Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Vendetta


Vendetta

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники:Vincenzo Montanelli, Helga Reichard
Место: Загородный дом
Погодные условия: тихий вечер, практически полный штиль.
О флештайме: На днях андербосс узнал что на его опекуна, переехавшего в Сакраменто за несколько лет до него будет совершено покушение. Убийца еще не знал какой сюрприз его ждет по прибытии.

+1

2

В пустом доме, оставленным живущими в нем людьми, поселилась тишина, прогнав суету безумного семейства. Хельга уехала с Фрицем договариваться о поставке очередной партии оружия, а его жена с детьми на неделю отправилась к матери, чтобы малые не видели всего, что будет твориться в доме после приезда отца. Рейхарт никогда не участвовала в переговорах, от природы молчаливая, она была брату как тень, оберегающая его жизнь, если что-то вдруг пойдет не так. После первого ранения Фрица, а Хельга тогда была в Колумбии и звонок снохи буквально вырвал девушку от созерцания красот Боготы, Рейхарт тут же прибыла домой. Брат отказался от помощи врачей, дабы не привлекать к себе внимания пулевым ранением. Тогда он почувствовал на себе что значит пойти против мнения сестры. Сама себе врач, девушка быстро напоив парня текилой до состояния полного отключения, сама извлекла из него пулю. Промыв и перевязав, отъехала в город к врачу, попросив совета для себя, сделав вид, что умирает от неизвестной инфекции, описав признаки сочившихся язв, но отказавшись те показать. Получив инструкции, Хельга в аптеке приобрела лекарств на весь курс лечения. Фриц поправился быстро, но с тех пор, Рейхарт, возвращаясь после очередного задания, чтобы залечь на дно, неизменно была позади мужчины, скрытая тенью крыш, стен, деревьев.
Едва выйдя из машины, Хельга сразу услышала писк сообщения.
- Как не вовремя мне пришлось исчезнуть из дома. Надеюсь сроки еще не прошли для выполнения задания.
Взглянув на монитор, девушка медленно осела на ближайший стул. Фотография объекта была перечеркнута красной надписью «Связь - Винцензо Монтанелли». Положив руки на стол, опустила голову на сцепленные пальцы. Зачем для этого нанимать меня? Или тот, кто направил заказ не знал, что я не работаю в квартирах, или нашелся слишком богатый человек, решивший заплатить такую цену за найм Хельги. Ведь убрать такого мужчину может и новичок. Закрыв крышку ноутбука, Рейхарт пошла к брату, ведь перебраться в Сакраменто с винтовкой невозможно, а значит ей нужна его помощь. До крайнего срока выполнения заказа оставалось менее семи дней, а это означает, что подготовка будет начинаться уже здесь в Колумбии. Найдя Фрица в гараже, в полу которого находился вход в бункер с оружием, девушка, не имея привычки ходить вокруг да около, проговорила:
- Помоги мне пересечь границу. У меня нет времени на подготовку в Калифорнии, начну здесь. Но я не прорвусь одна вооруженная.
Молчаливый кивок Фрица означал, что тот понял все.
Наладив канал беспрепятственного пересечения границ пяти стран, они двинулись. Панама, Коста-Рика, Никарагуа, Гондурас, Гватемала – все смешалось в стремительной скачке с самолетов на машины и обратно. Уже в Мексике они вздохнули спокойно, так как тут уже ее ждал специальный самолет одной частной компании имеющую лицензию быть недосмотренной, которую нанял для нее Абу посредством Фрица. Осталось два дня. Никогда еще в такой спешке Хельга не работала. Но спасало то, что в полученных инструкциях было указано, во сколько объект запирается в доме.
Полет принес долгожданный отдых, давая время подумать, проверить оружие, изучить местности, где предстояло ей работать. Фриц молча наблюдал за ней, нагнувшись, положил руку на ее ладони:
- Тебе пора на покой. Ты женщина. Это не твое ремесло. Мне надоело все время ждать тебя домой, бояться получить весть что ты пропала или убита, или того хуже, тебя взяли в плен.
Посмотрев на брата исподлобья, Хельга долго изучала его лицо. Ведь он дал то, что не смогли родители. Чувство семьи, дома, куда она возвращалась.
- Так просто не получится сорваться с такого крючка. Но это все же лучше чем если бы я работала на немецкие спецслужбы. Я свободна, а это главное. Я не знаю что должно случится в моей жизни, что я все это брошу. Честно, Фриц, не знаю.
- Ты всегда можешь скрыться у меня. У тебя есть друзья, которые благодарны тебе за помощь, какую ты знаешь. Главное помни – ты не одна.
Они оба замолчали, каждый погруженный в свои мысли.
Остальной путь, Хельга проделала без каких-либо препятствий, буквально долетая на машине до одной из своих квартир.

+1

3

До чего иронична была встреча киллера, который должен быть одиночкой, но всегда находит друзей, помогающих выполнить работы и гангстера, который всегда мог рассчитывать на помощь семьи, но полагался только на себя. Ироничней мог быть только ее повтор. В тот раз Монтанелли обставили, стрелок едва не попался, но все же сбежал и получил деньги за заказ. Сегодня вечером Энзо как раз рассматривал фотографии и результаты судмедэкспертизы, сделанной в тот день. У бедняги не было шансов, выстрел был сродни движению скальпеля, поистине тонкая работа. Вот только самому андербоссу от этого было не легче. Несмотря на то что он выполнил свою задачу у семьи после загадочного покушения возникло немало трудностей, в основном дипломатических – еще несколько месяцев никто из членов других семей не рисковал приезжать к дону в гости. Сегодняшний день обещал стать еще интересней. Два часа назад ему позвонил человек, из-за которого он бросил прибыльный бизнес в Майами и переехал в Калифорнию, чтобы наконец свести с ним счеты. Доминик Галатиери – когда-то подручный дона и один из самых уважаемых людей в своем штате, а теперь просто престарелый, уважаемый гангстер. Сюда он приехал, рассчитывая на то что его враги не поедут так далеко чтобы прикончить старика, но он ошибся и за время пребывания в Сакраменто он пережил уже пять неудачных попыток покушения. Доминик обладал невероятным чутьем на проблемы, он мог проснуться утром и вдруг неведомым для себя образом понять, что вечером его придут убивать. Как это получалось он не знал да и никогда об этом не задумывался – он просто пользовался тем, что другим было не дано. И если сама Святая не понимала почему для этого контракта выбрали именно ее, то заказчик понимал отлично – последнего специалиста цель пристрелила собственноручно из дробовика двенадцатого калибра. Авторитетного европейского киллера еще два дня отмывали от стены, после дуплета дробью в голову. Доминик хорошо знал свой небольшой дом. Это было его преимущество. Все его устройство было направлено на то, чтобы пристрелить непрошенного гостя. Притом дверь простреливалась минимум с трех позиций. Учитывая то, что у старика были еще двое охранников – стрелок, вошедший в дом почти всегда был обречен, как и любой человек, вошедший без стука. Старость почти сделала из Галатьери параноика и доверял он только паре своих людей да воспитаннику, который за последний год в Сакраменто навещал его от силы раза два. Старый гангстер не мог поверить в то что мальчик, которого он воспитал собственноручно и дал дорогу в жизнь сможет причинить ему зло. Кто мог подумать, что тот самый мальчик больше двадцати лет проклинал своего наставника за билет в такую жизнь. Но по крайней мере хоть в чем-то ему удалось преуспеть. Накинув пиджак и закинув в кобуру пару пистолетов Монтанелли зашел в лифт, который быстро донес его до первого этажа, оттуда к машине и вперед к дому своего старого друга. Охрана была предупреждена, потому проблем со входом не возникло, по крайней мере через два шага за порог в Энзо не появилось ни одного нового отверстия что по его мнению уже было хорошим знаком. Наставник ждал его на втором этаже своего скромного двухэтажного жилища. Там старик сидел в своем кресле и при свете тусклой лампы рассматривал фотографии своей молодости. Там же нашлась и пара снимков Энзо.
«Как сентиментально», - пронеслась ироничная мысль в голове, как раз в тот момент когда Винцензо задумался над тем чтобы застрелить хозяина дома, а потом спуститься на первый этаж, вышибить мозги паре тупоголовых бугаев, которых Доминик великодушно называл охраной и поехать домой.
- Присаживайся, Энзо, присаживайся, - раздался хриплый голос старика, вперемешку с шелестом переворачиваемой страницы альбома. Большая книга, обитая красным бархатом смотрелась как-то странно в его старых, морщинистых, но еще мощных руках. В отличие от многих своих сверстников он умудрился сохранить волосы, правда теперь его когда-то черная как смоль шевелюра напоминала белоснежным сугроб, странным образом оказавшийся на голове пожилого человека.
- Хочешь кофе? – поинтересовался наставник. Кажется, им сегодня предстоял долгий разговор. По крайней мере если никто посторонний не решится прервать беседы двух людей, в которой заинтересован, пожалуй, только один из них.

