Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И я тебе друг, а ты мне не то что бы.


И я тебе друг, а ты мне не то что бы.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/CGYMd.gif
Участники: Алиса и Чарли
Место: квартира Чарли
Время: Рождество
Время суток: поздний вечер
О флештайме: внезапный приезд Люка в Сакраменто не стал сюрпризом для Алисы, а вот для Чарли очень даже. Рождественский ужин прошел не так весело, так и не дождавшись Алису, семейство все же устроилось за столом, стараясь не думать и не обсуждать внезапную прогулку девушки с взрослым мужчиной. Норман-старшая вернулась домой около десяти часов вечера, рассчитывая, что все обитатели дома уже крепко спят. Но Чарли не спал...

0

2

Встреча с Люком… Мы действительно очень хорошо провели время, разговаривали, смеялись, обменивались новостями. Наши беседы давно уже не были такими доверительно-откровенными, было легкое чувство того, что переписки двухлетней давности вдруг вернулись в реальность, просто вместо печатных слов – были устные речи – и его голос, искренняя улыбка и желание меня увидеть – делали рождественский праздник по-настоящему особенным.
Каюсь, но я ни разу не пожалела, что предпочла посиделкам за столом прогулку с Логаном. Я никогда не была любителем больших праздников, в большом скоплении народу чувствовала себя совершенно неловко, и ненавидела кушать на виду   у чужих людей. А Элизабет была мне чужой, и нет, совсем не ревность заставляла меня избегать ее общества. Скорее неловкость за то, что я посмела когда-то целовать ее мужа.
Что сказать о Чарли? Перед ним мне было немного неудобно, но совсем чуть-чуть. Я верила, что он отреагирует на мой уход весьма благосклонно, ведь он знает, насколько близким другом мне был Люк, и как сильно я дорожу нашей «дружбой», да и это шанс для него провести время с семьей. Он сможет быть самим собой наедине с детьми, с Элизабет, они смогут веселиться и танцевать до самого позднего вечера, и в какой-то степени, я считала, что делаю некоторое одолжение своим уходом. Так будет лучше – и я в это верила.
Но всему и всегда приходит конец – жена Люка буквально разрывала его телефон требовательными звонками и сообщениями, я лишь виновато хлопала ресницами, стараясь поскорее выпроводить Хемсворта домой, но блондин все никак не мог со мной наговориться. Наконец, отправляя мужчину на автобус, я вернулась домой, чуть неуклюже стягивая сапоги в дверях, не сразу замечая рядом суровый силуэт своего покровителя.
- Чарли! – испуганно слетает с моих уст, когда я включаю свет и натыкаюсь взглядом на мрачное выражение лица мужчины. – Ты почему не спишь? – Я всегда старалась не обращать внимания на плохое настроение Хантера, веря в то, что через короткий промежуток времени хирург и сам забудет о свеем скверном расположении духа. Может эта тактика сработает и сейчас?
Тихонько вешая куртку на крючок, я подошла к мужчине, чмокая его в щеку и широко улыбаясь.
- С праздником! Как вы отметили? – некоторая неловкость в наших с ним отношениях все-таки присутствовала, но сейчас акцентировать на этом внимание мне никак не хотелось. – Из вкусностей что-нибудь осталось? – и проскальзываю на кухню, включая ночник и скрываясь за белоснежными дверями холодильника. – Выпьешь со мной чаю? Расскажешь, как все прошло?
Но даже когда чайник вскипел, а на столе появилось пару тарелочек с вкусностями, Чарли не растаял, и его хмурая моська стала меня напрягать.
- Что-то случилось? Почему ты такой… Недовольный?

