Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Don't say it's too late ‡if you blink your eyes the sun is rising


Don't say it's too late ‡if you blink your eyes the sun is rising

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Участники: Виктория и Роксана
Место: дом Кроуфордов
Время: июнь 1994 года
Время суток: вечер-ночь
Погодные условия: летние
О флештайме: Виктория сбегает с выпускного, чтобы навсегда остаться с Роксаной.

+1

2

Теребит букетик на руке. Дурацкая традиция. Дурацкий букетик. Он подарил розы. Глупые банальные розы для парней без фантазии и продавщиц в маленьких салончиках, уверяющих: "Возьмите розы! Точно не ошибетесь!", вот тупые куры! На ней легкое серое платьице с шелковым черным пояском, а рыжие локоны скромно, но идеально, собраны в конский хвост. Она хотела быть одновременно простой и элегантной, и парить по залу, несмотря на все неудобства высоких тоненьких каблучков. Она хотела праздника, который бывает лишь раз в жизни и больше не повторится; такого праздника, чтобы всю жизнь вспоминать с улыбкой и теплотой. И вдруг эти дурацкие розы! И в петличке его пиджака маленькая бутоньерка в стиле её букета на руке. Какой же ты тупица! - тяжело вздыхает, капризно сжимая губки. - Просто и элегантно - это букет из весенних цветов, а не напыщенные розы! Роксана бы меня поняла! И в глазах зародилась предательская влага. Ну уж нет! У меня идеальный макияж! Сцепила зубы. Она клятвенно обещала себе во что бы то ни стало сегодня не вспоминать Роксану. Не было и дня, не было и часа, чтобы Тори не вспоминала те роковые несколько минут в парке, и её "Прости" почти как "Прощай". Она убеждала себя, что еще есть время во всем разобраться, есть время, и она обязательно разберется. Как только кончится эта суматоха со школой, с университетом. ...и не останется ни-че-го... Вот так можно всю жизнь откладывать на завтра, а потом лить слезы, что не счастлива сегодня. У нее дома, в в подвеске в форме сердца спрятан тот маленький синий лепесток незабудки, заблудившийся в черных локонах, когда они нашли ту цветочную поляну в гуще леса. Не случайно, может быть? Тогда Виктория в шутку сказала, что Роксана всегда будет с ней, но только сейчас она понимает, насколько ей действительно это нужно и желанно.
- Тор, все в порядке? - он уже какое-то время стоит перед открытой дверью у пассажирского сидения и протягивает ей руку.
- Что? - опомнилась рыжая. - А. Да. Все замечательно, - поправляет подол платья и подает ему руку.
Дурацкие розы! Ей кажется, что эти маленькие бутончики из искусственных материалов внезапно ожили и проросли своими колючими стеблями прямо ей в руку. Хоть отгрызай, как волк в капкане.
По дороге к актовому залу они, конечно, встречают друзей и все выглядят как раз такими счастливыми, какой хотела быть Тори. Все вместе, все друг другу рады. А у рыжей словно половину сердца отобрали, а вторая уже просто устала биться за двоих. Они все ближе ко входу. Дежурные учителя проверяют парней на несанкционированный импорт крепкой выпивки в зал. А я бы сейчас не отказалась, пожалуй! Перед ними остается две пары...
- Марк, я... - освобождает свою руку. - Мне надо еще проветриться, иди без меня. Да не волнуйся ты, здесь толпа людей и учителей, со мной ничего не случится. Иди. Я скоро подойду. Честно, - и пятится назад, несмело постукивая каблучками по вымощенной точеным камнем дорожке.
Она отходит дальше в аллею парка. Все еще слышны голоса бывших школьников, её одноклассников. А кто-то шатается по парку и пытается заранее влить в себя все то, что отберут на входе. Тори идет медленно, ветер играет с полами платья, щекочет плечи её же локонами - внезапно такая легкость, что снова хочется под то солнце, кружиться посреди цветочного рая. На секунду ей кажется, что она даже слышит запах тех милых весенних цветов... Внутри все переворачивается, словно на американских горках.
Кому ты врешь? - замирает посреди тропинки парка. - Жизнь, поступки даже мысли, все равно возвращают тебя к ней! Страх и слабость - это твои диверсии, а не её конфликты! Может хватит строить свою жизнь, основываясь на чужих идеалах!
Она идеальна. Для меня.
А я дура, если... даже без "если".

Секунда, и дурацкий браслет из глупых банальных синтетических розочек остается лежать на парковой дорожке, слегка подталкиваемый ветром к обочине.

Она остановила свой быстрый шаг еще за пару домов до дома Роксаны. Поправила платьице, проверила отражение в маленьком зеркальце, выровняла осанку и уверенно отбивая каблучками ритм, подошла к порогу.
- Виктория! Ты выглядишь просто прекрасно! - всегда вежливый мистер Кроуфорд открыл рыжей дверь. - Но разве ты не должна быть сейчас на выпускном балу? - искренне удивился, отходя в сторону и приглашая гостью в дом.
- Спасибо, - мило улыбнулась Тори и едва удержалась, чтобы не изобразить книксен, как делала это совсем девчонкой, когда отец её подруги все так же делал комплименты её рыжим косичкам или цветным браслетикам на обеих руках. - Да, что-то вроде того, - согласилась, пожимая плечами, - не придумала оправданий на этот случай.
- Мне нужна Роксана! - перешла непосредственно к цели своего визита Блекмор. - То есть, поговорить с Роксаной, - запнулась, растерялась, будто оправдываться начала, понимая, в каком контексте теперь может звучать эта фраза. О нем знают лишь девушки, но Тори все равно невольно вздрогнула. Это сложно уже на первом шагу! Что будет дальше? Но не сделала и пол шага назад. Она уже слишком долго пыталась от этого бежать, строить стены, готовить чистые листы для новой жизни, но раз за разом судьба приводит её именно к этому порогу с мыслью: "Мне нужна Роксана!".
А я дура, если... да без "если"!
- Она наверху. Весь вечер её не видел, кажется, - сводит брови  переносице Генри Кроуфорд. Даже когда он хмурится, у него все равно доброе лицо.
Тори знает, где комната подруги, и найдет её даже с закрытыми глазами, вот только сейчас не спешит врываться. Остановилась на мгновение. Последний раз неуверенно закусила губу, вдохнула глубоко. Выдох. Кроткий стук в дверь.
- Роксана, - нет нужды представляться, она точно узнает ее по голосу. С первых нот. - Можно мне войти?

