В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » déjà vu


déjà vu

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Rain Tracy, Natasha Oswald
Место: улицы Сакраменто ---> частная клиника ---> дом Таши
Время: конец июля 2012 года
Время суток: ночер, утро
Погодные условия: пасмурно, накрапывает дождик
О флештайме:
И снова черт ее дернул поздним вечером сорваться и поехать к Стью - пощупать новый ямаховский синтезатор. И вот едет-едет она, никого не трогает, и тут вдруг - бац! - под колеса ей бросается какой-то м... нехороший муд... мужчина, ага. Возникает ощущение, что их где-то за углом в специальном питомнике выращивают и нарочно на ее машину натравливают.
И снова его поднимать, оказывать первую помощь, везти в клинику.
Где-то мы это уже видели, верно?

+1

2

Есть люди, с которыми никогда не случится ничего страшней подгоревшей яичницы. И есть, в противовес им, для поддержания вселенской гармонии, не иначе, такие индивиды, которые движутся по жизни как сапёр по минному полю, никогда не зная, где рванёт в следующий раз. Правда, в отличие от сапёров, которые, как известно, ошибаются лишь однажды, человек с подобным складом характера может наступать на полюбившиеся грабли какое угодно количество раз.
На самом деле, Рейн совершенно искренне сделал всё, чтобы порвать с прошлой жизнью. Да, в ней, вне всяких сомнений, было много красок и драйва, и Рейн был занят тем, что приносил пользу и делал мир немножечко лучше, но, в какой-то момент, прочухавшись ранним утром на очередной безликой больничной койке в очередном госпитале, куда он не помнил, как попал, мистер Трейси вдруг решил, выражаясь словами классика, что он становится "слишком стар для всего этого дерьма".
Нет, он не стал менять фамилию, рвать паспорт и делать вид, что он вот только- только выскочил из большого белого Ничто и Нигде. Рейн просто уехал в другой город. Снял квартирку, соответственно средствам, которыми располагал и нашёл непыльную, хорошо оплачиваемую должность, в кои-то веки непосредственно по своей специальности. А чтобы окончательно укрепиться духом в своих намерениях, он не смотрел новостей, не читал газет и старательно обходил дальней дорогой все активистские организации Сакраменто. Да и вообще передвигался по городу плотно заткнув уши наушниками со старым добрым гранджем, а глаза устремив на дисплей своей электронной книги.

Но этот неловкий момент, когда однажды, приводя в порядок счета своего нанимателя, ты обнаруживаешь в записях кое-какие несостыковочки. Ничего критичного, но твоё внутреннее чутьё немедленно начинает вопить как оглашенное. Ты велишь ему заткнуться и продолжаешь дальше делать свою работу. Вот только ты сам прекрасно понимаешь, что твоя спокойная жизнь кончилась. Потому что ты уже попался на крючок.
Ещё несколько дней ты пытаешься цепляться за своё спокойное житьё с упорством утопающего, но, наконец, ты не выдерживаешь и лезешь туда, куда тебя совсем не просили, только для того, чтобы убедиться: твой босс – мошенник и негодяй, чьи, во всех смыслах этого слова, грязные делишки представляют угрозу для каждого существа на планете. Ты понимаешь, что обращаться в полицию бесполезно. Тех доказательств, что у тебя есть, не хватит на приличное обвинение, да и ты уже давно слишком циничен, чтобы безоговорочно верить в неподкупную честность служителей порядка. И ты, разумеется, решаешь продолжить свою борьбу с врагом в одиночку.
Дальше события начинают походить на стандартный сценарий фильма категории "Б". Как-то вечером, вооружившись дождевиком от непогоды и верным "Никоном" для запечатления во всей красе компромата, который ты, во что бы то ни стало, намерен принести с этой прогулки, ты отправляешься следить за собственным шефом. И ты оказываешься абсолютно прав в своих подозрениях! Затвор твоего фотоаппарата щёлкает не переставая, но вот незадача: негодяи, видишь ли, никогда не ходят поодиночке.
Когда ты понимаешь, что тебя заметили, прятаться уже поздно. Улепётывая со всех ног ты думаешь о том, как бы не уронить "Никон", узнал ли тебя твой начальник (что возможно, но маловероятно с такого расстояния и в такую непогоду), вызовет ли кто-нибудь полицию, когда услышит стрельбу (учитывая, в каком районе ты сейчас находишься, на это лучше не надеяться) и о том, что, скорее всего, тебе придётся съезжать с квартиры, а ты только вчера отрегулировал, наконец, напор воды в душе по своему вкусу.
Негодяйский приспешник всё же начинает отставать. Не то, потому, что его спортивная форма оставляет желать лучшего, не то, повинуясь законам жанра, а может просто ему не нравится эта улочка, куда вы свернули. Слишком тут тихо и благообразно. Правда, напоследок этот гад успевает достать тебя. Ты чувствуешь, как вспыхивает обожженное острой болью плечо, но стараешься не обращать на это внимания. Ты уже видишь впереди проезжую часть, тебе надо только перебраться на другую сторону и…