+1

3

Меня отвлекает звук открывающейся входной двери, доносящийся до кухни из гостиной. Алиса вернулась домой - мысленно подытоживаю я, бросая беглый взгляд на настенные часы, которые показывали почти одиннадцать вечера. Ужин давно закончился, и мне даже сложно назвать его хорошим вариантом проведения вечера, который обычно должен быть семейным. Но, что сказать - без Алисы вечер таким не был - Эльза и Ханна с неприязнью поглядывали на Элизабет, не стараясь и не желая завязывать разговор и не намереваясь поддерживать даже его зачатки. Будь за столом Алиса, вечер был бы другим, я это прекрасно понимаю, как и ее сестры. Но мне не хотелось ее винить за что-то, ведь она вправе сама принимать решения и распоряжаться своим временем. Я сидел последние часа полтора на кухне, дожидаясь ее прихода, чтобы знать, что она вернулась и с ней ничего не случилось. Просто забота, ведь верно?
Я бесшумно покидаю кухню и останавливаюсь недалеко от входной двери, наблюдая за ее силуэтом, пока она снимает обувь, пока не загорается свет и мы не встречаемся взглядами.
- Пока не спится. Как погуляла? - но то ли мой вопрос не был услышан, то ли был проигнорирован. Ты избавляешься от куртки, оставляя ее на крючке, оставляешь след прохладных губ на щеке и спрашиваешь о вечере, будто ничего не произошло.
- Было скучно без тебя за столом. - равнодушно пожимаю плечами, пропуская тебя в сторону кухни, куда ты тут же направляешься мимо меня. Молча следую за тобой, останавливаясь у стойки и включаю чайник, опережая твой вопрос про чаепитие. На столе перед нами уже пара тарелок, две чашки с горячим чаем греют руки, а я не знаю о чем нам сейчас можно поговорить. Давно ли такое было? Чтобы между нами была неловкая тишина, недоговорки, тайны? Твой вопрос выводит меня из задумчивости, и я понимаю, что еще не сделал даже глотка чая, что тут же исправляю, обжигая губы и резко отставляя чашку от себя.
- Как все было? Ханна поругалась с Элизабет, Эльза старалась не вмешиваться, а мне одному их обеих остановить не под силу. В общем... семейный ужин закончился намного быстрее, чем планировался. Сестры ушли в комнату, Лиз к детям. - снова пожимаю плечами, глубоко вздыхая, глядя куда-то в пустоту.
- С кем ты была? Я не видел раньше этого... мужчину. - парнем у меня язык не повернулся его назвать. Все же он был старше. Старше Алисы, скорее по возрасту ближе мне, чем ей. Но касалось ли это меня на самом деле?
- Алиса, я не об этом хотел поговорить, это... не мое дело, ты можешь не отвечать. Но я хотел с тобой поговорить, мне это необходимо. Мне не нравится, что мы стали... избегать друг друга. - я не смог подобрать другого описания нашему холодному общению. - Последние два месяца ты избегаешь общения, оставаться со мной в одной комнате, испаряясь при первой же возможности. - я сижу напротив тебя, следя за твоей реакцией на мои слова, на каждое слово. - Знаешь в чем прелесть Рождества? Можно говорить правду. Это из-за того поцелуя? - все же решаюсь спросить и спрашиваю, чем смущаю тебя. - Мы с тобой не говорили, ты не дала нам возможности поговорить об этом. - продолжаю я, желая уже выговориться до конца, раз начал.
- Что, если я скажу, что это не было...  - собираю руки вместе, подпирая ими подбородок, подбирая каждое следующее слово. - чем-то неправильным? Что мне хотелось бы его повторить. И мне нужно знать, что ты об этом думаешь. - будь передо мной не молодая девушка со сломанной судьбою, я бы уже мог прижать ее к стене, захватив поцелуем... так было бы быстрее понять - что она об этом думает. Но я не собирался отступать, пока мы не поговорим. Просто поговорим, расставив все точки на свои места.

+1

4

Хочешь, я скажу: ничего не было, нет.
Может быть, ты поверишь в это,
Убаюканный музыкой слов.
И в мир неизведанный, новый
Осторожно сделаешь шаг,
Закрывая глаза от страха,
Трепеща и не зная, как.