+1

3

Ci sono giorni in cui non dormo e penso a te
Sto chiuso in casa col silenzio per amico
1

Дверь закрыта на замок, погашен свет. Из динамиков звучит грустная мелодия. Поперек кровати лежит юная хозяйка комнаты. Волосы цвета безлунной ночи разметались по покрывалу. Тонкие пальцы цепляются за ткань, безжалостно сминая. Из глаз неудержимым потоком льются слёзы. Девушка не пытается их остановить, смахнуть. Сегодня она может позволить себе эту слабость. Сегодня она прощается со своей любовью...

Speriamo che non sia finita2

Несколько недель прошло с памятного разговора в саду. Всё это время в сердце Роксаны вопреки доводам разума, игнорируя волю, жила надежда. Та самая, что в тот весенний день затаилась на дне зеленых глаз. Та самая, что не удержала, позволила слететь с губ словам любви. Не ходить к ЕЁ дому, не звонить теперь было сложнее. Брюнетка не раз набирала заученный с детства, вызженный в памяти номер, цифру за цифрой. Секретный пароль к мгновению счастья - просто услышать голос. Набирала и сбрасывала, не позволяя сигналу достигнуть адресата.
Ей всё казалось, можно исправить, подобрать слова, найти способ вернуть то, что она так неосторожно разрушила. На переменах в коридорах школьных зданий девушка искала знакомую фигуру. И в редкие моменты, когда находила, пыталась поймать взгляд. Но Тори проходила мимо, делая вид, что не замечает.
Тогда приходило отчаянье. Будучи прежде лишь ночным гостем, теперь оно не боялось света дня.
И всё же надежда, как и сама Роксана, была упрямой. Она не собиралась сдаваться без боя, вытесняя отчаянье, придавая силы. И Роксана вновь искала в толпе родные глаза, набирала заветный номер, ещё бережней хранила в памяти единственный поцелуй...

Dovrei capirti quando vedo che vai via
E non amarti quando non vuoi farti amare
3

И день пришёл. Тот самый. Решающий. Точка невозврата. Когда цепляться за надежду уже нет смысла, а жить дальше, без НЕЁ, ещё нет сил. И нужно отпустить, чтобы найти эти силы.
Сегодня у Виктории выпускной. Сегодня она прощается с детством, делая шаг во взрослую жизнь. Жизнь, где Роксане больше нет места. Она остается в прошлом. Она сама должна оставить Тори в прошлом. Пусть это и невозможно. Она должна.
Потому сегодня не существует иного мира, кроме четырех стен этой комнаты. И никого не существует в этом мире, кроме Роксаны и её боли...

Come vorrei come vorrei amore mio
Come vorrei che tu mi amassi a modo mio
Che questa sera troppo triste troppo uguale
Non fosse più senza di te
4

- Роксана.
Девушка на кровати встрепенулась. Села. Прислушалась. Послышалось?
- Можно мне войти?
Тори... Имя-надежда, имя-молитва, имя-спасение. Роксана включает свет и кидается к зеркалу. Скрыть недавние слёзы не удастся, но попытаться стоит. Девушка наскоро приводит себя в порядок. Бросает на кровать подвернувшуюся первой под руку книгу, раскрывая на случайной странице. Гасит верхний свет, включая лампу на прикроватной тумбе, и открывает дверь.
Брюнетка забывает, как дышать. Виктория столь прекрасна в этом легком платьице. Столь совершенна! Роксана не сразу вспоминает, что гостью стоит пригласить в комнату, а Тори топчется на пороге, вопреки обыкновению, не решаясь войти.
- Проходи, - произносит, наконец, брюнетка. Рыжая входит в комнату, и Роксане кажется, будто с ней входит сама весна, наполненная запахами леса и весенними дикими цветами. Кроуфорд закрывает дверь. На несколько секунд прислоняется лбом к деревянной поверхности, делает глубокий вдох и прикрывает глаза, прежде чем развернуться к Тори.
Двое в полумраке, неловкое молчание, тихая мелодия и слова на чужом языке...

Che questa sera troppo triste troppo uguale
Non fosse più senza di te

- Ты чудесно выглядишь.

