивительно и странно стала складываться её жизнь. Разве могла она ещё несколько лет назад подумать, что пойдет на свадьбу главы мафии? Скажи ей лет десять тому назад такое, она бы покрутила пальцем у виска, но жизнь куда интереснее и богаче вымысла. Что ещё страннее для неё — так это оказаться связанной с ними и довольно серьезно. Зато многомиллионные контракты в их сфере бизнеса, доставались именно их компании. Плюсов всё же больше. Правда же больше. Хотя она конечно же понимала, что и риск очень велик.
- Мисс Фэннинг, всё готово, - оповестил её мастер, и она открыла глаза.

***

Чертовы пробки! Так и опоздать можно. Джейн уже просто подпрыгивала в салоне автомобиля, а ведь этого и следовало ожидать. Нечего было так долго собираться, вышла бы на час пораньше и всё было бы нормально, - ругала саму себя. Время тянулось, машины еле-еле плелись друг за другом, а Джейн обреченно вздыхала, гадая, насколько она опоздает? Хорошо бы на церемонию успеть. От нечего делать, Джейн щелкала пальцами и ругала автомобилиством на чем свет стоит. Наконец-то вроде стало видно просвет и удалось ехать побыстрее.
Видимо есть на свете высшие силы, но Джейн всё-таки успела до начала церемонии, конечно впритык, но всё же успела. Правда она почти ни с кем не успела поздороваться. Ничего страшного, ещё будет время. Джейн облегченно вздохнула и устроилась на скамейке, попутно переводя дыхание и рассматривая Гвидо у алтаря. Выглядел он довольно счастливым, возможно немного взволнованным. Наконец началась сама церемония: Маргариту вел под руку Энзо, священник держал наготове свою библию, ещё чуть-чуть и одной обвенчанной парой станет больше. Джейн про себя отметила, что выглядят они друг с другом вполне гармонично. Настала тишина -  сейчас начнется речь священника, а гостям остается только слушать и смотреть.
Честно говоря Джейн ожидала, что речь будет куда короче, но нет же, падре всё вещал и вещал, а в таком окружении нужно сохранять радостно-счастливое выражение лица при любом раскладе, даже если спина затекла от долго сидения и начинает поднывать травмированная нога. Джейн даже потихоньку сняла балетки и чуток вытянула ногу. Хорошо, что не в первом ряду сижу. Гвидо и Маргарита принесли друг другу клятвы любви и верности, даже несклонная к сентиментальности, Джейн умилилась глядя на них. Всё выглядело по настоящему и искренне. Теперь настало время поздравлений от гостей. Фэннинг быстренько надела обратно балетку и отправилась поздравить новоиспеченных супругов.
- Гвидо и Маргарита, искренне и от всей души поздравляю вас! - Джейн легонько поцеловала в щеку сначала Маргариту, а затем Гвидо.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Jane Fanning (2014-01-17 20:09:17)

+2

116

Просто сойти с ума. Ну а как еще можно охарактеризовать то. что все же произошло, несмотря на все проблемы и заботы? Я - стою  у алтаря в белом платье, платье невесты, каким бы оно ни было, какие бы перетрубации  с моим платьем не произошли. для меня это - словно начало новой эпохи. Говорят, для католических женщин существует два праздника - первое причастие и свадьба. Первого причастия  у меня не было - Антонио как-то упустил этот момент, а может, просто считал, что его оружию это совершенно не надо - отношения у меняс религией, вообще на редкость пофигистические, и появление на свадьбе падре Николаса - лишь дань традиции, точнее  - дань желанию мужа. По моему усмотрению - и буддисткий монах подошел - какая к черту разница? Лишь бы официально назвал мужем и женой.
Падре говорит и говорит, я его не слушаю, глядя на мужа - разве это не истинное счастье - доверять супругу во всем, даже в том, что говорит призванный им священник? Разве это все имеет значение, когда рядом любимый человек, ради которого ты готов на все? Я люблю его, люблю больше жизни, которая кажется так коротка, как жизнь бабочки весной.
Я, Маргарита Флавиана ди Верди, беру тебя, Гвидо Монтанелли в мужья и обещаю хранить верность в счастии и в несчастии, в здравии и болезни, а также любить и уважать тебя во все дни жизни моей. - Хочется смеяться до  упаду. Верность? Это при том, что здесь как минимум двое со мной спали? Уважение? Это когда я продвигаю свои собственные проекты, зачастую  в обход Семьи? Помилуйте... а черт  с ним! Я его лююблю!!!!
- Я люблю тебя... - Едва слышно, на ухо, лишь для него, единственного и любимого, такого дорогого и смертельно ненавидимого. Звучит песня, сильная, страстная, неважно, все неважно, он теперь мой, мой, МОЙ!

