vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Твой персональный Ад!


Твой персональный Ад!

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Участники:

http://s6.uploads.ru/xk7P4.jpg
Dorothee Dietrich

http://s4.uploads.ru/yzWLn.gif
Till Meier


Ребекка Уильямс

http://content.foto.mail.ru/mail/kate_03_05_01/_answers/i-88.jpg

Вильям Шервард

http://www.tvmania.ro/wp-content/uploads/2009/arhiva/3768.jpg

О флештайме: 
Что такое Ад? Это Рай для безумца.
Он богат. Она дочь клерка. Он получается в жизни все по щелчку пальца. Она идет более длинной дорогой. Но что, если на этой дороге появляется Демон с лицом Ангела, обещающий тебе защиту ото всех, кроме него? Как тебе такие крылья для падения вниз, где тебя будет ждать Он - тот, кто "любит" тебя?
Демон тоже имеет право на своего Ангела.

Отредактировано Till Meier (2013-12-19 23:23:39)

+3

2

- Вил, все же круто, чувак, не так ли? Смотри, какие здесь телочки!
Я осмотрелся по сторонам и понял, что попал в практически рай местного пати. Студент по обмену. Ко мне тянулись, меня знали, уважали, старались подражать и во всем соглашались, переча изрядно редко. Этот расклад меня вполне устраивал. Более того, я привык к подобному отношению и, благо родители - толстосумы, завоевывать репутацию не приходилось. До моего приезда уже всем было известно, что собирается нагрянуть этакий Бог, с которым просто так лучше не связываться. В любом случае смельчаков слишком много, чем я ожидал. Ну они уже получили свое и риск поутих что с моей стороны, что со стороны тех самых смельчаков.
- Да, да, нормально, пойдет, - отмахнувшись от названного друга, я решил облокатиться о барную стойку и оценить обстановочку. В руках стакан с какой - то миксовоной ересью, но мне не привыкать, так что можно было выпить и это. Студенческие годы - дело такое. Это уже не твой замок, Вил, в котором ты мог пить только то, что стоит как этот дом.
Улыбнувшись своим же мыслям, я принялся отбивать ритм музыки, играющей на столько громко, что одновременно она умудрялась еще и выводить меня из себя.

+1

3

Знаете, как быть паршивой овцой в стаде тонкорунных? Именно так Ребекка себя и ощущала. Попасть в закрытый частный колледж, где деньгами едва ли не стены обклеивают, да еще стать стипендиаткой, то есть мышью конторской – это ярлык на все года учебы. Но у нее были друзья. Действительно друзья, Генрих Ларкинз, сын промышленников, но отнюдь не поднявшийся к звездам, и Линда Бакер, дочь банкира. Эти двое дружили едва ли не с пеленок, и как итог, после окончания их ждет свадьба. Как они начали дружить, никто из них не помнит.
В этот день, Линда буквально ходила за Беккой попятам, умоляя выйти из коттеджа и составить им компанию на вечеринке. К вечеру Уильямс сдалась.
- Хорошо, только уговор, вернее два. Минимум косметики и минимум времени там проводим.
Подруга запрыгала вокруг нее, крича, нет, вопя от радости. Ровно в семь, Ребекка спустилась по лестнице в холл. Увидев вытянувшееся лицо Генриха, рассмеялась, поднимая его челюсть пальчиком.
- Друг мой, не нужно так явно отдавать сегодня предпочтение мне, иначе я разденусь и лягу спать.
Что-то промычав, парень покачал головой. Подхватив подругу под руку, они втроем вышли, и направились в сторону, где гремела музыка. Подходя ближе, Линда и Генрих, взяв с нее обещание, не потеряться, исчезли в толпе. Потерев себя руками, Ребекка зашла в дом, протискиваясь мимо откровенно целующихся парней и девушек. Найдя уголок, она прислонилась к колонне, оглядывая огромную комнату, посредине которой в безумном ритме танцевали ее сокурсники. Мимо проходили парни, останавливаясь откровенно смотря на нее. Да, Линда постаралась на славу, что теперь никто кроме нее самой и друзей не знали, что Уильямс тоже тут, а не чахнет над книгами в полумраке настольной лампы.
И тут зазвучала музыка, под которую на каждой заключительной дискотеке года, танцевали все. Ребекку дернули за руку, увлекая в толпу. Смеясь, она отдавалась танцу, легко и непринужденно скользя по площадке. Музыка сменилась на медленную, и девушка стала пробираться обратно к своему месту. Но тут перед ней как из-под земли вырос капитан сборной по бейсболу, приглашая танцевать. Ах, если бы ты знал кто я, то уже побежал бы мыть руки, но приняла его приглашение.

+1

4

- Вот эта сучка практически всегда в доступе, а эта... - старался перекричать музыкальный битрейт очередной "друг", ну или тот, кто старательно пытался им стать.
Они все тянулись. Меня порядком это подзаебало. Сколько можно выводить своей тупостью и безинтересностью. Нет, такого слова нет. А, к черту. Предположим, я его создал. От скуки. Да, от скуки этих американских вечеринок.
- А это Ребекка Уильямс, - продолжил он, слегка толкнув меня локтем, Не советую к ней приближаться, Вил. Она из этих... Девственница! А если хочешь шикарного отсоса, то...
Что говорил этот придурок дальше, я уже не слышал. В такт музыке, в обнимку, но соблюдая какую - никакую дистанцию, танцевала эта самая Ребекка. Я осмотрел её вдоль и поперек, только так и не мог понять, почему свести взора не в состоянии? Её плавность движений, улыбка, в которой читалась некая стервозность и неудовлетворенность здешним мероприятием...
- Она будет моей!
Да, я поставил для себя четкую установку. Без секса уходить с этой тусовки я в любом случае не собирался, да и вариантик, в принципе, лучший. Девственниц в этих местах только поискать, а тут на тебе, и под руку такая сучка подворачивается, что аж глаз не оторвать.
Поставив стакан на стойку, я подошел к парню, танцующему  с девушкой, мысли о которой не давали мне покоя:
- Девушку я у тебя краду, а ты можешь быть свободен.
Парнишка был на понтах, но по понятиям прекрасно осознавал, говорить со мной, а особенно лезть в драку было опасно. Слава порой помогает предотвратить конфликт заранее. Ооо, даа!

+1

5

Когда тебя никто не узнает и видит только твою маску, которая так нравится и привлекает, ты начинаешь бояться, что она прирастет и фальшивой станет даже твоя душа. Да и праздность не входила в число приоритетов Уияльмс. Ребекка даже была довольна тем, что ее перестали замечать, закончились насмешки (все когда-то надоедает). Про нее забыли.
Курт пытался привлечь ее к себе ближе, показать некое стирание границ, но Бекка сжав ему ладонь, покачала головой, глядя в глаза.
- Не стоит этого делать. Один танец без притяжения и все.
Все это было ей чуждо. Образ некоторых сокурсников настолько разительно отличался от того, когда они были вне выпивки и безумия от свободы действий, которое творилось сейчас. В дальнем углу, она заметила Линду и Генриха, которые помахали ей рукой, отсалютовав поднятыми бокалами. Улыбнувшись, Ребекка покачала головой, понимая, что на утро ей придется подработать у них жилеткой, няней, надсмотрщиком и еще невесть кем, так как эти двое совсем не умели пить.
Сзади нее раздался голос того, которого обожал весь университет, но она считала его выскочкой, хотя интеллектом он не был обделен. Медленно повернувшись, чуть отходя в сторону, Ребекка взглянула на Вильяма.
- Что значит «краду»? Я не вещь,- перевела взгляд на другого парня, - Курт, спасибо за танец.
Девушка стала пробираться к выходу, изредка оглядываясь, встречалась с хмурым взглядом Вила. Выскочив на улицу, понимая, что ее друзья в ней не нуждаются, побрела к коттедж, где жил ее курс. Фраза, так уверено брошенная Шервардом, немного испугала ее. Она слышала, что его называли за спиной, шепотом «деспотом». Но тому, кто хоть раз был с ним в постели, это нравилось. Передернув плечами, прогоняя мысли о нем, поднялась к себе в комнату. Ребекка искупавшись, забралась в кровать с книгой. Но почему то смысла она не понимала. Вернее читала слова, которые выстраивались в предложения, а все мимо ее головы пролетает.
Решив, что ей хочется что-нибудь поесть, так как на вечеринке слово «бутерброд» вызывал приступ смеха, девушка спустилась на кухню.