1.2.3.4

1Есть дни, когда я не сплю и думаю о тебе
Закрывшись в доме с подругой тишиной

2Мы надеемся, что это ещё не конец

3Мне бы понять, когда вижу, что уходишь
И не любить, когда любимой быть не хочешь

4Как бы я хотел, как бы я хотел, любовь моя
Как бы я хотел, чтобы и ты любила меня также, как я
И этот вечер слишком грустный и обычный
Не проводил без тебя

Отредактировано Roxana Crawford (2014-08-11 18:03:29)

+1

4

Не знаю, чем ты сердце тронула, но это есть в тебе одной(с)
Она умеет передумывать и придумывать заново на скорости миллион мыслей в секунду, потому ожидание у закрытой двери казалось ей пыткой длинной в вечность. Предательски дрожали колени и судорожно сжимались и разжимались пальцы. Она скрестила руки на груди, а потом завела назад, переплетая пальцы в замок, потом решила, одной рукой держаться о дверной косяк - нервы играли злую шутку с ней. Через щель под дверью она увидела, как зажегся свет. Спешные шаги мерили комнату вдоль и поперек. О Господи, она не одна?! В огромном доме вдруг стало так душно, что голова закружилась, и устоять сейчас на шпильках было чем-то из области фантастики. А чего ты хотела, глупая? Клин вышибают клином. Любовь лечат любовью. Нет, у нее не было ни единой мысли о том, что там в саду под зеленью листвы с этих грешно алых губ сорвалась ложь; эти солнечно теплые, упрямые, пронзительные глаза не могут лгать. Просто это Роксана - её Роксана никогда не лгала своей Виктории.
Свет за дверью погас, и Тори услышала, как рука подруги легла на дверную ручку. Господи, прошу тебя, пусть я буду все еще ЕЁ Викторией! За все то время, что прошло с разговора в саду, не было ни минуты, когда бы девушка не упрекала себя, что помедлила, что упустила шанс, что не расставила сразу все и по своим местам. Но вместе с тем не было и дня, чтобы вечером, ложась спать и зарываясь носом в подушку, проталкивая комья в горле вновь и вновь, чтобы хоть как-то дышать, она не уговаривала себя, что поступает правильно: жизнь - не игра, и нельзя поставить на паузу, чтобы подумать, нельзя отмотать назад и переиграть эпизод. Роксана - бессовестно дорогой человек сквозь всю жизнь, потому рыжая просто не имела права по юношеской глупости разрушить все ложной надеждой. "Какой бы не была, пусть то, что я ей скажу, будет правдой", - говорила она себе. Оставалось только понять, что и есть правда.
Комната в полумраке. На пороге хозяйка. Тори прищуривает глаза - после ярко освещенного холла и коридора, предметы в темноте еще плохо различимы. Губы молчаливо сжаты, а каблуки-шпильки, словно пригвоздили её к полу. Так долго готовилась, не репетировала, но слова подбирала тщательно, и вот - все напрочь из головы ушло в никуда. Черт! Почему так темно? Ей бы только увидеть её глаза - сразу бы стало не так страшно, не так холодно, не так... Все не так! Просто с ней все было, есть и будет не так, а Тори понадобилось преступно много времени, чтобы понять, что это "не так" - именно то, что ей необходимо.
Она делает несколько несмелых шагов в комнату и пытается осмотреться, словно видит её впервые или знает лишь понаслышке, а у Роксаны даже книги всегда стоят каждая на своем месте, и Тори помнит, какая на каком.
Девушки поворачиваются друг к другу почти одновременно. Тори несмело едва шевелит губами, но все слова, что приходят в голову какие-то не о том, не о главном, не о нужном. Она вдруг по-настоящему понимает, насколько сложно было в тот день Роксане, и страх еще сильнее сковывает её. Если сейчас Роксана поступит с ней так же, как Тори в тот день... Как катастрофически круто меняется мир вокруг!
- Ты чудесно выглядишь.
Тори беспечная и шальная, но Роксана всегда была смелее, отважнее. Вот и сейчас, несмотря на все, что уже случилось, несмотря на все, что может случиться, она первой делает шаг навстречу.
- Я... знаю, - улыбается милая скромница, волнуя руками подол платьица, опустив глаза вниз. Она не злится. Даже, кажется, не обижается... Такая искренняя и чистая. Она дает надежду. Все то, что еще так недавно Блекмор считала не правильным, ошибочным, не настоящим, сейчас стало единственно важным, единственно возможным и неотвратимым.
Рыжая делает шаг навстречу, и наконец достаточно близко, чтобы рассмотреть её в этом тусклом свете. Нет! Господи! Тори понимает без слов, как мучилась её светлая и чистая девочка. Она сильная, ей еще больнее. Неосознанно Виктория поднимает руку, и скользит пальцами по ее щеке, убирая капли влаги.
- Роксана, - шепчет едва слышно. - Роксана, - даже шепот дрожит. - Прости меня! - смотрит в глаза, что снова заполняются влагой, но так открыто и доверчиво дарят Виктории весь свой бескрайний мир. Вот одна капелька скатывается из уголочка по нежной коже. Вдох. Еще вдох. И не дышать.
Пальцы скользят по щекам, по скулам, зарываются в густые черные локоны. Тори притягивает к себе Роксану, безнадежно прочно обхватывая за талию, прижимает к себе и накрывает губы поцелуем. Он медленный, нежный, с привкусом соли на губах, но со вкусом долгожданной радости. Виктория не боится больше ничего, кроме потери этого неземного существа в её руках. Все что казалось странным, нескладным, случайным неожиданно обрело форму, наполнилось смыслом - стало завершенным и цельным. Нежность её губ могла бы остановить все войны, свет её души согреть все сердца, а сияние глаз затмить солнце - дарить себя ей - величайшее блаженство и честь.
Едва оторвавшись от ласки безумно желанных губ, Тори тихо шепчет:
- Как же долго меня носило по далеким далям, прежде чем я поняла, что Вселенная начинается с тебя. Моя Вселенная!
Не сдерживая сил, она прижимает Роксану к себе крепкими объятиями, как будто раз и навсегда, чтобы никому и в голову не пришло их разлучить. Девушка едва касается ногами пола, но рыжая будто и не замечает этого - теперь у нее есть по-настоящему её человек, от макушки до пяточек - её. Виктория зарывается носом в черные локоны, легко касаясь губами, ловя такой знакомый запах.
Поступить правильно никогда не поздно... Спасибо!