+1

4

Она лежала на кровати прогоняя в мыслях план дома, где ей предстояло отправить на тот свет старого гангстера. Но не это ее больше беспокоило. Он был одним из семьи, который так или иначе касался Монтанелли. А это может все затронуть Гвидо. Либо кому-то на руку разлад между ними, либо… да не известно ей было это второе Либо. Темные закоулки этой семьи ей были не интересны, что сейчас выливалось в то, что Хельга не могла найти выхода для себя, если придется держать ответ перед доном Гвидо. Но есть Винцензо, племянник, именно к нему ведет связь объекта. Поднявшись, девушка, перекинув ногу через стул, вновь и вновь читала собранную информацию. Но если все же про нее узнают, что именно она запустила руку в семью, что ж, она всегда готова ответить за свои действия, пусть даже свинец в висок. Ведь Хельга сама пошла по кровавой тропинке, которая тоже имеет свой тупик. Только это зависит от Хельги самой и от складывающихся обстоятельств, насколько дина будет эта дорога.
Взглянув на время, девушка раскрыла кожаный кошелек, выуживая оттуда ампулы со снотворным. Придется работать укротителем буйных, ведь малое пространство ее действий, заставляет Святую немного менять манеру работы. Заправив два пистолета капсулами снотворного, отложила в сторону. Стечкин. Привыкшая к более тяжелому оружию в руке, веса этого пистолета практически не ощущала. И лишь навинченный глушитель давал чувство тяжести и фиксации кисти.
Как только Рейхарт получила план дома, то поняла, невысокие потолки, теснота стен не способствовали использованию револьверов, шанс отскока пули высока, ведь Arminius HW 7 Duo обладал мощной силой выталкивания пули, а крутиться на пяти метрах, да еще с вскинутыми руками, ориентируя себя так, чтобы иметь шанс не получить пулю себе. Выбор пал на Стечкина. Пристреливала она его часа два в ту же ночь, после получения инструкций и встречи с поставщиком оружия.
Вложив пистолеты с уже навинченным глушителями в кобуры под руками, в задний наружный карман легло снотворное, в сапог скальпель. Еще раз пальцем прошлась по выстроенному маршруту передвижения по внутреннему двору до выхода в дом. А вот тут уже полная импровизация. Включив шифратор на ноутбуке, смяла карту, убрав все следы своей подготовки, Хельга вышла на улицу, где ее ждал неизменный Ferrari. Отъезжая от дома, в зеркалах проверила наличие лишних людей позади, крутанувшись по городу пару раз, поехала в сторону обособленного городка с дорогими коттеджами. Бросив машину в окружающим поселок лесу, мелкими перебежками, в тени деревьев, подбежала к месту «работы». Вытащив успокаивающее, Хельга на руках потянулась на парапет забора, скрытая густой кроной дерева, но имеющая хороший обзор двора, увидела двух собак, лежащих возле главного входа, но признаков охранников не обнаружила. Мягко присев на мраморную кладку ограждения, двумя выстрелами усыпила псов, которые с тихим скулежом положили голову на лапы и затем завалились на бок. Оглядев свет в окнах, на втором этаже увидела одну тень, что медленно прохаживалась по комнате. На первом же этаже были плотные портьеры. Спрыгнув на землю, в перекате, оказалась возле одной из будок. Сменив пустые капсулы на новые, поменяла пистолеты. На ее удачу дверь главного входа была открыта, и, выставив руки вперед, заходя в дом, развела те по сторонам ловя на прицел двоих охранников. Среагировал только тот, кто стоял у банной стойки. Повернувшись, бедолага только и смог, что удивленно вскинуть брови.
- Пить на работе?
Шепотом проговорила, Хельга уже нажимая на курок, вытаскивая душу из второго. Журнал, который он видимо, читал, выпал из рук, шелестом упав на пол. Подойдя, носком перевернула обложку, на которой, откровенно призывая позвонить, была изображена какая-то порномодель. Все это у Рейхарт заняло не больше минуты полторы. Держа лестницу на прицеле, девушка приставными шагами стала подниматься наверх.
Легкое движение в комнате означало, что ее присутствие услышано. Спиной зайдя в смежную комнату, девушка прошла в круговую, выходя через ванную комнату туда, где ее уже ждали. Но вот все оказалось неожиданным.
В кресле сидел старик с ужасом в глазах уставившийся на дверь, где появилась Хельга. Резко вскинув вторую руку, она взяла на прицел второго мужчину, который смотрел на нее, выставив пистолет, также держа ее на прицеле. Винцензо Монтанелли. Хельгу и Энзо разделяло метра три четыре. Девушка едва не поперхнулась от столь неожиданного явления, как андербосс. Что это значит? Если он тут, то наверняка знал о заказе. Они сверлили друг друга глазами, пытаясь понять, кто из них первый дернется. Хельга понимала, что Энзо она не тронет в только в том случае... да в любом. Гвидо ее потом закопает в ближайшем саду как удобрение за убийство племянника. А вот Энзо никто не может помешать пристрелить ее.

Отредактировано Helga Reichard (2013-12-29 21:14:11)

+1

5

Эпоха криминала прошла. Канули в лету времена людей в черно-белых ботинках, задорно расстреливающих чей-то мчащийся мимо по дороге автомобиль. Нет больше бочек со спиртным, подпольных баров. Все это прошло. Прошла и эпоха Доминика, который когда-то держал железной рукой все Майами, позволяя дону без опасений вести свои дела. Теперь он был просто слабым стариком, который целыми днями только и вспоминает о былых днях да считает дни до смерти, каждые полчаса отыскивая глазами дробовик. Энзо порой надеялся на то, что не доживет до этого возраста. Оказаться одному среди толпы врагов было не страшно – не в первой. Но вот осознать, что у тебя больше нет ни сил, ни власти чтобы им противостоять…  Это пожалуй пугало больше всего. За что-то Винцензо все же был благодарен этому человеку – в конце концов именно он сделал из наивного мальчугана матерого гангстера. Десятки его историй со временем стали почвой для дерзких ограблений и хитрых схем по отъему денег. Своей криминальной карьерой Энзо так или иначе был обязан Доминику, но сломанной по своему мнению жизнью он тоже был обязан ему. Придя в этот дом сегодня итальянец в первый раз в жизни усомнился в правильности своего решения. Пара «беретт» уже была готова к бою, охрана снизу успеет сюда только когда их хозяин уже будет мертв, и тут же отправится за ним. Конечно, можно было просто не приехать и дать киллеру сделать всю грязную работу. Но это была его месть, его кровник и дело всей его жизни на протяжении последних двадцати лет – он просто не мог иначе. Разговор о делах, проворачиваемых итальянскими семьями раньше плавно перерос в воспоминания о подвигах Энзо в родном городе и тех, что он успел натворить в Сакраменто. К его сожалению, рассказ был прерван звуком двух падающих на пол тел на первом этаже – видимо киллер начал работать. И Доминику пришла в голову разумная идея кинуться за оружием, но тут и произошло то, чего он ожидал меньше всего – на уровне его груди возник пистолет, только что выхваченный из кобуры его воспитанника.
- Не торопись, - без тени усмешки или иронии произнес итальянец. Сейчас он был на шаг впереди, но триумфатором себя от этого почему-то не чувствовал. Через несколько секунд возник и киллер, а с ним новый пистолет, из которого целились прямо в голову незваной гостьи.
- А ты настырная, - посмотрев в глаза наемницы произнес Монтанелли. Сейчас все его внимание было приковано к особе с пистолетом, на своего наставника он лишь искоса поглядывал, чтобы тот не надумал натворить глупостей. Ситуация, похоже не нравилась никому из присутствующих, особенно пожилому человеку в кресле.
«Тяжело наверное осознавать тот факт, что двое людей соревнуются чтобы снести тебе голову».
- Хочешь денег? – глядя в сторону убийцы поинтересовался гангстер. Теперь картина в его голове наконец встала на свои места. Он вспомнил даже встречу в театре после убийства в Майами. И все бы ничего, но видимо немка не знала замечательной русской пословицы, гласящей о том что дважды в одну реку войти нельзя.
- Забирай, - с этими словами он опустил оружие, сделал шаг в сторону от наставника и как только тот вскочил с кресла расстрелял его, сделав не меньше восьми выстрелов в грудь мужчины. Можно было обойтись и одним, но это было бы убийство, а не месть, которой стремился и ради которой жил андербосс семьи Торелли.  Он ждал облегчения, а взамен не пришло ничего. Только гнетущая пустота, да мертвое тело на паркете.
- И что ты намерена делать дальше? – с усмешкой посмотрев в глаза Святой поинтересовался Винцензо. Он не исключал того что она захочет его застрелить, но ему было совершенно все равно. Получив все что он хотел в этой жизни Энзо внезапно лишился смысла. Его взгляд, лишенный каких-либо эмоций окинул немку с ног до головы перед тем как итальянец безразлично убрал оба пистолета в кобуру, застегнул пиджак и отправился к лестнице, проходя мимо наемницы словно ее и не было в комнате. Захочет выстрелить в спину – пускай. В конце концов чего ждать от человека, посвятившего свою жизнь лишению жизни других людей? А за порогом его уже ждала машина, которая, возможно, отнесет его домой. Быть может дома есть то, что поможет найти смысл в произошедшем. Или по крайней мере отвлечься от мыслей о трупе седого мужчины на втором этаже его скромной обители.

Отредактировано Vincenzo Montanelli (2013-12-29 21:38:16)