+3

117

Марго, Агата, Наташа, Джейн, Сабрина, Дольфо, Аарон. А вообще-то все присутствующие

- Я люблю тебя. - эхом успел Гвидо шепнуть ей на ухо, пока падре Николас объявлял их мужем и женой; и тут же весь официоз разлетелся прахом, словно взорвавшись на мелкие кусочки, когда многие из гостей поспешили к алтарю, чтобы поздравить жениха и невесту. И вот, после своего первого поцелуя в качестве официальных супругов перед Богом и государством, Гвидо и Маргарита вновь оказались ненадолго разлучены между собой своими друзьями, часть из которых хотела поздравить жениха, другая - невесту, третьи хотели поздравить обоих, но получить поздравления жених и невеста всё равно могли получить в общей небольшой суматошности только по очереди. А Монтанелли просто был сейчас счастлив и рад видеть столько гостей вокруг, людей, важных людей со всего города, их друзей и хороших знакомых, спешивших поздравить их с Марго со столь радостным событием - разве не для этого он вообще затевал всё это? Маргарита хотела лишить всех этих людей, которые называли себя Семьёй, и всех тех, кто назывался немного сложнее, но ненамного менее почётно - друзьями этой самой Семьи - так вот, невеста и всерьёз готова была лишить их родных и друзей возможности порадоваться за них двоих?.. Гвидо не понимал в этом свою невесту. Но был рад, что у него есть столько друзей - для любого сицилийца, бедного или богатого, преступника или полицейского, это просто не могло быть неважно. Агата стояла ближе всех, и потому имела возможность поздравить их обоих первой...
- Спасибо, Агата. - спокойствия и любви в его доме не может быть в доме, в который не приходят друзья - а Тата была дражайшим из их с Маргаритой друзей, она заслужила право стоять позади невесты в качестве её поддержки. Да что там - без неё этой свадьбы вообще не получилось бы, потому что Гвидо был бы мёртв ещё до того, как Семья простилась с Джованни... Монтанелли горячо обнял её в ответ. Их история начиналась не с её возвращения с войны, нет, всё начиналось гораздо раньше; и для него важно чувствовать и свой вклад в её судьбу, важно ощущать и свой вклад в то, что и её сын присутствует на этой церемонии, держа за руку его дочь. - Я не долго буду тебе должным. - обещает он в ответ, но имеет в виду не только танец, но и кое-что другое, хотя Агата вряд ли понимает его. У него осталось ещё несколько старых невыполненных обещаний для неё. Но он их выполнит, чуть позже, когда наступит для этого время. И пусть дело уже прошлое, но Гвидо не любит оставаться в должниках.
- Благодарю, мисс Фэннинг, спасибо, что пришли. - ответил Гвидо на поздравление Джейн, коснувшись её щеки в ответ. С фирмой, носящей её фамилию, Семья Торелли взаимодействовала уже довольно давно, но с ней лично дон имел удовольствие познакомиться сравнительно недавно; младшая Фэннинг теперь была важным звеном их масштабного строительного проекта, который внесёт существенные изменения не только на карту города, но и в его жизнь. В том числе, и ту часть жизни, которой и касается Семья Торелли - криминальную; но это не так важно в данный момент.
И вдруг тихий гул прерывается звуками музыки, и Монтанелли слышит голос певицы, которую случайно потерял в общей суматохе с горящими шкафами, выпившими свидетелями, гостями, пребывающими в бассейн, в их с Маргаритой гардеробную, и просто в дом - и замирает, вместе со всеми гостями поворачивая голову на звук прекрасной песни, встречаясь с Наташей глазами. Кажется, Освальд намекает на то, что наступило время для первого танца молодых. Гвидо берёт жену за руку, закруживая в танце, и у него такое ощущение, будто он тонет в этой несколько тяжёлой, надрывной, но прекрасной песне, в голосе мисс Освальд, вслушиваясь в её слова, и прижимая Марго к своей груди. Он понял, что песня была адресной, зная, что у Наташи всё творчество именно такое. Важнее всего, что адрес сегодня был его и Марго... Признаться, он и сам чуть не заплакал под конец песни, едва удержав себя в руках.
- Это было божественно, мисс Освальд. - Гвидо первым обнял девушку, когда подошла к ним, объявив о том, что это ещё даже не самое главное. На самом деле, это он должен был делать ей подарки... если бы он мог как-то помочь ей справиться с болезнью или её последствиями - Монтанелли сделал бы это безвозмездно.