+1

6

Такого поворота следовало ожидать. К отказам я не привык, но, если учитывать то, что говорят о ней, ожидать такого вполне стоило. Ситуация не из простых: к тебе подходит весь такой из себя звездень, обращает на тебя внимание со своего небосвода, снимает нимб и ставит перед фактом: "моё". Хотя странно, я собирался украсть её по крайней мере хотя бы на один танец...
Отказ все же дал толчок по неустоявшейся нервной системе. Во мне заговорил тот, кого так старательно порой я пытаюсь подавить. Правда без него не видать мне всего того шика, которым я пользуюсь сейчас. К черту, где она?
- Куда она пошла? - я сжал ворот рубашки Курта в своём кулаке и устрашающе посмотрел прямо в его глаза, которые забегали от испуга, - Давай, ты же все тут знаешь, отвечай! - переходя на крик.
Зачем она мне? Я не понимал сам. Возможно срыв произошел от того, что я не приемлю отказов, а, может быть и от чего - нибудь иного. Черт меня знает, но я хотел проучить эту девицу. И плевать я хотел, что она доселе никем не тронута.
- Коттедж 16\3. Там курс их живет. Вил, я не уверен...
Он будто прочел мои мысли. Курт пытался переубедить меня, пытался оберечь её, но для чего? Ведь все они так ненавидят подобных девиц. Они недоступны, они неприкосновенны, они не раздвинут ноги дабы быть на вершине пьедестала. Это мне в ней и нравилось.
- Молчи, урод, - я пихнул его в сторону, держа все за тот же самый ворот, и устремился к выходу.
Рядом со зданием висела доска с подробным описанием студенческого поселения, так что найти названный Куртом коттедж не составило особого труда.
Он оказался прям рядом с тем, в котором проводилась эта местная пати. Дверь была, как ни странно, открыта, ибо весь народ была на погулянках и вскоре должен был вернуться. Ну или не вскоре. Не важно, я здесь, чтобы найти её.
Осторожно войдя в дом, я прошел до лестницы, но подниматься не стал, так как услышал звон посуды на кухне. Совершенно не волновало, кто там, но я обязан был припугнуть в случае, если этот "очевидец" заслышит парочку странных звуков. Но стоило мне приблизится к кухне, как нахальная улыбка расползлась по моему лицу:
- Бекка... - начал я, облокотившись о дверной косяк и скрестив руки на груди, - А чего мы так рано ушли?
Я медленно стал приближаться к девушке. Шаг за шагом пространство между нами сокращалось, а дыхание Уильямс учащалось.

+1

7

В холодильнике было море пива, и крупица чего-то действительно съестного. Ребекка взяв банку шоколадной пасты, намазала ее на тост. Еда Богов, нежно, сытно и просто вкусно. Поставив чайник, полезла наверх, где стоял ее личный чай, спрятанный от всех. Спрыгнув со стола, чуть задела локтем тарелку, гремя на весь дом. Она была так увлечена, что не услышала шагов, а ведь должна была, это помогло бы ей сейчас быть подальше от кухни и Его.
- Вильям, тебе не веселиться? – медленно стала отступать за широкий стол, не сводя взгляда с парня. – Захотелось другой компании, а та, что всегда готова с тобой в огонь и в пиво и на кровать уже не устраивает?
Что я говорю? Ее просто возмущало такое нахальство Вильяма. Оказавшись вне зоны доступа парня, Бекка сделав шаг за дверь, закрыла ее, придавливая стулом. Пробегая мимо входной двери, что есть сил, хлопнула ей, и еле ступая по лестнице, пошла наверх, крутя головой, ища, куда ей скрыться. Надеясь, что парень поверит в ее уход на улицу, зашла в свою комнату, прикрывая дверь, также ставя стул, подпирая ручку. Трясущимися руками, прикоснулась к губам, лихорадочно дергая волосы другой. Он уйдет. Он уйдет.  Девушка как могла, убеждала себя, скрылась в ванной комнате. Тяжело дыша, словно пробежала марафон, посмотрела на себя в зеркало. Огромные глаза на бледном лице. Может он просто хотел поговорить, тогда о чем? Он меня в упор не замечал три года, и что же должно было, случится, что серая мышь Уильямс обратила на себя внимание?
Опустившись на пол, уняв дрожь в ногах, поняла, что не на шутку испугалась этого Шерварда. Столько агрессивного превосходства, которое обволакивало тебя, сжимая в кокон. Прирожденный охотник. Но мне, то, что до этого? Стоп! Она подползла к двери ванной комнаты, прислушиваясь к звукам за дверью комнаты.

+1

8

Она решила поиграть со мной. Да, это меня интригует, но в то же время черезчур выводит из себя. Кулак прилетел в стену, издав сильный звук, от которого, может мне показалось, что - то посыпалось с потолка. Я не намерен был играть в догонялки. Все, для чего я здесь и сейчас нахожусь, - она и, откровенно говоря, её нетронутое тело. Может быть еще даже стервозность. Именно этим качеством я её и награждаю за такой поступок.
Не привыкший к отказам, я ломанулся за девушкой, но та заперла дверь. И, что вы думаете? Стулом! Честно говоря, я не на шутку рассмеялся. Чтобы меня смогла удержать от намеченной цели какая - то дверь со стулом столетней давности производства? Резким ударом ногой по двери я с легкостью освободил себе проход. То, что Бекка хлопнула дверью, дабы сбить меня с толку, понял сразу, ибо такие штуки неоднократно проходимы в различных жизненных ситуациях. В десятый раз со мной этот трюк уже не сработает, и я устремился по лестнице на второй этаж коттеджа легкими, размеренными шагами, стараясь делать их как можно осторожнее и тише.
- Ты так надеешься на то, что спрячешься от меня, маленькая сучка?!? - думал про себя я, осторожно приоткрывая двери в комнаты и изучая их на наличие Ребекки.
Комнату своей ненаглядной я распознал сразу, так как это единственная попавшаяся мне дверь из всех, которая была закрыта. Приемчики по взламыванию замков, которые так помогали мне неоднократно, дали свои плоды и в этот раз. Вопрос: откуда такой, как я знает отчасти криминальные штуки? Это все лагерь еще в детские года начальной школы плюс хорошая память. Не важно. Я в её комнате.
Не издавая ни звука прошелся по светлому помещению. Кровать уже разобрана. По видимому, Бекка уже собиралась ложиться. Ну ничего, я предоставлю ей такую возможность, если все таки она будет хорошей девочкой в моих руках. И вновь коварная ухмылка. Да что уж там, она не слезала с моего лица практически все время после встречи с Уильямс.
- А знаешь, что самое интересно? - начал я в полной уверенности, что девушка сидит за дверью в ванной комнате и прекрасно меня слышит, - То, что вскоре придут твои друзья и увидят тебя немного не в надлежащем виде привязанной к стулу.
На тумбочке хозяйки комнаты стояла небольшая кипа книг, в которой я не разглядел ничего, кроме обучающей литературы. "Ммм, какая умница - то однако. Интересно, во всем ли?"
- Но мы можем избежать этой не приятной ситуации, если ты сейчас же откроешь дверь, - я сел на край кровати и, скрестив руки на груди, устремил свой взгляд на дверь, - Бекка, я ничего плохого с тобой не сделаю.