+1

6

Хельга слегка наклонила голову на бок, открывая себе угол обзора старика, сидевшего в кресле, но глаз с Монтанелли не сводила, смотря на него снизу вверх. Комичность ситуации состояла в том, что один пришел убить, второй, возможно, попытается остановить, ну а третий как на пороге у двери в иной мир, гадает, откроет он ее или нет.
Девушка внимательно следила за едва заметной сменой мимики на лице Энзо, слушая. Это ты, андербосс, дважды у меня на пути. Ствол смотрящий ей в лоб нисколько ее не пугал. Столько ходить по лезвию косы Костлявой, что привыкаешь к этому. Девушка, не отрываясь, смотрела в глаза тому, кто опять мешался у нее под револьвером. Пусть в ту их первую встречу это и было косвенно, но все же он пытался помешать ей.
Нисколько, это ты горишь желанием быть там, где я. Ожидание могло вывести из себя кого угодно, но только не Рейхарт. Ей даже нравилось сие действо, апогей которого хотелось бы увидеть, а не почувствовать.
Ты ошибаешься, Монтанелли. Я могу купить всю вашу организацию, и эти несколько сотен тысяч так мелочь на мелкие расходы. Но его ход был для нее неожиданен тем, что Хельга сама никогда не отступала от принятых решений. А тут такое показательное прицеливание и раз, он опускает ствол, да еще отходит в сторону. Не двигаясь, девушка краем глаза увидела движение старика, которого тут же буквально как перец нафаршировали свинцом. Хельга даже не дернулась, лишь плавное движение рук, показало, что она не статуя. Возвращая курок на место, Хельга продолжала изучать лицо Винцензо, пытаясь понять его мотив. Конечно же, придя домой, она нароет и это, но самой докопаться всегда для нее было интересным. Что же такого мог сделать этот старик, что ты так «любя» его приласкал?
Проводив его, Рейхарт казалось, что ее буквально хлестанули по профессиональным амбициям, но дело в том, что ей было все равно, что там себе думает этот высокомерный и через чур самоуверенный в себе итальянский любитель пасты. Хельга слышала, как Монтанелли хлопнул дверью, и подошла к окну, провожая его взглядом. Понимая, что пора и ей уходить, вылезла в открытое окно на крышу веранды, откуда мягко спрыгнула. Желания ходить по лабиринту дома среди трупов у нее не было. Скользя в тени деревьев, девушка вернулась к тому месту, откуда она пришла. У Хельги привычка выходить из дома тем путем, которым она пришла. Вот даже сейчас видя открытые ворота, вырезанные в соседней стене, она ловко подтянулась на руках, оказалась на широком заборе.  Повернув голову она увидела, как Винцензо медленно шел к своей машине. Оказавшись в трех метрах от его Ferrari, она тихо произнесла, чтобы он услышал ее:
- Надеюсь, колеса ты умеешь менять быстро, - выстрелила чуть сбоку по шине так, чтобы пуля, пройдя первую стенку колеса, задев металлический обод, осталась внутри.
Хельга посмотрела в его глаза, разворачиваясь, ушла,  будто ее не было здесь вовсе. Выводя свою машину на дорогу, она выжала из этой красотки все, унося себя домой. Путь домой был длинным. Иногда Рейхарт задумывалась, почему у нее столько глупых привычек, которые она не в силах перебороть. Как эта – уходить всегда на восток, ведь свернув на юго-запад, через пятнадцать минут  быстрой езды, была бы уже дома. Но нет, Хельга упорно вела машину на восток до границы города, где по окружной дороге попадет на южное направление.
Утром ее разбудило пришедшее сообщение на ноутбук. Открыв глаза, девушка перекатилась на пол, припадая на руки, отжалась ровно шестьдесят, проснувшись, встала. Повиснув на шведской лестнице, отдала честь прессу, плавно перейдя на перекладину, где в спокойном висе подтянулась.
Ее утренний променад был неизменяем, если она была дома, если не спала сутками после заданий. Робот с четкой программой, состоящих из простых логических цепочек, недопускающих условий Если…., то….
Кусая приготовленный горячий бутерброд, девушка нажала на мигающее сообщение, в котором было указано, где она могла забрать деньги. Закрыв компьютер, Хельга равнодушно посмотрела в окно.
Дождавшись вечера, Рейхарт забрала деньги, повезла их тому, кто выполнил работу. И ей было все равно, примет он их или нет. Нет, да хоть пусть камин топит ими. Остановившись возле шикарного многоэтажного дома, Хельга осмотрела дом, вспомнила, что Монтанелли живет в пентхаусе Ну конечно, как обычным людям не живется, обошла дом. Пройдя в лифт, Рейхарт увидела одну единственную замочную скважину, в которую вставляется ключ, сбоку панель с  десятью цифрами. Вытащив телефон свой, набрав определенную комбинацию знаков, тут же получила информацию о замке. Одновременное поворачивание ключа и нажатие первой цифры кода. Почему то казалось, что Винцензо не станет углублять кодировку, ведь кому придет в голову вламываться в квартиру к нему. Но все же, решила пройтись легким путем. Достав скальпель, она тонким лезвием его вошла в замок, просто чуть надавив, тем самым показывая, что замок будет открываться, увидела как загорелись цифры. Включив в телефоне сканер, считала цифры, спокойно набрав те, почувствовала плавное движение лифта.

Отредактировано Helga Reichard (2014-01-04 00:44:18)

+1

7

Детская шалость киллера чуть не стоила подручному свободы. Благо в багажнике действительно нашлось запасное колесо и все принадлежности, необходимые для того, чтобы его поставить. Весь процесс занял меньше десяти минут, видимо соседи замешкались и только поэтому патрульная машина еще не появилась из-за угла. И Энзо не собирался ждать пока появится – немецкий автомобиль с ревом двигателя сорвался с места, увозя мужчину как можно быстрее и дальше от места преступления. Теперь можно было вздохнуть относительно спокойно. На его хвосте могла оказаться разве что полиция и обиженная убийца экстра-класса.
«Чудный выдался вечерок», - мелькнула мысль в голове мужчины, который припарковал бмв за пару кварталов от своей букмекерской конторы, затем поймал такси и доехав до нее возвращался уже на феррари, оставленном неподалеку. Схема сложная, но это лучше, чем появился на возможно засветившейся машине в местах, где ты обычно бываешь – копы внезапно могут наведаться и поблагодарить за эту зацепку. Но в этот раз все было чисто. Святая будет молчать – какой ей смысл рассказывать кому-то о том что она собиралась убить человека, находящегося под протекцией Коза Ностры? Случайных свидетелей, который могли бы опознать Энзо в лицо тоже не найдется – слишком темно было на улице да и свет в домах так и не был зажжен – возможно итальянцу повезло и соседей просто не было дома. Просчитав возможные варианты и убедившись в том, что его коллегам ровно, как и полицейским будет крайне сложно выйти на след подручный до краев наполнил стакан дорогим виски и тут же опрокинул бокал. Стало немного легче. Не дожидаясь пока мрачные мысли целиком заполнят его голову андербосс мигом разделся и упал на кровать, мгновенно проваливаясь в сон. Весь последующий день мужчина провел не выходя из дома. Изредка приходилось отвечать на звонки и давать распоряжения своим людям, как оказалось, Энзо вполне может вести дела так что его присутствие станет необязательным, другое дело что он сам любил держать ситуацию под личным контролем, но сегодня ему нужен был перерыв. На днях должны были состояться похороны Джовани, до них нужно было убедиться в том, что ни одна из нитей не приведет любопытного следователя, или гангстера к подручному и Монтанелли этим уже занимался. С утра Карлос пообщался с их людьми в полиции – как оказалось, не нашлось ни одного свидетеля Типичное заказное убийство, единственное что бросилось в глаза – гильзы разного калибра. Но эта зацепка и загнала следователей в угол. Откуда в доме взялся второй стрелок, а главное зачем, оставалось загадкой для служителей порядка. Следующий вечер Винцензо так же посвятил отдыху. Его резкая пропажа из поля зрения сейчас вряд ли кого-то удивит – Гвидо и компания слишком заняты похоронами, а детективы и патрульные могут выдвинуть любую версию и она окажется более правдоподобной чем та, которая расскажет о том что было на самом деле.
И в общем-то все шло прекрасно, мужчина начинал понемногу расслабляться, пока не посмотрел в камеру и не увидел свою старую знакомую.
- Ты влюбилась? – усмехнулся уже немного подпитый, но еще далеко не пьяный Монтанелли. Рвение, с которым его снова и снова встречала убийца было похвальным и забавным одновременно. Лихо разобравшись с механизмом защиты в лифте девушка нажала кнопку и вскоре уже помчалась вверх – навстречу своему обидчику. Тот без лишней спешки достал из ящика стола пистолет, проверил количество патронов, на всякий случай прикрепил лазерный целеуказатель и стал ждать, пока лифт распахнет свои двери.
- Добро пожаловать в мою обитель, - раздался голос Энзо, когда лифт все же доставил киллера в квартиру.
- Будь добра – оставь оружие на тумбочке у лифта и чувствую себя как дома, - отчего-то мужчина был в добром расположении духа. Толи от того, что его забавляло происходящее, толи от количество выпитого за день спиртного.
- Чем обязан? – поинтересовался итальянец, повернувшись к девушке, когда она появилась в кабинете. Он прекрасно видел ее и до этого, более того – только благодаря ей он и поставил в своем доме несколько камер, которые давали полный обзор – Святая могла собой гордиться.
- Ты голодна? – спросил вдруг мужчина, положив пистолет на стол, целеуказатель же оставил точку где-то в районе живота убийцы.
- Присаживайся, поговорим, - кивнув на стул напротив предложил мужчина. В конце концов не прогонять же гостью – пусть и такую неожиданную. Это было не по-итальянски и Энзо впервые не было на это наплевать.

+1

8

Распахнувшиеся двери лифта открыли перед Хельгой уютную гостиную, в которой располагалась довольно таки уютная мебель, так и приглашающая отдохнуть, компактно используя пространство расставлены всякого рода шкафы, тумбы. Но Рейхарт не дали рассмотреть все более детально, хотя зачем ей надо было не понятно. Слегка приглушенный голос Монтанелли приглашал ее (чувствовалось, что он в курсе личности гостя).
- Да, да. Добро, да еще и пожаловать, - прошептала она, слегка поправляя куртку, где был спрятан револьвер. Повернувшись в сторону, откуда послышался звук речи, девушка готова была уже, просто положить деньги на тумбочку, как очередной шедевр его разума удивил ее.
- Что сделать? Остаться «голой» и чувствовать себя в логове тигра как дома? Чудный домик, уютный, но мне моя каморка милее, - Ну раз вчера не пристрелил, то и сейчас не сделает этого. Не псих же Монтанелли, вытащила револьвер, кладя тот на поверхность тумбочки, в которую можно было смотреться как в зеркало. Играть так играть, адреналина же мне мало в жизни. Прошла в кабинет, дверь которого была приоткрыта. Винцензо сидел за столом, держа в руках пистолет. Спокойно пройдя чуть вперед, она указала ему кивком головы на «игрушку».
- Нечестно играешь, хотя твое право.
Медленно вытащила из-за спины плотно упакованные деньги, положила на стол, все также не отрывая взгляда от его лица.
- Ты выполнил заказ, значит это твое. Наверное, впервые получаешь деньги за убийство.
Дальше пошло еще интереснее, хоть впору падай на стул и смотри глазами безумца на этого мужчину. Столь резкое его поведение, конечно могло сбить с толку кого угодно, но Хельге казалось, что он пытался завязать разговор, хотя язык Энзо себе уже развязал изрядной порцией виски, запах которого витал вокруг. – Ты предлагаешь отужинать мне, которая трижды мозолила тебе глаза, вызывая, наверное, едва ли не зубную боль.
Посмотрела на пистолет, что лег на стол, но четко направленный на нее. Промаха тут не стоит ожидать, какова бы не была ее реакция, увернуться она не успеет, если вдруг ему что-то покажется в ее действиях угрожающим, и Винцензо успеет схватить оружие.
- Поговорить? Интересно, - повернувшись, увидела мягкий стул, скорее напоминающий кресло, опустилась в него, не снимая со спины рюкзака, кладя ногу на ногу, опуская руки на подлокотники. – Предмет разговора как понимаю, будет мое настойчивое пересечение твоей границы.
Расслабившись, Хельга рассматривала его лицо, теперь уже в более спокойной обстановке, не торопясь, не таясь и не в прицел.
- Моя настойчивость может показаться тебе целенаправленной, но, увы, это не так. Возможно, сегодняшний мой приход имеет под собой подоплеку, но никак не предыдущие. Скажу, что вчера застать тебя в том доме было крайне неожиданно, но не мне копаться в твоей голове, стараясь понять мотив выпуска обоймы в старика. И ты знал, что заказ перешел на меня, я правильно понимаю?
По привычке, склонила слегка голову на бок, смотрела на него. Все становилось интереснее и загадочнее, что хотелось найти ответы. Интересный типаж.

