vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Она проснулась посреди ночи от собственного сдавленного крика. Всё тело болело, ныла каждая косточка, а поясницу будто огнём жгло. Открыв глаза и сжав зубы... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » рядом, но не вместе


рядом, но не вместе

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s6.uploads.ru/Uslh8.png
Участники: Фрэнк и Джульетт
Место: пригород, дом семьи Альтиери
Время: ноябрь, 2013
Время суток: уже за полночь
Погодные условия: холодно, дождь

+1

2


        - Не задерживайтесь до темноты, Фрэнки, - провожая сына в прихожей просторного дома, Джульетт по обыкновению напоминала ему об одном и том же - как и вчера, как и несколько дней или лет назад. Фрэнк уже взрослый, ему четырнадцать, и сегодня была первая самая важная в его жизни игра. Бейсбол. Матч, к которому он так готовился и которого так ждал. Как заботливая мать, Джульетт искренне его поддерживала, подбадривала и верила в победу, однако этого оказалось недостаточно. Субботний вечер наконец наступил, но отец мальчика так и не явился на стадион. С замиранием сердца Джулс следила, как после каждого удара сын высматривает на трибунах отца, но с самого начала знала - он не придет. Просто чувствовала и мысленно подбирала слова в его оправдание. Только слов с каждым разом становилось все меньше и меньше, и однажды, боялась она, они и вовсе закончатся.
        - Миссис Роджерс ждет вас к ужину, - поправив сдвинутую набок шапку и получив в ответ недовольное "Ну, ма-а-ам!", Джульетт ласково улыбнулась и, глядя в карие глаза сына, негромко добавила. - Не расстраивайся, я уверена, он очень хотел приехать. Проведи хорошо вечер, и не налегай на сладкое, - после чего компания поспешно вывалилась на улицу и затеяла шумную перепалку по дороге к садовой калитке. Мальчишки, что с них взять!
        Она заперла входную дверь, прошла в пустую гостиную и впервые за последние несколько часов позволила себе расслабиться. Напряженный день, проведенный в мелких хлопотах и заботах, совершенно ее измотал, однако лишь выпроводив детей за порог, Джулс ощутила свою собственную усталость.
        В доме воцарилась необыкновенная тишина. Было слышно, как тикают антикварные часы на комоде, а за окном разбиваются о холодное стекло капли дождя. Растопив камин, Джульетт устроилась в одном из огромных кожаных кресел и долго смотрела на огонь. В этот субботний вечер ей не хотелось никуда идти, навещать родных или подруг, посещать театр или картинную галерею в сопровождении давних приятелей. Побыть в кругу семьи - казалось бы, так просто... но Алессия предпочла этому поход в кино, а Френки - игру на приставке в шумной мальчишеской компании. И их нельзя было за это осуждать, каждый находил свою отдушину и способ вырваться из гнетущей атмосферы огромного дома. Раньше все было иначе, но то время давно прошло и с тех пор многое изменилось. Фрэнк больше не спешил по вечерам на ужин, не дарил без повода цветы, и Джульетт давно забыла, когда вся ее семья собиралась вместе за одним большим столом в гостиной.
        Очнуться от этих мыслей ее заставило легкое касание чего-то мягкого об обнаженную щиколотку. Бесшумно прокравшись в комнату, у ее ног лениво растянулся молочно-белый лабрадор. Потрепав пса за ухом, Джульетт невольно взглянула на часы. Четверть одиннадцатого. Где-то внутри слабой волной всколыхнулось волнение. Так происходило каждый раз, когда Фрэнк задерживался допоздна и не предупреждал об этом заранее. Пятнадцать лет назад Джульетт обзванивала больницы, полицейские участки и морги, и все тщетно. Сейчас она просто ходила из сторону в сторону, брала с полки потрепанный роман или до блеска натирала кафель не кухне. И ни одна черточка в ее лице не вздрагивала, выдавая тревогу.

        - Когда он вернется? - случалось, спрашивал Френки, поднимая на нее серьезные карие глаза.
        - Скоро, родной. Папа просто задерживается, - каждый раз один и тот же ответ. А дочь уже и не спрашивала, понимая в своем возрасте гораздо больше младшего брата, как бы ревностно Джульетт ее не оберегала. Впрочем, об отце они никогда не разговаривали.