Отредактировано Victoria Blackmore (2014-08-11 18:15:17)

+1

5

Она здесь! Такая прекрасная, любимая, желанная и долгожданная! Она здесь! А я не знаю, что сказать. И ведь были же слова. Роксана специально готовила их. Повторяла про себя, когда искала Тори в школьных коридорах. А теперь? Теперь она даже не помнит, что именно хотела сказать. Только и остается что любоваться этой милой чудесной девушкой, что навсегда захватила в плен её сердце.
Виктория делает шаг навстречу и оказывается в опасной близости от Роксаны. Первый порыв - притянуть рыжую к себе, обнять крепко-крепко, чтобы чувствовать биение сердца, вдыхать аромат её кожи, согреваться теплом её тела, целовать её сладкие губы. И не отпускать. Никогда. Ни за что не отпускать! Нет, Роксана! Нет! Не смей! приказывает себе девушка, удерживая руки по швам, сжимая кулаки. Ты и так уже испортила всё, что можно. Карие глаза встречают взгляд зеленых и предательские непрошеные слёзы вновь готовы сорваться с ресниц. Зачем ты пришла, Тори? Зачем мучаешь меня?
Прикосновение к щеке, бережное, нежное. И так больно, невыносимо больно в груди! Надежда, уже было изгнанная, вновь возвращается в свою обитель.
- Роксана, - едва слышимый шепот. - Роксана, - и никогда прежде её имя не звучало так... особенно. - Прости меня! - За что, милая? Это ведь я должна просить прощение за то, что сделала с нами.
Тори притягивает девушку к себе и накрывает губы поцелуем. Медленный, нежный, он несет исцеление измученной душе, изгоняет отчаяние. Но такой неожиданный и внезапный, он застает Роксану врасплох. Миллионы мурашек пробегают по телу, мысли путаются, перемешиваются. Брюнетка стоит в растерянности от нахлынувших чувств и эмоций, не шевелясь, по прежнему руки по швам, и даже забывает отвечать на поцелуй.
Виктория что-то шепчет и крепко обнимает Роксану. Девушка не реагирует. Не может заставить себя разобрать слова, сдвинуться с места, сделать что-либо. Она всё никак не может поверить, это не сон. Это происходит с ней на самом деле.
Тори не чувствует ответной реакции, отстраняется, заглядывает в безучастные глаза. Горькая и печальная усмешка на красивом лице. Рыжая отпускает Роксану, делает пару шагов назад. Так холодно... Так одиноко... Без неё... Нет! Брюнетка, наконец, возвращается в реальность. Нет! Не уходи! Не отпускай! Никогда! Два шага вперед. Стремительно. Её ладони в свои. Поцелуй, нежное прикосновение губами к запястью. Одному. Второму. Почувствовать, как под тонкой кожей бьется жизнь...
Роксана кладет ладони Тори себе на плечи, обвивает руками талию, притягивает к себе. Обнимает, утыкаясь носом в родное плечо. Прикрывает глаза. Ей нужно привыкнуть к мысли, что Виктория сейчас здесь, рядом...
- Тори, - зовет негромко и поднимает глаза, чтобы поймать взгляд любимой. - Ещё... Поцелуй меня еще раз...

Отредактировано Roxana Crawford (2014-08-11 18:27:13)

+1

6

Она держит её в руках и... сердце бьется, два сердца бьются сильно, неровно, набатом, но она не уверена, что в унисон. Словно оловянный солдатик, безмолвная и недвижимая в её руках девушка. Покорная, как игрушка, но у игрушек нет чувств. Тори не хочет отпускать. Она проснется! Она должна проснуться! Я не могла опоздать! Все как в сказке - сказке, не адаптированной для детей, сказке, где побеждает сила, а не добрые помыслы, где умирают от яда и замерзают от льдинки в сердце, а поцелуй истинной любви - только жалкая выдумка наивной детворы. Я должна отпустить? Нет, пожалуйста! Еще минуточку! Еще секундочку! Нет, пожалуйста!..
Не мучить ни её, ни себя - такова была конечная цель Виктории, когда она так старательно избегала подругу, этими благородными, казалось бы, помыслами она оправдывала свое нестерпимое, гадкое поведение. И вот сейчас она смотрит в глаза равнодушные и пустые, как будто уже глядящие сквозь нее, как будто одобряющие тот план исчезновения. Не мучить ни её, ни себя! Делает шаг назад, как будто по битым стеклам, впивающимся в ступни, оставляющим рваные кровоточащие раны, и откуда-то уже знает, что теперь каждый шаг от нее будет таким, как наказание за нерешительность, за несмелость, за глупость и грубость - вечное напоминание. Горло рвется от немого крика и... больно! Я уйду... честно, правда, уйду. Только еще минуту дай, одну минуту, чтобы привыкнуть, чтобы научиться снова, если не получится вспомнить. Целый мир замкнулся на одном человеке.
Разряд!
Я её теряю!
Еще разряд!
Борись!
Разряд!!!
Пульса нет...
И в ушах пронзительно противный пищащий звук кардиомонитора. Выключите...
Но она сильнее! Роксана всегда сильнее: неожиданно, беспощадно, смело, наотмашь её сердце словно с разбега бьется о грудь Виктории, снова возвращая девушку к жизни. Она не сразу понимает, что происходит, но прерывистое взволнованное дыхание на её коже - холодно, горячо, холодно, горячо, холодно, горячо... Милая! В руках снова рождается сила и воля - в объятия прочные, как доспехи из адаманта, заключает она хрупкие девичьи плечи; кладет ладонь на голову, запуская пальцы в густые черные пряди и прижимается щекой к макушке, чувствуя, как каждая её клеточка медленно, без сопротивления, но словно смакуя, как нектар, пропускает в себя Роксану. Ни один, даже самый сокровенный, рассказанный самым тихим шепотом, секрет, не сблизил бы их так, как это безмолвие в самом центре этой новой Вселенной. Все, что будет создано в следующую секунду, минуту, годы и десятки лет, теперь будет создано вдвоем и принадлежать лишь только им одним. Они пережили Большой Взрыв - они заслужили безоблачное небо.
Тори смотрит на свет под дверью. Там теперь совсем другой мир. Теперь даже поверить сложно, что еще пять минут назад она была так далеко! Сердце все еще бешено колотит ребра, но вот он первый свободный вдох.
Твоя Виктория!
Моя Роксана!