Ощущение было такое, словно в него, с разбегу, врезалась бетонная стенка. При чём хотя удар пришёлся, кажется, где-то в районе бёдер, болело, почему-то, всё. Глотку сжал резкий спазм тошноты и, в довершение всех бед, асфальт приподнялся и ударил его по лицу. Рейн тихо застонал, ощущая, как что-то под ним ломается. Не то разбился фотоаппарат, не то кость треснула. Пронзительный визг тормозов, зазвучавший где-то совсем рядом, внёс некоторую ясность во всё произошедшее.
Похоже, он только что сбил машину.

+1

3

Ну не-е-е-ет! Ну так не честно! Почему, ну вот почему опять?!
Сейчас я стою возле машины и смотрю на тело, распластанное возле капота моего Малыша. Снова. Равно как и неделю назад. На том же, мать вашу, месте!
Стою и смотрю. Теле шевелится и тихо стонет. Что-то мне это напоминает, ей Богу... Достаю телефон, набираю номер и сквозь зубы цежу в трубку:
- Стью, ты мудак. И дом у тебя заколдованный. Нет, я не курила, я вообще не курю. Нет, просто я сбила пешехода на Грин-сквер. Да! Да, снова! Я сегодня не приеду, придержи мне ямаху на пару дней, а лучше привези сам, а то мало ли... Мне, знаешь ли, этих двоих хватит...
Тело издает еще один полустон-полувздох, и я наконец снисхожу до того, чтобы опуститься на корточки и заглянуть ему в глаза, уже морально готовясь увидеть все того же парня, которого сбила в прошлый раз. Как бишь его? Тайвин?
Но нет, это не Тайвин, и от этого становится еще смешнее.
- Что ж вам дома-то всем не сидится, а?
А ведь все так хорошо начиналось...
Когда я выходила из дома и садилась в машину, у меня, не смотря на просто-таки мерзопакостную погоду, было великолепное настроение. Еще бы, наконец-то пришел мой заказ! Стью позвонил буквально за полчаса, долго и нудно извинялся, но очень просил подъехать прямо сейчас потому, что потом к нему подружка должна приехать и они вместе собираются слушать Боба Дилана. Ага-ага, знаем мы, что они там делать собираются... Но мне-то какая разница? Я спокойно одеваюсь, беру ключи от Малыша и топаю на стоянку. Нет, в моей бедовой голове, конечно же, мелькает, что в прошлый раз моя поездка к этому хиппи ничем хорошим не закончилась, но ведь согласно теории вероятности шанс повторения подобного ничтожно мал! Ага, как же...
И вот еду я себе спокойно, еду, никого не трогаю, правила в кои то веки не нарушаю, музыку слушаю, как ровно на том же, мать вашу, месте на мой капот бросается очередной смертник! Ну блиииин, ну нельзя же так! "Эй, парень, а ты в курсе, что только что взял и нарушил все мыслимые и немыслимые законы природы, касающиеся теории вероятности, кроме, пожалуй, закона Мёрфи?" - хочется крикнуть мне, но с губ, почему-то, срывается нечто нечленораздельное и очень близкое к матерному. О'кей, может у них флэш-моб какой-нибудь? Слет любителей кишок на асфальте там...
Медленно делаю вдох, потом выдох, зажмуриваю глаза в надежде, что вот сейчас я их открою, и выяснится, что все это мне приснилось, но нет... Тело все там же, я тоже. Акт второй. Те же и пипец.
Мамочка, а можно я не буду выходить из машины? Просто не буду и все... Медленно и неохотно отпускаю руль, в который вцепилась так, что аж костяшки пальцев побелели и все-таки выбираюсь наружу. Туда, где дождь и очередной сбитый мною пешеход...
...И вот я сижу перед ним на корточках, сдуваю капельки воды, виснущие на моей челке и пытаюсь понять, чем я заслужила такое счастье. "Счастье" тем временем еще раз вяло дергается и наконец открывает глаза.
- Добро пожаловать в наш гребаный мир обратно, ага. Руку дай, самоубийца. На асфальте, небось, холодно... Помирать от простуды значительно дольше и неприятнее, чем под колесами автомобиля.
Протягиваю ему ладонь, уже мысленно смирившись с тем, что пока Стью будет зажимать свою подружку под Боба Дилана, я повезу в больницу очередного "пострадальца".