Отредактировано Helga Reichard (2014-01-04 02:51:16)

+1

9

- Голой не надо – просто без оружия, - крикнул тогда Энзо. Сейчас же гостья сидела перед ним
- В этом мире все настолько относительно, что понятие честности и чести каждый трактует по-своему, - улыбнулся итальянец. Он предпочитал быть честным с собой и не доверять приходящим в его дом киллерам, даже если это будет нечестно по отношению к ним. Нет, он не сомневался, что эта особа может быть весьма милой женщиной, но обстоятельства их встречи заставляли подстраховаться.
- Деньги за само убийство, пожалуй, - кивнул мужчина. Он не стал спорить или возвращать купюры. Захочет – заберет назад, нет – ему никогда не помешает пара сотен тысяч в запасе. Тем более, когда они пришли сами собой. Многие бы сказали, что в таком случае он обменял жизнь близкого человека на пачки банкнот, но нет, банкноты пришли как приятное дополнение, а моралисты могли идти к черту – им было не месте в этой профессии.
- Ты слышала об обычаях востока? Там врага, если он пришел к тебе домой сначала кормят, принимают как гостя и лишь когда он уходит продолжают с ним войну. Здесь что-то подобное, тем более, с тобой мы пока не поссорились, - пожал плечами Монтанелли. Он никогда не считал Хельгу своим врагом – она, конечно, пару раз промелькивала в его жизни, но не мешала настолько чтобы ее присутствие стало проблемой.
- Предмет разговора может быть любым, хоть погода. Но мне в самом деле интересно зачем ты приехала, а главное зачем пришла сюда чтобы вручить мне деньги. С чего ты взяла что я не пристрелю тебя прямо на пороге? – вопрос показался итальянцу более чем логичным. Сам он точно знал, что смерть киллера ему ни к чему – он ничем не рискует оставив ее в живых, она же, приходя сюда, рисковала многим.
- Я знал, что к нему придет убийца, - признался Монтанелли встав со стула. Пистолет со стола был тут же убран в сейф, а сам хозяин дома пошел прочь из кабинета, приглашая за собой собеседницу.
- Но понятия не имел кто будет исполнителем. Я должен был сделать все сам, только и всего, - он не стал вдаваться в тонкости. Итальянская вендетта была чем-то понятным лишь тем, кто воспитан по канонам мафии, остальные могли счесть этот обычай чем-то бесполезным.
- Вино, сок, что-то покрепче? – поинтересовался Энзо, вытаскивая еду из холодильника. Увидев, как скривилось лицо собеседницы после вина он понял, что что-то крепче предлагать не стоит. Поставив на стол два бокала он наполнил один из них яблочным соком, второй же оставил пустым. Затем была вытащена лазанья, лосось в лимонном соусе, над которым итальянец бился пару часов и какой-то овощной салат, для приготовления которого не требовалось особого таланта, но который обладал довольно ярким, специфичным вкусом. Вскоре все это было расставлено на столе за который сел и Монтанелли.
- Располагайся, - предложил он, кивнув на место напротив собственного. – Можешь не бояться – не отравлено, - сказал он на всякий случай, кивнув на вилку. Сам он есть не спешил, толи довольствуясь гулявшим по организму виски, толи уже обедал не так давно.
- Я навел справки о тебе после первой нашей встречи, - признался итальянец. – Все говорят, что ты не убиваешь того, кто не был указан в контракте. Но что насчет свидетелей? – сложив руки в «замок» спросил итальянец. Он впервые встречал столь принципиального убийцу, хотя по долгу профессии повидал он их немало да и со многими из них приходилось вести дела.
- Кстати говоря, твоей легендой очень интересуется Интерпол, -  с улыбкой добавил гангстер. Вряд ли она об этом не знала, скорее даже наоборот. Но ему было крайне интересно по какому признаку связали несколько ее заказов. Все выглядело так, будто ей интересовалась не только международная полиция, но и кто-то еще. Впрочем, Винцензо предпочитал не копать так глубоко, он не любил доставать информацию если она не была ему нужна и он не знал, что с ней делать.
- Ну и как мы будем жить дальше? – поинтересовался Энзо в середине трапезы, когда предыдущие темы были более-менее обсуждены и закрыты. Забыть прошлое и делать вид что ничего не было они смогут едва ли, но нужно было решать куда двигаться дальше, особенно подручному, который должен был знать к чему готовиться. Сейчас он смотрел на женщину особенно пристально, единственное мимолетное движение лица скажет ему о том, что она соврала. Застывшая же маска скажет о том же. Оставалось дождаться ответа.

+1

10

Обычаи Востока… Она их впитала в себя с песком пустынь, с запахом душных землянок, с километрами пройденного пути «смерти», выживая там, где казалось бы нет возможности даже всколыхнуть в себе надежду на возвращение.
- Поверь, я знаю о них куда больше. Мне льстит быть твоим врагом, ты достойный соперник, - слегка кивнула, продолжая смотреть на Винцензо, гладя подушечками пальцев идеально обработанное дерево подлокотника. – Ссорятся и бранятся – милые, мы же можем в молчании разобраться друг с другом, вынести приговор и привести или нет его к исполнению – также решаем мы. В этом и интерес наших «встреч».
Ее приятно удивляло то, что вот так вот сидя друг против друга, совершенно разные, они могли спокойно говорить. У меня дежа вю. И тут ей вспомнился рождественский вечер с Гвидо. У них это семейное?
- Ты мог меня пристрелить еще вчера, облегчив полиции поиски, вложив мне в руку свой пистолет, обставив все таким образом, что я покончила собой. Но ты ушел, причем с пустыми руками, пройдя мимо меня, держащую оружие. Мы оба понимали, что ни ты, ни я не выстрелим. Скажем так, если бы это сделал, то потом, протрезвев, посчитал себя глупцом. Ведь я на твоей территории, где не знаю ничего. Возможно, тут есть камеры, ты мог видеть мой приход, а возможно и нет. Ведь еще ни одна крепость не была взята сходу, брать тебя измором – мне это не нужно.
Пройдя за хозяином квартиры, где она стала негласно гостьей, Хельга успела рассмотреть в тонкостях обстановку, что была скрыта от нее ранее, ведь она свернула направо от лифта. Остановившись в дверях просторной кухни, услышав предложение о том, что выпить, Хельгу едва не передернуло от слова «вино». Слегка скривив губы, она еле покачала головой. На столе появились красиво оформленные блюда, что немного удивило девушку, которая не ожидала увидеть в холостяцкой изящество кулинарии.
- زهرة, - даже не заметила, как произнесла по-арабски. – Извини. Говорить на языке непонятном собеседнику проявление неуважения.
Аккуратно поведя руками вверх, не отрываясь смотря на Монтанелли, пальцами подцепила ручки рюкзака, выставляя ладони вперед, спустила тот со спины, повесив на спинку стула, сама же присела. Взяв стакан прохладного сока, по привычке на манер будто держит винтовку, сложила пальцы, поднося к губам.
- Безоаровый камень всегда в моем кармане, - отпила сока, вилкой подцепляя рыбу, отправляя тот в рот. – Я тоже читаю детские книжки про Поттера. Ничего мне не чуждо.
Ну как же он мог оставить ее анкету без внимания, впрочем как и она о нем. Столь тонкая деталь ее как профессионала была не слишком приятна ею встречена в глубине души, но на лице даже не дрогнул и мускул.
- Честность… Спасибо за нее. Действительно, я не трогаю тех, кого нет в контракте. Если нет пометки особой, о которой посредники знают, впрочем, как и заказчики, кто нанимают меня. Свидетелей? Их нет. Даже если и есть, то они видят либо мою спину, либо грим на моем лице, как это наблюдал твой человек, которого ты поставил в месте моей работы. Надеюсь он выжил, я сделала все что могла, чтобы остановить ему кровь. Не должен был. Вот поэтому мы сейчас с тобой сидим здесь и разговариваем.
Наколов пару листьев салата, поднесла вилку ко рту, почти прекратила дышать, услышав столь неожиданную информацию, да при том, что ее выдал Винцензо. Зачем ему ее предупреждать об этом? Губами, сняв салат, медленно стала, есть его, раздумывая над полученной информацией.
- Ну, то, что Германские спецслужбы спят и видят мое появление на родине это я знаю. Но чтобы настолько сильно проколоться на территории Штатов, что меня могли так просто просчитать? Хотя если учитывать…мою специфику. Спасибо, я поработаю в этом направлении, хотя обычно вести с полей меня достигают быстро, а тут как то не сложилось с попутным ветром.
Положив вилку на стол, в точности повторила положение тела Энзо, старалась продвинуться в мыслях вперед, найти точку прокола в работе, и в какой то степени ругая Абу, который обычно предупреждал ее о таком. Но возможно Фриц знает больше, сейчас надо просто закончить столь неожиданный ужин, выйти на связь и все будет известно.
- Как мы будем жить? Если мне закажут тебя, то я приду за тобой. Наймешь охотников за мной, я поиграю с ними, а там как звезды укажут. Сакроменто, да и Калифорния тесна для нас. Я просто уеду, но периодически буду проскальзывать по твоей территории, если другого пути не будет. Ты будешь предупрежден об этом, но подтверждения или разрешения на пересечение границы мне не требуется. Так как весть о моем появлении будет приходить одновременно со мной, времени подумать у тебя не будет. Но постараюсь не переходить дорогу. Как ты уже понял, я держу свое слово.
Хельга могла бы сказать ему, что находится под негласной эгидой Гвидо. Но разговор велся именно с Винцензо, и поэтому договор, хоть и устный, составлялся с ним.
- Я выслушаю твое предложение на вопрос Как будем жить? Достижение консенсуса всегда приветствуется обеими сторонами, поэтому рассмотрим все варианты, на случай непредвиденных обстоятельств.