+1

9

Девушка еле слышала его вкрадчивые шаги по мягкому ковру, что устилал пол ее комнаты. Дрожа, она обняла ноги в ожидании, наверное, чуда, что Вильям уйдет, оставит затею найти ее. Ребекка понимала, что находится в капкане стен. Ей нужно было уходить на улицу, там, в темноте скрыться до утра, но как всегда умные мысли приходят с опозданием. Девушка едва ли не застонала от своего бессилия как-либо переломить ситуацию. Подняв глаза, она посмотрела на окно, что выходило на крышу веранды. Поднявшись, потянулась, едва доставая до рамы.
И тут Бекка услышала его голос, как гром гремящий в ее висках. Только был тише и сильнее.
- Вильям, уходи. Ты дождешься того, что они придут, но застанут тебя в моей спальне одного. А это чревато выговором, ведь ты был на женской половине. Ректора не интересуют твои деньги, и ты это знаешь прекрасно, откупиться или задобрить не получится. Так зачем тебе лишние проблемы.
Говоря все это, девушка надеялась его заговорить, при этом сама, выстраивая себе подобие лестницы. Поднявшись, потянулась и слегка щелкнула замком, открывая окно. Оставалось дело за малым, а это перелезть через него и оказаться на крыше, откуда она могла убежать куда угодно.
- Открыть дверь? Знаешь, я не привыкла купаться при молодых людях. Если тебе так хочется побыть Вуайеристом, то это могут предложить великому Шерварду едва ли не каждая девушка нашего университета.
Открыв дверь в комнату с самой ванной чашей, увидела корзину для белья доверху им наполненную. Перевернув ее, она подставила ту под окно, вставая на нее.
- А я не хочу, чтобы ты со мной вообще что-то делал. Твои желания меня не интересуют. Ты отказываешься меня услышать, так почему ты надеешься на то, что я буду слышать тебя?
Ребекка подтянувшись на руках, немного не рассчитала и ударилась головой о раму окна, сдавленно охнув, возвращаясь обратно ногами на корзину. Она услышала его громкие шаги за дверью. Страх буквально сжал внутри каждую струнку души, холодными пальцами перебирая те, заставляя Бекку все таки сильнее еще оттолкнуться и грудью проскочить и оказаться в прорези окна. Оставалось руками зацепиться за внешнюю стену, вытолкнуть себя наружу.

+1

10

Тихо, словно мышь, которая старательно прячет свой хвост от назойливого кота. Или же наоборот, словно расчетливый кот, который поджидает наивного зверька, пока тот мечется в норке. Я слышал её голос, она чем - то была занята, и я даже знаю чем. Сам же был тих и ждал, когда свершиться какой - нибудь бух или бам. В конце концов именно то, что она выбирается из окна, будет  слышно. Откуда я знал, что она решит сбежать? А как иначе?! Что делать бедной девственнице - студентке со сварливым характером, когда её прижимают к стене?
- Разумно, - кивнул я в ответ, - но все же не катит.
С этими словами я решил, что хватит играть в кошки - мышки и пора брать дело в свои руки. Как раз вовремя, я услышал некий еле ощутимый "бам". Резко подойдя к двери и засучив рукава, тремя движениями ноги я выбил дверь, которая была чем - то загорожена со внутренней стороны. Чем именно, я не разглядел. Да  и не до этого мне было. На подоконнике "висела" Ребекка, ради которой я сюда пришел, выломал дверь и которую я просто напросто хочу. А когда я чего - то хочу, то непременно сие получаю. Этот случай не станет исключением.
- А ну - ка ко мне, - я осторожно снял девушку с подоконника, предотвратив побег окончательно, резким движением тела "впечатал" хрупкую Ребекку в стенку и прижал собой. Руки девушки были сжаты одной моей в не слабые оковы и убраны за её спину. Так что теперь она не сможет ничего сделать, исключая ноги, конечно, но вот они как раз таки широко расставлены, а между стою я, так что она должна быть профессиональной акробаткой, чтобы умудриться больно ударить меня ногой. По моему, даже профессионал на сие не способен. Свободной же рукой был хорошо прикрыт рот Бекки, дабы та не смогла издать даже малейшего писка. Ведь и у стен есть уши. Хотя, плевать, пусть слушают. В конце концов сама виновата, что вынудила меня применять силу.
Я убрал ладонь с её аккуратных теплых губок и поднял лицо Ребекки за подбородок и встретился с ней взглядом:
- А я ведь говорил о хуже, помнишь?
Саркастическая улыбка расползлась по всему моему лицу. Не убирая руки с подбородка девушки, я сжал его слегка посильнее, что могло вызвать болезненые ощущения. Теперь она не смотрела на меня, но я видел её насквозь. Приблизившись к шее девушки я слегка вдохнул запах её кожи.
- Ррр... - вырвалось произвольно, и я даже рассмеялся.
Оказывается, как легко вести себя по студенчески. А то дома светские девушки, которые порядком сотни. Их можно просто иметь, без разбору. Но это мне просто напросто не интересно, ибо слишком доступно. А тут такая малышка, да еще и одним видом с ума свела, да еще и простая такая. Никогда не думал, что на меня произведет впечатление девушка из подобного слоя общества.

+1

11

Она не видела, как ломалась дверь, но ощущала, как сотрясается воздух под натиском парня. Скуля протянула руки вперед, цепляясь за выступ. Треск, и о стену громко ударилась последняя преграда между ней и Вильямом. Ребекка с ужасом ощущала, как ее снимают со спасительного трамплина, на который так и не удалось ей попасть. Видели кролика перед удавом? Так вот, можно считать, что они друзья. Бекка только что не падала в обморок от страха, который ее буквально на время парализовал. Но ударившись о стену, она успела отвернуть голову, чтобы носом не впечататься в его грудь, Ребекка словно очнулась. Запястья горели огнем от «мертвой» хватки рук парня, она пыталась их выкрутить. Почувствовав между ног его колено, Уильямс, словно дикая кошка, пыталась его укусить за плечо, которым он придавил ее. Но ладонь, эта холеная ладонь с мягкими подушечками пальцев, накрыла ее рот, не давая действовать последним свободным «оружием» ей.
- Что за средневековье? Отпусти меня! Я никому не принадлежу, чтобы ты мог так просто угрожать мне за непонятное неповиновение.
Она его боялась, лишь показная «смелость» колкими словами дразнила его. Ребекка надеялась разозлить Вильяма, чтобы он, взбесившись, слегка отпустил ее, а там она попробовала бы вырваться. Но девушка не знала, что он не отличался умеренностью в любовных делах, ведь кому было больно молчал, а кто умирал за его грубостью и властью, всегда рассказывали в приуменьшенном свете. Вынужденная смотреть в его глаза, Бекка поскуливала от силы его пальцев, что буквально тисками сдавили ее челюсть.
- Мне больно, прошу, отпусти. Нельзя же так властвовать над людьми! – но его напоминание, только заставило ее сжаться от картин, пронесшихся перед взором девушки.
Напряглась как струна, чувствовала, что он как хищник обнюхивал ее, удовлетворял свое обоняние, давая насладиться себе страхом Бекки. Чуть вытянув голову, попыталась освободить лицо из его рук.
Она хорошо помнила тот день. дверь в аудиторию открылась, и в сопровождении ректора вошел парень. По классу пронеслись стоны девушек. Ребекка подняла тогда на него глаза, и не найдя ничего примечательного для себя, опустила взгляд обратно в  книгу. С тех пор не было ни дня, чтобы утром очередная девушка не охала, расписывая проведенную ночь с надеждой, что она задержится у него в постели, а может и дольше.
- Ты потерял много времени. Скоро коттедж заполнится студентам. Тебя найдут. Просто уйди.
Кому она это говорила? Зверю? Извергу человеку? Только ее слова не доходили до сознания Вильяма, нагло водящего носом по ее шее, касаясь кончиком языка кожи Бекки.