- Тори, - тихий и немного дрожащий, но такой родной голос. Роксана поднимает глаза, ища соприкосновения взглядами - такая искренняя и настоящая. - Ещё... Поцелуй меня еще раз... - разливает блаженное тепло по венам своей рыжей.
Виктория смотрит ей прямо в глаза, все так же крепко и нежно прижимая к себе, обводит ласковыми пальцами контур лица. Эти милые непослушные локоны, такие мягкие словно шелк, льются по ладони. Вдруг таким ясным и очевидным становится утверждение: "Твоя жизнь - в твоих руках". Вот она - её жизнь - нежная и хрупкая, но сильная, как сталь, девчонка с осенним огнем в глазах и летним теплом в душе.
Тори склоняет голову, сначала касается лбом её лба, потом кончик носа скользит по щеке и на какой-то миг влажными губами она даже ощущает весь жар взволнованного прерывистого дыхания, и наконец их губы встречаются в бесконечно прекрасном поцелуе той самой истинной любви, о которой, конечно, пишут правду на страницах сказок, которая создает миры и разрушает все зло и скверну.
Красивое юное тело, вздрагивает в её руках, бархатные, мягкие губы дарят изумительно сладкое наслаждение, которым, кажется, никогда не напиться, и только тонкие пальчики еще осторожно сжимаются в кулачки на спине Тори, цепляясь за ткань платья, выводя нервные узоры - словно снова и снова проверяя, что все не тает дымкой сна или иллюзии.
- Я с тобой! - не отстраняясь от девушки, все так же соприкасаясь носиками и путаясь ресницами, горячо шепчет рыжая, вновь и вновь касаясь губ мелкими, короткими, сладкими каплями поцелуев. - Я здесь, чтобы остаться с тобой!

Отредактировано Victoria Blackmore (2014-08-11 18:34:15)

+1

7

Полоска света от уличного фонаря падает на письменный стол. Шины шуршат по гравию - мимо проезжает автомобиль. Где-то в доме семейная пара ведет неспешный разговор, планируя отпуск. Роксана видит свет, слышит звуки. Вот оно. Всё здесь, всё рядом. И в то же время бесконечно далеко. По ту сторону зеркала. Где-то в параллельной вселенной. Сейчас для неё не существует иного мира, кроме любимых рук, иных звуков, кроме голоса Тори, иного света, кроме света зеленых глаз.
Девушка лежит на своей постели, обнимая любимую крепко и бережно, ни на секунду не выпуская своё счастье из рук, слушает родной голос. Виктория рассказывает об экзаменах, о том как это было трудно и интересно. Роксана слушает внимательно и серьезно. Пытается быть внимательной и серьезной. Но Тори сейчас в её объятиях, и губы её так близко Просто слушать и смотреть? Нет, ну это же изощренная пытка! Брюнетка вновь прерывает свою гостью на полуслове, срывая с любимых губ поцелуй. Медленный, чувственный, изучающий. Он прерывается когда девушкам перестает хватать воздуха. Тори легонько бьет кулачком Роксану в плечо, выражая возмущение. Она тут, понимаешь ли, старается, рассказывает, а её прерывают!
- Хорошо, хорошо, - смеётся брюнетка, - я не буду больше тебя целовать. Даже отодвинусь подальше, чтобы соблазна не было. - Но не успевает даже пошевелится. Виктория крепче прижимает её к себе и пленяет губы поцелуем.
На улице легкий весенний ветерок запутался в листьях, растревожив вечерний покой, прорвался к окну, взметнул лёгкую ткань занавесок. Невесомо пробежался по коже, лаская обнаженные плечи рыжей красавицы и ускользнул из комнаты через щель под дверью. Тори поежилась, уютнее устраиваясь в объятиях Роксаны, согреваясь её теплом. И не нужно ни титулов, ни званий, ни империй, ни несметных сокровищ. К чему всё это людям? Не нужно ничего. Только вечность и её тело в моих руках, её голова на моём плече, её дыхание, щекочущее кожу на шее, её сердце, бьющееся в унисон с моим, и губы, столь нежные, любимые, желанные губы. Вот так и выглядит счастье!
Роксана зарывается носом в рыжие пряди, целует девушку в макушку, тихо шепчет: - Тори... - Имя, столько раз произносимое прежде, сейчас звучит совсем иначе. Как самое главное, сокровенное. Слово, с которого начался мир. Мир Роксаны.
- Моя нежная, моя хорошая, моя родная... Тори...
Брюнетка чувствует как тонкие пальцы теребят ворот её футболки, знает, что сейчас улыбка рождается на любимых губах. Виктория поднимает голову, чтобы поймать взгляд темных глаз, но находит совсем другое. Девушка в руках Роксаны напрягается, отстраняется, садится на кровати и смотрит мимо хозяйки комнаты. Кроуфорд, проследив за взглядом Виктории, в недоумении поворачивает голову и замечает на прикроватной тумбочке часы. Первый час ночи. Выпускной закончился. Тори нужно идти.
Несколько часов в комнате, отрезанной от остального мира, пролетели незаметно. Мало, Боже, как же этого мало! Роксана смотрит в потухшие глаза своей Виктории. Она знает, какие мысли сейчас тревожат девушку. Марк наверняка её искал, когда она не вернулась в зал. И к родителям заезжал. Милая моя! Как бы я хотела укрыть тебя от остального мира, решить все проблемы. Но я не могу. Есть то, что ты должна сделать сама. Прости... Но кто сказал, что ты должна делать всё сейчас? Повинуясь внезапному порыву, Роксана садится, притягивает Тори к себе, касается лбом её лба.
- Останься?! - Просьба, вопрос. Глядя в глаза, тихо повторяет - Останься... - Невесомый поцелуй на губах. -  Пусть эта ночь будет нашей. - Ещё один поцелуй. - Я хочу уснуть рядом с тобой, слушая биение твоего сердца. Хочу, чтобы твои глаза были последним, что я увижу перед сном. Хочу проснуться, разбуженная твоим поцелуем. Я не готова тебя отпустить, пусть и на время. Я не готова... Останься сегодня со мной.