Отредактировано Guido Montanelli (2014-01-16 16:11:49)

+5

118

Упоминаются очень многие: Тайлер, Гвидо, Энзо, Мори, чета Моро, Ричардс, Агата, Дрэго, чета Флетчеров, Куинтон, Сабрина и Лео, Наташа и Марго. да-да, я слоу, поэтому так много написано

Стоило только пересечь порог дома Монтанелли и понеслось… Улыбки, кивки, приветствия вкупе с дежурными фразочками “как жизнь?”, ”здесь все очень мило!” и “прекрасная погода, не правда ли?”. И все это на фоне общего шума, смеха, заводной музыки, веселого трепа и ожидания чего-то интересного в этот вечер. Собственно, как это обычно и бывает на свадьбах. Здесь и вправду было уютно и комфортно находиться, несмотря на то, что такие мероприятия я посещала ранее только за тем, чтобы опустошить бар, сказать какой-нибудь сумасшедший пошлый тост, смутив всех присутствующих, потанцевать и найти какого-нибудь  импозантного мужчинку на ночь, которого все равно утром завтраком не накормишь, по-тихому свалив с припиской “не звони мне”. Но это было раньше, не теперь…
Теперь со мной стоит вот этот светловолосый широкоплечий мужчина, которого мы совместными с ним усилиями все же привели в божеский вид. С Тайлером мы, казалось, уже успели пройти и через огонь, и через воду, и через медные трубы, на деле именуемые как наркотики, измены и криминальные дела. Но всю эту неосознанную и бездумную чепуху сейчас перекрывает киндер-сюрприз, активно развивающийся внутри меня, мешающий долго ходить на шпильке и бессовестно показывающий себя окружающим в виде моего едва заметно выпирающего живота.

Но вернемся к свадьбе. За все время пребывания здесь я успела встретить и крепко обнять Гвидо, искренне поздравив с таким событием (а с ним по-другому я и не умею,  ибо этот человек роднее всех родных, второй отец можно сказать), познакомиться с каким-то юным, симпатичным пареньком Мори Штельманом, по испанской традиции подарив ему поцелуи в обе щеки в качестве приятного знакомства. Кажется, в дальнейшем мне следует узнать его получше, ибо в друзьях у старика Монтанелли чаще всего бывают личности, игнорирующие закон и порядок, в чем я убедилась позднее, увидев насквозь мокрого нового знакомого, быстро поднимающегося наверх вместе с Тарантино. Из всего увиденного краем глаза я сделала вывод - террористка снова шалит с мужчинами или просто взяла своего мелкого сорванца с собой.
Потом взгляд встретился с Шерон Моро, которая когда-то нехило помогла мне в одной проблемке, после чего ее Додж полировался в “Живой стали” до блеска. Подходить к ней и ее мужу я не стала, лишь махнула рукой в знак приветствия, не забыв улыбнуться во все своих белоснежных тридцать два, а затем принять в руки стакан охлажденного сока и благодарно кивнуть за это Тайлеру, уже отхлебывающему шампанское из своего бокала. – Спасибо, - улыбнулась, проследив за этим его действием, в то время как в глазах появилась толика зависти, связанная с табу на алкоголь. Черт возьми, я этого не вынесу...
Скучать среди знакомых лиц, которых к моему удивлению оказалось предостаточно, не пришлось, да и никакой суматохи и ругани, которая происходила на втором этаже и кажется вызвала небольшой пожар, замечено мною не было.
Увлеченная совсем другим, я что-то болтала Катчеру и искала взглядом Ричардс, делая глоток виноградного сока, когда к нам с блондином подошел Энзо Монтанелли, которому я сразу довольно заулыбалась, про себя называя этого мужчину не иначе как “герой-любовник”. Нет, не в том плане, который сразу приходит всем на ум, а в том, что на него тут каждая девица слюни пускает и мечтает приватизировать холостого итальянца себе. А я что… я лишь просто обняла его в ответ, брякнув что-то вроде: - Рада видеть тебя. - Затем отстранилась, давая возможность поздороваться ему с Тайлером и перекинуться парочкой фраз, не забыв вставить свои пять копеек на фразу Вина: - Ну так со мной ведь живет, - я подмигнула обоим мужчинам, молча продолжив потягивать сок, пока племянник Гвидо нас не покинул, пожелав приятного времяпрепровождения.