+1

12

Сколько было времени? Как долго все это происходит так и не начавшись? Она была права, я упустил массу времени, дав ей возможность поиграть со мной в кошки - мышки. Только вот сейчас уже мне не до игр. Теперь с легкостью могу разинуть пасть и проглотить свою легко пойманную добычу, не поперхнувшись ни разу. Вся такая беспомощная, ароматная. Маленькое чудо, каких мало. И это чудо полностью в моих руках.
Её слова не оставили меня равнодушным, но и испуга, что засекут, которого она так ждала, я не испытал. Наоборот, меня это только раззадорило. Подбавило дровишек в огонь, забурлило, закипело. Все таки здравый рассудок еще окончательно не покинул меня, сменившись животным инстинктом. Я сжал обе её руки одной своей над головой девушки и осторожно дотянулся до окна, стараясь не отводить от её тела ноги, которая фиксировала ноги Ребекки, дабы та не выскользнула из тисков. Закрыв окно я резко дернул её за руки, притянув вместе с собой к двери. Благо, швабра стояла рядом. Ей я старательно, надежно, но в темпе подпер дверь, после чего ежесекундно вернул себя и девушку в начальное положение.
Все таки страховка не помешала бы. Я вспомнил, что в карман у меня как раз имеется платок. Я быстро достал его и, предварительно скомкав, вставил его девушке в рот, после чего развернул ее лицом к стене, скрестив руки за спиной.
- А знаешь, что самое интересно? - удовлетворительным тоном довольно тихо начал я ей на ухо, пока та старалась выплюнуть платок, что не получалось вовсе, да и не получится, - а ведь и сейчас я получу то, чего хочу.
Улыбка. Приятно. - А еще интереснее... - я затормозил, остановился, подвергнул девушку жуткому ожиданию. Словно тишь перед бурей, - мне ничего за это не будет.
После этих слов я резко подхватил изначально примеченную мной веревку, по всей видимости некогда предназначающуюся для сушки белья, связал девушке руки. Она старалась брыкаться, сопротивлялась всеми возможными способами, но для меня это было как красная тряпка для быка.
- Тише, девочка, тише... - начал я, резко стягивая с нее низ вместе с бельем, но Бекка, как я понял, категорически отказывалась меня слушать, - молчать, сука! - прикрикнул я и в пол силы ударил девушку по оголенному заду.
Тело Ребекки изогнулось, и та перестала выть. Снятая мною одежда девушки резво отправилась в другой конец ванной комнаты. Блузку Бекки я снимать не стал, а только лишь расстегнул её. Теперь же мне доступно гораздо больше, ибо фиксировать приходиться только ноги этой сучки в то время, как руки благополучно были связаны за ее спиной, лешая их возможности как - то двигаться. Да, связываю я больно, но зато надежно!
Запустил руку между её ног. К моему удивлению, там оказалось как раз таки слегка влажно, что я ну никак не мог не подметить:
- Нравится, да? - язвительно и протяжно поинтересовался я, стремительно начав теребить клитор девушки. Ответа не последовало, на что я сильно сжал в ладони всю её пизду до такой степени, что девушка вскрикнула. Для меня это было больше, чем просто да.
- Умница, - медленно, но уверенно я вернулся к обработке клитора, - но в следующий раз я хочу услышать ответ. На "да" ты со связанным ртом вполне способна, блядь! - все таки я разозлился и вновь сжал её, не отпуская гораздо дольше, чем в первый раз. Может так до этой шлюшки дойдет, в какую ситуацию она попала и как следует себя вести.

Отредактировано Till Meier (2014-04-06 13:21:17)

+1

13

Небо над ней рокотало сгущающимися тучами, грозя придавить ничтожного человечка своей тяжестью.
Ребекка лихорадочно смотрела то на его пальцы сильно сжимающие ее руки, то в его глаза, блестевшие каким-то маниакальным блеском. Вертя кистями, чувствуя, что его ладонь начинает подпотевать, девушка попробовала осесть и под тяжесть тела выдернуть руки, но тут же уперлась своим пахом о его колено, которое тут же приподняло ее обратно.
- Почему я? Вильям!
Но как будто оглох. Казалось, она висела на пыточной треноге, только в отличие от простой конструкции, ее «плен» двигался и дышал, обдавая ее терпким ароматом своего парфюма и алкоголем. От сковывающего страха Бекке не хватало сил хоть как-то справиться с озверевшим парнем. Он будто скандинавский воин, обладающий мистической силой берсерка – чем больше встречает сопротивления, тем сильнее становится. Но за жизнь нужно бороться, и Уильямс все же ждала его оплошности. Сквозь тонкую шелковую блузку, Ребекка чувствовала как холодный кафель стены обжигал ее, и тут же струйки липкого пота словно некое лекарство смазывали «ожоги». Ее рта коснулась ткань. Девушка выпустила из виду его вторую руку, и только когда кляпом был заглушен ее стон-писк-скулеж. Нет! но ей только и оставалось как «молчать в тряпочку», роняя слезы бессилия. Ее резко крутануло, и щека больно коснулась стены, и, поняв, что если не сейчас, то уже вероятно не будет момента, маленького шанса вырваться из его крепких рук, Ребекка выгнула спину, потянула руки вниз, таща его за собой. Но вновь ее вернули так как удобно «хозяину».
Рук коснулась веревка. Боже! Образумь его! Она мотала головой, непроизвольно прижималась к нему, как почувствовала его желание. Испуг. Страх. Истерика. Девушка попыталась приподнять ногу, но удержаться на носочке другой ноги было трудно. Да и связанный за спиной руки не давали опоры, лишь его ладонь на ее пояснице, его колено меж ног. И тут перед глазами промелькнул кадр из фильма «Время умирать». Истерзанное тело маленькой девочки, брошенное в лесу. Вернулись чувства, которые Бекка испытала при виде этой картины, она все четче и яснее понимала, что вырваться не удаться. Оставалась надежда на то, что хоть кто-то вернется с вечеринки раньше и найдет их. Позор, стыд и… Истошно взвыв от его рук скользящих по ее ногам, стягивающих ее одежду, чувствуя его пальцы на своей коже, неистово извиваясь в его руках, вскрикнула от обжигающего удара по ягодице.
- Не надо!- невнятно прокричала она сквозь кляп, застыв как статуя.
Ребекка ощущала себя «грязной» от его аристократических ладоней, которые оставляли «следы» на ее груди, его дыхание опаляло ее щеку, голос зачаровывающе вторгался в ее сознание, пытаясь заставить ее расслабиться. Но балансируя на грани апатии и истерики, которые по очереди владели ее разумом, Бекка скулила. Его рука нагло завладела ее «крепостью», медленно продвигаясь, словно мучая «осадой». Чуть перевалившись на другую ногу, она попыталась увернуться от его ладони, но он будто «клещами» вцепился в нежную кожу, вырывая из нее полустон-полукрик, перемешивающий отчаяние и некое наслаждение. Ее никто никогда так не унижал, не втаптывал в пыль «рынка рабов», как хозяин отобравший «товар» все же решил что-то оставить себе.
Повернувшись в сторону, сквозь пелену слез, девушка наткнулась на зеркало, что висело над умывальником. Закрыв глаза, Ребекка готова была сгореть от стыда, увлекая в этот огонь своего мучителя.
По ее телу побежал жар, волнами накатывающий внизу живота. Ее тело предало, впадая в водоворот неизвестных доселе ей ощущений, столь ярких, что девушка едва не упала простонав, если бы не его руки, больно царапаясь лицом о кафель.
Как же остаться чистой, если воду тебе отключили, если песок исчез, а лишь грязь, размазанная по душе твоей, никак не хочет высохнуть и отвалиться.