+1

4

Ощущение окружающего мира приходило как-то рывками. Разрозненные вспышки - трансляция из реального мира через Ноосферу, не иначе. В груди всё ещё что-то гулко ухало и проваливалось, но чувство, будто кости, перетерпев перегрузку на космических скоростях сплющились в лист картона начинало постепенно уходить. Рейн пошевелился, приподнимаясь на локте и инстинктивно оборачиваясь к источнику шума. Под рукой что-то зашуршало и зазвенело. Не иначе как обломки несчастного фотоаппарата.
В свете уличных фонарей из темноты позднего вечера, живописно простроченной косыми струями дождя вырисовывался женский силуэт. Светлые волосы по плечам светящимся нимбом в ореоле отскакивающих в разные стороны мелких капелек. Мягкие черты и громадные глаза на бледном в полумраке пустынной улицы лице. И слова. Много-много слов. Возможно, у барышни был шок. Вроде бы от шока открывается словесный понос.
Рейн вяло пошевелился. Кажется даже издал какой-то звук. Вероятней всего, застонал, хотя ему и хотелось верить, что все злоключения он переносил стоически, как и полагается мужчине. Приподнялся на локте, присел. Пошарил рукой по асфальту, нащупывая среди обломков уничтоженной техники крохотный, тоненький прямоугольник флэш-карты, механически сунул его в карман дождевика. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что преследовавший его миньон "плохого парня" может быть всё ещё неподалёку. И что он обязательно заметит номера машины "спасительницы" света для этого, к сожалению, хватало. Значит, надо поторопиться. Но, прежде всего, прервать словопоток, бьющий прямо по и без того перегруженным нервам.
Только вот как это сделать? В качестве варианта - закатить барышне пощёчину, только это было не очень ловко. Она ведь, вроде как, пыталась ему помочь. А что ещё? Мысли метались в черепной коробке ослеплённой летучей мышью. Наконец, Рейн просто выбросил вперёд руку, кладя ладонь на затылок девушки и притягивая её к себе, испробуя на ней второй по степени эффективности метод затыкания болтливых девиц. "Интересно, она всегда такая болтливая, или это исключительный случай"? Мелькнуло и погасло в голове. Воспользовавшись растерянностью фонарного ангела, Рейн тяжело поднялся на ноги. Надо было убираться отсюда.
- Надо двигать отсюда.
Он сделал шаг в сторону машины, но тут же оступился, прихрамывая и оседая, непроизвольно хватаясь за плечо болтливой спасительности. Кость ныла где-то в суставе. Опираясь о девушку, которая, стоя, была ниже его на целую голову, Рейн кое-как дохромал до машины и, отворив дверцу, тяжко рухнул на пассажирское сиденье, подтягивая ноги в салон.
- Ну же. Поехали.