Твой взгляд был бесконечно задумчивым и холодным, словно ты хотел мне что-то сказать, но никак е решался. Закрытая поза в виде сложенных на груди рук не предвещала ничего хорошего, и я спешно закрыла холодильник, виновато потупив взор и отходя в сторону. Сейчас я чувствовала себя провинившимся котенком, а ты был моим недовольным хозяином, что молчаливым присутствием наказывал гораздо больше, если бы кричал на меня во все горло.
Твое меланхоличное настроение буквально передалось и мне, я осторожно поправила светлые волосы, кидая на тебя заинтересованный, но осторожный взгляд – не хотелось сталкиваться с тобой глазами, я бы не смогла этого выдержать.
- Погуляла? Ничего, спасибо. – Чарли, как так вышло, что сейчас я чувствовала себя чертовски виноватой перед тобой за то, что вместо семейного ужина я предпочла прогулку со своим давним, но очень близким другом. Но я не хотела оправдываться, пытаясь отыскать хоть какое-то логичное оправдание, я не смогла придумать ничего лучшего, чем промолчать. Лишь промолчать, выслушать обидные слова и пойти спать. Поскорее укрыться от тебя в своей комнате и не возвращаться воспоминаниями к тому самому поцелую.
Так мы общались последнее время – ты пытался подойти ко мне поближе, а я каждый раз норовила убежать и скрыться, спрятаться за дверями, утонуть в своем воображаемом мире или же сбежать из дома, отговариваясь вечными делами. Правильно ли я поступала? В моем возрасте трудно составлять себе отчет о происходящем, вот и я особо не задумывалась о последствиях. Я даже не предполагала, что однажды мы вот так столкнемся в кухне, твоя крепкая фигура преградит мне путь к выходу и мне придется с тобой разговаривать – мне придется вновь находить в себе силы не избегать тебя, подпускать ближе. Но я так боялась снова сорваться, мне так стыдно было смотреть в твои серые.
- Это Люк, мы с Эльзой жили у него в Вестбруке. – Мне казалось, я достаточно рассказывала тебе об этом мужчине. О том, как он выручил нас, как стал нам хорошим и верным опекуном. Он дал нам работу, крышу над головой, уверенность в том, что на нашем пути обязательно встретятся хорошие люди, которые не откажутся нам помочь. Он не ошибался, ведь через какое то время нам встретился ты. Единственное, во что посвящать я тебя не собиралась, так это в нашу длительную с Люком переписку по сети. Не знаю, но почему то за встречу и прогулку с ним сейчас я чувствовала себя виноватой, и странно, почему? Никто никому ничего не должен, я взрослая девушка и могу вести себя так, как посчитаю нужным, но… но румянец стыда и неловкости все же залил мое лицо, уже касаясь языком и моих чуть торчащих ушек.
- Пожалуйста, не надо смотреть на меня так пристально, я чувствую себя неловко. – Хотелось спрятаться, просто отвернуться лицом в угол и обнять себя за плечи, словно объятия могли заменить мне свою комнату. Но ты был настойчив и твои следующие слова буквально заставили меня сжаться и встрепенуться.
Я тут же подняла глаза на тебя, испуганно вдыхая воздух и пытаясь придумать план бегства. О нет, неужели мы будем это обсуждать? Неужели ты действительно хочешь поговорить об этом?
Тот поцелуй – я боялась узнать, что именно ты о нем думаешь, и все эти дни, долгие недели после произошедшего я заставляла себя думать, что то, что произошло – лишь плод моей больной фантазии. Мне все привиделось, приснилось, и между мной и тобой нет никакой взаимной симпатии. Я слишком юна и беспечна для таких чувств, ты же… у тебя достаточно девушек более симпатичных и интересных, кроме меня.
Да, я действительно считала себя непригодной – некрасивой, скучной и неинтересной, да я даже целоваться толком не умела, и мое волнение и неуверенность в себе сейчас вырывались из легких частыми и взволнованными вздохами. Мое пыхтение заполнило всю кухню, я смотрела на тебя не моргая, боясь отвести взгляд и потерять эту ниточку, что внезапно связала нас вместе воедино.
- Повторить? – на выдохе произношу я, осторожно щипая себя за руку, словно пытаясь разбудить и убедиться, что все, что творится в этой комнате – лишь сон. – Неужели я правда не сплю? – Волнение отражалось дрожью по всему телу, я испуганно закрыла глаза, пытаясь придумать в своей голове хоть какой-то вменяемый ответ – но на ум ничего не приходило, лишь отголоски того дня, когда я, сумасбродный подросток, пытался поцеловать тебя со всей нежностью и привязанностью, что таил у себя на душе.
- Я… я не знаю, это как-то… - я заикалась, заметно заикалась, не решаясь произнести до конца то или иное слово. Как плохо быть юной, я просто не знала, как правильно повести себя – с одной стороны мне хотелось кинуться тебе на шею, и вновь поцеловать тебя, с другой стороны внутренний голос кричал, чтобы я остановилась – это неправильно, не логично, вы слишком разные Алиса, а какая у вас разница в возрасте! – У тебя дети! – Испуганно пролепетала я, указывая в сторону детской спальни, где малыши спали вместе с мачехой. – Элизабет… Я не умею целоваться… - Ну а что? Это тоже повод.