+1

14

Сжимая практически со всей силы руки своей жертвы, я наслаждался её бессилием, беспомощностью. Она пыталась вырваться, пыталась кричать и брыкаться, но все её попытки оказались тщетными. Еще никто и никогда не не шел наперекор Вильяму Шерварду. Этот момент исключением не будет и, хочет она или нет, но моей будет в любом случае.
Разгоряченная плоть требовала продолжения, требовала действия. Хватка ослабла, но фиксация была на столько надежной, что любые попытки девушки освободиться в любом случае всего лишь попытки и не имели результата. Резко раздвинув её ноги еще шире, я расстегнул ширинку. Тело Бекки вздрогнуло от того, что она услышала и предположила последующие действия. Что уж говорить, все и без того было понятно. Я не терял времени. Прорвавшись в самое сокровенное, затормозил, чтобы та привыкла к тому, что доселе не испытывала. Я прекрасно знал о том, что Ребекка была девственна. Что, собственно, доводило меня до пущего экстаза. Мурашки по коже и закатанные глаза. Как же давно я не насаживал девственницу. Мой член туго сидел внутри, ощущая каждый миллиметр стенок. Я чувствовал, как пульсирует все внутри её. Девушка старательно пыталась вытолкнуть меня из себя, но, видимо, от боли не могла этого сделать. Ничего страшного, больно обычно бывает всего несколько минут. По крайней мере мне все равно.
Почувствовав, что по члену потекла влага, я принялся двигаться. Сначала умеренно, после - ускоряя темп все быстрее и быстрее. Одной рукой я ухватился за груди Бекки, поместив обе в одну ладонь, и сильно сжал их; второй рукой я ухватился за ее горло, тем самым перекрывая девушке часть воздуха и возможность четко говорить, что уж там до криков. Продалбливаясь все глубже и глубже, я чувствовал, что вскоре её мучениям придет конец. Это, безусловно, меня не совсем уж и вдохновляло. С мыслями о том, что я должен насладиться этой сучкой сполна, взяли верх. Максимально ускорившись, рукой, которая доселе стискивала грудь и сжимала до боли каждый и сосков, переместилась на клитор. Клитаральный оргазм был известен мне как никому другому из сверстников. Одно из того, чем обычно брал верх над интенсивными мастурбаторами, сидящими со мной в одной аудитории. Да и при этом самой Бекке это должно было смягчить боль, а то девочке, скорее всего, было очень больно. Не хотелось бы, чтобы она свой первый раз вспоминала потом с ужасом. Указательным пальцем я сдвинул тоненькую плоть, оголив клитор, который после начал интенсивно теребить, периодически похлопывая по нему, сбивая приливы крови. Ребекка ощутимо расслабилась. Толи от того, что поняла - вырываться бесполезно, то ли от того, что ей начало нравится. Меня устраивали оба варианта.
Когда даже моя рука не помещала ей издать томный, протяжный стон, я убрал руку от её пизды и вернул её обратно на грудь. Только теперь на одну, на левую, вновь до боли сжав сосок и прокрутив его. Сам же теперь двигался очень быстро, попутно ощущая набухание головки. Вскоре я резко вышел из девушки и спустил  на её зад, который она красиво оттопырила, стараясь отпихнуть меня еще в самом начале. Я повернул её лицом к себе, резко прислонив обратно к стене, и сжал волосы бедолаги в кулак.
- Неужто не понравилось, малышка? М? - я припал к её губам, но медленно и осторожно. Целовать девушку я не стал, а только лишь коснулся её губ своими. После этого, дернув её за волосы, будто кинув, отправил Бекку на пол. Застегнув штаны, проверив карманы на наличие ключей, пошел к выходу и прикрикнул подле двери:
- Еще увидимся!
Выйти из дома я успел еще до прихода нагулявшейся молодежи. Я уже сидел в машине тогда, когда народ расходился по своим так называемым домам.
- Только попробуй, сучка, обмолвиться хоть кому - нибудь! - думал я про себя, но был уверен, что это останется её страшной тайной.

+1

15

Стоишь ты у обрыва и ветер обвивает твое тело, прося коснуться его крыльев, отринуться от всех, бросится вниз и стать свободной. Вот только тебя держат, сильно .
Бекка уже чувствуя усталость от своего сопротивления, едва двигала руками, чтобы все-таки как-то освободиться. Девушка уже понимала, что просто так он не уйдет, что ей суждено стать очередной его «подстилкой», только разница в том, что «вещь» то она новая. Дернувшись от его движений, Бекка услышав расстёгивающейся замок молнии, как подстегиваемая неминуемой смертью газель, стала извиваться в его руках, но лишь тем самым зля парня, но понимать это ее разум отказывался. Ее кожи коснулась плоть Вильяма, и в голове Ребекки пазл сложился - Не получится, ты не сможешь с ним совладать. Резкая боль словно копье пронзило ее внутри, доставая казалось бы до сердца. Все! Больше ничего не надо. Пусть делает со мной что хочет, если ему важно тело, а не душа. Неужели думает, что я буду как его «девушки» стонать и благодарить за честь иметь его первым в моей жизни? Нет. Уже ничего не важно. Лишь мысль одна Скорее бы ушел.
Жар заполнял ее постепенно вызванный движениями Вильяма внутри нее, словно путник прорывающийся сквозь тернии. Ребекка пыталась его вытолкнуть из себя, прижимаясь к стене животом, но получалось хуже. Шервард еще сильнее вжимался в нее, разрывая девушку на части. Его дыхание на ее шее словно огонь опаляло, заставляя Бекку в отвращении уворачиваться от его губ. Вскрикнув от боли в груди, которую грубо ласкали его руки, оставляя явные следы, Уильямс на миг представила какая же она будет на утро. Стоп! Не дергайся! Иначе он просто может тебя ударить.
Вил знал женское тело лучше, чем сама Ребекка. До этого момента ведь она и не встречалась ни с кем толком, чтобы ощутить радость первого поцелуя, первой Луны и звезд. А он забрал все и сразу, испортил то, о чем она мечтала, стер светлое, оставляя мазки дегтя на ее душе. Откуда то взялось чувство блаженства, растущее, обволакивающее ее, убирая боль, внося непонятный доселе ей экстаз. Его рука безумствовала на ней, от его пальцев на горле, Бекка задыхалась, смотря в его глаза. Они голубые.
- Отпусти… - с надеждой в душе быть услышанной им прошептала она, но лишь тихий хрип она смогла прорвать через его хватку. И тут ее понесло куда-то, тело судорожно сжималось. Наверное, на ее лице все же он смог увидеть улыбку, вот только это был оскал похоти, оргазма, в который Шервард все-таки смог ее кинуть, бросить. Она предала сама себя, стоном вторя его движениям, руками держась за стену. Мысли исчезли, лишь дрожь в теле, лишь он внутри.
Оказавшись к нему лицом, девушка смотрела в его такие чистые глаза с легкой поволокой эйфории от того, что он получил то, что желал. А она, наверное, как кукла просто смотрела, ощущая его руку, что схватила ее волосы, что тянула ее вниз. Бекка даже не стала уворачиваться от его губ, а зачем? Ведь все кончено. Он уйдет, и она останется одна со своей болью, грязью. Упав, Ребекка, опираясь на руки, закусила губу, сдерживая в себе рыдания от унижения. Лишь украдкой взглянув, как он надевает штаны, она ощутила себя его игрушкой, и почему то в голове завертелось Он вернется. Ты его игрушка, которая стала действительно его, а таких не выкидывают. Их ставят в уголок до лучшего момента хозяина.
- Уходи.
От его Еще увидимся, Уильямс разрыдалась, ползая по полу, собирая вещи. Сев в холодную ванну, потянувшись, включила воду, смотря, как чуть розовая водичка убегает от нее, унося мечты о первой любви, о первом мужчине, о рыцаре, принцессе. Да обо всем романтичном!
Как она оказалась в кровати, Бекка не помнила, но утром ее голова просто раскалывалась. Тело ломило. Вытащив руку из-под одеяла, Уильямс тихо застонала, рассматривая синяки и кровоподтеки. Ее соседки по комнате уже умчались на занятия, а ее спасение, что сегодня лишь к третьей паре, но, правда, до вечера позднего. Зеркало ей рассказало все. Каждое пятно на теле кричало о вчерашнем. Подняв волосы, Бекка с ужасом посмотрела на отпечатки его пальцев на ней. Как же идти? Ее грудь, спина, ягодицы были усеяны как цветами поляна его «метками». Но лицо было не тронуто.
- И на этом спасибо.
Одевшись во все закрытое, хотя на улице было тепло, Бекка собравшись, вышла из дома, и направилась в сторону главного корпуса университета. Звонок на перерыв заставил ее остановиться. Не ходи. Появишься к самому занятию. Ведь он там, а надо чтобы меньше с ним сталкивалась.
И повернувшись пошла прочь от высыпающихся студентов.
- Ребекка!
Но девушка лишь еще быстрее пошла в сторону небольшого лесочка. Голос друзей гнал ее дальше. Ведь предстать пред ними, значит признаться в грехе. Зная Генриха, а уж тем более боевую Линду, скандала и огласки не избежать. Сев на траву, под увесистым кленом, девушка закрыла глаза, вспоминая произошедшее. А ведь он казался не таким. Пусть заносчивый, грубый, наглый. Но никак не жестокий. Зачем я вчера только согласилась пойти туда? Единственный раз и все полетело в пропасть. Бекка видать уснула, потому что, услышав звонок на пару, подскочила, кривясь от тупой боли синяков на теле, быстро вышла на поляну перед университетом.
Перед ней стоял Вильям Шервард.