+1

5

Что-то ты, Наташа, упустила, да. Наверное, момент, когда вдруг я оказалась прижатой к мужчине на асфальте, а мои губы, соответственно, к его губам. В мозгу взорвался цветной фонтанчик.  Вы когда-нибудь целовались под дождем с совершенно незнакомым мужчиной, которого вот буквально только что сбили машиной? Попробуйте, очень необычные ощущения. Лично моим первым порывом было залепить этому наглецу хорошую такую оплеуху, чтобы неповадно было сначала под колеса бросаться а потом еще и меня лапать. Но я довольно быстро вспомнила, что: а) я девушка воспитанная, а руки распускать нехорошо; б) этот страстный любовник моего бампера итак еле живой. Это у него, наверное, от шока, ага. Поэтому я абсолютно молча нырнула за руль, отрубила аварийку и резвенько так стартанула куда-то в сторону дома Стью, лелея в душе слабую, почти угасающую надежду, что больше мне под колеса никто не бросится. Ну, хотя бы сегодня.
"А интересно, что это он так заторопился? Гонится за ним кто-то что ли? Вот ведь, обрушиваются на мою голову, как первый снег... Сначала один, теперь второй. Забавно будет, если они еще и знакомы. Хотя нет, забавно будет, если они НЕ знакомы..."
Когда мы проехали уже достаточное расстояние, и я даже убедилась, что погони (бондиана, нафиг) за нами нет, мне жгуче захотелось взглянуть на это чудо природы. И, оказывается, не зря, ох не зря... Одного беглого взгляда на мужчину мне хватило, чтобы понять, что что-то ему нехорошо. Присмотревшись повнимательнее, я заметила, что он как-то подозрительно держится за плечо - сломал он его что ли? - а возле места, где его рука прижимает одежду к коже, расползается эдакое характерное темное пятно...
- Нет, ну вы что, правда сговорились?! - Порываюсь резко затормозить, но вовремя вспоминаю, что на соседнем сидении не вполне здоровый пассажир, и, глубоко вздохнув, мягко паркую машину у обочины. Все так же молча лезу за аптечкой в багажник - а то вдруг я заговорю, а он снова решит меня заткнуть своим отнюдь не оригинальным методом? С другой стороны, если я сейчас начну его молча раздевать, получится вообще черте что. Вздыхаю, закатываю глаза и оборачиваюсь к пострадавшему.
- Раздевайтесь, я не хочу, чтобы вы у меня в машине скончались от кровопотери. - Все, оправдание своим шаловливым ручонкам я получила, поэтому быстренько обрабатываю руки антибактериальным гелем и приступаю к раздеванию мужчины. - Меня, кстати, Наташа зовут. Это так, к сведению. - Глаз не поднимаю, не до этого. И вообще, я занята его здоровьем. И вовсе я его не разглядываю! Нууу... может совсем чуть-чуть. Красивый, кстати, мужчина. Эффектный. Так, о чем это я думаю?
Освобождаю его плечо от пропитавшейся кровью одежды и невольно присвистываю. Нет, ну это действительно издевательство!
- Дежавю... - Вот оно, аккуратное пулевое отверстие. Кровит. Прямо как тогда, неделю назад. Эй вы, там, на небесах! Я день сурка не заказывала!
Но времени на возмущения, молитвы и обмороки нет. Надо срочно обработать рану и сделать перевязку, хоть в первом приближении. А потом в больницу. Сноровисто промываю отверстие перекисью водорода и тут же зажимаю марлевым тампоном.
- Подержи.
Разрываю упаковку с бинтом и тяну "пациента" на себя. Нет, ну не к сидению же я его приматывать буду, верно?
- Вот так. Болит? Сознание в норме? Могу новокаин уколоть. Потерпи, - Сама ведь не заметила, как на "ты" перешла. Ладно, не до сантиментов тут, - Сейчас в больницу отвезу.

+1

6

То ли барышне целоваться с ним не понравилось, то ли действительно не зря Рейн в кино ходил, но метод приведения в чувство болтливых девиц на практике оказался таким же действенным, каким он был на большом экране. "Хорошо ещё пощёчину не влепила", хмыкнул про себя мужчина, удобней устраиваясь на пассажирском сиденье, наслаждаясь покоем и сухостью внутри комфортного салона. Нет, конечно, затрещина от барышни, даже окажись она, в противовес своему довольно изящному виду, силачкой-культуристкой, на фоне уже полученных травм была бы сущей мелочью, однако ещё и по морде схлопотать Рейну совсем не улыбалось.