+1

11

- Мои враги редко живут долго, - пожал плечами итальянец. – Не сочти за хвастовство, - добавил он, посмотрев на то как его гостья расправляется с угощениями. Исходя из того, что он не поставил себе тарелку и не принес прибор – присоединяться к трапезе он не собирался. Вскоре подручный поблагодарил себя за это, потому как в речах его старой знакомой было столько пафоса что он бы наверняка подавился едой, либо тем, чем стал бы ее запивать.
- То есть ты совсем не милая? – на всякий случай уточнил Монтанелли, который в общем-то не любил дурачиться, но иногда позволял себе сгладить некоторые моменты в разговоре.
- С твоей смертью я бы ничего не выиграл. Она бесполезна, - кивнул Винцензо. Конечно, можно было обезопасить себя убрав киллера, который, возможно, будет на тебя охотиться. Но наемных убийц в мире столько что перебить их всех нереально физически – рано или поздно его враги нашли бы кому заплатить за смерть гангстера – простая истина.
Слова о Поттере не нашли у итальянца понимания, но он не стал выяснять почему его собеседница вспомнила именно этого персонажа из книги.
- Камни — это, конечно, хорошо. Но противоядие все-таки лучше, - мужчина выразил свою точку зрения и посмотрел в глаза Хельги, словно стараясь понять ее мотивы и стремления. Но в отличие от прочих людей и тем более других женщин ни на ее лице ни в глазах не было легко читаемых эмоций. Словно весь мир она воспринимала как один серый лист, не утруждая себя эмоциональной раскраской действительности.
- Да, тот человек выжил. Правда до конца жизни будет обязан тебе своим обидным прозвищем, - усмехнулся Винцензо. На месте его бойца мог быть любой другой, за исключением, пожалуй, пары человек.
- Ты работаешь только в Штатах? Похвальная верность, - с иронией заметил мужчина. Нет, в способностях Хельги он не сомневался. Скорее ждал от нее более экзотических мест работы, нежели каменные джунгли.
- Опасно говорить такие слова в доме человека, который на днях тебя чуть не убил, - подметил Монтанелли, вставая из-за стола. Его гостья уже закончила с обедом, а он хотел проветриться, решив, что его знакомой это так же не помешает.
- Людям вроде меня часто требуются услуги грамотных специалистов. А спецов на сегодняшний день не так много – больше идиотов с пушками. Поэтому, мне бы не помешал твой контакт на случай если для тебя найдется работа, - опираясь на перила балкона предложил Винцензо. – По поводу денег можешь не переживать, я ценю грамотно сделанную работу, - заверил подручный. Доказательством было все вокруг, даже стальные перила, на которые он опирался – этот дом был практически собран вручную, притом настолько аккуратно, что даже у придирчивого андербосса не нашлось претензий.
- Хорошая машина, - похвалил Винцензо. Отсюда автомобиль его гостьи был похож на мелкую модельку, продающуюся в детских магазинах. Неподалеку стояла и его феррари – в чем-то они определенно были похожи.
- Авто ты выбираешь лучше, чем пистолеты, - вздохнул Винцензо, вспоминая о вчерашних револьверах в руках наемницы, итальянец был уверен, что этот вид оружия остался только в боевиках, тесня там пустынный орел, которым были вооружены все – от главного героя до мелкого злодея.
- Ты бывший агент? – спросил вдруг гангстер, снова глянув своей собеседнице в глаза. Вряд ли действующий, иначе не пришла бы сейчас к нему отдать деньги.
«Хотя кто поймет причуды нашей разведки?», - спросил себя Монтанелли, но тут же отбросил эту мысль. Старый Доминик натворил в своей жизни много всего, но не настолько много, чтобы им заинтересовалась контора вроде ЦРУ. Это было просто заказное убийство, не более того.
- И все же приходя сюда ты рисковала. Притом неоправданно. Глупо, - подытожил мужчина, пистолета с ним уже не было и его гостья вполне могла пустить в ход скальпель в случае чего, но ее бы и тут ждал сюрприз.
- Какие планы на вечер? – как будто по привычке поинтересовался Монтанелли.

+1

12

Усмехнувшись про себя, пожелав тому парню в мыслях удачи в жизни и легкой работы, девушка медленно пила сок, рассматривая своего собеседника, так неожиданно оказавшимся столь интересным и опасным, даже с пустыми руками. Поняв, что Винцензо довольно таки хорошо осведомлен о ней и ее работе, что искать слова, чтобы не проболтаться, что не могло бы случится априори, говорить завуалировано, разговор потек в спокойном русле.
- Передавай ему привет и мои извинения. Надеюсь, он сможет меня простить, потому что иначе я поступить не могла. Он слишком был большой для меня, чтобы попытаться его выключить.
Характерным для себя жестом, мизинцем провела по правой брови, все также не сводя взгляда от мужчины, даже не замечая этого, удивленно слегка распахнула глаза.
- Нет. Штаты это где я могу спокойно перебазироваться, имея под рукой все точки перевалочных баз оружия, где я свободно достану нужное мне оборудование. В Европе с этим сложнее, там службы работают более плотно. Но и на них можно найти вуаль, чтобы тебя не заметили. А география моей работы весьма обширна. Мне не чужды ни Ватикан, ни дворцы шейхов, и даже Тауэр, если понадобится. Форт-Нокс не брала, не поступало заказа, да и в Штатах охотников за судьбой достаточно. Но если так подсчитать, то, да в Штатах пока я больше наследила. Захочешь узнать больше, архивы тебе в помощь. И да, материальная сторона мною никогда не обговаривается. Это последнее, что я могла бы обсуждать с заказчиком, но не делала никогда.
Оставив рюкзак на спинке стула, вернуться она всегда сможет за ним, продолжила, словно тень, идти попятам за хозяином дома, оценивая любую мелочь его жилища. Зачем? Привычка. Выйдя на террасу, Хельга бедром прислонившись к балюстраде, рассматривала открывшийся вид города. Задержаться бы на этом балконе, да план местности составить, чтобы если, что не кружить по городу, выискивая позиции. Мысленно похвалила Монтанелли за столь удачный выбор квартиры.
- Ты предупрежден, значит, будешь готов. Поверь о заказе на себя ты узнаешь третьим. Но не думаю, что кто-то даже во сне сможет пожелать тебе такого.
Оттолкнувшись руками от ограждения, медленно обошла Энзо, рукой скользя по перилам, все не отрывалась от созерцания красоты города. Хельга любила высоту. Здесь она чувствовала себя свободной. Казалось, распахни руки, почувствуй крылья и вперед, навстречу ветру.
- Зная столько обо мне, ты так и не достал моих координат? Хорошо. Но есть определенные обстоятельства, которые я никогда не нарушаю, каков бы заказ не был. Я просто его сливаю другому. Я не конвейерный стрелок. Это раз. Задание получаю за две недели до отсчета срока исполнения. Два. И, - повернувшись, посмотрела на мужчину. – Никаких условий, только имя и дата. Как только ты заикаешься о подробностях или деталях, заказ аннулируется тот час. Три.
Подойдя к краю балкона, Хельга выставила в сторону руку, чувствуя легкое прикосновение ветра к пальцам. Высота позволяла практически не задумываться о скорости ветра, так как основной сильный поток проходит гораздо ниже, даже если учесть наличие близости океана.
- Машина – это мои ноги, бегущие быстрее, чем смогла бы я, поэтому именно эта модель. А про оружие, поверь, лучшего, чем русские и немцы еще никто ничего не изобрел. Револьвер? Скажем так, оружие наверняка. Да и с ним можно много чего сделать. Но это уже другая история.
Подойдя к Энзо, она опять скопировала его позу, вставая радом, устремляясь взглядом вдаль.
- Нет. Никогда ни под кем не работала. Не понимаю этого. Я люблю свободу. Сбежала прям из под носа немецких спецслужб, - повернув голову, встретилась с его взглядом. – нет, не рисковала. Мы достаточно по собранной информации выучили друг друга, чтобы понять кто и на что способен. А с другой стороны, ну выстрелил бы ты в меня, убил. Одним киллером больше, одним меньше. Ведь облегчение от убийства старика к тебе так и не пришло. А просто так убивать еще одного человека, даже для тебя это перебор. Вот так.
Задумавшись, девушка посмотрела на крышу соседнего  здания, где вовсю хозяйничали голуби, облюбовавшие крышу, наслаждаясь теплом вечернего солнца, и полной кормушкой зерна. Девятнадцать.
- Планы? – выплыв из мыслей, Хельга переспросила. – Вернуться домой. Ведь я сделала то, что хотела. А значит свободна, - поднявшись, перевела взгляд на Энзо. А ведь ты совсем на такой, каким тебя описывают многие, с которых собиралась информация на Винцензо Монтанелли. – Ужином ты меня накормил. Значит ресторан отметается. Неужели погулять по городу позовешь?