+1

16

- Где ты был, чувак?
И вот они, эти возгласы. То, что следовало ожидать по приходу в университет. Вроде  прекрасное, томное, жаркое утро, а меня с порога бьют в лоб различными вопросами. Уроды. Сегодня я пришел явно не за тем, чтобы давать на них все ответы. Слишком мне до всего до этого не было дела. Единственный, кому я решил хоть что - то все же сказать, был тот, от которого я и узнал про Ребекку. Нет, она не выходила у меня из головы. Можно даже сказать, что её там просто не было. Какой - то неудовлетворенный осадок. Женщина, не принадлежащая мне, - что - то новое и изрядно раздражающее. Но, даже при таком раскладе, мне все понравилось, пусть и не удовлетворило окончательно. Свободной от сумки рукой, я открыл ящик. Друг стоял подле меня и с интересом смотрел на то, что я делаю, и что вообще хранится в моем ящике. К его великому удивлению, шкафчик оказался практически пустым. На первой его полке располагались несколько учебников. Остальные же были пустыми. Я взял один из учебников, взглянув на список пар, висящий на внутренней стороне дверки шкафчика. Да, с парами я угадал. Здесь мне определенно понравится учиться, хотя, мне уже нравится. Только не в плане учебы. Привыкший к домашнему обучению, все эти аудитории и лекции были мне изрядно чужды, но я сам захотел перемен, так что жаловаться не стану.
Стоило мне войти в аудиторию, как успел словить на себе уже пару десятков восхищенных женских взглядов. И от чего на моем факультете столько баб? А, ну да, как же. Ведь парням не интересно слушать лекции по философии. Помимо меня в аудитории находилось еще четверо юношей. С виду они были совершенно неприкосновенными. Обычные книжные черви в очках с толстой оправой. Все как на подбор. Такое чувство, будто я единственный в этом университете многогранен. То, что они могли увлекаться спортом, отпало у меня моментально. Телосложения этих ребят говорили мне ясно о чуждом отношении ко всему, что связано с физическими нагрузками. Ну да ладно, дело сугубо их личное.
Посмотрев на часы, я спохватился скорого звонка. Сидеть на паре мне придется более двух часов, так что стоило бы выйти, да убить свои легкие очередной сигаретой. Сигары курить здесь не прельщало. Я и без того слишком популярен, чтобы смутить окружающих еще и превосходством по деньгам. Не моё. Пусть все будет так, как есть. Врагов, да и друзей мне больше здесь иметь не хотелось. Товарищей - может быть. Но показухой их не получишь.
Выйдя на поляну перед университетом, я закурил. Тонкая струйка дыма просачивалась через мои губы. Людей поблизости практически не было. Пунктуальность - это хорошо. Оставались только парочка студентов, которые отчаянно торопились. Звонок. Я делаю вторую затяжку. Моим глазам открылся прекрасный вид: напротив университета располагался небольшой, но густой лесок. Возможно, за ним как раз и был именно лес, но там еще мне не посчастливилось побывать, так что ничего с полной уверенностью сказать не смогу. Из - за деревьев показался силуэт. Знакомый силуэт. Я сразу её узнал, но не подал виду. Девушка явно занервничала, а я же в свою очередь не повел и глазом. Моя поза явно говорила о всяком безразличии к телу, проходящему мимо меня. Она боялась меня. Это тешило все мое нутро. Ребекка скрылась в дверях университета, а я же принялся медленно докуривать то, что осталось от тлевшей сигареты.
- Прошу меня извинить, - зайдя в аудиторию.
Преподаватель только начал читать лекцию. С виду он был знатным мужчиной средних лет. Уверен, что местные телочки текут при виде него, а, следовательно, мы подружимся. Да все преподаватели этого университета будут "дружить" со мной. В противном случае им известен плачевный исход.

+1

17

Она как тень скользнула за дверь мимо него, и быстро скрылась в аудитории, садясь подальше от всех, скрываясь за волосами, утыкаясь носом едва ли не в тетрадь. Литература Европы была ее любимым предметом, на котором Бекка могла раскрыть себя как автор, но никто не знал, кроме учителя, что она оставляла в написанных сочинениях критические статьи и отдельные главы своих произведений. А иногда ее произведения попадали в университетский журнал.
Проходили период войны Алой и Белой розы. Период в литературе, когда рождались самые красивые произведения о благородстве, силе духа и красивых отношениях, выраженные столь яркими образами рыцарей, женщин, что украдкой дарили им платочек, кровавых войн и великих походов. Девушка облокотилась о стену плечом, слушала профессора, пытаясь собрать мысли в одну кучу, но все было так посредственно сегодня, столь малозначимо для Бекки, что та сидела и просто смотрела на доску, на которой мелькал кадры из фильмов, фотографии фресок с изображением того периода. Из всех ее знакомых, она одна посещала этот курс, находясь в относительно спокойном состоянии, что никто не задавал вопросов, не болтал рядом о всякой ерунде.
В аудиторию зашла библиотекарь, возвещая о собрании в актовом зале. Ребекка, вспомнив какое сегодня число, готова была простонать, так как в такую душную погоду, ей просто не скрыть всего, что творилось на ее теле. Они едут на ночь библиотек. Она ждала этого, но теперь не рада вовсе.
В актовом зале было битком, и Бекка протиснулась вдоль стенки, оставаясь незаметной, присела на выступ. Все что говорилось здесь, она знала, и просто находилась среди всех, но мысли были как вакуум пусты. Уильямс равнодушно смотрела на спины стоящих впереди студентов, думая о своем.
Прибыть на автобусную стоянку нужно было к семи, и Ребекка как могла, торопилась, замазывала, что не могла скрыть одеждой. Казалось, она не удачно сходила нарисовать свой портрет, и художник был пьян, брызгал краской по все стороны. Легкий костюм темного цвета, мягкие туфли завершили ее образ, и девушка, стараясь обойти всех, незамеченной проскочила на улицу.
Шерварда она больше не видела, и чуть успокоившись, старалась получить от поездки те эмоции, на которые когда-то была настроена. Информация о том месте, куда их везли, рассказывалась самим библиотекарем, была столь занимательна, что Ребекка не вольно, но заслушалась. Предстояло участвовать в своего рожа квесте на поиск книги, к которой нужно пройти десять этапов, выполняя различные головоломки, решать анаграммы, подбирать слова, обобщающие предложенные. К ней подсела Линда.
- Ну вот ты где! Я тебя весь день ищу. Как так можно? Ты спала чего так долго? Я и будить не стала.
- Не выспалась, зачиталась. Как все прошло?
- Да как обычно. Половина напилась что стоять не могла, так и уснули где упали. Другая часть. Противно. Во всех углах и было слышно охи и ахи. А ты чего такая угрюмая, - Бекка стиснула зубы от руки подруги, которой та обнимала ее за плечи, тиская пальцами, пытаясь растормошить.
- Линда, прекрати. Сейчас тебя потеряет Генрих, и вновь в мой адрес полетят обвинения, - Уильямс рассмеялась, пытаясь скрыть за улыбкой все, что творилось внутри.
Громко объявили, что они приехали. Высыпав на улицу, все оказались перед огромными воротами, где их приветствовали стражники, одетые в форму XIX века. Пропуская, каждому вручался конверт, где было содержание названия команды, за которую они будут выполнять квест. Бекка открыла свой «Голубь». Она стала озираться, ища своих. Все галдели так, что голова шла кругом. Тут кто-то выкрикнул их, указывая, чтобы собрались возле какого-то сундука. Ребекка протиснулась сквозь однокурсников, разбредающихся по своим командам, увидела молодого человека, который был облачен в костюм сказочника.
- Итак, вам досталось наверное самое трудное, но очень интересное путешествие в сказки. Если другим придется вспомнить произведения и творения более ранних мастеров, то ваша тематика вечна, и вы с ней знакомы едва ли не с пеленок. Десять этапов. Я лишь вам помогаю в части ориентации направления, все остальное вы сами. Включаем голову, вспоминаем героев и вперед.
Раздался гонг, пять дверей открылись.