Радовало ещё и то, что с места они тронулись тут же, как только хозяйка машины вернулась за руль. Навлечь неприятности на постороннего человека в планы Рейна не входило. Ну в самом деле, разве ж она виновата, что ей вот так вот "посчастливилось" влипнуть в "сценарий" на ролях невесть откуда взявшегося неуклюжего ангела? Отогревшийся и немного успокоившийся Трейси не стал даже интересоваться, куда именно они едут. Да и какая, в сущности, разница, лишь бы подальше оттуда, где их могли заметить. Тревога, правда, так до конца и не унялась, но со свойственной вообще человеку беспечностью, Рейн начал надеяться, что всё как-нибудь обойдётся. Правда, на работе он завтра появится вряд ли, и это обязательно вызовет подозрения.
Кстати, стоило только расслабиться и разомлеть, как тут же раненое плечо задёргало, запульсировало равной болью. Из всех, полученных за сегодняшний вечер, "боевых ранений" это было, пожалуй, самое неприятное. Пока в крови гулял адреналин, и надо было улепётывать от непосредственной опасности, оно почти не чувствовалось, ну а теперь вот, здрасте пожалуйста, дало о себе знать. Рейн тихо зашипел и коснулся пальцами плотной ткани макинтоша, по которой уже расплывалось тёмное пятно, вполне заметное даже в отсветах фар.
Кажется, девица его тоже заметила, потому как вдруг глаза её расширились ещё сильней, а тонкие пальчики яростно впились в ни в чём неповинную баранку. Далее блондинка выдала какую-то совсем уж непонятную фразу и свинтила к обочине. Рейн не стал возражать, поскольку от места посадки они успели уже отъехать на приличное расстояние. Он не был бы против, даже если бы ему велели немедленно выметаться, но, вместо этого, барышня скомандовала раздеваться.
Ну да, верно. В этом месте как раз должна была последовать сцена перевязки раненого героя. Не слушающимися пальцами Рейн дёрнул за петли плаща, после минутной борьбы таки справившись с ним и, с видимым усилием, стянув макинтош до середины спины.
- Рейн, - проговорил он тускло, гораздо тише и невнятней, чем раньше, на улице.
Подумав примерно с полминуты, он добавил, поясняя, чтобы его не приняли за больного или не решили, что он от боли умом тронулся:
- Имя такое.
А девушка попалась смелая и решительная. Хотя оно и с самого начала понятно было, не всякая девица согласиться куда-то там ехать ночью с посторонним мужиком, да ещё и раны ему обрабатывать возьмётся. Где-то на периферии сознания тревожным маячком звенела оброненная блондинкой фраза. Что-то про "сговорились", но уточнять сил не было. Рейн просто позволил стянуть со своего плеча футболку и даже стоически вытерпел, когда на открытую рану щедро плеснули антисептическим раствором. Только крепче сжал зубы и едва заметно дёрнулся. "Добить решила…" Мир перед глазами качнулся, а сунутую в руки марлевую салфетку прижал к плечу автоматическим жестом. Блондинка продолжала что-то там лопотать, оборачивая вокруг раны бинт почти профессионально. Не первый раз, видать. Рейн даже обидно стало, ведь он так твёрдо уверовал в то, что это его, персональный, ангел, а не сестра скорой помощи на полставки. В свете зажженной в салоне лампой разглядеть спасительницу удалось лучше, и Трейси, пользуясь своим состоянием, уставился на неё во все глаза. Настоящая лисичка. Разве что беленькая, а не рыжая.
- Болит. Потерплю.
Медленно сморгнув отозвался мужчина, наконец сообразив, что от него дожидаются какого-то ответа. Только вот упоминание "больницы" заставило чуть нахмуриться. Нет, проблем с полицией у Рейна не было, однако в городском госпитале обязательно появится отчёт о времени поступления пациента и полученной травме. А это было бы плохо.
- Не надо в больницу. Я сам…