        Так прошло еще несколько часов. Ужин, к которому так никто и не притронулся, давно остыл, и Джульетт не спешила его убирать. В дурном расположении духа, она лишь сидела в огромном кресле, забравшись в него с ногами, и перебирала номера в толстой телефонной книжке. Просто так, бесцельно, словно перелистывая страница за страницей собственную жизнь. Школьные подруги, университетские приятели, родители - взгляд невольно зацепился за номер отца. "Девочка моя, одумайся, ты не будешь с ним счастлива", - говорил он незадолго до их с Фрэнком свадьбы, а Джульетт, ослепленная чувствами, убеждала его в обратном. Что бы сказал он сейчас, увидев ее? Мысль о том, что необходимо что-то менять закрадывалась в сознание Джульетт уже давно - неспешно, осторожно, день за днем. А Фрэнк, казалось, ничего не замечал, воспринимая семью как должное, с головой окунался в рабочие вопросы и проблемы.
        С нехорошим предчувствием она думала о муже, когда дверь первого этажа едва уловимо скрипнула. Огонь в камине давно погас, как и большинство фонарей за окном на извилистой улице. Бесшумно поднявшись, Джульетт отложила в сторону книгу и, не зажигая свет, остановилась у дверного проема напротив ведущей вниз лестницы. Так, что высокая мужская фигура, медленно скидывающая с себя куртку в прихожей внизу была ей хорошо видна. Она не сказала ни слова, а лишь скрестила на груди руки и неподвижно стояла, глядя сверху вниз на возвратившегося за полночь супруга, до последней секунды оставаясь незамеченной.

Отредактировано Juliette Altieri (2013-12-26 19:42:05)

+1

3

Заехав в гараж, Фрэнк выключил фары и заглушил двигатель, выходить из машины он отчего-то не спешил. Чуть наклонив зеркало заднего вида, он взглянул на свое в нем отражение. Выглядел, надо сказать, не лучшим образом: разбитая бровь и скула, перепачканный кровью ворот рубашки. Фрэнк попытался оттереть присохшую кровь, но вышло еще хуже (руки-то были грязными). Новоиспеченный капитан выругался по этому поводу и, оставив воротник в покое, вышел из машины.
Хотелось поскорее забыть сегодняшний день. Раздеться, умыться и завалиться спать. До игры сына, которую он сегодня пропустил, ему уже не было никакого дела, сейчас ему вообще ни до чего и ни до кого не было дела, все разговоры и даже мысли он решил оставить на завтра. Фрэнк достал из-за пояса беретту и, встав на носочки, спрятал ее в своем тайнике под потолком, отодвинув одну из досок в углу гаража. В отличие от гангстеров из кинофильмов Фрэнку в своей жизни приходилось стрелять не так уж и часто, особенно в людей, ствол он носил для самообороны и доставал только в крайних случаях. Вот как раз сегодня случился тот самый крайний случай, и в обойме его пистолета стало на две пули меньше. Какие он чувства по этому поводу испытывал? Разные. В течение этого долгого дня они не переставали сменять друг друга, и под конец исчерпали сами себя. Сейчас, как уже было сказано, Фрэнку было на все наплевать, он был вымотан и эмоционально истощен. Последние три часа Альтиери провел на какой-то свалке, под дождем, в сорока километрах от города, провожая в последний путь своего старого делового партнера. Конечно, случившееся сегодня днем сложно было назвать самообороной, скорее вышедшей из-под контроля ситуацией, но сути дела это не меняло. Все планы на вечер накрылись медным тазом, когда пришлось ждать темноты, чтобы припрятать ублюдка.
Фрэнк вошел в дом, стараясь не шуметь. Не включая свет, он снял мокрую куртку и повесил на вешалку возле двери. Осмотрелся в поисках пса. Упрашивая отца завести собаку, дети говорили, что он будет охранять дом. Пока этого дармоеда-охранника видно не было.
Их спальня находилась наверху. Фрэнк преодолел почти половину лестничного пролета, прежде чем поднял взгляд и встретился с парой смотревших на него голубых глаз. В дверях, скрестив на груди руки, стояла его Джульетт. И чего ей не спится?
Он искренне надеялся, что сегодня демонстрацией своего недовольства жена выберет молчаливое игнорирование, это было бы  очень кстати.
- Опять не спишь? – поинтересовался у супруги. Поднявшись на второй этаж и пройдя мимо жены, он свернул в их спальню, выложил по привычке содержимое карманов на прикроватную тумбочку и скрылся в ванной комнате, прикрыв за собой дверь. Он не хотел, чтобы жена видела его ссадины и кровь, в этом случае вероятность, что она, молча, ляжет спать - выше.
В ванной над раковиной за зеркальной дверцей хранились лекарства. Умывшись, Фрэнк прижег свои болячки и налепил над бровью лейкопластырь, на что-то большее в плане первой медицинской помощи он способен не был, но тут вроде и не требовалось, раны были вполне совместимы с жизнью.