+1

18

И вот он - долгожданный конец занятий. Или же не долгожданный, что, в прочем, не особо важно. Я не был идеальным студентом никогда и нигде, так что похвастаться своей страстной любовью к учебе не могу. Я просто любил её, выделяя конкретные стези, которые увлекают меня. Остальные же мною не посещаются. Теории достаточно, а она мне известна. Задержавшись после пар, я решил пойти последним, пожав руку преподавателю. Он - один из лучших. Субъективное мнение, и пусть только кто - нибудь попробует его опровергнуть. Преподаватель же в свою очередь рад такому знаку внимания с моей стороны. Он не скрывал, что видит будущее страны в моём лице. Лестно, но что - то в этом определенно есть. Не стану же я спорить с учителем? Да и зачем, когда я совершенно согласен с ним.
- Эй, чувак! - налетел на меня Шон...Шон? Ведь его так зовут? Со спины. Ублюдок.
Я не на шутку испугался неожиданному налету. От парня разило потом хлеще, чем от кого - либо из аудитории, которую я посетил вот только что (пришлось заглянуть в одну небольшую аудиторию, в которой занимались танцами. К моему удивлению, танцорами были исключительно молодые люди с весьма странным поведением. В народе их называют пидарасами, а я же просто прохожу мимо, стараясь не обращать внимания на деградацию нация. В конце концов это меня не касается и никогда не каснется).
- Ну, как оно?
Определенно этот парень чего - то от меня хочет. Я поспешно убрал его руку с моего плеча, стараясь всеми возможными силами лицевых мускул показать, что такого рода действия меня изрядно выбешивают. Шон или как его там оказался не дураком. понял все сразу. Словил, как говориться. Усмехнувшись, он облокотился о шкафчик рядом с моим, скрестив руки на груди.
- Как с Уильямс дела? Порвал её? - он начал заводиться, энергично покачиваясь с носка на пятку, и похабно улыбаться, - или же её порвал кто - то до тебя? - он засмеялся, но успокоился гораздо быстрее, чем я ожидал. Конченый озабоченный малолетний гондон. А самое интересное, что я - его ровесник. Вот он, тот величкий случай, когда возраст ни о чем не говорит совершенно.
Я постарался скорчить заинтересованное лицо:
- Она - типичная зажатая мышь, Не в моем вкусе
Хлопнув дверью шкафчика, я обернулся. Позади меня на стенде висело объявление далеко не маленьких размеров. Не обращая внимание на Шона, который яростно мне рассказывал о своих похождениях на вечеринке, я подошел поближе, дабы изучить содержание.
- Не плохо, не плохо...
Не сказать, что я уж такой большой поклонник литературоведения, чтобы ехать на подобного рода мероприятие, но читать я безусловно люблю. Много и без остановки. Книги будто захватывают меня полностью, целиком, не оставляя ни малейшего шанса выбраться из пучины сюжетных нитей, который обволакивают каждый мой нейрон, периодически то сдавливая, заставляя вздрогнуть, то щекоча, заставляя напрягаться. Не было книги, которой я еще не прочел до конца.
- Да броось! Не говори, что поедешь на эту лабуду! - махнул рукой мой названный товарищ.
Я же в ответ повернулся к нему, пожал руку со словами: "Пока" и удалился в сторону актового зала, где в ближайшие пол часа должно состояться собрание.
Мне кажется, или здесь собралось 60% университета? Давка, душно, обезумевшее лицо библиотекаря, которая, по всей видимости, ну никак не ожидала такого количества желающих. Мною уже уважаемая женщина, пусть пока и не знакомая, рассказала о сути мероприятия в то время, пока я пролистывал страницу за страницей Нормана на своём планшете, погружаясь целиком и полностью в сюжет. И как же порой я тоскую о том, что нет в действительности такой планеты, как Гор. Я бы определенно продал душу дьяволу за билет на эту планету. Обосновался бы там, открыл свое дело, стал бы предводителем и развел бы свой гарем из "кейджер". Почему - то вспомнилась Ребекка. Дааа, я бы забрал эту сучку с собой. Из неё получилась бы превосходная Дина.
- "Женщины Земли - прирожденные рабыни..." Что правда, то правда... - ухмыляясь сам себе.
Нам дали время. Не много, но все же дали. Хватило на душ, закинуть в сумку пару бутылок минеральной воды и несколько свежих сандвичей. Как же ругалась моя мать, увидев меня с ножом и колбасой возле хлеба. Ладно, все равно какую - нибудь там картошку и ветчиной я бы определенно с собой не потащил. И точка.
Несколько автобусов. Я сел в предпоследний. Ни одного знакомого лица. Правда, каждому из этих лиц был знаком я. Всю поездку с меня не сводили взора. Преимущественно представительницы женского пола. По барабану. Левый и правый - лучшие друзья, да еще и книга "под боком".
Пейзаж из лучших. Будто попали в какой - то сказочный замок, но он давным давно на реконструкции, ну или же дешевый закос под викторианство. Еще и конверт какой - то замысловатый с надписью "Голубь" на листе, лежащем в нем. Что дальше? Полетели? По возгласам я понял, куда идти, а так же понял и то, что "Голубь" - название команды, в которую мне посчастливилось угодить. Увидев странного паренька в костюме, прослушав наполовину все то, что он наговорил, я кивнул ему в ответ, не вынимая наушников из ушей. Ну, предположим, я тебя понял. А теперь просто дай расслабиться средь книжного рая ночью темной. Спасибо.
Но нет же, нас ждали приключения. Низкий поклон тебе, падла, за обломленный кайф.