+1

5

Я не хотел, не собирался на тебя давить. Это скорее получалось само собой. Наверное, таким странным способом я выражал свое беспокойство за тебя. Я терпеливо слушаю про Люка, про вашу историю, про то, как он вам помог. Я помню часть истории, которую ты рассказывала мне ранее. Когда только вы поселились у меня, ты часто говорила о том парне. Тогда я еще думал, что это парень. Теперь же я знаю, что это мужчина, уже взрослый, и, это глупо, но я переживаю за тебя, когда ты рядом с ним. Нет, это правда смешно, ведь я спорить готов, что я постарше Люка буду.
Но я отвлекся, я не об этом хотел говорить и перехожу к теме, интересной мне. Наблюдаю твою растерянность, неловкость, смущенность. Как ты начинаешь бегать взглядом по всей кухне, ища за что бы зацепиться, лишь бы не сталкиваться взглядом со мной. Может и правда не стоило заводить этот разговор, если он тебя так тревожит? Я... я просто хотел разобраться, ох уж эта мания во всем видеть логику. Можно было вполне последовать твоему примеру, сделать вид, что ничего не было и продолжить жить, как мы все жили и раньше. Смогли бы мы? Нет, знаю, что не смогли.
Я делаю первый шаг, я говорю то, что думаю. То, в чем не хотел до этого признаваться или же боялся признаться даже себе. Я озвучил то, что это был не просто поцелуй, что он что-то значил. Что он мне понравился, черт побери!
- ... не правильно. - заканчиваю я за тебя фразу, которую ты не смогла договорить. - Я знаю. Я все это знаю, Алиса! - ты говоришь о детях, о женщине, которая спит наверху с детьми. Я, черт побери, все, ВСЕ, это знаю. И мне не легче от этого. Я бы рад был сейчас тебе соврать, что это не мои дети и чужая женщина, но это не так. Рад был бы сказать, покривив душой, что все они - для меня пустой звук и ничего не значат, но и это будет ложью.
Я обхватываю тебя за плечи, притягивая к себе, как маленького ребенка. Хотя, хватит врать самому себе, ты и была ребенком, ведь все в мире относительно. Глажу твои волосы, обнимаю, пытаясь унять дрожь, которая выдает твое состояние.
- Все хорошо. - негромко над твоим ухом. - Я не хотел, чтобы это стояло между нами и отдаляло друг от друга. Это не правильно. Я не жду ничего от тебя. Я знаю все "но", которые у нас есть. - только вслух озвучивать их не хочу, это может затянуться надолго. Возраст. Ваш отец. Мои дети, один из которых твой ровесник. Элизабет. Мне бы хотелось, чтобы первый пункт был не самым важным, но он всегда будет им оставаться, ты не будешь спорить я знаю. Отстраняюсь, заглядывая в твои цвета неба глаза, пытаясь понять, а что важнее всего для тебя? И какое "но" самое суровое?
В следующую секунду я уже целую твои губы, робко, как школьник. Пробую на вкус твои губы, такие же дрожащие сейчас, как и все твое тело. Что-то мне подсказывает, что ты соврала, когда сказала, что не умеешь целоваться. И я стремлюсь это проверить, опасаясь снова тебя спугнуть. Снова услышать хлопнувшую дверь и тишину после.
- Алиса? - теперь я и правда слышу хлопок двери на первом этаже. Это может быть либо Руни, либо Эльза. Я отступаю от тебя на полшага. Это скорее машинально, но я отстраняюсь. Мы не успели поговорить, и главное, мы не решили, что с этим делать. Нет, правда, что? Ты готова рассказать сестрам, что целовалась с взрослым мужчиной? Или готов ли я, чтобы это было озвучено? Я не знаю, честно, не знаю.