+1

4


        Опустив приветствие и традиционное "Как прошел день, дорогой?", которое так любят сценаристы американского семейного кино, Джульетт все также бесшумно отошла в сторону, пропуская мужа в комнату и в те же секунды следуя за ним.
        - Не спится, - бесцветным, ничего не выражающим голосом ответила она. Даже мельком олядев Фрэнка, в тусклом свете от окна Джулс заметила темные пятна спекшейся крови на его лице. Однако напрасно он беспокоился - расспросов на этот счет так и не последовало. Джульетт давно смирилась с тем, что знать ей положено чуть больше того, о чем говорят в новостях и пишут в газетах. Смирилась, но свыкнуться так и не смогла.
        Фрэнк пробыл в ванной несколько минут, прежде чем дверь вновь приоткрылась. Пребывая все в том же мрачном молчании, Джульетт оставила на стиральной машине чистую одежду и, не взглянув на супруга, поспешно спустилась вниз. В гостиной скрипнула половица, выдавая ее в этой недоброй тишине. Джульетт не обижалась, не требовала таким образом внимания и уже даже не осуждала - все осталось в прошлом многие годы назад. Но уж лучше бы она сейчас кричала, устраивала скандалы или плакала от досады, как эгоистичная девица в возрасте чуть за двадцать, потому что тогда это означало бы, что Джулс еще не отступила и верит в возможность наступления перемен. Уж лучше бы она упрекала Фрэнка за его промах с бейсболом сына, безразличие к ее собственной тревоге и отсутствие объяснений. Однако Джульетт видела лишь один единственный выход, о котором и размышляла всю последнюю неделю. Сегодняшний вечер, таким образом, только подтолкнул ее к решительным действиям.
        - Ужин на кухне, - возвратившись в комнату, сообщила Джульетт. Фрэнк еще не знал, что на обеденном столе в гостиной его ожидает не только разогретое жаркое по-итальянски, но и аккуратно скрепленная скромная стопка бумаг - документов на развод.
        - Доброй ночи, - сказав это, она скрылась за дверью ванной комнаты и, ополоснув лицо ледяной водой, по привычке разложила в идеальном порядке лекарства и тюбики. Оглядев свое отражение в зеркале, Джульетт глубоко вздохнула, а затем, переодевшись ко сну, вернулась в комнату. Фрэнка уже не было, а внизу вновь наступила тишина. Так и не уняв тревожное ощущение где-то глубоко внутри, Джульетт еще долго лежала с закрытыми глазами. Едва ей удастся заснуть этой ночью.

Отредактировано Juliette Altieri (2013-12-28 00:01:36)

+1

5

Подобных молчаливых вечеров у них случалось много. Фрэнк не испытывал какого-либо чувства вины, если причиной его поздних возвращений были проблемы на работе. В конце концов, занимался он этим ради денег, тех денег, на которые кормил семью. Жене давно следовало научиться воспринимать это как должное. Он бросил взгляд на стиральную машину, куда Джулс положила чистую одежду. К этому времени Фрэнк уже снял рубашку и бросил ее в корзину для грязного белья, взяв свежую, тут же влез в нее и вернулся в спальню.
Ужинать он не хотел, в состоянии стресса у Фрэнка аппетит обычно пропадал, но, чтобы еще больше не обижать жену, отказываться не стал.
- Хорошо, - кивнул он ей в ответ и спустился в гостиную. Сегодня ужин был не таким как обычно, Фрэнк в одиночестве ковырял в тарелке жаркое и вспоминал, пропускал ли его отец субботний ужин. В их семье это было традицией - собираться всем вместе за одним столом: приглашали гостей, мать готовила что-нибудь особенное. И не дай бог, ты опоздал, не говоря уже о том, чтобы вообще не пришел к ужину. Потянувшись за солью, Фрэнк заметил на столе какие-то бумаги. Он не чувствовал никакого подвоха, когда пододвинул их ближе. Из интереса взглянул на строчки текста и, прочитав первое предложение, почувствовал, как в груди что-то сжалось. Пролистал несколько страниц, бегло ознакомился с их содержанием и, разорвав напополам, швырнул обратно на стол. В то, что можно взять и разойтись после прожитых вместе семнадцати лет, Фрэнк не верил. Это казалось каким-то бредом. Теперь в него жаркое точно не полезет. Накрыла на стол, называется. Спасибо, дорогая. Он прекрасно понимал, что Джулс оставила здесь бумаги не случайно. Более того, он понимал, что это не было каким-то эмоциональным порывом, вызванным его поздним возвращением, тут четко прослеживался расчет, все было заранее подготовлено. Почувствовав прилив злости, Фрэнки схватил разорванные им минуту назад документы и направился в спальню.
Джульетт лежала на кровати, все такая же с виду спокойная и невозмутимая, что, между прочим, тоже злило.
- Это что за херня? - бросил рядом с ней обрывки бумаг. Фрэнк старался держать себя в руках, чтобы не разбудить детей. Он не представлял, как те отреагируют на подобный выкидон их мамаши. Да, Фрэнк не был идеальным отцом, но они же все равно его любили. - И давно ты это задумала? - Фрэнк как будто бы не мог произнести слово "развод". Для него это и впрямь было тяжело, не само слово, а мысль о нем. Как предательство самого близкого тебе человека.