Отредактировано Roxana Crawford (2014-08-11 18:38:58)

+1

8

Тори лежит на спине, смотрит в потолок, водит пальцами узоры на плечах и спине Роксаны и очень много болтает. Она всегда много болтает, когда нервничает, болтает, когда перенервничала, болтает, когда много невысказанного, и даже когда говорить, казалось бы, и не о чем - все равно болтает. Она рассказывает девушке про экзамены: о том как волновалась, как готовилась, как списывала, как молилась всем богам о результатах. Каждый раз, поворачивая голову и заглядывая в глаза своей возлюбленной, она замирает на секунду, любуясь её красотой и неповторимостью момента, а после прищуривается слегка, капризно сжимает губки: "О чем я говорила? А! Ну да.. так вот...". Снова и снова так. Роксана старается быть серьезной, демонстративно внимательной и заинтересованной в развитии рассказа своей рыжей, но то и дело улыбается, посмеивается, ласкается прохладным кончиком носа о шейку, заставляя Викторию снова сбиваться с мысли. Вообще очень сильно сбиваться!
- Хорошо, хорошо, я не буду больше тебя целовать. Даже отодвинусь подальше, чтобы соблазна не было.
Она смеется-дразнится, её глаза даже в темноте сверкают ярче всех солнц и звезд, рыжей кажется, что она никогда не видела подругу такой счастливой. Подругу - никогда, но теперь очень постарается, чтобы эта счастливая улыбка никогда не сходила с губ её любимой. И она уже начала об этом заботиться, именно потому замолкает каждый раз, подходя к теме поступления в университет. Вот и сейчас - секунда, и Роксана оказывается прижатой к своей же постели, а Виктория бессовестно откровенно и самозабвенно терзает поцелуем её губы, пока рука скользит с плеч ниже на талию, заключая в крепкие объятия.
- Вот так - достаточно далеко, - смеется, глядя ей в глаза, и укладывается рядом, пряча нос у шейки брюнетки, живя ароматом шелково мягких темных локонов. Ночной ветер кусается за плечи, и рыжая тут же спешит еще надежнее укутаться в теплые нежные объятия - как в ту ночь, на пикнике, и пусть сейчас в их распоряжении целая кровать - чем теснее, тем лучше. Она чувствует себя такой очаровательно беспечно глупой, радуясь каждой секунде, пробегает пальцами по спинке девушки, считая позвоночки, теребит ворот футболки, нежно касается пальцами шейки, тихо смеется, целуя за ушком. Такая странная, такая новая, но такая родная и знакомая во всем её Роксана, её любимая Роксана. Оказалось, быть счастливой - так просто! Она поднимает голову и ищет сверкающие янтарные глазки, но неожиданно настойчивее оказывается циферблат электронных часов - Золушке пора домой, бал окончен. Глубокий вдох получается надрывно дрожащим от обиды. Потупив взгляд, Виктория садится на кровати и раздосадовано прикусывает нижнюю губу. Сменяется минута, а рыжей кажется, что если она очень хорошо попросит, то время замедлит бег, но ничего не выходит - щенячьи глазки не срабатывают на законах физики.
- Останься?! - вдруг так близко, поцелуями по губам: - Останься...
И Тори понимает, что сердцем она и правда уже только там, где её любовь, но так на разрыв её терзает внешний мир, в котором осталось слишком много условностей, недосказанностей, недопонятости - слишком много "недо", с которыми теперь предстоит бороться. Сегодняшний вечер и острота его боли наглядно учили Викторию, что ничего не следует откладывать на завтра, которого, оказывается, может вообще не случиться, но тихий голос и отчаянные мольбы Роксаны просят об обратном и... Тори подчиняется. Перехватывая губами её губы, сжимая в своих ладонях её хрупкие пальчики, она делает вдох, вдох, еще вдох.
- Хорошо, - тихо шепчет. На губах вновь рождается улыбка. - Я постараюсь проснуться раньше, - игривым поцелуем трогает кончик носика. - Только мне нужно хотя бы позвонить домой. Я, конечно, уверена, что Маргерит уже насочиняла с три короба и все разрешила, но будет не лишним проверить.
Блекмор соскользнула с кровати и на носочках подошла к двери.
- Хей, ты не собираешься проверить, все ли спят? - забавно и возмущенно посмотрела на Роксану. Ближайший телефон был внизу, а Виктории очень не хотелось самой объясняться чете Кроуфордов, почему она крадется к нему в первом-то часу ночи. - И еще, ты должна мне танец - я из-за тебя выпускной пропустила! - смешливо упрекает любимую девушку.