+1

7

Где-то на задворках сознания отмечаю себе имя нового знакомого. Имя, которое лично у меня ассоциируется с родными европейскими дождями. Впрочем, сама я пострадальца окрестила не иначе, как Бонд номер два.
Кстати, этот самый Бонд сейчас у меня все-таки огребет, ей Богу!
- Сам?! - Вот тут я уже начинаю злиться... Медленно закипаю, только что пар из ушей не валит. А так - вылитый чайник. - Ну да, конечно, - На губах играет самая гаденькая улыбка из обширного арсенала имеющихся, - Ты же у нас супермен, как я могла не заметить! А с капота моей машины ты брал разгон для взлета, но поскользнулся на банановой кожуре!
Резко замолкаю, изо всех сил стараясь взять себя в руки. Господи, да я просто волнуюсь за этого великовозрастного оболтуса!  Сам он, видите ли! Нет уж, я не зря его подобрала, чтобы вот так взять и выкинуть на улицу! Говорю, как о котенке, но какая, собственно, разница? Правильно, никакой. Мы, вообще-то, в ответе за тех, кого приручили. Даже если это мужики за тридцать, бросающиеся под колеса нашего автомобиля. Особенно если это мужики за тридцать... Поэтому сейчас мы с Бондом, ах нет, простите, с Суперменом, Бонд в моем арсенале уже есть... Так вот, сейчас мы с Суперменом все-таки успокоимся (по крайней мере - я) и отправимся в больницу. При чем, наверное, все в ту же. В частную, куда я уже привезла на прошлой неделе одного ненормального с пулевым ранением в плечо.
- Прости. - Ярость схлынула так же быстро, как и накатила, - Отпустить тебя я не могу. Это тебе не царапина, чтобы просто так пойти с ней гулять по ночному городу, а я - не Бог весть какая медсестра, чтобы поручиться, что перевязка это выдержит. И не смотри на меня так, пожалуйста. Не надо меня снова целовать, хорошо? Я сама заткнусь. Но и ты сиди спокойно. Скоро приедем.
Наконец снова выруливаю на дорого, краем глаза постоянно приглядывая за Рейном. Что-то он бледненький какой-то. Главное, чтобы не вырубился... Ну и вот как быть? Я же обещала ему замолчать. Но как ему тогда не дать провалиться в обморок? Тьфу, ну вот за что мне такое? Почему все нормальные девушки знакомятся с симпатичными мужчинами по-человечески - в кафе там, в кино, в парке, в конце-то концов! А я, как особенная, сбиваю их машиной? При чем - в одном и том же месте... Не понимаю. Вот не понимаю и все тут! Ладно, сетовать на судьбу совершенно бесполезно. Лучше скорость прибавить, мне тут трупа в машине только не хватает.
- Держись там, давай... - Шепчу одними губами, отсчитывая кварталы до клиники. - Помрешь - я обижусь и с тобой разговаривать не буду.
Вот, вот уже показалось здание клиники. Еще чуть-чуть... Черт! Какого они сегодня шлагбаум закрыли? Останавливаюсь перед перекрытым въездом и нервно надавливаю на сигнал. Они там все уснули что ли?! Нет, с третьего раза из "скворечника" все-таки выползает охранник, протирая глаза и что-то бурча себе под нос.
Охранник не сильно торопясь подходит к машине, я нетерпеливо открываю окно, он заглядывает и...
- О-фи-геть...
- Опять вы?!
Это все, собственно, хором. Да. Сегодня, определенно, что-то сдохло и загнило в небесной канцелярии. Это тот же охранник, что и в прошлый раз!
- Пропустите, у меня раненый!
- Что - опять?!
Не опять, блин, а снова!
- Да!
- Вы их, что, разводите? Как кроликов?
- Ага. Откройте уже, пожалуйста!
Наконец, шлагбаум поднимается. Заезжаю на территорию и тут же подкатываю ко входу в приемный покой. У дверей уже дожидаются два санитара с каталкой. Что бы вы думали? Да! Все те же. Ухмыляются, гады...
- Де-е-евушка, вы их что, сами отстреливаете? - Шутите-шутите, давайте. Пейте мою кровь.
- Конечно. Знаете, как весело? Хотите попробовать? - Изображаю на лице самую плотоядную улыбку крокодила, а сама уже оперативненько распахиваю пассажирскую дверь.
Супермена аккуратно выволакивают из машины и грузят на каталку. Ну вот. Успела.
- Держись там. Скоро тебя подлатают. - Под прицелом насмешливых взглядов медбратьев разворачиваюсь и направляюсь к стойке дежурного администратора, уже зная, кого я там увижу.
Ну точно.
Она же.
Поднимает свою блондинистую голову от бумаг, заученно улыбается... и вот она, аллегория удивления. Да, милочка, это снова я.
- Мисс? - Администраторша быстро берет себя в руки, молодец. Все-таки у них, у медиков, железные нервы. А вот меня начинает душить смех. Я ведь знаю, какой конкретно вопрос она задаст мне следующим... - Это вы доставили сюда пациента с огнестрельным ранением? Кем он вам приходится?
Та-а-ак... Что я там ответила в прошлый раз? Брат? Хм, брат не прокатит... Отец? Молодой он слишком, не в десять же он меня делал?
- Жених. - Ляпаю первое, что пришло в голову. Администраторша удовлетворенно кивает головой, будто это обстоятельство многое ей объясняет, и принимается за заполнение бумаг. Да, видимо им часто привозят подстреленных женихов. Фраза "замуж охота!" начинает приобретать для меня какой-то особый сакраментальный смысл.
Отхожу от потерявшей ко мне всяческий интерес блондинки и устраиваюсь на небольшом диванчике. По идее, моя миссия закончилась на том, что я привезла Супермена сюда, в больницу, но... Пожалуй, я все-таки дождусь вердикта врача, чтобы потом не мучиться бессонницей и угрызениями совести...