+1

6

Притворяться спящей не имело смысла, однако, услышав тяжелые шаги Фрэнка еще на лестнице, Джульетт не поспешила подняться или хотя бы сесть в кровати. Она чувствовала его гнев и то, как он пытается его сдержать. Им предстоял серьезный и неприятный разговор, которого уже нельзя было избежать, как они это делали в течение последних лет совместной жизни. 
- До сегодняшнего вечера я еще сомневалась, - ровный голос звучал немного устало. Джульетт бросила короткий взгляд на разорванные документы и вновь взглянула на мужа. Хорошо ли она все обдумала? Была ли уверена в своем решении? Прошло много времени с тех пор, как эта мысль поселилась в ее сознании, но лишь сейчас Джульетт впервые смогла произнести вслух:
- Фрэнк, я хочу развода, - поднявшись с кровати, она подтянула к себе бумаги и, не глядя, отложила на прикроватный столик. Разорвав их, ее муж уже не смог бы заставить ее отступить, как это случалось прежде. Фрэнк дарил ей дорогие подарки, приносил цветы или приглашал в ресторан каждый раз, когда давал очередной повод для обиды. Однако затем все постепенно возвращалось на круги своя. Принимая подобные знаки внимания, Джульетт прекрасно понимала, что ничего не измениться, и соглашалась с этим... до сегодняшнего дня.
- Ты не приходишь к ужину, ночами пропадаешь без предупреждения, - впервые это не звучало как упрек, а было лишь бесцветной констатацией фактов. - Не находишь времени приехать на первый матч сына и не знаешь, что у Алессии появился мальчик.
Фрэнк, и в самом деле, очень многое пропускал. Занятость на работе и прочие заботы отнимали львиную долю его времени, и в наиболее значимые моменты жизни семьи его просто не было рядом. Он был хорошим отцом, любил сына и дочь, заботился о них, как мог - Джульетт это знала, но сейчас этого было недостаточно.
- Я больше не хочу гадать, где ты и когда вернешься. И вернешься ли вообще, - оставаясь по-прежнему спокойной и скрестив на груди руки, словно защищаясь от напора Фрэнка, она смело встречала отражавшуюся в его глазах злость. Срываться на повышенные тона, сыпать обвинениями или хлопать дверью по-английски было бы неправильно. И пусть сказать все это оказалось еще более непросто, чем думалось, Джульетт изо всех сил сохраняла невозмутимость.

+1

7

- Не будет никакого развода, - отрезал Фрэнк. В этом вопросе он был категоричен. У него, конечно, случались интрижки на стороне, были и весьма продолжительные, но как бы не был его рассудок затуманен страстью, ни разу не возникало мысли развестись и уйти к другой. Джульетт была матерью его детей, это многое значило для Альтиери, так уж его воспитали, заботиться о них и защищать было на уровне инстинктов. Его мать с отцом прожили вместе сорок лет, может и не душа в душу, но будучи католиками, никто из них о разводе даже не заикался, мать занималась детьми и домом, отец зарабатывал деньги. Фрэнку казалось, что так оно и должно быть, если муж задерживается, жена его, молча, ждет. Семейная жизнь на том и строится, на доверии, терпении и понимании.
- Ты знаешь, какая у меня работа и всегда это знала, - ответил он. В общих чертах об этом знала даже Алессия. Черт возьми, какой еще мальчик? Про мальчика своей дочери Фрэнк решил выяснить потом, лишь на мгновение запнувшись, он продолжил. - Если я не предупреждаю, значит, у меня есть на то причины. Ты думаешь, я развлекался сегодня вместо того, чтобы прийти на игру сына? Я работал! Знаешь, это все, - Фрэнк обвел взглядом их спальню, не самую бедную, надо сказать, - дом, машина, чертовы занавески за полторы тысячи баксов, - припомнил одно из последних приобретений жены, чек на которые он нашел случайно, - ты же не мелочишься! Все эти твои аристократичные увлечения - все стоит денег и не малых, а мне они на голову не падают, мне приходится вкалывать по двадцать четыре часа в сутки, чтобы ты могла ни в чем себе не отказывать!
Фрэнк как обычно завелся с пол оборота. Он знал, многие женщины мечтали бы оказаться на месте его жены, Джульетт не знала, что такое нужда, и, учитывая, что ее муж стал, наконец, капитаном, вскоре они имели все шансы перебраться в дом побольше, купить собственность у побережья, Джулс ведь всегда любила море и яхты. Фрэнк тоже давно подумывал о лодке, да и сын, наверняка, будет в восторге.
А эти документы, которые жена подготовила для развода, он готов был забыть как недоразумение. Женщинам ведь свойственно совершать глупости, обижаться на них за это бессмысленно.
- Давай договоримся, чтобы больше я ничего об этом дерьме не слышал, - кивнув на бумаги, Фрэнк постарался закончить разговор миром. – И при детях не заикайся о разводе.
Мир миром, но в голосе его звучала угроза. Фрэнк расстегнул браслет часов и, сняв, положил на тумбочку. Готовясь ко сну, он начал расстегивать рубашку.