+1

13

-Думаю, в твоем привете он вряд ли нуждается, - предположил Винцензо. Лично он не помнил ни одного человека, который бы скучал по кому-то кто едва не отрезал ему ногу острым скальпелем. Отчего-то ему казалась что тот великан не был исключением, а значит о Хельге ему лучше не напоминать.
- Службы и здесь работают неплохо. Но у них другие цели и на нас нам просто наплевать, - вполне спокойно заметил подручный. Ему не казалось, что он открывает женщине тайну, все это было вполне очевидно. Штаты заботились в первую очередь о благополучии страны, постоянно искали что и у кого отобрать, решать внутренние проблемы им было некогда. По крайней мере до тех пор, пока где-нибудь в Нью-Йорке не появится очередной террорист, который взорвет пару этажей какого-то небоскреба, привлекая к себе внимание общественности. Вот тогда начнут работать спецслужбы, начнется глобальный контроль, а потом пройдут новые выборы и все вернется на круги своя. Жизнь снова пойдет своим чередом и тут снова можно будет работать.
- Я рад, что ты не страдаешь от однообразия, - кивнув ответил мужчина. Он мог почти со стопроцентной уверенностью сказать, что поставлял что-то людям, которых она убивала. Что уж говорить, если по крайней мере треть шейхов ездила на машинах честно украденных людьми Энзо Монтанелли.
- Самонадеянно говорить мне о заказе до того как нажмешь на курок, - пожав плечами, не отрываясь от балкона промолвил подручный. В конце концов, пропадать со всех радаров он умел не хуже своего дяди. Только если тот перемещался с помощью метро в одежде нищего, то Винцензо вообще мог неделями не выходить из квартиры, управляя своими делами дистанционно. Сколько может ждать убийца? Неделю, две? Сколько будет собирать информацию и сколько засветится в процессе? Гангстеру было не в первой скрываться от киллеров, пару из них он в свое время отправил на тот свет. Пожалуй, не умей он воевать – не дожил бы до своих лет, слишком уж дерзко он вел свои дела. Но до этого момента никто не мог поймать его за руку – следовательно и предъявить претензий. А те кто предъявляли жили недолго. Может быть и бесчестный подход, но он по крайней мере жив и при деньгах, в отличие от других членов семьи он проще относился к банкнотам с президентами США.
- Ты всегда так заумно говоришь? – поинтересовался итальянец, глядя женщине в глаза. Слушая ее ответ он все больше задумывался о своей семье. Половина из нее – люди, которым приходится каждый день доказывать свое положение, остальные итальянские группировки выгнали бы их взашей. В противопоставление пара наследственных мафиози, которые иногда напоминали ему мажоров с вечеринки. Никаких способностей, только жадность и уверенность в собственной правоте. Их бы давно отправить на свалку истории вместе с их наследством, но остальной Коза Нострой руководят все те же старики, верные старым правилам. Поэтому итальянская мафия утратила свое влияние, поэтому их могли резать китайцы, поэтому им приходится договариваться с русскими, чтобы их не изрешетили в переулке. И именно поэтому у мафии в ее нынешнем состоянии нет светлого будущего. Задумавшись об этом мужчина удалился с балкона, на какое-то время оставив Хельгу в одиночестве. Вернулся он с бокалом и судя по усилившемуся запаху алкоголя тот был уже не первым.
- По городу? – переспросил мужчина, глядя в наполненный до краев бокал, цвета янтаря. - Меня порой тошнит от этого города, - резко и пристально посмотрев своей собеседнице в глаза признался подручный. Хмель окончательно развязывал ему язык и теперь он был готов рассказать все что думает об этом городе и его устоях тому, кто никогда не донесет это до посторонних ушей.
- Все те же серые дома, спешащие люди и жадные кретины с пушками. И так в каждом более-менее привычном городе Америки. И все они будут жить в крeдит, а потом плакать что у них нет денег, - с пренебрежением добавил Монтанелли, осушив бокал до дна. Потом, облокотившись на перила он отпустил стакан, который полетел вниз и разбился об асфальт. Завтра муниципальный работник будет проклинать зарвавшегося богача, который швыряет сверху хрустальные бокалы. А Энзо видел в своей жизни столько всего что перестал гнаться за богатством. Он был окружен лучшими вещами и привык считать это нормой. Жадные бедняки порой доводили его до такого негодования, что он готов был подать им стодолларовую купюру просто так, для него она не так много — значит, а кто-то по всей видимости готов был положить жизнь ради звонкой монеты.
- У меня совсем другие планы, - теперь руки итальянца были не заняты. Он подал свою ладонь убийце, неспешно и спокойно, так что собеседницы обычно машинальной подают руку в ответ в силу какого-то рефлекса. Завладев ладонью Хельги он потянул ее на себя, выводя с балкона. Внутри было больше место, звонче свистел ветер, пролетая в створ открытой двери, ярче светила луна в полумраке гостиной в которой вдруг показ свет. Тогда и начался его танец. Прижимая к себе киллера он ничуть не сомневался в своем безумном решении. Танец со смертью был тем чем он отчасти жил, о, на что он соглашался планируя очередное дело, которое должно было озолотить как его так и всю семью Монтанелли. Положив руку на талию девушки мужчина повел ее в танце. Она могла пырнуть его скальпелем, который запрятала под одеждой, но его это не интересовало, теперь, после смерти своего наставника он не так цеплялся за жизнь. Особенно сейчас, когда отпустил партнершу и повернулся к ней спиной, как только она сделала шаг назад итальянец развернулся и снова заключил ее в объятия, притом столь настойчиво что той пришлось попятиться назад. Похоже, танцевать она особо не умела да и не важно, главное, что не наступала на ноги.
«Вот твоя свобода», - глядя в глаза женщине подумал Монтанелли. Ее свобода кончилась сразу после того как она пересекла порог этого дома. Здесь он устанавливал правила и его так же не интересовал статус того, кто его посещал. Меж тем танец продолжался, менявшийся ритм подчинялся разве что дуновению ветра, который и задавал темп, ведь иной музыки в доме не играло. Постоянно ведя свою партнершу в танце он порой сам отступал назад, позволял взять инициативу в свои руки, а потом все начиналось сначала. В конечном итоге, новый поворот в танце и женщину едва ли не заставляют прогнуться в спине, в завершении танца. Любую иную, мужчина бы, пожалуй, поцеловал, но здесь был совершенно иной случай, потому закончив танец он отпрянул так же внезапно как приблизился, когда это безумие началось.
- Ты потеряла, - усмехнулся итальянец когда один из скальпелей вонзился в пол, брошенный крепкой рукой итальянца. Он не был талантливым карманником, но смог обворовать человека, который ел с ним за одним столом, откровенничал и все это время держал в рукаве нож готовый для единственного, финального удара. Отчего-то Энзо это казалось смешным. Толи в силу безумия вечера, толи в силу ударившего в голову алкоголя.
«Что ты скажешь теперь?» - мысленно поинтересовался Монтанелли. Насколько сейчас его собеседница была уверена в своей свободе? Хотела возмутиться, нет проблем – револьвер все так же лежал на тумбочке. А хозяин квартиры даже не будет противиться, если она решит пустить его вход, слишком интересным оказался этот вечер.

+1

14

- Каждый из нас имеет свои преимущества. Поверь, я не ослеплена своей неуязвимостью. Правильно рассчитав силы, возможно все.
Дрогнет ли ее рука, направленная на его затылок? Да. С жертвами не разговаривают, даже голосовая цепочка слов связывает людей, делая их уязвимыми перед обстоятельствами в какой-то степени. И просто так уже лишить жизни будет трудновато, но выполнимо. И как бы другие охотники за жизнями, получающие столь высокие гонорары за голову жертвы, не говорили, что ничего тут нет такого, если ты когда-то имел диалог с объектом. Даже самый отъявленная мразь страдает угрызеньем совести, пусть и не так жестоко это чувство его съедает изнутри. Прочувствует все равно.
- Возможно, моя речь и кажется странной многим, но так привычнее донести суть моих слов. Когда ты в день разговариваешь с десятью и больше человек, то ты теряешь сложность в  стилистике, а когда ты молчишь месяцами, то трудно стать проще, ведь сам с собой ты тот, кто и есть умник, который всегда тебя поймет. Этакое сумасшествие легкой степени.
Рейхарт привыкла к молчаливому образу жизни, когда даже крик боли ты произносишь, молча, и слышишь сама его. Фриц, как и Абу, были немногословны, в чем она им была благодарна. А арабская речь скудна на различного рода стилистические излишества. В какой-то мере Хельга «отрывалась», говоря на русском, столь богатом и красивом языке, научив ему жену брата и его детей, которые зачитываются классикой, привозимой Хельгой в подарок. Фриц только качал головой в ответ на все это, но признавал рациональность знания других языков.
- По твоим словам хоть иди и вешайся. Во всем можно найти что-то хорошее, что будет радовать глаз и сердце. Даже те голуби на крыше. Это прекрасно.
Даже не обернулась, когда Монтанелли отошел и вернулся с бокалом спиртного, которое тут же залпом отправил внутрь себя, а бокал эстетично отправил в свободное падение.
- 9,8 метров на секунду в квадрате. Изящно разбилась.
То, что стекло было едва ли не богемским, из какого набора, стоящего для кого-то целое состояние, было видно по бликам лунного света на гранях бокала, и то, что Энзо не дорожил этим, как сделал бы другой, лишний раз показало, что его пресытило все, имея в доступе едва ли не все блага мира, ну или мог себе позволить приобрести их, не торгуясь, и не ощущая опустошенность кармана от выложенной суммы.
Она хотела ответить ему, что ей все равно на его планы, как повернувшись, увидела протянутую ей руку. Ну, право дело, в ней сыграл интерес дальнейшего действия. Вложив ладонь в его, почувствовав, как он крепко сдал ее пальцы, слегка подалась вперед, влекомая им в гостиную. Едва остановившись, Хельга только и успела, что другой свободной рукой поймать его плечо, держа себя в равновесии, так как парень уже стоял не особо вертикально. Буквально через несколько секунд поняв его ритм, и откуда он выискивал несуществующую мелодию, подстроилась под его движения. Безумие так и читалось в его глазах, в которые она смотрела, в которых видела лихорадочный блеск в свете луны. Огромный диск, отдающий столь много света, заглядывающий в комнату, освещал их силуэты. Его руки то отпускали ее, то вновь заковывали, притягивая к себе. Почувствовав его ладонь на своей пояснице, Хельга все же не ожидала того, что очередное Па, вырванное из танго, окажется окончанием всего безумия, что творилось сейчас здесь, ввергая ее в большее замешательство, имя которому Винцензо Монтанелли. Слегка наклоненная назад, девушка держась за его плечи, прикованная его взглядом, смотрела не отрываясь на лицо мужчины, пытаясь понять, что все таки творится в его голове. Хельга поздно почувствовала, как его пальцы скользнули по ее руке, и Энзо уже стоял чуть в отдалении нее, а в пол со свистом вонзился один из ее скальпелей. Проводив взглядом свое «оружие», Хельга не обращая внимания ни на что, присела, запустив руку в карман ботинка, вынула второй такой же скальпель, резко втыкая его рядом с тем, что «выкрал» у нее андербосс. Медленно повернувшись к мужчине, девушка взглянула на него, дыша слегка сбивчиво:
- Ты не против смерти для себя, но ты ее боишься. Зачем звать ту, которой ты не рад? Ты жаждешь жизни, так живи, не ищи того, что не готов принять. А это, - кивком указала на два торчащих куска металла, - оставь себе.
Она прошла мимо него, взяв с кухни рюкзак, держа в одной руке, другой поправила куртку. Но ей почему то казалось, что разговор еще не окончен. Опустившись на мягкий диван, подгибая под себя ногу, облокотилась о спинку, смотрела, будто сквозь мужчину, который стоял возле стола, в ожидании, вероятно, ее вспышки.
- Не стоило пить столько много. На дне стакана никогда нет ни правды, ни верного решения. Присядь.
Хельга перевела взгляд на Винцензо, смотря, как он присел на другом конце дивана. Положив голову на ладонь, чуть прищурившись, в лунном свете, пытаясь уловить его эмоции.
- Я возможно смогу понять тебя, вот только тебе это не нужно. Ты привык самоуничтожать себя алкоголем и прочими радостями жизни, возрождаясь казалось бы к жизни, когда появляется хоть что-то, что заполняет твои будни, не давая тебе окунуться опять в одиночество. Но я бы на твоем месте, поехала в карьер и просто опустошила пару тройку обойм. Попробуй, может это тебе поможет лучше, чем пускаться во все тяжкие.

