Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я погружаюсь на самое одно. Обратно в свой мир


Я погружаюсь на самое одно. Обратно в свой мир

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Винцензо l Агата
Мост, улицы, далее по обстоятельствам
Этим поздним вечером температура опустилась до +2, вода +3
Она, то ли пыталась покончить с собой, то ли не справилась с управлением, слетает с моста.
Он, то ли не узнал ее, то ли дал второй шанс, но спасает ее.

Ничто не забыто,
Мои нервы дрожат на пределе,
Губы застыли
В привычной защитной улыбке.
С пеной у рта
Меня опять заставляют поверить,
Что вся моя жизнь —
Одна большая ошибка.

http://s6.uploads.ru/lFIBu.gif

+1

2

О чем я думала садясь этим поздним вечером в машину? Точно не о том, что буду близка к желанию разогнаться до 150 по городу, забыв о безопасности. Вообще обо всем забыв. И, наверно, сейчас меня больше пугало то, что я могу кого-то сбить, а не убить сама. Ведь если оглянуться назад, что из существующего меня держало? Я помню слова Гвидо, который, в период моего отчаяния, когда была убита Анна, состоялись похороны Рика, а впереди маячила казнь Данте, говорил, что я должна держаться ради сына. "Будь сильнее этого. Не для меня, мне ты всё уже доказала. Будь сильной для своего сына". И глядя тогда в окно, наблюдая за тем, как Аарон топит кораблики в моем маленьком хлорированном море, я чувствовала в себе эти силы. Но сейчас... единственное, что я вижу рядом с собой, так это мелькающие огоньки фонарей, да свет в окнах домов, серые улицы и редких людей, которые тут же прячутся в злачных клубах.
Разворачиваю кадиллак на запад, там, вдоль набережной есть такой участок дороги, на котором, если достаточно разогнаться можно почувствовать себя в полете. Это то чувство захватившего дыхание, которое испытываешь при проезде небольшой кочки. Видимо, работники, что клали тут дорогу были либо с чувством юмора, либо с кривыми руками.
Вжимаю педаль, не чувствуя в себе тормозов, плюю на то, что могу раздолбать одним таким проездом свой автомобиль. Первая кочка позади, и я ощущаю прилив эндорфинов. Как мало человеку надо для того, чтоб испытать счастье хотя бы на миг? Любовь, творчество, слава, власть - тьфу. Ничего этого не было в моей жизни, может от того я осознаю, что мой уход вряд ли останется едкой раной надолго? Да и смерть - просто дверь в другой мир. Вот, кажется, я наигралась в Жизнь и пора найти новую забаву. Я глупая эгоистка? Или это те капли от насморка, на которые я пристрастилась после ночного визита на склад, стали оказывать наркотическое действие?
Я кричу. Крик смешивается со смехом. Мои демоны ликуют. Мои демоны целуют в самое сердце. Нежно и любя.
Стоп-кадр. Впереди вижу фигуру человека. Мужчина стоит на проезжей части и в упор смотри на меня. Он улыбается и я узнаю его. Открываю рот, чтобы крикнуть "папа", но руки срабатывают быстрее, выкручивая руль. Машина заезжает одним колесом на бордюр, подпрыгивает и... И, сметая ограду, ныряет с моста. Затяжной полет. Или просто для меня время на миг остановилось? И вот то чувство, когда захватывает дыхание...
Красный автомобиль врезает в темную толщу воды. Срабатывает подушка безопасности. Меня обдает ледяными брызгами: вода штурмует изо всех щелей, заливая водопадом через щель в крыше.
Опять насморк. Я нашариваю в куртке непослушными руками "Називин". Но он неуместен здесь, только я еще не догоняю, что нахожусь в машине, идущей ко дну. Что глубина - это мой самый зыбучий страх, а из носа хлещет не простуда, а кровь.
Я отстегиваю ремень, но удается это сделать не сразу. В мои ноги уже острыми иголками впивается ледяная вода. И мне все труднее становится сопротивляться. Да и нужно ли? Все это может сойти за несчастный случай. За глупый случай.
На голову хлещет поток воды, застилая мою злобу. Не остается ничего кроме приевшегося разочарования и бессмысленного существования. Меня даже не бьет в голову вопрос о том, как на проезжей части мог оказаться мой отец? Мой погибший отец... Восприму этот как знак. Как зов.

Это не слезы это капли дождя на стекле.
Сколько можно не спать и плевать против ветра.
Быть беглецом, бежать от стены к стене.
Раздвигая пространство метр за метром.
Мы ничего не получим за выслугу лет.
Будем жадно хватать обрывки ушедших историй.
Я сомневалась, мне дали надежду в ответ.
И небо над головой дали чужое.