Отредактировано Frank Altieri (2013-12-31 15:37:24)

+1

8

        Она должна была предвидеть подобную реакцию, и предвидела, так как за годы совместной жизни изучила характер Фрэнка достаточно хорошо. И если это было взаимно, то и он сейчас должен был знать, что так просто Джульетт не отступит и говорит все это совершенно серьезно. Что касается семейных устоев и традиций, здесь их взгляды всегда несколько расходились, что впрочем ранее никак не проявлялось. До этого самого вечера. Если Фрэнк был сторонником традиционного расклада по принципу "жене место на кухне, а слово мужа закон", то Джульетт была воспитана иначе - более либерально. Отец-юрист, смотрящий на мир со здоровой долей профессионального цинизма, и мать, с мнением и словом которой он всегда считался, привили Джульетт свою собственную картину семейной жизни, которая уже довольно долго расходилась с реальностью. Не удивительно, что их родственники никогда не могли найти общий язык и долго находиться под одной крышей.
        - Не сегодня, Фрэнк, - терпеливо выслушав все, сказанное супругом, негромко ответила Джульетт. - Мы всю жизнь с тобой о чем-то договариваемся, но все остается по-прежнему. Если для того чтобы изменить это, я должна отказаться от своих "аристократических" увлечений - что ж, пусть так.
        Джульетт привыкла жить с комфортом, он прав. Членство в загородном гольф клубе, требующее ежегодного взноса размером в кругленькую сумму, дорогой автомобиль и многое другое, оплачиваемое из кармана Фрэнка - тому доказательство. При наличии высшего образования ей никогда не приходилось работать, однако заботу о детях и домашнем очаге по праву можно назвать равноценной тому заменой. Но вот только дети уже выросли, дом блестит и сияет и даже "карьера" Фрэнка идет в гору, а Джульетт не чувствует ни счастья, ни удовлетворения этой жизнью.
        - Будь добр, прочти документы до конца, когда мой юрист пришлет тебе копию, - она прекрасно знала, что лишь уцепившись за слово "развод", Фрэнк вспылил, а потому глупо было полагать, что он внимательно просмотрел все необходимые бумаги. Более того, вероятно, придется подождать несколько дней, прежде чем он начнет воспринимать ее намерение так, как это следует - серьезно. 
        - Я лягу в гостиной, - помолчав немного, Джульетт отступила к двери. Разговаривать на повышенных тонах и ругаться на ночь глядя ей совершенно не хотелось, а поскольку все к этому шло, самое время покинуть комнату и оставить Фрэнка наедине с его гневом.