+1

9

- Хорошо, - шепчет Тори, и Роксане хочется... да она сама не знает, чего хочется! Счастье, безграничное счастье переполняет её, растекается по венам. Губы тянутся за поцелуем, но Виктория внезапно ускользает, оставляя в руках Роксаны пустоту.
- Хей, ты не собираешься проверить, все ли спят? - раздается любимый голос у двери. Роксана закатывает глаза.
- Зачем? Можно подумать, ты первый раз остаешься у меня на ночь, - Остаешься на ночь... Теперь эти слова несут другой смысл, и осознание этого пробегает по телу брюнетки мурашками, рассыпается бабочками внизу живота. Девушка, замерев на постели, любуется своей гостьей. Ласкает прекрасное тело взглядом. Темные глаза блестят в полумраке. Стоп, Роксана. Еще рано. Не нужно торопиться. Один раз ты уже всё испортила. Не стоит повторять ошибок. Глубокий вдох. Брюнетка встает и неспешно подходит к любимой.
- И еще, ты должна мне танец - я из-за тебя выпускной пропустила!
- И с этим заявлением я могла бы поспорить, - смеется Роксана и притягивает девушку к себе для поцелуя. - Но не буду, - шепчет, оторвавшись от любимых губ. - Будет тебе танец! Но позже. Сейчас, действительно, лучше позвонить домой. Да и перекусить не мешало бы. Я есть хочу! - Брюнетка улыбается, оставляя на губах Виктории мимолетный поцелуй, и открывает дверь своей комнаты.
Девушки спускаются по лестнице, тихонько болтая и посмеиваясь.
- И куда же, позвольте спросить, направляются юные леди в столь поздний час? - Голос мистера Кроуфорда звучит строго и грозно. Но Роксана видит, как искрятся весельем глаза отца.
В последнее время дочь ходила сама не своя. Да и Виктория давно не появлялась. А ведь были не разлей вода. Генри и рад был бы поговорить, помочь. Но ведь из Роксаны и слова не вытянешь, если она не хочет говорить. Вот и оставалось лишь молча наблюдать. Сейчас дочь улыбалась и выглядела счастливой. А счастье детей всегда согревает сердце родителей.
- Юные леди направляются на кухню за бутербродами. Да-да, папа, сейчас самое время, - заметив взгляд отца, брошенный на часы, отвечает Роксана. - А ещё Тори позвонит домой сообщить, что останется у нас ночевать. Ведь можно же? - И умоляющий взгляд, против которого мистер Кроуфорд всегда был бессилен. Согласный кивок.
- Ну что ж, если Викторию не нужно провожать, пойду спать. Спокойной ночи, малышка. - Поцелуй в щеку. - Спокойной ночи, прекрасная Виктория, - и галантный поклон в сторону девушки. Дружный девичий смех провожал Генри Кроуфорда до спальни.
- Звони, - кивком головы Роксана указывает на телефон в гостиной, - я подожду тебя на кухне.
Брюнетка заканчивала разливать по кружкам какао, когда нежные руки обвились вокруг её талии, а мягкие губы оставили поцелуй на шее. Роксана, прикрыв глаза, с глупой счастливой улыбкой, чуть подалась назад, прижимаясь спиной к телу любимой. Девушка вдруг так явственно представила утро в огромном доме. Брюнетка готовит завтрак, а рыжая её вот так же обнимает. Им с Викторией уже за тридцать, но по прежнему на губах Роксаны рождается эта счастливая улыбка каждый раз, когда руки любимой женщины заключают её в объятия. Картина эта была так реальна, так четко стояла перед глазами, что слова сами слетели с губ.
- Мне понравится жить с тобой.
Слова слетели и растаяли в воздухе, заставив сердце Роксаны замереть. Ну что же ты творишь? Ты ведь её напугаешь.Она только этим утром собиралась на бал с Марком. А ты не успела поцеловать, как сразу на совместную жизнь претендуешь.

Отредактировано Roxana Crawford (2014-08-11 18:47:25)