0

3

Каждое утро сотни парижан собираются в кафе, где пьют кофе и смотрят в окно, одиноко расположившись за своими столиками, ожидая что кто-то наконец прервет их одиночество. Но поблизости к Сакраменто Парижа не было, Энзо не был итальянцем потому на ночь глядя отправился к мосту с которого обычно смотрел на реку. Порой он перешагивал через ограждение и просто смотрел в даль. Его никогда не посещали мысли о самоубийстве, он просто не любил, когда любоваться горизонтом мешает какая-то ржавая железка, или не ржавая, не в том дело. Сегодня перелазить подручный не стал, потому решил просто посмотреть вниз, где уже не плавали яхты, не плавали рыбы, и не отражался свет фонарей набережной, просто потому что далеко. Огромная черная бездна, которая может поглотить любого человека, как бы могуч и влиятелен он не был. Кто-то стремился быть похожим на хищников, превращая все вокруг в свою добычу, кто-то строил из себя героя и надевая форму боролся со злом, а Энзо всегда искренне поражался только силе стихии, перед которой бессильно все остальное. Тишина этого места позволяла думать о многом, чем итальянец и пользовался, предаваясь своим мыслям, укутавшись в теплый плащ. Раздумья его прервал разве что рев движка неподалеку, две ярких искры фар привлекли его взгляд, а потом машина просто резко свернула с дороги и выпала с моста.
«Что за чертовщина?», - спросил себя итальянец, бегом отправляясь к месту аварии. Внизу его ждал сюрприз – тонул узнаваемый стильный кадиллак. Настолько стильный что плавать в нем могла отважиться только одна женщина – Агата Тарантино.
«Тебя вдруг стало слишком много в моей жизни», - усмехнулся Монтанелли и скинул плащ на асфальт. Туда же отправился и пиджак с кобурой. Итого на итальянце в зимний день осталась рубашка, брюки, туфли на чехол с ножом на ремне. Во всем этом он и прыгнул с моста вслед за машиной, совершив по своему мнению очень глупый поступок. В воду он вошел как раз неподалеку от машины испанки, судя по ее глазам в тот момент, когда она увидела его под водой – он был последним, кого она ожидала увидеть в роли своего спасителя. Вытащить испанку было делом техники – вытащив нож из чехла мужчина несколько раз ударил по стеклу рукояткой – в салон тут же хлынула вода, с которой смешалась кровь испанки. Не мешкая итальянец воткнул нож в подушку безопасности, сделав немалый разрез, из которого тут же стал выходить газ. С ремнем мужчина так же не стал церемониться, и сделав два надреза свел на нет оковы Тарантино. Тут же подхватив ее за плечи мужчина выволок террористку из салона и наконец мог плыть вверх – там, где было так много живительного кислорода. Агата, не потеряв сознания не создавала особых препятствий и помогала перебирая ногами, хоть и немного неумело. Вскоре они всплыли и тут Энзо понял, что его дыхание не совершенно и ему еще есть куда стремиться – под водой он провел не меньше трех минут, быть может больше и это было ощутимо, что творилось с легкими Тарантино он предпочел не представлять.
- Ты боишься что я могу заскучать? – усмехнувшись поинтересовался Монтанелли у «утопленницы» перед тем как поплыть к берегу. В своих силах он не сомневался, но приходилось все время оглядываться на террористку – о ее способностях пловца мужчина осведомлен не был. Уже у берега, в тот момент когда мужчина вылез из воды он внезапно понял, что замерз.
- Что не так с твоей машиной? – поинтересовался мужчина. Он бы скорее поверил в то, что кто-то поработал с тормозами кадиллака, чем в то, что испанка решила покончить с собой. У них случались недопонимания, однако идиоткой он ее не считал никогда.
«Конечно она не идиотка – не она ведь прыгнула с моста в одной рубашке». В пиджаке остался и его телефон, а кобура, рядом с машиной в которой были ключи наверняка заинтересовала бы проезжавшего мимо кретина, который решит поиграть в гангстера. Был спокойный тихий ветер и Агата снова одним своим присутствием умудрилась свести его на нет.
«Одним своим присутствием», - повторил про себя Энзо, ловя такси, которое так кстати оказалось рядом, когда они вышли на дорогу.
«Похоже завтра я буду не в лучшей форме», - подумал Монтанелли, заведомо предрекая простуду.

+1

4

Говорят, что перед смертью вся жизнь проносится у тебя перед глазами. Ты вспоминаешь свои взлеты и падения, свои ошибки и победы. За миг понимаешь где оплошал и чего недоделал. Жалеешь быть может...
Что увидела я? Пелену воды и смазанную тушь, что текла по глазам, не более. Вода попадала в нос и рот, от этого драло горло. Я слышала, что можно утонуть даже в стакане воды. Я бы могла утонуть до того как машина полностью затонет, если бы не... Винцензо?
Далее я плохо понимала, что происходит. Не помнила своих мыслей и почему так ничего и не сделала до сих пор, чтоб спастись. В салон резко хлынул поток воды, я едва успела задержать дыхание, только и не надеялась, что моих ненатренированных легких хватит для того, чтобы доплыть до поверхности. Я уже не говорю про дикий холод, от которого у меня немели ноги.
Энзо проткнул подушку, и я могла сделать рывок вверх. Далось это тяжело, помог Монтанелли, что тянул меня за собой как мешок. Какая глубина? Метров шесть? Я знаю, что река Сакраменто имеет и более глубокие участки, но даже этого было достаточно, чтобы уши трещали от давления. На какой-то момент я отпускаю руку Энзо. Парю в воде. Легкие давит, в ушах звенит, тяжесть сапогов, куртки и воспоминаний тянет вниз. На долю секунды я задумалась о том как оказалась в этой ледяной реке. Кажется, мне привидился отец. Можно ли считать это знамением, ведь мой папа умер уже как 9 лет...
Я мысленно попыталась разделить водную пучину на две части, на два мира, где на дне меня ждали мама, папа, друзья, покой и то, ради чего мы все боремся - конец. На поверхности... осталось дело, за которое мне дадут три пожизненных, товарищи, которые того и гляди кинут в яму со львом, нелюбимый мужчина, сын... Аарон...
И если первые три пункта не внушали мне оптимизма, то ради сына я готова была продолжать бой и снова попробовать написать свою сказку.
Выныриваю. Жадно вдыхаю воздух. Следом тут же вырывается кашель, он обдирает горло похлеще перченой водки. Сапоги, наполненные водой, тащат вниз. А я ведь и так плавец не ахти. Научил меня плавать, ну, точнее не идти тут же ко дну, Данте. Он тогда еще не верил, что средиземноморская девчонка не умеет плавать, посему сбросил меня в бассейн. Когда я пошла топориком ко дну, тогдашний андербосс забил тревогу. С того момента он и начал меня и Аарона учить плавать. Довольно успешно, раз я еще жива.
- Что не так с твоей машиной? - спрашивает Энзо, сбивая дыхание.
Мы выползаем на берег. Любое дуновение ветра вызывает острую боль по всему телу. Меня жутко трясло и я на автомате кутаюсь в свою мокрую куртку.
- Надоела - заикаясь ответила я, смотря на мужчину округлившимися глазами. Я все еще не понимала как я оказалась на суше, а не погребенная вместе со своим алым кадиллаком.
Поднявшись на ноги молча последовала за Энзо, надеясь, что у него есть ответы. В мою мокрую голову от холода никакие мысли не приходили, я боролась сама с собой.
Каким образом таксист взял к себе двух промокших ребят, я даже не поняла. Просто ухнула на заднее сиденье и пыталась согреться. Вопрос о том куда мы едем также не волновали. Я просто засыпала от бессилия и никчемности.
Фигово ощущать себя не больше, не меньше, а флегматичным планктоном.
Когда мы оказались в квартире Монтанелли, я тут же опустилась на пол, прислоняясь к стене. Сжимаю пальцами рукава своей куртки, с которой стекала ручьем вода, образуя подо мной мелкое озеро с грязью. Зубы стучали друг о друга, а ног я уже не чувствовала, покалывали только пальцы рук. Или не легче, а печальнее, еще никогда в жизни так не замерзала. Думаю Энзо тоже.
- Иди первый - в душ греться - не хватило у меня сил договорить, но оба поняли, что я имею ввиду. С тем, чтобы поблагодарить итальянца за спасение я пока молчала.
Дотянулась рукой до замка на сапогах, желая их снять, но пальцы не слушались. Мне никак не удавалось удержать эту чертову мелкую застежку. Я опустила руки, поняв, что дико устала.