А дальше голова начала кружится, а язык заплетаться в именах людей, которых я тоже имела честь лицезреть уже в саду, когда все собрались возле алтаря. Я наконец-то смогла махнуть рукой Агате, весь вечер развлекающей гостей, но так и не пересекшейся со мной, кивнуть приветственно Дрэго, нашему механику, улыбнуться своему тренеру и спасителю жизни Томасу Флетчеру и его очаровательной спутнице Джейн, глянуть на Куинтона Гуидони, с которым в сентябре по-черному гоняла на общественных дорогах, лишь бы доказать, что женщина может все, улыбнуться появившимся детям Гвидо – Сабрине и Лео, а так же перекинуться приветами с многими другими, которых даже и знать не знала.
Ах да, Гвидо зачем-то вручил мне в руки какую-то коробку, после сомнительного взгляда на которую я моментально глянула на Катчера, неожиданно для нас обоих в следующий же момент оставляя короткий поцелуй на его губах и аргументируя свою выходку: - А вдруг это бомба, - пожатие плечами, и фраза моментально вызвала наш обоюдный смех.
 
Что ж, места заняты, а гости были в предвкушении торжественной части, которая длилась от силы минут десять, но произвела на всех впечатление. Сначала это было великолепное платье Марго, которую вел к алтарю почему-то Винцензо, потом речь священника, потом обещания женящихся, тронувшие многих до слез и вызвавшие лично у меня смешок (я ведь не пила), а потом восторженные крики, свист и поздравления, прервавшиеся первым танцем молодоженов, песню для которых исполняла миловидная Наташа, которая мне была знакома по уличным гонкам.
На свадьбе итальянцев я, конечно, ожидала услышать всем известную песню Далиды и Тото Кутуньо, но пение мисс Освальд было не хуже, посему вызвало овации и аплодисменты, как только она закончила. Теперь стоит поздравить жениха и невесту, пока мои ноги еще помещаются в этих туфлях, что я и поспешила сделать, расталкивая желающих поздравить и показывая юной певице большой палец вверх, означающий шикарное исполнение.
- Я чертовски рада за вас! Марго, ты прекрасна! – короткие объятия за словами последовали незамедлительно к теперь уже миссис Монтанелли, а вот более крепкие и дружеские были подарены все же Гвидо. – Поздравляю, старичок! И Мигель тоже передавал самые светлые пожелания, на какие он только способен. Он смотался в Рио, мотается по каким-то фавелам, обещал позвонить. Чеееерт, вы мега-шикарные! – я улыбнулась. В этот же момент вспомнила о нашем подарке, решив оставить его в куче с другими и огласить во время всеобщего “застолья и толкания тоста”, после которого мне не мешало бы переговорить с боссом.

Отредактировано Christina Sanchez (2014-01-20 01:19:04)