+1

10

- Есть? После шести? - возмущается шепотом Виктория, спускаясь следом по лестнице. - Я же не влезу в выпу... Ну в какое-нибудь другое платье! - голова напрочь забита каким-то до ужаса приятным дурманом, потому даже фантазерка и сказочница Тори не может на ходу выдумать, почему это "ночной дожор"  плохая идея.
- И куда же, позвольте спросить, направляются юные леди в столь поздний час?
Тори тут же застывает, как вкопанная, едва не поскальзываясь на ступеньках босыми ногами, и по инерции хватает Роксану за запястье. Сегодня для нее за несколько часов резко изменилась вся жизнь, и еще не пришло осознание того, что для всех, кто был этим вечером за пределами той комнаты на втором этаже, жизнь течет все так же, ничем не выдавая их секретов.
Виктория с детства старалась быть образцово-показательной, не то для опровержения утверждения про яблоко и яблоню, не то для положительного примера для Маргерит, коим в свое время не была для Тори её мать. Девушка была внимательна к людям и отношениям, которые она выстраивает, всегда старалась смотреть со стороны. Так она раньше из всех ухажеров выбрала Марка - хорошего мальчика, который нравился родителям и не вызывал грязных сплетен у соседей - с ним можно было не бояться за свою образцовость и показательность.
Иметь в лучших подругах Роксану Кроуфорд было не малой честью. Красавица, умница, и едва ли не каждый учитель считал её будущей звездой в своей области науки. Виктория в один миг делалась умнее в глазах других, просто стоя с ней рядом. Но теперь Блекмор даже представить не могла, кем они будут в глазах других. Да хоть бы и в этих глазах... - Тори почувствовала, как наливается краской, глядя на Генри Кроуфорда, словно она снова маленькая, снова напакостничала, снова стыдно. Как он будет смотреть, когда обо всем узнает?! Но словно не чувствуя никакой неловкости, Роксана перехватывает инициативу и занемевшие пальцы Виктории, ведет её вниз за собой, пока рыжая, двигаясь почти марионеточно, бессмысленно-кукольно хлопает глазами и молчит.
- Спокойной ночи, прекрасная Виктория, - дружелюбно, как и всегда, улыбается ей отец Роксаны.
Рыжая не сдерживаясь, рефлекторно делает книксен, слегка опуская взгляд. Длинные ресницы и румяные щечки, скромная улыбка и рыжие локоны, разметавшиеся по плечам - очаровательная принцесса со скрытой чертовщинкой во взгляде бессовестно зеленых глаз.
- Да, кажется, платьица тогда носили подлиннее слегка, - смеясь иронизирует над собой, видя улыбку Роксаны, наблюдавшую эту "сцену из дворянской жизни".
- Звони, - указывает ей взглядом на телефон, и Тори вспоминает, зачем они вообще спустились вниз. - Я подожду тебя на кухне. - Ну и за этим тоже.
Прикусив нижнюю губу Блекмор набирает домашний номер.
- Алло, - слышит в трубке голос сестры.
- Слава богу, это ты! - вздыхает облегченно.
- Я выключила телефон на кухне, а из гостинной забрала к себе в комнату. Я даже представить боюсь, сколько тебе это будет стоить, Виктория Блекмор. Кстати, если ты не у Роксаны, то позвони ей и предупреди, что эту ночь ты ночевала у нее - в это поверили и родители, и Марк. Вы с ним поссорились, или как? А то он чудной какой-то был. Папа из него чуть душу не вытряс, когда тот сказал, что вы с ним разминулись на выпускном и он не может тебя найти.
- Я у Роксаны, - пытаясь прорваться через монолог незабудки, сообщает Виктория нужную информацию.
- Вот и отлично, - словно между прочим, замечает сестра. - Я знала, что ты не подставишь меня настолько, чтобы искать тебя с полицией, но нашу ж мать, Виктория Блекмор, заведи себе мозг и предупреждай заранее хоть азбукой Морзе о своих чудачествах! - тут в тоне Маргерит уже явно слышалось недовольство, но она предусмотрительно не повышала голоса, чтобы никого в доме не будить. А ведь ей только тринадцать! Я боюсь её взросления! - Когда ты уедешь в Стенфорд, мне можно будет забрать твою комнату?
- Хей, я может еще никуда не уеду! - шипит на нее шепотом Тори. - Дома поговорим, спокойной ночи, диктатор!
- Если будешь красться домой рано утром - включи на кухне телефон. Бай, бай!
Тори еще на несколько секунд задержалась у телефона, улыбаясь про себя. Маргерит - лучшее, что для Виктории смогла сделать её мать. Оглянувшись по сторонам и убедившись, что родители её брюнетки уже легли спать и никто снова не напугает её до полусмерти, Виктория погасила свет в гостинной и прихожей, направляясь на кухню.
Мм, вкусно пахнет! Шоколадно-молочный запах, одна лампа освещает комнату, её девочка разливает любимый напиток в большие кружки. Она подходит совсем тихо, и руки словно сами собой ложатся на бедра и медленными нежными путами обвивают талию. Вкусно! Остается поцелуями на плече и шее, зарывается носом в черные волосы, всем телом ощущая, как льнет к ней её любимая. И снова это ощущение сказочности и нереальности происходящего, и запах горячего какао, заблудившийся в её волосах, и ласковые касания рук, накрывающих руки Виктории. Хочется задержать дыхание, чтобы этот миг никогда не заканчивался, хочется знать, что он повторится снова и снова, пока... ничто не разлучит их. И думая о расстоянии, рыжая только крепче прижимает к себе свое вновь обретенное сокровище.
- Мне понравится жить с тобой.
Тори замирает на секунду, но не двигается с места. Еще вчера для нее жить с кем-то вместе - означало уехать в университет вместе с Марком, но теперь, когда её единственным настоящим стала хрупкая нежная девочка в её руках, планы на будущее требовали глобального пересмотра. Жить вместе... Целует волосы у виска и прижимается щекой, улыбаясь открыто.
- Странно это слышать от человека, который не понаслышке знает, сколько времени у меня уходит на сборы и сколько нервов на уборку, - смеясь, снова отводит тему в нейтральное русло, не желая и на секунду напомнить о том, что было в её планах до сегодняшнего вечера. Теперь она должна заботиться об этих хрупких девичьих плечиках, а не перекладывать на них проблемы. - Но в остальном, - Тори поворачивает к себе ее голову, придерживая пальцами за подбородок, - да, тебе понравится, - шепчет тихо и захватывает в плен мягкие покорные алые губы своей любимой.

Отредактировано Victoria Blackmore (2014-08-11 18:55:14)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Don't say it's too late ‡if you blink your eyes the sun is rising