+1

5

Глупо надеяться на то, что именно в тот зимний день, когда ты захочешь спасать кого-то из воды в зимний день она станет теплой. В машине Энзо молчал и не проронил ни слова кроме названного таксисту адреса. Агате показалось странным что он взял двух вымокших людей, подручный же знал, что одна мокрая сотенная купюра все равно лучше пары сухих двадцаток – как ни крути. Больше денег у него не оставалось – остальные купюры лежали во внутреннем кармане пиджака. Там же был его мобильный, его ключи да в общем-то весь набор среднестатистического человека остался на мосту. Но грустить об этом было поздно. Уже в лифте мужчина поблагодарил себя за то, что лифт вместо обычного замка как во многих пентхаусах был оборудован цифровой панелью. Набрал – поехал, все просто. Оказавшись в квартире мужчина на какое-то время забыл о приличиях и спешно снял с себя промокшую рубашку, которую и без того насквозь продувал холодный ветер.
- Иди первый
- Иди ты, - промолвил Энзо. Хотел было добавить куда, но вовремя остановился и фраза прозвучала как просто приглашение принять душ. Ванной у Монтанелли не было прост потому, что ему некогда было в ней нежиться. Он постоянно куда-то ездил, ходил, встречался, договаривался, делая перерывы только на неполный сон и кофе. Многие говорили, что у Энзо дурной характер, но можно было с полной уверенностью сказать, что поживи они с месяц в темпе подручного и их нрав испортился еще сильнее.
- Луиджи? – спросил мужчина в кои-то веки разговаривая по домашнему телефону. -Съезди на мост, забери мою машину. И плащ… и документы. Потом объясню, - с этими словами подручный поставил трубку на место и сняв с себя брюки, носки и туфли облачился в футболку и первые попавшиеся на глаза штаны, которые на удивление не были похожи на строгие брюки.
- Что? – поинтересовался андербосс у террористки, рассматривающей его возле двери в ванную.
- И ты уверена, что я живу в костюме? – усмехнулся он. Шагнув внутрь комнаты с заветной душевой кабиной он бросил вещи в стиральную машину, засыпал порошка и включил стирку, рубашка же в отличие от брюк отправилась в помойку – проще было выбросить чем отстирать грязь из реки от белого шелка.
- Вперед, - выходя обратно в коридор распорядился Монтанелли, толи на правах хозяина, толи на правах второго человека в семье. За последние дни в его доме стало появляться необычно много народа, по крайней мере для квартиры где сам хозяин бывает пару раз в неделю. Со времени последнего визита Агаты квартира претерпела некоторые изменения – там был новый журнальный стол, новая тумба, обшивку дивана же оказалось возможным восстановить, разве что сабли теперь были надежнее закреплены в ножнах – мало ли кому еще захочется на них посмотреть. Помыв руки мужчина нашел на кухне тесто, которое планировал использовать для приготовления пиццы. Решив не откладывать он помыл руки и приступил к готовке. Времени хватило как раз на то чтобы нарезать ингредиенты Когда же Агата вышла из душа то застала хозяина квартиры задумчиво подбрасывающим тесто, как это обычно делают шеф-повара в ресторанах. Но самом же деле этот финт мужчина использовал толи потому что задумался, толи чтобы покрасоваться. Особой необходимости в нем не было.
- Уже готова? Кофе в кофеварке. Хочешь помочь – свари грибы, я их вечно передерживаю, - с этими словами мужчина отправился сначала в спальню за полотенцем, а потом в душ. Уже через десять минут он снова стоял на кухне разве что с мокрыми волосами и все в том же наряде.
- Может ты все-таки расскажешь мне зачем утопила машину? – поинтересовался мужчина, укладывая ингредиенты на тесто.
- И самое главное – зачем ты решила утопиться вместе с ней? – мужчина говорил вкрадчиво в ритм с укладыванием продуктов на тесто. Наконец все было готово, можно было отправлять в духовку и слушать душещипательную историю испанки. Он очень надеялся, что она ее расскажет, это был пожалуй единственный повод не выкинуть ее из квартиры, негодуя по поводу испорченного вечера.