+2

6

И внезапно время для меня остановилось, стены нашего дома буквально растаяли в сероватой дымке моих собственных фантазий и грез. Ты делал шаги навстречу, а мне было попросту некуда отступать – лишь упираться ладонями в деревянную столешницу и ждать, ждать нашего столкновения как чего-то  желанного, трепетного и важного.
Ты говорил, говорил много, и я соглашалась с каждым твоим словом, кратко кивая головой и вновь опуская глаза, не в силах сталкиваться с твоим взглядом своими стыдливыми, смущенными. Щеки пылали, пылало и мое сердце, зажигая в груди настоящий пожар – боялась, что мое пламя заденет и тебя, отвлекая тем самым от логичных доводов.
Мы слишком разные? Стоит ли считать это выражение верным, если наши души так отчаянно тянутся друг к другу? Разница в возрасте, женщина, дети – почему чертенок на моем плече отчаянно хохочет обзывая все это лишь детскими условностями. Алиса, кого и когда волновал возраст? Неужели тебе не все равно на Элизабет, на двух малышей, что наверняка уже сладко сопели, досматривая сны про сахарную розовую вату?
Вот и я превращалась в сладость с привкусом ванили, когда твой ласковый взгляд касался моего лица. Буквально таяла, как карамель на солнце, греясь в твоих лучиках и наслаждаясь ломким уединением. Такие моменты бывают не часто, наш дом постоянно стоит на ушах из-за многочисленных жителей, но тем такие секунды дороже, верно?
А что если все это мы лишь только придумали? Всемирное притяжение, взаимную симпатию, нечто, что по нашим фантазиям, нас объединяет? Что если это все не настоящее, надумное? Но решить для себя я так и не успела, утопая в твоих требовательных ладонях…
Язычком по небу. Касаясь трепетных губ. Ловя поцелуи и ласки. Опуская свои руки поверх твоих. Не дыша… Боясь любим неловким движением разрушить это маленькое чудо, что творилась на нашей темной кухне, не решаясь прервать поцелуй – такой невинный и порочный одновременно. Солоноватый вкус кожи, легкое покалывание от небритых щек, щекочущий ноздри аромат мужского парфюма. Все чувства резко обострились, на коже появились тысячи и тысячи мурашек в ответ на внезапный, но одновременно так ожидаемый от тебя порыв. Так хорошо…
Но хлопок двери заставляет нас встрепенуться, ты тут же отходишь в сторону, а я, растрепанная и взволнованная, только-только открыв глаза, словно проснувшись после крепкого сна, не могла прийти в себя.
- Алиса? – голос сестры доносился до меня буквально из другого измерения, я неуклюже сделала шаг вперед, выглядывая из-за спины Чарли, пытаясь отыскать взглядом Эльзу. – Ты уже пришла? Мы с Руни тебя потеряли.
Я совсем забыла про девочек, кидая на Хантера виноватый, и одновременно потерянный взгляд – наверное, каждый раз, когда мы будем оставаться наедине, постараемся как-то разобраться в нашей странной дружбе – нам будут мешать. Не специально, просто его квартира не создана для того, чтобы хранить в ней секреты. Слишком много глаз, казалось, даже у стен есть уши, и я боялась, дико боялась, что мои сестры, пусть и случайно, но узнают о нашем поцелуе. О наших поцелуях.
- Ты гуляла с Люком? Он привез мне что-нибудь тоже?
Ох Эльза, маленькая меркантильная шкурка, как же я рада, что тебя, в отличие от Руни, всегда в первую очередь интересовали подарки, а не взаимоотношения Алисы со взрослыми мужиками. Ханна бы сейчас точно одарила меня холодным взглядом, она и так косо смотрит на меня из-за переписок с Логаном, а если бы узнала такое… Боюсь подумать, какая взбучка бы меня ждала. А главное, главное, что меня ждал бы переезд. Сестра вряд ли бы позволила мне еще оставаться в доме Чарльза.
- Я сейчас налью нам чаю, и приду, хорошо? И да, он передал для тебя маленький презент. – вру, конечно вру, как странно, но о подарке на рождество Люк позаботился лишь для меня. Что-нибудь придумаю, скажу, что оставила подарок у него, а завтра куплю сестре какую-нибудь безделушку. Но сейчас мне хотелось остаться здесь, рядом с Чарли, словно я знала, что скажу ему, когда мы останемся наедине.
Сестра, довольно улюлюкая, скрылась за дверью, до нас с мужчиной доносилось лишь ее довольное пение какой-то попсовой песенки – она явно была рада тому, что ей перепадет очередная праздничная хрень. Я же, вспомнив про подарок, что таился в заднем кармане моих джинс, не задумываясь выудила его наружу, глядя Хантеру в глаза (в кой то веки), кивая на коробочку.
- Он подарил мне серьги. – Это прозвучало из моих уст немного виноватым тоном. Я знаю, что ты ждал сейчас от меня нечто иного, но я не знала, как ведут себя девушки в таких ситуациях. Мне понравилось с тобой целоваться, это было как то иначе, мальчики в школе целовали меня по другому, а ты… Наверное, именно так целуются взрослые. Хотя мне казалось, что так целовать можешь лишь ты.
Облизываю губы, словно стараясь сдерживаться от очередного позыва коснуться твоих. Нельзя, не смотря на наши желания, нельзя. И мне до сих пор казалось это неправильным, но все же…
- Я не носила украшения уже года три. – пожимаю плечами, укладывая две серьги с лазурными камушками на ладони. Одеваю одну, непрерывно глядя в твои серые глаза. Вторую вкладываю тебе в руку. – Поможешь? Мне идет?