+1

9

Мало ему дерьма на работе, еще и дома начиналось не пойми что. Он искренне не понимал, какая муха укусила Джульетт, ладно бы она застукала его с любовницей, так ведь нет, причиной послужило всего лишь позднее возвращение домой. Ухватилась за первый попавшийся повод.
Фрэнк молчал, глядя на жену. Их семья никогда не была идеальной, они в принципе слишком сильно отличались друг от друга, да и семьи их были разными. Отец Джульетт никогда в жизни не дал бы согласия на их брак, если бы дочь не забеременела. В его глазах Фрэнк всегда был обычным гопником, бандитом, которого не сегодня, так завтра убьют или посадят. Может, отчасти, он и был прав, но все же у Альтиери были амбиции. Он никогда не просил денег у своего тестя, из гордости, хотел добиться всего сам и доказать, что представляет собой нечто большее, чем «глупое недоразумение». Мистер Росси и не верил никогда, что Фрэнк действительно любит его дочь. Можно подумать, если бы не любил, женился на ней. Беременность Джулс не была причиной, разве что толчком. Несмотря на свое воспитание, в котором главенствующая роль в семье отдавалась мужу, он признавал, что Джульетт куда умнее его, взять хотя бы то, что у нее был диплом. И иностранные языки, Фрэнк даже итальянский освоить не мог, жена же свободно могла на нем  изъясняться, и не только, подобных примеров было много. Она очень умная женщина, талантливая, красивая, а он… разве что удачливый. Впрочем, сегодня, кажется, госпожа удача опомнилась и решила отобрать то, чем семнадцать лет назад наградила его по «глупому недоразумению».
Его взгляд в очередной раз устремился на разорванные документы. Фрэнк и впрямь не читал их и не был уверен, что наберется решимости сделать это, даже когда ее юрист пришлет копию. До сих пор не верилось, что Джульетт решила стать ему чужой. Она отступила к двери и сказала, что будет спать в гостиной. От нее так и веяло холодом.
Какого черта? Он настолько ей противен? Вряд ли. Это всего лишь форма протеста. Однако этим своим протестом она серьезно его задела.
- Джулс, ради бога, у меня куча проблем на работе и ты еще меня добить хочешь, - произнес измученным голосом. - Хочешь, чтобы я ушел? Я уйду.
Зря он вообще поехал домой. Фрэнк забрал с тумбочки часы, ключи от машины, деньги. Распихал все обратно по карманам, и, пройдя мимо жены, покинул спальню. Пускай, спит в кровати, Фрэнк же планировал переночевать в каком-нибудь мотеле. Может даже с какой-нибудь женщиной, которая не скажет ему, что хочет спать в гостиной.
***
Он вернулся на следующее утро ближе к полудню. Учитывая, что в доме были всего его вещи, даже куртка, которую второпях забыл вчера надеть, жене было глупо рассчитывать, что больше его не увидит. Впрочем, дело было даже не в вещах, Фрэнк, конечно, вчера психанул, но сегодня пришел к мысли, что, наверное, следует извиниться, в первую очередь перед сыном, а затем и перед супругой. Было воскресенье, младший как обычно сидел в своей комнате, играя на приставке в очередную безумную игру про бандитов. Фрэнк сел с ним рядом на кровать и взял с тумбочки бейсбольный мяч с автографом лучшего питчера национальной лиги, который привез сыну летом из Лос-Анджелеса. С детьми все было просто, они доверчивы и им всегда что-то надо, Фрэнк мог не уделять им столько же внимания, сколько уделяла Джулс, но поскольку покупал им все это барахло: приставки, айфоны, пылящуюся в углу гитару, машину, в конце концов; они его любили ничуть не меньше. Для получения прощения сына все, что ему потребовалось - это пообещать сводить на игру Доджерс. Он потрепал сына по голове и вышел из комнаты, не мешая тому расстреливать мирных горожан из базуки (и кто только эти игры придумывает).
Дети о разводе еще не знали. Фрэнк надеялся, что жена успела одуматься и сегодня вечером они все вместе как обычно соберутся за одним столом. Спустившись на первый этаж, он заметил ее в гостиной. Сейчас Фрэнк не был уверен, что поступил вчера ночью правильно, уйдя из дома и вновь оставив жену одну. Как бы не аукнулось.
- Джулс, – обратился к ней, остановившись в дверном проеме и, чуть помедлив, добавил, – прости меня.
Фрэнк мог сказать, что этого больше не повторится, но они оба знали, что это будет не правдой. Он чувствовал, что оказался в тупике, только и мог, что просить прощения, а что-то реально изменить был не в состоянии. – Ты же знаешь, как я люблю тебя и детей. Я не хочу вас терять.
Фрэнк не умел говорить красивых речей, Джульетт это прекрасно знала, от него и «я тебя люблю» можно было услышать не часто, но это не значило, что подобных чувств он не испытывал, просто не привык их демонстрировать. – Может, съездим куда-нибудь, отдохнем? Побудем вместе. Детей оставим с моей мамой, она присмотрит, чтобы дом не разнесли, – Фрэнк слегка улыбнулся. Учитывая, что прежде его никуда дальше Вегаса загнать было нереально, он действительно готов был идти жене навстречу, проводить с ней больше времени.

Отредактировано Frank Altieri (2014-01-09 06:14:08)

+1

10

Фрэнк ушел, она слышала его торопливые шаги по лестнице и как внизу громко хлопнула входная дверь, после чего все вновь стихло. Дом опустел, и на этот раз в этом была виновата сама Джульетт. Только чувство вины так и не приходило, а внутренний голос едва слышно шептал - "ты все сделала правильно".
Уснула она лишь под утро, несколько часов мучаясь беспокойным сном и поднявшись, тем не менее, еще до звонка будильника, с рассветом. Злополучные, разорванные на части документы все еще покоились на прикроватном столике, напоминая о ночном инциденте как безмолвное доказательство - все летит к чертям. Впрочем, уже давно. Однако пресловутая тяжесть на душе так и не появлялась, отчего ее впервые посетило это новое ощущение - все так, как и должно быть.
Несколько часов прошли в совершенно обычных, будничных заботах. Прогулка с собакой, совмещенная с утренней пробежкой в дождливую погоду - Джульетт не изменяла своим привычкам. Встреча с почтальоном у соседнего дома и с миссис Смит - преклонных лет соседкой, спустившейся к садовой калитке за ежедневной газетой. Короткие, но полные вежливой приветливости разговоры. Полный круг вдоль идеально ухоженной аллеи их спального района и возвращение назад. И все же, что-то сегодня было по другому.