+1

6

- Иди ты - не видя смысла сопротивляться, так как желание согреться пересилило всю вредность, все принципы, всю вежливость, я поднялась и отправилась следом. Пока Винцензо раздевался, одевался, включила кран и сунула руки под воду.
Жутко больно. Все ведь в свое время замерзали в колючую зиму, все знают какого это выходить без перчаток? И как потом трещит кожа, когда начинает согреваться. Я зажмурила глаза, шипя под нос и чувствуя, что вот-вот и хлынут слезы.
Открываю глаза, оглядываясь на мужчину. Ого, в его гардеробе есть футболки? А мне представлялся его шкаф из костюмов одного цвета, одного размера и одного фасона.
- И ты уверена, что я живу в костюме?
- Я думала, ты в них также спишь - ответила я, пытаясь пошутить, но вышло сухо. Единственное чего я ждала, чтобы Монтанелли оставил меня скорее наедине с душем. И несмотря на то, что у меня дома есть красивая ванна, располагающая к глубоким мыслям, принять за полтора месяца мне ее не выпало чести. Сомневаюсь, что выпадет и потом. От глупого лежания и созерцания белого потолка, мне быстро становится скучно. Хотя пару раз, еще в Нью-Йорке, я брала с собой игрушечный лайнер, воображая, что он, пробираясь через блестящую пену, плывет через туман. И, конечно, в конечном счете терпел крушение. Мои корабли всегда идут ко дну. Машины, похоже, тоже. Да и я туда же... к черту.
Ботинки полетели прочь, на кафельном полу уже остались грязные следы. Куртка, по которой тоже плакала помойка, полетела майонезным шлепком вслед.
Энзо вышел. Я разделась полностью, складывая одежду в углу, и включая душ.
- АЙ! Maldición! (*Проклятие!) - воскрикнула я, сжимаясь в комок от горячих капель. Отогревалась потихоньку, все больше поворачивая кран с красным маркером.
Как приятно осознавать, что все твои части тела по прежнему отвечают на твои импульсы. Хотя я не питала надежды, что что-нибудь не подхватила в этой адской пучине.
Подставляю лицо под воду, тут же начинаю фыркать и кашлять. Да, блин, кажется эта красивая картинка с тем, как по шее текут капли, срабатывает только в кино.
Я опустилась на пол, обняв озябшие коленки. Еще раз попыталась осмыслить свое бытие, но моя жизнь довольно скучна на счастье и богата на неудачи, поэтому анализирование не принесло мне удовлетворение. Только муки совести за свои поступки, за свои мысли, за свое происхождение, за то, что осталась жива, когда все, кем я дорожила покинули этот мир. И я снова возненавидела все то, что меня окружает. Возненавидела и себя за то, что я пыталась сделать этой ночью на мосту. Или чего сделать не удалось...
Я запуталась. Заблудилась. И мне нужен тот, кто расскажет как жить, куда идти. Кто не будет осуждать, а простой поймет. Но я прошу очень много. Это просто апатия. Все пройдет. Это просто зима. Все пройдет.
Заплакала. Стало жалко убитую тачку. Или себя?

Несколько слов перед войной,
Несколько слов для оправдания.
Я не готов в небо с тобой.
Я не готов, не в состоянии.

Укутавшись в два полотенце: одно на тело, другое на голову, я вышла из душа. Щеки красные, - я словно пыталась согреться еще на несколько лет вперед.
Прохожу на кухню, где перед моими глазами Винцензо подбрасывает мастерски тесто пиццы. Такой трюк я видела в нескольких лавочках в Испании. И от этого стало теплее, что ли.
Прислоняюсь плечом к косяку. Вняв команде Энзо, проводила его взглядом.
Далее налила в чашку кофе, добавила слишком много сахара, но выпила напиток залпом, полагая, что углеводы оградят меня от болезни и придадут сил. Ну, а пока я ждала чудодейственного эффекта, поставила грибы, в душе не представляя как их "передержать" или недодержать. Если дома я и готовила пиццу, то покупалось тесто для пиццы, туда вываливался кетчуп, майонез, помидоры, сыр и колбаса. Поэтому попробовать блюдо от самого андербосса выглядело очень заманчивым.

- Может ты все-таки расскажешь мне зачем утопила машину? - поднял мужчина разговор, который я не хотела затрагивать, так как сама не осознавала своей логике. Иногда просто кто-то или что-то, может демоны, толкают тебя на отчаянный шаг.
Я спустила полотенце с головы на плечи, хватая кружочек помидора с теста и нарушая баланс пиццы.
- И самое главное – зачем ты решила утопиться вместе с ней?
- Кажется, на проезжую часть кто-то выбежал - ложь - И я дернула руль - или я намеренно не стала жать на тормоз?
- А потом... - я задумалась, пытаясь вспомнить себя в тот момент. Иногда такие попытки походили на... черт возьми, раздвоение личности?! Когда мне самой трудно определить зачем я поступила так, а не иначе. А может это называется "сначала делаю, потом думаю". Или я продолжаю сходить с ума. Хотя, по правилу, если безумец признается в том, что он не в себе, значит он здоров. Как пьяница всегда будет отрицать то, что он пьян. Я же не отрицала.
- ... Потом мне стало лень... - та-дам! Вот я и призналась себе и человеку, которому, по правде, срать на всех, что у меня просто не осталось смысла и поддержки.
- Ты это спрашиваешь, чтобы обогатить свой запас занимательных сказок еще одной историей под названием "Я знал девчонку, которая была слишком глупа, чтобы умереть"? - я отвернулась.
А потом закатилась смехом. Смеялась и смеялась, в то время, как Энзо, например, не было весело. Глядя на него я тоже начала мрачнеть. Но продолжала откровенно хохотать, не обращая внимания на блестящие глаза от влаги. Я знала, что если прекращу смеяться, будут опять слезы, как в ванной. Но не желая показаться сумасшедшим Джокером, который нанюхался веселящего газа, быстро закрыла рот ладонями, замолкая.
- Прости - тихо произнесла я сквозь пальцы рук, морща нос, в котором щипало от желания пуститься во все тяжкие истерики.

Кто-то плачет от счастья,
Кто-то смеётся упав -
В жизни столько простых вещей,
Для которых я слишком слаб...