+4

119

Шерри, поздравляем Гвидо и Марго

-Знаешь, тебе понадобится "бронижелет", когда ты перестанешь чувствовать защищенность и мою силу. Вот тогда и нужно беспокоится. Пока эти ощущения с тобой, есть ли смысл пересматривать точку зрения? - я не хотел, чтобы Шерон усомнилась в моих словах и уж тем более в моих способностях. Она всегда может положиться на меня. А раз я не могу знать ее врагов в лицо, то что мне остается делать? Моя женщина очень упертая, и если она чего-то не хочет, ее не заставишь это сделать. Проще отступить, что я и сделал, решив, что спорить и ругаться мне совершенно не хочется. Что называется, выбирая меньшее из двух зол.
Через некоторое время мы ушли в беседку, где тихо и спокойно. Там мы и дожидались начала торжества. А пока оно не началось, я поделился хорошими новостями.
-А кто тебе сказал, что я не уверен в том, что я сделаю намного лучше всех? - удивленно спросил я, когда Шерон сказала, что я становлюсь не сексуальным. Но ведь я не не уверен в себе, скорее, я просто опасаюсь, что крупный проект скажется на нас. Хотя, глядя на Шерон, я понимал, что с ее поддержкой, я смогу свернуть горы, не говоря уже о каком-то проекте.
-Ладно, вожак заберет пищу у своей стаи и займется ей сам, - усмехнулся я, проведя ладонью по руке Шерри, - и знаешь, моя строгая волчица, вот ты сейчас так сказала "подумай над этим", что у меня появилась кое-какая идея. Но для тебя это будет, конечно же секрет, - таинственно улыбнулся я, придумав весьма современный фасад здания. Сейчас я не сомневался в том, что Шерон моя муза. Ей достаточно было сказать, что я должен вести проект и как в моей голове появилось хоть какое-то представление будущего детища.
Через несколько минут люди стали выходить во двор, так что, мы с Шерон решили занять места, чтобы потом не протискиваться через людей. Свадьба пробудила во мне старые воспоминания. Смотрю на алтарь и вижу, как мы с Шерон стоим там, как нам зачитывают клятвы и мы повторяем их. Как я говорю да, как говорит да Шерри.
-А я разве сказал, что мне не понравилась свадьба? Напротив, я так хотел уже тебя сделать своей, что мне ничего не нужно было, кроме тебя и священника, - улыбнулся я, прижимаясь носом к виску жены, - и на машине я буду ездить, ты ведь потеряешься в Париже, - усмехнулся я, вспоминая, как Шерон ходила мне за подарком и забрела к жандармам.
Кажется, Шерон тоже окунулась в воспоминания и рассказывала, как она волновалась и переживала, оправдывая задержку Марго. Я слушал ее, с замиранием сердца слушал и представлял тот день, переживал его снова.
-Я боялся, что ты не выйдешь, ты ведь долго оттягивала женитьбу, боялась. Хотя я боялся не меньше, но мне очень хотелось называть тебя своей женой, - я усмехнулся, за Шерон нужно было побегать даже после того, как мы стали жить вместе, - и, как думаешь, я справляюсь со своим обещанием?. - спросил я, ведь и правда обещал, что брак не испортит наших отношений. Как по мне, все осталось, как прежде и, пожалуй, даже лучше.
Переполненный чувствами, я наклонился к жене и прошептал, как люблю ее, прошептал спасибо за ее ответ. Ведь это было не просто "да", это был знак, что она доверилась мне и что ее жизнь принадлежит не только ей, но и мне. И я в ответе за нее, прям как в "Маленьком принце" : "Мы в ответе за тех, кого приручили".
-Я не мог не спросить, - все так же улыбаясь проговорил я, опьяненный сладким поцелуем жены, - я слишком долго ждал счастья, и я хотел еще больше.. И вот, у меня все есть, красавица жена, семья, дом или скорее дома в разных уголках земли, куча машин, да, благодаря тебе их куча, ну и две собаки, - усмехнулся я, приобретение Зевса тоже не осталось незамеченным.
Тут началась церемония, вышла невеста, она блистала в своем наряде. Как понять, что брак будет долгим? Посмотреть на глаза жениха. Я посмотрел на Гвидо, лицо его словно озарилось, он смотрел на свою будущую жену с живым и задорным блеском в глазах. Я улыбнулся, наверное, мое лицо было примерно таким же. Таким же счастливым.
Гвидо и Марго произнесли клятвы, обменялись кольцами и поцелуями. Все встали, желая поздравить новобрачных. Я крепко сживал руку Шерри, не хотел отпускать ее не на секунду. Вскоре мы подошли к молодоженам.
-Поздравляем, - улыбнулся я, приобнимая Гвидо, а потом и Марго, - долгих и запоминающихся лет в браке, будьте счастливы..
Сегодня я не был красноречив. Много людей хотели поздравить виновников торжества, да и я как-то не мог подобрать слова. Раньше я скептически относился к подобным мероприятием, а сейчас, когда я обрел свое счастье, мне было приятно смотреть на тех, кто тоже обретают свое.
Мы с Шерон отошли в сторону и прогулялись по саду, после чего остановились под тенью дерева и попивали сок.
-Ты такая красивая, - задумчиво проговорил я, прижимаясь одним плечом к дереву и смотря на свою супругу, - это платье тебе очень идет, - я подался вперед, обнимая Шерри и целуя ее сахарные губы.

+2

120

Ливон Картян.

http://savepic.su/4057877m.jpg

Наташа, пробегом Гвидо и его новоявленная жена.