+1

15

Результатом их вольного танца было усугубление и без того запутанной ситуации и два скальпеля в полу и усмешка Монтанелли. Его, кажется, действительно забавляло происходящее. В его доме была убийца, которая чуть не спутала ему карты сейчас и испортила встречу в прошлом. А он… он не собирался с ней ссориться. Будь у нее пистолет, который она бы на него наставила мужчина скорее всего сделал бы шаг навстречу. Он не боялся смерти, он боялся что прожитая им жизнь окажется напрасной. Отсюда все успехи, деньги, авторитет, ненависть некоторых окружавших его людей. А теперь его обидчик отправился к праотцам и жизнь казалась уже не такой бесполезной. Если же его собеседница видит в нем труса – это ее право, мужчина нередко расходился с собеседниками в оценке своей персоны. Сложно сказать кто чаще ошибался, но тот факт, что многие люди после этих расхождений оказались в земле, а Энзо пока прекрасно чувствовал себя на крыше одного из самых высоких зданий в городе уже намекал на то что в себе мужчина не ошибался.
«Боишься смерти», - повторил про себя итальянец. Повторил, а потом коварно улыбнулся, глядя в сторону своей собеседницы.
- На дне стакана нет ничего, - подняв глаза от лица выше, к глазам заверил Монтанелли. –Но никто и не пьет ради того, чтобы добраться до истины, - добавил он затем и подчиняясь собеседнице сел на диван, сел чуть поодаль, опять же не так как он привык в компании иных женщин. От девушки веяло чем-то особенным, тем, чего он не видел в других представительницах ее пола. И дело было не в том, что она была киллером. Он знал Марго и та ничуть не реже стреляла в людей, да только шарма это ей не придавало. Немка была спокойней многих женщин, которых знал Винцензо. Практически всех. Уверенней многих, но уверенность ее не отдавало наглостью и высокомерием, как это часто случалось. Она ничего никому не доказывала и что самое интересное – Энзо не знал, чего от нее ждать.
- Ты психолог? – поинтересовался Энзо, у сидевшей возле него женщины. Его всегда забавляли люди, которые пытаются заглянуть ему в душу и выдать характеристику, забавляли и раздражали одновременно.
- Пули стоят денег, - улыбнулся Монтанелли. На самом же деле он не любил стрелять когда в этом не было необходимости. Он посещал тир, стрелял в конкурентов, но никогда не разряжал оружие просто так – для того чтобы выпустить пар. Дурная привычка, сначала в воздух, потом в того, кто был рядом, просто потому что нажимая на курок получаешь расслабление.
- А каково тебе? – поинтересовался вдруг подручный. – Уверен, что и ты не похвастаешься обилием людей, которым можешь доверять. Более того, хорошо если их хотя бы больше пяти, - положив одну из рук на подлокотник дивана произнес итальянец. Его круг доверенных лиц был примерно так же узок. Люди из Майами, которые поехали за ним, зная, что обратной дороги уже не будет, по сути не зная и того что их лидер в последствие займет место подручного. Они рисковали всем. Таких людей Винцензо уважал и дорожил ими, притом гораздо больше, чем суммами на своих счетах. С хорошей командой можно зарабатывать, с хорошей суммой же найти команду гораздо сложнее.
- Не важно хочу ли я чтобы меня понимали. Ты меня либо понимаешь, либо нет. А мое желание — это уже совершенно другая история, - улыбнулся итальянец. – Меня больше интересует куда отсюда поедешь ты. И к тому же зачем? Кто тебя ждет у тебя дома? Есть тот, к кому бы стоило торопиться? – Энзо и сам не знал с чего перешел на такую личную тему. Туман от виски стал постепенно рассеиваться в голове, начала приходить ясность и трезвая оценка ситуации. Да только после этой оценки происходящее казалось еще забавней.

+1

16

Хотелось тряхнуть плечами, скинуть скованность, что тугим жгутом связала ей спину, заставляя чувствовать себя с палкой за спиной. Она уже понимала, что вольность допустила, сев на диван. Но стоять она уже не могла, не желала. Ее слегка начала укачивать темнота гостиной, впустившая успокаивающий лунный свет. А ведь Хельга не выспала своего ресурса, как это было привычно для нее: двое суток минимум без права на пробуждение. А тут и ночи толком не было. Может, задание было не слишком требовательно ко всем ее сторонам, не использовала себя на максимуме. И все же Хельга чувствовала, как ее отпускало напряжение. Ведь Монтанелли уже завлек себя в беседу, отвлеченный от каких-либо поступков, что могло бы кардинально поменять обстановку в помещении и оттолкнуть их в разные стороны, готовых словно замершие гепарды к рывку.
- Тогда зачем ты травишь себя этим янтарным напитком, который разъедает не только тело, но и душу, если не ищешь истины? Может показаться, что я пуританка. Но алкоголь никогда не представлялся мне как некое отвлечение от мыслей, помощник забыться. Это так глупо, а удел глупцов как говорили раньше – эшафот, где палачом им будет разум, а приговор прочтет их совесть в унисон с раскаянием.
Опустив ногу, подложила руки под бедра, слегка наклонившись, не сводила с него взгляда, будто пыталась понять этого казалось бы мрачного, пытающегося казаться господином жизни своей мужчины, но в тоже время от него веяло недосказанностью, завуалированной скрытностью, хотя откровенность «осветила» разговор меж ними.
- Психолог? Я университетов не посещала, мои учителя жизнь, винтовка и глаза убитых мной людей, которые я вижу, редко, сквозь линзу прицела через преломление света.
- Стоят денег? – услышав столь меркантильный ответ, что действительно ее удивил, девушка застыла, не моргая, смотря на лицо Винцензо. – Прости, но тебе ли считать деньги? Доллары, евро, драхмы, юани – любое название этого искушения человечества, которое думает, что имея ячейки в банках забитые этим, способны купить себе едва ли не билет в рай, ослепленные светом от новой, только что-то вышедшей из-под пресса, монеты.
Обладая властью человек, может забыть о ближнем, если рядом нет того, кто бы направил, «облил холодной водой», заставив очнуться. Вряд ли у них, этих людей, есть те, кто мог бы принять боль, трудности, разделить неудачи, ведь просто так не раскроешься даже своему духовнику, подозревая, что ты сам себя обкрадываешь, опустошаешь, но это не принесет долгожданного облегчения, которого ты жаждешь.
- Я доверяю себе. Так проще, не нужно искать виноватых, если совет оказался просроченным.
Ведь действительно, Рейхарт даже брату не доверяла всего, что хотела бы с кем-то поговорить. Но ее жизнь не состояла из разговоров, это движение, молчание, боль, вновь движение. Легко не задумываться над эмоциями, оставаясь крепче камня. Хельга поднялась с дивана, медленно прошла к балкону, сложив руки на груди. Разговор принимал поворот, который Хельга никак не ожидала. Одиночество это ее кредо. Она родилась одинокой, жила одинокой, ее, скорее всего, настигнет одинокая пуля. Последнего она никогда не боялась. Ей нравилось спорить со смертью, играть наперегонки, забирать у нее из-под носа душу. Облокотившись плечом о балконную коробку, девушка, повернувшись спиной к парню, смотрела на почти родившуюся Луну, тихо отвечая:
- У каждого есть дом, даже у таких как я. Ждут ли меня там? Ты прав, не ждут. Но я привыкла к этому. Менять уклад слишком сложно, да и поздно уже. Мы выросли из возраста мечтаний о прекрасном. Мы реалисты, а это куда сложнее, чем витать в облаках.
Она замолчала так и оставшись стоять как призрак освещаемая Луной, тонкая и хрупкая девушка с сильной, но израненной душой.

+1

17

Глупцы, эшафоты. Винцензо словно говорил с героиней романа. Богатой немецкой герцогиней, внезапно попавшей в логово итальянского разбойника. Но они оба были преступниками, а знатные титулы почти во всех странах давно были упразднены, потому ситуация из средневековой романтичной истории превращалась в несуразную современную повесть.
- Глупцы и разум вещи настолько несовместимые, что не встретятся даже на эшафоте, - вздохнул Монтанелли. На свой янтарный виски он так же смотрел иначе. Раньше он не признавал алкоголя, табака, вредных привычек. Теперь ему просто незачем было совершенствоваться.  Гангстер достиг всего, к чему стремился и внезапно понял, что ему все равно чего-то не хватает. Полученные навыки дали ему широкий простор для деятельности, но лишили практически любой дороги, кроме криминальной. Таким образом, ради минутного удовлетворения от мести он отдал свою жизнь криминалу.
«Впрочем, по крайней мере, я не голодаю», - подумал про себя мужчина. Глупо было жаловаться от того, что у тебя все есть, иначе можно разом потерять то, чего раньше не ценил.
- Рай… - задумчиво повторил Энзо. – Если верить святым отцам рай нас ждет на земле. А там, - мужчина кивнул на пол. – Мы будем долго и мучительно гореть. Только знаешь, что? Нет ни того, ни другого, - несмотря на частые походы в церковь вместе с Домиником в юности подручный никогда не верил в высшие силы. В его голове не укладывалось почему Монтанелли еще не на вертеле в аду, после того что они натворили в городе. По поводу доверия самому себе мужчина только молча кивнул. Сам он придерживался примерно той же позиции. Энзо никогда не подпускал никого слишком близко, не привязывался к людям настолько, чтобы не мог убрать их парой выстрелов, когда возникнет надобность. Ценил он пожалуй только горстку своих людей, бросивших все ради вожака, об этом он не уставал себе напоминать ежедневно.
- Каждый живет по-своему и преследует свои цели, - задумчиво произнес мужчина, уловив смену настроения своей собеседницы. Ему наконец удалось пробить ее глыбу невозмутимости. Действительно, каждый преследовал свои интересы. Энзо нравилась власть, Гвидо ценил покой, Марго гналась за ощущениями, чего же хотела Хельга оставалось загадкой. Решив, что невежливо оставлять гостью одну в другом помещении мужчина в кои-то веки представил себя джентльменом и вышел вместе с ней на балкон. Толи на улице похолодало, толи спиртное окончательно покинуло разум итальянца, но на выходе мужчина вздрогнул от резкого холодного потока.
- Для чего живешь ты? – поинтересовался мужчина, стоя сзади наемницы. Пейзаж, который он наблюдал уже не в первый раз теперь ничуть не впечатлял. А вот незнакомка, стоящая на его фоне – пожалуй. Она была права – оба они уже давно не дети. Обоим давно пора перестать мечтать. Но все же порой нужно было делать необдуманные поступки.
«Мы молоды, пока молоды наши мысли и наши поступки», - говорил когда-то известный мыслитель. Эти же слова всплыли в голове подручного, когда он развернул к себе гостью, а затем посмотрев ей в глаза нагло прильнул к губам, положив свои руки на железные перила балкона. Ни шагу вправо, ни шагу влево. Мужчина не знал, как она отреагирует – пырнет ножом, влепит пощечину, дождавшись окончания. Может быть как-то иначе, но ему было совершенно все равно, впервые за долгое время он встретил умную женщину и достойного собеседника. И как бы то ни было она не будет устраивать истерик в отличие от его последней подруги с которой у них был довольно длительный по меркам Винцензо роман. Но сейчас не об этом.
«Целуешься ты лучше, чем танцуешь», - подумал вдруг гангстер.