+1

7

На своей кухне Энзо любил чувствовать себя виртуозом, готовя разные блюда. Но что он умел лучше готовки так это разбираться в людях. Мимика, жесты, мимолетное движение глаз – все это говорило о внутреннем мире человека, его эмоциях и переживаниях. И если кто-то не имел понятия как в этом ориентироваться, то Винцензо было их очень жаль.
- Ночью? На мосту? Прохожий? – задал мужчина три вопроса разом с ехидной ухмылкой. Нет, здесь было что-то другое. Неужели испанка в самом деле решила покончить с собой, бросив сына на Декстера? Не похожий на нее поступок. Впрочем, кто знает?
- Если бы я хотел рассказать веселую историю о террористке-утопленнице, то не полез бы в чертову реку в такую погоду, - не менее «дружелюбно» ответил подручный. Многие видели в нем негодяя, но что делать? Специфика работы обязывала. Но вот чего ему действительно не хватало в кухне так это плачущей Агаты Тарантино. После их последней встречи с участием Аарона Энзо вообще думал, что больше никогда не увидит испанку у себя дома, но видимо судьба решила немного пошутить.
- А вот это уже лишнее, - быстро бросил подручный, заметив начинающуюся истерику. К плачу, хохоту и другим неконтролируемым приступам женских эмоций Энзо относился весьма однозначно – он их ненавидел. За несколько месяцев Катрин настолько надоела ему своими скандалами, что никакая искусность в постели не могла возместить итальянцу потерянные нервы.
- Успокойся, ладно? – обняв Агату промолвил подручный. – Держи, - не выпуская женщину из рук Энзо умудрился набрать в стакан воды, который и протянул испанке.
- Ты знаешь, если кто-то вдруг завалит меня в темном переулке – никто даже не заплачет, - без всякой радости произнес андербосс.
- Тебе по крайней мере есть ради кого жить, - вздохнул мужчина и отпустив собеседницу вернулся к приготовлениям. Ингредиенты были уложены безупречно, не хватало только мидий, которые уже жарились и креветок, которые Монтанелли только что поставил на плиту в кастрюле.
- То, что продают сейчас в магазинах это не креветки. Вот из чего надо готовить, - продукты в кастрюле итальянца выглядели столь свежими что казалось, с утра они были еще живыми. Так оно впрочем и было. Где же он берет то над чем экспериментирует на кухне Винцензо никому не признавался. А если говорить честно, то никто его особо и не спрашивал. Обжаренные мидии мужчина мелко нарезал ножом и отправил в пиццу, креветки же оказались слишком большими чтобы помещать их целиком, потому они тоже были порезаны и аккуратно уложены на тесто. Сверху Энзо положил тертый сыр, только что натерев его собственными руками. Теперь можно было отправлять блюдо в духовку и ждать.
- Главное, не перетомить, - глубокомысленно заявил гангстер, размышляя над тем не зря ли добавил грибов в сегодняшнее блюдо. Впрочем, об этом они с испанкой узнают минут через двадцать, если конечно она не подумает закатить истерику еще раз. В этом случае мужчина за себя не ручался.
- Посмотри в спальне одежду. Платьев ты там не найдешь, но все же лучше, чем ходить нагишом. Отправив испанку одеваться мужчина включил телевизор в гостиной. Возможно, по новостям снова начнут передавать вести с его родины, на которой он никогда не был. Меж тем тесто в духовке уже твердело, а сыр начинал запекаться. Вскоре замысел террористки должен был осуществиться – она бы попробовала пиццу от андербосса. Его же больше интересовал вопрос где уложить гостью на ночь. Он сильно сомневался, что после сегодняшнего вечера она поедет домой. Тем более в его одежде, которая мало того, чтобы мужской – наверняка была ей великовата.

+1

8

- Тебе по крайней мере есть ради кого жить - ответил Энзо. Я хмыкнула. Много он понимает.
- И из-за чего умирать - я не стану больше поднимать эту тему, потому что не хочу, чтобы глубоко погружались в мой мир - там черт ногу сломит. Я была подавлена, да, смертью друзей и недостаткам тепла. Но это же не повод вот так заканчивать... Во всем виноваты капля от насморка.
- Одежда. Хорошо - повторила я, чтобы не забыть зачем иду в спальню чужого мне мужчины и роюсь в его шкафу. Не испытывая чувства стеснения, я выудила из закромов серый джемпер длинного покроя. Мне он показался безразмерным, и я решила, что пару лет назад Винцензо весил килограмм сто и боролся с лишним весом, от сюда и эта старая вещица.
Затем достала спортивные штаны, но те слетали с моих бедер, приходилось одной рукой их держать. В таком виде, спотыкаясь о штанины и спрятав ладони в рукавах, я вернулась в гостиную. Нда. Выглядела я странно, зато было тепло и сухо - то, что мне сейчас и требовалось.
- Твои трусы я примерять не стала, сообщаю на всякий случай. Хотя те боксеры с красной полоской мне очень приглянулись. - я попыталась кокетничать, хотя Монтанелли скорее подумает, что у меня фетиш на мужские трусы, чем что я иногда могу казаться женственной и красивой. Хм. Ну да, явно не в этом наряде.
- Как там пицца? - я уже предвкушала как склюю с теста все креветки и грибы
- А пить что будем? Я бы не отказалась от чего-нибудь крепкого и вкусного.
Когда пицца сготовилась, мы перебрались в гостиную. Я заметила, что итальянец так и не выкинул диски с мультиками, которые купил ему, когда Аарон потерялся.
- Давай посмотрим "Алладин" или "Покахонстас". "Титаник" я тебе не предлагаю. - ну, да, я могу от случая к случаю глянуть мультфильм или драматичное кино, где все умирают. Больше я любила фильмы-катастрофы, но катастроф на сегодня хватит. Титаника, думаю, тоже. Я забралась с ногами на диван, подтянула к себе журнальный столик, смею заметить, новый, и смело начала складывать на свой кусок креветки с пиццы.
- Я потерпевшая, мне нельзя нервничать. Иначе я начну плакать - предупредила я мужчину, чтобы он не думал что-то высказывать по поводу моего неуважительного отношения к пицце.
- За Новый год? - предложила тост, вспоминая, что в прошлую встречу, что состоялась второго января, мы даже не поздравили друг друга.