Отредактировано Till Meier (2014-05-21 23:18:11)

+1

19

Окунуться в мир, который ты никогда не видишь – закулисье, или реставрационные, или хранилища экспонатов или редких книг – это прикоснуться к истории, к старине, попасть в мир неведомый никому, кроме тех, кто так страстно хранил для нас все сокровища мирового искусства и литературоведения.
Бекка, покусывая губу, шла меж огромных вешалок, на которых притаившись висели костюмы Откуда? Это не театр? И только она подумала, как платье, обрамленное в полумрак, сделало реверанс, касаясь ее макушки рукавом с оборками. Тут хоть смейся хоть плач, девушка подпрыгнула вскрикнув. Посади послышался смех и вскрик. Уильямс обернулась, поднимая голову. Вешалки шевелились, будто на них висели куклы без голов, и танцевали, кланялись, а вокруг зазвучала тихая камерная музыка. Переведя дыхание, Ребекка, протиснулась дальше. Перед ней резко сомкнулись алебарды, преграждая путь. Сверху спустился конверт.
- Бери. ответ на вопрос даст  проход дальше.
- А почему я собственно? – шепотом спрашивала, и открывала конверт. – «Джованни Боккаччо «Декамерон» - найдите платье, в котором героиня предстала пред будущим мужем маркизом. Оно есть среди всего, что висит в этой комнате». Гризельда….
Бекка обернулась, мучительно пытаясь вспомнить о чем там говорилось в этой новелле. Попросить кого-то о помощи не было смысла. Все разошлись не на шутку, играя как дети с двигающимися костюмами. Она… она… Бекка вновь пошла обратно к началу, рассматривая платья.
- Она крестьянка! – ее громкий крик как гром среди смеха, заставил всех замереть.
- Кто крестьянка?
- Мы не выберемся отсюда, пока не найдем платье в котором Гризельда предстала перед маркизом. Она крестьянка, значит ищите неброское, простое льняное платье. – на нее смотрели как на сумасшедшую. – Господи! Ну, читайте, коль не верите!
Она всучила письмо, какому-то парню, а сама подпрыгивая отбрасывала то, что считала не нужным ее представлению.
- Я помогу.
Ребекка замерла, и ее тут же приподняли на плечи.
- Давай вороши быстрее, ты хоть и маленькая, но весишь.
- Спасибо, Джон. Давай чуть вперед и правее. – теперь было проще. Кто-то догадался также подсадить девчонок, которые искали в других местах. Минут пять слышалось лишь пыхтение, указания и вот он крик: Нашла!
Деметра сорвала платье с вешалки, и скрипнули алебарды, открывая проход дальше.
- Ну это книжные червяки и замутили!
Бекка поняла, что это понравилось многим. Они толпой хлынули во второй зал.

+1

20

Осматривая все происходящее с неким презрением, мне все же казалось, что все эти студенты - толпа муравьев, которые ищут свою самку. Черт возьми, они, словно малые дети, слонялись от угла к углу по комнате, в которую их направила какая - то совершенно не знакомая им женщина сомнительного вида. Я же просто следовал за ними. Какая там тема? Ах вот оно что, у каждой группы индивидуальная. А результат считать будут они как? Жеребьевкой? Махнув рукой на весь этот балаган, я просто направился следом за толпой, ориентировочно моей группой. Все таки посчитал нужны вынуть один из наушников из ушей и прислушаться к происходящему вокруг, хоть это и походило на бессмысленное воркование, в котором из ясного было только пара слов, не более. И тут я услышал, что речь пошла о книге Готорна. Подойдя поближе, увидел, что моя группа изучает какой - то клочок бумаги, на котором, как в последствии выяснилось, была подсказка. А гласила она вот что: "Нашивка". И кто составлял эти подсказки? Наверняка, такие же безграмотные бездари, как и те, что играют в эту игру сегодня. Нашивка! Студенты обернулись в мою сторону как только услышали заливистый смех, полный басовых тонов. Да, голосом я наделен отнюдь не по годам. Помниться, отец хотел на вокальный отдать, правда я так и не пошел туда, ибо нахожу это занятие весьма утомительным. Так что пусть мой голос останется со мной, не стану им ни с кем делиться. Девушка, держащая бумажку, по всей видимости предводительница этого стада, приподняла бровь от возмущения.
- Вам книгу отгадать надо или так называемую "нашивку" найти? - поинтересовался я, не унимаясь. Это действительно было весьма смешно, ибо я прекрасно знал, о какой книге идет речь и что это за "нашивка" такая.
Фигуристая предводительница поставила руки в бока, встала в позу и, грубо скажем, с наездом обратилась ко мне. Самое смешное, что среди этой толпы я единственный похожу на интеллигенцию, которая разбирается во многом, не только в литературе. Милая, посмотри на себя. Подобие хиппи с сальными волосами, закрученными в шаткие дреды, которые срочным образом необходимо срезать, так как уже может смело сложиться мнение, что в них завелась живность.
- Еще скажи, что ты знаешь, о чем речь, - возмутилась она.
Никто и звуку не подал. Я приподнял правый уголок губ, медленно развернулся и осмотрелся. Да - а - а, в данной комнате было много всего, напоминающее времена Натаниэля, крестьянского быта и всяческих убранств королевской эпохи. Только все эе мне не составило труда разглядеть во всем этом небольшое изделие из красной ткани с неровной обметкой. Я осторожно взял его в руки (а вдруг реквизит на столько шаткий, что в сию секунду рассыпаться у меня в руках?) и поднёс ее к нахальной девице. Моя бы воля, да и народу поменьше, вместо готового ответа на первый вопрос во всей этой игре она получила бы от меня хорошую пощечину, но портить себе репутацию в литературных студенческих кругах так быстро я не был намерен.
- Алая буква, - протянул я "нашивку" девушке, - так и произведение называется. А это, - приподнял я изделие чуть повыше своей головы, чтобы все могли увидеть, - Эстер пришивала ко всем своим платьям в знак своей порочности, граждане.
Девушка с обиженным видом выхватила у меня из рук "нашивку" и убрала в конверт, а после махнула толпе рукой и они отправились дальше. Но, не успела она отойти, как у меня все таки вырвалось:
- Хоть бы спасибо сказала, потаскушка.
Группа замерла, а девушка обернулась медленно, но уверенно. Руки она скрестила на груди и устремила на меня пронзительный, ошеломленный взгляд:
- Что - что, прости, ты сейчас сказал?
Я рассмеялся:
- Учение - свет, говорю. Читай побольше, а то козленочком станешь, красавица!
Все то, что она говорила мне в ответ, я уже не слышал. Просто потому, что наушник быстро отправился на свое законное - ко мне в ухо. Осмотревшись еще разок, я все таки убрал в сумку Нормана и направился прогуливаться по всему этому "парку аттракционов". Шаг за шагом, взгляд за взглядом. Мимо меня бегало тело за телом. Глаза студентов горели, будто их накачали наркотой или сказали, что команда, прибывшая к "финишу" первая, получит большое денежное вознаграждение. Смех один, да и только. 
Пролистывая страницы какого - то натуралистического журнала, случайно заметил копошащихся ребят неподалеку. Картина представилась весьма эротичная - несколько девиц сидели на плечах у ребят и что - то искали на верхних полках. В тот момент, когда я заметил Ребекку, сделал резкий шаг назад и скрылся за стеллажом. Получается так... Ребекка сидит на плечах у какого - то хера. Моя Ребекка. Хмм.
Находясь от компании ребят, где присутствовала Ребекка, я двигался за ними, устроив своего рода слежку. Эта маленькая дрянь решила, что теперь она может спокойно касаться, общаться других. Наивная. Она до сих пор думает, что не принадлежит мне? как бы не так, и очень скоро она все таки узнает это уже конкретно, раз не было ясно в первый раз. Ни одна девушка после меня не будет принадлежать кому - либо. Да мне убить ее проще, нежели пустить по рукам. Группа ребят была довольно таки внушительных размеров, так что я сразу прикинул, что исчезновение Ребекки могут и не заметить. Только лишь группа удалилась в довольно темное помещение (как я понял, это необходимо по сценарию игры), я резко схватил девушку, обвив ее за талию левой рукой, а правой прикрыл рот. Она не сразу поняла, что произошло, так как реакция защитная не сработала, что удивительно. Но мне хватило этого короткого времени, чтобы затащить ее в глубины пыльных, темных стеллажей в самую гущу научно - публицистической фантастики, а по ней, на сколько мне известно, ни у одной из групп заданий не было и не будет, так что нам никто не помешает...

[NIC]Вильям Шервард[/NIC]
[AVA]http://sg.uploads.ru/dzuGw.jpg[/AVA]
[SGN]http://sg.uploads.ru/lvmWb.jpg[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Твой персональный Ад!