+1

8

А девица всё ж таки попалась говорливая. Хотя, скорее всего, это нервное, и скоро пройдёт. Возможно, при обычных обстоятельствах из неё и слова не вытянешь. Вот будет досадно, тогда больше не будет повода её поцеловать... Стоп, это что ещё за странные мысли? Рейн слегка встряхнулся, вовремя обнаружив, что уже потихоньку начал сползать в кресле. Хорошо хоть не в лужу собственной крови, но об этом уже позаботился "ангел".
Ещё раз потрогав пальцами довольно уверенную перевязку Наташи, Рейн искоса взглянул на сидящую за рулём и отчаянно вцепившуюся в баранку девицу. В голову лезли всякие глупые мысли. Вспоминались, например, старые фильмы, где герои, дабы изобразить управление автомобилем, беспрестанно крутили рули. Вот интересно было бы посмотреть, как бы такая машинка в реальности ехала по улицам. Как будто вихляя между шашек-препятствий, наверняка. В руках у блондинки руль почти не шевелился, только пальцы сжались так судорожно, что побелели костяшки.
- Я не подскользнулся, - зачем-то пробормотал Рейн. - Я тебя просто не заметил.
"Не до того было", добавил он мысленно, вспоминая недавнюю сцену погони и снова подумал о том, куда же девался приспешник плохого парня. Впрочем, мысль была мутной, как всё сознание, начинавшее понемногу погружаться во тьму. Клонило в сон. В этом не было ничего опасного, пуля не задел ни внутренних органов, ни крупных артерий, да и крови было потеряно не так много, но Наташа заметно занервничала. Что ж, перспектива остаться с бесчувственным телом, наверное, была не самой привлекательной. Хотя только варёное состояние Рейна (вызванное, как он подозревал, в большей мере сотрясением, которое он точно заработал, "поцеловавшись" с асфальтом) удержало мужчину от того, чтобы распахнуть дверцу и просто-напросто вывалиться наружу. Но двигаться было тяжко, перспектива сдохнуть где-нибудь на мостовой, так и не передав флэшку с компроматом в нужные руки казалась слишком трагической, да и доктор ему, в любом случае, понадобиться. Поэтому споры были отложены на потом. Говорить, всё одно, было трудно.
Ещё несколько минут прошли под монотонный, приглушенный рёв мотора и непрекращающуюся трескотню Наташи, видимо развлекавшей таким образом саму себя. "Хорошо хоть петь на начала", от всего сердца поблагодарив неизвестно кого за такую милость Рейн собрался было опять провалиться в очередной виток беспамятства, но заметил впереди шлагбаум. Дальше события разворачивались довольно быстро, а выводы, которые напрашивались из краем уха подслушанных разговоров были совсем уж странными. Ну, для начала, он, очевидно, попал в частную клинику. Вернее, был сюда доставлен особой, занимающейся массовым отловом и спасением подстреленных мужчин на отдельно взятом участке дороги, вверенном в её веденье, вероятно теми же самыми вышними силами, которые не дали ей поупражняться в пении. Наташу в клинике, похоже, знали хорошо, а вот Рейна - не знали совсем. И это было просто отлично.
Лёжа на торопливо мчащей его вперёд по залитым ярким светом коридорам каталке, Рейн смотрел в потолок и какой-то частью себя недоумевал, как так быстро это всё случилось. Последовательность событий, приключившихся с ним за вечер, была уж слишком стремительной, поэтому в ту минуту, когда лицо, наполовину скрытое хирургической маской, а на другую половину почти скрытое низко надвинутой на лоб шапочкой, наклонилось к нему, чтобы сообщить, что сейчас он немного вздремнёт, Рейн не успел даже придумать, что бы такого ответить. Хотя, наверное, ответа и не требовалось.
Ровно через пять секунд он уже крепко спал и никто не мог ему помешать или упрекнуть его за это.

***

Очнулся он уже в палате, спустя неопределённое время. Судя по состоянию, организм его отходил не то после долгой и весёлой гулянки, не то после общего наркоза. Учитывая обстоятельства, второе казалось более вероятным. Память возвращалась медленно и неохотно. Когда хоть что-то стало вырисовываться в его мозгу, и Рейн поднял было руку, чтобы потрогать перевязку, дверь в палату отворилась и внутрь заглянула маленькая, пухленькая и миловидная медсестричка. Волосы, убранные под аккуратную белую шапочку тоже были белыми, лишь на пару оттенков темней ткани. И здесь к Рейну вернулось ещё одно пропущенное звено "Наташа".
- Мистер Рейн? - сестра выглядела несколько озадаченной, очевидно она не была уверена в том, что это действительно имя пациента, и на дней не пошутили.
Учитывая погоду за окном её сомнения были вполне объяснимы. Рейн медленно провёл языком по пересохшим губам. Прочистил горло и, сухим, скрипящим, непривычным уху голосмо подтвердил:
- Да. Меня так зовут.
- Как вы себя чувствуете?
Блондинка подошла ближе, быстро осмотрела его, споро и профессионально проверила перевязку, которую Рейн сам только что обнаружил у себя на плече и, удовлетворённо кивнув, уставилась на него. Очевидно, ответ пациента интересовал её в самой меньшей степени, и она ждала его лишь за тем, чтобы продолжить, озвучивая то, за чем пришла на самом деле.
Глядя в её мягкое, похожее на сердечко, личико, Рейн невольно подумал про деньги. Страховка у него была в порядке, и она вполне могла покрыть эту операцию, но он, совершенно точно, не был в городском госпитале. И так же верно, требуемой суммы денег у него тоже при себе не было. Все кредитки остались в бумажнике, который остался дома. Пережёвывая это в голове, Рейн ответил, почти на автомате, только чтобы не задерживать человека, занятого своей работой. Кто знает, сколько ещё больных её ждёт?
- В порядке.
На лице блондиночки отразилось недоверие, но она не стала комментировать его слова, благодарение Богу. Вместо этого медсестра сообщила, как-то уж слишком бодро и радостно:
- Ваша невеста хочет вас видеть.
На обработку этой информации ушло ещё минуты три. Наконец, Рейн выдавил из себя шокированное:
- Кто?..