0

9

- Вот и ходи без них, - усмехнулся Монтанелли, глянув на Агату. Ее кокетство носило весьма грубый, чуть угловатый характер. Хотя в ее простоте и прямоте тоже была своя прелесть. По крайней мере, от нее подлости он ждал чуть меньше, чем ото всех остальных, что не так уж и плохо для человека, который доверяет только горстке своих людей да пуэрториканке.
- Пицца почти готова, - весьма доброжелательно для высокомерного, презирающего всех сноба ответил Энзо. Так себе его представляла террористка? Достав лакомство из духовки и перенеся ее в гостиную мужчина почти сразу об этом пожалел. Увидев вандализм, который испанка устроила с его небольшим кулинарным шедевром, подручный чуть не пришел в праведный гнев, но вовремя вспомнил о том, что не налил себе выпить. В этот раз он достал бутылку коллекционного вина. В конце концов что так подчеркнет вкус итальянского блюда как не подобного рода напиток?
- Хватит с меня сегодня Титаников, - усмехнулся гангстер, хотя по масштабу сегодняшней трагедии вечер напоминал скорее Перл-Харбор.
- Я похож на любителя мультиков? – со всей серьезностью поинтересовался Винцензо. Конечно, он не был против того, чтобы насладиться творениями художников, тем более что в его детстве не было почти ничего кроме глупой мыши в больших ботинках, но кричать об этом на каждом углу подручный не видел смысла.
- Ты что, русская? – с недоумением посмотрев на Агату поинтересовался гангстер. На его памяти только эта народность праздновала новый год с большим размахом, нежели рождество.
- За твой второй день рождения, - предложил мужчина и стукнул своим бокалом по бокалу Тарантино. Он не знал на что пал выбор гостьи, сам он в мультфильмах разбирался примерно так же как Марго в вышивке крестиком или Гвидо в компьютерах.
- Оставь хотя бы кусок начинки на этой чертовой пицце, - устало потребовал подручный уже после десяти минут после начала просмотра. Сам он успел забрать себе всего кусок, но меж тем почти все остальное перекочевало на кусок Агаты, которая была просто уверена, что хозяин квартиры приходит в неописуемый восторг от поедание голого теста.
- Купила сыну хомячка? - поинтересовался вдруг Энзо. Он даже проникся симпатией к этому маленькому вандалу, который разнес его квартиру.
«Весь в тебя», - усмехнулся Энзо, заметив, что испанка не унимается.
- Я тебе руки отломлю, - перехватив ладонь Таты у запястья заявил андербосс. – Ешь как все нормальные люди, - отпустив женщину и сделав глоток из бокала потребовал Монтанелли.
- Кстати, теперь к счету за мебель прибавь костюм и доставку машины, - усмехнулся итальянец. Он был не настолько жадным, чтобы выставлять своей гостье счет. Но он надеялся, что хотя бы если речь зайдет о деньгах она остановится и перестанет калечить пиццу, извлекая креветок с нескрываемым удовольствием.
- Я тебя сам утоплю. Сейчас оденусь, отвезу на этот чертов мост и брошу в низ ей богу, - вздохнул Винцензо и переключил внимание на мультфильм. Агата была безнадежна. Поняв это он отобрал у нее блюдо с пиццей и поставил на тумбу справа от себя.
- Теперь все операции с едой строго через начальство, - заявил он, прибавляя звук, который должен был заглушить недовольство подчиненной.

0

10

- Я похож на любителя мультиков? - вопрос явно носил риторический характер, но я нашла, что ответить.
- А я разве похожа на террористку и мать в одном лице? - пусть тоже подумает над, что на самом деле все не так, как нам кажется. И та, кто находит в себе смелость постоянно кидать острые словечки, иметь на все свое мнение, на самом деле просто защищается. Но далее затрагивать эту тему я не стала, не думая, что Винцензо меня поймет. Впрочем, на понимание людей я давно уже не рассчитывала, так как сама не могла разобраться в себе.
- Ты что, русская? - что опять за камень в мой огород? Я заметно помрачнела, опустив взгляд в бокал вина. Новый год я любила больше. Ведь если Рождество это праздник семейный, то встреча Нового года носит больше публичный характер. А так как я лишена семьи, с 17 лет мне только и оставалось, как слушать бой колоколен на главной площади Барселоны, и с каждым ударом съедать по виноградинке, загадывая желание.
- За твой второй день рождения - за мою седьмую жизнь - подсчитала я, делая глоток. Странно, но вкус коллекционного, дорогого вина на меня не произвел впечатление. Может иногда за красивой биркой и громким названием скрывается обычный уксус? Я, конечно, сейчас не о напитках говорю, а о людях как они есть.
- Купила сыну хомячка?
- Нет. Вряд ли его отец обрадуется, что Аарон принес домой живой подарок от мамы. - ведь Декстер понимал, что за живностью сын следить не будет, и вся ответственность ложилась на его плечи. А мой бывший на этот счет был черств, и сразу дал понять, чтобы живых созданий ребенку я не дарила. Вот так и приходиться покупать внимание Аарона пластмассой или логическими играми. Впрочем, на Новый год, который мы провели вместе я подарила мальчику калейдоскоп ручной работы, это заняло его на часа два.