Мерседес двигался неспешно. Представитель русскоговорящей преступности явно не слишком торопился на одиозное – в локальных масштабах – мероприятие. Илья был вполне молчалив, зато говорливостью отличались его подельники. За рулем сидел здоровяк Иван Ривалов, а рядом усатый армянин Ливон Картян.
- Не нравятся мне чертовы макаронники, - начал было Иван.
- Не начинай, а?
От длинного монолога о родоначальниках фашизма и о помощи третьему Рейху в покорении мира и истреблении советских граждан Коршунов абстрагировался.
- И жена, небось, кривоносая, как пеликан. У них же все бабы такие.
Он не волновался. Не думал ни о свадьбе, ни о влиятельных людях, которых там встретит. В голову закрадывалась мысль, что можно обстрелять свадебку из калашникова. Подобный смачный плевок в лицо итальянской организованной преступности стоит такого риска. Эту идею подогревали фантазии о том, как во всех новостных лентах, газетах и сайтах появится новость о том, как русский бандит совершил вероломное нападение. Такие мысли, подогревающие тщеславие психопата, отогнать было не так уж и просто.
Автомобиль остановился в назначенном месте.
Все трое вышли из автомобиля. Все оружие осталось в автомобиле вместе с Иваном. У Ливона с Ильей при себе были только раскладные ножи. Не во враждебных намерениях дело – жизнь научила быть готовым ко всему.
Илья вроде и был одет в деловой костюм, но новизной и дороговизной он не блистал, равно как и рубашка была далеко не классической. Не сказать, что уроженец советской империи утруждал себя раздумьями о выборе одежды. Пусть макаронники с их тягой к излишнему пафосу страдают от подобных дилемм.
Обратил внимание на то, что людей удивительного много, равно как и на то, что вооруженная охрана в поле зрения не попала. Неужели дона не могут убить на свадьбе? Надо запомнить на будущее.
Застали они, пожалуй, один из самых важных моментов: первый поцелуй молодоженов. После которого, впрочем, многие гости ринулись к дону и его жене. Пришлось примкнуть к этому рою. Засвидетельствовать, так называемое, почтение. Нынешнего лидера видеть доводилось. Другое дело, что с русскими бандитами итальянцы в целом и данный клан в частности сотрудничали без особенной охоты.
Прошествовал Илья с недовольной физиономией, разглядывая гостей. В конечном счете, правда, натянул на себе улыбку, которая физиономию абсолютно не красила.
- Поздравляю с кучей новых проблем, - это, наверное, прозвучало как шутка. В основном потому, что Коршун ничего не добавил про развод.
Пожал руку, приобнял. Скупо приобнял жену мафиозного босса, даже и не глядя на неё, после чего спокойно отошел в сторону. В те моменты краткой близости представил, как лезвие входит прямо меж ребер. С трудом подавил внезапное желание. У него ведь был при себе нож, которые будто сам умолял Коршуна дать отведать мяса дона могущественной семьи.
Нравились ему такие людные свадьбы, когда легко обойтись без клятых подарков. В России так легко не прокатит. Приходили, правда, в голову забавные мысли о том, что можно было вручить балалайку или матрешку…
На глаза попался знакомый силуэт, в котором Илья признал дочку русского иммигранта, который упрашивал Коршуна выступить в качестве дорогостоящей няньки. Видел её,
Деньги представитель советского криминала брал, а вот с дочкой виделся крайне редко. Обычно вовсе случайно. Старов, собственно, не жаловался, да и его жалобы Коршуна бы точно не побеспокоили бы. Знакомство с арматурой или кастетом – лучший ответ на любую жалобу.
Коршун ухватился за плечо девушки.
- Наташа… Дочурка Старова, - просто фамилию не припомнил. Он, впрочем, запомнить её и не пытался вовсе. В голове и без того хватало много лишней информации. Помнил, впрочем, что она была певичкой. Поначалу думал, что это вроде тех, которые поют полуголыми в кабаках, а тут выяснилось, что это одна из любимых исполнительниц дона. Сплошные неожиданности.
- Бледная, будто помирать собралась, - вроде бы Игорь, отец блондинки, говорил про её трудности со здоровьем, которые, правда, Илью не интересовали вообще.

Отредактировано Korshunov Ilya (2014-01-17 23:57:04)

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Mafia wedding