К указанному часу вернулся Фрэнки, притащивший в дом очередную охапку дисков с видеоиграми и пару спортивных журналов. Иногда казалось, что еще немного, и старого чулана на втором этаже рядом с его комнатой будет недостаточно, чтобы хранить все это добро. Проводив сына скептичным взглядом, Джульетт вернулась в кухню. В дурном расположении духа или просто о чем-то беспокоясь, она отвлекалась готовкой. Но сегодня все было... хорошо? Взгляни на ее день со стороны кто-то, совершенно посторонний, он едва бы уловил сколько-нибудь значительные в нем перемены. Джульетт всегда была прекрасной актрисой, как и любая уважающая себя женщина, впрочем.
Она еще не знала, как сказать о разводе детям. Как отреагирует окружение, столько лет созерцающее напускную картину счастливой семьи. Но утренний звонок адвокату с просьбой продублировать пакет бумаг в двух экземплярах лишь утвердил желание Джульетт получить этот развод.
Время близилось к полудню, когда около дома остановился знакомый черный кадилак. Джульетт даже не потрудилась подойти к окну, как делала это обычно, а лишь продолжила заниматься обедом. И не обернулась, когда спустя несколько минут Фрэнк окликнул ее по имени, неуверенно попросив прощения за вчерашнее. Джульетт прекрасно знала, что он хочет сказать и что скажет, потому что уже много раз все это слышала.
- Ты серьезно? - ответила пусть не сразу, но все же отложила свое занятие и обошла обеденный стол, оказавшись напротив супруга. - А что потом? Вернемся к тому, с чего начали?
Вопрос, пожалуй, был резонным, но скорее риторическим, поскольку они оба знали ответ. Иной раз брак и правда заходит в тупик - печально, что это именно их случай.
Разговор был прерван раздавшимся из коридора голосом. Алессия вернулась, что означало - пора заканчивать с выяснением отношений.
- Я им еще не сказала, но рано или поздно нам придется это сделать, - не дожидаясь продолжения, Джульетт покинула кухню, усилием воли изобразив беззаботность и даже улыбку. Она встретила дочь в дверях, заботливо приобняв за плечи.
- Ты как раз к обеду, родная. Хорошо провела время?

+2

11

Алессия уже давно перестала задаваться вопросами (и, уж тем более, задавать их кому-то еще) о том, почему папа так часто не приходит ужинать (или просто не приходит), так редко посещает ее спектакли или, как сегодня, матчи брата. За Френки, в какой-то степени, было обидно даже больше, чем за себя – как мальчик, он явно имел право на мужскую поддержку, да и этот его матч, к тому же, первый в новом статусе. Алессия искренне старалась поддержать брата, еще с утра прибывавшего в предвкушении грядущего матча, безропотно выслушала его получасовую и малопонятную ей тираду о разметке поля или чего-то подобного, и даже перед самым выходом из дома заверила того, что папа наверняка приедет прямо на стадион – не может же он не прийти вовсе. Хотя сама Алессия в собственных словах была не слишком-то уверена. Что, в итоге, и подтвердилось – кроме толпы школьных товарищей, таких же диких фанатиков, как и ее братец, за Френки болели только она и мама.
Алессия прекрасно понимала, что проводить выходные, очередные, кстати, не дома – не слишком честно и правильно по крайней мере по отношению к маме, и, все же, стоило матчу закончиться, поздравила счастливого брата с победой и поспешила к подруге, уже ее дожидавшейся. Даже найдя себе оправдание – премьера фильма бывает только один раз, они давно придумали, чем займутся в этот уикенд, да и когда ей еще нормально проводить время с друзьями, если не на выходных, Алессия добрую половину вечера ощущала неприятный осадок от сложившихся обстоятельств.
Пообещав вчера вернуться еще до обеда, чтобы хотя бы воскресный вечер провести дома, слово свое девушка держит – на часах еще нет двенадцати, так что она даже чуть раньше положенного. У дома можно заметить знакомую машину, да и Френки уже тоже наверняка вернулся – кажется, большим любителем прогулок под дожем он не был, перед монитором-то явно теплее. Значит, если все дома, их даже ждет нормальный семейный обед. Алессия невольно отмечает про себя, что не может точно вспомнить, когда это случалось в последний раз.
Громко поздоровавшись со всеми, до кого удастся докричаться, девушка вешает на плечики успевшее даже под зонтом промокнуть пальто, приветливо треплет спустившегося со второго этажа пса, и спешит в сторону кухни – ей показалось, что кто-то там разговаривал, прежде, чем она пошла. И, точно – мама уже выходит на встречу.
- Привет! Да, просто чудесно. – не пускаясь в подробные пояснения, отвечает Алессия. Ее субботний вечер, действительно, прошел очень не плохо и выходными девушка была вполне довольна, пусть те и ничем особенным не отличались от большинства предыдущих. Им было хорошо и весело, на память, как водится, осталась уйма фотографий. К тому же, выходные не ограничились только вчерашним «девичником» с подружками, до обеда она успела еще и встретиться с Малкольмом. На минутку заглянув в ванную, чтобы вымыть после улицы руки, девушка тоже спешит на кухню – действительно, машина оказалась не просто иллюзией, хотя, мимолетно оглядываясь по сторонам, Алессии отчего-то кажется, что она слишком рано радуется.
- Привет. – Алессия здоровается теперь уже с папой, вполне приветливо улыбаясь. Невольно отмечает полоску пластыря – какой-то не очень хороший признак. - Тебе что-нибудь помочь? – обед, кажется, еще не совсем готов, так что Алессия считает это предложение самым верным.