Энзо все не мог успокоиться по оводу моего обращения с пиццей. А я искренне не понимала, почему надо делать так как нужно, а как не нужно делать нельзя.
- Я тебя сам утоплю. Сейчас оденусь, отвезу на этот чертов мост и брошу в низ ей богу
- Надеешься, что я буду сопротивляться и доставлю тебе это удовольствие? - наверно, если андербосс и правда решит меня, как Му-Му, утопить, мне даже не хватит сил и желания этому противостоять.
- Теперь все операции с едой строго через начальство
- Ты можешь хоть иногда не быть таким засранцем? - вопрос, опять же, риторический, но с призывом к действиям. - Может ты тоже хочешь мой супер-кусок? - нет, ну может все эти ворчания из зависти по поводу моих пяти креветкам на тесте? Я сложила кусок в руке поудобнее и с закадровым "жжжжжуууууу", начала нараспев:
- Летим самолетик, прям к Энзо в ротик... - так я раньше кормила Аарона, когда он артачился есть обед и хватался за сладкое. И он соглашался, хотя в этом возрасте был уже далеко не наивным и на шутки про самолетик не должен был бы верить. Ему просто нравилось как я пою. И зачастую он приносил мне гитару, чтобы я что-нибудь спела перед сном. Вместо сказок у нас были песни.
Я перевела взгляд на часы. Время не просто позднее, время неприличное.
- Закажи мне такси, я уже поеду. Спасибо за душ и одежду - может кто-то и считал меня хамоватой, не способный увидеть то, что скрыто под панцирем, но за добро я всегда отвечала вдвойне. И может когда-нибудь Монтанелли понадобиться моя помощь, и если он будет не слишком горд, чтобы о ней попросить, я его поддержу.
А на сейчас единственное, что я могла сделать, это освободить холостяцкую квартиру и пообещать, что верну с курьером в целости и сохранности его вещи, которые сейчас на мне.

+1

11

И все-таки итальянец с испанкой были слишком разными, несмотря на то что занимались по сути одним и тем же делом, работая на семью. Там, где она видела обидные подколы Энзо еще даже не собирался ее обижать. Вот слова, адресоанные Фрэнку несколько недель назад были обидными, а пицца и «русская» - мелкие дурачества.
- Я не понимаю твоего нежного отношения к этому кретину, - пожал плечами Монтанелли, который как всегда был в курсе того, что происходило в жизни членов его мафиозной семьи.
- Давно бы уже взяла да отсудила сына. Не отдают – увезла папашу в темный подвал и начала бить по почкам, пока не откажется от родительских прав, - откусив кусок от пиццы предложил гангстер. Конечно, если Агата хотела больше времени проводить с сыном, то все было просто. Но и у этой медали было две стороны.
- Или ты боишься, что с тобой паренек не успеет вырасти? – осторожно поинтересовался подручный. По членам семьи Торелли в последнее время как никогда часто стреляли. Энзо, в отличие от всех остальных ее представителей было гораздо проще – он был одинок и у его врагов не было шанса оказывать на подручного давление, похитив кого-то из близких. Особенно, учитывая то, что почти вся его кровная родня состояла в мафии.
- Удовольствие ты мне доставишь, если не будешь сопротивляться, - усмехнулся Монтанелли, который не любил все усложнять. Для него убийство было просто убийством и даже месть наставнику не вышла за рамки пары пуль, как наказания за собственные проступки. Энзо хотел еще что-то сказать, но в тот момент «самолетик» влетел к нему в рот, лишив не только дара речи, но и на пару минут способности дышать.
- Вы меня когда-нибудь точно прикончите, - рассмеялся гангстер сразу после того, как откашлялся. В самом деле – семья Тарантино была не самым мирным и беспроблемным семейством, но в этом было и что-то интересное, искреннее, а искренность в их время и в мире, котором жил подручный с террористкой встретить было сложно.
- Куда ты собралась? – поинтересовался андербосс, удивленно посмотрев на свою гостью.
- В такое время и в таком виде, - добавил он покачав головой. Не хватало еще, чтобы ключевую персону семьи по дороге кто-нибудь ограбил, предварительно ударив чем-нибудь по голове. О том же что еще могут сделать в большом городе с красивой женщиной после заката думать не хотелось. Да, Агата была привлекательной, да только Винцензо никогда не расценивал ее как партнера для чего-то большего, чем дружба. Сама по себе она была похожа на Крис с ее непосредственностью и остротами. Разве что Крис в отличие от Агаты никогда не ошибалась – она сразу била в челюсть, не особо задумываясь о последствиях.
«Ох уж эта испанская кровь», - подумал про себя итальянец, осмотрев террористку с ног до головы.
- Ляжешь на диване, в разложенном состоянии он не так уж плох, - пожал плечами подручный. По его разумению диван, который стоил больше тысячи долларов не мог быть плох по определению.
- К тому же тут есть телевизор. И до кухни недалеко, - добавив еще пару преимуществ Винцензо задумался, словно понимал, что что-то забыл.
- И нет, я не могу не быть таким засранцем. Вся доброта и понимание в нашей семье достались Гвидо, - ответил он на заинтересовавший Тарантино вопрос, хоть и ответил с опозданием.
- Еще претензии в мой адрес? – поинтересовался он. Его не удивляла непосредственность, с которой его подвергают критике. В семьи любили поговорить о его недостатках, вот только каждый раз, когда у них возникали проблемы и они обращались за помощью забывали после говорить спасибо.