+1

7

На кухню заглядывает Эльза, младшая сестра Алисы. Внося в натянутую атмосферу свои нотки непосредственности, как она это всегда умела делать. Мужчина приветливо улыбается младшей из сестер, отходя в другую часть кухни, отвлекаясь на чайник, который снова ставит закипать. Но больше занять себя нечем, он облокачивается на стойку, смотря на сестер.  Не может не заметить румянец на щеках Алисы и то, какой невнимательной к мелочам всегда остается ее сестра. Она не была любопытной, принимала все за чистую монету. И если сестра что-то сказала, то так оно и есть. Подозрительность не в ее характере.
Эльза уходит обратно в комнату, оставляя Алису и Чарли наедине. Снова наедине в повисшей между ними тишине.  Она говорит про серьги, а он молча поджимает губы. Он не приготовил ей подарка, он в этом году вообще не думал о подарках. Сам не знаю почему. То ли работа, то ли присутствие Элизабет, то ли просто все вместе. Или же просто не было ощущения праздника. Его и сегодня не было, когда все сидели за ужином. Врагу таких ужинов не пожелаешь.
- Я заметил, что ты не носишь украшения. Думал, ты их не любишь. - пожимает плечами, хмурится и  подходит ближе к девушке, забирая из ее руки вторую сережку. Убирает волосы, какое-то время смущенно мешкается, но после одевает сережку, оставляя руку около ее лица, пальцами все так же обхватывая мочку уха, в которую только что вдел украшение.
- Да, тебе очень идет. - улыбается, глядя на нее сверху вниз, отчаянно не зная как себя вести. Что они делают? Они оба знают, что все, что они сделали - неправильно. Но почему в голове так упорно раздается "если очень хочется, то можно". Это тоже неправильно, все наши поступки влекут за собой последствия. Всегда так было, есть и будет.
- Я возможно не должен был заводить сегодняшний разговор. Я не хочу, чтобы ты чувствовала смущение, находясь рядом со мной. Я знаю, что я могу быть честен с тобой, я это чувствую. Ты не посмеешься надо мной, но и уйти еще раз, хлопнув дверью я тебе не позволю. - опускает глаза, подбирая новые слова, чтобы продолжить, глубоко вздыхая. - Ты нравишься мне. Но я знаю, что ничего не могу тебе дать. - вот и вся правда, которая его мучила. Что он взрослый, а она молода и он не мог ей ничего дать, предложить. Даже думать об этом было несправедливо по отношению к девушке. И возможно без этого разговора им обоим было бы лучше и легче. Они бы продолжили друг друга избегать, что было, наверное, даже правильнее, учитывая все обстоятельства.
- Возвращайся в комнату, к сестре. Скоро спустится Лиз. - его голос становится тише и грустнее. - А уж она найдет какое-нибудь объяснение твоему румянцу. - касается ладонью ее щеки, улыбаясь теплой улыбкой.

+1

8

Ты так хотел зафиксировать
Вечность..