+2

12

И вновь она обдала его арктическим холодом. Не было ничего удивительного в том, что Фрэнк искал общества других женщин. А что ему оставалось, если та, с которой он жил, вместо попыток понять его, делала так, чтобы домой и возвращаться не хотелось? Он не был каким-то ничтожеством, хорошо зарабатывал, мог защитить семью. Что ей еще нужно? Любая другая была бы счастлива, оказаться на ее месте
Может, у нее появился другой? Прежде Фрэнк подобного даже не предполагал. Он знал, что его жена довольно красивая женщина, она всегда пользовалась популярностью у мужчин. Однако для ревности поводов ни разу не возникало. У Джулс были дети и куча забот по дому, как казалось, такая жизнь ее вполне устраивала - без каких-либо острых ощущений - тихо, спокойно, размерено. Она не тот тип женщин, которые прыгали в койку первому встречному, поэтому он и женился на ней, зная, что семья для нее будет самым главным.
А что ответить на сей риторический вопрос, Фрэнк не знал. Он на самом деле не мог изменить ничего, пока был членом семьи Торелли, и выйти из игры тоже не мог. Впрочем, если честно, он и не хотел, его работа очень много для него значила. Джулс могла помнить тот день, когда ее мужа принимали в организацию (не поделиться с ней этой радостью он, разумеется, не мог), в день их свадьбы Фрэнк был менее возбужден и взволнован, чем тогда. Это не значило, что работа для него была важнее, просто он не мог делать выбора между. И не хотел, чтобы его к этому выбору принуждали.
Тем временем вернулась дочь, о том, что она не ночевала дома, отец не был в курсе, вернувшись поздно, он думал, что та уже спит. Джульетт пошла ее встречать, Фрэнк же остался на кухне – заглянул в кастрюли, узнать, чем будет кормить жена, помимо новости о разводе. Когда Джулс вернулась, он пустил ее на место, сам отошел чуть в сторону, чтобы не мешаться.
- Что я должен сделать, чтобы мы остались вместе? – спросил он, пока дочери не было.
Джульетт не говорила, что хочет развода, потому что больше его не любит, в этом случае, понятно, сделать что-то было бы уже практически невозможно. Может, стоило напомнить ей об их чувствах? Конечно с рождением детей, они больше не могли себе позволить спонтанно заняться любовью прямо на кухне, даже уединяясь в собственной спальне, приходилось предварительно удостовериться, что сын с дочерью уже уснули. Как казалось Фрэнку, предложенная им поездка могла бы позволить проводить больше времени друг с другом, они ведь месте не потому что у них дети, а потому что они любят друг друга. Пора уже подумать и о собственных чувствах.
Подойдя к жене сзади, он положил левую руку ей на талию, правой убрал длинные, опускающиеся на плечи волосы, и нежно поцеловал в шею.
- Поехали в Майами, - негромко повторил он. – Возьмем лучший номер на неделю. Покатаемся на яхте.
Зимой там был самый сезон, цены взлетали в несколько раз, но Фрэнка это не особо останавливало, они с женой не так уж и часто куда-то ездили.
В этот момент на кухню вернулась Алессия. Фрэнк отпустил жену и, улыбнувшись, поздоровался с дочерью.
- Привет, мышонок, - так он называл ее с детства за любовь к сыру. И вроде дочка выросла, но детское прозвище осталось. – Где была? – поинтересовался он из любопытства, где же можно было по утрам в воскресенье хорошо проводить время. Небось, очередное хобби вроде бега в парке. Хотя по внешнему виду не скажешь. Фрэнк достал из шкафа тарелки, чтобы помочь накрыть на стол. Готовить он, в принципе, умел, но делал это не часто, на кухне у них безраздельно правила Джулс, Фрэнк разве что посуду расставлял (да, он знал, где она лежит).
- Мама говорит, у тебя появился мальчик? – как бы между делом спросил он у Алессии. Фрэнк не хотел казаться дочери каким-то тираном, он понимал, что в шестнадцать лет вполне нормально интересоваться противоположным полом (ее брат в четырнадцать уже вовсю лазил по порносайтам), но как любой отец Фрэнк переживал за нее. Как минимум он хотел знать, какой именно мальчик таскался за его дочерью.

Отредактировано Frank Altieri (2014-01-12 16:21:13)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » рядом, но не вместе