+1

12

Я села обратно на диван. Вообще-то, меня не пугало ни время, ни мой вид. Отчего-то я с детства была уверена, что со мной никогда не случиться ничего плохого. Меня никогда не обворуют, не убьют ради кошелька с парой долларов; никогда не изнасилуют, не подкараулят в темном углу. Я веровала, что все неприятности обойдут меня стороной. Исходило это от уверенности, что я за себя смогу постоять. К сожалению, это не уберегает от удара в спину. Но сегодня мне явно безразлично на то кто меня огреет кирпичом пока я буду ловить такси.
- К тому же тут есть телевизор. И до кухни недалеко.
- О, ну наличие кухни, конечно, меняет дело. У меня-то дома ее нет! – ирония вырвалась сама собой, но не злобно. Придется смириться с тем, что сейчас я вызываю только жалость и показаться гордой и сильно, вздернув нос вверх и удя в ночь, у меня не получится.
- Еще претензии в мой адрес?
- У меня нет к тебе претензий – вот уж чего я старалась избегать, так это пустых обвинений. Люди такие, какие есть, и вместо того, чтоб разгонять пыль словами, можно просто уйти. Но все становится иначе, когда человек обретает значимость для меня, - тогда я готова «учить его жизни». Энзо же пока не входил в список тех, кому я могла присесть на шею и начать поучать. Думаю, для него это было и лучше.
- Вообще-то – начала я после некой паузы, которая показывала, что я все-таки остаюсь. – В суде не все так быстро решается. Мы с Декстером судимся еще с ноября – как только я вернулась с операции по восстановлению слуха. Это тебе не машину в крeдит взять – вздохнула я. – И я не могу вот так просто взять и начать ему угрожать. В конце-концов, он отец моего ребенка и когда-то между нами, как это называется, горел огонь. – я усмехнулась, думая, что все эти чувства остались далеко позади. Стерты, позабыты. Хотя новогодняя ночь была неплохой, словно новое знакомство, пусть человека и знаешь очень давно.
- Ну, и … да, в том деле, в котором мы вертимся очень страшно брать за кого-то ответственность. – но, так уж повелось, что все любили рисковать: и Донато, когда решили завести детей, и Марго, когда привезла сюда своего пятилетнего сына, и даже  Санчес, которая была на сносях. И я…
- К сожалению, я уже сталкивалась пару раз с тем, что через Аарона на меня оказывали давление – о том, что моего ребенка похищали и угрожали его жизни, я не хотела лишний раз вспоминать и говорить. Хотя мы с Винцензо все равно уже разговорились, затрагивая темы личные.
Я перевела взгляд на телевизор и нахмурила брови. Щелкнула по пульту, чтоб устранить раздражающий меня звук. И дело не в том, что из ТВ звучала невыносимая мелодия или тупые диалоги главных героев. Дело в том, что мне захотелось тишины. Мне захотелось снова стать глухой и вернуться в свою Страну Глухих. Оказывается без навязчивых демонов скучно. Я попыталась быстрее отогнать эти опасные мысли. Ведь как говорится, бойся своих желаний, они имеют свойство сбываться...
- Ну, а тебе? Разве никогда не хотелось от кого-то зависеть? - наверно, я уже изначально ставлю не так вопрос, имея под этим "разве не хочется любить и быть любимым". Но отношения для меня имеют крайне странный оттенок, который я не всегда хочу затрагивать. Или не умею об этом говорить. Зато и выяснение отношений с устраиванием истерек любовники мои видели редко, обычно я просто ухожу.

+1

13

- Ты можешь хоть иногда не быть такой язвой? – поинтересовался итальянец, явно передразнивая свою собеседницу. Агата забавляла своей способностью начать дерзить любому человеку в любой ситуации, но по мнению подручного до добра бы ее это точно не довело. Что уж говорить, сам андербосс порой не позволял себе высказывать все что думает в адрес некоторых людей. Не потому что боялся, просто во избежание лишних проблем. Что бы там не думал дядя – его племянник отнюдь не был полоумным, иначе просто не дожил бы до своих лет.
- Ну хоть у кого-то нет ко мне претензий, - кивнул Монтанелли. Испанка оказалась полезным союзником, особенно учитывая информацию, которую она раздобыла о Шляйхере.
- Да, ты права. С машиной все гораздо сложней. Наверное, - ответил Винцензо, который при слове «крeдит» машинально начал искать глазами словарь, с этим явлением природы ему сталкиваться не приходилось.
- Я вас не понимаю, - пожал плечами Энзо. – В мире не меньше миллиарда мужчин. Огонь у нее горел, - подручный и раньше рассуждал об отношениях между мужчиной и женщиной, но сейчас его скептические заявления звучали не так уверенно. Хотя невооруженным ухом и не зная Энзо понять это было довольно трудно.
- В том деле, в котором мы крутимся страдают в основном те, кто рядом с нами, - подытожил Винцензо, посмотрев в глаза своей собеседницы.
- Нет, зависеть от кого-то я не хотел точно, - пожав плечами ответил мужчина, посмотрев на часы. Время из неприлично позднего плавно перемещалось к отметке, после которой выспаться поутру будет просто невозможно. А Если Агата могла сказать, что заболела, покалечилась или просто потеряла настроение, то второму человеку в семье с этим гораздо трудней. Стоило моргнуть глазом и Альтиери перейдет от слов к действиям, в этот момент Монтанелли должен быть готов. Удалившись из комнаты и оставив испанку в гордом одиночестве мужчина вернулся с постельным бельем, которое положил на диван и в последний раз взглянул на свою гостью.
- Устраивайся удобно, чувствуй себя как дома и если будешь смотреть боевики – не делай слишком громко. Еще копов в моей квартире не хватало, - мужчина однажды проверил свою акустику, потому знал о чем говорил.
- Доброй ночи, русалка, - бросил на прощание итальянец уже стоя спиной к своей темпераментной гостье. Было даже немного странно, уже вторая женщина появлялась в квартире гангстера, но не была им соблазнена и если с Сабриной все было понятно, то Агата явно наносила урон статистике. Впрочем, вели эти подсчеты обычно те члены семьи, которым не хватало своих удовольствий в жизни, Энзо же никогда не любил трепаться на подобные темы да и в общем-то трепаться вообще. Где-то в другой комнате послышались звуки шагов, которые после затихли. Если бы Агата была ближе то услышала бы как перезаряжается затвор пистолета, который после лег под подушку. Вскоре в доме все стихло. Подручный явно отправился спать, а гостье предоставили выбор последовать его примеру или занять себя чем-то еще.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Я погружаюсь на самое одно. Обратно в свой мир