+1

18

Пройдя на балкон, слегка поежилась от ветра, посмотрела на ночной город, что с высоты квартиры Энзо казался маленьким муравейником с перемещающимися огоньками. Крыши… ведь они все разные, а та, на которой она сейчас стояла, была лучшей, давая Хельге чувство свободы, ощущения, что находишься между небом и землей.
- Да цели… только не все их находят, теряясь в лабиринте мишеней, промахиваясь, едва ли не сходя с ума. Представь, что целей много, - как дирижер показала в разные стороны, - пять из которых одного человека. Как выбрать, которая важнее, если всполохами они перед тобой и постоянно перемещаются? Никак. От этого мир и сходит с ума, не имея в руках реальности желаний и стремлений. Всем хочется всего и сразу, а двигаться медленно никто не хочет. Всем кажется, что жизни не хватит. Но если  твердо увериться в том, что важно для тебя сейчас, то ты попадешь в эту цель, обретая целостность и покой от успеха.
Она почувствовала его позади себя. Ее носика коснулся запах порошка, которым была постирана рубашка его, смешанный с его мускусным ароматом тела. Их беседа становилась ярче, вопросы более личными, ответы на которые рождались не на кончике языка, а шли, откуда-то из глубины.
- Не знаю. Впервые я не вижу перед собой свитка с ответом на вопрос. Наверное, это кому-нибудь нужно. Узнать бы кому.
Пальцами, гладя гладкий металл перил, Хельга понимала, что задержалась, уже готова была повернуться, чтобы покинуть сначала балкон, затем и саму квартиру, как почувствовала крепкие руки на своих плечах, разворачивающие ее. Едва устояв, она медленно подняла взгляд, едва успела, как то среагировать на столь резвое, а главное смелое поведение Монтанелли. Ее губы оказались в сладком плену его рта, требовательно целующего девушку, как бы забирая себе ветвь первенства в действии.
Сделав маленький шаг назад, пяткой уперлась в стену ограждения балкона, почувствовав, что оказалась в плену не только его настойчивых губ, но и рук, зажавших ее между собой. Сейчас она явно ощутила разницу в росте, чувствуя, как мужчина нависал над ней. Поцелуй становился все властней, что могло повлечь за собой любые последствия, которые не нужны ни Хельге, ни Винцензо. Хотя ему было явно все равно. Уперевшись рукой в его грудь, скользя ладонью по шелку рубашки, Хельга увернулась от его губ, потянула за воротник, прошептала на ухо:
- Думаю достаточно. Поцелуй был неожиданнен, но и столь, же приятен. Уже поздно, проводи девушку до двери.
Отпустив его, она смотрела ему в глаза, медленно дыша, останавливала свое сердце, продолжая держаться рукой за его рубашку.

+1

19

- Тебе знаком термин «профессиональная деформация»? – не без иронии в голосе поинтересовался итальянец. Немка вела себя столь зажато, что ей похоже было проще перевести разговор на тему своей работы, нежели поговорить на какие-то более отрешенные темы. И все же его привлекало ее подчеркнутое европейское спокойствие. Такого не встретишь ни у истеричных итальянок, ни у жадных до денег внимания и всего остального американок. О негритянках мужчина и вовсе не задумывался, он любил разнообразие, но уж точно не до такой степени.
- Это должно быть нужно тебе, - ответил мужчина, когда тема их разговора перенеслась куда-то ближе к поискам смысла жизни. – Иначе твое существование просто не имеет смысла, - добавил он следом. Энзо любил пофилософствовать глядя на вечерний город с высоты птичьего полета. Только было не с кем – его люди бы не оценили, а Доминик и вовсе покоился под землей после недавних событий. И свершившаяся месть не принесла ничего кроме усилившегося одиночества. Ни горя, ни удовлетворения. И это злило больше всего, казалось, что вместе с его наставником умерла и часть самого Монтанелли. Впрочем, его ощущения были настолько непонятны даже ему самому, что разбираться в них дальше он бы предпочел в одиночестве.
- Уже уходишь? – поинтересовался Энзо, сожалея толи о расставании с красивой женщиной, толи из-за потери столь нечастого собеседника.
- Ну что ж, воля ваша, - улыбнулся итальянец, слегка заискивающе переходя «на вы». К лифту они шли довольно долго, учитывая то, что достигнуть его можно было за минуту. И что раздражало больше всего – немка упорно смотрела перед собой, не давая своему итальянскому собеседнику заглянуть себе в глаза. Вскоре железные створки распахнулись, лифт был готов принять гостью и умчаться вниз, возможно, унося гостью навсегда.
- Я позвоню, - улыбнулся подручный за пару секунд до того как двери закрылись и он мог поклясться, что видел удивление в глазах этой невозмутимой женщины.
«А ведь это уже что-то», - проскочила явно довольная мысль в голове гангстера. Наполнив свой бокал виски он вышел на балкон, чтобы пронаблюдать за тем как его собеседница умчится по дороге. В руке меж тем возник телефон, на котором горел один пропущенный звонок. Конечно, Хельга была невозмутимым и крайне внимательным противником, но кто будет следить за собственными карманами в такой момент? Довольный своей аферой мужчина внес номер в список контактов и убрал телефон обратно в карман. Что-то ему подсказывало что скоро их ждет новая встреча. Если не случайная, то спровоцированная самим итальянцем. Потеряв на день смысл своей жизни он обрел возможность поиграть с огнем. Все лучше, чем вести размеренную и скучную жизнь, которой мог похвастаться его дядя. Нет, Энзо не устраивала позиция простого смертного. Он хотел, чтобы о нем говорили, удивлялись, слагали легенды как когда-то о Капоне и Лучиано. Дело было даже не в деньгах и не в любимой Монтанелли власти. Он хотел славы, прожить жизнь не просто так. И, наверное, ради этого он готов был отдать жизнь.

+1

20

Слегка повернувшись, положила ладонь на его, сжимая пальцами, неотрывно смотрела тому в глаза, понимая, что это надо прекращать. Медленно разжимая каждый его палец, чувствовала, что ладонь вовсе не холодная, кожа казалась горячей, будто касалась вовсе не металла, потерявшего тепло дня, а раскаленный уголь.
- Не люблю задерживаться, когда все вопросы решены. - Тихо прошептала, обходя мужчину с левой стороны, отпуская его руку. – И отвечу на вопрос об искаженности личности. Не люблю психологию, она словно трепанация черепа, проникая в тебя, оставляет ощущение чужого присутствия навсегда. Поэтому, чисто логически подумав, понимаю, о чем ты говоришь. Частично, каждый выстрел отражается во мне, ища свое место в моей душе. Но не думаю, что я совсем зачерствела, если ты об этом.
Мягко проведя пальцами по нежному шелку гардин, что аккуратными волнами спадали к полу, Хельга слегка тряхнула головой, сбрасывая наваждение, которым ее буквально обволакивал Монтанелли.
Пройдя мимо аккуратно воткнутых в пол скальпелей, почему то подумалось Столь красиво и так близко, что в мыслях возникла непроизвольная ассоциация мужчины и женщины, тесно стоящих на балконе. Подняв рюкзак, слегка присев к нему, почувствовала на плечах нежное, не грубое как в первый раз, прикосновение рук Винцензо, мягко повернувшие ее к себе. Почувствовав на щеке его горячие губы, повернулась, приоткрыв ротик, впустила настойчивого итальянца, буквально позволяя себе почувствовать в себе забытое, и так неожиданно разбуженное чувство мужчины рядом. Запрокинув голову, прикрыв глаза, скрывая от мужчины их, дабы не прочел творившегося в ней легкого смятения. Первая разорвала поцелуй, отвернувшись, языком проводя по следу его губ, подошла к двери лифта, беря с тумбочки револьвер, аккуратно кладя его в кобуру. Мягким звуком двери распахнулись. Хельга вступив из темноты в приглушенное мерцание неоновых лап кабины, посмотрела на итальянца. Я позвоню – глаза девушки еле заметно удивленно слегка распахнулись на доли секунды. Номер не давала ведь ему. Прислонившись к стенке, вынула телефон, увидела, что с него набирали номер. Ну Монтанелли. Хельга едва улыбнулась, задумчиво смотря себе под ноги. Что в тебе такого Винцензо? Твои руки ловки как у карманника, ты философ, словно прожил века, ты соблазнителен как дьявол. И отрицать это глупо. Вопросы, вопросы, на которые ответы она так и не получила, и получит ли.
Едва выйдя из подъезда, щелкнула сигнализацией машины. Хотелось бросить транспорт, и просто окунуться в ночную жизнь, проходя по городу, смотреть на яркость улиц, подумать обо всем случившемся.
Как так? Все время собранная, готовая к любым подаркам судьбы, тут оказалась буквально на грани раскрытия себя. Наверное, каждой женщине где-то существует свой мужчина. А значит, все когда-то находят друг друга. Ведь не бывает на свете, что плывущее к тебе в руки счастье можно упустить! Если только ты не безумец.
Открыв дверь своего быстроколесного коня, Хельга уехала в ночь, возможно искать ответы, а может забыться в прекрасном сне, ведь и киллеры могут быть романтиками. Только никто этого не видит.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Vendetta