Она словно застала нас за совершенно неприличным занятием, своим приходом нарушая таинство, что было между нами. Я смутилась, смущенно опуская глаза и оглядываясь на сестру с самым равнодушным видом, на который только была способна. Но безупречно ленивый взгляд предают дрожащие руки, и я сжимаю их в замок за спиной, улыбаясь Эльзе так, словно она не сделала ничего плохого, внезапно появившись на нашей кухне.
- Я скоро приду, ложись без меня. Хочу выпить чаю, может тебе налить тоже? - на что сестренка лишь устало зевнула, качая головой и шлепая розовыми пятками по холодному полу, вновь скрылась за дверьми своей спальни. Мы снова одни, а румянец с моих щек все никак не уходит. Я взволнованно поднимаю глаза на мужчину, словно приглашая его снова встать около меня — мне нравилось ощущать его присутствие. И самое страшное и неправильное, так это то, что я не чувствовала за это угрызений совести.
Это нельзя сравнить с отношениями с Люком — он был женат, у него была семья, любимая жена, хозяйство, привычный образ жизни, и своими симпатиями я никак не хотела рушить его судьбу. С Чарли было по-другому, я знала, что его жизнь с Элизабет никогда не несла за собой что-то большее, чем просто сотрудничество. Он воспитывал своих детей, он любил их, окутывая заботой и вниманием на столько, на сколько был способен. Но спросите меня, любил ли он Элизабет — я без сомнений отвечу, что нет. К кому же тянет этого мужчину? Не хочу показаться слишком самонадеянной, но мне кажется, что ко мне.
Мерный шум от газовой плитки, пыхтение чайника, а он снова рядом, касается ладонью моих волос, обдавая тонкую кожу на шее порывом прохладного воздуха — приятное ощущение, волнующее. Его пальцы на мочке моего уха, и почему то сейчас такой бытовой жест, обычный — мне казался неприлично личным и интимным — но я не спешила смущенно закрыть глаза или отвернуться — я испытывающе смотрела в его глаза, словно играя с ним в гляделки. Кто сдастся первый? Кто не выдержит прямоты и отведет взгляд?
- Я не чувствую смущения рядом с тобой. - В любом случае оно не доставляло мне дискомфорта, скорее наоборот, я получала от этого удовольствие. Мне были приятны его прикосновения, его взгляд, порой затуманенный какой-то загадочной для меня мыслью, его слова, неловкие и потерянные — он чувствует себя виноватым, вновь и вновь возвращаясь к здравому смыслу. Я же гнала от себя логику прочь.