+1

9

- Мисс Освальд. Мисс Освальд! - "Мамочка, ну можно я не пойду сегодня в школу? Пожа-а-алуйста!" - Мисс Освальд, ваш жених пришел в себя!
А? Что? Какой жених?! Я снова выхожу замуж?!... Резко вскакиваю и чуть не произношу все это вслух, но вовремя прикусываю язык. Точно. Я умудрилась уснуть на диванчике в больнице, куда привезла очередную жертву капота моего Малыша. И да, я ведь представила его, как своего жениха. Он, кстати говоря, об этом не в курсе. Беру себя в руки, цепляю на лицо обеспокоенное выражение и, поправляя кофточку, оборачиваюсь к медсестре.
- Рейн очнулся? Отведите меня к нему, пожалуйста. - Только не сболтни лишнего, женишок. Только молчи, иначе...
А что, собственно, "иначе"? Я им деньги плачу за его лечение, и представь я его хоть своей троюродной бабушкой - это не их дело. Но почему-то все равно хочется, чтобы не пришлось лишний раз что-то объяснять. Наверное мне просто надоело выкручиваться...
После недолгого дефиле по коридору, во время которого меня нещадно мотает, а выпитые мною три чашки дрянного, нужно сказать, больничного кофе, грозятся вылиться через уши, по знаку сестры останавливаюсь возле двери в палату и невольно прислушиваюсь. Слышу щебет медработницы и голос давешнего контуженного. Тихо молюсь, чтобы у него хватило ума не спрашивать о невесте. Видимо, молюсь недостаточно истово, и глас мой до ушей божественных не долетает, ибо слышу из-за двери неразборчиво-удивленное "Кто?..." Спеша урегулировать ситуацию, безапелляционно толкаю дверь и с самой восторженной улыбкой идиотки влетаю в палату.
- Как кто? Я! Дорогой, я так волновалась, так волновалась! - Оборачиваюсь к медсестричке и делаю знак страшные глаза, сопровождающиеся знаком ручкой. - Вы можете быть свободны. Если что - я вас позову... - Она, не будь дура, быстренько ретируется. Еще бы, они тут тренированные, им за это очень даже неплохо платят. Выдыхаю и тут же стираю с лица дурацкую улыбку блондинки из анекдотов.
- Рейн, умоляю, молчите, ладно? - Устало опускаюсь на краешек кровати и заглядываю Супермену в глаза. - Можно я не буду затыкать вам рот поцелуем, и мы остановимся на устной договоренности? - Чуть приподнятая вопросительно бровь. - Да. Я представилась вашей невестой, чтобы медперсонал не грузил меня лишними вопросами. Буду очень благодарна, если вы мне немного подыграете. Хорошо?
Вздыхаю и с надеждой смотрю в лицо своей жертве. Невольно любуюсь - мой подопечный оказался довольно-таки привлекательным мужчиной с чуть резковатыми, но весьма приятными чертами лица. До этого, в суматохе, я не успела его как следует рассмотреть, сейчас же у меня появилась такая возможность. То, что я видела, мне определенно нравилось. Было в нем что-то такое от героев. От средневековых рыцарей из сказок. Некое благородство, что-ли?
Спохватившись, что неприлично вот так беззастенчиво рассматривать человека, я отвела глаза, и уже глядя в ночь, царящую безраздельно в прямоугольнике окна, спросила:
- Как самочувствие?
Господи, что я тут делаю? Я ведь могла спокойно довезти его до клиники, сдать на руки врачам, оплатить его лечение (А то! Это же я его сбила, значит обязана) и тихонько уехать отсыпаться. Но нет, я сижу здесь, и хоть вы меня на полоски режьте - не знаю, о чем с ним говорить. Какая мне, собственно, разница - что с ним будет дальше? Это не мое дело!
Дурацкая вспышка злости на саму себя. Дурацкое настроение. Дурацкая ситуация. Дурацкий недосып.
С усилием прижимаю ладони к глазам. Я просто устала. Ничего, главное - все закончилось хорошо.
Хеппи энд.
Энд ли? - вот в чем вопрос.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » déjà vu