Его признание было для меня... Я не знаю, как точно описать свои чувства — там, в сердце, словно взорвалась маленькая бомбочка, выпуская из себя лепестки ярких разноцветных фейерверков, что щекотали легкие и буквально вырывали изнутри легкий и счастливый смех. Не в силах сдерживать себя я с облегчением улыбнулась, выдыхая и позволяя этому хохочущему счастью вырваться наружу. Мне хотелось обнять его, сжать в объятиях настолько сильно, насколько могу. Повиснуть на его шее и ходить так постоянно, вновь и вновь повторяя в своей голове его голос, повторяющий эти сказочные слова — ты мне нравишься. О второй части предложения я и думать не хотела, но чувствуя испытывающий взгляд Чарли на себе, чуть приуныла, стирая с лица улыбку и пытаясь придумать что-то вразумительное в ответ. Но стоит что-то говорить, если он мне нравится тоже? Все взаимно, все хорошо, мы оба свободны. Зачем мы придумываем себе условности, мешая быть вместе, быть просто счастливыми?
- Ты заставляешь меня улыбаться, чувствовать себя интересной, рядом с тобой все плохое забывается, и я чувствую себя словно... А разве нужно что-то давать человеку, чтобы быть рядом с ним? Почему мы не можем просто нравиться друг другу, без этого слова — должен. Ты ничего не должен мне давать, мне в общем-то ничего и не нужно больше, когда ты есть рядом. Ты даешь мне многое, но я не думала об этом, потому мне сложно сказать так сразу.
Он слишком много думает, слишком много анализирует, заставляя и мои ветреные розовые мозги работать. А я не хочу омрачать свою жизнь лишними условностями — в моем понимании вся судьба должна строиться легко и непринужденно. Если мне нравится человек — ничто мне не помешает быть рядом с ним. Так что мешает ему?
Я обиженно делая шаг назад, игнорируя свит вскипевшего чайника. Я смотрела на него с укором и непониманием — секунду назад он сам сказал о том, что не хочет, чтобы я снова уходила, а теперь отправляет меня в кровать?
Я гордо подняла голову, глядя на него с вызовом и обидой. Мужчины — слишком сложные и непонятные существа, мне никогда не будут доступны их размышления и кривая логика. Почему они так любят себя ограничивать? Или же наоборот, слишком выходить за рамки. Тот же Чарли, я знала, что у него было много женщин, он никогда не был евнухом, но сейчас, когда я была рядом, когда я отвечала ему взаимностью — строил из себя правильного... Для меня это было как-то унизительно, словно я была в миллионы раз хуже его случайных любовниц.
- Хорошо. Спокойной ночи. - максимально сухо слетает с моих уст реплика, и я быстро разворачиваюсь уходя прочь. Чайник подвывает, выплескивая из носика обжигающий кипяток, я же кусаю губы, стараясь заставить себя закрыть рот и не сказать что-нибудь обидное вдогонку. Молчи, просто молчи. Нельзя быть такой навязчивой, Алиса. Людям нужно давать свободу.

= конец =

Отредактировано Alice R. Riley (2014-06-02 23:57:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И я тебе друг, а ты мне не то что бы.